Libmonster ID: RU-8672
Author(s) of the publication: В. А. ГАЛЬКЕВИЧ

(О распредмечивании процесса)

Став на путь познания истинной природы Абсолютного, не следует успокаиваться на мысли, будто постижение его экзотической специфики на примере предлагаемого исследования не потребует хотя бы краткого знакомства с историей философии. Дело в том, что попытки решения поставленной проблемы имели место и раньше, оставив глубокий след в постижении сущности трансцендентного. Тем не менее, продиктованное вненаучными соображениями полное забвение этой проблемы на современном этапе потребует еще немало усилий для того, чтобы укрепиться в сознании того, что возврат к этой проблеме не только необходим, но кое-где стал уже свершившимся фактом. Разумеется, только при сопоставлении с ранее достигнутым может идти речь о возможности определения степени объективности и новизны принимаемого решения. Особенность поисков в избранном направлении состоит в том, что достижение специфики Абсолютного потребовало на сей раз кардинального подхода для реализации предлагаемой программы. Фактически это означает, что никакие косметические средства и мелкие поправки применительно к достижениям классической философии не в состоянии вывести проблему Абсолютного из тупика идеалистических и теологических спекуляций.

Что касается встречающихся кое-где скептических суждений о целесообразности возврата к проблеме Абсолютного, то на этот счет можно сказать лишь одно: разум никогда не удовлетворится непосредственным созерцанием частного, поскольку на протяжении всего периода своего существования неотступно сознает свою причастность к достижению общего.

* * *

Первая основополагающая роль в постижении бездуховной сущности Абсолютного (трансцендентного) безусловно принадлежит метафизике. Вместе с тем остается бесспорным фактом, что за всю историю существования философии мнения по поводу познавательных способностей метафизики существенно разошлись на позиции положительного и отрицательного отношения к ней. Достаточно сказать, что вполне праведные попытки ее придать проблеме Абсолютного научное объективное значение стали основанием для уничижительной критики достигну-

стр. 222


тых ею результатов и преждевременного отказа философов впрок заниматься столь радикальной проблемой науки. Итоги спора о том, действительно ли метафизика трансцендентного является наукой, станут более очевидными, если по мере исследования проблемы станет, наконец, понятным кардинальное различие между трансцендентной сущностью Абсолютного и приобретшей ныне философскую популярность категорией Ничто. Если иметь в виду общий план исследования, станет очевидным, что оно во многом посвящено косвенному свидетельству того, что Абсолютное и Ничто - две далеко не равнозначные категории метафизики. Маловразумительные попытки их ложного отождествления как раз и явились горючим материалом далеко зашедших философских дискуссий.

Начиная с эпохи античной философии и завершая новейшей, кажется странным явление, когда решений обозначенной проблемы достаточно, а до сих пор не известна причина реконструктивной ("творческой") активности Абсолютного. Наконец, почему, несмотря на кажущуюся непостижимость и сверхъестественность, трансцендентное подвизается в самой основе становления и развития объективной реальности. Следует подчеркнуть, что в разных вариантах фундаментальность Абсолютного была известна не только элеатам, но и неоплатоникам, и не только мистикам средневековья, но и составляла стержневую тему исследований классической философии. И все же вековечное отсутствие подхода к окончательному раскрытию реконструктивных особенностей Абсолютного не могло не подтолкнуть к убежденному пессимизму ближайшего к нам современника - Хайдеггера. Так, с глубоким сожалением высказывается следующее: "Если с такой уж очевидностью ясно, что философская истина есть абсолютно достоверная истина, то почему именно она не дается никаким усилиям философии? Не видим ли мы, наоборот, во всей истории... постоянно одну катастрофу за другой... Не следует ли нам из опыта всей предшествующей философии как абсолютной науки сделать вывод, что с подобной целью надо окончательно распрощаться?" 1 Вместе с тем, касаясь философии Гегеля нельзя согласиться с Хайдеггером, будто опровергнуть его систему саморазвивающихся понятий может "какой-нибудь посредственный докторант". Сказано весьма некорректно к столь заслуженному корифею философии. Ведь гегелевская система уже тем позитивна, что в ней утверждается не творческая активность материальной субстанции, а неформальная логика актуализации в понятиях абсолютной идеи. Впрочем, даже сама спекуляция абсолютной идеей говорит о том, что Гегель с глубоким сознанием объективного решения не опускался на уровень непосредственностей материальных отношений и этим самым, несмотря на духовность установленного им ареопага, посредством логики диалектически интерпретированных понятий пытался доказать, что первичным в становлении объективной ре-

стр. 223


альности все-таки является Абсолютное. О том, что это близко к истине, речь пойдет ниже. Отсюда вывод: вопреки известным корифеям философии можно считать установленным, что обвинение Гегеля в так называемом "объективном идеализме" есть всего лишь идеологический опус, свидетельствующий о том, что кое-кто не увидел за деревьями леса, а именно первичную основополагающую сущность Абсолютного. В ходе предстоящего исследования недостатки гегелевской системы станут более очевидными, а здесь отметим лишь то, что сама система есть не что иное, как один из ближайших опытов исследования подлинной сущности трансцендентного.

Метафизическая конкретизация Абсолютного, разумеется, не исчерпывается духовной идеализацией абсолютной идеи. Здесь в порядке сопоставления представится возможность увидеть очевидное отличие позиции русских религиозных философов от позиции немецких классиков. В самом деле, если Гегель, Фихте и Шеллинг считали главной опорой сущего диалектическое единство таких понятий, как чистое бытие и чистое ничто, или как Я и не-Я, а Шеллиг к тому же учил, что Бог как Абсолют не мыслим без его "темной основы в другом", то в русской философии в лице В. Соловьева и Е. Трубецкого, наоборот, наличие "темной основы в другом" при Абсолютном оспаривается. В переложении контекста В. Соловьева вот что пишет по этому поводу Е. Трубецкой: "Что Абсолютное по самому своему понятию не может быть ограничено другим" и что, с другой стороны, оно не исключает "другого", даже требует его как свою логическую противоположность, это совершенно верно; но отсюда отнюдь не вытекает реальность, а тем более необходимость действительного существования другого.., Мы прекрасно можем мыслить Абсолютное без реального другого: очевидно, что из логического понятия Абсолютного отнюдь не вытекает "божественный фатум" в смысле необходимости для Абсолютного входить в реальное отношение с "другим" 2 . Но категорически отказывая другому в единстве его с Абсолютным Соловьев через отождествление последнего с Богом навязывает ему фатум "божественной любви", которая, якобы, приобретает характер логической необходимости соприсутствия с ним. Тем самым подобная любовь как некое отношение превращает философский опыт Соловьева в попытку представить Абсолютное без другого хотя бы ценой понижения в ранге объективности.

Стремление глубже понять метафизику Абсолютного стало очевидным на примере трех ближайших пока недостаточно известных исследований. Одно из них, развиваемое П. Гайденко, ставит перед нами задачу категорического отказа от традиционного субъективизма в метафизике первоначала. Причем в согласии с Хайдеггером указывается на то, что возврат к поиску смысла бытия вещает нам о возможности освобождения от иллюзии полной автономности и всемогущества

стр. 224


человека, как, якобы, одного из способов и смыслов бытия. Далее с оттенком неудовлетворенности, но с оптимизмом утверждается, что "возвращение бытию его центрального места в философии - это задача, которая пока лишь поставлена и намечена в отдельных ее аспектах, решать которую предстоит будущим поколениям философов, чтобы освободиться от той тирании субъективности, которая характерна для новоевропейской философии" 3 .

В этой связи коротко отметим, что одной из задач предстоящего исследования сущности Абсолютного является полное исключение субъективной версии о нем из самого процесса его неформальной актуализации.

Ряд глубоких проникновений в смысл метафизики трансцендентного представляют высказывания А. Дугина. Он пишет: "Метафизика (Абсолютного. - В. Г.) действительна там, где преодолен уровень противоположностей и относительности, а значит, реальной антитезой Метафизики является не столько физика, часть бытия, сколько чистая Иллюзия" 4 . Как обнадеживающая возможность познания далее утверждается, что "метафизика никогда не существовала в земной истории как некая абстрактная и недостижимая цель, как смутный, далекий и недоступный горизонт. Напротив, принцип Трансцендентного, будучи применен к любому бытийному уровню с необходимостью организует этот уровень в соответствии со строгой структурой, проистекающей из принципа". Из контекста следует, что автор (как и Гегель) не без основания убежден в том, что трансцендентное как Абсолютное, несмотря на кажущуюся непостижимость, все-таки постижимо.

Не менее знаковым проникновением в существо Абсолютного явилось исследование так называемого "качественного аспекта мира". Подчеркивая принципиальную важность постижения первоначала, А. Арлычев как автор "качественного" анализа первых предпосылок бытия считает, что основополагающей проблемой философии является проблема "Абсолюта". Разумеется, такой акцент в философии не нов, поскольку это понятие впервые введено Фихте и Шеллингом. Однако при этом высказывается оптимизм, с каким автор утверждает, что "современная наука близко подошла к открытию первоначала, абсолюта как такового, что делает целесообразным необходимость философского обобщения результатов научного решения этой проблемы" 5 . Вместе с тем, автор "качественного подхода" к обоснованию первоначала сожалеет, что классики марксизма нигде положительно не касаются этой проблемы, как бы не замечая того, что в основе мира реальное место занимает не только относительное (материальное), но и Абсолютное (трансцендентное). Несколько озадачивает терминологическая неточность характеризации Абсолютного, что, разумеется, не придает ему метафизический статус подлинно трансцендентного как формально несхватываемой потусторонней предреальности. Причем имеют место не-

стр. 225


точности в понимании категории процесса применительно к Абсолютному, которое понижается автором до ранга узкоформального представления, уступая тем самым место ложным предпосылкам "пространственно-временной динамики движения".

В действительности имеет место такое Абсолютное, которое не мыслимо без его неформальной (о чем ниже) актуализации, без соблюдения его трансцендентности, благодаря которой оно, теряя кажущуюся предметность, самоотрешаясь от всякой непосредственности, побуждает процесс актуализации к бесконечному воспроизводству "вечной" беспредметности трансцендентного.

* * *

Предлагаемая здесь краткая характеризация Абсолютного ставит перед нами задачу в более доступной адекватной форме раскрыть его трансцендентную сущность. Из достижений всей предшествующей философии известно пока лишь то, что Абсолютное не является понятием в формальном смысле этого слова, не длится во времени и не существует в пространстве, а значит, не занимает никакого объема, не имеет ни начала, ни конца, не духовная личность, не представляет пустоты Ничто. Из всех перечисленных отрицаний следует, что невозможно вообразить какое-либо одно-единственное представление о нем. Естественно возникает вопрос: почему метафизика, как и философия, постоянно озабочены познавательным интересом к столь неподдающейся определению неопределенности трансцендентного? Если коротко, ясно одно: потому что скрытая тайна Абсолютного состоит не только в том, что оно непонятным образом продолжает оставаться за пределами нашего опыта, но и в том, что любая одномоментная остановка актуализации на последней ложной саморефлексии его в самого себя означала бы немедленную потерю его трансцендентности. Это, естественно, не могло не потребовать особого неформального метода постижения Абсолютного, которого философия до сих пор не знает. Таким образом, перед метафизикой стоит задача найти такой метод, который держал бы Абсолютное, образно говоря, на острие единства минимума двух его формально установленных отрицательных особенностей*. На первом этапе постижения такими особенностями было принято считать несамотождественность Абсолютного и безотносительность его к другому. Условно примем их как две его первейшие особенности и далее представим, какие вытекают отсюда следствия. В связи с вышеизложенным напомним, что применение формальной логики в постижении смысла трансцендентного представляет собой слишком непосредственное отношение к нему. Именно поэтому в результате продолжения подобной фальсификации философия неизбеж-


* Таким методом (вместо диалектического) станет применяемый здесь принцип фундаментальной деформализации.

стр. 226


но впадает в тупик неразрешимых противоречий и антиномий. Делая ставку на избавление от противоречий, автор в предшествующих работах предпринял попытку преодолеть отрицательность указанных особенностей как узкоформальных субъективных представлений. В этом нет сомнения, ибо читателю, независимо от уровня его компетентности, должно быть совершенно очевидно, что отрицая тождество Абсолютного, мы заранее предполагаем, что оно уже имело место, а это равнозначно тому, что отрицание означает не более как нашу субъективную удовлетворенность достигнутым формализмом определения. То же самое можно сказать о безотносительности, формальная отрицательность которой очевидна. На этом основании как раз и возникла необходимость снятия отрицательности особенностей как неадекватных представлений. В этой связи было принято решение воспользоваться полаганиемграницы между ними, которая фактом своего действия свидетельствовала бы о том, что отрицательные особенности Абсолютного лишились своего непосредственного значения.

На первом (субъективном) этапе принятого решения полагание границы имело положительный эффект, поскольку представилась возможность продвинуться дальше, приняв за основу снятие отрицательности особенностей. Несмотря на познавательную приемлемость оперативного значения границы, трудность дальнейшего исследования заключается в том, что ее полагание есть не что иное, как непосредственное предметное представление, фактически не приспособленное объективно актуализировать беспредметность Абсолютного. Это дало основание для введения в процесс специальной функции опосредования, придать ему конструктивное значение, благодаря чему оно было встроено в ранее уже заготовленную схему актуализации Абсолютного, где граница была условно представлена в роли опосредуемого и постоянно возобновляемого неявного элемента. На этой предварительной основе оказалось возможным построение простейшей логической модели начала, дающего импульс развертыванию очередной системы актуализации Абсолютного со всеми структурными особенностями.

Как видно из вышеизложенного, граница в роли неявного элемента, несмотря на ее наглядную предметность, далее в порядке исследования оказалась в реконструктивном смысле весьма продуктивной, что как бы "случайно" позволило высветить одно существеннейшее действие, которое ранее в метафизике не было зафиксировано как строго необходимое явление актуализации. Речь идет об особой необходимости полного отторжения от ранее установленной границы следующей за ней новой границы (грубо говоря, "дубликата") по той причине, что последняя своим отторжением от исходного начала открывает возможность продолжать процесс в очередной системе актуализации. Причем, как выяснилось, логическая процедура отторжения подобия "дубликатов" границ проис-

стр. 227


ходит на всех уровнях каждой системы актуализации, составляя тем самым необратимо бесконечное ее развитие.

О том, как ранжируются акты опосредования отторгаемых границ в новой интерпретации будет показано на схеме. Однако опережая контекст, следует отметить, что последовательность их действий посредством отторжения от предшествующих представляет собой бесконечную магистральную ("сквозную") линию развертывания все новых и новых очередных систем актуализации. Отсюда существенное следствие: именно подобным следованием отторгаемых начал новых систем автоматически снимается известный в теологии и космологии парадокс "единого начала" одной-единственной системы актуализации, которая, якобы, лежит в основании Вселенной как системы в "единственном экземпляре".

Как видно из контекста, представить все это возможно лишь на уровне интуиции. И дело вовсе не в слабости умов, а в том, что безуспешно продолжающиеся в течение 2500 лет попытки постигнуть существо Абсолютного свидетельствуют, что не всякий человеческий опыт и разум был в свое время в состоянии за короткий период времени понять и осмыслить далеко неочевидную необходимость бесконечной актуализации Абсолютного**. Впрочем, нет смысла дословно повторять то, что было ранее достигнуто. И все же отдадим должное тому, что на основе формальных предпосылок первый прорыв к Абсолютному состоялся. Так, благодаря оперативной функции опосредования (границ) и введению ее в процесс актуализации впервые представилась возможность, хотя бы грубо и эскизно, определить и осмыслить ее конструктивную специфику и созидательную способность.

* * *

Деструктивным недостатком смешанного субъективно-объективного способа снятия двух отрицательных особенностей Абсолютного явилось не только формальное опредмечивание границы между ними, но и невразумительное истолкование необходимости первоначального раздвоения. Причем характерно то, что сама необходимость последнего фактически установлена, но до сих пор конструктивно не обоснована. Речь идет о том, что до сих пор не известно, как на основе раздвоения происходит переход от трансцендентного к сущему или, говоря грубо, как "превращается" Абсолютное в бытие. К тому же известно, что раздвоение как вид продуктивного действия всегда было и является камнем преткновения на протяжении всей истории философии. Например, по этому поводу неоплатоник Плотин утверждает, что "сколько бы мы ни делили "единое" (т. е. Абсолютное. - В. Г.) и как бы ни превращали его


** В качестве дополнительной информации см.: Галькевич В. Л. Проблема трансцендентного. На пути к решению. М., 2001.

стр. 228


во множественность, каждая полученная часть все равно будет чем-то одним, т. е. "единое", вообще говоря, совсем никак не дробится" 6 . Таким образом уже в античности самой множественности и, стало быть, раздвоению не придавали абсолютного значения. И все-таки Абсолютное невозможно представить без соучастия первоначального раздвоения, без которого не мыслимо становление любой системы.

Как же в действительности происходит раздвоение, если к тому же, будучи необходимым, оно не имеет возможности непосредственно осуществиться на уровне трансцендентного? Причина постигшей философию трудности состоит в неадекватном истолковании смысла ранее принятой нами функции опосредования как одного из логических действий в системе актуализации Абсолютного. При ближайшем рассмотрении оказалось, что в самом использовании оперативной функции опосредования не обращалось внимание на то, что она была ориентирована на ложное утверждение своей однозначности относительно опосредуемой границы. В самом деле, как бы последняя ни была опосредована в качестве неявной, она фиксируется не иначе, как скрытая одноположенность. В результате нечетко доказывалась необходимость распредмечивания границы. Именно здесь мы должны сделать решающий шаг в постижении самого смысла функции опосредования, которое в более точном определении есть не что иное, как функция упреждения отрицательности. Смысл в том, что упреждение есть то же самое, что и неформальное строго неотрицательное действие, направленное на недопущение предметности того, что ранее было принято как граница. А это значит, что теперь должна идти речь не о действии опосредования на последнюю, а об упреждающем действии на ложное тождество Абсолютного. Поэтому в действительности должно иметь место не отрицание тождества, а то, что в сам процесс актуализации оно не должно допускаться как ложное формальное представление. Одним словом, ложная предметность Абсолютного как некоего тождества себе теперь не исключается через ее непосредственное отрицание, а просто заранее выходит из игры. Тем самым одноположенность ранее установленной границы исчезает как ложная предметная определенность. В противном случае получилось бы так, будто происходит актуализация не Абсолютного, а границы, положенной субъективно.

Помимо ориентации на распредмечивание процесса актуализации функция упреждения тождества Абсолютного имеет и свой познавательный аспект, а именно, необъективное отношение к ней субъекта. В этой связи возникает вопрос: почему так трудно дается постижение специфики объективной способности Абсолютного становиться активным метафеноменом бесконечной актуализации при отсутствии какой бы то ни было ее рационализации. В самом деле, как бы мы ни пытались придать функции упреждения объективный статус, субъективно невозможно

стр. 229


избежать непосредственного отношения к ней как чему-то наглядному и поэтому заведомо исключающему ее собственную объективность. Поэтому наша первейшая задача заключается в том, чтобы не дать субъекту увлечься ложными попытками конструировать процесс актуализации на уровне наших непосредственных представлений. Короче, речь идет о том, чтобы "отсечь" субъекта от ложного соучастия в самом процессе актуализации Абсолютного по предписаниям известной идеалистической версии "тождества бытия и мышления". Тем самым процессу актуализации представляется возможность оставаться идеальной объективностью наподобие той, которая определяется субъективной несхватываемостью трансцендентного. Таким образом, подлинная объективность оперативного действия функции упреждения достигается не распредмечиванием ее в нашем представлении (кстати, ее действия постоянно замкнуты системой актуализации), а самим процессом актуализации, где постоянно происходит упредительное недопущение однозначности ее собственного значения. Короче говоря, в действительности не субъект волен представлять функцию упреждения объективной, а напротив, лишь сам процесс делает ее таковой. Из контекста очевидно, что не следует оставлять субъекта в беспомощном недоумении перед фактом необходимости распредмечивания процесса, а наоборот, дать ему право на компромиссное решение, согласно которому функция упреждения может и должна быть постижимой, но при условии, что ее безотносительность к субъекту должна свидетельствовать о том, что ее совершенная объективность и трансцендентность достигается не иначе, как посредством бесконечной смены своих значений, не входя при этом в пределы нашего опыта. Поэтому не следует стремиться личностно представить акт упреждения, так как именно он и привносит в процесс объективно установленную несхватываемость трансцендентного.

Из изложенного следует, что упреждение тождества и мнимой отрицательности Абсолютного есть одна из двух объективных функций и постоянный фактор актуализации, где ни один акт оперативного действия не должен останавливаться на себе и превращаться в пограничную однозначность, а должен, так сказать, на острие упредительного недопущения тождества Абсолютного держать процесс его актуализации в состоянии непосредственной несхватываемости. Иначе говоря, процесс должен быть совершенно независимым от формальной фальсификации двух взаимно согласованных функций, а именно, функции упреждения и функции программирования ("самопроектирования") новых актов упреждения. Спрашивается, как же в самом процессе актуализации складывается неизбежная несхватываемость двух оперативных функций? В самом деле, если ограничиться общими определениями смысла актуализации Абсолютного, то оставалось бы непонятным, как функция упреждения в последовательности ее актов не подвергается фальсифика-

стр. 230


ции ложным повторением ее как одного и того же действия (без какой бы то ни было их различимости). Для сопоставления взаимоисключающих суждений скажем так: если одна функция упреждения, с одной стороны, не может, во избежание ложного самоотождествления, перейти в значение другой, а с другой стороны, не может оставаться в значении одноположенной, то, спрашивается, как в подобной антиномической ситуации очередной акт упреждения мог бы выйти из сложившегося тупика. Иначе говоря, каким образом акт упреждения тождества Абсолютного может преодолеть ложную отрицательность, если при полной беспредметности последнего не известно, что должно и может ли быть подвергнуто непосредственному раздвоению. Между тем, как оказалось, в действительности имеет место не акт непосредственного раздвоения, а (без притязаний на наглядность) первоначальное удвоение актов упреждающего действия, которое (удвоение) на самом деле суть не что иное, как осуществленное действие программирования и которое наряду с функцией упреждения становится теперь одной из двух фундаментальных функций актуализации Абсолютного. Именно благодаря складывающемуся единству двух указанных функций достигается важнейший познавательный эффект принятого решения, а именно перевод программированных актов упреждающего действия на тождество Абсолютного с уровня субъективной схематизации узкопредметных отношений на уровень чисто функциональных (!) логических отношений, где, как сказано выше, полностью теряются следы ранее использованного нами предметно-наглядного отношения между границей и ее предполагаемым опосредованием. Причем, характерно то, что теперь нет необходимости искать что-то такое (скажем, субстанциально сущее), на что можно было бы опереться подобно "точке опоры Архимеда" с целью осуществлять акты упредительного действия против тождества Абсолютного. По этому поводу нет сомнений, ибо само опережение тождества, будучи чисто функциональным действием, не нуждается в некой непосредственной опоре, поскольку таковой является не что иное, как сама же логическая необходимость постоянно программируемого удвоения актов упреждения в качестве объективного способа недопущения ложной одинаковости двух последовательно действующих функций. Другими словами, именно самому единству функций упреждения и программирования не требуется какая-то внешняя зряшная "точка опоры". Образно говоря, будучи замкнутым на себя, единству функций нет никакого дела до того, что субъективно мы не можем их разорвать и экспонировать каждую в отдельности.

Заметим, что обе указанные функции, вследствие их чисто логической специфики, осуществляются вне обычной метрики пространства и времени. Это познавательное условие явилось одним из главных аргументов для возбуждения интереса к познанию особенностей актуализа-

стр. 231


ции Абсолютного, который не мог не направить исследование на более адекватное объективное их обоснование.

Для того чтобы не впасть в ложную ситуацию пространственной рядоположности и временной последовательности, два запрограммированных акта упреждающего действия создают новую философски не апробированную ситуацию, которую для образного выражения можно назвать "хитростью" актуализации. Принципиальная важность этого момента требует более аргументированного пояснения, что суть "хитрости" состоит в том, чтобы избежать пространственно-временной фальсификации первоначального программирования двух актов упреждения, где один из них должен быть подвергнут кардинальному отторжению от исходного начала, вследствие чего сам факт его отторжения, с одной стороны, лишает два акта их ложной пространственной рядоположности, а с другой, - о чем уже говорилось выше, дает начало развитию новой системы актуализации, логически следующей за исходной. Как видно из вышеизложенного, оба начала (каждое по своему) получают статус независимого развертывания в том смысле, что отторгаемое начало новой системы своим актом упреждения раскрывает путь к развертыванию начала исходной системы актуализации. Напомним, что именно при таком раскладе начал исключается ложная рядоположность двух ближайших актов упреждения и тем самым остается предоставленный сам себе (один из двух) акт упредительного действия, следствием чего как раз и является превращение его в исходный структурный элемент в составе предшествующей развертывающейся системы актуализации.

Заключительный вывод состоит в том, что вытекающее из состава двух упреждающих функций удвоение их действия на самом деле не является их непосредственным раздвоением, поскольку именно само отторжение одного из двух актов упреждения попросту элиминирует его, упредительно как бы извлекая его из ранее запрограммированного удвоения актов, делая раздвоение попросту иллюзорным. А это значит, что Абсолютном}' без раздвоения представляется возможность быть таким, каким оно должно бесконечно оставаться в качестве неделимого и трансцендентного. Как видно, неслучайно, В. Соловьев утверждал, что "мы прекрасно можем мыслить Абсолютное без раздвоения".

Нередко спрашивают, почему в действительности является предпочтительной двоица, а не троица или, скажем, другое число, почему имеет место раздвоение, а не триада. Особенно это характерно для диалектики, где подобное предпочтение определяется необходимостью "раздвоения единого на две противоположности". Последнее известно и на примере бифуркации в синергетике. Как установлено, смысл кажущегося верховенства двойственности состоит в том, что в действительности происходит не зряшное раздвоение единого как наглядно представленное субъектом действие, а в том, что сама последовательность смены

стр. 232


двух объективно запрограммированных актов упреждения становится возможной лишь при одном условии, а именно, когда один из них подвергается ранее установленному отторжению от исходного. А это значит, что действия двух актов упреждения могут актуализироваться не иначе, как при незавершенном их программировании, когда отторгнутый акт в свою очередь берет на себя функцию его восполнения, но теперь путем дальнейшей независимой от предыдущей ступени актуализации новых актов программирования при такой же незавершенности, как и у предыдущего. Именно таким образом складывается та основополагающая необходимость, которая в качестве непротиворечивого "агитатора" оперативного действия или, как мы обычно говорим, в качестве источника развития подвизается в самом основании бесконечного процесса актуализации Абсолютного.

* * *

Как бы мы ни тщились представить в "чистом" виде исходную ситуацию начала, все же для многих она остается сложной как по смыслу, так и по контексту. Поэтому целесообразно представить ряд дополнительных разъяснений, которые в схематичном изображении позволят продолжить и облегчить восприятие особенностей системного структурирования актуализации Абсолютного. В этом ключе важное значение приобретает комплексный подход. Спрашивается, в чем заключается конструктивное значение подобной рекомендации? Если судить по вышеизложенному, смысл ее состоит в том, что акт упреждения как фикция действия мыслим лишь при условии, что его опорным средством на функциональном уровне является необходимость продолжения упредительных действий, создающая "сквозную" магистральную эстафету неформальной актуализации Абсолютного. И это главное. Одним словом, то, что является здесь первостепенной особенностью, есть не что иное, как то, что наряду с функцией упреждения должна иметь место и функция ее программирования. А это значит, что обе функции должны осуществляться совместно, иначе говоря, комплексно как два оперативно связанные неформальные средства актуализации. Можно выразить это более кратко: без функции упреждения нет функции программирования и, наоборот, без программирования нет упреждения. В конкретном значении единство обеих функций представляет собой единый неформальный Модуль (М), принимавший непосредственное участие в процессе структурирования системы актуализации. Причем, будучи внепространственным и вневременным оператором, Модуль осуществляет свои логические действия в строго единственном образе как меняющий свои значения в зависимости от ситуации в системе. Его действия достаточно открыто просматриваются на прилагаемой схеме.

стр. 233


Условная схема развертывания одного из начал актуализации Абсолютного***


*** Схема дается для наглядности (эскизно). Смысл в тексте.

стр. 234


Допустим, что развертывание схемы начинается с Модуля M 1 ' , условно обозначенного рамкой, с двумя объединенными функциями: с одной стороны, функцией программирования П 1 ' как указателя удвоения актов упреждения, а с другой, функцией неотрицательного упреждения тождества У 1 ' . Далее происходит следующее: запрограммированный исходным Модулем M 1 ' один из двух предполагаемых актов упреждения У 1 ' , будучи задействован Модулем M 2 '' (индексация дается в порядке логической последовательности), согласно общей установке должен быть полностью отторгнут от Модуля M 1 ' , не дав тем самым возможности осуществиться ложной рядоположности во времени и пространстве относительно акта упреждения У 2 ' . Утверждается чисто логическая последовательность с учетом необходимости отторжения упредительного акта У 1 ' , от такого же акта У 2 ' . Образно говоря, складывается ситуация "выталкивания" или (по образному определению Гегеля) "отчуждения" Модуля M 2 '' от исходного начала нового независимого начала. Речь идет о начале развертывания на основе Модуля M 2 '' новой системы актуализации, которая, усложняясь, в развитом виде составляет новую объективную реальность со всеми складывающимися физическими особенностями.

Как же происходит дальнейшее структурирование системы? Это станет очевидным, если проследить за дальнейшим программированием удвоений актов упреждения, начиная с Модуля M 1 ' . Новизна структурирования последовательности элементов системы состоит в том, что Модуль М 3 становится первым системным элементом. Поскольку своим актом программирования П 3двух новых актов упреждения У 1 и У 2 создает совершенно новую объективную ситуацию, где акт упреждения У 1 , программируясь Модулем М 3 , не уходит из складывающейся системы, а наоборот, вместе с очередным Модулем М4 отторгается переходом его с высшего уровня Н 2 на исходный Н 1 где, кстати, освободилось "место"

после отторжения предшествующего Модуля M 2 '' от Модуля M 1 ' . Последующая ситуация складывается так, что оказавшиеся на исходных уровнях H 1 и Н 2 Модули М 3 , М 4 и М 5продолжают свой распад на новые значения функций упреждения и программирования, но теперь уже в более сложном составе фиксированной исходным Модулем замкнутой в

стр. 235


себе системы. Что касается обозначенных на схеме Модулей M''' и M IV , то здесь они согласно рангу представляют следующие за Модулем М 2 '' новые отторгаемые начала, определяющие собой становление новых систем в составе единой магистральной линии актуализации Абсолютного.

* * *

Если опираться на особенности конструктивного развертывания очередной системы актуализации, то становится ясным вопрос, в чем именно заключается секрет "перемещения" значения Модуля с одних ее уровней на другие. Секрет в том, что своим действием Модуль упреждает как ложную пространственную рядоположность, так и временную последовательность актов упредительного действия. При этом происходит сканирующее "шатание" значений (по сложившейся дистанции от начала) Модуля по высшим и низшим (отставшим) уровням и ветвям системы. Осуществляется оно заполнением (образно говоря) пустых промежутков, образовавшихся в результате необходимого (по конструктивным соображениям) изъятия значений Модуля с одних уровней системы за счет передислокации его значений на другие уровни. Образующийся при этом круговорот прямых и обратных переходов ("связей") представляет собой не что иное, как открытый бесконечно воспроизводящийся процесс, а если более наглядно, как простейший объективно действующий алгоритм слежения своего начала при непрерывном расширении последовательностей логических переходов в системе. При этом сам процесс следящего становления последней неизбежно приобретает пульсирующий характер. Это объясняется тем, что периодически сменяющие друг друга переходы преимущественного восхождения и преимущественного нисхождения оперативных значений Модуля по уровням системы в силу внепространственной и вневременной их реализации происходят не иначе, как посредством накопления резерва последовательно задействованных значений Модуля на одних уровнях и соответствующего ему изреживания их на других. Подобная смена изреживаний и концентраций значений Модуля невольно шокирует не только внезапно открывшейся нам тайной спецификой предельно элементарного уровня реальности, но и своей убеждающей ясностью, ибо становится очевидным, что для развертывания каждого звена актуализации Модуль в порядке выполнения функции программирования должен действовать, образно говоря, с некоторым "опережением графика". Конкретно это означает, что Модуль, действуя в единственном числе, на одной из краевых ветвей становящегося каркаса системы создает избыточную последовательность актов для последующего погашения потребности в нем на других ветвях каркаса, когда общее, грубо говоря, "количество" его

стр. 236


значений существенно изменилось в сторону увеличения и поэтому требует для себя очередной корректировки резерва значений Модуля - и так до бесконечности. Далее, проходя стадию насыщения, процесс актуализации взаимоизреживания уровней повторяется, но в обратном направлении.

Именно подобная периодичность резервирования значений Модуля по уровням системы как раз и создает пульсации комплексно задействованных его значении, которые в физическом претворении (на поздних стадиях слежения начала) проявляются не только пульсацией активности космических объектов (галактик, квазаров, новых и сверхновых звезд), но и, что не менее важно, поочередным развертыванием и неполным свертыванием каждого отдельного звена актуализации в целом. Как видно, здесь нет ничего противоестественного, поскольку все это напоминает нам закономерности формирования самоорганизующихся естественных систем.

На основании приведенных выше рассуждений представляется достаточно убедительным обоснование того, почему необходимость выборочного отторжения значений Модуля в системе актуализации является основанием известного в квантовой теории "принципа неопределенности". Так, согласно принципу точность определения одного из двух канонически сопряженных параметров (например, импульса и координаты) может быть достигнута только за счет понижения точности определения другого. Именно здесь с предельной ясностью, так сказать, на эмпирическом уровне становится очевидным, что актуализируемые в системе значения Модуля никогда не реализуются "одновременно", а напротив, фиксируются последовательностью сканирования их (подобно действию луча в кинескопе) по уровням и ветвям системы, где они задействуются каждый раз одним-единственным (в данной ситуации) актом логического перехода. Вследствие подобного ограничения функций Модуля при физическом измерении параметров происходит изъятие из последовательности значений Модуля в составе одного параметра в счет расширения последовательности значений в составе другого. Очевидно поэтому мы не можем достигнуть идеальной точности измерения каждого параметра в отдельности.

Поскольку актуализация представляет собой систему резервирования условий для необходимых отторжений Модуля по уровням и ветвям относительно исходного начала, в ней складывается резервирующее преобладание высших уровней над низшими. Поэтому происходит однозначно ориентированная смена симметрии асимметрией, которая (смена) свидетельствует, что в системе, согласно известному правилу, постоянно сохраняется превалирование актов программирования над актами упреждения. Кстати, следует подчеркнуть, что дополнительность неполной симметрии и асимметрии, являясь необходимым условием развертывания системы актуализации, еще раз подтверждает, почему, например, Абсолютное, будучи трансцендентным, не является неким однократно положенным духовным первоначалом.

стр. 237


В подтверждение вышеизложенного здесь представляется возможность понять, почему на всех уровнях физической реальности существование конкретных форм асимметрии претворилось в неравенство количеств элементарных частиц и античастиц, почему нарушается симметрия слабых взаимодействий, наконец, почему существует асимметрия в структурах космологических объектов. Именно при подобной "поляризации" оперативных действий Модуля по разным уровням системы происходит, образно говоря, нечто похожее на "соревнование" симметрии и асимметрии по мере развертывания системы. В конечном итоге становится понятным, почему одни из запрограммированных последовательностей актов упреждения неизбежно превалируют над другими. В результате подобного преимущества первых система актуализации никогда не достигает идеальной симметрии составляющих ее элементов. А это значит, что процесс развертывания системы должен оставаться незаконченным, что равнозначно непротиворечивому побуждению его к бесконечному воспроизводству новых актов программирования и упреждения каждый раз в новой конструктивной обстановке.

Если перейти на язык конкретных фактов, Модуль, действующий в системе в качестве одного-единственного универсального оператора, порождает ситуации, из которых вытекает необходимость локальных, наглядно говоря, концентраций близких по значению функций Модуля, где ступень развития системы является определяющим фактором распределения по уровням значений последнего. Именно здесь находит свое, вероятно, последнее обоснование известный в физике и механике "принцип наименьшего действия", свидетельствующий о том, что в порядке слежения начала происходит не хаотическое нагромождение локальных значений Модуля, а внепространственный и вневременной вариационный процесс концентрации их для преимущественного воспроизводства асимметрии в структуре системы. Это равнозначно тому, что компактная последовательность действий Модуля делает их способными кратчайшим путем резервировать значения последнего на более высоких уровнях логического каркаса с последующей разрядкой их на более низких уровнях системы. Представляется существенным тот факт, что и гравитация в соответствии с требованиями локальных концентраций значений Модуля в системе не есть некая чистая "сила" притяжения и даже не следствие "геометрического искривления пространства", а следствие космологического проявления принципа наименьшего действия, который, собственно, и предопределяет необходимость централизации, интеграции и организации любых форм естественного происхождения.

Подобное отождествление можно представить и на примере обоснования известного в космологии эффекта "красного смещения", зависящего от амплитуды вариаций симметрии и асимметрии значений Модуля по уровням системы, где высокая концентрация этих значений на

стр. 238


высших уровнях по соображениям конструктивной необходимости периодически "отнимает" их у низших уровней, создавая эффект изреживания "квантовых потоков", вызывая видимое нами "покраснение" спектра излучений космологических объектов. Опираясь на вышеизложенное, следует отметить, что здесь в новом качестве, но более масштабно, проявляется тот же принцип, который известен в квантовой теории как принцип неопределенности.

В заключение, полагаясь на раскрытие конструктивного смысла двух фундаментальных функций актуализации Абсолютного, следует коротко коснуться проблемы происхождения живого. Здесь мы стоим перед откровением, не имевшем в прошлом столь актуального мировоззренческого значения. Сегодня проблема заключена в тисках двух как бы неопровержимых версий. С одной стороны, известны попытки физико-химического истолкования происхождения жизни, согласно которому она, якобы, произошла на стадии образования коацерватов в условиях первичного "бульона" Земли архейского периода. Сейчас доказано, что вероятность образования первой живой клетки, а также входящего в ее состав полимера ДНК, чудовищно мала, если не абсурдна. Короче говоря, собрать на молекулярном уровне все детали живой клетки простым химическим способом столь же невозможно, как невозможно создать вечный двигатель.

Другую позицию занимает дарвиновская теория "естественного отбора". На первом этапе она с восторгом была принята как достаточная. Однако против теории стало ходить одно существенное возражение: если допустить, что отбор случайных мутаций создал холерный вибрион и рядом клетку с перспективой ее филогенеза вплоть до возникновения человека, то это представляло бы не что иное, как впадение в мистику присутствия следов разума на атомно- молекулярном уровне реальности. По многим противоаргументам бесспорно то, что обе версии эволюции методологически непригодны. Поэтому остается признать, что так называемое совершенствование видов живого, начиная с простейшей клетки и завершая высокоорганизованным организмом, есть логикоподобный процесс, где предпосылки совершенствования видов глубоко заложены в самом основании объективной реальности. Главное, что следует иметь в виду, состоит в том, что возникновение живого есть продукт весьма развитой системы, где "творческий" процесс осуществляют две установленные ранее функции упреждения и программирования. Короче говоря, особенность жизни как космического явления состоит в том, что она вписывается в общий процесс как программирующее и упреждающее средство воспроизводства восходящей на высшие уровни локальной асимметрии как предопределяющего фактора строго направленной эволюции видов в составе общей асимметрии всей системы актуализации Абсолютного.

В порядке методологической коррекции заслуживает внимания тот факт, что структурирование экстремально формируемых в системе из-

стр. 239


бытков значений Модуля на одних уровнях и комплементарного изреживания их на других (если посмотреть на это с узкосубъективной точки зрения) невольно порождает имитацию непосредственного "взаимоисключения противоположностей". Представляется очевидным, что именно подобная ситуация в системах классической философии была поспешно истолкована как следствие диалектической противоречивости естественных процессов и явлений.

Отсюда, естественно, следует, что особенность оперативных функций Модуля (действующего в одном-единственном "числе") как раз и составляет тот объективный непротиворечивый фундамент, который лежит в самом основании развертывания каждой отдельной системы слежения начала, определяя внешнее сходство с "гениально угаданной" Гегелем диалектикой "взаимоисключения противоположностей". Что касается того, что физический мир в самой основе структурируется не по образу наших формально установленных понятий и категорий, то, естественно, и противоречия в нем соответственно должны рассматриваться не более, как условные, субъективно принятые императивы, отражающие лишь внешнюю видимость происходящих в действительности процессов.

* * *

В заключение необходимо отметить, что основным познавательным средством исследования запутанной многообразием идей метафизической проблемы Абсолютного явилось использование нового аналитического метода - метода так называемой "фундаментальной деформализации", включающего в себя диалектический как частное, опередившее свое время предвосхищение его в рамках немецкой классической философии. Как показывает опыт нашего исследования, только разум, лишенный рассудочных ограничений, оказался в состоянии принять метод фундаментальной деформализации в качестве объективного и достаточного средства на последнем этапе теоретического познания, когда вместо объективной истины в науку настойчиво стали проникать обветшалые откровения явно мистического содержания. Теперь, благодаря конструктивному использованию нового метода в исследовании поставленной проблемы, представилась реальная возможность приблизиться к пониманию той кажущейся непостижимой тайны сущего, которую до сих пор скрывала подлинная трансцендентность Абсолютного.

--------------

1 Хайдеггер. Бытие и время. С. 339.

2 Трубецкой Е. Н. Миросозерцание В. С. Соловьева. М, 1995. Т. I. С. 272 - 273

3 Гайденко П. П. Прорыв к трансцендентному. М., 1997. С. 7.

4 Дугин А. Пути Абсолюта, М., 1993. С. 12.

5 Арлычев Л. Н. Качественный аспект мира и его познание. М., 2001. С. 100.

6 Философская энциклопедия. Т. 4. С. 275.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОБЪЕКТИВНАЯ-ЛОГИКА-АКТУАЛИЗАЦИИ-АБСОЛЮТНОГО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. ГАЛЬКЕВИЧ, ОБЪЕКТИВНАЯ ЛОГИКА АКТУАЛИЗАЦИИ АБСОЛЮТНОГО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОБЪЕКТИВНАЯ-ЛОГИКА-АКТУАЛИЗАЦИИ-АБСОЛЮТНОГО (date of access: 30.07.2021).

Publication author(s) - В. А. ГАЛЬКЕВИЧ:

В. А. ГАЛЬКЕВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
866 views rating
10.09.2015 (2150 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
19 hours ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
Yesterday · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
Yesterday · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).
РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-1905 годов. ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ДАЛЬНИМ ВОСТОКОМ В НАЧАЛЕ XX века
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОБЪЕКТИВНАЯ ЛОГИКА АКТУАЛИЗАЦИИ АБСОЛЮТНОГО
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones