Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15811

Share with friends in SM

Традиционный подход в учебной литературе включает следующие два тезиса. Во-первых, Смутное время - это кризис во всех сферах жизни общества. Во-вторых, в начале XVII в. Россия стояла перед выбором: распад российской государственности, потеря своего суверенитета в условиях военной интервенции или - восстановление привычного государственного устройства (почти неограниченной монархии) и освобождение от вторгшихся захватчиков (частично или полностью).

В научной литературе, в отличие от учебной, разрабатываются и другие подходы. По мнению ряда исследователей, Смута открывала новые возможности в развитии общества. Создавались предпосылки для иного варианта развития страны. С этой точки зрения важно выявить новые элементы и открывавшиеся перспективы в развитии российской государственности в период Смуты, а также рассмотреть способы и методы борьбы за власть, которые использовали Борис Годунов, Василий Шуйский и другие деятели Смутного времени.

Смута внесла в общественно-политическую жизнь России три новых явления: выборный принцип формирования верховной власти, попытки ее ограничения, одновременное сосуществование двух-трех центров власти.

До 1598 г. Россия не знала выборных монархов. Но на рубеже XVI-XVII вв. впервые за многие столетия источником формирования верховной власти пытались стать хотя бы некоторые слои общества.

Киевская Русь жила обычаем, по которому великое княжение принадлежало старшему в роду (престол переходил к следующему по старшинству брату). В Московском великом княжестве в XV в. и позже в Московском государстве в XVI в. власть передавалась от отца к сыну. Еще в конце XV в. Иван III объявил: "Разве я не волен в своем внуке и в своих детях? Кому хочу, тому и дам княжество"1, Иван IV, противопоставляя себя избранному королю Речи Посполитой Стефану Баторию, также подчеркивал, что он - царь "по Божьему изволению", а не "по многомятежному человеческому хотению"2, и потому может поступать по своему усмотрению: может отказаться от нее (как он


Данилов Андрей Геннадьевич - доктор исторических наук, профессор Южно-Российского института - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Ростов-на-Дону.

стр. 78

трижды поступал), может передать Симеону Бекбулатовичу. Несмотря на все это, до 1598 г. власть постоянно переходила от отца к сыну - Иван III, Василий III, Иван IV, Федор Иванович.

7 января 1598 г. на 41-м году жизни скончался средний сын Ивана Грозного, Федор Иванович, правивший с 1584 года. Умер он бездетным. По духовной грамоте царя, престол переходил его жене, царице Ирине. Ее главными советниками, по сведениям Н. М. Карамзина, были назначены патриарх Иов, Борис Годунов и Федор Никитович Романов3, но существуют и иные версии происходившего в те часы.

В последние годы правления царя Федора все дела в стране фактически решал Борис Годунов. Среди причин его возвышения были: доверие со стороны Ивана Грозного, если по отношению к самодержцу уместен термин "доверие"; родство с молодым государем: сестра Бориса, Ирина Годунова, была замужем за царем Федором Ивановичем; личные качества государственного деятеля.

Помимо Годунова было еще три претендента на престол: глава Боярской думы, праправнук Ивана III Ф. И. Мстиславский4, бывший любимец Ивана Грозного боярин Б. Я. Бельский и - наиболее опасный противник Годунова - двоюродный брат умершего царя Федора Ивановича Федор Никитович Романов. Кровное родство с династией Рюриковичей, высокий авторитет этого рода у знати и в обществе, значительное число родственников и приверженцев среди членов Боярской думы и столичных дворян - таковы были сильные стороны этого претендента на царскую корону5. Л. Е. Морозова проанализировала персональный состав окружения Годунова и расстановку сил в Боярской думе6.

Какие приемы и методы использовал победитель в борьбе за власть? С целью избежать междуцарствия, той же ночью, когда скончался Федор Иванович, по предложению Годунова бояре, приказные и знать присягнули царице Ирине. Впервые в истории Московии женщине вручили скипетр и державу Мономаха со всеми правами неограниченной власти. Елена Глинская, мать Ивана Грозного, в 1533 - 1538 гг. правила только именем сына-младенца. По мнению Карамзина, вручение царства после смерти Федора Ивановича его жене было в интересах Годунова. Создавалось впечатление, хотя бы внешне, что Борис (после его будущего избрания царем) занял на троне место Годуновой, а не потомка Рюрика7.

15 января 1598 г., на девятый день после кончины мужа, Ирина отказалась от престола и выехала из Кремля в Новодевичий монастырь, где и постриглась в монахини. В правление вступил патриарх Иов, как первое лицо в государстве после царя. Но все дела вершились от имени царицы, по ее указу, несмотря на то, что Ирина была в монастыре.

Где был и что делал Годунов после смерти царя Федора и до созыва Земского собора, то есть с 7 января до 17 февраля 1598 года? Он вместе со своей сестрой царицей Ириной находился в Новодевичьем монастыре и внешне устранился от участия в управлении страной. Однако фактически Борис продолжал заниматься государственными делами, главным из них была подготовка Земского собора. Преданные ему люди старались настроить в его пользу бояр, дворян, купцов, горожан.

После пострига царицы Ирины часть бояр выдвинула идею о необходимости присяги Боярской думе. Однако эта идея была отвергнута. Ее противники предложили избрать на трон брата царицы Ирины - Бориса Годунова. И в тот же день (точная дата неизвестна, это произошло примерно в середине - второй половине января 1598 г.) часть бояр, священнослужителей, приказных во главе с патриархом Иовом направились в Новодевичий монастырь. Иов призывал царицу Ирину (монахиню Александру) благословить своего брата на

стр. 79

царство и тем исполнить волю Божью и народную. Одновременно патриарх просил Бориса принять корону8.

Казалось бы, свершилось то, о чем мечтал Годунов. Однако он решительно отказался. По мнению ряда историков, Годунов хотел, чтобы не одна столица, но вся Россия призвала его на трон.

Земский собор для избрания нового царя открылся через шесть недель после смерти Федора Ивановича (по православному обычаю соблюдался 40-дневный траур), 17 февраля 1598 г., заседал с перерывами и, предположительно, завершил свою работу 1 августа 1598 года. По предложению патриарха Иова была утверждена кандидатура Годунова. Борису удалось сделать так, что большинство участников Земского собора (патриарх, церковные иерархи, часть бояр, воеводы, руководители приказов) составляли люди, которые возвысились благодаря ему. Фактически управляя страной в конце 1580-х - 1590-е годы, он расставлял на важнейшие посты своих сторонников. Пришло время для них "платить долги".

20 февраля 1598 г. состоялось второе шествие к Новодевичьему монастырю, где все еще находился Годунов. Но и на этот раз он отказался принять корону, а Ирина отказалась его благословить. 21 февраля состоялся крестный ход, третье по счету шествие. Редкий случай - несли самые почитаемые на Руси иконы: Владимирской, Донской и Смоленской богоматери. Ирина благословила брата занять ее место на престоле. Годунов согласился9.

Таким образом, он трижды заставил себя упрашивать, создавая видимость того, что он не имел никаких честолюбивых замыслов, а был вынужден принять царский титул "по просьбе народа и церкви". В некотором роде Годунов использовал, повторил прием Ивана Грозного, который своим отказом от власти в декабре 1564 г. вынудил бояр просить его вернуться к управлению страной. В подобном случае правитель получает полную свободу действовать по своему усмотрению без каких-либо ограничений.

После фактического прихода к власти Годунов предпринял еще один интересный шаг: он отложил коронацию и во главе значительных воинских сил 2 мая 1598 г. отправился на Оку, отражать якобы возникшую военную угрозу со стороны крымских татар. Никаких полчищ татар там не оказалось. Вот как охарактеризовал этот поступок нового царя Карамзин: "Вместо скипетра взял меч в десницу и спешил в поле, доказать, что безопасность отечества ему дороже и короны и жизни"10. С этим объяснением совпадает мысль Р. Г. Скрынникова: "Если бы угрозы нападения и вовсе не существовало, Годунову было выгодно ее выдумать. В условиях военной опасности правитель рассчитывал сыграть роль спасителя отечества и добиться полного послушания от бояр". Своей цели он достиг. "Победа" над татарами стала хорошим поводом ублажить войско: царские пиры и щедрое денежное жалованье помогли Борису завоевать симпатии участвовавших в походе уездных дворян, детей боярских и ратных людей11. Таким образом, через два месяца царь вернулся в Москву в ореоле славы защитника Родины и, главное, с преданным ему войском. Все это делало невозможным какое-либо сопротивление со стороны недовольных Годуновым отдельных бояр.

Итак, продвижение на ключевые посты верных ему людей, искусное формирование ситуации, в которой его упрашивали принять царскую корону, завоевание на свою сторону симпатий общества и армии - вот так Годунов взошел на долгожданный трон.

Анализируя его способы и методы овладения властью, можно отметить еще одно важное обстоятельство. Юридическое и идейно-политическое обоснование законности его избрания на престол содержится в двух документах: "Соборном определении" и "Утвержденной грамоте" (1 августа 1598 г.)12. В грамоте

стр. 80

говорилось о трех источниках царских полномочий Бориса: божественное предопределение, народное волеизъявление, завещание Ивана Грозного. Согласно "Утвержденной грамоте", в частности, якобы царь Иван Васильевич, умирая, вручил сына своего Федора боярину Борису Федоровичу с такими словами: "Тебе предаю с Богом этого сына моего.., а по его смерти приказываю и царство это"13. Фальшивое завещание Грозного выдумал патриарх Иов, редактировавший "Утвержденную грамоту". Как заметил Ключевский, получалось, что Иван IV предвидел и гибель царевича Дмитрия, и бездетную смерть Федора14.

Перед нами такие явления, сопровождавшие борьбу за власть еще в конце XVI столетия, как заигрывание правителя с народом, обман масс.

Обстоятельства избрания Годунова царем в 1598 г. не остались чем-то исключительным; можно говорить о существовании тенденции формирования верховной власти с учетом мнения общества (или его части). Об этом свидетельствуют факты: и Земский собор 1613 г. с избранием Михаила Романова, и "народное сборище" (Ключевский) на Красной площади, "выкрикнувшее" в мае 1606 г., после гибели Лжедмитрия I, на царство Василия Шуйского. Лжедмитрий I не был избран Земским собором, но он смог овладеть троном в июне 1605 г. только по воле москвичей.

Проявлением русской средневековой представительной демократии может служить формирование Первым и Вторым ополчениями в 1611 и 1612 гг. "Совета всей земли", напоминавшего Земские соборы.

По мнению В. Б. Кобрина, выборы монарха - это своего рода договор между подданными и государем, а значит, шаг к правовому государству15. Поэтому неудача каждой из названных попыток знаменовала собой существование упущенных возможностей.

Всем изменениям в обществе предшествует изменение сознания людей. Дело не только в личностях правителей - Годунова, Лжедмитрия I и Лжедмитрия II, В. Шуйского, М. Романова. Важнее, очевидно, то, что менялось сознание части российского общества. В конце XVI - начале XVII в. наряду с идеей "природного" государя - хозяина страны - появляется и не проясненное еще до конца понятие о царе, избранном "землею". Новые идеи ("земля", собор решает, кому быть, кому не быть царем; без представителей всей "земли" царь не может решать никакие вопросы и т.д.) проникали во встревоженные "смутными" событиями умы.

Уместно будет обратить внимание на два характерных факта. После своего воцарения в мае 1606 г. Василий Шуйский направил в декабре 1606 г. в Польшу князя Г. К. Волконского с целью оправдать перед польским правительством истребление первого самозванца и избиение преданных ему поляков. Посол изложил официальную (в этом ее важность) точку зрения русского правительства: люди Московского государства, верша истинное правосудие, вправе были наказать злые и богомерзкие дела такого царя, как Лжедмитрий. И добавил: "Хотя бы теперь явился и прямой, прирожденный государь царевич Димитрий, но если его на государство не похотят, то ему силой на государство быть не можно". Как писал по этому поводу Ключевский, у самого князя Андрея Курбского, политического либерала XVI в., дыбом встали бы волосы, если бы он услышал такую политическую ересь16.

Другой пример. 17 февраля 1609 г. мятежный рязанский дворянин Г. Сунбулов собрал на московской площади толпу народа и потребовал от бояр, а затем и патриарха Гермогена низложить царя Шуйского. Но в толпе нашлись люди, которые возражали мятежникам: "Хотя бы царь и неугоден вам был, однако без больших бояр и всенародного собрания его с царства свести неможно". Как видно, всенародное собрание с боярами во главе считалось единственным учреждением, уполномоченным решать такие важные дела. При этом власти под-

стр. 81

держивали такой взгляд на значение всенародной воли в решении коренных политических вопросов. Ту же самую мысль, которую выразили мятежникам на площади, высказал и сам царь. Когда Сунбулов со своими сторонниками ворвались во дворец, Шуйский встретил их словами: "Если вы хотите убить меня, я готов умереть; если же хотите согнать меня с престола, то вам этого не сделать, пока не соберутся все большие бояре и всех чинов люди, и какой вся земля приговор постановит, я готов поступить по тому приговору". Новизна состоит в том, что всенародное земское собрание считается вправе не только избирать царя, но при случае и судить его17.

Об изменении сознания части общества в начале XVII в. писал еще Ключевский. Он указывал на то, что из потрясения, пережитого в Смутное время, люди Московского государства вынесли обильный запас новых политических понятий, с которыми не были знакомы их отцы, люди XVI века. Рядом с государевой волей, а иногда и на ее месте теперь не раз становилась другая политическая сила, вызванная к действию Смутой, - воля народа, выраженная в приговорах земского собора, в московском народном сборище, выкрикнувшем царя Василия Шуйского, в съездах выборных от городов18.

Историк также отмечал, что обстоятельства заставляли тогда общество принимать прямое участие в государственных делах, и само правительство вовлекало его в это участие, обращаясь к народу с воззваниями. Слова, малознакомые прежде, - совет всей земли, общий земский совет, всенародное собрание - стали ходячим выражением новых понятий, овладевших умами. Из этих понятий всего глубже врезывалась в общественное сознание мысль об избрании государя "советом всей земли". Расширяясь, эта мысль захватила все земские дела; о всяком земском деле считали необходимым учинить "крепкий общий совет", и для того города устраивали съезды, выбирая из своей среды "лучших людей" от всех чинов. Без выборных представителей всех чинов не решались делать никакого важного шага. Посольство митрополита Филарета и князя В. В. Голицына к Сигизмунду в 1610 г. сопровождала свита, в которой числилось свыше 1000 человек, выборных из всяких чинов. Идя к Москве, князь Пожарский грамотами по городам также вызывал в свой стан выборных из всяких чинов. Хотели, чтобы при каждом акте государственной важности присутствовала по возможности вся земля в лице своих представителей и этим присутствием засвидетельствовала, что дело велось открыто и прямо. Вожди ополчения хотели в точности осуществить "клином вбитую Смутой в умы" идею всенародного, "вселенского" или "всемирного совета", по выражению актов того времени19.

После окончания Смуты весь XVII век наблюдается тенденция ослабления выборного начала в центре и на местах.

Еще одним новым элементом в развитии российской государственности на рубеже XVI-XVII вв. были попытки ограничить власть царя. Некоторые исследователи (со ссылками на Ключевского) за период Смуты насчитали четыре таких попытки20: а) при избрании царем Бориса Годунова в 1598 г.; б) "Подкрестная запись", которую дал В. И. Шуйский, взойдя на трон в мае 1606 г.; в) два договора (от 4 февраля и 17 августа 1610 г.) об условиях приглашения Владислава на московский престол; г) версия об "ограничительной записи", составленной при избрании царем Михаила Романова в феврале 1613 года.

По сведениям В. Н. Татищева (на которые в дальнейшем ссылались С. М. Соловьев, С. Ф. Платонов и другие исследователи), в 1598 г. бояре, много натерпевшиеся при Иване Грозном, при Годунове - выборном царе из своей среды - ожидали получить более или менее оформленные гарантии от царского произвола (грамоту или какой-нибудь "акт", "крестоцеловальную запись" и т.п., на "худой конец" - хотя бы устное обещание)21. Но Годунов пересидел, или, по выражению Ключевского, "перемолчал" бояр, и был избран на Земском

стр. 82

соборе царем без формальных ограничений власти. Он не хотел ни уступать боярам, ни прямо отказать в ожидаемых гарантиях. С этой целью был разыгран (по договоренности с патриархом Иовом) весь спектакль с неоднократным отказом от престола. Платонов считал, что "в этом деле умный Борис оказался дальновиднее боярства"22.

Противоположную точку зрения по данному вопросу высказывал Ключевский. Он полагал, что личные амбиции, властолюбие нового правителя, его нежелание даже частично считаться с интересами бояр стали причиной будущей трагедии страны и самой семьи Годуновых. Суть проблемы состояла в том, что "Борис был не наследственный вотчинник Московского государства", то есть не "природный" государь, а царь, избранный "землею". "Чтобы не быть смешным или ненавистным, ему следовало и вести себя иначе"23.

Перед Годуновым стоял выбор, который возникал и в прошлом и в будущем перед правителями многих государств: поступиться частью полномочий и сохранить власть или ничего не уступить и потерять все.

Сила, преимущество Годунова перед потенциальными противниками или представителями более знатных княжеских родов заключалась именно в том, что он был избран на Земском соборе, то есть мог опереться на поддержку большей части бояр, приказных, дворян, церкви, горожан. И Годунов решил править страной как "природный" государь. Почему? Он не просто уцелел в годы террора, что свидетельствует о его определенных качествах. Он был любимцем Грозного, женился на дочери всесильного Малюты Скуратова. Грозный женил своего сына Федора на сестре Бориса Ирине Годуновой. По слухам, Годунов был среди тех пяти бояр, кого умиравший тиран просил помочь своему сыну Федору управлять страной24. Понятно, что в ближайшем окружении Ивана к концу его царствования могли уцелеть только те, кто разделял его взгляды на методы управления страной. Трудно было бы ожидать от нового правителя такого склада, что он перейдет к демократическим институтам правления. Заняв престол, Годунов и стал править так же, как его учитель и благодетель - Иван Грозный. В то же время он внес частичные изменения в свои отношения с боярами: вместо публичных казней, которые любил устраивать Грозный для устрашения элиты, Борис устранял врагов тайно. Но он сохранил главное - единоличную неограниченную власть монарха. (То же произошло спустя столетия. Придя к власти после смерти И. В. Сталина в 1953 г., Н. С. Хрущев, как его верный ученик и соратник - иначе он не уцелел бы в его ближайшем окружении, отказавшись от частностей, например, массового террора, сохранил созданную Сталиным систему организации власти, и ожидать от него демократизации системы было нереалистично.)

Нежелание считаться с интересами господствующего класса, стремление править единолично неизбежно восстановили против нового царя значительную часть боярства. Создались условия, при которых удалась политическая комбинация, подготовленная Романовыми и Шуйскими. Первые с помощью самозванца свергают Годунова. Вторые доказывают, что властью овладел самозванец, и свергают его. После этого бояре думали избрать из своей среды нового царя, который будет считаться с их интересами. Мнение Кобрина о том, что в условиях Смуты Годунов стремился к сплочению, консолидации всего господствующего класса25, имеет дискуссионный характер. Историк прав, когда далее отмечает, что это была единственно правильная политика в условиях всеобщего разорения страны. Именно отказ Годунова считаться с мнением знати, отказ от "единственно правильной политики" и привел к последующей борьбе за власть и потрясениям в стране.

Вторая попытка ограничить власть царя была предпринята в мае 1606 г., когда на престол взошел Василий Шуйский. 17 мая 1606 г. в Москве одновре-

стр. 83

менно произошли два важных события. Первое - это дворцовый переворот и убийство Лжедмитрия I заговорщиками во главе с Шуйским. Второе - инсценированное заговорщиками восстание горожан против поляков, прибывших на свадьбу Лжедмитрия с Марией Мнишек (она состоялась 8 мая 1606 г.). Было убито, по разным данным, от 1200 до 2135 шляхтичей. Месть оскорбленной шляхты и магнатов, потерявших в России родных и друзей, на долгие годы стала одним из важнейших факторов, предопределивших вооруженную борьбу поляков (официальную или под знаменем Лжедмитрия II) против русских. Цель инсценированного восстания состояла в том, чтобы "прикрыть", закамуфлировать убийство популярного в народе "царевича Димитрия".

Через день после переворота, 19 мая 1606 г., в 6 часов утра купцы, ремесленники, москвичи толпились на Красной площади. Бояре, чины придворные, представители духовенства вышли на площадь и предложили избрать патриарха, который должен был стоять во главе временного правления и разослать грамоты для созыва "советных людей из городов". Понятно, насколько опасно было для Шуйского избрание патриархом кого-либо, кто окажется равнодушным к нему, или еще хуже - противника. На предложение бояр из толпы закричали, что царь нужнее патриарха, а царем должен быть князь Василий Иванович Шуйский. Этому сборищу, которое только что продемонстрировало свою силу истреблением Лжедмитрия, никто не осмелился противодействовать. Таким образом, как отмечают исследователи, Шуйский был даже не избран, но "выкрикнут" царем и, таким образом, взял власть так же, как был свергнут Лжедмитрий, заговором: не только без согласия всей земли, но даже без согласия всех жителей Москвы26.

Историческая справка. Князь Василий Иванович Шуйский (1552 - 1612) был представителем рода нижегородско-суздальских Рюриковичей, потомком Александра Невского. Его политическая биография полна взлетов и падений27. Бесчестный интриган, всегда готовый солгать и даже подкрепить ложь клятвой на кресте. О его моральном облике можно судить по следующим трем фактам. В 1591 г. он возглавлял специальную комиссию Боярской думы, признавшую ненасильственный, случайный характер смерти царевича Дмитрия. В 1605 г. Шуйский заявил москвичам о том, что в 1591 г. царевич чудом спасся, и признал Лжедмитрия царем. В 1606 г. он утверждал, что Лжедмитрий - самозванец, а настоящий царевич Дмитрий погиб еще в 1591 г., но не случайно, а по приказу Годунова. По инициативе нового государя царевич Дмитрий был канонизирован в качестве святого, как убиенный по вине Бориса - новый царь стремился застраховать себя от появления новых самозванцев. Ключевский называл его "царь-заговорщик" и характеризовал следующим образом: "Это был пожилой, 54-летний боярин небольшого роста, невзрачный, подслеповатый, человек неглупый, но более хитрый, чем умный, донельзя изолгавшийся и изынтриганившийся, прошедший огонь и воду, видавший и плаху, и не попробовавший ее только по милости самозванца, против которого он исподтишка действовал, большой охотник до наушников и сильно побаивавшийся колдунов"28.

В борьбе Шуйского за власть выделяется ряд важных моментов.

Во-первых, он не захотел быть избранным Земским собором, как Годунов, хотя такой созыв предполагался. Тому есть ряд объяснений. Годунов имел все основания требовать созыва выборных от всех городов. Он долгое время был реальным правителем (и далеко не худшим) еще при Федоре Ивановиче. О его успехах знала вся страна. Плохое о Годунове было известно преимущественно в Москве, хорошее - в провинции. Годунова поддерживал патриарх, имевший сильное влияние на участников Земского собора 1598 года. В другом положении находился Шуйский в 1606 году. Его хорошо знали только в Мос-

стр. 84

кве, но мало знали в провинции. Для выборных из других городов Шуйский был известен не более, чем Голицын или Воротынский. Патриарха в тот момент вообще не было, так как Игнатия, который поддерживал Лжедмитрия, свергли почти одновременно с самозванцем. В такой ситуации выборные из других городов могли легко подпасть под влияние противников Шуйского. К тому же немало было тех, кто не одобрял расправу над Лжедмитрием. В этих условиях, поскольку Шуйскому было опасно дожидаться выборных от провинции, он отказался от идеи созыва Земского собора.

Во-вторых, как писал Ключевский, свое царствование Шуйский "открыл рядом грамот, распубликованных по всему государству, и в каждом из этих манифестов заключалось, по меньшей мере, по одной лжи"29. По всей стране были разосланы три грамоты: а) от имени бояр, окольничих, дворян и всяких людей московских с извещением о гибели Лжедмитрия и возведении на престол Шуйского, б) от имени нового царя Шуйского: в ней содержались аргументы о самозванстве Лжедмитрия и его измене, в) от имени царицы Марфы (вдовы Ивана Грозного, матери царевича Дмитрия), в которой она отрекалась от Лжедмитрия. Во всех трех грамотах утверждалось, что "вор Гришка Отрепьев на государстве учинился бесовскою помощью и людей всех прельстил чернокнижеством"30.

У многих москвичей, и особенно жителей провинции, возникало много вопросов. Всего год назад народ уверяли в том, что новый царь есть истинный Дмитрий; теперь уверяют в обратном: твердят, что самозванец грозил гибелью православной вере, хотел делиться с Польшей русскими землями, объявляют, что он за это погиб. Но как погиб - это остается в тайне. Объявляют, что избран новый царь. Но, как и кем - неизвестно: никто из провинции не был на этом собрании, оно прошло без ведома остальной России. Отсутствие достоверных сведений порождало сомнение, недоверие к официальной версии, тем более что новый царь занял престол тайком от всей страны. До этого времени в провинции верили Москве, признавали истинным каждое слово, доходившее из столицы. Теперь в официальном разъяснении сказано, что "чародей прельстил Москву омрачением бесовским". Естественно возникал вопрос, не омрачены ли москвичи и Шуйским?

Раньше Москва была признанным центром Российского государства. Потеряв доверие к Москве, в провинции стали верить всем и всему неблагоприятному для власти, особенно когда стали приезжать на места люди, недовольные переворотом и новым царем Шуйским31.

Таким образом, уже сам способ, каким Шуйский занял престол, стал источником слабости его власти, объективно восстановил против него немало врагов. Кроме того, было подорвано доверие провинции к столице как средоточию власти.

В-третьих, 19 мая 1606 г. Шуйский после провозглашения его царем направился в Успенский собор Кремля и совершил, по мнению Ключевского, "поступок, который показался боярам революционной выходкой". Как указывается в летописи, Шуйский заявил: "Целую крест всей земле на том, что мне ни над кем ничего не делати без собору". Новый царь предложил поставить Земский собор на место Боярской думы, традиционной сотрудницы государей в делах суда и управления, перенести центр тяжести государственной жизни из боярской среды в народное представительство. Уникальность, двусмысленность ситуации заключалась в том, что править вместе с Земским собором собирался царь, побоявшийся занять престол с его помощью. Для чего это было сделано? Надо полагать, Шуйский был связан определенными обязательствами перед боярами - участниками заговора против Лжедмитрия: управлять страной, учитывая их интересы. Но теперь царь надеялся, с одной стороны, найти в Земс-

стр. 85

ком соборе противовес Боярской думе и тем самым избавиться от боярской опеки. С другой стороны, ограничить его власть Земский собор - учреждение, не имевшее за собой никакого опыта, - на деле было не в состоянии32. Таким образом, на практике новый глава государства стремился управлять без каких-либо ограничений.

В-четвертых, по мнению ряда историков, независимо от личных качеств Шуйского, с его воцарением проявилось начало позитивных перемен в политическом строе. Вступая на престол, правитель ограничил свою власть, и условия этого ограничения изложил в разосланной по областям записи, на которой он целовал крест ("подкрестная", или "крестоцеловальная" запись Шуйского).

Царь обещал дела о наиболее тяжких преступлениях вершить непременно "с бояры своими", то есть с думой. Он отказывался от права конфисковывать имущество у непричастной к преступлению семьи и родни преступника. Кроме того, он обещал заменить чрезвычайный суд по доносам, с пытками и оговорами, на тщательное разбирательство с очными ставками, свидетельскими показаниями и т.д. В конце записи царь обязывался "без вины опалы своей не класти"33.

Ключевский оценивал грамоту следующим образом. Это - первый опыт построения государственного порядка на основе формально ограниченной верховной власти. Прежде всего, Шуйский отказывался от трех прерогатив, в которых наиболее явственно выражалась личная власть царя: 1) "опала без вины", царская немилость без основательного повода, по личному усмотрению; 2) конфискация имущества у непричастной к преступлению семьи и родни преступника - отказом от этого права упразднялся старинный институт политической ответственности рода за родичей; 3) чрезвычайный следственно-полицейский суд по доносам с пытками и оговорами, без очных ставок, свидетельских показаний и других средств нормального процесса. Эти прерогативы составляли существенное содержание власти Московского государства, выраженное словами Ивана III: "Кому хочу, тому и дам княжение", или словами Ивана IV: "Жаловать своих холопей вольны мы и казнить их вольны же". Отказываясь от своих прерогатив, Шуйский превращался из государя холопов в царя подданных, правящего по законам.

Еще один важный момент: в устройство верховной власти вводился акт, совершенно изменявший ее характер. Мало того, что царь Василий ограничивал свою власть: крестной клятвой он скреплял ее ограничение и являлся не только выборным, но еще и присяжным царем. Присяга отрицала в своем существе личную власть царя прежней династии34. Ивану III или Ивану IV и в голову не могло прийти, что не их "холопы" им, а они своим "холопам" будут присягать, "целовать крест".

Как подметил Л. В. Черепнин, Шуйский в 1606 г. отказался от тех прав, которые Иван Грозный в 1564 г., в начале опричнины, потребовал от сословий признать за ним, - безоговорочного права казнить и подвергать опале своих врагов. По мнению историка, с 1606 г. наблюдался известный сдвиг во взаимоотношениях верховной власти и сословий, произошел отход от теории и практики самодержавия Грозного35. Кобрин оценивал "крестоцеловальную" запись Шуйского как первый договор царя со своими подданными; первый, робкий и неуверенный, но шаг к феодальному правовому государству36.

Однако А. Л. Янов предлагает задуматься над следующим тезисом. В начале XVII в. сторонники, условно говоря, европейской части отечественной политической культуры и политической системы (вечевые вольности, права и свободы знати, Судебник 1550 г., традиции участия в управлении страной Боярской думы и Земского собора, право крестьян переходить от феодала к феодалу в Юрьев день) оказались в значительно худшем положении, чем до опрични-

стр. 86

ны. После опричнины и в системе организации власти, и в умонастрениях усилились, если не сказать - стали преобладающими, черты восточного деспотизма. Состоялось фактическое закрепощение крестьян, подверглось разгрому земское самоуправление. Нерешенные проблемы, стоявшие перед Избранной радой в середине XVI в., к началу XVII в., к тому же в условиях угрозы польского нашествия, только обострились. В таких условиях "дело нужно было делать, а не только крест целовать". Происходило сползание страны к самодержавию, но Василий Шуйский ни о каких радикальных реформах не думал и поэтому обречен был остаться проходной фигурой в русской политической истории, по сути, такой, какой оказался триста лет спустя А. Ф. Керенский37.

В исторической литературе (Ключевский, Б. Н. Чичерин, Платонов, Черепнин, Кобрин и др.) существуют различные оценки "подкрестной" записи Шуйского, касающиеся вопросов: ограничивал ли он свою власть царя или это был только "торжественный манифест" (Платонов); ограничивалась ли только судебная власть или также и политическая38.

Против преувеличения важности этого документа говорит, казалось бы, то, что обещание ограничить свою власть дал Шуйский - деятель, который неоднократно доказывал неумение и нежелание держать данное слово. Но важно все же учитывать, что всем изменениям в обществе предшествуют изменения в сознании людей. Дело не в Шуйском. Новые идеи проникали в умы россиян.

Случайно ли, что основные положения "подкрестной" записи повторялись в двух договорах 1610 г., заключенных 4 февраля ("тушинцами") и 17 августа ("семибоярщиной") с польским королем Сигизмундом III о призвании на русский престол его сына Владислава. Эти два события условно можно считать третьей попыткой ограничения власти царя в России.

Первый договор был подписан в следующей исторической обстановке. Осенью 1609 г. в Тушине наблюдался политический кризис. Польскому королю Сигизмунду III, который в сентябре 1609 г. вторгся в пределы России, удалось расколоть поляков и русских, объединившихся под знаменами Лжедмитрия II. Усилившиеся разногласия, а также пренебрежительное отношение шляхтичей к самозванцу вынудили Лжедмитрия II бежать из Тушина в Калугу 27 декабря 1609 года. Поляки из Тушинского лагеря во главе со своим предводителем Рожинским в большинстве подчинились Сигизмунду III. Не видя больше возможности свергнуть Шуйского с помощью Лжедмитрия II и не желая признавать его царем, вожди Тушинского лагеря во главе с патриархом Филаретом и боярином М. Салтыковым разработали план приглашения на русский престол сына Сигизмунда III - польского королевича Владислава.

Переговоры проходили под Смоленском в ставке Сигизмунда III с 31 января по 4 февраля 1610 года. В состав делегации от русских тушинцев входили бояре М. Г. и И. М. Салтыковы, князь В. М. Масальский, думный дворянин и посольский дьяк И. Т. Грамотин и др. Они выступали от имени патриарха Филарета и "всей земли". (Конечно, действительных полномочий выступать от имени всей земли у них не было.)

4 февраля 1610 г. договор был подписан. Это крупный памятник политической и правовой мысли первой половины XVII в., в котором наиболее полно были разработаны вопросы государственного устройства, положения сословий, отношений монарха со своими подданными.

Россия мыслится как сословно-представительная монархия. Государь делит свою власть с двумя учреждениями - Боярской думой и Земским собором. В договоре впервые разграничивается компетенция каждого учреждения. Только Земский собор имеет право менять основные законы российского государства того времени: исправлять или дополнять судный обычай и Судебник. В

стр. 87

случае, если Земский собор обратится к царю с какими-то вопросами, не предусмотренными данным договором, царь должен решать возникшие вопросы только вместе с Земским собором "по обычаю Московского государства". Без согласия Боярской думы царь не может: а) издавать текущие законы, б) вводить новые налоги, в) никого карать, лишать чести, отправлять в ссылку, понижать в чинах, г) решать вопросы о наследстве после умерших бездетно и т.д.

Порядок службы государю предусматривал ряд ограничений его воли: польским и литовским панам не давать правительственных мест в Московском государстве, больших чинов людей без вины не понижать, малочиновных возвышать по заслугам. По мнению исследователей, в последнем пункте нельзя не видеть влияние людей незнатных, поднявшихся "наверх" в период Смуты и не желавших терять свое место при дворе.

В тексте договора от 4 февраля 1610 г. права, ограждавшие личную свободу каждого подданного от произвола власти, были разработаны, по мнению Ключевского, полнее, чем в записи Шуйского 1606 года. Кроме того, в договоре были указаны гарантии против поглощения России Речью Посполитой, имелись статьи, предусматривавшие неприкосновенность русской православной церкви, права и преимущества отдельных сословий, определявшие положение крестьян, холопов, казаков, вопросы внешней политики и торговли, возврат русских из польского плена и даже право всем желающим ездить учиться в другие христианские страны.

Самым же важным было то, что в договоре получили свое дальнейшее развитие основы договорных отношений между монархом и страной, которые были намечены в "крестоцеловальной" записи Шуйского. Статьи соглашения были составлены так, чтобы занятие Владиславом русского престола не представляло угрозу для Московского государства. Владиславу договор отводил роль русского царя польского происхождения, подобно тому, как его отец Сигизмунд был польским королем шведского происхождения.

Бояре совершили одну, но существенную ошибку. Они подписали договор, не согласовав важный пункт - о вероисповедании будущего царя Владислава. В соответствующей статье указывалось, что Владислав должен венчаться на царство в Москве от русского патриарха по старому обычаю. За этим пунктом стоял политический расчет: по законам Речи Посполитой король обязательно должен был быть католиком. Приняв православие, Владислав лишался прав на польский престол. Делалась невозможной личная, а равно и государственная уния России и Речи Посполитой, чреватая в дальнейшем для России утратой независимости. Воинствующий католик, потерявший из-за приверженности римской вере шведский престол, Сигизмунд III не соглашался на принятие Владиславом православия. По настоянию короля в соответствующую статью договора было внесено уточнение, что "это условие будет исполнено, когда водворится совершенное спокойствие в государстве". Такая поправка давала Сигизмунду III основание не посылать 15-летнего сына в Москву, одновременно претендуя на управление Россией39.

Но русские тушинцы, подписавшие договор 4 февраля 1610 г., не представляли ни правительство в Москве, где на престоле сидел Шуйский, ни всю русскую землю, ни даже самозванца "царевича Дмитрия".

Есть историки (например, Черепнин), которые считали данный договор "антипатриотичным, антинародным"40. Другие авторы с этим не согласны. По мнению Ключевского, "договор 4 февраля - это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных"41. Чичерин в работе "О народном представительстве" (1899 г.) указывал, что договор 4 февраля 1610 г. "содержит в себе

стр. 88

значительные ограничения царской власти; если бы он был приведен в исполнение, русское государство приняло бы другой вид"42. Положительно оценивал идеи договора Кобрин43.

Важный, ключевой момент состоит в том, что русские решили пригласить иностранца стать русским царем на собственных, русских условиях, гарантирующих самостоятельность и независимость России. Таким образом, это не было капитуляцией перед интервентами.

Подписанию договора о приглашении королевича Владислава на русский престол "семибоярщиной" 17 августа 1610 г. предшествовали следующие события. 12 марта 1610 г. в Москву торжественно вошли русские войска под руководством 24-летнего талантливого полководца и дипломата М. В. Скопина-Шуйского, племянника царя. Появился шанс полного разгрома сил самозванца, а затем и освобождения страны от войск Сигизмунда III. Однако накануне выступления русских войск в поход Скопин-Шуйский 23 апреля 1610 г. был отравлен на пиру у князя Ивана Михайловича Воротынского и через две недели скончался44. Вместо него командовать войсками был назначен бездарный брат царя, Дмитрий Шуйский. Молва приписывала его жене, княгине Екатерине, дочери Малюты Скуратова, отравление М. В. Скопина-Шуйского. Она якобы надеялась на то, что после смерти бездетного Василия Шуйского престол займет его брат Дмитрий, и она станет царицей. Популярный в народе и в войсках племянник царя Михаил Скопин-Шуйский был преградой этому замыслу.

24 июня 1610 г. русские были наголову разбиты польскими отрядами под командованием гетмана С. Жолкевского у деревни Клушино близ Можайска. Таким образом, в начале июля 1610 г. к Москве с запада приближались войска Жолкевского, а с юга вновь подошли войска Лжедмитрия II. В этой ситуации 17 июля 1610 г. усилиями Захария Ляпунова (брата мятежного рязанского дворянина П. П. Ляпунова) и его сторонников Шуйский был свергнут и 19 июля насильно пострижен в монахи (с целью не позволить ему в будущем вновь стать царем). Патриарх Гермоген не признал этого пострига.

Историческая справка. Пришедшие к власти в Москве бояре передали Василия Шуйского вместе с братьями Дмитрием и Иваном в руки поляков. 30 октября 1610 г. гетман Жолкевский привез Василия в ставку Сигизмунда III под Смоленск. По преданию, когда от Шуйского потребовали, чтобы он поклонился королю, тот ответил: "Нельзя московскому и всея Руси государю кланяться королю: праведными судьбами божиими приведен я в плен не вашими руками, но выдан московскими изменниками, своими рабами"45. Через год, 29 октября 1611 г., пленного московского царя вместе с братьями в открытой карете провезли по улицам Варшавы. Этим действием власть стремилась продемонстрировать своим подданным победу над Россией. Можно предположить, что плен сломил Шуйского. Во время приема у короля в тот же день и сам Василий, и его братья кланялись Сигизмунду до земли. После этого им разрешили поцеловать его руку. У присутствовавших это вызвало удивление и жалость46. После приема Василия и Дмитрия с женой Екатериной заключили в Гостынский замок, находящийся в 50 км от Варшавы. Здесь они вели уединенный образ жизни. Еще через год, 12 сентября 1612 г., Василия Шуйского не стало. Его брат Дмитрий пережил Василия на два месяца. Он умер 15 ноября. В тот же день скончалась и его жена Екатерина. Согласно легенде, Шуйского похоронили на перепутье трех дорог. На могиле поставили столп с надписью: "Здесь покоится прах московского государя Василия. Полякам на похвалу, Московскому государству на укоризну". Только младший брат Василия Иван Иванович получил возможность, по Деулинскому перемирию 1618 г., вернуться на родину. После его смерти род Шуйских в России пресекся. В посмертной судьбе Василия Шуйского решающую роль сыграл пат-

стр. 89

риарх Филарет. Он сам пережил польский плен и там проникся сочувствием к бывшему московскому государю. Многолетние усилия дали свой результат (по Соловьеву, за содействие в данном вопросе канцлеру, сенаторам и ближним королевским людям было отпущено соболей на 3674 рубля). 11 июня 1635 г. тело Василия Шуйского в присутствии царя Михаила Романова и патриарха Иоасафа (много сделавший для этого Филарет скончался в 1633 г.) было торжественно захоронено в усыпальнице московских князей, Архангельском соборе Кремля. Одновременно из Польши вернули тела Дмитрия Шуйского и его жены Екатерины47.

Итак, в июле 1610 г. власть в Москве перешла к Боярской думе во главе с боярином Мстиславским. Новое временное правительство называли "семибоярщиной" ("седьмочисленные" бояре). В его состав вошли представители наиболее знатных родов Ф. И. Мстиславский, И. М. Воротынский, А. В. Трубецкой, А. В. Голицын, И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев, Б. М. Лыков48. Термин "семибоярщина" корректно употреблять для периода только второй половины 1610 года.

Соотношение сил в столице в июле - августе 1610 г. было следующим. Патриарх Гермоген и его сторонники выступали как против самозванца, так и против любого иностранца на русском престоле. Возможными кандидатурами представлялись им князь В. В. Голицын или 14-летний Михаил Романов, сын митрополита Филарета (бывшего Тушинского патриарха). Так впервые прозвучало имя М. Ф. Романова. Большинство бояр во главе с Мстиславским, дворяне и купцы выступали за приглашение королевича Владислава. Они, во-первых, не хотели иметь царем никого из бояр, помня неудачный опыт правления Годунова и Шуйского, во-вторых, надеялись получить от Владислава дополнительные льготы и выгоды, в-третьих, опасались разорения при воцарении самозванца. Городские низы стремились посадить на трон Лжедмитрия II. Учитывая, что Москва находилась фактически в осаде и не было ни времени, ни возможности созывать Земский собор49, как это первоначально предполагалось, пришлось выбирать из двух реальных претендентов, которые силой пытались захватить столицу. Для бояр и дворян меньшим "злом" был Владислав, поэтому они согласились признать его своим царем.

17 августа 1610 г. московское правительство заключило с гетманом Жолкевским договор об условиях приглашения на русский престол польского королевича Владислава. В основу был положен текст договора 4 февраля 1610 г. с некоторыми дополнениями и изъятиями50. Самое важное в этом документе было то, что полномочия русского царя ограничивались Земским собором и Боярской думой. Известно, что данный проект также не удалось реализовать. Сигизмунд III под предлогом неспокойствия в России не отпустил сына в Москву. В столице от его имени распоряжался гетман А. Гонсевский. Польский король, обладая значительной воинской силой, не захотел выполнять условия русской стороны и решил присоединить Московское государство к своей короне, лишив его политической самостоятельности. Боярское правительство не смогло помешать этим планам, и в столицу был введен польский гарнизон. В 1611 г. было создано пропольское правительство, состоявшее преимущественно из тушинских бояр и дьяков. В тот период тушинцы (бывшие сторонники Лжедмитрия II) возглавляли 15 приказов из 1851. Договор об условиях приглашения на русский престол польского королевича Владислава от 17 августа 1610 г. не был реализован на практике.

Таким образом, третья попытка ограничить власть царя закончилась безрезультатно, если не считать того, что у этой идеи появлялось все больше сторонников.

Четвертая подобная попытка была предпринята, по мнению Ключевского и ряда исследователей, в феврале 1613 года.

стр. 90

К этому времени идея о необходимости ограничить власть царя нашла немало сторонников в высшей знати. Об этом свидетельствовало, помимо всего ранее происходившего, еще одно обстоятельство. Митрополит Филарет, отец Михаила Романова, бывший тушинский патриарх, узнав о созыве в 1613 г. избирательного собора в Москве, писал туда из польского плена, что восстановить власть прежних царей (по смыслу - единоличную власть) - значит подвергнуть отечество опасности окончательной гибели, и он скорее готов умереть в польской тюрьме, чем на свободе быть свидетелем такого несчастья52.

Анализируя отечественные и иностранные источники середины XVII - первой половины XVIII в., Ключевский сделал вывод о том, что за кулисами Земского собора состоялась негласная сделка придворных, стремившихся обеспечить личную безопасность бояр от царского произвола53. Такое же мнение высказывали Соловьев, Д. И. Иловайский, некоторые другие дореволюционные историки54. В то же время документальных доказательств того, что Михаил Романов при избрании его царем в 1613 г. письменно ограничил свою власть, на сегодня нет.

Таким образом, идеи ограничения самодержавной власти, передачи части властных полномочий обществу в лице Земского собора и Боярской думы получили отражение в политической борьбе по вопросам государственного управления на рубеже XVI-XVII вв. и высказаны в отдельных юридических актах.

Еще одним новым элементом в развитии российской государственности на рубеже XVI-XVII вв. было одновременное сосуществование двух-трех центров власти в стране.

Казалось бы, что здесь нового? В 1565 - 1572 гг. страна уже была разделена на две части - земщину и опричнину, в каждой из которой действовали свои органы власти. Но дело в том, что в тот период подобное разделение было скорее формальным, чем фактическим. Реально вся полнота власти находилась в руках Грозного. Принципиально иным было состояние власти в начале XVII века.

С лета 1606 по лето 1608 г. в стране сложилась следующая ситуация. В Москве действовало правительство Василия Шуйского55. Значительное число территорий страны его власть не признавало. Начавшаяся летом 1606 г. борьба различных социальных слоев против Шуйского проходила под лозунгом восстановления на троне чудом спасшегося от боярского заговора царя Дмитрия. Но реального носителя имени царя Дмитрия долго не было. В таких условиях в повстанческом лагере не было единого центра. Путивль, где распоряжался один из вдохновителей восстания, князь Г. Шаховской, играл роль оппозиционного центра, но только местного. Одновременно именем царя летом 1606 - осенью 1607 г. распоряжался его "воевода" - Иван Болотников. Его ставка перемещалась по маршруту Калуга - Коломенское (под Москвой) - Калуга - Тула. Однако и намеков на действительно столичные функции в ставке Болотникова, как и в Путивле, не было. Важно другое - и правительственный и повстанческий лагеря наглядно демонстрировали рыхлость управленческих рычагов, слабость центральной власти.

Положение изменилось с появлением летом 1607 г. в пограничном русском городе Стародубе второго самозванца - Лжедмитрия II. Летом 1608 г. в Тушине (в нескольких верстах от Москвы) была создана резиденция "царя Дмитрия Ивановича"56. Впервые за годы Смуты возникло два параллельно существующих государственно-политических центра.

Как и в Москве, в Тушине при Лжедмитрии II функционировали Боярская дума, государев двор (с почти полным набором чиновных групп дворовых), приказы, Большой дворец, казна и иные учреждения. На высоких постах оказались незнатные, а порой и вовсе "беспородные" люди. Например, И. М. За-

стр. 91

руцкий, казачий атаман родом из Тернополя, получил чин боярина, главы Казачьего приказа и стал командующим всеми казачьими отрядами и станицами. Вместе с тем в Боярской думе у Самозванца заседали и Рюриковичи (князья Засекины, Сицкие, Мосальские, Долгоруковы), Гедиминовичи (князья Трубецкие), аристократы - князья Черкасские, представители старомосковских боярских фамилий (Салтыковы, Плещеевы)57.

Впервые на Руси появились два патриарха. В Москве это был в 1606 - 1611 гг. Гермоген, в Тушине с осени 1608 г. - ростовский митрополит Филарет.

В Тушине собрались довольно "разношерстные" силы. Однако важнейшие решения по военным и материальным вопросам принимали руководители польско-литовских наемников гетман Рожинский и Я. П. Сапега, родственник литовского канцлера Льва Сапеги.

С целью укрепления легитимности Самозванца была организована его встреча с Мариной Мнишек, которая в начале сентября 1608 г. за 300 тыс. рублей и 14 городов, передававшихся ее брату Юрию, признала чудом спасшегося своего мужа. Это повысило авторитет Лжедмитрия II.

С мая по ноябрь 1608 г. успехи тушинцев стремительно нарастали. Самозванцу присягнули Псков, Ивангород, Орешек, Переяславль-Залесский, Суздаль, Углич, Ростов, Ярославль, Тверь, Юрьев, Кострома, Галич, Владимир, Арзамас и еще многие города. Другими словами, власть "царя Дмитрия" признали основные районы междуречья Оки и Волги, Среднего и Нижнего Поволжья до Астрахани включительно; все южное порубежье; ряд крепостей и сельские территории на западном пограничье; псковские земли; часть Заволжских и северных городов. Поздней осенью 1608 г. Самозванцу присягнула Вологда, а в ней были собраны налоги почти со всего Севера, товары заморской торговли через Архангельск и московская казна из Сибири. Доставка всего этого в Тушино означала бы почти автоматический финансовый крах правительства Шуйского.

Власть московского царя признавали некоторые из центральных уездов, отдельные крупные крепости в Рязанском крае, Новгородская земля, Смоленск и его округа, часть северных территорий.

Урал и Сибирь участия в борьбе не принимали и повлиять на ее исход не могли.

Вот как описывает один из исследователей отношение части населения к фактически сложившейся ситуации "двоевластия" осенью 1608 - 1609 годов. Москвичи служили и тому и другому государю: и царю Василию, и Вору. Они то ходили в Тушино за разными подачками, чинами и "деревеньками", то возвращались в Москву и, сохраняя тушинское жалование, ждали награды от Шуйского за то, что возвратились, "отстали от измены". Они открыто торговались с Тушином, смотрели на него не как на вражий стан, а как на удобное подспорье для служебной карьеры и денежных дел. Так относились к Тушину не только отдельные лица, а масса лиц в московском обществе58. Крестьянин шел к самозванцу для того, чтобы не быть больше крестьянином, чтобы стать помещиком; торговый человек шел в Тушино, чтобы сделаться приказным человеком, дьяком; подьячий - чтобы сделаться думным дворянином; люди родовитые, князья, но молодые, не надеявшиеся по разным причинам когда-либо или скоро получить боярство в Москве, шли в Тушино, где образовался особый двор в противоположность двору московскому59. Действительно, из 30 бояр при Тушинском дворе только четверо получили этот чин прежде, а 26 - от Лжедмитрия II. Из 16 окольничих (следующий после боярина чин в Боярской думе) только трое имели свой чин раньше, 13 получили его от самозванца60.

Противостояние двух центров - Москвы и Тушина - с переменным успехом продолжалось с лета 1608 по март 1610 года. Для укрепления власти

стр. 92

Москвы 28 февраля 1609 г. был подписан договор о военной помощи между Россией и Швецией, которая в тот момент находилась в состоянии войны с Речью Посполитой. За ежемесячное 100-тысячное жалование (по тем временам колоссальная цифра) и уступку шведской стороне земель Корелы в мае 1609 г. в Новгород прибыл 15-тысячный отряд разноплеменных наемников под командованием Я. Делагарди. Но во второй половине июля 1609 г. большая часть наемников покинула М. Скопина-Шуйского. Среди историков существуют различные взгляды на это событие. Договор был заключен лишь в своекорыстных интересах Шуйского (любой ценой остаться на троне) - считают одни, или, по мнению других, объективно отвечал интересам страны.

Если летом-осенью 1608 г. территория, подконтрольная Шуйскому, постоянно уменьшалась, то 1609 год прошел под знаком неуклонного сокращения пространства, подвластного Тушину. Причинами такого хода событий были борьба местного населения против грабежей тушинцев, освободительный поход русских войск и шведских, немецких, французских, английских наемников под общим командованием Скопина-Шуйского, освобождение Поволжья ратью Ф. И. Шереметева, открытая польская интервенция, начатая в сентябре 1609 г. Сигизмундом III осадой Смоленска. Последнее событие привело к расколу Тушинского лагеря.

Весной 1610 г. в стране сформировались три центра, имевших хотя бы формальные права на власть: Москва (правительство Шуйского), Калуга, куда из Тушина бежали Лжедмитрий II, Марина Мнишек и их сторонники, а также лагерь Сигизмунда III под Смоленском.

Логичным завершением процесса децентрализации власти, особенно после свержения в Москве с престола в июле 1610 г. Шуйского и гибели в Калуге 11 декабря 1610 г. Лжедмитрия II, стало полное безвластие. В 1611 г. в Московском Кремле распоряжались Боярская дума и польская администрация, представлявшая власть королевича Владислава; в районе Смоленска - ставка польского короля Сигизмунда III; в Новгороде Великом после его падения 16 июля 1611 г. - шведская администрация; наконец, многие крупные центры (вроде Пскова, Путивля, Казани, Арзамаса и т.д.) фактически никому не подчинялись. В 1611 - 1612 гг. появился еще один, невиданный ранее центр управления - органы власти, сформированные в I и II ополчениях.

В марте 1611 г. участниками I ополчения был создан "Совет всея земли". Исполнительная власть сосредоточилась в руках бояр и воевод Д. Т. Трубецкого, И. М. Заруцкого, П. П. Ляпунова. 30 июня 1611 г. был принят важный правовой документ - "Приговор всея земли". Этот акт определял государственное устройство и политические порядки в стране. "Приговор" предусматривал устройство центрального административного аппарата - организацию приказов Разрядного, Поместного, Разбойного, Земского и других структур власти по образцу московских ("как это было преж сего на Москве"). Черепнин считал собрание "Совета всея земли" 30 июня 1611 г. Земским собором61.

Как известно, социально-классовые и личные противоречия между участниками I ополчения, проявившиеся, в частности, в убийстве казаками в июле 1611 г. Ляпунова, привели к распаду I ополчения.

Вместе с организацией в Нижнем Новгороде осенью 1611 г. II ополчения сформировался новый "Совет всея земли". В конце марта 1612 г. ополчение вступило в Ярославль. С этого момента, по мнению Черепнина, "Совет" приобрел характер верховного правительственного органа. В состав "Совета всея земли" в Ярославле входили: стольник и воевода Д. М. Пожарский, "выборный человек" К. Минин, митрополит ростовский Кирилл, несколько думных чинов, стольники, стряпчие, дворяне московские, дьяки и т.д.62.

стр. 93

Таким образом, "Советы всея земли", созданные I и II ополчениями, были своеобразными центрами власти, действовавшими параллельно всем иным центрам управления. Именно их деятельность подготовила условия для освобождения Москвы от поляков и проведения избирательного Земского собора в январе-мае 1613 года63.

Слабость центральной власти возбуждала деятельность различных слоев и групп населения. Русское окружение Лжедмитрия I в 1604 - 1605 гг. (до прихода к власти), руководство (из русских) Тушинского лагеря в 1608 - 1610 гг., правительство Мстиславского ("семибоярщина") в 1610 - 1611 гг., руководство I и II ополчений в 1611 - 1613 гг., соратники Болотникова в 1606 - 1607 гг., население регионов, которые не признавали центральную власть, постоянно, ежедневно вынуждены были решать множество крупных и мелких вопросов: политических, экономических, социальных, судебных, военных, бытовых и т.д. Такая обстановка, отличавшаяся от предшествующих и последующих эпох, объективно приучила тысячи, в регионах страны - десятки, а может быть, и сотни тысяч людей проявлять собственную инициативу. Особенно наглядно это выразилось в деятельности II ополчения, когда провинция взяла на себя ответственность за судьбы отечества.

В конце XVI - начале XVII в. не только в российских верхах, но и в обществе в целом получили распространение идеи о выборном принципе формирования верховной власти. Эти идеи были реализованы на практике в работе Земских соборов по выборам Бориса Годунова и Михаила Романова в 1598 и 1613 гг., в деятельности "Советов всея земли", сформированных в 1611 - 1612 гг. в I и II ополчениях. Эти идеи высказывали русский посол в Польше Г. К. Волконский в 1606 г. и различные слои общества во время мятежа Санбулова в феврале 1609 года. Люди десять-пятнадцать лет действовали в ситуации, когда источником власти не только в столице, но и в провинции было само общество или его часть (разные социальные слои выдвигали разные идеи).

Гарантию от произвола государя бояре и дворяне видели в ограничении царской власти и расширении участия Земского собора и Боярской думы в управлении страной. Наиболее развернутое свое воплощение эти идеи получили в "подкрестной" записи Шуйского 1606 г., в договорах от 4 февраля и 17 августа 1610 г. об условиях приглашения королевича Владислава на русский престол. Эту же мысль высказывал митрополит Филарет в письме к Земскому собору 1613 года. Ключевский характеризовал все это следующим образом: век начался усиленными заботами правящих классов о создании основных законов, о конституционном устройстве высшего управления64.

В начале XVII в. было не два, как об этом традиционно пишут в учебной литературе, а три возможных варианта развития событий: или распад государственности и потеря суверенитета в условиях интервенции; или восстановление привычного государственного устройства (почти неограниченной монархии) и освобождение от интервентов; или формирование сословно-представительной монархии: выборы царя и законодательное ограничение его власти. Приобщение знати к управлению страной, ее обучение на практике использованию институтов демократии (Земский собор, боярская дума, местное самоуправление), высвобождение инициативы хотя бы части общества - все это позволяло решать многие крупные вопросы государственной жизни, в том числе добиться освобождения от оккупантов.

Исходя из традиционной схемы, представленной в учебной литературе, из первых двух вариантов развития событий на практике реализовался лучший. Признание гипотетического существования в начале XVII в. не двух, а трех возможных перспектив приводит к выводу о том, что избрание Михаила Рома-

стр. 94

нова на трон в 1613 г. без юридического закрепления принципов ограничения и обязательной выборности царской власти было не лучшим из возможных вариантов развития событий.

Причины, по которым либеральные для того времени перспективы были упущены, заключаются в следующем. Экстремальные условия Смуты не позволили росткам нового - выборному принципу формирования центральной власти, ограничению единоличной власти государя - укорениться на русской почве. Эти начала не были закреплены законодательно, а 15 лет (примерный срок "смутного" времени) было недостаточно, чтобы сформировать новое сознание у большей части российского общества.

В течение последних 400 лет перед россиянами не раз вставал один и тот же вопрос: "Россию из кризиса можно вывести с помощью демократии или диктатуры?" В начале XVII в. наши предки выбрали ограничение ростков демократии и постепенный переход к абсолютной монархии.

Анализ позитивных тенденций, намечавшихся в развитии российской государственности в период Смуты, расширяет наши представления о происходивших в то время событиях и процессах, о поисках нашими предками путей привлечения хотя бы части общества к решению его основных проблем. Спустя четыре столетия это опыт актуален и сегодня.

Примечания

1. СОЛОВЬЕВ С. М. Соч. Кн. 4. Т. 8. М. 1989, с. 335.

2. У Н. М. Карамзина дословно: "...Божиею, а не человеческою многомятежною волею" (КАРАМЗИН Н. М. История государства Российского. Кн. 3. Т. 9. Ростов-на-Дону. 1990, с. 436. Курсив автора.

3. Там же. Кн. 4. Т. 10. Ростов-на-Дону. 1990, с. 105.

4. О нем см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из смуты. Избрание на царство Михаила Федоровича. М. 2005, с. 238 - 242. В отличие от Р. Г. Скрынникова Л. Е. Морозова считает, что Ф. И. Мстиславский никогда не претендовал на царский престол.

5. СКРЫННИКОВ Р. Г. Россия накануне "смутного времени". М. 1985, с. 129 - 130.

6. МОРОЗОВА Л. Е. Василий Иванович Шуйский. - Вопросы истории, 2000, N 10, с. 48 - 55.

7. КАРАМЗИН Н. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 10, с. 105 - 106.

8. Подробности см.: там же, с. 108 - 109; СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 335 - 338.

9. Таким представляется ход событий по описанию Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского и др. авторов. Отметим, что Р. Г. Скрынников несколько иначе трактует события января-февраля 1598 г. (СКРЫННИКОВ Р. Г. Ук. соч., с. 129 - 135).

10. КАРАМЗИН Н. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 10, с. 143 - 146.

11. СКРЫННИКОВ Р. Г. Ук. соч., с. 139 - 144.

12. ЧЕРЕПНИН Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М. 1978, с. 135- 140, 143; СКРЫННИКОВ Р. Г. Ук. соч., с. 120 - 125, 129.

13. Цит. по: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 345.

14. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Соч. Ч. 3. М. 1988, с. 28.

15. КОБРИН В. Б. Смутное время - утраченные возможности. В кн.: История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX - начала XX в. М. 1991, с. 178.

16. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 66.

17. Подробнее о событиях 17 февраля 1609 г. см.: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 514 - 516; КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 65 - 66.

18. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 62 - 64.

19. Там же, с. 79 - 80. Курсив Ключевского.

20. ЛЕЙБЕРОВ И. П., МАРГОЛИС Ю. Д., ЮРКОВСКИЙ Н. К. Традиции демократии и либерализма в России. - Вопросы истории, 1996, N 2, с. 7. В своей статье авторы уделили всем четырем ситуациям вместе полстраницы.

21. Татищев цит. по: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 672, примеч. 12; с. 341.

22. ПЛАТОНОВ С. Ф. Лекции по русской истории. Ч. 1. М. 1994, с. 258.

23. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 28.

24. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 7, с. 185. Р. Г. Скрынников с этим не согласен - см.: СКРЫННИКОВ Р. Г. Иван Грозный. М. 1983, с. 238. А. А. Зимин считает такой взгляд Скрынникова следствием некритического восприятия источников (ЗИМИН А. А. Путь к власти. М. 1986, с. 104 - 106.

25. КОБРИН В. Б. Ук. соч., с. 167 - 168.

стр. 95

26. Подробности событий 16 - 17 и 19 мая 1606 г. см.: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 439 - 445.

27. Историю рода Шуйских и анализ деятельности В. И. Шуйского см.: АБРАМОВИЧ Г. В. Князья Шуйские и российский трон. Л. 1991; МОРОЗОВА Л. Е. Василий Иванович Шуйский; СКРЫННИКОВ Р. Г. Василий Шуйский. М. 2002; КОЗЛЯКОВ В. Василий Шуйский. М. 2007.

28. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 33.

29. Там же, с. 33 - 34.

30. Содержание грамот см.: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 447 - 449.

31. Там же, с. 449 - 450.

32. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 35 - 36.

33. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 446 - 447; КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 34 - 37.

34. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 36 - 37.

35. ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 156.

36. КОБРИН В. Б. Ук. соч., с. 177.

37. ЯНОВ А. Л. Тень Грозного царя. М. 1997, с. 107 - 108; ЕГО ЖЕ. Россия: У истоков трагедии. М. 2001, с. 421 - 422.

38. ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 155; КОБРИН В. Б. Ук. соч., с. 176 - 177.

39. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 539 - 541; КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 39 - 41; ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 158 - 159; КОБРИН В. Б. Ук. соч., с. 180 - 181.

40. ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 159.

41. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 42.

42. Цит. по: ЯНОВ А. Л. Россия: У истоков трагедии, с. 29.

43. КОБРИН В. Б. Ук. соч., с. 180 - 181.

44. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 551. Эта дата указывается в нескольких источниках. Л. Е. Морозова в своей статье (с. 93) ошибочно называет дату смерти Скопина 23 апреля 1610 г., как и дату поражения Д. Шуйского от поляков - 23 июня (с. 94), правильно - 24 июня 1610 года.

45. Цит. по: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 585.

46. Все подробности см.: там же, с. 622 - 623.

47. Там же. Кн. 5. Т. 9, с. 174 - 175; МОРОЗОВА Л. Е. Василий Иванович Шуйский, с. 94 - 96.

48. См.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 238 - 257.

49. Черепнин, однако, утверждал, что и свержение Шуйского и приглашение Владислава состоялись по решению Земского собора (ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 160 - 166, 383).

50. Текст Договора см.: Хрестоматия по истории России. Т. 1. С древнейших времен до XVII века. М. 1994, с. 325 - 327. Статьи договора изложены у Карамзина (История государства российского. Кн. 4. Т. 12, с. 412 - 413. Сопоставление текстов договоров от 4 февраля и 17 августа см.: СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 566.

51. Персональный состав Боярской думы и руководителей приказов в 1611 г. см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 82 - 83.

52. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч. Ч. 3, с. 71.

53. Там же, с. 71 - 73; КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Петр Великий среди своих сотрудников. В кн.: КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Соч. Кн. 8. М. 1990, с. 377.

54. См.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 14. В. В. Маландин, с одной стороны, признавая, что "вопрос об ограничительной записи остается открытым", с другой стороны, на основе анализа событий, предшествующих избранию М. Романова, и последующих лет его правления (правда, сам анализ или аргументы, кроме одного косвенного, автор не приводит), делает вывод о том, что "определенный договор (об ограничении власти царя Михаила - А. Д.) безусловно, существовал" (МАЛАНДИН В. В. Патриарх Филарет. В кн.: Великие государственные деятели России. М. 1996, с. 155 - 156).

55. Анализ персонального состава бояр и воевод, поддержавших В. Шуйского, см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 67 - 73.

56. ТЮМЕНЦЕВ И. О. Смута в России в начале XVII столетия. Движение Лжедмитрия II. Волгоград. 1999; Тушинский вор: личность, окружение, время: Документы и материалы. М. 2001; СКРЫННИКОВ Р. Г. Три Лжедмитрия. М. 2004.

57. Анализ состава Тушинского двора см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 73 - 79.

58. ПЛАТОНОВ С. Ф. Ук. соч., с. 295.

59. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 4. Т. 8, с. 494.

60. МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 75 - 76.

61. ЧЕРЕПНИН Л. В. Ук. соч., с. 173 - 179.

62. Там же, с. 179 - 186. Персональный состав руководителей и активных деятелей II ополчения, руководителей созданных им приказов, воевод см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 103 - 115.

63. Анализ дискуссионных вопросов, касающихся созыва, состава и хода собора см.: МОРОЗОВА Л. Е. Россия на пути из Смуты, с. 117 - 142.

64. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Соч. Ч. 3, с. 78.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Новые-явления-в-организации-власти-в-России-в-период-Смуты

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Г. Данилов, Новые явления в организации власти в России в период Смуты // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.02.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Новые-явления-в-организации-власти-в-России-в-период-Смуты (date of access: 01.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Г. Данилов:

А. Г. Данилов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
105 views rating
14.02.2020 (47 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Посвящается ветераном Великой Отечественной войны, в год 75 летия Великой Победы советского народа! Достойное место в тыловом обеспечении войск занимала и военно-ветеринарная служба Красной Армии - служба боевого обеспечения в кавалерии, внесшая значительный вклад в победу Советских Вооруженных Сил над врагом в период Великой Отечественной войны.
Знать ее — знать землянам Отчизну свою. To know this secret to earthlings is to know their Motherland.
Catalog: Философия 
15 hours ago · From Олег Ермаков
В статье рассматривается феномен награмотности/гиперграмотности так называемого "олбанского" языка на примере словосочетания "ацкий сотона".
Catalog: Филология 
И именно они, электроны и позитроны являются квантами ЭМ волны. Этот факт со всей очевидностью доказывается искусственными ЭМ волнами, где в приёмных антеннах ЭМ волна генерирует электронно-позитронную ЭДС. Фотоны ЭДС формировать не могут.
Catalog: Физика 
Потенциал взаимодействия всех масс Вселенной, образует структуру, которая определяется и поддерживается этой структурой. Массы частиц образуют и сохраняют структурные энергии частицы, которая сохраняет свою структурную энергию во всех процессах расширения Вселенной. Даны определения, структурные потенциалы частиц. Сделан расчёт нейтронного астрономического объекта с учётом плотности, размера и массы этого объекта. Вычислен дефект массы взаимодействующих частиц.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
Тмутаракань - исчезнувший уголок России
Catalog: География 
8 days ago · From Россия Онлайн
Кавказская война 1817-1864 гг. в исторической науке
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
Событие №-117 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в космосе внутри туманности «Слоновий хобот» огромного необычного силуэта.(2019 г.) Событие №-118 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление над Словакией загадочных звуков,доносящихся прямо с неба.(Словакия.2019 г.) Событие №-119 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Алжиром необычного огненного шара.(Алжир.2019)
Catalog: Философия 
12 days ago · From Ваха Дизигов
В существовании электронного тока никто не сомневается, и доказывать незачем, хотя теория переменного тока, построенная на предположении, что электроны могут бежать туда и обратно, явно ошибочна, и требует опровержения. Для доказательства существования позитронного тока достаточно пропустить, выпрямленной полупроводниковым мостом ток через рамку магнитоэлектрического гальванометра, сначала прямой ток, а затем обратный.
Catalog: Физика 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Новые явления в организации власти в России в период Смуты
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones