Libmonster ID: RU-16817
Author(s) of the publication: В. В. Шелохаев

Имя Николая Виссарионовича Некрасова - депутата Государственной думы, члена ЦК конституционно-демократической партии, министра Временного правительства - вплоть до 70-х годов было известно лишь довольно узкому кругу историков-профессионалов, изучающих политическую историю России начала XX века. При этом в монографических трудах отражены лишь отдельные фрагменты партийной и думской деятельности Некрасова, занимавшего, как известно, особую позицию в руководстве кадетов по ряду программных и тактических вопросов. Ни в специальной, ни тем более в справочной литературе не содержалось каких-либо сведений о судьбе Некрасова после 1917 года. В какой-то мере непроницаемая завеса о дальнейшем жизненном пути Некрасова приоткрылась в 1974 г. с выходом в свет книги H. H. Яковлева "1 августа 1914".

Этого автора интересовала не судьба Некрасова как таковая, а те сведения о деятельности масонов накануне Февральской революции 1917 г., которые отразились в следственных делах НКВД. Яковлев истолковывал их в заранее заданном ключе и под определенным углом зрения. Уже само название книги представляло ее как антитезу роману А. И. Солженицына "Август 1914 года", интерпретация же показаний Некрасова служила одной цели: разоблачению диссидентского движения в СССР и обвинению его в связях с западными спецслужбами и, следовательно, в антинациональной и антигосударственной деятельности.

Книга Яковлева встретила настороженное отношение в научных и общественных кругах. Тем не менее она инициировала интерес к масонству в России начала XX в., а косвенно и к имени самого Некрасова. Характерно, что в 3-м издании БСЭ впервые появилась небольшая статья о нем, лапидарно фиксирующая основные вехи его жизненного пути вплоть до 30-х годов. Более обстоятельные справки появились в биографических словарях "Политические деятели России. 1917" (М. 1993) и "Политические партии России. Конец XIX- первая треть XX века" (М. 1996); в 1996 г. увидела свет первая специальная статья о дореволюционном этапе его деятельности 1 . До сих пор, однако, нет развернутого биографического очерка, многие важные эпизоды жизни Некрасова оставались неизученными, а фактических неточностей в литературе встречается, к сожалению, немало.

Николай Некрасов родился 20 октября 1879 г. в Петербурге в семье


Шелохаев Валентин Валентинович - доктор исторических наук, профессор, Российский независимый институт социальных и национальных проблем.

стр. 80


священника. К сожалению, не удалось выявить подробных сведений ни о его родителях, ни о его детских и юношеских годах. Известно лишь, что его отец, В. Я. Некрасов был протоиереем, законоучителем в петербургской 10-й гимназии (где и учился Николай), пользовался уважением в церковных кругах. Он умер в Петербурге в 1916 году. Мать Николая А. Ф. Некрасова воспитывала пятерых детей. После революции она жила первоначально в Харбине, но умерла в Ленинграде в 1935 или 1936 году. Братья получили высшее образование; Петр служил чиновником, Михаил стал хирургом, а Александр педагогом. О сестре Лидии ничего не известно.

Сам Николай в мае 1897 г. окончил гимназию с золотой медалью и поступил в Институт инженеров путей сообщения. В июне 1902 г. он получил диплом инженера путей сообщения "с правом составления проектов и производства всякого рода строительных работ и с правом на чин коллежского секретаря при поступлении на государственную службу".

Судя по воспоминаниям кн. В. А. Оболенского, в студенческие годы Некрасов "не только не проявлял никакого радикализма, но принадлежал к группе студентов весьма правых политических настроений" 2 . Насколько прав Оболенский, который познакомился с Некрасовым в конце 1905 г. в Крыму, сказать трудно. Но до декабря 1904 г. в распоряжении Департамента полиции не было сведений об участии Некрасова в революционных организациях и какой-либо нелегальной деятельности.

После окончания института Некрасов был приглашен в Томский технологический институт им. Николая II, основанный в 1900 г., преподавателем по инженерно-строительному отделению. В течение 1902 - 1903 учебного года исполнял различные обязанности и как лектор, и как руководитель студенческих практических занятий. В 1903 г. институт командировал Некрасова на два года за границу (в Германию, Швейцарию; там он жил на стипендию в 2 тыс. руб. в год) для подготовки к профессорскому званию по кафедре статики сооружений и мостов. Возвратившись в Томск, он представил диссертацию "К теории ферм с жесткими соединениями в узлах" и был с августа 1906 г. избран и. о. экстраординарного профессора инженерно-строительного отделения; читал лекции по строительной механике и мостам, опубликовал брошюру по теме диссертации 3 . С сентября 1906 по март 1908 г. Некрасов являлся секретарем инженерно-строительного отделения.

По данным полиции, еще во время стажировки в Швейцарии в 1904 г. Некрасов сблизился с эсерами, поддерживая одновременно связи с либералами. Циркуляром Департамента полиции от 18 декабря 1904 г. за ним было установлено негласное наблюдение. Представляется, однако, что сведения Департамента полиции о партийной принадлежности молодого инженера к эсерам неточны. Некрасов был участником "Союза освобождения", примыкая к его левому крылу. По возвращении в Томск он участвовал в организации группы "Академического союза" в Томске, придерживавшейся либеральной ориентации, в конце 1905 г. - в педагогической и студенческой забастовке, в сходках и митингах преподавателей и студентов. После прекращения занятий в институте Некрасов в связи с болезнью жены временно переехал в Ялту и задержался там из-за революционных событий.

В Ялте же он вступил в кадетскую партийную организацию, быстро выдвинулся на первые роли и был делегирован на губернский съезд партии, где и избран делегатом на III съезд партии народной свободы. Вспоминая о своих встречах с Некрасовым в Крыму, Оболенский писал: "Молодой, энергичный, румяный... с красивыми, несколько мистическими, синими глазами, обладавший даром слова, он легко покорял не только женские сердца, но производил обаятельное впечатление и на мужчин искренним тоном своих речей и добродушной простотой обращения" 4 .

На III съезде кадетской партии, состоявшемся 21 - 25 апреля 1906 г. в Петербурге, Некрасов выступил с речью по аграрному вопросу и предложил свою резолюцию. Считая неприемлемым лозунг национализации земли, он заявил себя сторонником идеи постепенного упразднения частной

стр. 81


собственности на землю. "В настоящий момент, - говорил Некрасов, - перед нами задача не в национализации земли, а в том, чтобы провести такую земельную реформу, которая достаточно широко удовлетворяла бы интересы крестьянской массы, не связывая вместе с тем рук будущей Думе, которая будет избрана всеобщим, прямым и равным голосованием". Исходя из этого тезиса, он предложил следующую резолюцию: "III делегатский съезд партии народной свободы, приняв проект основных положений аграрной реформы для проведения ее в нынешней Думе, признает ее первым шагом к полному уничтожению частной собственности на землю; окончательное же решение этого дела считает необходимым предоставить Думе, избранной всеобщей подачей голосов" 5 .

Первое же выступление на кадетском партийном форуме выдвинуло Некрасова в число потенциальных партийных лидеров, способных оперативно оценивать политическую ситуацию и вместе с тем идти в русле общепартийной линии. При формировании ЦК он был внесен в дополнительный список кандидатов в члены ЦК и получил 52 голоса из 184, оказавшись в списке на 9-м месте. При окончательном голосовании он в состав ЦК не прошел 6 , тем не менее с этого момента Некрасов оказался в поле внимания партийного руководства.

Осенью 1906г., возвратившись в Томск после возобновления занятий, Некрасов стал одним из организаторов и идейных лидеров местного кадетского комитета, который рекомендовал его кандидатуру в депутаты III Государственной думы; он и был избран депутатом от Томской губернии. В 1908 г. Департамент полиции расценивал Некрасова как "личность политически неблагонадежную" 7 .

Наряду с преподаванием в Томском технологическом институте и публикацией научных статей он вел агитационную и пропагандистскую работу среди преподавателей и студентов, городского и сельского населения, публиковал статьи на политические темы в газете "Сибирская жизнь", участвовал в избирательных кампаниях. Поездки по городам Сибири, установление регулярных связей с кадетскими комитетами других сибирских городов выдвинули Некрасова в число лидеров сибирских кадетов. Избранный депутатом III Государственной думы по кадетскому списку, Некрасов вошел в руководящее ядро думской кадетской фракции, работал в Бюджетной и Финансовой комиссиях Думы. Начиная с марта 1908 г. Некрасова как члена комитета думской фракции все чаще приглашали на заседания ЦК, где он выступал с обоснованием тактики думской фракции по ряду сложных и дискуссионных законодательных проектов и предложений. Его продуманная позиция по таким вопросам, как строительство Амурской железной дороги и открытие порто-франко во Владивостоке, помогла ЦК и фракции выработать обоснованную линию поведения в ходе думских дебатов. 21 октября 1909 г. в ЦК был поставлен вопрос о кооптации Некрасова в его состав, что и произошло 15 ноября на пленарном заседании ЦК 8 .

В 1908 - 1909 гг., по некоторым сведениям, Некрасов приобщился к масонству. Учитывая, что масонская тема достаточно подробно освещена в ряде монографических исследований, обратим внимание на следующее. Во-первых, после поражения революции начался интенсивный процесс распада партийных структур, поразивший и структуры кадетской партии. Во-вторых, ввиду усилившихся конфликтов как между, так и внутри политических партий объективно назрела проблема создания межпартийных объединений, что позволяло бы предотвратить окончательный распад собственно партийных структур и как-то сохранить хотя бы минимум организованных оппозиционных сил, несмотря на неблагоприятную политическую ситуацию. В-третьих, среди не только оппозиционных, но и революционных, радикальных сил стали проявляться объединительные тенденции. Именно такую компенсирующую функцию в условиях третьеиюньского режима и выполняли, хотя бы отчасти, объединения масонствующих политиков, куда входили прежде всего те политические деятели, которые в той или иной степени ощущали заинтересованность в налаживании устойчивых связей с родственными или близкими по духу элементами из других партий

стр. 82


и политических объединений. Именно в рамках подобного рода надпартийных образований, которые нередко принимали вид масонских лож, и предпринимались попытки, с одной стороны, не заостряя собственно партийных разногласий, сохранить хотя бы элементарные связи с остатками оппозиционных политических группировок, а с другой - выработать более или менее близкую позицию. С этой точки зрения попытки ряда авторов связать масонские ложи в России с якобы руководившими ими зарубежными, прежде всего французскими масонскими организациями, а также придать им значение грандиозного заговора против режима не выдерживают критики.

Участие Некрасова в масонских ложах, причем в качестве секретаря, способствовало его осведомленности о деятельности как либеральных, так и революционных организаций, что в свою очередь оказывало влияние на радикализм его поведения уже внутри собственной партии. Если до 1909 г. позиция Некрасова в ЦК кадетской партии мало чем отличалась от позиции таких представителей его левого крыла, как, например, князь Д. И. Шаховской, то после его кооптации в состав ЦК она стала постепенно меняться. Из протоколов ЦК за 1910 - 1912 гг. видно, что Некрасов вместе с Колюбакиным все чаще выступал за созыв партийного съезда и перевыборы ЦК, за налаживание сотрудничества с левыми думскими фракциями, в частности с трудовиками; они настаивали на усилении оппозиционной критики правительства как с думской трибуны, так и в печати. На заседании ЦК 11 марта 1912 г. Некрасов заявил: "Трудовики, не встретив взаимности в с.-д-тах, протягивают руку к.-д-там, не надо ее отталкивать, но и не связывать себя формальными обещаниями" 9 . Вместе с Колюбакиным Некрасов принимал участие в заседаниях думской трудовой фракции в информационных целях.

Однако на заседаниях Думы выступления его имели менее радикальный характер, он предпочитал выступать по специальным вопросам, в частности, о железнодорожном строительстве, шлюзовании Днепра и т. п. На эту двойственность в поведении Некрасова в ЦК и Думе обратил внимание в своих воспоминаниях Оболенский: "Чрезвычайно характерна для него двойственная тактика, которую он применял, когда был депутатом: на заседаниях фракции и ЦК был лидером радикальной оппозиции, отчасти открыто, отчасти в частных беседах постоянно нападал на Милюкова за его умеренность, а в Думе выступал исключительно по деловым вопросам, избегая в своих речах всякой политической заостренности в правую или левую сторону. Это давало ему возможность одновременно слыть умеренным в правых кругах Думы и тайным революционером в левых ее кругах" 10 .

Как депутат от Сибири, Некрасов много занимался проблемами своего края. Выступая за политическое равноправие Сибири и Европейской России, он считал, что это требование логически вытекает из "здоровой идеи государственности", ибо "нет более разлагающей государство политики, как политика предпочтения одной части государства перед другой" 11 . И высказывался за сочетание национального и административно-территориального принципов государственного устройства, не отказываясь при этом от поддержки требований "автономистов" во главе с Г. Н. Потаниным, от идеи областной автономии Сибири 12 . "Один центральный парламент на всю гигантскую Россию, - писал он, - органически не может уследить за местными потребностями всех частей государства... Действительная, планомерная работа над всеми подробностями культурной и экономической жизни такого обширного края, как Сибирь, не может быть осуществлена из центра; единственное целесообразное решение может быть построено на принципе широкой децентрализации, на выделении вопросов местного законодательства в сферу компетенции областных учреждений". По его мнению, областная дума, наделенная широкими правами и действующая в рамках общеимперского законодательства, лучше учитывала бы реальные потребности населения Сибири. С думской трибуны и в печати Некрасов выступал за введение земства в Сибири, защищал интересы ее коренных

стр. 83


народов, настаивал на выделении достаточных денежных средств, принятии законодательных мер охраны коренных жителей от "хищнической эксплуатации", организации медицинской помощи, дешевого кредита, распространении образования. Он считал необходимым "спасти от полной гибели", уберечь от экономического кризиса и разорения "инородческие племена с их своеобразными приемами хозяйства, чтобы своевременным развитием положительных сторон европейской культуры парализовать те отрицательные элементы, которые прежде всего вторгаются в жизнь инородцев при столкновении с новыми нормами культуры" 13 .

Посещая Сибирь в период думских каникул и в порядке депутатских поездок, Некрасов выступал с лекциями и докладами перед своими избирателями. 26 сентября 1907 г. на одном из таких собраний избирателей в Томске он подчеркивал, что кадеты "самым целесообразным и кратким считают путь реформаторского законодательства, а не путь революционный, который показал уже свои плоды" 14 . 22 сентября 1912 г. он прочитал в Томске лекцию "Сибирь и законодательные учреждения", в которой высказался за областную автономию Сибири и обеспечение коренным народам права на самостоятельное устройство своей жизни. Являясь постоянным корреспондентом газеты "Сибирская жизнь", Некрасов в своих статьях высказывался за развитие сибирской промышленности и путей сообщения, обеспечение сибирскому сырью доступа на внешние рынки, за укрепление обороноспособности данного региона. В IV Государственную думу Некрасов был избран от Томска.

В ней Некрасов был избран товарищем председателя кадетской фракции, регулярно, одним из немногих, посещал заседания ЦК партии, участвовал во всех партийных конференциях. Начиная с 1912 г. Некрасов не только усилил критические нападки на Милюкова и его линию, но уже выдвинул взамен ее собственную альтернативу, требующую пересмотра партийной программы и тактики. Выступая 24 мая 1913 г. на заседании ЦК, Некрасов заявил: "Беречь остатки прошлого, разные реликвии - не задача для партии к.-д в настоящее время. Все знают, что и партийная программа в известной части пережила себя; да и организация не может остаться такой, какой она была при открытом существовании партии в стране. Пора отказаться от горделивой мысли, что за губернскими партийными комитетами стоят тысячи членов; надо поставить дело так, чтобы партия могла сказать: у нас народу немного, но такой, на который положиться можно" 15 . Отвечая на упреки Милюкова, что якобы Некрасов хочет создать новую партию, он заявил: "Никакой новой партии Н. В. Н. не желает и не собирается создавать. Надо лишь сплотить тех, кто имеет право называться к.-д-тами, и предоставить им участие во всех делах партии. Сейчас отбиты от партии многие и не чувствуют себя к.-д-ми. Нынешний избиратель к.-д-ской партии демократичен, но он в той среде, на которую желательно было бы опираться. И не только партия к.-д., но и другие партии переживают в этом смысле кризис, но ни у кого не хватает мужества сознаться в этом" 16 .

В феврале - марте 1914 г. расхождения между Милюковым и Некрасовым усилились. В противовес милюковской тактике "изоляции правительств ва", Некрасов настаивал на необходимости более решительной тактики, ибо, по его мнению, политика правительства, выражающего интересы "своекорыстной олигархии", не только резко противоречит "нуждам населения и манифесту 17 октября", но и начинает угрожать внешнему могуществу и безопасности государства. Поскольку легальные возможности борьбы с таким направлением правительственной политики, по мнению Некрасова, были уже исчерпаны, мирный выход из создавшегося тупика представлялся ему маловероятным. Предрекая "резкие конфликты", Некрасов советовал кадетам "быть настороже, чтобы не быть захваченными событиями врасплох". Одновременно он советовал партии "перекраситься" в более яркий цвет, что, с одной стороны, поможет ей "отделаться от элементов наносных и чуждых, приставших к ней в момент успеха и влияния", а с другой - "создать почву для соглашения с другими демократическими течениями".

стр. 84


Вместе с тем Некрасов, как и Милюков, особо подчеркивал, что партия не должна повторять ошибок 1905 года и ей следует "более выпукло отмежеваться от утопического социализма". Поэтому он рекомендовал сохранять дружественный нейтралитет по отношению к октябристам и содействовать сплочению всех умеренно-либеральных элементов.

Настаивая на некотором расширении и углублении милюковского лозунга "изоляции правительства", Некрасов считал необходимым перейти от "пассивной обороны" к активному наступлению против сил реакции. В этой связи он предлагал: 1) усилить борьбу с антисемитизмом и клерикализмом; 2) пересмотреть свое отношение к армии; 3) перестать игнорировать пролетарское движение и, признав, что рабочие - "в высшей степени активная сила", начать оказывать им моральную и материальную поддержку; 4) уделять больше внимания национальному вопросу и пересмотреть аграрную программу. Он рекомендовал также создать в IV Думе вместе с левыми информационное бюро, пересмотреть отношение партии к возможности отклонения бюджета, выхода из думских комиссий и использования обструкции в качестве крайнего средства борьбы против правительства 17 .

С этого времени и сам Некрасов, образно говоря, стал "перекрашиваться в красный цвет". Он продолжал выступать с лекциями (в Томске 7 и 8 сентября 1913г. - на темы "Перспективы русского либерализма", "О III и IV Думе"; сбор от лекций был им направлен в пользу Томских высших женских курсов и общества взаимного вспоможения приказчиков), активизировал свои поездки по стране, посетил Киев, где встретился с руководством городского комитета партии и обсудил с ним вопрос об украинской автономии; Кавказ, где встретился с представителями местных партийных элит; объехал Сибирь, выступая с лекциями "III и IV Дума и областная автономия". Одновременно он расширил свои контакты с левыми думскими фракциями и представителями умеренных революционных организаций вне Думы. 3 - 4 марта 1914г. он участвовал в совещаниях с левыми октябристами, прогрессистами, меньшевиками, энесами, беспартийными интеллигентами, на которых рассматривался вопрос о координации действий либеральных и революционно-демократических партий для подготовки внедумских антиправительственных выступлений.

Начавшаяся первая мировая война привела к дальнейшему усилению разногласий внутри кадетского руководства. Во время перерыва сессии Думы Некрасов с 20 ноября 1914 по 1 июля 1915 г. работал уполномоченным передового отряда Всероссийского союза городов, членом Сибирского общества помощи больным и раненым воинам и пострадавшим от войны, а также участвовал в заседаниях Особого совещания по обороне государства. В связи с открытием сессии Думы был вызван в Петроград, продолжая одновременно выполнять обязанности заместителя председателя Земгора (Г. Е. Львова).

В интервью сотруднику газеты "Биржевые ведомости" среди причин разногласий с руководством партии, и в частности с Милюковым, Некрасов назвал организационные вопросы: о созыве партийного съезда, о полномочиях и составе ЦК, а также об отношениях между ЦК и фракцией. Наконец он заявил о выходе из президиума фракции и отдался работе в Земгоре. "Внешним же толчком для моего ухода, - заявил он, - послужило действительно разногласие об участии в Особом совещании по усилению снабжения армии под председательством генерал-адъютанта В. А. Сухомлинова. Большинство фракции воздержалось от участия, против - 1, но ЦК присоединился к меньшинству" 18 .

11 июня 1915 г. он заявил Милюкову о своем выходе из состава ЦК, а 12 июня направил в ЦК письмо, где мотивировал свой уход. Причин оказалось две. Во-первых, "пассивное отношение ЦК к событиям, возведение в культ нейтралитета в отношении правительственной политики и полное игнорирование жизни под влиянием преклонения пред западными образцами без учета степени их соответствия нашим условиям - все это создавало для моего участия в ЦК чрезвычайно тяжелые условия уже в первые месяцы войны". Во-вторых, нежелание большинства ЦК считаться

стр. 85


с господствующим настроением не только "приемлющей войну" демократии, но и "всех сколько- нибудь активных общественных элементов". В заключение Некрасов писал: "Уезжая на фронт, я не хочу больше нести ответственность за деятельность учреждения, пережившего само себя, и ухожу из его состава, чтобы свободно от упреков о выдаче тайн ЦК продолжать в качестве рядового члена партии вести борьбу с вредной политикой ее руководящего органа" 19 .

Демонстративный выход из состава ЦК, естественно, вызвал раздражение со стороны партийных лидеров, вынужденных к тому же мириться с тем, что Некрасов продолжал участвовать в ряде заседаний ЦК организационного характера перед созывом VI съезда партии, который состоялся в феврале 1916 года.

На нем Некрасов довольно резко выступил против милюковской тактики "внутреннего мира", которая, по его мнению, была доведена до абсурда. "Внутренний мир во время войны,- говорил Некрасов, - был провозглашен ЦК, который за весь период войны являлся единственным хозяином решений, принимавшихся от имени партии. На его ответственности лежит и бездеятельность партии". Некрасов добивался немедленного пересмотра милюковской тактики, налаживания взаимодействия с левыми группами как во время войны, так и после нее. "Надо помнить,- говорил он на съезде,- что настанет момент расплаты за все то, что было сделано во время войны и во имя войны, и если из-за случайной и временной связи с умеренными элементами к.-д-ты будут резко отмежевываться от левых групп, то пусть сосчитают, каким числом демократических голосов придется им оплачивать каждый мандат в Думе присоединившихся к блоку. Партия должна обеспечить себе, с одной стороны, тыл, с другой - возможность движения вперед. Помните о блоке, но не забывайте и демократию" 20 .

Перед съездом, 7 декабря 1915 г. на пленарном заседании ЦК был поставлен вопрос о возможности включения Некрасова в будущий состав ЦК, причем отмечалось: "Но не включать его нельзя, хотя в ЦК он будет соглядатаем. На съезде его будут поддерживать". Действительно, на VI съезде Некрасов вновь был избран в состав ЦК. На пленарном заседании ЦК 21 - 22 февраля 1916 г. он баллотировался в товарищи председателя ЦК, но получил лишь один голос 21 . В ЦК он последовательно отстаивал права меньшинства, усилив критику партийного руководства, в частности его позиции по отношению к Прогрессивному блоку.

Сам же Некрасов являлся одним из активных участников думского Прогрессивного блока, в списках проектировавшегося блоком правительства, опубликованных в печати в августе 1915 г., его имя фигурировало в качестве кандидатуры на пост министра путей сообщения. Рост его влияния среди членов Прогрессивного блока привел к тому, что он 6 ноября 1916 г. был избран товарищем председателя Государственной думы. В литературе отмечается, что он вместе с А. И. Гучковым участвовал в подготовке заговора с целью смещения Николая П. Правда, уже неоднократно версия о заговоре (заговорах) накануне Февральской революции подвергалась сомнению, ибо в распоряжении исследователей нет сколько-нибудь достоверных фактов как о самой идее, так и особенно о практических шагах заговорщиков. Отсюда следует, что и версия об участии Некрасова в подготовке заговора, направленного на свержение Николая II, нуждается в специальном исследовании. Пока же мы не в состоянии ответить в том или ином смысле на этот вопрос.

27 февраля 1917 г. Некрасов стал членом Временного комитета Государственной думы и на всех стадиях участвовал в его работе. Судя по воспоминаниям В. Д. Набокова и Милюкова, Некрасовым был подготовлен черновой проект акта отречения Михаила Александровича от престола и предложение о введении в России республики. Проект отречения, вспоминал Набоков, был "набросан Некрасовым, но он не закончен и не вполне удачен" 22 . Что же касается второго предложения, то об этом более подробно вспоминал Милюков: "Мы сидели втроем в уголке комнаты: я, Керен-

стр. 86


ский и Некрасов. Некрасов протянул мне смятую бумажку с несколькими строками карандашом, на которой я прочел предложение о введении республики. Керенский судорожно ухватился за кисть моей руки и напряженно ждал моего ответа. Я раздраженно отбросил бумажку с какой-то резкой фразой по адресу Некрасова. Керенский грубо оттолкнул мою руку" 23 .

Если даже учитывать весьма негативное отношение обоих мемуаристов к своему коллеге по ЦК партии, то в их воспоминаниях содержится определенная доля истины. После выхода Некрасова из кадетского ЦК в июне 1915 г. процесс его полевения проявился еще рельефнее. Действительно, во время встречи с великим князем Михаилом Александровичем на квартире князя М. И. Путятина Некрасов был в числе тех, кто выступал за отречение. Вполне логичной была позиция Некрасова и относительно введения после свержения самодержавия республиканской формы правления. Однако сторонники подобных взглядов в кадетской партии были далеко не единичны. Достаточно сказать, что VII съезд партии, состоявшийся в марте 1917 г., изменил параграф 13 партийной программы, согласившись с введением в России республиканской формы правления.

В сформированном 2 марта 1917 г. первом составе Временного правительства Некрасов занял пост министра путей сообщения и предпринял попытку установить связь с профсоюзами железнодорожников. Выступая на VII съезде партии народной свободы уже в качестве министра, он сделал подробный доклад о положении на железнодорожном транспорте, считая необходимым добиться единства действий с профессиональными организациями в вопросах демократизации как в стране в целом, так и в управлении транспортом. "Основной вопрос, - говорил он, - заключается сейчас в том, чтобы идею революции, торжества демократии, идею народовластия провести скорее во всех возможных ее формах". По мнению Некрасова, центральная задача власти состояла в организации демократии, что позволило бы избежать вполне реального хаоса и анархии в стране. Надо, считал Некрасов, стремиться к тому, чтобы "социальные элементы были введены в правильное русло, чтобы они не сгубили положение так, как они сгубили его в 1905 году. Вся суть заключается в разумном сочетании социального момента с моментом политическим, а отсюда не в отрицании социального момента, не в боязни его". По его мнению, надлежало добиваться, чтобы "прийти не к социальной революции, а путем социальных реформ обойтись без социальной революции".

Обосновывая собственное понимание текущего политического момента, Некрасов заявлял, что подлинным источником власти Временного правительства является народ, который "дал нам власть", и "одному народу мы эту власть передадим". Он самым решительным образом высказался за то, чтобы правительство заявило себя активной силой, стремящейся к разрешению "грозных конфликтов". "Не для того взяли мы власть, чтобы творить нашу собственную волю. Мы взяли ее сознательно для того, чтобы творить волю народную. Полнота власти особенно обязывает нас к мудрому самоограничению власти, а мудрое самоограничение Временного правительства прежде всего заключается в том, чтобы творить волю всей страны, а не свою собственную, действовать во многих случаях не так, как подсказывает практическое соображение, а действовать, хотя бы вопреки практическому соображению, так, как подсказывает совесть - голос народа. Вот основной мотив всех побуждений, которые заставляют Временное правительство идти тем путем, которым оно шло до сих пор. На этом пути не может быть вопроса об уступках. На этом пути не может быть разговора о том, чтобы Советы рабочих и солдатских депутатов сошлись вместе, торговались: одни - уступим столько, другие - столько-то, а Временное правительство доплатило столько-то. Такого рода торг был бы всецело совершенно недопустимым". Поэтому Некрасов предлагал найти "равнодействующую народного мнения", считая, что "в тех случаях, когда я убежден, что мое решение правильно отражает волю народную, я пойду по этому пути, если бы не только один Совет рабочих депутатов, но и все

стр. 87


революционные организации вместе взятые были бы против меня. В этом случае я пойду напролом. Но если я чувствую, что хотя Совет рабочих депутатов месте со мной, что за меня и Временный комитет Государственной думы, а совесть народная этому не отвечает, то я сочту себя обязанным все же пересмотреть свое решение. Здесь не может быть той ведомственной гордости, которая была в старом режиме, которая заставляла старое правительство защищать свои законопроекты в законодательных собраниях до потери сознания человеческого смысла. Этого быть не может, потому что ведомственного самолюбия у нас от природы нет и приобрести его было бы неоткуда. Если бы мы им обладали, то не могли бы быть членами Временного правительства". В заключение Некрасов призвал все демократические элементы, которые стремятся избежать социальной революции, к сотрудничеству. "Страна, - заявил он, - может погибнуть только от лености общественной, от того, что люди не идут нам на помощь. Скажите же на местах нашим товарищам, пусть они меньше думают обо всех этих ужасах. Временное правительство справится с тем, что выпало ему на долю, только в том случае, если народ придет ему на помощь. Будите же народ, помогайте ему организовываться, зовите его на помощь и не бойтесь, главное, не бойтесь" 24 .

Сам Некрасов прилагал максимум усилий на своем министерском посту, чтобы стабилизировать политическую обстановку, установить и расширить контакты с представителями демократических организаций. Во время апрельского правительственного кризиса он заявил себя сторонником межпартийной правительственной коалиции. На VIII съезде кадетской партии, состоявшемся в мае 1917 г., выступая с резкой критикой Гучкова и Милюкова, вышедших в отставку, он называл это "ударом в спину Временного правительства". "Мы переживаем сейчас такой момент,- говорил он, - когда не должно быть возможности каких-нибудь недомолвок и когда задачи и вопросы должны быть поставлены полностью". Среди этих вопросов главными Некрасов считал, во- первых, создание межпартийной правительственной коалиции, против чего выступал Милюков, и, во-вторых, более четкое определение "разрушительных и созидательных сил". По первому вопросу Некрасов отстаивал необходимость формирования коалиционного правительства вместе с умеренными социалистами. Что касается второго, то он выступил против утверждения Милюкова о том, что революция продолжается и этому способствуют разрушительные силы в стане радикальных социалистов. По мнению же Некрасова, грань между разрушительными и созидательными силами проходит там, "где кончается чувство государственной ответственности, где начинаются люди безответственные по существу или готовые взять на себя ответственность не за судьбы государства, а за судьбы каких-то неопределенных коллективов, какого-то несоздавшегося Интернационала. Я усматриваю эту грань там, где на место государственного порядка ставят принцип анархии и безвластия, где на место государственной справедливости устанавливается идея классовых демагогических интересов". По мнению Некрасова, только Учредительное собрание, созыв которого следует всячески ускорить, представляет собой "единственный орган, который может быть авторитетом для всей страны". Более того, Учредительное собрание, считал он, "это единственный орган, который может предотвратить всякие узурпаторские попытки присвоить себе законодательную власть со стороны отдельных элементов и организаций". Пока же выход из кризисной ситуации Некрасов видел в создании коалиционного правительства и организации полной и безоговорочной ему поддержки. "Скажите: либо абсолютное доверие, либо что не доверяете, и отзовите нас" 25 .

В соответствии с этими установками Некрасов и действовал. 27 мая им был подготовлен и издан правительственный циркуляр о совместной деятельности железнодорожной администрации с профсоюзом железнодорожников. При этом последнему предоставлялось право общественного контроля за работой железнодорожного транспорта и даже право давать указания ответственным административным лицам. В июне 1917 г. Некра-

стр. 88


сов принимал участие в работе I Всероссийского съезда рабочих и солдатских депутатов, в работе II Общеказачьего съезда. В конце июня в составе делегации правительства (Керенский, М. И. Терещенко, И. Г. Церетели) Некрасов принял участие в переговорах с украинской Центральной Радой и подготовке проекта декларации о предоставлении Украине независимости, послужившей одной из причин очередного правительственного кризиса.

3 июля, во время правительственного кризиса, созданного кадетами, Некрасов демонстративно вышел из состава кадетской партии и вступил в Российскую радикально-демократическую партию. Характерно, что 7 июля вместе с Терещенко он высказался против публикации прессой материалов по делу Ленина. 8 июля Некрасов занял в коалиционном правительстве пост заместителя министра-председателя. 21 июля вслед за Керенским подал в отставку; в третьем коалиционном правительстве уже представлял радикально-демократическую партию, занимая посты заместителя министра-председателя и министра финансов.

Выход Некрасова из кадетской партии и его ориентация на союз с Керенским усилили неприязнь к нему со стороны лидеров партии народной свободы, что не могло не отразиться на характеристике его в воспоминаниях бывших товарищей по партии, уличавших его в лицемерии и двоедушии, а также предательстве. Отдавая должное его уму и организаторским способностям, И. В. Гессен, Набоков, Милюков, Оболенский, А. В. Тыркова обвиняли своего бывшего товарища по партии в вероломстве и коварстве. Недаром к нему еще в 1917 г. приклеилась кличка "злой гений революции". Вот какую характеристику дал ему в своих воспоминаниях, написанных по "свежим следам" в 1918 г., Набоков: "А между тем Некрасов, по моему глубокому убеждению, один из немногих крупных людей, выдвинувшихся на политической сцене за последние годы. У него огромные деловые способности, умение ориентироваться, широкий кругозор, практическая сметка. Человек умный, хитрый, красноречивый, он умеет казаться искренним и простодушным, когда это нужно. Но, очевидно, этические его свойства (говорю, разумеется, не о личных, а общественно-политических) не находятся на высоте его интеллектуальных качеств. Я охотно верю, что в конце концов он стремился к победе тех идей, которые объединяли его с товарищами по партии. Но для этого он избрал путь необычайно извилистый и в конце концов зашел в тупик" 26 . По существу, близкую характеристику Некрасову дал в своих воспоминаниях Оболенский. "Революция, - писал он о Некрасове, - ускорила его блестящую карьеру, но и приблизила ее конец. Исключительно умный и способный человек, Некрасов не имел достаточно широкого образования для того, чтобы стать политическим вождем в трудное революционное время. Помню, как я был поражен, когда он, уже будучи членом Государственной думы, как-то в разговоре со мной обнаружил полное незнакомство с программами социалистических партий, так что мне пришлось объяснять ему разницу между социалистами-революционерами и социал- демократами... Скользя по поверхности политической жизни, Некрасов, подобно ловкому игроку, делал ставку на "фаворитов". В революционное время, когда фавориты часто сменяют один других, такая игра рискованна. Поняв безнадежность кадетских позиций, он свою судьбу соединил с Керенским, но не успел перескочить к Ленину" 27 . Не мог простить "измены" Некрасова кадетам и Милюков. "Хуже было то,- вспоминал он,- что Некрасов, видя быстрый рост влияния Керенского, переметнулся к нему из явно личных расчетов. Он был, конечно, умнее Керенского и, так сказать, обрабатывал его в свою пользу... Он более способен был играть роль наушника, тайного советчика, какой-нибудь eminence grise [серое преосвященство. - В. Ш ] . Он слишком долго цеплялся за колесницу временного победителя и сам свел на нет свою политическую карьеру" 28 .

Можно, конечно, соглашаться или нет с приведенными выше характеристиками политической роли Некрасова в 1917 г., но, как говорится, факты упрямая вещь. Поведение Некрасова в бурные месяцы 1917 года невозможно оценить однозначно. С одной стороны, нельзя, действительно,

стр. 89


не признать его ум и организаторские способности, а также, по-видимому, искреннее стремление к демократизации политического строя и социальных отношений, желание избежать революционных катаклизмов, подобных 1905 году.

С другой стороны, иногда трудно понять те политические зигзаги, которые проделал Некрасов с февраля по октябрь 1917 года. Его выход из кадетской партии и ориентацию на союз с Керенским невозможно объяснить только их совместным участием в масонской организации. В самом характере и психологии Некрасова были заложены вполне определенные и хорошо просматриваемые черты и черточки,- если прослеживать его жизненный путь и политическую карьеру как единое целое. Выше уже говорилось об отъезде Некрасова, петербуржца по рождению, после окончания института в далекий Томск, где недавно был открыт новый институт и представлялась вполне реальная возможность для быстрого научного, а следовательно, и карьерного роста. Его отход от социалистов-революционеров в 1904 г. и вступление в элитную организацию "Союз освобождения"; его стремление быть постоянным оппонентом Милюкову в кадетской партии и нескрываемое желание играть первые роли в думской кадетской фракции, а затем и в первом составе Временного правительства, - все это весьма характерно. Некрасов чутьем понял в июльские дни 1917 г., что кадетская партия утрачивает свое политическое влияние и все шансы победы на стороне революционной демократии и ее лидера Керенского, с которым он был связан уже давно по совместному участию в масонской организации. Действительно и то, что Некрасов в июльские дни "переметнулся" к Керенскому и сделал на него ставку, достигнув в новом коалиционном правительстве ключевых постов - заместителя министра-председателя и министра финансов. Не исключено, что в воображении Некрасова не раз возникала мысль и о первой роли вершителя политических судеб России. К тому же он прекрасно осознавал, что по уму и способностям он явно превосходит своего "избранника" Керенского.

В августе 1917г. Некрасов, хотел он этого или нет, попытался сыграть ва-банк. В своем выступлении на Государственном совещании в августе 1917 г. он самым решительным образом поддержал Керенского, заявив, что для спасения родины нужны "и порядок, и жертвы, и оборона" 29 . В первые часы мятежа Л. Г. Корнилова Некрасов также обещал Керенскому свою полную поддержку. С его участием была составлена и направлена телеграмма железнодорожникам, призывавшая не исполнять распоряжения генерала. Эта телеграмма сыграла свою роль в мобилизации сил для отпора мятежникам, парализовав их возможности оперативной переброски войск к Петрограду. Этого Некрасову не простили белогвардейцы, угрожая ему расправой, когда он оказался в Сибири в 1918 году. Вместе с тем Некрасов поддержал мнение министров А. С. Зарудного и Терещенко, которые считали, что для предотвращения вооруженного конфликта между правительственными войсками и корниловцами Керенский должен уйти в отставку. Именно в это время Некрасов как никогда приблизился к самой вершине власти. Однако он и его единомышленники просчитались. Узнав, какую позицию занял Некрасов, Керенский немедленно отправил его в отставку. Тут уже не могли выручить никакие масонские связи.

В первых числах сентября Некрасов был отправлен в "почетную ссылку" в Финляндию - генерал- губернатор. В своей практической деятельности он намеревался руководствоваться следующими принципами: соблюдение финляндской конституции и установление законного порядка. Отбывая в Финляндию, он заявил: "Я надеюсь встретить со стороны ответственных финляндских кругов столь же лояльное отношение к законным правам и интересам российской государственности" 30 . Один раз, 17 октября, ему довелось выступить на заседании Временного правительства с докладом о положении в Финляндии. Второй доклад был намечен на 25 октября, однако он в силу известных обстоятельств не состоялся. Прибыв 25 октября в Петроград, Некрасов уже больше в Финляндию не возвратился.

После октябрьского переворота он принимал участие в заседаниях

стр. 90


подпольного Временного правительства, но обращение последнего от 17 ноября "Ко всем гражданам Российской республики" не подписал. До 10 февраля 1918 г. Некрасов оставался в Петрограде и жил на квартире своего тестя профессора Петербургского технологического института Д. С. Зернова.

В начале марта 1918 г. Некрасов перебрался в Москву и начал работать управляющим московской конторой Союза Сибирских кредитных союзов ("Синкредсоюз"). До мая он активно участвовал и в заседаниях Московского отдела кадетского ЦК 31 . Правление "Синкредсоюза", однако, находилось в Новониколаевске, который вскоре оказался в центре восстания чехословацкого корпуса. Сношения московской конторы с правлением привлекли внимание ВЧК, но обыск на квартире Некрасова не дал результатов. Тем не менее он решил не рисковать и уехать в Сибирь. Брат жены Б. Д. Зернов, который в это время работал в Московском областном продовольственном комитете, достал Некрасову подложный мандат на имя В. А. Голгофского. Согласно этому документу, Голгофский командировался Всероссийским Центральным союзом потребительских обществ в Тобольский район и Приуралье для обследования состояния рыбных промыслов и выяснения вопроса о постановке собственного дела в указанных районах.

17 июня 1918 г. Некрасов-Голгофский выехал из Москвы в Нижний Новгород, а оттуда на пароходе по Волге и Каме добрался до Перми, затем через Екатеринбург - до станции Шумиха, где обратился за помощью к чехам, которые и отправили его беспрепятственно в Омск. Эсеры, возглавлявшие тогда Сибирское правительство, предложили было Некрасову войти в его состав. Однако он от этого лестного предложения отказался. После краткосрочной поездки в Новониколаевск Некрасов по предложению правления "Синкредсоюза" занял должность управляющего омской конторой. С 5 сентября он оставил службу и отправился в Москву, а по дороге, в Уфе, с помощью Б. Зернова ему удалось выправить в милиции паспортную книжку, и в конце сентября "Голгофский" возратился в Москву. В октябре он вместе с женой и ребенком выехал в Симбирск, но перебраться через линию фронта они не смогли, и пришлось возвратиться в Москву. Повторив попытку, уже один, Некрасов едва не погиб. С большим трудом 20 декабря добрался он до Москвы.

Около двух месяцев (декабрь 1918 г. - 10 февраля 1919 г.) Некрасов-Голгофский работал секретарем коллегии Института школьных инструкторов физического труда при отделе единой школы Наркомпроса, а затем перешел на службу в качестве агента-информатора в статистико- экономический отдел Наркомпрода. Постоянная угроза разоблачения заставляла его задуматься о переезде в другой город. После двух командировок (в феврале- марте 1919 г.) в Казань Некрасов принял решение покинуть Москву. Буквально накануне отъезда в Казань "Голгофский" был арестован, но через два часа отпущен. В середине апреля 1919 г. он вместе с женой перебрался в Казань и начал работать в качестве заведующего учетно-статистическим отделом в Казанском центральном рабочем кооперативе, а через несколько месяцев стал заведующим организаторско- структорским отделом Казанского потребительского общества; в мае 1920 г. перешел на службу в Казанский губернский союз, был избран членом правления от общего собрания уполномоченных по списку кооперативной группы; в декабре 1920 г.- назначен уполномоченным по Казанской конторе Центросоюза, а в марте стал членом правления союза потребительских обществ Татарской республики. Опыт статистической работы, большие организаторские способности позволяли ему довольно быстро продвигаться по служебной лестнице. И если бы не стечение ряда обстоятельств, "Голгофский" вполне мог бы сделать успешную карьеру.

Политически активный человек, Некрасов принимал участие в дискуссиях местных коммунистов и кооператоров по текущим политическим вопросам, вызывая пристальное внимание местных органов ЧК. Наконец, во время одного из застолий он опрометчиво проговорился о своей настоящей фамилии, после чего незамедлительно последовали донос, обыск, арест. Татчека доложила Дзержинскому, что ею "расшифрован и арестован

стр. 91


бывший генерал-губернатор Гельсингфорса и министр путей сообщения Временного правительства Некрасов, проживающей под фамилией Голгофский".

Около месяца Татчека, допрашивала самого Некрасова и свидетелей, но 21 апреля 1921 г. Дзержинский вытребовал его в Москву, распорядившись "принять и держать в хороших условиях". В Бутырской тюрьме Некрасов просидел 54 дня. 11 мая 1921 г. начались допросы, которые сначала вела зам. уполномоченного II отдела Секретного отдела ВЧК В. П. Брауде, а затем уполномоченный следственной части А. Розенфельд. По делу Некрасова допросили лишь одного свидетеля и запросили характеристику на него от казанских коммунистов и кооператоров. Ряд ответственных партийных работников Москвы и Казани дал весьма положительные отзывы о его политической позиции и производственной работе.

В итоговой справке Розенфельда и уполномоченного президиума ВЧК E. H. Кизелыптейна подчеркивалось, что Некрасов порвал с прошлым, убедившись в том, что "нет ничего среднего между реакцией и советской властью". Следствие предложило дело прекратить, "легализовать бывшего министра путей сообщения, освободить и направить на хозяйственную работу". 25 мая постановлением Дзержинского (резолюция: "Дело прекратить") Некрасов-Голгофский был освобожден и затем с согласия большевистского ЦК привлечен на работу в Центросоюз. Сохранилось свидетельство о его встрече с В. И. Лениным. "Когда доставили меня в Кремль, - вспоминал Некрасов, - я, несмотря на опыт, струхнул. Владимир Ильич встал со стула, пожал руку и пригласил сесть... Спросил: "Где бы желали вы работать"? Не задумываясь я ответил, что хотел бы работать в кооперации. "Вот-вот, и мы предварительно с товарищами обсуждали и решили рекомендовать вас в Центросоюз"" 32 .

В течение последующих девяти лет он работал на разных должностях в Центральном союзе потребительских обществ: сначала уполномоченным, а затем был избран членом правления. Одновременно он в должности сверхштатного преподавателя вел семинары по оперативной работе кооперации в Московском университете (с марта 1923 г.), читал курс "Организация и техника кооперативной торговли" в Институте народного хозяйства им. Г. В. Плеханова, где также заведовал кооперативным кабинетом (с 1926 г.), являлся профессором в Московском институте потребкооперации.

В 20-е годы с его участием издавалась многотомная "Торговая энциклопедия", где он напечатал серию статей по вопросам экономической статистики и кооперации; третий том этого издания вышел под его редакцией. В 1924 - 1925 гг. Центросоюз издал 1-ю часть его монографии "Кооперативная торговля. Организация и техника"; подготовил к печати 2-ю часть - "Кооперативная торговля. Промышленные товары".

2 ноября 1930 г. Некрасов был арестован по делу так называемого Союзного бюро ЦК РСДРП(м). В течение 54 дней следствия его допрашивали 18 раз, обвиняя во вредительстве с целью устранения диктатуры пролетариата и восстановления в СССР капиталистического строя (см. публикуемые в этом же номере журнала показания от 21 января 1931 г., резюмирующие характер предъявленных обвинений). Допросив его в последний раз, уполномоченный 4-го отделения Экономического управления ОГПУ Л. Соколов составил по делу N 102970 итоговое обвинительное заключение: "Гр-н Некрасов Николай Виссарионович,- говорится в нем,- в достаточной степени изобличается в том, что, находясь на службе в Центросоюзе, входил в состав к-р вредительской организации и проводил вредительскую деятельность, направленную к срыву снабжения промтоварами СССР, а потому, принимая во внимание вышеизложенное" следователь "постановил привлечь гр. Некрасова... в качестве обвиняемого, предъявив ему обвинение по 58 п. 7 ст. УК, и избрать меру пресечения уклонения от следствия и суда - содержание под стражей в Бутырской тюрьме". 6 апреля 1931 г. Коллегия ОГПУ осудила его на 10 лет лагерей с конфискацией имущества, и он попал на Соловки. С июня по сентябрь 1931 г. Некрасов работал в особом

стр. 92


конструкторском бюро Беломорстроя в Москве, затем был переведен непосредственно на строительство канала. 20 апреля 1932 г. срок заключения ему был сокращен на пять лет, а в октябре он был переведен в Дмитровлаг на строительство канала Москва- Волга, где работал до октября 1937 года. 28 марта 1933 г. Коллегия ОГПУ досрочно освободила Некрасова со снятием с него судимости. Но он все же решил остаться вольнослужащим на строительстве канала и в 1933 - 1934 гг. являлся начальником производственного отдела Управления, а затем начальником карьерного хозяйства на строительстве канала Москва - Волга; "ударник канала Москва - Волга", в 1934 г. Некрасов был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В октябре 1937 г. Некрасова перевели на Волгострой на должность начальника работ Калязинского района строительства. Во время его отпуска, 13 июня 1939 г. у него на квартире в Москве произвели обыск, а ее хозяина доставили в Лефортовскую тюрьму. Ему предъявили обвинения по статьям 58-8, 58-7 и 58-11: организация покушения на Ленина в январе 1918 г., участие в антисоветской организации на строительстве канала Москва - Волга и вредительство на Волгострое. В отличие от двух предшествовавших судебных преследований шансов на спасение не было. Имея уже серьезный опыт подследственного (особенно по фальсифицированному процессу 1931 г.) и находясь в течение многих лет среди заключенных, Некрасов, видимо, отдавал себе отчет, что на сей раз ему из тюрьмы живым не выйти. В результате изнурительных многочасовых и, как правило, ночных допросов у него надломилось здоровье, не раз приходилось обращаться к тюремным врачам. Брат, Михаил, оказался совершенно в таком же положении, но на свободе оставались близкие

стр. 93


люди, судьба которых полностью зависела от воли НКВД. Возможно, они были спасены тем, что поведение обвиняемого устраивало следователей. Цена же бумагам, которые приходилось подписывать под бесчеловечным давлением, была очевидна и ему, и "следствию".

Органы НКВД были в то время заняты вылавливанием остатков старой интеллигенции, бывших членов партий меньшевиков и эсеров, кооператоров, подводя их под расстрельные статьи (террор), заставляя признаваться в самых "гнусных преступлениях", наподобие покушения на жизнь Ленина или Сталина, в связях с недавно расстрелянными "врагами народа", с Троцким. Некрасов, помимо обвинения в терроре, изобличался в сотрудничестве с Л. Б. Каменевым, H. H. Крестинским, А. И. Рыковым, Г. Г. Ягодой и пр., с мифическими враждебными организациями, такими, как "Промпартия", "Трудовая крестьянская партия", "Союзное бюро" меньшевиков. Однако здесь еще приходилось, создавая видимость правдоподобия легенд, приводить их в какой-то степени в соответствие с общеизвестными или поддающимися проверке фактами. Включив же в 1939 г. в число разрабатываемых легенд паутину "масонских" связей, НКВД решительно раздвигал пределы своей "компетенции" и мог, не слишком утруждая себя, поставить последнюю точку в судьбе кого угодно из "бывших".

Вымучивая у Некрасова признания в организации покушении на вождя революции 33 , следствие обеспечивало ему верную гибель и заодно создавало материал, подтверждающий, что все "бывшие", в том числе и те бывшие члены Временного правительства, которых Советская власть не раз прощала или же умеренно наказывала, продолжали "в душе" оставаться "врагами народа" и что с ними следует расправиться окончательно.

После полугодового "марафона" допросов, 4 декабря 1939 г. был составлен протокол об окончании следствия и предъявлении его материалов Некрасову. Он признал себя виновным в том, что являлся 1) идейным вдохновителем и организатором боевой группы, пытавшейся в 1918 г. убить Ленина; 2) участником антисоветской организации Ягоды на строительстве канала Москва - Волга, по заданию которой проводил вредительскую деятельность. Для придания убедительности признаниям вины, оформленным в протоколах допросов, применялся стандартный прием: третье обвинение - во вредительстве на Волгострое - Некрасову было предоставлено отвергнуть. Разумеется, даже одного из пунктов признания было достаточно, чтобы получить высшую меру наказания.

7 декабря 1939 г. обвинительное заключение по делу Некрасова было утверждено заместителем наркома внутренних дел комдивом В. В. Чернышевым. 22 марта 1940 г. Военная коллегия Верховного суда СССР в составе Ульриха, Чепцова, Мазура и прокурора Антонова приняла постановление судить его в закрытом заседании, без участия обвинения и защиты, а также без вызова свидетелей. Закрытое судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР состоялось 14 апреля 1940 г. и продолжалось в течение двух часов, с 14.00 до 16.00. В 17 часов был вынесен приговор. Попытка исходатайствовать смягчение участи осужденного не достигла цели. 5 мая его дело N 102 было заслушано на заседании Президиума Верховного Совета СССР. В протоколе этого заседания имеется запись: "Слушали: 102. Некрасова Николая Виссарионовича, осужденного 14 апреля 1940 г. приговором военной коллегии Верховного суда СССР к высшей мере наказания по ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР. Постановили: Оставить в силе приговор о применении высшей меры наказания Некрасову Н. В." В тот же день он был расстрелян. Через 50 лет, 13 августа 1990 г., Н. В. Некрасова реабилитировали по делу "Союзного бюро" меньшевиков, а 12 марта 1991 г. последовала реабилитация и по делу 1939 года.

...Отняв у своей жертвы свободу, а затем и жизнь, "органы" не считали работу с Некрасовым исчерпанной и 30 лет спустя извлекли его дело из архива для новых манипуляций - теперь уже с именем этого деятеля. Оно потребовалось для пропагандистского раскручивания неочерносотенной версии о "жидо-масонской" измене родине и заговоре против России, положившем конец династии Романовых (об этом см. материалы в рубрике "Политический архив XX века").

стр. 94


Примечания

1. КОЗЛОВА К. В., СТАРЦЕВ В. И. Николай Виссарионович Некрасов - радикальный политик (1905 - 1917 гг.). - Из глубины времен, 1996, вып. 7.

2. ОБОЛЕНСКИЙ В. А. Моя жизнь. Мои современники. Париж. 1988, с. 444.

3. Краткий очерк деятельности профессоров и студентов Томского технологического института императора Николая II на поприще освободительного движения. 1901 - 1911 гг. Томск. 1911, с. 124 - 125; Томский технологический институт. 1900 - 1925. Юбилейный сборник. Томск. 1928, с. 159.

4. ОБОЛЕНСКИЙ В. А. УК. соч., с. 444.

5. Съезды и конференции конституционно-демократической партии. 1905 - 1907 гг. Т. 1. М. 1997, с. 320, 321.

6. Там же, с. 344, 348.

7. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 102. ДП. ОО, 1908 г., д. 9, ч. 65, л. 24 об.

8. Протоколы Центрального комитета конституционно-демократической партии (ПЦК). 1905 - 1911. Т. 1. М. 1994, с. 385.

9. ПЦК. 1912 - 1914гг. Т. 2. М. 1997, с. 25.

10. ОБОЛЕНСКИЙ В. А. УК. соч., с. 444.

11. Сибирская жизнь, 26.IX.1912.

12. ХАРУСЬ О. А. Либерализм в Сибири начала XX века. Томск. 1996, с. 135.

13. НЕКРАСОВ Н. В. Письма о национальностях и областях. Культурные и политические проблемы Сибири.- Русская мысль, 1912, кн. 2, с . 111, 109, 110.

14. Сибирская жизнь, 28.IX.1907.

15. ПЦК. Т. 2. М. 1997, с. 213.

16. Там же, с. 210.

17. ГАРФ, ф. 523, оп. 1, д. 31, л. 99об., 104 - 105об.; д. 16, л. 8 - 10.

18. Биржевые ведомости, 9.VII.1915.

19. ПЦК. Т. 3. М. 1998, с. 118 - 119.

20. ГАРФ, ф. 523, оп. 3, д. 5, л. 43 об.

21. Там же, с. 200, 209.

22. НАБОКОВ В. Временное правительство. В кн.: Архив русской революции. Т. 1. М. 1991, с. 17.

23. МИЛЮКОВ П. Н. Воспоминания. М. 1991, с. 468.

24. Речь, 29.III.1917.

25. Речь, 10.V.1917.

26. НАБОКОВ В. УК. соч., с. 50.

27. ОБОЛЕНСКИЙ В. А. УК. соч., с. 445.

28. МИЛЮКОВ П. Н. УК. соч., с. 477 - 178.

29. Государственное совещание. М.-Л. 1930, с. 43.

30. Речь, 13.IX.1917.

31. ПЦК. Т. 3, с. 426 - 428.

32. ДНЕПРОВСКИЙ С. П. Кооператоры. 1898 - 1968. М. 1968, с. 343 - 344.

33. Действительных участников нападения на автомобиль Ленина 1 января 1918 г. выяснить так и не удалось. ВЧК в январе 1918 г. опубликовала сведения о том, что Михаил, брат Н. В. Некрасова, военный врач, и его соучастники, арестованные 22 января, якобы сознались, что разрабатывали план нападения на Ленина, но сам факт стрельбы по его автомобилю 1 января 1918 г. ВЧК не ставила им в вину; один из арестованных по другому делу (А. П. Орел) дал показания, что покушались "наемные люди", а не идейные террористы, но, по его же словам, это были 12 офицеров, часть из которых затем отъехала в Новочеркасск, к Каледину. Другая версия была создана в 1922 г., на основе показаний на процессе правых эсеров: до членов ЦК эсеров в 1919 г. якобы дошел слух, что нападение "было совершено какой-то военной группой при участии Тагунова" (см.: ГОЛИНКОВ Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 1. М. 1980, с. 183 - 186). Центральная роль, которую приписал себе В. Д. Бонч-Бруевич в разоблачении заговорщиков, схваченных в январе 1918 г., настолько неправдоподобна, описана с такими дешевыми мелодраматическими эффектами, что это ставит под сомнение всю чекистскую операцию. Следователи же, изобличавшие братьев Некрасовых в 1939 г., уже прямо "шили" им и стрельбу 1 января 1918 года (и даже метание гранаты).


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НИКОЛАЙ-ВИССАРИОНОВИЧ-НЕКРАСОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. Шелохаев, НИКОЛАЙ ВИССАРИОНОВИЧ НЕКРАСОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 13.05.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НИКОЛАЙ-ВИССАРИОНОВИЧ-НЕКРАСОВ (date of access: 23.06.2021).

Publication author(s) - В. В. Шелохаев:

В. В. Шелохаев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
92 views rating
13.05.2021 (41 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
20 hours ago · From Владимир Груздов
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
2 days ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НИКОЛАЙ ВИССАРИОНОВИЧ НЕКРАСОВ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones