Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6786
Автор(ы) публикации: В. Рахметов

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

С. Пионтковский. Очерки по истории России в XIX - XX в.в. Лекции. Изд-во "Пролетарий", 1928. Стр. 301. Ц. 2 р. 25 к.

Книга т. Пионтковского является учебником, предназначенным, в основном, для вузовцев. Автор поставил своей целью, "по возможности, полно и систематически изложить главнейшие вопросы истории XIX - XX века" и использовал для этого огромный материал, в том числе архивный, не только печатный, но и рукописный. Отдельные вопросы освещены им с достаточной для учебника полнотой и представляют сравнительно подробное, систематическое (хотя и компилятивное) изложение "последних достижений исторической науки", с использованием почти всего известного материала. Таковы, напр., параграфы, посвященные движению декабристов, в которых автор тщательно использует недавно вышедшие материалы следственного дела декабристов, изданные Центрархивом; таков отдел внешней политики царизма, особенно в XX веке, написанный почти исключительно по новым материалам; таковы и некоторые параграфы об экономической истории России XIX века.

Полнота издания, таким образом, обеспечена. И даже порой в интересах этой полноты т. Пионтковский приводит слишком много цитат, подкрепляет архивным материалом такие положения, которые и без того являются достаточно убедительными.

Но рядом с этим достоинством в работе т. Пионтковского есть и много недостатков.

Начнем с характера книги и ее построения. Об'емистый том в 300 страниц большого формата не подразделен ни на главы, ни на периоды. Один за другим

стр. 223

следуют 107 параграфов, не сгруппированных вокруг какой- нибудь одной идеи или нескольких основных идей. Благодаря этому книга оказызается бесхребетной: автор перескакивает от идеологии группы "Освобождение Труда" к вопросу о роли иностранного капитала в промышленном под'еме 90 г.г., от ленских событий к разделу мира накануне мировой войны, и обрекает своего читателя на такие же прыжки, на такое же бессистемное, беспорядочное изучение истории России.

И дело не только в формальном моменте - отсутствии глав и отделов. Самые параграфы расположены, кроме того, в беспорядке. Так, рабочее движение 80-х годов отделено от соц. -демократических кружков 80-х г.г. 35-ю страницами; промышленному кризису 1900 - 1901 г.г. посвящено 2 параграфа на стр. 133 и на стр. 159, причем в обоих местах речь идет, буквально, об одном и том же, и даже примеры приводятся одни и те же, и т. д. Повидимому, готовя книгу по частям, т. Пионтковский просто не просмотрел еще раз подряд всего написанного.

Книга т. Пионтковского бесхребетна и в другом отношении. Автор ее или не имеет, или не счел нужным четко формулировать свою схему, свое понимание истории России XIX - XX в.в., а, с другой стороны, он, повидимому, не согласен и с существующими схемами, в частности с общепринятой схемой т. Покровского, и в ряде вопросов расходится с Лениным.

Уже на первой странице мы встречаемся у него с такой формулировкой: "Российский промышленный организм образовался не на пустом месте, а сам вырос из противоположной ему формации торгового капитала". Мы имеем, повидимому, дело с небрежным определением, неточной формулировкой природы торгового капитала, но эта терминологическая небрежность может привести к серьезным теоретическим ошибкам.

Можно подумать, что т. Пионтковский считает развитие промышленного капитализма из торгового специфически русским явлением, для других стран не характерным. Между тем Ленин вслед за Марксом прямо подчеркивает, что "торговый капитал... всегда исторически предшествует образованию промышленного капитала и является необходимым условием этого образования" (Собр. соч. изд. 2, т. III, стр. 135).

Во-вторых, т. Пионтковский, утверждая, что существует противоположность между торговым и промышленным капитализмом, позабыл про вторую сторону вопроса, что "торговый капитал... и промышленный капитал... представляют из себя один тип экономического явления", и что поэтому "при всех прежних (докапиталистических) способах производства торговый капитал является (erscheint, в переводе неверно: "представляется") функцией par excellence... капитала" (Маркс, Капитал, т. III, ч. 1, стр. 303). Уже из этих цитат видно, что противоположность между торговым и промышленным капиталом хоть и бесспорно существует, но не в той абсолютной и безапелляционной форме, как это можно подумать, на основании заявления т. Пионтковского. Кроме различия между торговым и промышленным капиталом, есть и бесспорное сходство.

Далее т. Пионтковский пишет о формации торгового капитала, противоположной капиталистической формации (формации промышленного капитализма, как иногда говорят). Понятие общественной экономической формации, как известно, неразрывно связано у Маркса и Ленина с понятием способа производства, - недаром Ленин говорит об "общественно- экономической формации, как совокупности данных производственных отношений" (собр. соч. 2 изд., т. 1, стр. 63). Бесспорно, что "торговый капитал не создает нового способа производства". Нельзя, поэтому, говорить об общественно- экономической формации торгового капитала. "Самостоятельное и преобладающее развитие капитала в форме торгового капитала равносильно развитию капитала на основе чуждой ему и независимой от него общественной формы производства", - пишет Маркс (Капитал, т. Ill, ч. 1, стр. 304). Торговый капитал может развиваться и на основе феодального способа производства и на основе рабства, и на основе городского ремесла, и т. д.

Мы видим, насколько недостаточна формулировка природы торгового капитала, данная т. Пионтковским, и к каким заблуждениям может она привести. Вместо того, чтобы проанализировать роль торгового капитала, как "первой исторической формы капитала, и говорить о "развитии капитала (капитала, т. Пионтковский!), на основе чуждой ему общественной формы производства", на основе феодализма и крепостничества, т. Пионтковский пишет о "формации торгового капитала", "противоположной промышленному организму" (образец его стиля). Вот куда заводит небрежное обращение с марксистской терминологией!

стр. 224

Не ставя своей задачей разобрать все спорные положения, выдвинутые т. Пионтковским в его книге, мы хотим показать на ряде примеров ее методологическую невыдержанность и небрежность. Остановимся, прежде всего, на характеристике барщинного и оброчного хозяйства и их взаимоотношений в конце первой половины XIX в., накануне реформы 19 февраля. "Помещичье хозяйство, - пишет он, - резко распадается на две части: барщинное хозяйство, где помещик непосредственно заинтересован в производстве товаров, и оброчное хозяйство, где помещик получает земельную ренту в денежной форме" (стр. 51). (Отметим, что уже это определение неверно. В оброчном хозяйстве помещик не всегда получает ренту в денежной форме; существует ведь и натуральный оброк).

Оброчное хозяйство (накануне реформы 1861 г. В. Р. ), - продолжает т. Пионтковский, - господствовало в тех районах, где связь с внутренним рынком была чрезвычайно слаба, например, в Астраханской губ. оброчное хозяйство давало 87%, в центральных нечерноземных губерниях 58,9%" (стр. 51). Так, в угоду своей неверной схеме т. Пионтковский превращает Тверскую, Смоленскую, Владимирскую, Московскую и др. губернии, где было развито оброчное хозяйство, в губернии "со слабой связью с внутренним рынком". Известно, что именно в этих губерниях внутренний рынок был особенно развит, что именно развитие внутреннего рынка, развитие ремесла и отхожих промыслов в особенности привели к быстрому возрастанию оброчных хозяйств в этом районе. Т. Пионтковский буквально ставит на голову - правда без доказательств, существующую на этот счет точку зрения.

Но и к барщинному хозяйству он относится не лучше. "Быстрый рост товаризации сельского хозяйства, - пишет он, - должен был, прежде всего, приводить к росту барской запашки и крепостного труда в тех имениях, которые были связаны с внешним рынком". Это положение, правильное для конца XVIII века, механически повторяется в характеристике предреформенной экономики и позволяет думать о несогласии т. Пионтковского с общепринятой точкой зрения, о том, что "быстрый рост товаризации сельского хозяйства" привел накануне 19 февраля к росту не "барской запашки и крепостного труда", а вольнонаемного труда.

Указывая совершенно правильно, что "вопрос о необходимости использовать вольнонаемный труд в имении делал самое существование крепостнических отношений в помещичьих имениях убыточным для помещиков" (стр. 53), (стиль! - "вопрос... делал необходимым"), т. Пионтковский не доказывает этого положения. Вместе с тем, чрезвычайно небрежно изложен вопрос о географическом расположении барщинного хозяйства. По мнению т. Пионтковского, в Великороссии, где был очень развит внутренний рынок, процент барщинных хозяйств доходил до 73,3%. Здесь встает, во-первых, вопрос, как примирить это положение т. Пионтковского о преобладании барщины во всей Великоросии с его же утверждением об исключительной роли оброка в нечерноземных губерниях, которые тоже ведь относятся к Великороссии? Во-вторых, приводится цифры (73,3%), которая относится к тем "опечаткам", которыми, вообще говоря, переполнена книга тов. Пионтковского. Игнатович, цифры которой берет автор в этой главе, дает действительно 73,3%, но не для всей Великороссии, а для Поволжья. Великороссия, в точном смысле слова, т. -е. центральный черноземный и нечерноземный район, вместе дают почти равное количество барщинных и оброчных крестьян, т. -е. 2.300 тыс. и 2.000 тыс., т. -е. 54% и 46%. Для обоснования своего положения т. Пионтковскому понадобились, как видим, неверные цифры.

Такова одна "ошибка" т. Пионтковского. Та же небрежность повторяется и в характеристике народничества. Правда, четко и точно формулированной схемы автор здесь не дает, ограничиваясь в большинстве случаев простым изложением событий или пересказом их, и совершенно игнорируя ленинские замечания о социальной базе народничества. Так, автор на 20 с лишним страницах, посвященных народничеству, ни словом не упоминает о крестьянстве, как его социальной базе, и, с другой стороны, дает совершенно неправильное, не-ленинское деление народников на группы. Он считает, что революционное, якобинское, крыло народников было связано с городской мелкой буржуазией и мелкобуржуазной интеллигенцией пролетарского типа, а другое - либеральное крыло комплектовалось из "уничтожающегося в процессе развития капитализма привилегированного сословия и мелкой буржуазии деревни, которая была крепкими узами связана с существующим укладом деревни и остро воспринимала то, что влекли за собой капиталистические отношения: разрушение патриархального уклада деревни, бедствие масс, экоплоатацию и т. д." (стр. 96). Примером первого типа у него выступает прокламация "Молодой России", Ткачев, Бакунин и "Народная Воля"; примером второго типа - "Великорусс", статья Огарева в "Колоколе", наконец мирные пропагандисты- лавристы. Этой точке зрения нельзя отказать в оригинальности, но, с другой стороны, приходится пожалеть, что автор

стр. 225

не потрудился доказать свое деление народников на социальные группы, а не только декларировать его. В самом деле, как можно об'яснить, что бакунисты, например, были представителями городской мелкой буржуазии, а лавристы - сельской, или что "Великорусс" отражал настроения деревни, а "Молодая Россия" и "Народная Воля" - города? Это, повидимому, секрет т. Пионтковского.

Чтобы покончить с этим периодом, остановимся кратко на группе "Освобождение Труда" и "Черном Переделе". Отметим, прежде всего, фактические ошибки т. Пионтковского. Он не знает, что петербургский кружок черно-передельцев 1880 г., созданный Аксельродом, носил название "Северно-русское Общество" "Земля и Воля", не знает, повидимому, дискуссии между Плехановым и др. эмигрировавшими за границу "черно- передельцами", с одной стороны, и Аксельродом - с другой, по поводу программы, написанной Аксельродом для этого союза, и об'являет, что "программу Сев. -Русского Об-ва "Земля и Воля" черно-передельцы об'явили своей" (стр. 119), в то время, как эта программа ни в коем случае не может считаться идеологией всего "Черного Передела" и характерна только для Аксельрода, и то на определенном этапе его развития. Т. Пионтковский посвящает специальный параграф возникновению группы "Освобождение Труда", конспектируя здесь известные статьи Дейча, но путает роль отдельных народовольцев в переговорах с Плехановым и его группой. В то время, как на самом деле за соглашение с "Черным Переделом" выступал Тихомиров, а Ошанина, приехавшая значительно позднее в Швейцарию, относилась к этим переговорам недоверчиво, Пионтковский пишет, наоборот, что Ошанина приехала за границу раньше Тихомирова и начала переговоры, а Тихомиров повел переговоры вслед за ней (стр. 120). Наконец, отметим, что т. Пионтковский напрасно называет группу "Освобождение Труда" - "Группой Освобождения Труда".

Рабочее движение 90-х и начала 900-х годов и история соц. - дем. движения за это время представлены в книге тов. Пионтковского крайне слабо, чтобы не сказать - совсем не представлены. Нет перехода от пропаганды к агитации, нет почти ничего о "союзах борьбы", ни слова нет о первом с'езде РСДРП, об экономизме, об "Искре", о 2 с'езде партии, и т. д. Правда, т. Пионтковский может в свою защиту сказать, что его книга является учебником по истории России, а не по истории ВКП. Но, во-первых, нельзя отрывать историю России от истории ВКП, ибо партия играла большую роль в истории и "абстрагироваться" от истории ВКП в курсе истории России никак нельзя, а во-вторых, т. Пионтковский сам не выдерживает своей позиции, говоря о группе "Освобождение Труда" и соц. -дем. кружках 80-х г.г. и пропуская соц. -дем. кружки 90-х г.г., "Искру" и 2 с'езд, говоря о "зубатовщине" и пропуская экономизм.

Переходим к революции 1905 г. В общем и целом, революция 1905 г. изложена правильно. Однако и здесь есть некоторый "перегиб палки". Т. Пионтковский правильно подчеркивает, что в 1905 г. в основном боролись два блока: реакционный блок помещиков и буржуазии, с одной стороны, революционный блок рабочих и крестьян - с другой (стр. 156, 163 и др.). Правильно, в общем и целом, также положение т. Пионтковского, вернее, ленинское положение о контр- революционной роли русской буржуазии в революции 1905 г. (стр. 163). Ошибка т. Пионтковского в том, что он ограничивается этой постановкой вопроса, в том, что он ставит вопрос не диалектически - "как буржуазия стала контр- революционной", а механически - буржуазия, по его мнению, с самого начала была контр-революционной.

В полном согласии с этой своей схемой т. Пионтковский проглатывает целиком проблему русского буржуазного либерализма. Земское движение 1901-04 г.г., заграничный "Союз Освобождения", история партии кадетов, наконец, вообще участие и тактика буржуазии в революции 1905 г., - просто отсутствуют в учебнике. Взамен всего этого т. Пионтковский ограничивается несколько раз повторенной фразой о "перманентной" контр-революционности русской буржуазии.

Между тем Ленин вовсе не считал буржуазию контр- революционной на всех периодах революции. Наоборот, 1895 - 901/2 г.г. были, по его мнению, годами пробуждения либеральной буржуазии, в 1901/2 - 05 г.г. "политически проснувшиеся слои либеральной буржуазии" - "присоединились к открытой политической борьбе рабочих против самодержавия", в 1905 г. либеральная буржуазия "сплотилась и думала об остановке революции путем соглашения с царизмом, стала пассивной, выжидательной", вплоть до декабрьского восстания, которое окончательно сделало ее контр-революционной (см. V ленинский сб., стр. 451). Этой диалектики революционного процесса т. Пионтковский не понял. Поэтому читателю его книги трудно будет понять, почему Ленин голосовал на 2-м с'езде за резолюцию Плеханова о поддержке социал-демократами буржуазии, поскольку она является революционной или только оппозиционной в борьбе с царизмом (в самом деле, о какой поддержке буржуазии могла итти речь, если она с самого начала была контр-революционной?).

стр. 226

Следующая ошибка т. Пионтковского относится к крестьянскому движению 1905 г. Мы знаем борьбу двух групп - сельской бедноты и кулаков за руководство крестьянскими волнениями 1905 г. Эта борьба смыкалась с борьбой за крестьянство двух классов - пролетариата и буржуазии. В одних местах инициатором крестьянских волнений выступали городские рабочие, пришедшие в отпуск домой или высланные на родину по этапу, в других - отходники, принесшие из промышленных центров весть о растущей революции, в-третьих, свои сельские рабочие или беднота. Таков один тип крестьянских волнений. Но был и другой тип, когда крестьянским движением руководила буржуазия, а во главе его стояли зажиточные кулацкие группы деревни. Великолепный пример такого руководства дает "Крестьянский Союз", принявший на своем первом с'езде, летом 1905 г., положение о выкупе помещичьей земли и высказавшийся против всяких решительных действий в борьбе с самодержавием и помещиками.

По мнению т. Пионтковского, в 1905 г. не было борьбы между пролетариатом и буржуазией за влияние на крестьянство; единственным руководителем крестьянства был рабочий класс и, в частности, сельский пролетариат в союзе с беднотой. "Руководящая революционная роль в этой борьбе (крестьян против помещиков в 1905 г. В. Р. ), роль инициатора и организатора падала (стиль!) не на кулацкие верхи деревни, не на сельскую буржуазию, а на крестьянскую бедноту, на пролетариев и полу-пролетариев деревни" - пишет он (стр. 185). Таким образом, крестьянское движение 1905 г. изображается таким же, как движение крестьян после Октября в эпоху деятельности комбедов, даже формулировки почти дословно повторяются. Приведем типичную формулировку, повторяющую только что приведенную, но относящуюся к 1917 - 18 г.г. "В деревне инициатором и руководителем октябрьских выступлений являлась деревенская беднота, пришедшие с заводов рабочие - пролетариат и полупролетариат деревни. Вокруг бедноты выстраивался весь крестьянский фронт" (стр. 300). Таким образом, в освещении автора своеобразие крестьянского движения 1905 г. бесследно пропало.

Переходим к эпохе реакции. Общая характеристика этой эпохи, данная т. Пионтковским, верна, точнее, он правильно изложил ленинскую формулировку эпохи: "третьеиюньский закон явился осуществлением на практике требований союза об'единенного дворянства, он был полным оформлением дворянско-буржуазного блока" (стр. 201). Но рядом с этой ленинской характеристикой эпохи т. Пионтковский ухитряется сделать несколько "открытий". По его мнению, "буржуазия была недовольна самодержавием и вскоре уже после революции 1905 г., в 1909 - 10 г.г. переходит в оппозицию... Самодержавие тоже далеко было от полной удовлетворенности своим союзом с буржуазией... Если перед пролетариатом и крестьянством, как говорил Ленин, в эпоху 1908 - 1909 г.г., попрежнему главным врагом оставалось самодержавие, то само самодержавие (как никогда не говорил Ленин. -В. Р. ) в тот момент видело своего главного врага не столько в пролетариате и крестьянстве, сколько, прежде всего, в растущей, требующей, вырывающей из дворянских рук аппарат власти буржуазии" (стр. 203). Так, от ленинского понимания эпохи меж двух революций т. Пионтковский переходит к меньшевистской или даже кадетской ее оценке. Ведь именно кадеты раздували всегда разногласия между октябристско-кадетской думой и самодержавием и делали вид, что именно здесь лежит стержень русской истории XX века. Ведь именно ликвидаторы считали, что в эпоху реакции проблема революции оказалась снятой и заменилась борьбой либералов с крепостниками. И именно с таким меньшевистско-кадетскими взглядами пришлось бороться Ленину и большевикам, доказывавшим, что "либерализм окончательно превратился в крепостнического пособника конституционной комедии", а "царизм эволюционирует по пути к буржуазной монархии".

Наконец, последние замечания надо сделать относительно изображения Октябрьской революции у т. Пионтковского. Здесь, прежде всего, поражает величайшая небрежность издания. "Описок" и "опечаток", которыми переполнена вся книга, становится слишком много. Напр., заседание Центр. Комитета партии, на котором впервые была принята резолюция о восстании, относится не к 10, а к 16 октября ст. стиля, хотя весь ход заседания описывается 10 октября. Петроградский Совет перешел в руки большевиков, по мнению т. Пионтковского, не в сентябре, а 16 октября; в Москве подготовкой восстания занимался Моск. Обл. Комитет, которого в 1917 г. вообще не было (было Московское Областное Бюро) и т. д. Кроме того, ему кажется, что ЦК партии большевиков накануне Октября был против восстания и, "только уступая ленинскому натиску, поставил 16 октября (16, а не 10?) на обсуждение вопрос о восстании" (стр. 295). Эту легенду, сочиненную Троцким, пора уже похоронить, особенно после опубликования Октябрьских протоколов ЦК, а не помещать в учебник.

Но если бы дело ограничивалось только этими "описками" или "опечатками", было бы еще терпимо. Основной недостаток этой главы у т. Пионтковского в том, что он не понимает взаимоотношения демократической и социалистической

стр. 227

революции в Октябре 1917 г. По его мнению, в Октябре 1917 г. было две революции: буржуазно-демократическая и социалистическая, движущей силой Октябрьской революции были пролетарии и массовые крестьянские батальоны" (стр. 300 - 301). Т. Пионтковский, хоть и цитирует Ленина, не понял, что Октябрьская социалистическая революция лишь походя, мимоходом, разрешала проблемы демократической революции.

Резюмируем: книга т. Пионтковского написана на основании проработки громадного материала, она подводит итоги долгой и, надо думать, серьезной работы автора над историей России. Некоторые главы книги дают новый и ценный материал. Но в общем она написана наспех, небрежно, в нее вошло слишком много описок, опечаток и ошибок. И, главное, автор расходится с революционным марксизмом-ленинизмом в ряде принципиальных вопросов. На этом основании от рекомендации книги т. Пионтковского, как учебника, следует воздержаться.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ОБ-ОДНОМ-НЕУДАЧНОМ-УЧЕБНИКЕ-ПО-ИСТОРИИ-РОССИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. Рахметов, ОБ ОДНОМ НЕУДАЧНОМ УЧЕБНИКЕ ПО ИСТОРИИ РОССИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОБ-ОДНОМ-НЕУДАЧНОМ-УЧЕБНИКЕ-ПО-ИСТОРИИ-РОССИИ (дата обращения: 20.01.2019).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. Рахметов:

В. Рахметов → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
750 просмотров рейтинг
14.08.2015 (1254 дней(я) назад)
0 подписчиков

Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
Позитрон, вращающийся в эфире, закручивает вокруг себя гравитонные сферы, которые увеличивают его массу и превращают его в протон. Гравитонные сферы позитрона притягивают к нему электрон, рождая нейтрон. Протон, потеряв часть своей энергии вращения, своими атомными гравитонными сферами – (в отличие от ядерных гравитонных сфер, которые притягивают к протону электрон, превращая его в нейтрон) – притягивает к себе электрон, превращая его в атом водорода. Электрон вращается вокруг ядра атома водорода по законам классической электродинамики, как и все электроны вокруг всех ядер всех атомов.
Каталог: Физика 
13 часов(а) назад · от Геннадий Твердохлебов
Превращение происходит посредством замены вектора движения заряда на противоположный вектор. Объясняется это тем, что все элементы магнитоэлектрической системы электрона противоположны всем элементам магнитоэлектрической системы позитрона. И эта противоположность определяется вектором их движения в пространстве. Поэтому, стоит только поменять вектор движения одного из зарядов на противоположный вектор, что можно сделать посредством диодного моста, механического выпрямителя или щёточного механизма генератора постоянного тока, так сразу же этот заряд превращается в своего антипода.
Каталог: Физика 
В работе исследуются с системных, философских и общебиологических позиций вопросы продолжительности жизни растений, животных и человека. Приводится статистика за последние 17 тыс. лет по росту мирового народонаселения, объясняются причины роста. Анализируются процессы изменения человеческой популяции по странам мира. Сравнивается видовая и индивидуальная, средняя и максимальная продолжительности жизни различных организмов в царствах растений и животных. Делается вывод о наличии в природе фундаментального закона, запрещающего бессмертие для любых материальных объектов, включая живые организмы и, в частности, человека. Дается философское, материалистическое, диалектическое обоснование этого закона. Рассчитываются два примера гипотетического бессмертия организмов (инфузории и человека), определяются их возможные последствия.
В конце 80-х - начале 90-х гг. ХХ в. Чечено-Ингушская Республика из оазиса политического благополучия превратилась в территорию острого политического противостояния. В 1987-1989 гг. произошла заметная активизация определенного слоя местной интеллигенции и отдельных маргинальных групп, консолидировавшихся в рядах «народных фронтов» и прочих формирований, а в 1990 г., особенно осенью, четко обозначилась линия непримиримого политического разлома между действующей властью и претендующими на власть. В статье идет поиск ответа на вопрос, как и почему произошел политический кризис, приведший к тяжелым последствиям.
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Абдула Бугаев
Речь не о мессианстве, исключительности или превосходстве бледнолицых США, которыми они наделили сами себя, дабы самовозвыситься над индейцами и неграми. И даже не о развитии ими платоновской идеи выведения ценной человеческой породы задолго до гитлеровской Германии. Речь о разоблачении мифа о высоком уровне благосостояния жителей США
Каталог: Политология 
3 дней(я) назад · от Виктор Кирсанов
Необходимо перестать без оглядки предаваться чужой теории и слепо копировать чужой опыт. Следует обращаться к своим корням, к своим истокам, к своим традициям, к своей культуре не только в периоды суровых испытаний и великих потрясений, ибо может статься, когда-нибудь противники России так заморочат головы россиян и так высушат их мозги, что будет поздно. Тогда и знаменитое «братья и сестры» не поможет, даже если кто и вспомнит о нём.
Каталог: Политология 
4 дней(я) назад · от Виктор Кирсанов
ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ С ИТАЛИЕЙ В 1945 - 1947 ГОДАХ
Каталог: Право 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
КРАХ МОНАРХИЧЕСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ РОССИИ (1917 - 1920 гг.)
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
У ИСТОКОВ РУССКО-ИСПАНСКИХ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ (80-Е ГОДЫ XV-XVI В.)
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Незнание истинного устройства Вселенной — главная беда человечества, которую оно должно одолеть. Ignorance of the true structure of the Universe is the main misfortune of mankind, which it must overcome.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Россия, последние СТАТЬИ:

Россия, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ОБ ОДНОМ НЕУДАЧНОМ УЧЕБНИКЕ ПО ИСТОРИИ РОССИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2019, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов