Illustrations:
Libmonster ID: RU-7718

(Советское издание документов "Международные отношения в эпоху империализма"1 и иностранные публикации)

I

Выход в свет V тома "Международные отношения в эпоху империализма" к десятой годовщине смерти В. И. Ленина представляет важный этап в развитии советской исторической науки. Большое советское академическое издание дипломатических документов - детище Владимира Ильича. Оно им задумано и во исполнение задания его и нашей партии ныне осуществляется специальной комиссией при ЦИК СССР.

"Как жаль, что народные массы не могут читать ни книг по истории дипломатии, ни передовых статей капиталистических газет!" - писал Ленин в мае 1917 г. по поводу разоблачения тайных договоров о разделе Турции и расчленении Австро-Венгрии. Рецензируемая нами фундаментальная публикация, не имеющая себе равных в буржуазных странах, является ярким свидетельством того, как советский пролетариат усиливает свой интерес к истории международных отношений и истории дипломатии и усиленно овладевает этим новым оружием борьбы с империализмом.

Когда в 1929 г. была создана комиссия при ЦИК СССР с М. Н. Покровским во главе, перед ней были поставлены следующие основные задачи:

1) Реализовать решение нашей партии, вытекавшее из самого факта Октябрьской революции, которое т. Ленин в "Письмах издалека" определил следующим образом: опубликовать "тотчас все эти договоры, чтобы предать публичному опозорению разбойничьи цели царской монархии и всех без исключения буржуазных правительств"2 .

2) "Объяснить людям реальную обстановку того, как велика тайна, в которой рождается война".

3) "Объяснить людям со всей конкретностью еще и еще раз, как обстояло дело во время последней войны и почему оно не могло обстоять иначе"3 .

4) Наполнить конкретным документальным содержанием тезис т. Сталина: "Россия была узловым пунктом всех этих противоречий империализма" и "царизм был вернейшим союзником западного империализма по дележу Турции, Персии, Китая и т. д."4 .

5) Рядом неопровержимых документов установить захватническую деятельность империалистов всех стран и получить обвинительный акт, но обвинительный акт не против отдельного лица или тем паче против отдельной страны, а


1 Комиссия при ЦИК ССОР по изданию документов эпохи империализма; председатель [М. Н. Покровский], члены комиссии: зам. председателя Берзин Я. А., Лукин Н. М., Максаков В. В., Пашуканис Е. Б., Ротштейн Ф. А., "Международные отношения в эпоху империализма", 3-я серия, т. I-V, 1 января - 22 июля 1914 г. (ст. ст.), Соцэкгиз, Москва, 1931 - 1934 гг.

2 Ленин, т. XX, стр. 44.

3 Ленин, т. XXVII, стр. 372.

4 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 9-е, стр. 8 и 9.

стр. 210

против класса, того класса, который держал в руках власть во всех больших странах в 1914 г. и держит власть доселе в большинство из них"5 .

Таковы историко-политические, научные и методические задачи, которые должна разрешить большая советская публикация.

Помимо того она должна попу того выполнить еще одно задание: разрушить уже прочно сложившиеся "идеологии" и "концепции" о так называемых персональных "виновниках" войны, замазывающие истинную роль подлинного виновника - капитализма.

Эта задача встает перед нами потому, что еще до советского издания документов буржуазного правительства уже успели выпустить довольно обширную публикацию своих архивов.

Германская публикация была закончена еще в 1927 г. (54 тома), австрийская - в 1930 г. (8 томов), англичане уже издали 9 томов из намеченных 11, а французская правительственная комиссия успела выпустить с 1929 г. 10 томов (объем всей публикации еще не определен издателями). Обилие "мастерски" подобранных и редактированных документов сбило с толку многих историков и создало чрезвычайную путаницу в вопросе о так называемых "виновниках" войны, которой к сожалению не избежали и некоторые советские историки.

II

Перечисленные выше буржуазные публикации документов представляют весьма своеобразный способ обработки империалистической буржуазией, общественного мнения и подготовки ею новой войны за передел мира. Этот новый метод классовой борьбы буржуазии и борьбы империалистов между собой, усвоенный ныне всеми буржуазными правительствами, состоит в "научном" использовании архивных документов для классовых и империалистических целей буржуазии. В самом начале мировой войны, уже в момент ее объявления, капиталистические правительства повели борьбу за привлечение симпатий общественного мнения на свою сторону посредством выпуска сборников документов, известных под названием "цветных" книг. Эти сборники повторяли старые неуклюжие образцы пропаганды доимпериалистической эпохи. Все они составлялись по образцу их прототипа - "эмской" депеши. Для этого не требовалось ни больших знаний, ни большой ловкости. Нужно было только соответствующей переделкой подлинного документа придать ему большую заостренность и таким образом оказать на общественное мнение нужное фальсификаторам воздействие. Сам автор этого классического образца князь Бисмарк в 1873 г. рассказывал русскому дипломату Сабурову, как он, применив этот способ, вызвал ускорение франко-прусской войны в удобный для Пруссии момент. "Каждый день, - говорил Бисмарк, - получавшиеся известия возбуждали во мне все большую досаду; я видел, что в Эмсе (вместо переговоров прусского короля Вильгельма с французским послом Бенедетти о ликвидации франко-прусского конфликта из-за испанского наследства Ф. Н. были слишком мягки... Я получил по телеграфу ответ, состоявший более чем из трехсот групп цифр. Дешифровку мне принесли, пока мы обедали с Мольтке, который был очень расстроен и раздражен тем, что упускался столь редкий случай, имея в виду состояние Франции." Эта шифрованная телеграмма стремилась еще к отсрочкам, но, пользуясь данным на случай нужды разрешением короля, я выбросил из нее пять шестых, остальное же немедленно сообщил всем кабинетам. Три дня спустя г. Лесур принес мне знаменитое письмо Грамона, которое было объявлением войны"6 .


5 М. Н. Покровский, Предисловие к I т., стр. X.

6 "Красный архив", т. I, стр. 1.

стр. 211

По проложенному Бисмарком пути пошли в 1914 г. все правительства воевавших стран. Все "белые", "синие", "красные", "желтые", "оранжевые", "серые" и других цветов книга были составлены по способу "эмской" депеши. Так, например телеграмма русского посла в Вене Шебеко за N 108 от 28 (15) июля 1914 г., дословно гласившая: "Всего мобилизуется пока восемь корпусов то-есть половина всей австро-венгерской армии, а также часть флота. Железнодорожные сношения с Россией происходят пока без ограничения. Телеграфные - стеснены"7 - была переделана царским правительством и напечатана в 1914 г. - в таком виде: "Приказ о всеобщей мобилизации подписан"8 . Посредством грубой фальсификации царское правительство доказывало общественному мнению, что Австро-Венгрия первая готовилась напасть на Россию и что русская мобилизация якобы явилась ответом на мобилизацию Австро-Венгрии; между тем точное содержание телеграммы говорило о мобилизации только восьми корпусов, т. е. о мобилизации против Сербии. На "высшую ступень" исторической фальсификации поднялись уже во время войны немецкие империалисты. Захват в Брюсселе бельгийских архивов кайзеровские "историки" решили сейчас же использовать для исправления "ошибки" Бетмана-Гольвега, назвавшего 4 августа 1914 г. в рейхстаге вторжение германских войск в Бельгию несправедливостью, которая будет исправлена после войны. Чтобы оправдать не только вторжение, но и аннексию Бельгии в правительственной "Norddeutsche Allgemeine Zeitung" - была напечатана серия бельгийских документов, в том числе и текст англо-бельгийских переговоров в 1906 и 1912 гг. о возможном нарушении бельгийского нейтралитета Англией в случае вторжения в Бельгию германской армии. В напечатанных подлинных документах было заменено только одно слово. Вместо "conversations" было поставлено одинаково звучащее слово "conventions и получился невероятно сильный эффект. Не переговоры о нарушении нейтралитета, а "соглашение", конвенция о нарушении нейтралитета9 . Вскоре эта "опечатка" была разоблачена, и та же "Norddeutsche Algameine Zeitung", пойманная с поличным, принуждена была это признать.

Советские публикации 1917 г. положили конец дальнейшему "усовершенствованию" "эмского" эксперимента в его старом виде не только на его родине, но и всюду, где ему охотно подражали. Держать запертыми архивы буржуазных правительств после раскрытия советским правительством царских архивов сделалось совершенно невозможным.

Под влиянием опубликованных советским правительством важнейших тайных договоров общественное мнение во всех странах и рабочий класс в первую очередь стали настойчиво требовать от своих правительств напечатания секретной переписки, хранящейся в их архивах. Напор общественного мнения все больше усиливался после каждой новой советской публикации10 .

Перед капиталистическими правительствами встал серьезный вопрос: как обезвредить революционизирующее действие секретных документов на массы, раз их публикация сделалась неизбежной? Нужно было изыскать особые способы обработки этого острейшего антиимпериалистического пропагандистского материала, чтобы и его поставить на службу капитализму. И подобно тому, как начало мировой войны послужила толчком к наводнению книжного рынка, бес-


7 "Международные отношения в эпоху империализма", т. V, стр. 192.

8 "Оранжевая книга" за N 47, 1914 г.

9 "Norddentsche Allgemeine Zeitung", Sonderausgabe, 1914.

10 До 1926 г. были выпущены следующие сборники дипломатических документов:

1. Материалы по истории франко-русских отношений,

2. Пруссия и европейские державы,

3. Раздел азиатской Турции,

4. Константинополь и проливы,

5. Царская Россия в мировой войне.

стр. 212

платными "цветными" книгами, так начало послеверсальской эпохи явилось в свою очередь негодным моментом для появления в громадном количестве прекрасно изданных многотомных публикаций документов, распространяемых по самой дешевой цене.

Все эти издания, к обзору которых мы переходим, имеют одну и ту же целевую установку: 1) фальсифицировать историю; 2) оправдать национальный империализм; 3) возложить вину за войну на противника и 4) подготовить общественное мнение к войне за новый передел мира и к войне против СССР.

Однако помимо этих общих и одинаковых для всех буржуазных публикаций принципиальных установок каждая из них преследует и особые, специфические для данной страны цели.

Послевоенные буржуазные публикаторы оказались в более затруднительном положении, чем составители "цветных" книг. Для успешного выполнения "социального заказа" необходимо было внешне порвать с примитивными методами "эмской" депеши и подыскать подходящую методологию, с виду научную, но дающую большой простор для всякого рода фальсификации истории. Для этой роли уже оказались непригодными чиновники из министерства иностранных дел и офицеры из специальных управлений военных штабов. К публикации документов были привлечены буржуазные историки.

Политические задачи, выполняемые этими изданиями буржуазных правительств, полностью определили их методологию и метод подбора и составления публикации.

III

На поставленный самим себе вопрос, какая причина заставила расширить хронологические рамки германской публикации вплоть до момента основания Германской империи и охватить ею весь период от 1871 до 1914 г., издатели "Die grosse Politik" отвечают следующим образом: "За это говорило прежде всего то, что во французской публицистике все больше и больше пробивается наружу склонность выводить вину Германии за мировую войну из стремления Бисмарка к европейской гегемонии или даже к Мировому господству"11 . Эта отчетливая политическая установка недвусмысленно свидетельствует, что все германское издание построено именно таким образом, чтобы опровергнуть французский тезис об ответственности Германии за войну. Именно поэтому оно начинается издалека, с 1871 года.

Как можно и можно ли вообще "доказать" после брестского опыта, что Германия никогда не стремилась ни к европейской гегемонии, ни к мировому господству? Оказывается, можно и весьма просто. Надо только призвать на помощь "научную" методологию. А эта последняя состоит в том, что публикатор ее стремится выявить на основании документальных данных основные противоречия капиталистических государств, а только "основные линии большой европейской политики Германии и ее союзников, с одной стороны, и стран, все более и более вступавших в противоречие с ними, - с другой". Такова методологическая установка составителей германской публикации. Намеренно ограничивая круг своего интереса большой политикой европейских кабинетов, они не оставляют места для других проблем. Германские издатели говорят об этом четко и ясно: "При этом отношение к Америке может отступить на задний план; и колониальные вопросы, дальневосточный и тихоокеанский вопросы необходимо привлекать только в той мере, в какой они оказывали влияние на положение в Европе и на противоречия враждебных группировок государств"12 .


11 "Die grosse Politik der Europaischen Kabinette 1871 - 1914", Erstor Band, S. VIII.

12 Ibid., S. IX.

стр. 213

Исключив заранее все колониальные вопросы, тихоокеанскую и дальневосточную проблемы и взаимоотношения с Америкой - как раз те области, в которых и за которые целые десятилетия шло соревнование империалистов, - нетрудно "доказать", что германская империя к мировому господству никогда "не стремилась".

Нет ничего удивительного и в том, что германские издатели проявили такую же скромность и по части привлечения материалов для публикации. "Так как в существенном дело шло о том, чтобы разъяснить политику ответственных факторов, то просмотр материалов должен был ограничиться министерством иностранных дел; исключение сделано только для министерства колоний, которое вначале входило в состав иностранного ведомства". А входило оно в состав иностранного ведомства тогда, когда Германия еще не была крупной колониальной державой. В полном согласии с вышеприведенной целевой установкой все издание построено по тематическому принципу, который допускает наряду с публикацией цельных документов включение и отдельных частей документа.

"Идеология" и методология германской публикации, как мы только что показали, дополняют друг друга и составляют одно неразрывной целое. Как это взаимодействие оказалось на практике, об этом достаточно свидетельствует характер уже первого тома "Die grosse Politik". Этот том посвящен целиком (за исключением одной темы и 14 страниц) франко-германским сношениям от франкфуртского прелиминарного мира 26 февраля 1871 г. до конца 1877 г. В согласии с основной политической линией издания, долженствующей опровергнуть утверждение противников, что Германия стремилась к мировому господству, а посему одна "виновата" в возникновении войны, центральное место в томе отведено хозяйственным и финансовым переговорам, связанным с ликвидацией последствий войны и эвакуацией оккупированных немцами французских областей. Настойчиво проводится мысль, что германское правительство рассматривало оккупацию французских областей не как политический и стратегический акт военного насилия, а как фактор исключительно финансового значения. И как только французы выплатили все 5 миллиардов с процентами, немцы немедленно вывели свои войска. Знаменитому франко-германскому конфликту в 1875 году из-за закона о реорганизации французской армии, конфликту, который не закончился превентивной войной против Франции только вследствие окрика из Петербурга и твердой позиции Англии, посвящено всего 10 документов, или 55 страниц.

Первый том настойчиво стремится показать юнкерскую Германию Бисмарка "гуманным", "сговорчивым" и "уживчивым" соседом в противоположность Франции, не пожелавшей уходить из рейнских областей и после полного разоружения Германии.

Английская публикация "British documents on the Origins of the War 1898 - 1914", начатая в 1924 г., построена по тому же методологическому принципу, что и публикация германская. Поскольку английские империалисты еще больше заинтересованы в сокрытии истины и фальсификации истории, чем германская буржуазия, постольку английская публикация является ухудшенным изданием "Die grosse Politik". Ограничив подобно немецким издателям свою публикацию почти исключительно Документами Foreign Offic'а, англичане, так же как и немцы, уродуют их, разрезая на части и произвольно опуская то, что не нравится составителям; сверх того редакторы предпосылают особые введения к темам, в которых пересказывают своими словами не вошедшие в издание документы. Если германские издатели не воспроизводят большей части резолюций и пометок Вильгельма II на полях документов потому, что эти пометки, "благодаря их неполитической природе никакого влияния на официальную поли-

стр. 214

тику не оказывали"13 , то английские издатели печатают резолюции и пометки царственных особ тогда, когда они получают на это разрешение их царственных наследников14 . Это впрочем относится и ко всем документам, входящим в английскую публикацию.

Переходя от частных к общим замечаниям по существу тематических изданий документов, следует подчеркнуть, что они представляют большие удобства для пользования читателю-неспециалисту. Однако тематическое построение издания дает публикатору широчайший простор для сокрытия всего того, что неприятно правительству, определенному общественному классу или партии. Издания, построенные по этому принципу, не отвечают методологическим требованиям современной исторической науки, ибо они выхватывают отдельную тему ив общего комплекса вопросов, представляя ее в обособленном, изолированном виде. Больше того, сами темы составляются зачастую произвольно, намеренно неполно, и во многих случаях исследователь фактически наталкивается в своей работе на гораздо большие трудности, чем при хронологическом построении публикации. Это особенно бросается в глаза при изучении четвертого тома "British documents", посвященного англо-русскому снижению 1903 - 1907 гг. Искусственность, ненаучность тематического подбора с точкой зрения марксистско-ленинской методологии еще усугубляются тем, что публикаторы, приспособляя материал к своему заданию, пользуются приемом купюр, разрезания документа на части и включения отдельных его частей в соответствующие темы под первоначальным номером и датой.

Тематическое построение публикации по причинам, о которых мы говорили выше, не находит сейчас сторонников и в передовой буржуазной исторической науке; более того, заметно становится откровенно подозрительное отношение к нему.

Характерным выражением этой подозрительности является следующий факт: известная французская издательская фирма Alfred Kostes, публикуя "Die grosse Politik" на французском языке, производит над ней следующую операцию: она располагает материал заново в хронологическом порядке и из купюр составляет "цельные" документы; таким путем получается качественно совершенно другая публикация, чем ее немецкий прототип.

Но тут-то и обнаруживается не только негодность тематического построения научных изданий, но и неполноценность того хронологического подбора, который получается путем переработки специально подготовленного тематического издания.

Нет надобности объяснять, почему главный редактор французского издания "Die grosse Politik" проф. Олар избрал именно такой метод: в результате переделки получилась возможность наглядно показать политическую тенденциозность немецкого издания.

V

Французское и австрийское издания дипломатических документов построены по принципу хронологическому. Однако этот методололигически правильный принцип сужен и урезан самими составителями этих публикаций. Так например в австрийское издание включены преимущественно официальные документы министерства иностранных дел и лишь немногие протоколы заседаний объединенного совета министров и документы собственной канцелярии императора.


13 "Die grosse Politik...", Erster Band, S. IX.

14 См. предисловие к IV тому "British documents on the Origins of the War 1898 - 1914".

стр. 215

Наиболее полной из всех буржуазных публикаций и более отвечающей научным требованиям является несомненно большая французская публикация, выпускаемая специальной "комиссией по изданию документов, относящихся к происхождению мировой войны". В состав этой комиссии входит дольше 50 человек историков, дипломатов, политических деятелей, генералов, академиков, бывших министров, епископов и т. д.

Французская комиссия включает в свое издание не только дипломатические документы, но и материалы министерств военного, морского и колоний. Эти выгодно отличающие французскую публикацию внешние черты сводятся однако на-нет методологическими установками французских издателей. Эти методологические установки тесно связаны с теми политическими и научными заданиями, которые они себе поставили.

Принцип, положенный на основу французской публикации, выражен комиссией в следующем тезисе: "Политика союзов и против союзов - это самое существенное в истории европейской дипломатии". В расшифрованном виде это означает следующее: публикация занимается преимущественно европейскими вопросами, так как "не французская экспансия в Африке и Азии сама по себе интересует историю происхождения войны: ее интересуют только самые значительные международные отражения этой политики"15 . В соответствии с этой установкой редакторы прямо заявляют: "Вопросы внеевропейские займут в издании более ограниченное место, они будут фигурировать в публикации только в той мере, в какой они отражалась на дипломатических отношениях великих держав"16 .

Как мы видам, и французские историки не могут вырваться из узкого круга дипломатических интриг, развертывавшихся свой круг проблем европейского континента, и оставляют в стороне коренные вопросы империалистических противоречий.

Методология, обусловленная политической целеустремленностью, исключает из сферы изучения все документы, способные раскрыть важнейшие хитросплетения монополистического капитала и обнажить грабительский характер его империалистической политики.

Все больше буржуазные публикации, как тематические17 , так и хронологические18 , оставляют вне поля зрения колониальные вопросы, а по характеру привлекаемого материала не выходят за узкие рамки понятия дипломатического документа. Все они, как мы видели, помещают преимущественно документы министерств иностранных дел и только в редких случаях привлекают материалы военного, морского и колониального ведомств. Документы последнего ведомства помещаются только тогда, когда они могут помочь осветить европейскую проблему, т. е. не для самостоятельной, а лишь для вспомогательной цели. Публикации не включают материалов, освещающих экономическую, финансовую, торговую, промышленную и банковскую политику монополистического капитала. В силу этого в них не находит места даже такой исключительно важный род документов, как протоколы особых совещаний министров и т. и. А между тем вопросы внешней политики так тесно связаны и переплетены с вопросами военной, экономической, финансовой, таможенной и колониальной политики, что их можно изучить и познать только в общей связи с ними. Искусственное выделение внешней политики из той естественной среды, в ко-


15 "Documents diplomatiques francais", 1-re serie, tome I-er, p. IX.

16 Ibid.

17 "Die grosse Politik der Europaishen Kabinette 1871 - 1914" und "British documents on the Origins of the War 1898 - 1914".

18 "Oesterreichs-Ungarns Aussenpolitik 1908 - 1914" und "Documents diplomatiques francais 1871 - 1914".

стр. 216

торой она делается, не способствует изучению ее главных линий, а скорее запутывает вопрос.

Методологически приспособленная к политическим потребностям своей буржуазии, каждая из названных публикаций документов проводит свою "идеологию" в историческую науку и публицистику. И в силу того, что эти издания распространяются уже в течение многих лет, они навязывают массам идеологию своего национального империализма, преподнесенного в виде невинного агнца и борца за цивилизацию.

Из всех этих публикаций идеология германской "Die grosse Politik" занимает и по сей день наиболее прочное место в исторической публицистике, являясь пока единственным доступным источником документального материала за большой период времени (1871 - 1914 гг.), откуда вое принуждены черпать, фактический материал для разработки исторических вопросов довоенной эпохи.

Постепенно начинают завоевывать себе место и антигерманские концепции, проводимые французской и английской публикациями.

Воздействие буржуазии на массы не ограничивается многотомными фундаментальными изданиями. Это только сырой материал для историков и публицистов, которые перерабатывают его и создают доступный для масс литературный продукт.

Для обработки масс за границей создана обширнейшая мемуарная литература. Десятки специальных журналов, тысячи и десятки тысяч газетных и журнальных статей, лекций и докладов и сотни монографий уже выросли и действуют на основе этих публикаций и мемуарной литературы. Вся эта обширная деятельность по сути дела сводится к подготовке новой мировой войны.

Разрушить эти тенденциозные, ненаучные, националистические и империалистические идеологии и концепции, внести ясность в те вопросы, которые сознательно запутываются, - такова научная и методологическая задача, стоящая перед советскими публикациями.

VI

Залог успешного выполнения такой большой научной и политической задачи лежит в правильном выборе метода построения издания, в методологии, положенной в основу всей публикации, пронизывающей ее сверху донизу.

В самом начале своей работы Комиссия при ЦИК СССР по изданию документов эпохи империализма должна была разрешить важный методологический вопрос: установить период, охватываемый публикацией, т. е. определить исходную дату публикации и ее конец, и кроме того установить подразделения уже внутри намеченного периода. Мы видели на примере буржуазных публикаций, чем руководствовались их издатели, выбирая тот или иной год для начала публикации. Эта чрезвычайно важная методологическая задача была разрешена Комиссией согласно следующим указаниям т. Ленина:

"Действительная политика обеих групп величайших капиталистических гигантов - Англии и Германии, которые со своими союзниками двинулись друг против друга, - эта политика на целый ряд десятилетий до войны должна быть изучена и понята в ее целом. Если бы мы этого не сделали, мы не только, забыли бы основное требование научного социализма и всякой общественной науки вообще, - мы лишили бы себя возможности понять что бы то ни было в современной войне"19 .

Руководствуясь этой ясной, четкой и политически заостренной методологической установкой Ленина, Комиссия решила взять за исходный момент советской публикации 1878 год и довести ее до Октябрьской революции. Начальный период


19 Ленин, т. XXX, стр. 30.

стр. 217

советской публикации таким образом совпадает с началом подготовки периода империализма, Исходная дата - 1878 год - является также переломным моментом и в смысле перехода, капиталистических стран к политике осуществления своих политических и экономических задач посредством организации союзов и группировок одних государств против других. Как раз начиная с 1878 г. намечается перегруппировка всех великих держав, участвовавших в империалистической войне. За Берлинским конгрессом последовали: 1) примирение и союз между Германией и Австро-Венгрией; 2) охлаждение отношений и разрыв в 1890 г. провода между Зимним дворцом и Потсдамом; 3) сближение и союз между Россией и Францией в 1892 г.; 4) постепенное охлаждение отношений между Германией я Англией, из которых первая опиралась на вторую во время установления своего могущества в Европе, и окончательный разрыв между ними в 1898 - 1901 гг.; 5) сближение между Францией и Англией в 1904 .г.; 6) англо-русское сближение с 1904 г., закончившееся формальным соглашением в 1907 году.

Охватываемые советской публикацией 40 лет времени разбиты на три периода, и каждому периоду отведена одна серия томов: первая серия - 1870 - 1904 гг.; вторая серия - 1904 - 1913 гг., третья серия - 1914 г. - 25 октября 1917 г. Объем всего издания еще не определен; третья же серия будет состоять приблизительно из 20 томов (20 - 25 книг).

Основываясь на ленинском указании об особой необходимости ускорить изучение мировой империалистической войны, Комиссия приступила сначала к обработке третьей серии, затем перешла к подготовке томов второй серии и работает сейчас одновременно над этими двумя сериями; после окончания третьей серии Комиссия приступит к разработке материалов первой серии, работая таким образом постоянно над двумя сериями20 .

Особое значение имеет как раз третья серия большой советской публикации. Все иностранные публикации по понятным причинам почтительно остановились перед 5 августа 1914 г. А между тем именно в этот период ковались звенья тех цепей, которыми скованна послеверсальская Европа: уже тогда создавались условия для новых войн.

Советское издание развертывает действительную картину международных отношений и эпоху империализма, притом международных отношений по одной только царской России, а всех империалистических государств, так как в этом издании помещаются секретные документы и иностранных правительств: ноты, памятные записки, письма, перехваченные шифрованные телеграммы иностранных дипломатов к своим правительствам и обратно, чего нет ни в одной иностранной публикации.

"...Дело обстоит именно так, что для понимания современной войны мы должны прежде всего бросить общий взгляд на политику европейских держав в целом. Надо брать не отдельные примеры, не отдельные страны, которые легко вырвать всегда из связи общественных явлений и которые не имеют никакой цены, потому что так же легко привести противоположный пример. Нет, надо знать всю политику всей системы европейских государств в их экономическом взаимоотношении, чтобы понять, каким образом из этой системы неуклонно и неизбежно вытекла война"21 .

В соответствии с этой марксистско-ленинской методологической установкой


20 В настоящее время уже сданы в печать 9 томов третьей серии - всего 13 книг. В течение 1934 г. эта серия будет доведена до середины 1916 г., а из второй серии будет обработан период с мая 1911 г. по 31 декабря 1914 г.

Из печати пока вышли I-V томы, охватывающие 1 января - 22 июля 1914 г. (ст. ст.). В 1934 г. выйдут из печати VI-VIII томы (6 книг), охватывающие период с 23 июля 1914 г. по 3 октября 1915 г.; третья серия выходит одновременно на русском и немецком языках.

21 Ленин, т. XXX, стр. 334.

стр. 218

построено все издание "Международных отношений в эпоху империализма". Весь материал подбирается не по тематическому принципу, а в строгой хронологической последовательности. Документы в зависимости от удельного политического веса отправителя и от их внешних признаков - телеграммы, депеши, письма, ноты, памятные записки, рапорты и т. п., входящие или находящие и изготовленные в один и тот же день, - располагаются в заранее установленном порядке под одной и той же датой. Таким расположением материала издатели добиваются того, что перед читателем восстанавливается картина непрерывного потока разнообразных событий и фактов, взаимно связанных и воздействующих друг на друга. Восстанавливается та естественная среда, в которой события совершались в действительности. Для облегчения пользования материалом каждый том снабжен научным аппаратом: 1) перечнем документов, 2) именным указателем, 3) корреспондентским указателем.

Стремясь, с одной стороны, к полному и всестороннему освещению всех важнейших вопросов империалистической политики и не желая, с другой стороны, расширять размеры публикации до крайних пределов, советские издатели прибегли к комбинированному методу: они дополняют текст книги примечаниями, куда входят существенные извлечения из других, не помещаемых в тексте официальных документов. Примечания построены таким образом, что они выполняют не только служебную роль в виде ссылок на литературу; большая часть примечаний образует дополнение к тексту. Публикатор включает сюда важные части документов, которые он не считает возможным печатать целиком в тексте из-за чрезмерной их величины. Так же поступает он и с важными извлечениями из документов, уже ранее напечатанных в других официальных советских изданиях или же в изданиях царского и иностранного правительств, которые редакция не сочла поэтому нужным целиком воспроизвести в данном издании22 .

Применяя такой метод, публикаторы добились полноты содержания при одновременном сокращении размеров издания.

Свободная от ограничений, добровольно возложенных на себя иностранными издателями, советская публикация расширяет свои рамки за пределы дипломатических документов и архива министерства иностранных дел? Об этом говорит уже самое ее название: "Международные отношения и эпоху империализма, из архивов царского и временного правительства" - документы, а недипломатические документы, из архивов, а не из архива министерства иностранных дел, как, всюду значится в буржуазных публикациях. Следовательно, в наше издание могут и должны войти любые официальные документы, освещающие международную политику. Поэтому советское издание является самым полным и исчерпывающим из всех существующих. Оно единственное из всех стоит в методологическом отношении на высоте современной науки.

VII

В задачу настоящей статьи не входит критический разбор вышедших из печати пяти томов "Международных отношений" - это потребует целой серии специальных статей. Здесь мы только попытаемся на нескольких примерах показать, как разный методологический подход при трактовке одних и тех же проблем дает качественно отличные научные и политические результаты, и ука-


22 "Материалы по истории франко-русских отношений", "Константинополь и проливы", "Европейские державы и Греция", "Царская Россия в мировую войну", "Раздел азиатской Турции", "Красный архив". "Оранжевые книги"; Siebert, Graf Benkendorfs diplomatische" Schriftwechsel, 3 Bande; Stieve, Der diplomatische Schriftwechsel Iswolsky, 1911 - 1914.. 3 Bande; Stieve, Iswolsky im Weltkrieg, I Band; "Livre Noire", 3 volumes.

стр. 219

жем в общих чертах самое основною и важное, что содержат вышедшие томы.

На специальном совещании министра иностранных дел Сазонова, морского адмирала Григоровича и начальника штаба генерал-адъютанта Жилинского 8 февраля 1914 г. о ближневосточных делах было занесено в протокол: "Сазонов высказывает твердое убеждение, что если в силу событий проливы должны будут уйти из-под Турции, то Россия не может допустить укрепления на берегах их какой-либо другой державы и может поэтому оказаться вынужденной завладеть ими, дабы затем в той или иной форме установить соответствующий ее интересам порядок вещей на Босфоре и Дарданеллах"23 . Журнал особого совещания, откуда мы взяли вышеприведенную цитату и где запротоколировано подробное обсуждение захвата Константинополя с целью предупредить обрисовавшуюся опасность усиления германского влияния на берегах Босфора (военная миссия Лиман фон Сандерса), не нашел бы места ни в одной ив буржуазных публикаций. Этот чрезвычайно важный для изучения истории мировой войны протокол не подходит под узкое понятие дипломатического документа. "На вопрос, не можем ли мы рассчитывать в таком случае на поддержку Сербии, - читаем мы далее в этом же документе, - С. Д. Сазонов отвечает, что нельзя предполагать, чтобы наши действия против проливов происходили без общеевропейской войны и что надо думать, что при таких обстоятельствах Сербия направит все свои силы против Австро-Венгрии"24 .

Маленькая Сербия, обратившаяся еще 2 февраля 1914 г. к царскому правительству с просьбой отпустить ей 120 тыс. ружей, 24 гаубицы и 36 гарных орудий25 , имела таким образом уже заранее отведенное ей место в мировой войне. И совсем не случайно Сербия была, по выражению Ленина, той "державой", из-за щелчка которой загорелся мировой пожар. "При сети нынешних явных и тайных договоров, соглашений и т. п. достаточно незначительного щелчка какой-нибудь "державе", чтобы из искры возгорелось пламя" - писал Ленин в 1908 году26 . Если война не возгорелась еще в феврале - марте, то причиной тому была лишь военная беспомощность России, которая полностью обнаружилась на том же совещании министров. Но как раз эта неподготовленность России к войне, о чем в Берлине знали не хуже, а лучше, чем в Петербурге, приободрила Германию и это ускоряло военную развязку27 .

"Несомненно однако, - значится в журнале комитета финансов от 27 марта 1914 г., - что ближайшей опасности подлежат суммы, находящиеся у банкиров страны, с которой придется непосредственно начать военные действия. В этих соображениях министерство финансов, как уже выше было указано, принимало меры к уменьшению нашей золотой наличности за границей. В частности наличность наша в Германии за последние годы была значительно уменьшена, и в настоящее время из общей суммы около 670 млн. руб. нашей заграничной наличности на Германию приходится всего 50 млн. руб. Но и эту сумму управляющий министерством финансов признал возможным несколько уменьшить"28 .

И этот журнал, не имеющий никаких внешних признаков дипломатического документа, также не мог бы войти в буржуазные публикации. Между тем этот документ важнее для изучения истории возникновения мировой войны, чем целая сотня нот, депеш и меморандумов. Буржуазная методология, как видно из этих примеров, находится целиком на службе у политики.

Следует далее подчеркнуть, что больше одной трети всех документов совет-


23 "Международные отношения в эпоху империализма", т. I, стр. 374.

24 Там же, стр. 375.

25 Там же, стр. 193.

26 Ленин, т. XII, стр. 311.

27 "Дипломатические акты в предистории войны 1914 г.", т. I, стр. 60.

28 "Международные отношения...", т. II, стр. 120.

стр. 220

ской публикации посвящено чисто колониальной и военно-феодальной политике царской России на ближнем, дальнем и среднем Востоке. Колониальная проблема в соответствии с марксистско-ленинской методологией занимает в ней совершению самостоятельное место, определяя иногда большую европейскую политику. Материалы, помещенные в этих томах о колониальной политике России в Персии, показывают, что эта политика довлела над англо-русскими отношениями и определяла их линию. Под видом покровительства персидским подданным и укрепления русского "землепользования" царизм захватывал в Персии целые области.

Поверенный в делах в Тегеране телеграфировал министру иностранных дел Сазонову 10 января 1914 г.: "Полагая, что покровительство и дальнейшее расширение русского землевладения в Персии является одной из самых главных задач наших здесь, как по соображениям политическим, так и экономическим, признаю усвоенный Ивановым29 образ действий в делах покупки и аренды у русско-подданными земель в Мазандеранской и Астрабадской провинциях единственно отвечающим создающемуся положению вещей"30 . Сазонов в инструктивном письме от 1 февраля (ст. ст.) посланнику в Тегеране "принципиально" одобрил план Саблина и Иванова "захвата нами того района" и со своей стороны сообщил обширный и методически разработанный в Петербурге план "сплошного заселения долины Гюргена русским элементом, который служил бы, так сказать, барьером, отделяющим туркмен от персов"31 . Инструкция только советовала осторожность, "так как... наше соглашение с Англией обязывает нас соблюдать целость и неприкосновенность Персии..."

О размерах русского землевладения и путях его проникновения в Персию говорят следующие факты: 9 июля (ст. ст.) 1914 г. русский вице-консул в Урмии, Веденский телеграфировал Сазонову: "Компания чисто русских людей приобретает 3 округа - Тергевер, Мергевер и Дештг - свыше 180 тыс. десятин от наследников Икбал-оль-Молька. Переговоры закончены на 147 тыс. томанов"32 . Захват земель в Персии, колонизация их и изъятие целых областей из-под персидской юрисдикции проводились не только в русской зоне - в северной Персии и в прилегающих к Туркестану провинциях, как Астрабадская, Мешедская и другие. Русский царизм нашел пути для довольно быстрого проникновения и в нейтральную зону Персии и даже в английскую зону - южную Персию. Об успехах русского землевладения в нейтральной зоне - Исфагани - советник миссии в Тегеране фон Бах 23 (10) июля 1914 г. доносил следующее: "Ныне в землях Зилль-эс-Султана грабежам положен предел, и много десятков тысяч сельчан находят под русским покровительством защиту от произвола бахтиар, и для них наконец открывается перспектива возможного возрождения. Под управлением фон Катера находится больше 80 больших деревень и более 120 тыс. душ населения, а под управлением русско-подданного Карабекова арендатора имений, принцессы Бану-Осман - 12 деревень с 20 тыс. жителей, что в общем составляет около 160 тыс. душ"33 . По усвоенному русским царизмом обычаю жители "арендованных" и находившихся в управлении русских подданных, имений находились под русским "покровительством" и поступали под фактическую власть русских консулов. Последние взимали с них и земельные подати - "милиат". Власть русских консулов осуществлялась при помощи русских оккупационных отрядов, казачьей бригады и находившихся на русской службе персидских феодалов -


29 Русский консул в Астрабаде.

30 "Международные отношения...", т. I, N 90, стр. 96.

31 Там же, N 255, стр. 323.

32 "Международные отношения...", т. IV, N 340, стр. 405.

33 "Международные отношения...", т. V, N 12, стр. 16.

стр. 221

губернаторов. Через колонии из самарских, симбирских и тамбовских мужичков царизм прокладывал себе путь к Персидскому заливу, на который он уже официально заявил притязания накануне войны.

Хозяйничанье России в Персии и особенно настойчивое продвижение царским правительством плана постройки трансперсидской железной дороги, долженствовавшей соединить Россию с Индией через Персидский залив, настолько обострили противоречия между Россией и Англией, что в начале 1914 г. улов начали раздаваться обоюдные угрозы34 . Можно было опасаться разрыва соглашения 1907 г. Только надвинувшаяся угроза войны с Германией, в которой оба "друга"-противника могли потерять кое-что поценнее, чем их интересы в Персии, временно их примирила. Но даже в период мировой войны, когда Англия целиком поддерживала русские методы хозяйничанья и сама пересаживала их в свои сферы влияния, этот антагонизм не прекращался ни на минуту. Так например, в конце 1915 г. в некоторых русских политических и во французских банковских кругах возникла идея использовать угрожавшую якобы со стороны Турции и Германии опасность Индии для постройки под шумок трап с персидской железной дороги в желательном России направлении35 . Ленинский анализ международного положения и взаимоотношений главных воюющих стран, данный им в 1916 г., и в этом пункте находит полное подтверждение в советской публикации.

Вышедшие томы "Международных отношений..." дают богатый материал для изучения предистории войны и позволяют сделать ряд важнейших политических выводов и обобщений. Опубликованный материал целиком и полностью подтверждает ленинское учение об империализме и все то оценки империалистической политики, которые в таком изобилии разбросаны по всем ленинским произведениям.

Историки получают сейчас первоклассный материал для создания подлинно марксистско-ленинской истории эпохи империализма. Политические деятели впервые имеют возможность на основании изучения документов недавнего прошлого глубже вникнуть в происходящие ныне события. Новые материалы помогут лучше познать и разоблачить истинные цели и намерения тех классов и общественных групп, которые, прикрываясь миролюбивыми речами, на деле готовят новую, еще более преступную мировую бойню.

В переживаемый нами период "разоружительных" конференций и "самоопределения" народов по новому японскому методу советская публикация приобретает сугубо политическое значение.

Большинство проблем, затрагиваемых в первых пяти томах, в общих чертах уже ставилось предыдущими советскими и иностранными публикациями. Однако публикуемые теперь материалы вносят много нового. Степень остроты англо-русских противоречий накануне войны только теперь раскрывается во всей своей полноте. Совершенно по-новому отражают документы нашей публикации чрезвычайную подвижность русского банкового капитала. Широкие планы проникновения в Турцию посредством покупки Салоникского банка и учреждения "гениального промышленного общества для эксплоатации турецких богатств; планы упрочения влияния русского финансового капитала на Болгарию черев покупку Болгарского народного банка; учреждение Национального банка в Монголии и многие другие начинания были пресечены войной36 .

Настоящая марксистско-ленинская разработка истории возникновения мировой войны без этой публикации невозможна. И не только истории империалистической войны. Историки народов СССР и историки экономического развития Рос-


34 "Международные отношения...", т. I, N 152, стр. 181.

35 "Международные отношения...", т. IX, ч. 1 (уже сдан в печать).

36 "Международные отношения...", т. I, N 14, 199, 323, 362 и N 21, 22, 83, 84 и др.

стр. 222

сии отныне не смогут обойтись без этих документов. Уже то обилие материалов, которое дают эти томы о роли русского банкового капитала, о ого связи с царским правительством, о его взаимоотношениях с иностранными банками, об экспансии его в Турцию, Персию, Китай, Монголию, о грандиозных, планах железнодорожных и иных концессий в этих странах, о навязывании финансовых и иных советников Китая и т. д., позволяет нам утверждать, что дальнейшая публикация документов за предыдущее десятилетие поможет окончательно и документально разрешить вопрос не только о характере русского империализма, но и о степени его самостоятельности или зависимости от западного империализма.

Советское издание является ценнейшим вкладом не только в советскую, но и в мировую историческую науку. Эта публикация, когда она будет доведена до конца, не оставит камня на камне от укореняющихся в научном обиходе неправильных, противоречащих историческим фактам и политически вредных концепций. Эти концепции, пропитанные национальным империализмом и якобы научно обоснованные в многотомных германских, английских, французских, австрийских и иных публикациях к сожалению оказывали и еще оказывают доныне свое действие и на советских историков.

Такое значение советской публикации налагает на наших историков политическое обязательство всесторонне и широко разрабатывать, популяризировать, доводить до масс те богатые источники исторических знаний, которые содержатся в издаваемых Комиссией при ЦИК томах.

О достоинствах советской публикации написаны сотни газетных и журнальных статей в Европе и Америке, прочитаны десятки лекций и докладов. Для иллюстрации этих оценок мы приведем только одну из них: о методологии советской публикации. По поводу выхода первого тома "Международных отношений" "Vossische Zeitung" 31 июня 1931 г. писала: "Для советского правительства вся дискуссия об ответственности за войну, как она ведется в Европе, только праздный и в своей основе пустой спор. Виноват, по его мнению, империализм всех стран; монархи, государственные люди, генералы были почти марионетками этой всемирно-исторической драмы, которая в силу внутренней необходимости должна была привести к катастрофе. Как ни чужда вам догма материалистического понимания истории, она однако дает нам гарантию того, что опубликование документов не подчинено никакой ограничивающей специфически национальной точке зрения".

Достоинства советской публикации состоят не только в ее марксистско-ленинской методологии, большой полноте и беспощадном разоблачении всех без исключения империалистических правительств. Она имеет и крупные технические достоинства по сравнению с иностранными публикациями в смысле тщательной и научной обработки материала, его оформления, сличения с подлинниками, аутентичности и т. д. Иностранные издания в этом отношении не всегда стоят на должной высоте.

Если история, по выражению М. И. Покровского, является политикой, обращенной в прошлое, то советская публикация исторических документов является политикой жгучей современности. Без ее изучения не только нельзя познать недавнего прошлого, но также нельзя правильно ориентироваться в настоящем, а тем более делать правильные политические прогнозы о будущем.

 


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ-АКТ-ПРОТИВ-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-ЗА-РАЗДЕЛ-МИРА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ф. НОТОВИЧ, ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ ЗА РАЗДЕЛ МИРА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ-АКТ-ПРОТИВ-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-ЗА-РАЗДЕЛ-МИРА (date of access: 02.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ф. НОТОВИЧ:

Ф. НОТОВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
547 views rating
24.08.2015 (2170 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
33 minutes ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
35 minutes ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
4 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
4 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ ЗА РАЗДЕЛ МИРА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones