Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15794

Share with friends in SM

В процессе формирования научных представлений общества об истории развития традиционного права народов Карачаево-Черкесии можно выделить, на наш взгляд, следующие этапы: 1917 г. - середина 1950-х гг. - период начального изучения истории горских народов и формирование соответствующих источников; вторая половина 1950-х гг. -вторая половина 1980-х гг., когда сформировались кадры первых профессиональных историков, были созданы крупные монографические исследования по истории общественного строя народов Карачаево-Черкесии и изданы сборники документов по данной теме; с конца 1980-х гг., когда были опубликованы ранее скрытые в архивах документы, появилась возможность свободного обсуждения проблем нормативных обычаев и традиционной культуры горских народов Северного Кавказа, в том числе и Карачаево-Черкесии.

В первый период развития исторической науки в области правового развития горских народов Северного Кавказа не было создано фундаментальных исторических трудов правового характера, соответствующих критериям современной науки, практически отсутствовали кадры профессиональных историков. История отдельных народов, в том числе и карачаевцев, практически выпала из поля зрения историков центральных учреждений.

Начало формирования советской исторической науки в Карачаево-Черкесии было заложено в 1920-е годы. Это был период, когда первые историки-марксисты стремились построить новые концепции истории общественного строя горских народов Северного Кавказа.

Радикальное изменение методологических основ в историографии 1920-х гг. тесно связано с итогами Октябрьской революции и последующим процессом конституирования Северокавказского региона.

В числе первых карачаевских исследователей и ученых следует назвать У. Алиева, И. Тамбиева, публициста И. Карачайлы. Это были активные участники строительства новой жизни, которые излагали свое видение проблем и путей развития традиционной культуры, вариантов ускоренного правового развития народов Карачаево-Черкесии.

Положительной стороной этих работ было то, что сами авторы являлись очевидцами процесса революционных событий и имели возможность работать с документальными материалами того времени. Однако, с другой стороны, в этих же работах заметен отпечаток субъективизма, который неизбежен при изложении исторических событий его непосредственными участниками.

Именно с этой точки зрения надо подходить к исследованиям первого историка Карачая - УД. Алиева 1 который, пытаясь подчеркнуть положительное значение Октябрьской революции для возрождения национальных окраин, пришел к совершенно неверной оценке классового состава и уровня жизни ка-


Абайханова Патия Исмаиловна - кандидат исторических наук, доцент Карачаево-Черкесского государственного университета им. УД. Алиева.

стр. 166

рачаевского общества. В своей работе "Карачай" автор принизил фактическое социально-экономическое и политическое развитие народа. Ущемив реальный правовой статус карачаевских князей, Алиев не показал в полной мере социальную стратификацию и сословие-правовые отношения этноса.

Следующая монография Алиева "Кара-Халк" ценна тем, что впервые автор публикует записи адатов, найденные им в г. Владикавказе. На большом архивном материале, отражающем правовое положение балкарского и карачаевского крестьянства, автор показывает тяжелую долю зависимого населения, несшего ряд узаконенных повинностей в пользу карачаевских князей.

Вопросы правового и культурного развития горцев Северного Кавказа, в том числе и карачаевцев, отражены в злободневном для того времени труде упомянутого нами автора "Национальный вопрос и национальная культура в Северо-Кавказском крае" 2.

С резкой критикой взглядов Алиева выступил известный историк и публицист И. Тамбиев3. В своих статьях, помещенных в журнале "Революция и горец", Тамбиев обвиняет Алиева в политической невыдержанности, искажении исторических фактов и фальсификации истории карачаевского народа.

Значительно более интересными представляются выводы, сделанные Тамбиевым в работе "Карачай прежде и теперь", где автор размышляет о феодализме в Карачае, основанном на поземельных отношениях, и выделяет роль классового деления при анализе социально-правовых отношений в карачаевском обществе.

В 1920-е гг. началась постепенная замена традиционных институтов на новые, опирающиеся на советское законодательство. Однако, советское правительство продолжало придерживаться линии сохранения адата и шариата в правовом поле горских народов, в том числе и карачаевцев. Этому способствовала, в первую очередь, деятельность центральных органов советской власти, которая базировалась как бы на понимании норм обычного права и шариата, не допуская при этом грубого вмешательства, не говоря уже об их насильственной ломке. Архивные фонды Государственного архива Карачаево-Черкесской республики хранят договоры, протоколы заседаний, уставы, списки верующих мусульман, а также описи имущества мечетей различных религиозных групп и обществ, функционировавших в Карачае еще в 1924 году4. К примеру, договор, составленный между членами религиозного общества Карт Джурта и административным отделом управления Карачаевской автономной области, от 2 марта 1924 г., который гласит: "Приняли от областного отдела в бессрочное, бесплатное пользование в верховную мечеть сторожку с богослужебными предметами по особой, нами заверенной своими подписями описи на условиях, что находящимися в мечети богослужебными предметами будем пользоваться и предоставлять их в пользование всем единоверцам исключительно для удовлетворения религиозной потребности".5

С середины 1930-х гг. в советском правоведении произошла смена взглядов. Новый курс был ознаменован иным подходом к изучению правовой реальности. На весьма условных марксистских основаниях советские теоретики государства и права воздвигли доктрину, суть которой сводилась к прекращению связи с теоретическими концепциями исторической, социологической и психологической школы права. Такой подход позволил сторонникам марксизма начать борьбу против различных теорий, в том числе и против норм обычного права.

Эта борьба заняла центральное место и в трудах исследователей Карачаево-Черкесии. Наиболее полно этот процесс отражен в работах известного публициста И. Хубиева (Карачайлы)6, который утверждал, что сословная вражда, имеющая место в карачаевском обществе "не более чем печальное недоразумение...быть в родстве с крестьянским сословием, вступать с ними в брак у нас считается позором. Всякая княжеская или дворянская фамилия, член которой нарушал этот адат, предается презрению всех других фамилий...". Автор видел выход из этой ситуации "только в устранении описанных выше ненормальностей" и возлагал решение этой задачи на горскую интеллигенцию. Для реализации намеченных целей Карачайлы предлагал целый ряд мер, направленных на то, чтобы упразднить вредные традиции и обычаи, дать дорогу новому и полезному правопорядку.

Автор также отмечает, что лучшие обычаи, лучшие черты карачаевцев, как например, гостеприимство, почитание старших, скромность начали искореняться, уступив дорогу безнравственности. Он верил, что придет день "когда мнимые различия и все искусственно создаваемые препоны на пути к благу должны отойти в область забвения..."7.

Являясь ярым врагом обычного и мусульманского права, которое "медленно, но верно изживается, уходит в прошлое", Карачайлы пишет, что "монополистами адата были светские эксплуатато-

стр. 167

ры - купцы, князья, дворяне, имущие, монополистами шариата - эксплуататоры духовные - муллы, шейхи, муэдзины. Такими уцелели и такими дошли до советских дней два верных союзника врагов Советской власти - адат и шариат"8. С этих позиций рассматривал Карачайлы и шариатские суды, которые, по словам автора, в годы Советской власти просто терпели в горских областях. Это делалось исключительно, как считает автор, для полной дискредитации шариатских судов перед массами.

Вся деятельность великого карачаевского исследователя и публициста была направлена на поддержку идей Советской власти и установления советских правовых норм, основанных на социалистическом законодательстве, которое должно было помочь "освобождению горских трудящихся масс от пут и адата и шариата"9.

Между тем в официальной советской правовой доктрине, сформулированной А. Я. Вышинским, говорится, что "право - это совокупность правил поведения, выражающих волю господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также обычаев и правил общежития, санкционированных государственной властью, применение которых обеспечивается принудительной силой государства в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу"10. Если рассматривать право с этих позиций, то это означало, что "право без государственного санкционирования - вовсе не право" 11.

Особо жесткому воздействию со стороны советской идеологии и правосудия подверглись в 1920- 1930-е гг. нормы обычного права, регулировавшие брачно-семейные отношения (многоженство, калым, умыкание).

Обычай взимания калыма, крайне унизительный для свободной горянки, превращающий брак в акт купли-продажи свободного человека и даже противоречащий требованиям шариата рассмотрел Горский Центральный исполнительный комитет, который в 1922 г. постановил запретить на территории Горской республики при заключении брака вносить родственникам невесты калым и Принимать его. За нарушение настоящего постановления виновные подвергались штрафу: жених, уплативший калым - штрафу в размере уплаченной суммы или внесенных вещей натурой, родственники невесты, принявшие калым, - штрафу в двойном размере. Помимо штрафа виновные подлежали лишению свободы до 3 месяцев по решению суда.

Согласно п. 3. Постановления Горского Центрального Исполнительного комитета "взысканные на основании п. 2 суммы и вещи натурой обращаются 50% в доход республики и 50% в пользу заинтересованного Общества на восстановление сельского хозяйства бедняцкого населения" 12.

За искоренение традиционных обычаев взялись настолько серьезно, что в Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. была введена специальная глава "О родовых преступлениях, составляющих пережитки родового быта". Позже, в 1928г., появился новый правовой документ "О преступлениях, составляющих пережитки родового быта", вошедший в новый Уголовный кодекс РСФСР 1935 года 13. В этой связи отметим, что в историографии 1930 - 1940-х гг. "расположение" государства по отношению к традиционной форме судоустройства и судопроизводства могло выражаться несколькими подходами. Обеспечение обычая санкцией могло производиться законом, судебным решением, либо актом местных органов власти. Возможность существования правового обычая, не обеспеченного санкцией со стороны государства, отрицалась 14.

С появлением государства роль обычая в качестве формы права стала устанавливаться только властью государства. Такое отношение к обычаю считалось правильным и для социалистического общества. В ряду исследователей правового уклада и сословных отношений карачаевцев можно выделить работы А. Дьячкова-Тарасова, в которых автор противоречит собственным взглядам. В своих ранних исследованиях, он находит у карачаевцев резкое имущественное расслоение и угнетение крестьян князьями, тяжелые условия аренды земли, наличие большого количества безземельных, а также совершенно новое для Карачая явление: зарождение "земельного пролетариата"15. В последующих работах, этого же автора читаем, что выявленные им же неравенство и острая классовая борьба, свелись почему-то к "культурной близости"16 крестьян с их владельцами.

Для молодой советской историографии Карачаево-Черкесии, переживавшей стадию профессионального становления, этот период был малопродуктивным и характеризовался отсутствием конструктивных выводов и общепризнанной концепции в изучении нормативно-правовой культуры карачаевского народа.

стр. 168

Научная жизнь области накануне войны была наполнена активной созидательной работой. Однако, сначала Великая Отечественная война, в период которой был нанесен огромный ущерб школам, вузам, научно-исследовательским институтам, библиотекам, музеям и другим культурно-просветительским учреждениям области, а затем - долгие, мучительные годы депортации надолго лишили планов и надежд не только учителей, поэтов, писателей, которые могли оказать огромное духовное влияние на подрастающую молодежь, но и весь карачаевский народ.

Вторая половина 1950-х гг. стала началом второго этапа истории народов Карачаево-Черкесии. Эти годы, несмотря на узость методологической базы исследований, оказались достаточно плодотворными. Были созданы по-настоящему содержательные и обобщающие труды по социально-экономическому и правовому развитию горских народов Северного Кавказа. Эта тема стала главной в исследованиях общественного строя горцев северокавказского региона. В общесоюзном масштабе и в Карачаево-Черкесии во второй половине 1950-х - середине 1960-х гг. вышло значительное количество монографий, брошюр, статей17.

Развитию исторической науки способствовало восстановление в 1951 г. Черкесского научно-исследовательского института, преобразованного в 1957 г. в Карачаево-Черкесский научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики.

Историческая наука в Карачаево-Черкесии развивалась в полном соответствии со всей исторической наукой Советского Союза под руководством Института истории АН СССР. В эти годы Карачаево-Черкесским институтом были изданы научные труды, содержавшие сведения из истории правового развития карачаевского народа: статьи В. П. Невской "Земельные отношения в Карачае во второй половине XIX в.", К. Т. Лайпанова "Борьба большевиков за упрочение Советской власти в Карачае и Черкесии (март - декабрь 1920 г.).", А. Ш. Шаманова "Внедрение прогрессивных традиций и обрядов - важное средство в коммунистическом воспитании трудящихся", Ф. И. Кочиевой "Из истории раскрепощения женщин" и другие 18.

В этот период вышел обобщающий труд "Очерки истории народов Карачаево-Черкесии", посвященный истории региона с древнейших времен до 1917 года.

К. Т. Лайпанов, У. И. Петижев, М. И. Овчинникова, И. Х. Калмыков и др. во втором томе "Очерков истории народов Карачаево-Черкесии", вышедшем в 1965 г., представили историю народов Карачаево-Черкесии за 1917 - 1965 годы.

Известным ученым в области нормативно-правовой культуры балкарцев и карачаевцев является К. Г. Азаматов 19. Его перу принадлежит большое количество исследований, главными из которых являются "Социально-экономическое положение и обычное право балкарцев в первой половине XIX в.", " Некоторые вопросы семейного права балкарцев в первой половине XIX в.".

Расширению спектра исторических исследований способствовал ряд историков, расцвет творчества которых пришелся на 1970-е-1980-е годы. Вышедшие в этот период фундаментальные труды XX Биджиева, И. М. Мизиева, В. М. Батчаева 20 расширяют и углубляют представления о нормативно-правовой системе в горских обществах Карачая и Балкарии.

Одним из первых исследователей, охарактеризовавшим формы эксплуатации в Карачае и Балкарии, является Е. Н. Студенецкая 21 На большом полевом материале автор рассматривает одну из распространенных в Карачае форм эксплуатации - ортак и ортачное право. Этой же проблеме посвящена статья А. Терентьева "Ортачное право Карачая", в которой автор пишет: "Так называемое ортачное право в Карачае до революции имело широкое применение. Частично применяется оно и теперь. Ортак - правовое отображение хозяйственных отношений карачаевских скотоводов. Как и всякое право, оно отражает общественные отношения неравенства. ... Всякое право есть право неравенства" 22. Система, так называемых ортачных договоров у карачаевцев и народов Дагестана отражена в исследовании М. А. Агларова23.

Советские историки второй половины XX в. проделали большую исследовательскую работу. Особо показательны работы В. П. Невской, которые, оставаясь в известном смысле теоретико-познавательным эталоном изучения родовой и семейной общины у карачаевцев, оказали заметное влияние на других ученых в плане изучения общины. В трудах Невской впервые дана глубокая научная разработка проблемы генезиса сельской общины и ее основных видов, выявлены специфика и общие закономерности общинного развития у карачаевцев в XIX веке. Опираясь на адаты и сословное право, автор дает глубокий анализ социально-правовой структуры общества, общественного и семейного быта.

стр. 169

Особый интерес в рамках данной проблематики представляют работы Ф. Д. Эдиевой. На основе анализа обычного права, она сумела показать особенности социальной структуры карачаевского народа в дореволюционный период, выявить личностные взаимоотношения сословий. Опираясь на официальные документы середины XIX в., автор отмечает: "Разделение карачаевского общества на сословия владельцев и крестьян, виды зависимости последних и размеры дани и отработок, наличие крепостной зависимости не отрицалось ни правительством, ни местной кавказской администрацией" 24.

Ценные сведения мы находим в исследовании Эдиевой, посвященном формам землевладения и землепользования в Карачае первой половины XIX века 25. С помощью полевых материалов и архивных документов в статье восстановлены нормы обычного права, регулировавшие земельные отношения и более древние формы землевладения.

В содержательной и интересной статье "Социальный дуализм обычая кровной мести карачаевцев в XIX веке" автор раскрывает специфику института кровной мести. Отметив положительную роль данного института как сдерживающего фактора, Эдиева подчеркивает, что в первой половине XIX в. кровная месть у карачаевцев была заменена на систему композиций, которая установила точный размер выкупа (натурального или денежного) за убийство (если потерпевшая сторона не прибегала мести) в зависимости от сословной принадлежности убитого 26. В условиях классового общества обычай кровной солидарности, как и многие другие институты, стал средством отражения сословных интересов феодальной знати.

Ярыми противниками горских традиций и обрядов являлись представители наиболее радикальных взглядов (С. М. Арутюнян, В. Р. Багдасаров). Эти авторы предлагали запретить деятельность судов по адату и шариату. Они были убеждены в том, что "с победой социалистической революции одной из важных задач станет преодоление старых нравов и обычаев, извращенных частной собственностью"27.

Аналогичной точки зрения придерживается А. В. Авксентьев. Автор был уверен в том, что "обычаи и традиции, которые не являются народными и демократическими, считаются вредным пережитком прошлого, против которых надо вести решительную и бескомпромиссную борьбу...". "Если обычаи и традиции прошлого отвечают интересам социалистического образа жизни советских людей, содействуют социально- политическому и идеологическому сплочению на базе марксизма-ленинизма трудящихся всех национальностей, формированию у них коммунистической сознательности - значит эти традиции и обычаи прогрессивны. И, наоборот, традиции и обычаи, которые тормозят движение вперед, прививают людям психологию национальной ограниченности и обособленности, чувства национального эгоизма, подогревают национально-этнические предрассудки, религиозно-бытовые пережитки, являются явно реакционными" 28.

Нормативно-правовая культура карачаевцев получила освещение в работе У. К. Гогуева "О соотношении права и обычаев". Автор с восхищением пишет о том, что советская власть в корне подорвала устои адата и шариата, принуждение или воспрепятствование к вступлению в брак были квалифицированы как "вредные пережитки старины", подлежащие наказанию наравне с уголовно-наказуемыми преступлениями 29.

Правовое регулирование брачно-семейных отношений, - пишет автор, - может осуществляться только государством. Важным моментом в этом направлении было введение в Уголовный Кодекс РСФСР ст. 234, которая ограждала от вступления в брак по нормам шариата и адата и предусматривала уголовную ответственность за заключение брака по местным обычаям.

В 1978 г. вышел историко-этнографический очерк "Карачаевцы" 30. Эта коллективная работа, подготовленная на большом архивном материале, раскрывает историю карачаевского народа с древнейших времен до 1970-х годов. В 1988 гг. был опубликован двухтомник "История народов Северного Кавказа" 31 написанный коллективом авторов, однако, даже в таком фундаментальном исследовании нормативно-правовая культура карачаевского народа представлена в очень сжатом виде.

В целом, можно отметить, что исследования советских лет были далеки от комплексного анализа традиционной культуры в качестве самостоятельной правовой системы. Аналогичным было и отношение к обычному праву горских народов, в том числе и карачаевцев. Прежде всего, адаты рассматривались как "предправо", "примитивное право", "родовое право", не имеющее особого значения в рамках современной цивилизации, но которое важно изучить как древний нормативный пласт, отражающий процесс формирования права.

стр. 170

Примечания

1. АЛИЕВ У. Д. Карачай. Историко-этнографический очерк. Ростов-на-Дону. 1927; ЕГО ЖЕ. Карахалк. Ростов-на-Дону. 1927.

2. ЕГО ЖЕ. Национальный вопрос и национальная культура в Северо-Кавказском крае (Итоги и перспективы). К предстоящему съезду горских народов. Ростов-на-Дону. 1926.

3. ТАМБИЕВ И. О родах и сословно-феодальных отношениях в дореволюционном Карачае и об их фальсификации. - Революция и горец. 1931, N 12.

4. Государственный архив Карачаево-Черкесской республики (ГА КЧР), ф. Р-314, оп. 1,д. 15, л.4.

5. Там же, ф. Р-289, оп. 1, д.2, л.З.

6. КАРАЧАЙЛЫ И. Адат и шариат. Очерк. - Советский Северный Кавказ. 1930, N 5, с. 16 - 17; ЕГО ЖЕ. Борьба против горских адатов - борьба за социализм. - Революция и горец. 1932, N 8 - 9, с. 78 - 89.

7. ЕГО ЖЕ. Сословные недоразумения в Карачае. Статьи и очерки. Черкесск. 1984, с. 18 - 21.

8. ЕГО ЖЕ. Адат и шариат. Статьи и очерки. Черкесск. 1984, с. 50 - 55.

9. Там же, с. 55 - 56.

10. Материалы совещания научных работников права. М. 1938, с. 92; ВЫШИНСКИЙ А. Я. Основные задачи науки советского социалистического права. Вопросы теории государства и права. М. 1949, с. 83.

11. ЗИВС С. Л. Источники права. М. 1981, с. 152; ШЕБАНОВ А. Ф. Форма советского права. М. 1968, с. 4.

12. СМИРНОВА Я. С. Семья и семейный быт. Культура и быт народов Северного Кавказа. М. 1968.

13. Уголовный кодекс РСФСР. М. 1935.

14. Юридический словарь. Т. 2. М. 1956, с. 29.

15. ДЬЯЧКОВ-ТАРАСОВ А. Социальные формации Карачая и их современная экономическая мощность. Записки Северокавказского горского научно-исследовательского института. Т. 1. Ростов-на Дону. 1928.

16. Записки Северокавказского горского научно-исследовательского института, т. 1, с. 137.

17. СТУДЕНЕЦКАЯ Е. Н. К вопросу о феодализме и рабстве в Карачае в XIX в. - Советская этнография. 1937, N 2, с. 45 - 72; НЕВСКАЯ В. П. Социально-экономическое развитие Карачая в XIX в., дореформенный период. Черкесск. 1960, с. 78.

18. НЕВСКАЯ В. П. Земельные отношения в Карачае во второй половине XIX в. Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института (КЧНИИ). 1964, с. 76 - 138.; ЛАЙПАНОВ К. Т. Борьба большевиков за упрочение Советской власти в Карачае и Черкессии (март-декабрь 1920 г.). Из истории Карачаево-Черкессии. КЧНИИ. 1970, с. 3 - 41; ШАМАНОВ ИМ Внедрение пргрессивных традиций и обрядов - важное средство в коммунистическом воспитании трудящихся. Из истории Карачаево-Черкессии. КЧНИИ. 1974, с. 84 - 111, 160 - 190.

19. АЗАМАТОВ К. Г. Социально-экономическое положение и обычное право балкарцев в первой половине XIX в. Нальчик. 1968; ЕГО ЖЕ. Некоторые вопросы семейного права балкарцев в первой половине XIX в. Ученые записки Кабардино-Балкарского государственного университета (УЗ КБГУ).Т. 32. Нальчик. 1966, с. 143 - 163; ЕГО ЖЕ. Основные черты хозяйственного и общественного строя балкарцев в первой половине XIX в. УЗ КБГУ. Т. 32. Нальчик. 1966. с. 129 - 143; ЕГО ЖЕ. Из истории изучения обычного права балкарцев. УЗ КБГУ. Т. 27. Нальчик. 1965, с. 35 - 44.

20. БИДЖИЕВ Х. Х. Погребальные памятники Карачая XIV-XVII вв. В кн.: Вопросы средневековой истории народов Карачаево-Черкессии. Черкесск. 1979; БАТЧАЕВ В. М. Из истории традиционной культуры балкарцев и карачаевцев. Нальчик. 1986.

21. СТУДЕНЕЦКАЯ Е. Н. Ортак - одна из форм эксплуатации в Карачае и Балкарии (конец XIX - начало XX в.) Труды Карачаево-Черкесского государственного педагогического института. 1958.

22. ТЕРЕНТЬЕВ А. Ортачное право в Карачае. - Революционный Восток. М. 1929, N 7, с. 332 - 334.

23. АГЛАРОВ А. М. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII - начале XIX в. М. 1988.

24. ЭДИЕВА Ф. Д. Обычное право в системе общественных отношениц карачаевцев в дореволюционный период. Проблемы общественной жизни и быта народов Северного Кавказа в дореволюционный период. Ставрополь. 1985, с. 132 - 156.

25. ЕЕ ЖЕ. Формы землевладения и землепользования по обычному праву карачаевцев в первой половине XIX в. История горских и кочевых народов Кавказа. Ставрополь. 1975, с. 49 - 67.

26. ЕЕ ЖЕ. Социальный дуализм обычая кровной мести карачаевцев в XIX в. Труды КЧНИИ. Черкесск. 1974, с. 326 - 339.

27. АРУТЮНЯН С. М., БАГДАСАРОВ В. Р. Место и роль обычаев и традиций в развитии общества. Новый быт - новые обычаи (формирование прогрессивных традиций у народов Карачаево-Черкессии). Ставрополь. 1977, с. 13.

28. АВКСЕНТЬЕВ А. В. Социальная оценка обычаев и традиций. Новый быт - новые обычаи, с. 21; АВКСЕНТЬЕВ А. В., АБДУЛАЕВ М. Г. Становление коммунистического быта и его роль в интернациональном воспитании трудящихся. Ставрополь. 1972, с. 42.

29. ГОГУЕВ У. К. О соотношении права и обычаев. Новый быт - новые обычаи, с. 74 - 95.

30. Карачаевцы. Историко-этнографический очерк. Черкесск. 1978.

31. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XIII в. Т. 1. История народов Северного Кавказа (конец XVIII века - 1917 г.). Т. 2. М. 1988.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Нормативно-правовая-культура-карачаевцев-в-советской-историографии

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. И. Абайханова, Нормативно-правовая культура карачаевцев в советской историографии // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 13.02.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Нормативно-правовая-культура-карачаевцев-в-советской-историографии (date of access: 13.07.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. И. Абайханова:

П. И. Абайханова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
79 views rating
13.02.2020 (151 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В статье «Героизм и трагедия 112-ой стрелковой дивизии» показаны и проанализированы боевые действия в июне-июле 1941 года 112-ой стрелковой дивизии 1-го формирования (Пермская), входившей в состав 51-го стрелкового корпуса 22-ой армии Западного фронта... Дивизия вела бои на стыке Северо-Западного и Западного фронтов на юге Латвии (оборона города Краслава), севере Белоруссии и в районе города Невель... Рассмотрены бои на Дисненском плацдарме
Советско-британские переговоры о разделе сфер влияния в Европе в 1944 г.
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Безопасность Московского царства в правление Ивана Грозного
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
В теории электричества закрались три коварные ошибки, превратившие электричество в загадку, которую лучшие умы человечества не могут разгадать. Первая ошибка до того коварна, что лучшие умы человечества констатируют: «этого не может быть». Между тем, может. Токи бегут не внутри проводников, а вокруг них. Вторая ошибка вытекает из первой, ибо внутри проводников формируются не токи, а свободные электроны, образующие сопротивление для токов проводимости. Третья ошибка – это тот факт, что токи проводимости осуществляются не только электронами, но и позитронами.
Catalog: Физика 
Любая масса имеет структуру потенциала взаимодействия в любой точке Вселенной. Масса нейтрона в любой точке Вселенной имеет энергию взаимодействия массы нейтрона с потенциалом взаимодействия Вселенной. Любая частица обладает этим свойством. Для этого требуется все массы наделить геометрическими структурами энергии. Частицы, которые создают массу Вселенной - это нейтрон, протон, электрон и позитрон. Структуры этих частиц однозначно идентифицируются во всех точках Вселенной. Свои свойства они определяют потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной. Потенциалы взаимодействия масс обладают свойствами скаляров и просто суммируются с другими потенциалами.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
Русские офицеры военного времени. 1914-1917 гг.
6 days ago · From Россия Онлайн
Л. Д. Троцкий и военное строительство. 1920-1924 гг.
6 days ago · From Россия Онлайн
И. В. КУЗЬМИНА, А. В. ЛУБКОВ. Князь Шаховской: путь русского либерала
6 days ago · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Тверской поход Дмитрия Ивановича 1375 года
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·60 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Нормативно-правовая культура карачаевцев в советской историографии
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones