Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16243

Share with friends in SM

С первых лет своего существования как единого государства Русь имела связи с Кавказом. Уже в так называемой Начальной летописи (по Лаврентьевскому списку) в записи от 965 г. говорилось об ясах, которых можно олицетворить с аланами, и касогах (адыго-черкесах)1. Касоги упоминались также в записях от 1022 г. и 1065 года2. В летописной статье, относящейся к 1154 г., впервые говорилось об обезах (вероятно абазинах). Об ясах, касогах и обезах сообщалось также в записи от 1223 года. Позже, в записях от 1346 г. и 1395 г., уже упоминались армяне и грузины3.

Впрочем, в отечественной историографии признается тот факт, что между восточными славянами (русами) и предками адыгов имелись некоторые взаимоотношения задолго до того, как они были зафиксированы в письменных источниках, чему есть археологические доказательства4. Можно говорить о начале определенных отношений между предками адыгов (зихами и касогами) и древними славянами во времена, предшествующие образованию Тмутараканского княжества. Сведения об адыгах содержались и в дипломатической переписке великого князя Ивана III с "таманским князем Захарьей Гуйгурсисом", которая началась после того, как последний изъявил желание перейти на русскую службу5. Современные исследования показали, что "Захарья Гуйгурсис" являлся в действительности Захарием де Гизольфи - сыном знатного генуэзца Винченцо ди Гизольфи и Бикеханум, дочери адыгского князя Берозоха, владевшего Матрегой (Таманью)6.

Значительно оживились связи между Россией и народами Кавказа после завоевания Астрахани и основания в низовьях Терека русской крепости Терки в 1567 году. В Москву стало поступать большое количество донесений астраханских и терских воевод о взаимоотношениях с горскими народами. Кроме того, вызывали интерес приезжавшие на Русь кабардинские, грузинские, ногайские, кумыкские и другие послы кавказских народов. Московские послы, отправлявшиеся в Кахетию, Имеретию, Мегрелию и Персию, снабжались особыми "наказами", в которых им предписывалось собирать сведения об этих странах. Тем не менее, хотя в Россию из подобных источников и поступало довольно большое количество информации, она оставалась несистематизированной и к тому же малодоступной.

О разного рода русско-адыгских отношениях повествовали русские летописи, прежде всего Львовская, Лебедевская и Александро-Невская. Так, Львовская летопись сообщала о нападении в 1532 г. кабардинцев на Астрахань и возведении ими на астраханский престол царевича Аккубека. Эта же летопись содержала упоминания о приезде адыгских посольств в Москву в 50-х гг. XVI века7. Лебедевская летопись излагала события, относящиеся к взаимоотношениям с адыгами с 1552 г. (времени первого приезда адыгского посольства в Москву) по сентябрь 1562 года8. Александро-Невская летопись рассказывала о прибытии первого посольства адыгов, а также о черкесах за период с мая 1563 г. по февраль 1567 года. В этих летописях содержится разнообразный материал по русско-черкесским отношениям: это не только сведения о посольствах, но и информация о переходе чер-


Савельев Александр Евгеньевич-кандидат исторических наук. Кубанский государственный университет.

стр. 161

кесских князей на русскую службу, их приезде в Москву и возвращении на родину, о попытках русского правительства обратить адыгов в христианство в 60-х гг. XVI в., вооруженной помощи Московского государства союзным кабардинским князьям в борьбе с внешними и внутренними врагами, об участии адыгских конных формирований в составе русских войск в военных действиях против Крымского ханства и Швеции. К сожалению, в летописях не приводится информация о внутреннем положении адыгских племен в социально-экономическом плане. Особо в них отмечалась деятельность "большого князя" Темрюка Ильдарова, который придерживался прорусской ориентации. Приняв русское подданство, он получил значительную поддержку Ивана Грозного как политического, так и военного характера, и смог подчинить себе соперников, придерживавшихся турецко-крымской ориентации9.

О частых походах войск крымских татар против адыгов, их упорном сопротивлении сообщали письма русских послов в Крыму.

Любопытным документом является "Книга Большому чертежу" - объяснительный текст к несохранившейся карте Московского государства, составленной в 1627 году. В длинном списке народов России и сопредельных стран есть и упоминание о народах Кавказа: "А в тех горах по Тереку и по рекам иным пятигорские черкесы, и кабарда, и окохи, и осоки (иначе: осохи), и кугени, и мичкизы (иначе минкизы)"10.

Необходимо отметить и написанную в XVII в. "Скифскую историю" А. Лызлова11. В ней автор рассказал об истории татар и турок, отметив и совместную борьбу России и черкесов против Крымского ханства в XVII веке. Эта работа несколько раз переиздавалась. В частности, в 1787 г. вышло ее второе издание.

С XVIII в. наступает период систематического исследования Кавказа и его этнографии. Инициатором этого начинания выступил Петр I, по распоряжению которого на Кавказ было отправлено несколько больших экспедиций, имевших целью изучение региона в географическом и этнографическом планах. Отправлялись с исследовательскими целями на Кавказ и отдельные ученые, а также офицеры, в том числе, по личной инициативе. Они изучали, прежде всего, прикаспийские территории, в основном Дагестан.

Часть опубликованных в XVIII в. дневников, описаний и записок относилась непосредственно к Северо-Западному Кавказу. Например, асессор иностранных дел В. М. Бакунин составил "Запись показаний находящихся в С. - Петербурге кабардинских владельцев Магомета Атажукина и Апдигирея Гиляксанова и кумыцкого владельца Алиша Хамзина, ноябрь 1743 г.". В ней содержался краткий обзор особенностей управления, торговли, вооружения, земледелия, скотоводства, религии и взаимоотношений абадзехов, шапсугов, кабардинцев, карачаевцев, осетин-дигорцев и сванов12.

Представления русских научных кругов о Кавказе в известной степени отражал знаменитый "Атлас Российский", изданный Академией наук в 1745 году. Среди прочих имелась и карта "Положение мест между Черным и Каспийским морями, представляющее Кубань, Грузинскую землю и... часть реки Волги с ее устьем". Она содержала следующие этнографические обозначения, относящиеся к Северному Кавказу: Атукайцы, Черкасыяны, Сагайцы, Темиргойцы, Беслененцы, Малая Абаза, Абазинцы, Баксанцы, Каналшкы, Кахкатускы, Большая Кабарда, Бехтамак, Малая Кабарда, Андреевцы13.

В "Географическом месяцеслове" на 1770 г. была опубликована статья "Краткое изображение лежащих между Черным и Каспийским морями земель и народов" с прилагаемой к ней картой14. В этой краткой записке содержалось перечисление народов, которые, в соответствии с воззрениями того времени, обитали на Кавказе: кубанские татары, кабардинцы, черкасы, джикеты, аланы, абхазы, адыши, сванеты, шабзеты, чанеты, бамбугды, скляреты, дигоры или оседицы, кисты, цурцуки, кевы, кахеты, ляски (лекси) и др. Эта же статья была помещена в издании "Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы" (3 выпуск за 1789 г.).

В "Географическом месяцеслове" на 1772 г. была помещена статья "О Черкасской или Кабардинской земле"15. Она состояла из двух частей: большей, содержащей географический обзор Кабарды и соседних земель ("Авзазии", "Горской земли", "Кумыцкой или песчаной земли") с некоторыми историческими сведениями, и меньшей - этнографической, посвященной кабардинцам. В последней довольно подробно описывались религия кабардинцев, их судебная система, феодальные отношения, источники доходов князей, пища, одежда, производство, ремесла, торговля, экспорт и импорт, а также военное дело.

В издании "Месяцеслов исторический и географический" на 1791 г. была опубликована статья "Описание Кубани", где сообщались исторические сведения о регионе и краткие этнографические данные о населяющих ее народах: ногайцах, черкесах, адыгах и абазинах. Эту статью перепечатали в 7 выпуске "Собрания сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы" за 1791 год, что

стр. 162

наряду с содержанием других "Собраний..." свидетельствует об особом интересе в России к народам Кавказа.

В последней трети XVIII в., по поручению Академии наук, были совершены три путешествия по Кавказу, имевшие целью изучение преимущественно производительных возможностей региона и обобщение этнографических, исторических и политических данных.

И.-А. Гюльденштедт, врач и естествоиспытатель, академик, редактор "Месяцеслова географического и исторического", совершил в 1768 - 1775 гг. путешествие по юго-востоку европейской России и Кавказу, посетив последний в период с 1770 по 1773 год. В частности, он побывал в районе Кизляра и Кабарды. В 1779 г. Гюльденштедт издал работу по истории организации Кавказской линии, где привел описание крепостей, исторические сведения о регионе, характеристику взаимоотношений кумыков, чеченцев и кабардинцев с Россией. Там же автор поместил очерк о современном состоянии народов, живущих у линии, которых разделил на три группы: "черкесов", "ногайцев" и "ногайских татар", относя к числу последних балкарцев и карачаевцев. Этот же очерк был напечатан в VII выпуске "St. Petersburgisches Journal" и в "Месяцеслове историческом и географическом" на 1779 год16. Позже он был перепечатан в 4 выпуске издания "Собрание сочинений, выбранных из Месяцесловов на различные годы" за 1790 год. В 1787 - 1791 гг. издали полное описание путешествия Гюльденштедта, представляющее собой его дневник с картами и рисунками. Там имелись и данные о ряде горских народов Кавказа. Две части его работы, содержащие описание Кавказа и местных народов, были переизданы в 1815 и 1834 гг. Ю. Клапротом в его редакции и с замечаниями. Академик К. Ф. Герман, статистик и экономист, подготовил из описания Гюльденштедта систематизированное извлечение, посвященное Кавказу, издав его в 1809 г. под названием "Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа. Из "Путешествия" г-на академика И. А. Гюльденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770, 1771, 1772 и 1773 годах". Содержание этой работы посвящено кистам, ингушам, ногайцам, осетинам, кумыкам, народам Дагестана, которых автор называл общим термином "лезги", адыгам, кабардинцам, абхазам, балкарцам и карачаевцам.

П.-С. Паллас, академик, врач и естествоиспытатель в 1793 - 1794 гг. совершил путешествие по Астраханскому краю, Северному Кавказу и Крыму. Описание увиденного им вышло в Лейпциге двумя изданиями (1799 - 1801 гг.; 1803 г.). В его работе содержится краткий обзор следующих горских народов: адыгов, кабардинцев, абазинов, ногайцев, осетин, ингушей, чеченцев и сванов17. Следует заметить, что эти описания основаны не только на личных впечатлениях автора, но и на материалах литературных источников и сведениях людей, побывавших на Кавказе. Во время поездок Палласа был собран также материал по флоре и фауне региона.

Достаточно интересным являлось путешествие по Кавказу ученого-любителя польского графа Я. Потоцкого в 1798 году. После его смерти, в 1829 г., было издано сочинение графа, первый том которого содержал общеисторические произведения Потоцкого. Второй том рассказывал о путешествии по Кавказу, о кумыках, чеченцах, ингушах, адыгах, кабардинцах и ногайцах18.

Следует отметить и изданный в 1796 - 1797 гг. в Санкт-Петербурге двухтомный труд немецкого врача Я. Рейнеггса, который в 1779 - 1783 гг. жил в Грузии, а затем еще год на Кавказской линии. Этот труд представляет собой в основном географическое описание Кавказа с некоторыми отвлечениями в сторону этнографии и истории19. Содержит он и некоторые сведения об абхазах, кистах, ингушах, чеченцах, лезгинах, подробную информацию об осетинах, адыгах и кабардинцах.

Одновременно с исследованием Кавказа в этнографическом и географическом планах проводилось изучение его истории. Среди исторической литературы XVIII в. необходимо отметить труд "Ядро Российской истории" А. И. Манкиева, изданный в 1799 году. В нем события русской истории освещены в тесной связи с историей других народов. В частности, рассказывается о русско-черкесских отношениях XVI в., о посольствах горцев, династическом браке Ивана Грозного с кабардинской княжной Марией Темрюковной20.

К этому же периоду относится и деятельность В. Н. Татищева. В его трудах "История Российская" и "Лексикон российский, исторический, географический и гражданский" в полной мере отразился такой традиционный для российской исторической науки момент, как анализ проблем историко-географического характера, обусловленный многими особенностями Российского государства, и в первую очередь, его очень большими размерами и многонациональным составом. Еще во время пребывания на посту губернатора Астрахани Татищев лично и через помощников начал собирать материалы о народах Северного Кавказа и Предкавказья, об их древней и средневековой истории, этногенезе, хозяйстве, религии, исторических связях с Россией. Все они были изложены в его трудах21 При этом следует отметить, что, по его мнению, в основе расширения границ Российского государства, прежде всего восточных, лежит некое "мессианство" русского народа, предопределенное ему свыше: "Еще не было окончательно свергнуто тяготевшее два столетия над нашею

стр. 163

родиной позорное татарское иго, как уже государи московские положили в основание своей политики два начала: собирание русской земли и освобождение от поганых не одной Руси, но и всего православного Востока. До конца XVIII века Россия шла сознательно и неуклонно к осуществлению обеих заветных целей, никогда не упуская их из виду. В XIX столетии все усилия инородной и иноверной дипломатии задержать ее на этом пути приводили лишь к временным остановкам. Сила событий порывала паутину дипломатических сетей. Исторические судьбы России и православия совершались вопреки воле людской, по предопределению свыше"22.

Этим же вопросам уделяли внимание и такие крупнейшие историки второй половины XVIII в, как М. М. Щербатов23 и Н. М. Карамзин24. Они опубликовали большое количество летописных материалов по взаимоотношениям горских народов (кабардинцев и западных адыгов) с Россией, начиная с "касожских" времен и кончая XVIII веком. Особое внимание уделялось теме сближения горских народов с Россией в XVI веке. Подчеркивалось, что главными предпосылками этого процесса стали не только давние связи между ними, но, прежде всего, внешняя угроза независимости адыгов со стороны Турции и Крымского ханства. Следует отметить, что в приложениях работ этих авторов приведены сведения из источников, которые в настоящее время являются, к сожалению, утерянными.

Большое внимание с самого начала исследования Кавказа и его народов русские ученые уделяли анализу общественно-политических отношений, характерных для горских племен. К середине XVIII в., когда контакты с горскими народами стали у Российской империи все более частыми, появилась необходимость их всестороннего изучения. К этому времени Россия уже наладила тесные связи с народами Поволжья, восточноевропейского Севера, Сибири, Средней Азии, которые имели разнообразные формы общественно-политических и экономических отношений, поэтому у русской науки уже был опыт этнографической работы. Кавказские племена, имевшие много особенностей, значительно отличавших их от других народов, то есть достаточно высокие общественно-политические образования при широкой распространенности примитивных форм участия низших слоев населения в управлении обществом на фоне значительной отсталости материальной и хозяйственной культуры, вызвали у специалистов высокий интерес.

С самого начала в описаниях горских народов Кавказа, появлявшихся в русской научной литературе, повышенное внимание уделялось общественным формам и отношениям по сравнению с иными сторонами культуры и быта. Среди других особенностей горцев, на которые исследователи обратили внимание в первую очередь, было наличие у тех особых коллективов, являвшихся основными общественными ячейками горских племен. Это могли быть либо отдельные поселения, либо тесно связанные между собой небольшие группы из нескольких селений. Такие коллективы обозначались в русской науке того времени термином "общество", который был неточен, не имел четкого значения, но был привычен, так как применялся при описаниях традиционного уклада русской деревни. Российские наблюдатели также отметили тот факт, что даже в рамках одного и того же кавказского народа обычно существовали различного рода более широкие общественно-политические образования, в состав которых входили упомянутые "общества". Это могли быть и сложные политические образования с сословной дифференциацией и крепким единоличным правлением, но могли быть и гораздо более примитивные объединения нескольких "обществ" без какой-либо сильной центральной власти. Племена с первой формой организации стали называться "княжескими" или "аристократическими" (в регионе современного Дагестана - "ханствами" и "шамхальствами"), со второй - "демократическими", "вольными" и даже "республиками". Но и племена с одним "стилем" устройства могли значительно отличаться друг от друга. При этом отдельные исследователи с самого начала указывали на значительное своеобразие горского феодализма, который обычно сочетался с элементами первобытнообщинного строя. Одну из наиболее ранних характеристик западной формы горского феодализма дал И. Г. Гербер, писавший в 1728 г. о кабардинцах: "Владельцы. Оные между собой в нескольких малых княжествах разделились, из которых каждой князь имеет свой уезд. Токмо всех живущих в таких уездах подданными почитать невозможно, но больше их называют товарищами, ибо оные самовольные с князем в конпании живут и от онаго отстают и к другим пристают, ежели он с кем из оных поссорится. Также князь без совету и согласия тех, которые с ним товарством живут, ничего учинить не может, однакож князья с товарищами друг друга не оставляют и во время нужды за едино стоят"25. В. М. Бакунин, описывая в 1743 г. абадзехов, говорил о совершенно другой форме организации племени: "Владельцев не имеют, а правят между ними старики. Закона никакого не содержат и ни у кого не в подданстве"26. И. Кираев в труде "Замечание о закубанских народах", написанном в 1796 г., впервые в русской научной литературе четко различил существование двух форм организации горских племен: "Некоторые из них управляемы издревле и теперь собственными их беями или князьями, некоторые, ни от кого не завися, живут особливыми семействами на взаимных по разным условиям обрядах"27.

стр. 164

В целом, несмотря на очень давнюю историю взаимоотношений России и народов Кавказа, вплоть до начала XVIII в. русская общественность практически не имела достоверной и всесторонней информации о Северо-Кавказском регионе. Все сведения накапливались, можно сказать, случайным образом. В XVIII в. ситуация несколько изменилась, так как началось систематическое изучение данного региона, стали снаряжаться масштабные экспедиции и путешествия отдельных исследователей. Труды участников этих экспедиций значительно дополнили и расширили существовавшие ранее представления о сложном этническом составе населения Кавказа, познакомили с расселением отдельных народов, их занятиями, орудиями труда, одеждой, типами жилищ, общественным строем, религией и т. д. Долгое время адыги были одним из наименее известных народов Кавказа. Информация о них содержалась в записке В. М. Бакунина и различных месяцесловах, а также в трудах И.-А. Гюльденштедта и П.-С. Палласа. Несколько больше информации имелось о кабардинцах и народах Дагестана. Однако, все же, к началу XIX в. объем информации о Северо-Западном Кавказе был слишком мал, к тому же многие сведения являлись недостоверными, тем более, что их сбором в данный период занимались люди, которые не знали не только местных языков, но даже часто и русского. Неизбежны были и ошибки или неточности при подготовке данных работ к печати в переводах на русский с немецкого и французского языков, на которых обычно писали исследователи Кавказа XVIII века.

Таким образом, в самый ранний период знакомства России с Кавказом историография данного региона носила весьма отрывочный, по существу, случайный характер. Лишь с XVIII в. сведения о Кавказе начинаюет приобретать систематизированный характер. Большой интерес к Кавказу проявил Петр Великий, направив туда первых исследователей. Академия наук включила Кавказ в число объектов для изучения организуемыми ею масштабными исследовательскими экспедициями. С этих пор историография кавказских народов начинает заметно возрастать, хотя многие племена еще в течение долгого времени оставались малоизвестными.


Примечания

1. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 1. М. 1962, с. 65.

2. Там же, с. 146 - 147.

3. ЛАВРОВ Л. И. "Обезы" русских летописей. - Советская этнография. 1946, N 4.

4. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М. 1963, с. 18 - 22.

5. ЛАВРОВ Л. И. Адыги в раннем средневековье. В сб. статей по истории Кабарды. Нальчик. 1955, с. 45.

6. НЕКРАСОВ А. М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV-первая половина XVI в.). М. 1990, с. 66 - 67.

7. ПСРЛ. Т. 20, с. 413,563.

8. Там же. Т. 29, с. 240.

9. Там же. Т. 13. 2-я половина, с. 312 - 313.

10. Книга Большому чертежу. М. - Л. 1950.

11. ЛЫЗЛОВ А. Скифская история. Изд. 2-е. Ч. 2. М. 1787, с. 9,49,53,57.

12. Материалы по истории Осетии (XVIII век). - Изв. Сев. - Осет. Науч. - исслед. ин-та. Т. 6.1934.

13. Атлас Российский. СПб. 1745.

14. Географический месяцеслов на 1770 год. СПб. 1769.

15. Географический месяцеслов на 1772 год. СПб. 1771.

16. Месяцеслов исторический и географический на 1779 год. СПб. 1778.

17. КЕППЕН Ф. Ученые труды П. С. Палласа. -Журнал Министерства народного просвещения. 1895, N 4.

18. ПОЛИЕВКТОВ МА. Европейские путешественники XVII-XVIII вв. по Кавказу. Тифлис. 1935, с. 162 - 165.

19. Там же, с. 165 - 168.

20. МАНКИЕВ А. И. Ядро российской истории. М. 1799.

21. ТАТИЩЕВ В. Н. История Российская. В 7 т. М. 1962 - 1968. Т. 1, с. 241,273 - 324; т. 2, с. 75 - 76; т. 6, с. 229,247- 248,270 - 271; ЕГО ЖЕ. Лексикон российский, исторический, географический и гражданский. В кн.: ТАТИЩЕВ В. Н. Избранные произведения. Л. 1979, с. 302 - 303.

22. ЕГО ЖЕ. Дипломатические беседы о внешней политике России. СПб. 1898, с. 23 - 24.

23. История Российская от древнейших времен. Сочинена князем Михаилом Щербатовым. В 7 т. СПб. 1794- 1805. Т. 1, с. 38,226,307 - 308; т. 2, с. 9,509; т. 5. Ч. 1, с. 429 - 443 и др.

24. КАРАМЗИН Н. М. История государства Российского. В12 т. СПб. 1816 - 1829. Т. 1, с. 171 - 172; т. 2, с. 20 - 21; т. 8, с. 226 - 227 и др.; т. 9, с. 37,46,116 и другие.

25. История, география и этнография Дагестана, XVIII-XIX вв. Архивные материалы. М. 1958, с. 68.

26. КОСВЕН М. О. Этнография и история Кавказа. Исследования и материалы. М. 1961, с. 21 С.

27. Там же.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Народы-Кавказа-в-русской-историографии-X-начала-XIX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Е. Савельев, Народы Кавказа в русской историографии X - начала XIX в. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.11.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Народы-Кавказа-в-русской-историографии-X-начала-XIX-в (date of access: 05.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Е. Савельев:

А. Е. Савельев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
122 views rating
17.11.2020 (18 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Проблема федеративного устройства государства в Февральской революции 1917 г.
Catalog: История 
6 hours ago · From Россия Онлайн
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
7 hours ago · From джан солонар
В статье представлена авторская модель структуры профессионального имиджа современного учителя начального образования. При создании модели, автор считает целесообразностью учитывать принцип конструктивного моделирования, который предполагает соотнесение получаемых результатов, т.е. современные положения теории с одной стороны и экспериментально-практическая деятельность - с другой. В статье представлено описание по организации и проведению экспертной оценки обобщённых индивидуально-психологических особенностей характеризующих имидж. В целях стандартизации получаемых результатов, упрощения организационных вопросов, экспертная оценка проводилась по заранее подготовленному автором экспертному опроснику. Основу опросника составляют 32 выделенных, по результатам теоретического анализа, обобщённых индивидуально-психологических особенностей - структурные составляющие, характеризующих имидж учителя начального образования.
ОРЕНБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АРА (1921 - 1923 гг.)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ФОРМИРОВАНИЕ ГУБЕРНАТОРСКОГО КОРПУСА В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
В данной статье представлена структурная характеристика имиджа учителя, которая проявляется в индивидуально-психологических особенностях. Свое внимание, автор останавливает на стиле педагогической деятельности, который играет довольно значимую роль в аспекте изучаемого понятия. В статье рассматривается точка зрения, согласно которой, профессиональный имидж учителя объективизируется через язык. Самоконтроль и развитие культуры речи, способны обеспечить новый уровень профессионального имиджа учителя и т.п.
В данной статье раскрываются индивидуально-психологические особенности, характеризующие имидж учителя. В статье представлен анализ позиций различных исследователей, свидетельствующий о достаточно неоднозначной структуре профессионального имиджа учителя. Личностные особенности учителя, выделяются и подвергаются исследованию большинством ученых. Особенности профессионально-специализированного характера, которые являются сугубо специфическими в пределах педагогической деятельности, также рассматриваются учеными. Социально определенные особенности, которые являются предпосылками для внешней презентации и демонстрации профессионального имиджа учителя, тоже являются предметом исследования.
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Кроме того, по мнению некоторых ученых [2] время не есть понятие производное, а поэтому не может быть ни доказано, ни анализируемо. Время есть нечто всецело созданное нашим мышлением. Т. е., согласно этому высказыванию нельзя брать производную времени по координате или по времени.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Астрономические объекты такие, как планеты, звёзды, галактики, имеют нейтронные ядра. В процессе своего развития нейтронные ядра распадаются и происходят сложные процессы преобразования нейтронного ядра в протон-электронную плазму или в водород. На поверхности звёзд образуется плазменная «шуба». На астрономических объектах планетарного типа образуются плотные оболочки. Это заложено в цикле расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·205 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Народы Кавказа в русской историографии X - начала XIX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones