Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14322
Author(s) of the publication: Г. В. АЛФЕРОВА

Share with friends in SM

Русское государство издревле характеризуется обилием городов. В Киевской Руси и в период феодальной раздробленности их насчитывалось около 1601 . В Московском государстве в XVI-XVII вв. большое количество городов было построено вновь (в XVI в. - около 702 и примерно столько же в XVII веке). Таким образом, почти половина всех русских городов была возведена в XVI-XVII веках.

Русский город состоял из крепости, посада, слобод. Он владел большими пахотными и выгонными земельными наделами, окружавшими его, а также "ухожеями", то есть рыбными ловлями, местами охоты, бортничества. В крепости помещались административные здания: воеводский двор, государева казна, зелейный погреб, съезжая изба, кладовые, амбары и житницы; здесь размещались привилегированное население и часть войска, охранявшего город. Посад, как правило, был заселен ремесленным людом, и в нем располагались гостиные дворы. В городе имелись как слободы, в которых жили служилые люди и ремесленники, так и слободы, принадлежавшие обычно отдельным лицам или монастырям.

Города строились по градостроительным нормам, пришедшим на Русь в IX в. из Византии. Есть три документа, свидетельствующих о том, что в Киевской Руси города строились по определенным правилам. Это "Закон градский", который находится в составе наиболее ранних юридических документов Киевской Руси - "Мерила праведного" IX в. и "Кормчих книг"4 XII-XIII веков. В Московском государстве "Закон градский" вновь был переведен с греческого на славянский язык и имел широкое хождение. Два других законоположения - "Чин и восследование основания града" и "Чин и благословение новосооруженного каменного или деревянного града" были найдены автором данной статьи в требнике Петра Могилы, изданном им в Киеве в 1646 году5 .

Особый интерес представляет "Чин и восследование основания града", так как этот документ позволяет утверждать, что при закладке нового города он по чертежу весь расчерчивался на земле. В XVI -


1 К. А. Неволин. Полное собрание сочинений. Т. VI. СПБ 1859, стр. 35 - 95; Н. Д. Чечулин. Города Московского государства в XVI в. СПБ. 1889, стр. 15.

2 А. А. Зимин. Состав русских городов в XVI веке. "Исторические записки". Т. 52. 1955, стр. 344 (автор приводит список вновь возведенных городов).

3 Г. Ф. Миллер. История Сибири. Тт. I-II. М.-Л. 1937 - 1941, В. П. Загоровский. Белгородская черта. Воронеж, 1969.

4 Г. В. Алферова. Кормчая книга как ценнейший источник древнерусского градостроительного законодательства. Ее влияние на художественный облик и планировку русских городов. "Византийский временник". Т. 35. М. 1973.

5 "Чин" - установленный, принятый порядок при совершении чего-либо ("Толковый словарь русского языка". Т. IV. М, 1961, стр. 925).

стр. 50


XVII вв. русские города строились по чертежам. Последние делали на бумаге, которая иногда наклеивалась на холст, реже чертили на бересте. Ряд чертежей XVII в. сохранился в Поместном, Разрядном, Сибирском, Тайных дел и других приказах 6 . В связи с этим большое значение приобретают работы акад. Б. А. Рыбакова по изучению мер длины, бытовавших в Древней Руси. Важным открытием является найденная им в Новгороде мерная сажень XIII века7 . Подобное "мерило новогородского зодчества" использовалось при закладке города. Существовали различные меры длины - "государева" и "косая" сажени, которые хорошо прослеживаются по документам строительства Старой Руссы в 1629 - 1631 годах8 . Вопросами пропорционирования и методами применения саженей в русском градостроительстве и строительстве вообще занимается сейчас А. А. Пилецкий9 . Его работы подтверждают справедливость вышеуказанных положений.

В Русском государстве города имели изогнутые по трассировке улицы, переулки и тупики, сложные по конфигурации площади. Город легко ложился на рельеф местности, плавно входил в природу. Его доминанты - крепости, башни, храмы, колокольни - расставлялись свободно и царили над низкой жилой и общественной застройкой. Группу городов, возводившихся на Руси вплоть до XVIII в., следует называть "живописными" в отличие от городов, созданных по строго геометрической системе, "городов регуляторства", характерных для градостроительства XVIII и XIX веков. (Далее в статье будут употребляться эти два термина, впервые вводимые в научный оборот.)

Живописный город в разных аспектах изучали и градостроители - теоретики и практики, и юристы, и художники, но больше всего в этой области сделали историки и архитекторы. Первые основное взимание обращали на историю города, количество населения, характер его занятий и классовый состав, развитие ремесел и т. д. Историки могли пользоваться данными археологии и письменными источниками. Организованные со времен Петра I архивы в дальнейшем пополнялись, систематизировались, материалы их частично публиковались. В конце XIX в. Д. Я. Самоквасов дал анализ всем исследованиям по истории древнерусских городов за два столетия, определив исторические школы и направления10 .

В XVIII в. Г. Ф. Миллер собрал и частично опубликовал материалы по живописным городам Сибири11 . В XIX в. Д. И. Багалеем были изданы документы по украинским живописным городам, а учеными комиссиями - по Тамбову и Воронежу12 . В том же столетии увидели свет собрание законов Российской империи13 , писцовые и переписные книги14 , содержащие богатую информацию по живописным городам.


6 ЦГАДА, фф. 1209, 210, 214, 192, 27 и др.

7 Б. А Рыбаков. Мерило новгородского зодчего XIII века. "Ежегодник АН СССР за 1974 г.". М. 1975.

8 ЦГАДА, ф. 141, д. 32, лл. 59 - 60, 129, 134.

9 А. А. Пилецкий. Мудулёр в старинных русских мерах. "Архитектура СССР", 1976, N 8.

10 Д. Я. Самоквасов. Древние города России. Историко-юридическое исследование. СПБ. 1873; его же. История русского права. Т. I. Варшава. 1878.

11 Г. Ф. Миллер. Сибирская история. Описание Сибирского царства. Кн. I. СПБ. 1750; его же. Описание Сибирского царства. СПБ. 1787; его же. История Сибири (см. Приложения к тт. I-II); ЦГАДА. Портфели Миллера, ф. 199; Архив Академии наук (ААН) СССР (Ленинград), ф. 21.

12 Д. И. Багалей. Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства, Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний в XVI-XVII столетиях. Тт. I, II. Харьков. 1885 - 1890; "Очерки по истории колонизации Тамбовского края". Тамбов. 1910 - 1911.

13 "Полное собрание законов Российской империи" (ПСЗ). Собрание I. СПБ. 1830 - 1839.

14 "Писцовые книги Московского государства". Тт. I, II. СПБ. 1872, 1877.

стр. 51


Историки XIX в.15 исследовали живописный город со стороны его государственных основ, юридических прав горожан, структуры населения и пр. К. А. Неволиным и Н. Д. Чечулиным были составлены первые списки русских живописных городов. Существенный вклад в изучение государственного строительства внесли историки межевого дела в России16 . Этой темы касался А. И. Яковлев в своей работе о строительстве Тульской засечной черты17 .

В советское время П. П. Смирнов раскрыл процесс перерастания своеземческих живописных городов киевского периода в живописные города-посады московского периода18 , Он также показал, что характерное для Русского государства XVI-XVII вв. мощное движение колонизации на юг и восток сопровождалось непрерывным градостроительством19 . Вопрос о том, что создание приказной системы теснейшим образом было связано со строительством живописных городов (поднятый в XIX в. К. А. Неволиным), в советское время был изучен Н. В. Устюговым и А. А. Зиминым20 . Большим вкладом в исследование живописных городов являются работы М. Н. Тихомирова, С. А. Клепикова, Л. В. Черепнина21 .Н. Н. Воронин22 показал наличие в Русском государстве условий, необходимых для создания и расцвета этих городов. Труды В. И. Кошелева, занимавшегося Воронежем и Воронежским краем, а также В. П. Загоровского23содержат ценные сведения о методах государственного строительства в XVI-XVII веках.

В последние годы наряду с другими вопросами, связанными с изучением города, делались попытки объяснить процесс возникновения живописных городов. Сложность раскрытия методов, которыми возводились живописные города, кроется в многогранности и разносторонности самого городского организма. Города несли самые различные функции: административные, военные, торговые, портовые, ремесленные и т. д. Но все они (как будет показано ниже) строились по единой системе.

Из-за недостаточной изученности проблемы в литературе сложилось представление, что сначала строили кремль, а затем постепенно на протяжении длительного времени он "обрастал" посадом и слобода-


15 М. А. Соловьев. Города. "Энциклопедический лексикон". Т. XV. М. 1838, стр. 15; Д. Я. Самоквасов. Древние города России, стр. 6; К. А. Неволин. Указ. соч.; Н. Д. Чечулин. Указ. соч., стр. 15 - 21.

16 П. И. Иванов. Опыты исторического исследования о межевании земель в России М. 1846; И. Е. Герман. Законодательство по русскому межеванию от Соборного уложения до Генерального межевания. СПБ. 1889; его же. История русского межевания. М. 1910.

17 А. И. Яковлев. Засечная черта в Московском государстве в XVII в. М. 1910.

18 П. П. Смирнов. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. Тт. I, II. М. 1948.

19 П. II. Смирнов. Города Московского государства первой половины XVII в. Т. I. Киев. 1917, стр. 15 - 17.

20 А. А. Зимин. О сложении приказной системы. "Доклады и сообщения" Института истории АН СССР. Вып. 3. М. 1954, стр. 164; Н. В. Устюгов. Центральное управление. Приказы "Очерки истории СССР. XVII в.". М. 1955, стр. 336.

21 М. Н. Тихомиров Древнерусские города. М. 1946; его же. Средневековая Москва. М. 1948; его же. Древняя Москва М. 1956; С. А. Клепиков. Библиография печатных планов города Москвы XVI-XIX веков. М. 1956, стр. 1 - 5; Л. В. Черепнин. К вопросу о роли городов в процессе образования Русского централизованного государства. "Города феодальной России". М. 1966.

22 Н. Н. Воронин. Древнерусские города. М. - Л. 1945.

23 В. И Кошелев. Городок Орлов и его военная зона в XVII веке. "Известия" Воронежского пединститута, 1950, т. 12, вып. I; его же. Чертеж Белгорода Меньшова 1693 года. Там же; его же. Схема расположения сторон и укреплений в Воронежском крае в XVII веке. "Из истории Воронежской области". Воронеж. 1954; его же. По Белгородской черте. Козловский вал. "Известия" Воронежского пединститута, 1958, т. 26; В. П. Загоровский. Указ. соч.

стр. 52


ми24 . Этот процесс казался предельно простым и ясным: город складывался и рос стихийно. Документы и материалы, раскрывающие подлинную историю сложения города (многие из которых опубликованы), не привлекали внимания ученых или истолковывались неверно. Теория стихийного сложения русских городов бытует до сегодняшнего дня. Хотя авторы ряда работ и близко подошли к выяснению истории создания живописных городов, три важнейших аспекта остались почти не разработанными: методы, которыми возводились эти города; законодательные основы градостроительного искусства; характер эстетических закономерностей живописного города. Первые два вопроса лежат в кругу исторических дисциплин, третий является темой архитектуры и градостроительного искусства.

Градостроительная наука в изучении русских живописных городов прошла три этапа. На ранних стадиях (так же, как и в исторической науке) утверждалось, что живописные города складывались стихийно и своей градостроительной мысли на Руси не было25 . Затем была сделана попытка доказать, что градостроительное искусство существовало, но по замыслу возводились не живописные, а города регуляторства, которые якобы начали основываться уже в XVI веке26 . В 1970 годах сложилась новая концепция, утверждающая, что живописные города создавались по замыслу. Данная мысль была еще в 50-х годах впервые высказана крупным советским градостроителем Л. М. Тверским27 .

Как известно, в конце XVIII в. на основании указа Екатерины II живописные города начали перепланироваться по системе регуляторства, специально созданной для этого "Комиссией каменного строительства Петербурга, Москвы и других городов"28 . В результате этого художественному облику живописных городов был нанесен значительный урон. В дальнейшем теория якобы стихийного сложения русских городов стала для них подлинной трагедией. Она привела к тому, что при начавшейся в наше время массовой реконструкции проектировщики не считались с художественными закономерностями городов, с живописной, индивидуальной для каждого из них пространственной системой, которую они ломали. Многие уникальные города исказились унылой, однообразной застройкой, уничтожившей их художественный облик.

В настоящей статье автор ставит своей задачей рассмотреть методы возведения живописных городов в Русском государстве и раскрыть активное творчество человека в этой области культуры, а также показать, что возведение новых городов было делом государственным и планируемым.

Для раскрытия методов, которыми возводились города в Русском государстве, кроме опубликованных работ, в статье использованы архивные материалы, многие из которых привлекаются впервые. Это фонды бывшего Московского архива министерства юстиции29 , Поместно-вотчиниого архива (охватывающего время с 1540 по 1720 г.); боярские и городовые книги; Приказные дела старых лет; статьи о Разрядном


24 "Очерки истории СССР". Период феодализма. Конец XV - начало XVII в. М. 1955, стр. 82.

25 В. А. Шквариков. Русская архитектура. М. 1939; его же Планировка городов в России в XVIII и начале XIX века. М. 1939; его же. Очерки истории планировки и застройки русских городов. М. 1954.

26 В. В. Кириллов. Проекты образцовых домов, разработанные Семеном Ремезовым для Тобольска. "Архитектурное наследство", 1960, N 12, стр. 162.

27 Л. М. Тверской. Русское градостроительство до конца XVII в. Планировка и застройка русских городов. М. - Л. 1953.

28 ЦГИА СССР, ф. 1310.

29 "Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции. Документы Разрядного приказа". Кн. 9 - 20. М. 1894 - 1921.

стр. 53


приказе30 ; дела Сибирского приказа31 , Уфимской приказной избы и др. Для ряда городов удалось найти документы, раскрывающие процесс их возведения от начала закладки до заселения. Так, имеются данные о вновь строившихся в XVI-XVII вв. городах: Свияжске, Ельце, Воронеже, Орле- городке, Цареве-Борисове, Козлове, Тамбове, Нарыме, Тобольске. Полностью сохранились материалы по городам Старой Руссе и Дорогобужу, в которых возводились крепости, а сами города перестраивались. По многим городам имеются отрывочные документы, которые позволяют считать, что и эти города закладывались, межевались, строились и заселялись теми же методами. К этой группе городов следует отнести западный пограничный город Себеж (Иван- город); восточный город Предуралья Уфу; уральский город Верхотурье; сибирские города Тюмень, Тура, Пелым, Березов, Сургут, Якуцк (Якутск), Томск, Мангазея, Енисейск, Красноярск, Иркутск, Илимск, Нерчинск, Селенгинск, Удинск, Омск; южные города, построенные в XVI в. в районе Тульской засечной черты, а в XVII в. - в районе Белгородской засечной черты: Орел, Волхов, Новосиль, Ефремов, Данков, Ливны, Старый Оскол, Новый Оскол (Царев-Алексеев), Усмань, Урыв, Коротояк, Яблонев и др.

Крупные торговые города, возникшие в домонгольский период (Москва, Новгород, Псков, Киев, Смоленск, Курск, Рыльск и др.), имевшие многорядные крепостные укрепления, каменные и деревянные кремли, плотно заселенные, огражденные посады, реконструировались в период Русского государства, но при этом их живописная градостроительная структура была полностью сохранена. Иногда новый кремль строился в давно обжитых районах города, которые видоизменялись; в этих случаях реконструкция велась по живому телу города. В основном же живописные города реконструировались по тем же живописным принципам, по которым возводились, благодаря чему диссонанс в художественном образе города и его планировочной структуре не возникал. Нередко бывало, что старые города оставлялись (забрасывались) и новые закладывались на другом месте. Это хорошо прослеживается в Туле, Ельце, Устюжне, Устюге Великом.

Выводы, к которым мы пришли, анализируя планы городов и другие документы, оказались близки тем, которые сделал Л. М. Тверской, изучавший в натуре живописные города и их графические материалы. Таким образом, излагаемая в настоящей статье концепция является дальнейшим развитием тех положений, которые в свое время выдвинул, но не мог доказать Л. М. Тверской, не располагая письменными источниками.

Рассмотрим теперь, как возводились отдельные города в Русском государстве.

Свияжск. О строительстве Свияжска Никоновская летопись сообщает под 1551 годом32 . Он возводился под непосредственным руководством Ивана IV, который после первых неудачных походов на Казань создает в 20 км от нее форпост. Этот форпост, основанный на новых землях, одновременно должен был стать и административным центром33 . Место под город выбирается царем совместно с воеводами:


30 "Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции". Т. VI. М. 1889.

31 Н. Н. Оглобин. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа 1592 - 1768 Кн. 1 - 4. 1895 - 1901.

32 То, что Свияжск выстроен по задуманному плану, исследователи отмечали (см. В Подключников. Планировка и застройка древнего Свияжска. "Архитектура СССР", 1943, N 3, стр. 34; В. П. Остроумов, В. В. Чумаков. Свияжск. Планировка и застройка. Казань. 1972). Они ошибались только в том, что считали Свияжск единственным городом, построенным по такому принципу.

33 ПСРЛ. Т. XIII. М. 1965, стр. 162.

стр. 54


"Благоверный царь на место приехал и ...место полюбил, где быти граду и церквам святым стояти, Круглую гору". Круглая гора над рекой Свиягой и Щучьим озером, по оценке Ивана IV, "место стройно и пригоже быти городу"34 .

Благодаря хорошей организации работ, достаточному числу специалистов- зодчих, фортификаторов, инженеров (именовавшихся по должности дьяками) и войску город, срубленный в верховьях Волги, затем был разобран и перевезен на Круглую гору35 . Среди строителей особенно выделялся дьяк И. Г. Выродков. Все строительство велось на средства Ивана IV. "Да запасы свои царьские посылати великие" для прокорма огромного войска, "да и впред к его приходам готов тот запас"36 . Закладка города на Круглой горе и р. Свияге началась после того, как подошли войска, приехал царь и воеводы. Летописец отмечает: "Месяца майя 24, в неделю Всех Святых, царь, Шигалей и воеводы пришли на Свиягу, и вылесчи воеводы великого князя из судов, начаша лес сещи, где быти городу, и, очистя гору, пев молебна и воду святя, и с кресты по стенному месту обошли и обложили город и церковь в городе заложили во имя Рождества Пречистыя и чудотворца Сергия... Город же который сверху привезен, на половину тое горы стал, а другую половину воеводы и дети боярские своими людьми тотчас заделали". Летописец комментирует, что это произошло потому, что под город отвели очень большую площадь: "Велико бо бяше место, и свершили город в четыре недели"37 .

Писцовая книга Свияжска, составленная в 1565 г. (видимо, вторая, так как писцовые книги составлялись сейчас же после завершения строительства города) издана38 . Со страниц ее предстает большой "государев город" с мощными укреплениями около центра и посада, с двумя монастырями - мужским и женским, строившимися на несколько лет позднее, сетью улиц, переулков, тупиков и с резервными дворовыми местами. Это большой ремесленно-торговый город со сложным социальным и этническим составом населения. Он спланирован и организован с перспективой на дальнейшее развитие: пустые места, сознательно оставленные при межевании во всех частях города, в дальнейшем будут заселяться по мере его роста. Писцовая книга свидетельствует, что все части города - кремль, посад, слободы - были заложены, размежеваны, спланированы и заселены одновременно. До нас дошли планы города, имевшего живописную, стелющуюся по рельефу местности планировку. Его пространственный облик запечатлен гравюрами начала XVIII века. Историк XVIII в. П. И. Рычков пишет, что с 14 мая по 10 июня "преизрядный и великий город, и в нем соборная церковь во имя Рождества Еэогородицы, шесть приходских церквей, да один монастырь внутри города были поставлены. Воеводы московские и купцы, да и простые люди построили себе изрядные дома"39 .

Елец. Этот город был заложен еще в Киевский период и разгромлен монголо- татарами и черкесами в 1590 году. Новый Елец начали возводить в 1591 г. по указу царя Федора Ивановича на новом месте


34 Там же, стр. 160, 162.

35 Генрих Штаден. О Москве Ивана Грозного. Записки немца- опричника. М. 1925, стр. 113.

36 ПСРЛ. Т. XIII, стр. 162.

37 Там же, стр. 164.

38 "Список с писцовой Межевой книги города Свияжска и уезда письма и межевания Никиты Васильевича Еюрисова и Дмитрия Андреевича Кикина 1565 - 1567 гг.". Казань. 1909. Оригинал см.: ЦГАДА, ф. 1209, д. 432.

39 П. И. Рычков. Опыт Казанской истории древних и средних времен. СПБ. 1767, стр. 129.

стр. 55


как ремесленный город40 . До нас дошла переписка строителей с Федором Ивановичем, ведшаяся в процессе возведения города 41 . В Елец Разрядным приказом были посланы два воеводы - А. Д. Звенигородский и И. Н. Мясной, а также городовых дел мастер И. Катеринин. Город закладывался по смете на заранее выбранном месте. Об этом свидетельствует челобитная Катеринина, поданная в Разрядный приказ. В дьячьей помете на ней говорится: "Бьет челом государю царю и великому князю Федору Ивановичу всеа Русии Илья Катеринин. Посылан он с воеводою со князем Ондреем Звенигородским в 100 году (1591 - 1592 г. - Г. А.) на Елец для городовые и острожные сметы и он де город и острог сметил и под город и под острог место занял"42 . Сам Катеринин подчеркивает: "Послал ты холопа своего меня к Ивану Микитичу Мясному город делати и острогу. И я, государь, с воеводою твоим государевым Ондреем Дмитриевичем Звенигородским и Иваном Микитичем Мясным острог сделали". На чистовом листе челобитной, переписанной дьяком и поданной государю, имеется помета: "Дати ему четыре рубли, что город и острог делал, а володимерскому мастеру, что город сделал, дать три рубли" (лл. 181, 182).

Что же следует понимать под заявлением: "И он де город и острог сметил и под город и под острог место занял"? Описание города в процессе его строительства позволяет ответить на этот вопрос. При выезде на место были определены границы города, то есть той части нового Ельца, которая должна была быть огорожена "торасами" - деревянными срубами, засыпанными землей (л. 24), между которыми стояли башни (л. 163). Упоминаются Ливненские (л. 6) и Данковские ворота43 . Вокруг города должен был быть выкопан ров (л. 24). За рвом начиналась территория острога, то есть посада (также определенная при выезде на место), огороженного деревянными стенами с башнями. За острожными стенами был сделан второй ров и поставлены надолбы (л. 116). Судя по записи, острог занимал почти всю территорию, на которой город располагался и в XIX в., стены его, как это помечено на плане 1769 г.44 , переходили на левый берег р. Ельца. В документе записано: "И от городской стены вниз по Сосне до острожной башни, которая на Аргамачьей горе, острог не поставлен" (л. 116). Позднее он был доделан. Острог и город были расположены концентрично. Выйти из города, не пройдя через острог, было нельзя. Об этом свидетельствует челобитная А. Д. Звенигородского 1593 г., которого И. Н. Мясной, конфликтуя с ним, запер в городе: "Иван, государь, живет в остроге, а я, государь, холоп твой, сижу в городе, будто в осаде" (л. 248).

Из документов следует, что слободы были построены и заселены одновременно, более того, в них были поставлены маленькие осадные городки, "острожки". Они видны на топографическом плане, составленном после пожара в 1769 году. В указной грамоте царя И. Н. Мясному


40 Сюда по царскому указу при закладке и заселении Ельца были переведены на постоянное жительство из Тулы 100 человек, среди которых были и кузнецы. К середине XVII столетия Елец стал центром металлообработки, в котором в 1653 г. работали 43 кузницы и 14 горнов (см. В. М. Важинский. Развитие рыночных связей в южных русских уездах во 2-й половине XVII века. "Ученые записки" Кемеровского пединститута, 1963, N 5, стр. 105).

41 ЦГАДА, ф. 141, оп. 1. д. 1, св. 4. Приказные дела старых лет, "О Елецких казаках и стрельцах указы, рапорты, челобитные, росписи жалованию". Далее NN листов данного дела указаны в тексте. Частично опубликовано: Г. Н. Анпилогов. Новые документы о России конца XVI - начала XVII в. М . - Л. 1967, стр. 322 - 374. Дьячьи пометы помогла нам прочесть [Н. А. Швецова].

42 Г. Н. Анпилогов датирует этот документ 1592 г. (Г. Н. Анпилогов. Указ. соч., стр. 367). Мы считаем, что он был написан годом позднее, после завершения строительства.

43 ЦГАДА, ф. 1209, д. 137, л. 30.

44 Там же, ф. 1293, оп. 168, д. 8.

стр. 56


1593 г. ему приказывается для сдачи работ приехать в Москву, а вместо себя оставить в Ельце казачьего голову А. Хотяинцова: "А в городе жити приказали бы еси (Александру Хотяинцову и беречь так, чтобы от огня в городе и остроге было бережливо. И сотники казачьи в слободах и сотники стрелецкие в слободах берегли накрепко" (л. 103). Организуется слобода за рекою за "Сосною под Лутовым болотом" (л. 146). И дается государев указ: "И нам бы их пожаловать, велети около их слободы острог поставити" (л. 144).

На вопрос о первоначальном облике города, его размерах и топографии дополнительно проливают свет елецкие писцовые и переписные книги XVII века. Их сохранилось три: "Книга переписная за приписью дьяка Федора; Головина, князя Федора Петровича Барятинского до подьячего Дмитрея Петровича Болотова 154 году (1648 г.)... на Ельце городе и за городом посацких и тяглых людей"45 ; "Список с переписной книги посацких людей в городе и в загородных слободах и поместьях и вотчинных сел, деревень и дворов в станах: Елецком, Воргальском, Засосенском, Бруслановском переписи и досмотра Василия Ивановича Сухотина и подьячего Алексея Острикова 7186 году" (1678 г.)46 ; "Книга писцовая письма и межевания Тихона Камынина 7199, 200 и 201 годов, часть 1 и 2"47 (1691 -1693 гг.). Эти документы дают представление о том, как шло межевание пригородных территорий. Особенно ценна писцовая книга 1691 -1693 гг. со ссылкой на писцовую книгу 1628 г., до нас не дошедшую, согласно которой все слободы, помеченные на плане Ельца 1825 г., поименованы теми же названиями. По каждой слободе дана перепись населения, обозначены отмежеванные по разным ориентирам земли и указаны храмы. Церковные земли отмежеваны особо от мирских наделов. Писцовая книга 1628 г. составлялась по просьбе челобитников, горожан Ельца всех сословий. Поводом для подачи челобитной послужили действия Романа (родной брат Филарета, дядя царя Михаила), который чинил насилия над ельчанами и отличался стяжательством48 .

Во всех четырех документах (челобитных строителей Ельца и трех писцовых и переписных книгах XVII в.) полностью выявлен "Чин церковных наделов". Елец далеко не единственный город, писцовая книга которого начинается с чина церковного надела. Так же было и в Вязьме, по сегодняшний день сохранившей свою живописную структуру49 . Одновременно с крепостными стенами закладывались два храма: Вознесенский собор в крепости и Успенская церковь на посаде. В указной государевой грамоте И Н. Мясному дается распоряжение о выдаче хлебного жалованья Вознесенскому и успенскому попам, дьякону, пономарю, проскурнице (л. 148). Задолго до окончания строительства крепостных укреплений города были сооружены храмы, которые действовали. Одновременно с ними был заложен Троицкий мужской монастырь. Игумену и братии также выдавалось государево хлебное жалованье (лл. 148, 149). Кроме хлебного, духовенство получало и денежное жалованье (лл- 104, 105). По государеву указу задолго до окончания строительства города из Тулы в Елец были доставлены колокола, привезены книги, в церквах сооружены иконостасы (лл. 183, 226). Из тринадцати храмов - четырех в городе, пяти в остроге на посаде, одного в слободе за Сосной и трех за р. Ельцом - только Казанская церковь (которая в XIX в. была переименована в Сретенскую) получила


45 ЦГАДА, ф. 1209, д. 135.

46 Там же, д. 8830.

47 Там же, д. 137.

48 А Воскресенский. Город Елец, Елец. 1911, стр. 55 - 59 (челобитная хранится в ЦГАДА).

49 ЦГАДА, ф. 137, д. 1, лл. 1 - 37. Эта писцовая книга составлялась по книге 1595 г. (7103) Василия Волынского, на что указывает текст книги 1627 года.

стр. 57


земли по межеванию Тихона Камынина в 1691 -1693 годах50 . Остальные земли отводились по первой писцовой книге, корректировавшейся в 1628 году. На государевы деньги строились два храма - собор в городе и Успенская церковь на посаде. Все другие церкви возводились самими прихожанами.

Новый Елец, заложенный в 1591 -1593 гг., развивался очень быстро. Отмежеванных ему писцовой книгой 1628 г. земель уже не стало хватать в 1653 году. Посадские люди написали царю челобитную об отведении им новых дополнительных земель; эта просьба была удовлетворена. Правительство предусматривало развитие города и его рост. Когда строитель Ельца И. Н. Мясной подал челобитную с просьбой уменьшить размеры города, он получил категорический отказ: "Немочно Ивану города и острога убавити, с которого места пригож, чтобы в осадное время в городе и в остроге сидети было безстрашно" (л. 246).

О том, что в XVI в. возведение новых городов было делом государственным и планируемым, свидетельствует документ о строительстве Ельца. И. Н. Мясной решил ускорить строительство крепости путем насильственной задержки в Ельце приехавших к своим родственникам за хлебом епифанских казаков (Епифань в то время так же, как и Елец, создавалась вновь). Елецкие казаки Ф. Терехов с товарищами написали челобитную царю. В ответ последовал указ И. Н. Мясному: "Казаки приезжали (из Епифани. - Г. А.) к племянникам и для хлебу, а ты их даешь на поруки и велишь город делать... и ты то делаешь не гораздо: мы городы новые устраиваем, а ты пустошишь" (л. 77).

Елец строили плотники, присланные по государеву указу из разных городов, и местное население "посохой", нанимаемое за деньги, полученные воеводой из Разрядного приказа. "Посоха" нанималась по "развытке", идущей из приказа, но брали и "охочих людей". На период строительства в городе создавалась сторожевая охрана, организуемая на государевы деньги. Строителям и охранникам хлебное и денежное жалованье выдавалось из государевой казны. В центре города сооружалась житница, куда из центральных областей страны привозился хлеб. Житницами и деньгами на строительные работы ведал И. Н. Мясной. "Всего на Елец послали есмя ржи и овса оброчникам, детям боярским, стрельцам и казакам 2059 чети ржи и овса тож... и тыб тот хлеб велел всыпать в житницы" (лл. 147, 148, 149, 150).

19 февраля 1593 г., когда город в основном был закончен, поступил государев указ о денежном награждении всех участников строительства. И. Н. Мясной пишет: "Да послали есмя з Григорием з Мясным елецким жилецким детям боярским 160 человек по полтину человеку, да казакам и стрельцом, и пушкарем и затинщикам и плотником и кузнецу всего 844 человеком по 10 алтын человеку" (лл. 105, 106).

Для заселения Ельца из всех городов "по верстанию" набирается (с записью в особые книги) привилегированная верхушка. Она обеспечивается землей и деньгами, то есть "поместным верстанием и государевым жалованием". Воеводам Ельца Звенигородскому и Мясному был дан государев указ: "на житье" поверстать 200 человек детей боярских из других городов. Однако пункты, из которых избирались жители для нового города, при этом не оголялись, так как следовало брать молодых людей из больших семей: "Дети боярские из-за отцов неслужилые: от отцов - дети, от братии - братья, от дядь - племянники" (л. 63). Елецким воеводам удалось "написать на Ельце на житие" из разных городов только 164 детей боярских. Государю они посылают "отписку" о ходе "верстания": "И мы, государь, выбрали окладчиков из городов детей боярских, да релели им поверстай по твоей государевой грамоте: 1-ю статью по 200 чети, а денежного жалования по 6 рублев, 2-ю статью


50 Там же, ф. 1209, д. 137, лл. 26, 27, 28 об., 29.

стр. 58


по 150 чети, а денежного жалования по 5 рублев, 3-ю статью по 100 чети, а денежного жалования по 4 рубли" (л. 63). Одновременно идет заселение города низшим сословием: казаками, стрельцами (среди которых находятся и мастеровые люди), крестьянами. Набираются они из других городов, сел, деревень по тому же принципу: "от отцов - дети, от братии - братья, от дядь - племянники" (о чем свидетельствует "память" боярину И. В. Годунову, присланная 5 сентября 1592 г. (л. 55).

Для привлечения в город населения государство выдавало селитебные деньги. Донской атаман Михаил Антонов, сын Кошлыка, да Русинка Дробишев, сын Клушина, заявили в своей челобитной: чтобы "казаков прибрать" (то есть поселить их в Ельце), необходимо "дать свою государеву приборную грамоту" и пожаловать "государевым жалованием денежным и хлебным... селитовными деньгами и хлебом. А без селитовных, государь, денег, нам холопем твоим, прибрати казаков и без хлеба невозможно" (л. 146). Из этой челобитной видно, что одновременно с "верстанием" и записью в новые города казаков государство должно было выплачивать им "подъемные суммы" в виде денежного и хлебного жалованья.

Размещение жителей в городе, а следовательно, и межевание городской территории велись воеводами. 31 августа 1592 г. руководителям строительства Ельца дается государева указная грамота о том, как расселить детей боярских: "Писали есте к нам и книги детей боярских верстанья к нам прислали, и нам то ведомо. И как к вам сия наша грамот придет, и вы б детям боярским елецким жильцом по своему верстанию земли им отмерити велели по их окладам по Сосне реке (то есть в городе. - Г. А.) и за Сосною рекою" (то есть за городом. - Г. А.) (л. 61).

Документы о строительстве Ельца дошли до нас далеко не полностью. Так, в них нет упоминания о чертеже и росписи, по которым, как правило, возводился город в Русском государстве. Но о том, что чертежи Ельца существовали, свидетельствует опись, составленная в 1666 г. дьяком Разрядного приказа Д. И. Башмаковым, которая хранилась в Разрядном приказе51 .

Одной из особенностей создания городов являлось то, что жители сами на выделенных им участках строили себе дома. Кроме того, они должны были устраивать свою жизнь так, чтобы в дальнейшем не нуждаться в государственном:, денежном и хлебном жалованье. Так, всём жителям Ельца, приехавшим из других городов, предписывалось, построив себе дом, заниматься пашнями и огородами. Какое внимание уделялось этому вопросу, видно из государевой грамоты, присланной в Елец, о расселении детей боярских. В ней говорилось: "И велети им себе пашни распахивати и устраиваться. А на посылки их ныне и в приезжие станицы и на сторожею не посылать. А городовое дело им делати не велети покамести они дворы себе не построятца" (л. 61). О том, что каждый жилец во вновь строящемся городе должен был поставить себе избу, говорят и другие документы. Так, Ю. Малявин писал в своей челобитной: "А как де почали устраивати новый город Елец, и он де Юшко, написался на Елец на житие в дети боярские и город и острог делал и двор себе на Ельце поставил" (л. 129).

Царев-Борисов. Этот город был заложен в 1600 г. на самой южной окраине России, на р. Осколе, в месте впадения в него р. Бахтина ко-


51 О двух елецких чертежах Башмаков сделал следующую запись: "Чертеж Елецкой невелик, на складце, а которого году, и кто прислал, того на нем не написано. Чертеж Елецкой же, подклеен бумагою, ветох гораздо, со все стороны ободран, а которого году и хто прислал, того на нем не подписано" ("Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции". Т. VI, стр. 18).

стр. 59


лодезя. В указе, данном воеводам, выявляются взаимоотношения между участниками строительства. Город сооружается по указу царя, как его "государево дело", воеводами, на основании чертежа и росписи, изготовленных в Разрядном приказе: "Лета 7108 июля 5 день Государь... Борис Федорович всеа Русии велел окольничему и воеводам Богдану Яковлевичу Вельскому да Семену Романовичу Олферову ехать для своего государева дела и земского на поле на Донец на устье Оскольское к речке Бахтину колодезю, велел им государь и вел. кн. Борис Федорович всеа Русии поставить город, а чертеж и роспись по тому месту им даны, а которые головы Федор Чюлков да Истома Михнев того места смотрели и чертили и те головы Федор и Истома с ними посланы"52 .

Далее в указе говорится, что воеводы, придя на место, должны еще раз по чертежу и росписи Чулкова и Михнева измерить, просмотреть все ручьи и овраги и установить, какие будут закопаны, а какие сохранены. Они обязаны увязать пересеченный рельеф местности с крепостными укреплениями, стенами и башнями, проезжими дорогами. Документ гласит: "А как на Донец и на устье Оскольское к Бахтину колодезю придут и окольничему и воеводам Бог. Як. да Сем. Олферову и то место.., которое... присмотрели головы Федор Чюлков да Истома Михнев по чертежу и по росписи измерити и ручьев и бугров рассмотрети и измерити сколь далече которой ручай или бугор будет от города и как ими промышлять раскапывать ли который бугор или ручай мочно в город принять, каким обычаем их в городе принять из башни ль наниз или иная какая крепость делать и сколько сажен городовые стены или рву к тому ручью или к бугру и около того ручья или бугра делать да и врагов (оврагов. - Г. Л.) им на том месте рассмотрети и измерити и которые враги вместо не сошлись и им то измерити сколько сажень меж теми враги проезжево места и надобет ли иво перекопать или не надобаеть, и какие враги пригодятца около города во рвов место"53 . Выбирая место под город, воеводы должны были не только оценить его достоинства и недостатки с учетом нужд его обороны, но и улучшить в военном отношении рельеф местности. Из документа видно, какое большое значение придавалось чертежу, сделанному служащими Разрядного приказа, и росписи. Одновременно составлялась смета: "А на город на башни и на всякое городовое дело сметить им лес каков город делати по тому чертежу и по росписи"54 .

Ритуал закладки города, о котором говорилось выше (при описании закладки Свияжска в 1551 г.), полностью сохранился в 1600 г.: "Да тотчас петь молебен и осветя воду велети город обложити по чертежу и по росписи, каковы им чертежи и роспись даны и велети плотником город рубити и делати наспех, а делать им город образцом как пригоже то государь царь и вел. кн. Борис Федорович всея Русии положил на окольничем и воеводе на Богдане Яковлевиче"55 .

Тот же указ дает воеводе Б. Я. Вельскому право выбирать для решения пространственного образа города такой образец, который он считает наиболее пригодным. Судя по этой записи, образцы составлялись не только на отдельные здания 56 , но и на весь город, последний рассматривался как единое художественное целое. Можно полагать, что образцы для города делались в виде чертежей.

Строительство церквей в Цареве-Борисове так же, как в Свияжске и Ельце, велось одновременно с закладкой города. "Духовной" охране


52 Д. И. Багалей. Указ. соч. Т. 1, стр. 5.

53 Там же, стр. 7, 8.

54 Там же, стр. 7.

55 Там же, стр. 8.

56 За образец, как правило, брались уже существующие постройки, отличавшиеся высокими художественными качествами, иногда их фрагменты или детали, на что указывалось в подрядной записи.

стр. 60


последнего (создание патроната) придавалось такое же значение, как его охране от врагов (сооружение крепостных укреплений). Патронат города и его наименование определялись государевым указом: "Укрепить совсем как в городе в приход крымского царя и царевичей и больших людей сидети бесстрашно и надежно; да дать тому городу имя Царев-Борисов город, да поставить им в городе где пригоже церкви Пресв. и Живоначальные Троицы а другой храм святых великих страстотерпцев Бориса и Глеба а церковное строенье образа и книги послано"57 .

Царев-Борисов строится как город аграрного типа. В указе об этом сказано определенно: "А как город зделают совсем и им отписать к государю... Борису Федоровичу (титул) да и роспись прислать да то имянно написать в роспись каковы около города крепости реки и сколь глубоки.., какова земля добра ль или средняя или худа и какие леса и сколь далече лес большой и можно ль около города пашню и попасы устроить и сколь далече около города будут покосы и на сколько верст по смете пашенные земли и покосов и иных каких угодий рек и лесов"58 . Здесь привлекает внимание указание на то, что, кроме чертежа, росписи и сметы, которые составлялись перед закладкой города, после завершения его строительства в приказы посылались новый чертеж и роспись.

Документы других городов позволяют уточнить характер росписи, чертежей, смет целиком на город и на отдельные его части, крепостные укрепления, ружные (строившиеся и содержавшиеся государством) храмы, государственные здания.

Новый Нарым. Подробная роспись 1644 г., сохранившаяся полностью, касается города Нового Нарыма.

На выбранной под город площади дьяк или будущий воевода города, посланный государевым указом из Разрядного или Сибирского приказов, определял место постройки крепости, посада, слобод, намечал дороги, пахотные и выгонные земли, которые прирезаются к городу. Новый Нарым планировался как город торговый. Проектировщик советовал поставить его на обжитом уже месте. Крестьян с семьями, живущих на горе, выбранной под город, он предлагает перевести к их пашням: "Государевых крестьян на горе над рекой стоит усад, а той речке имя Судми, и на том месте быть новому острогу, а тех пашенных крестьян усад с того места снесть по их крестьянским пашням, где у ково пашня занята, для того что окрамя тово места, где государевых крестьян усад поставить острогу негде. А в прибавку к тому усаду под то острожное место и за острогом под слободы, где быть дворам служилых и всяких людей и под острог и на выпуск животине надобе будет земли в прибавку из государевой пашни десятин с пять, а в тое место пашни, что отойдут под острог и под дворы вычистить лесу за теми государевыми польми... А слободам быть у того острогу служилых и всяких людей по обе стороны острогу по горе. Для того что в остроге дворы всех служилых и всяких людей неуставятца. А у острогу будет с одной стороны гора, крутое место, а с трех сторон места ровны"59 .

Автор росписи всесторонне характеризует топографию местности, рассказывает о водных и сухопутных путях около горы, где предполагается построить Нарым. Он проектирует поставить город так, чтобы его можно было связать с Обью. Для этого он предлагает соединить Парабельскую протоку, около горы, с речкой Сюдмью, обтекающей


17 Д. И. Багалей. Указ. соч., стр. 9.

58 . Там же.

59 ЦГАДА, ф. 214, Сибирский приказ, стб. 136, лл 83, 84, 85, 86. Этот документ публикуется впервые; указание на него имеется у Н. Н. Оглоблина в путеводителе по Сибирскому приказу (см. Н. Н. Оглоблин. Указ. соч., кн. I).

стр. 61


гору с другой стороны, провести земляные работы, чтобы сделать протоку судоходной, а город торговым. Мост он планирует построить на р. Сюдми, у озерка, а новую пристань - на Парабельской протоке, после того как она станет судоходной. Для защиты от нападения пристань следует соорудить в глубине протоки (тогда она не будет видна с Оби). А чтобы торговые, и промышленные, и всякие люди не проезжали мимо нового острога, на р. Кете, притоке Оби, поставить караул (л. 86).

Согласно этой росписи, были проведены все предлагаемые дьяком Разрядного приказа работы. До настоящего времени город Нарым сохранился в том виде, как он был запланирован.

Роспись всегда подавалась в Разрядный или Сибирский приказ вместе с чертежом. Сведения о том, какие данные наносились на чертеж, дают материалы о переносе на новое место Старого Нарыма, заложенного в 1596 году. Так, в документе от 1611 г. говорится, что должен быть сделан чертеж "Новому городу, и городовым всяким крепостям и пашенным землям и всяким угодиям"60 . Более точная расшифровка чертежа содержится в документе 1630 г.: "Да в котором месте вверх или вниз по Оби место, где острог поставить и посад устроить отыщешь и тебе тому месту велети чертеж начертить, как будет и посад и какие крепости и по какую сторону Оби реки"61 . Дошедшие до нас чертежи городов свидетельствуют о том, что они были различны как по содержанию, так и по технике выполнения: чертежи, сделанные до закладки города, отличались от чертежей, фиксирующих существующий город или составленных на его перестройку.

О том, что чертежи в Русском государстве XVI-XVII вв. были очень распространены, свидетельствует ряд списков, дошедших до нас от этого времени. В первую очередь это описи царского архива 1575- 1584 годов. В нем в ящиках хранились дела от периода княжения Ивана III. В ящике 22-м находились дела Ивана III и Василия III, среди которых был "чертеж Себежский и Гумянский". В 25-м ящике хранился "список города Смоленска с путями и волостями, что к нему тянет". В архиве поименованы чертежи Лукам Великим, Псковским пригородам с литовским городом Полотском и др. Сохранились городские росписи Василя, разъездные списки Дмитрова, Рузы, Звенигорода62 . В царский архив попадали лишь некоторые чертежи, однако и они свидетельствуют о наличии хорошо развитой картографии уже в конце XV - начале XVI века.

Основная масса чертежей хранилась в Разряде, о чем говорит запись в предисловии к книге Большого чертежа, составленного в 135 г. (1627 г.): "Дьяки думные Федор Лихачев и Михайло Данилов велели сделать новый чертеж всему Московскому государству, на все окрестные государства, применяясь к старому чертежу в ту же меру"63 . В связи с этим и был разыскан в Разряде старый чертеж, "что уцелел от пожару". Старая роспись, "что сделана в Разряде при прежних государях", также хранилась здесь. Об этом же свидетельствует и список 231 чертежа, составленный до 1666 г. в Разрядном приказе думным дьяком Д. И. Башмаковым64 . В нем поименованы 63 города и дан дополнительный список на 17 городов. Привлекают внимание город Белгород и его уезд, по которому в Разряде хранилось 27 чертежей.


60 Г. Ф. Миллер. История Сибири. Т. I. Приложения, стр. 337, § 78.

61 Там же. Т. П. Приложения, стр. 370, § 280.

62 "Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Академии наук". Т. I. СПБ. 1836, стр. 333 - 335, N 289. Подлинник хранится в Государственной Публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина.

63 "Книга Большого чертежа". М. 1864, стр. 2, 3, 211.

64 "Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции". Т. VI, стр. 15 - 29.

стр. 62


Описание чертежей показывает, что делались они часто, почти ежегодно, и отражали те работы, которые проводились воеводами в городе или уезде. Эти чертежи в основном выполнялись на местах и присылались в Разряд. Самый ранний чертеж Белгорода относится к 1640 году. Так же обстояло дело и в г. Карпове, по которому с 1640 по 1652 г. было составлено 8 чертежей. По Яблонову с 1639 по 1666 г. было изготовлено 14 чертежей. Чертежи Воронежа (всего 15) начали присылаться в Разряд с 1636 года. То, что чертежи были неотъемлемой частью градостроительного делопроизводства, подтверждает указ Сибирского приказа от 18 сентября 1697 г. об изготовлении на местах чертежей городов. В приказе разъясняется, что "чертежи делались в городах для того, что в Сибирском приказе сибирским городам чертежей нет и ведати непочем"65 .

Сведения о методах изготовления чертежей, карт и планов городов пока еще весьма скудны, но тем не менее и они проливают некоторый свет на этот вопрос. Воевода Ахтырского полка в 194 г. (1696 г.) просил Разряд выслать ему для составления плана города чертежника или иконника: "А для того дела дать из Севска чертежника или иконника, а буде в Севске нет ино дать из Рыльска". Поскольку в Севске на этот раз нужного человека не оказалось, то дан был "для чертежного дела из Рыльских иконников Федор Якимов"66 . Чертежи землям, селам и городам, хранящиеся в Поместном приказе, выполненные в акварели, свидетельствуют о том, что в их составлении принимали участие иконных дел мастера67 . Из других документов видно, что чертежи изготовлялись в Разряде различными людьми, специально посылавшимися предварительно для обследования тех местностей, на которых должен был ставиться город (например, Царев-Борисов, Козлов и другие)68 .

Сметы так же, как и чертежи, были неотъемлемой частью градостроительной документации, составлявшейся в Разряде. Огромный размах градостроительных работ на необъятных просторах южных и восточных земель мог вестись только при условии хорошей организации планирования и сметного дела. В делах Разрядного приказа удалось обнаружить полностью сохранившуюся смету на три новых города, которая была составлена служащими Разрядного приказа Ф. Сухотиным и Я. Юрьевым. Она находится в составе "выписи (1637 г.) из боярского приговора о строительстве городов, острогов и укреплений по засечной черте и связанных с этим расходов"69 . Сухотин и Юрьев были посланы на место предполагаемого строительства жилых городов на "Поле". Их охраняли 200 служилых людей. Кроме того, Разрядный приказ снабдил экспедицию географическими картами и примерным вариантом строительства укреплений и городов, составленным на основании опроса местных людей и жителей близлежащих городов - Белгорода, Оскола, Курска (лл. 8, 17). Экспедиция работала два месяца и вернулась в Москву 26 декабря 1636 г. с чертежами, подробным описанием местности, планом строительства новых укреплений и общей сметой (л. 17).

Кроме общей сметы, были составлены сметы на три жилых города, по которым точно указывалось их местоположение (названий пока у них не было): первый город - "на реке Сосне у отрогу Терновского лесу", на Кальмиюской сакме (то есть большой дороге), второй - "на Кальмиюской сакме вверх по реке Сосне в устье реки Усерд, на нижнем городище", третий - "на Муравском шляху на реке Ворсклу


65 ПСЗ. Т. III, N 1532.

66 "Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции". Т. IV. М. 1884, стр. 230 - 231.

67 ЦГАДА, ф. 1209, Поместного приказа чертежи.

68 Планы городов и другие чертежи XVII века (ЦГАДА, фф. 1209,210,214).

69 Там же, ф. 210, Разрядный приказ Белгородского стола, столбцы, стр. 73, л. 58. Далее NN листов указываются в тексте.

стр. 63


на Карповском стороженье". Города рассчитываются на 1 тыс. служилых людей, которых нужно "устроить на жилье землями и всякими угодьями". Все три города предполагалось окружить дополнительно несколькими "стоялыми городками", от городов отходят земляные валы. По всем городам расселяются конные и пешие служилые люди, которые должны охранять строителей, "покаместь город устроитца". В смете указывается, из каких мест "на городовое дело и на селитьбу брать лес". Дополнительно составляется отдельная смета на крепостные укрепления. Предполагалось, что на первые два города нужно будет по 8 тыс. бревен, на третий - 6 тысяч. Смета составлялась в денежном и хлебном выражении в трех различных вариантах в зависимости от сложности работ по возведению города: определялась сумма жалованья ратным людям на охрану строителей, стоимость работы самих строителей и материалов на все три города. Давалась также подробная смета на строительство валов, стоялых городков, надолб и других укреплений вокруг города. В конце указывалась общая сумма: "Обоего три города да восемь острожков ратным людям, и от земляного и от надолбного дела дать денег по большой статье 111574 рубли 15 алтын, да хлеба ржи и овса 24000 чети" (лл. 58 - 69).

В Русском государстве новые города были небольшие, поэтому не случайно в смете расчетной единицей является 1 тыс. человек мужского пола. Все население такого города с женами и детьми примерно составляло 5 - 6 тыс. человек. О том, что размер города регламентировался правительством и существовал его определенный оптимальный вариант, свидетельствует другой документ. В 1680 г. выходцы из Правобережной Украины хотели построить город на берегу р. Битюга. Боярская дума разрешила им поселиться в России, но предложила другое место. Она вынесла следующий приговор: "А буде их придет многолюдство большое и в одном городе им уселитца немочно и им строится городами ж промеж Полатова и Валуйки и Нового Оскола по обе стороны реки Оскола и по Северскому Донцу выше Царева-Борисова города и промеж Усерда и Полатова по вершинам реки Сосны по угодным местам"70 . Следовательно, согласно боярскому приговору, пришлые люди должны были основать несколько городов, так как в один город им "не уселиться".

Две сметы на строительство крепостных деревянных укреплений сохранились в документах Старой Руссы. Старая Русса, как известно, была основана еще в домонгольский период. В XVII в. она реконструировалась. В 1629 г. был поднят вопрос о реставрации старого города. Правительство направило старорусскому воеводе К. Супоневу и подьячему А. Лялину грамоту за подписью государева дьяка Б. Болина, в которой приказывало "осметить старорусское острожное дело". В ответ было послано два предположения71 . Первый проект и смета предусматривали оставить город на старом месте, несмотря на то, что оно полой водой при разливе рек Полисты, Порусьи и Перерытицы вымывается. По второй смете предлагалось перенести город на новое, более высокое место. По этому поводу воевода пишет: "И мы, государь... по твоему государеву (титул) указу и по грамоте с старосты и целовальники и с посацкими людьми и с около русскими крестьяны и с плотники старорусского острог и башни и тарасы и надолбы смечали. И старого, государь, острогу лес ни в какове острожное дело не пригодитца весь загнил и розвалился, потому что острог и башни и тарасы и столбы и надолбы деланы из старого хоромново лесу в прошлом во 125 году"


70 Там же, стр. 1530, л. 32.

71 Там же, ф. 141, д. 32, Воеводские отписки, росписки, челобитные в острожном деле города Старой Руссы. Цитируемый ниже источник не опубликован. Листы сто далее указаны в тексте.

стр. 64


(1616 г.) (л. 2). Далее Супонев пишет о том, сколько понадобится нового леса для работ на старом остроге (л. 3). Воевода предлагает к старому острогу прирубить еще один острог; по его мнению, это необходимо сделать в связи с тем, что население в Старой Руссе и вокруг нее увеличилось. Он сообщает, что если старый город не будет расширен, то "старорусским посацким и околорусских погостов крестьянам в старом остроге вместица будет негде" (л. 3). Супонев и Лялин утверждают, что обе эти крепости - "старорусский острог по старой подошве и с новою прибавкою в отделке станет 1974 рублев 12 алтын" (л. 3).

Второе предложение старорусского воеводы и подьячего состояло в том, чтобы построить острог на более сухом месте, "около каменных храмов прежнее соборные церкви Бориса и Глеба и около великие мученицы Пятницы подле Порусья реки Соляного озера. И то, государь, место стало высоко и усторожливо и пещано и в копанию земля легка". Они советуют поставить новый город вокруг старого посада с каменными церквами размером в округе 476 сажен. "От Петра и Павла до Отгоротцской улицы и до Порусья реке прокопати рва 325 сажен, шириной в две косых сажени, а глубиной копати в сажен косая с четвертью сажени". Супонев и Лялин утверждают, что "старорушане посацкие люди и околоруских погостов крестьяне многие сказывают из стари, что были на этом месте колодези многие с пресною свежею водою. А ныне де колодези осыпались от разорения и от пожаров". Новый острог на другом месте, по их подсчетам, будет стоить на 20 рублей 27 алтын и 5 денег дешевле старого (лл. 4, 5). Смета, составленная на основании описания всех деталей крепости, с указанием материала, его сортамента, количества и стоимости свидетельствует о том, что строители великолепно представляли себе конечный результат - общий вид крепости, а также размер затрат на ее сооружение.

Одним из малоизученных вопросов строительства живописных городов является вопрос межевания городской территории. Поскольку площади, улицы и тупики города свободно и плавно изгибались на рельефе местности, то у исследователей сложилось впечатление, что возникали они стихийно. Однако даже те немногие сведения, которыми мы располагаем, говорят об обратном. В III Новгородской писцовой книге XV в. имеются материалы о планировании Старой Ладоги. В них даются указания вести на пустых местах застройку рядами, ставить второй ряд позади первого, ориентируясь при разбивке дворов на храмы72 . Размерялись улицы и в Новгороде. В Никоновской летописи под 1531 г. говорится о присылке в Новгород московских дьяков для размежевания улиц73 . Сохранились сведения середины XVII в. о том, как отмеривалась земля для поселения служилых людей в городе Челны: "Под дворы и под огороды вдоль по тридцати сажен, а поперег по десяти сажен человеку"74 . В документах Уфимской приказной избы середины XVII в. говорится о размере отводимой земли каждому жителю города. При уфимском воеводе был специальный дьяк, который ведал межеванием городских земель и выдачей участков жителям города75 . О том, что в городе никто самовольно и без "государеву указу" не мог увеличить свой земельный участок или производить перепланировку, свидетельствует дело Якуньки Арзамасцева. Последний, чтобы прирезать себе пустой участок, должен был обратиться к государю76 .


72 П. П. Смирнов. Города Московского государства первой половины XVII века. Т. I, стр. 14.

73 ПСРЛ. Т. XIII, стр. 60.

74 ЦГАДА, ф. 1209, кн. 156, лл. 156 - 157.

75 Там же, ф. 1173, оп. 1, дд. 502, 511, 537 - 544, 610.

76 Там же, ед. хр. 599, лл. 1, 1 об., 2.

стр. 65


Деятельность Разрядного приказа по возведению новых городов, согласованность его действий с указаниями царя и Боярской думы, а также с мнениями воевод можно проследить на документах строительства Козлова и Козловского уезда (1635 - 1637 гг.). Сначала был сделан опрос "служилых людей", знакомых с топографией местности, которые предложили поставить новый город на Урляпове городище, на котором еще в XVI в., как они помнят, хотел основать город Борис Годунов77 . Собрав сведения об Урляпове городище, Разрядный приказ передал их на рассмотрение государю. 22 августа 1635 г. из дворца пришли "выпись в доклад по делу в Разрядном приказе о строительстве города на месте Урляпова городища". "Для городского строения указал государь ехать Ивану Биркину да Михаилу Спешневу" (лл. 12- 13). Отсюда явствует, что строители города назначались правительством. Своеобразие строительства Козлова заключалось в том, что Биркин и Спешнев, ознакомившись с Урляповым городищем, отказались возводить там город, так как присмотрели для него лучшее место, которое принадлежало С. Козлову (лл. 77, 189, 191). Их выбор был одобрен Разрядом. Город был построен "на Козлове урочище" (л. 189).

Документы о возведении Ельца, Царева-Борисова, Козлова говорят о том, что руководителями строительства этих городов являлись их будущие воеводы. Как правило, во главе работ стояли два воеводы. Они имели большие права, но на них возлагалась и большая ответственность. Они могли корректировать предварительные проекты, несли полную ответственность за выбор места для будущего города, за осуществление строительства в соответствии с указаниями, полученными в приказах, и за качество работ. Это подтверждается материалами Сибирского приказа по городам Тюмень, Тобольск, Тура, Пелым, Березов, Сургут, Нарым, Якутск, Томск, Верхотурье, Мангазея, Кузнецк, Енисейск, Красноярск, Иркутск78 .

Подведем итоги. Определением места под закладку нового города и строительством его, а также реконструкцией старых городов в Русском государстве XVI-XVII вв. занимались Разрядный и Сибирский приказы по решению государя и Боярской думы. Для закладки города в Приказе составлялись чертеж, роспись и сметы. Выбор места под город и руководство строительными работами осуществлялись, как правило, двумя воеводами будущего города (получившими специальные знания и навыки в строительстве). В Разрядном или Сибирском приказе в помощь им давали нужных специалистов - градостроителей, фортификаторов, художников, рассыльных и т. д. Городские укрепления, ружные храмы, правительственные и общественные здания возводились на государственные средства мастерами. Жилые здания и приходские храмы строились самими жителями на участках, выделенных им по государеву указу воеводами городов. Но в отношении частного строительства существовали жесткие нормы; оно производилось под контролем государства. Заселение нового города велось организованно, путем перевода правительственными указами из старых городов молодых семей всех сословий. Каждому жителю нового города по специальным распоряжениям государя выдавались селитебные деньги и хлебное жалованье. Строительство новых и реконструкция старых городов осуществлялись очень быстро. Маленькие города возводились в 2 - 3 недели, большие - в 1,5 - 2 года. Внешний облик русских городов также определялся государственными приказами. Города, как и отдельные здания, строились по образцам. Выбор того или иного образца, как правило, также доверялся воеводе - строителю города.


77 Там же, ф. 210, Разрядный приказ Белгородского стола, столбцы, стр. 201, лл. 3 - 9. Далее листы документа указываются в тексте. Документ публикуется впервые.

78 ААН СССР, ф. 21, оп. 5, ед. хр. 14, лл. 15 - 23.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОРГАНИЗАЦИЯ-СТРОИТЕЛЬСТВА-ГОРОДОВ-В-РУССКОМ-ГОСУДАРСТВЕ-В-XVI-XVII-ВЕКАХ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Марк ШвеинContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Shvein

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. В. АЛФЕРОВА, ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.08.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОРГАНИЗАЦИЯ-СТРОИТЕЛЬСТВА-ГОРОДОВ-В-РУССКОМ-ГОСУДАРСТВЕ-В-XVI-XVII-ВЕКАХ (date of access: 26.06.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. В. АЛФЕРОВА:

Г. В. АЛФЕРОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Марк Швеин
Кижи, Russia
1446 views rating
17.08.2017 (678 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
БЛИЖНИЙ ВОСТОК: САМЫЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ "КОНФЛИКТ ВЕКА"
5 days ago · From Россия Онлайн
Не чтящий Причину — лишен головы. Who does not honor Cause — is deprived of the head.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
В данной статье рассматриваются проблемы образования удельной энергии связи ядра на один нуклон. Образование удельной энергии связи в ядре урана, образованной градиентом гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре урана. Рассмотрим цепочку радиоактивного распада урана, с точки зрения уменьшения удельной энергии связи на нуклон при распаде. Бета-распад рассмотрим с точки зрения фотонной физики, с учётом эффекта Казимира. Образование протонов из нейтронов, как процесс взаимодействия фотона с нейтроном. Градиент гравитационного потенциала взаимодействующих нуклонов, обеспечивает структуру фрагментов распада и сохраняет сумму нуклонов и закон сохранения энергии Вселенной при расширении.
Catalog: Физика 
12 days ago · From Владимир Груздов
Луна как мистический корень победы Владимира Зеленского на выборах Президента Украины. Moon as the mystical root of the victory of Vladimir Zelensky in the election of the President of Ukraine.
Catalog: Философия 
12 days ago · From Олег Ермаков
Событие №-102 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Владивостоком необычных НЛО желто-белого цвета.(Россия.2019 г.) Событие №-103 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Сиднеем вымеобразных облаков.(Австралия.2019 г.) Событие №-104 --- Знаковое событие природного характера нашего времени - это появление гигантского вращающегося ледяного диска на реке в штате Мэн.(США.2019 г.)
Catalog: Философия 
15 days ago · From Ваха Дизигов
Предлагается многомировая модель жизни, являющаяся альтернативной модели Хью Эверетта и ее развития М.Б. Менским. Описывается природа возникновения стрелы времени как неизбежного эффекта в системе отсчета наблюдателей расширяющейся либо сжимающейся Вселенной.
18 days ago · From Анатолий Павлов
В данной статье рассматриваются вопросы гравитационного взаимодействия ядерных гравитирующих объектов. Под объектами будут пониматься частицы, атомы, молекулы, планеты, звёзды. Гравитационное взаимодействие определяется как градиент гравитационного потенциала, создаваемый гравитирующими объектами. В свою очередь градиент гравитационного взаимодействия двух нуклонов определяется как сумма Гравитационного Потенциала Вселенной и градиента гравитационного потенциала взаимодействующих частиц в точке взаимодействия.
Catalog: Физика 
18 days ago · From Владимир Груздов
О ГЕНЕРАЛИССИМУСЕ ШЕИНЕ
19 days ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ ОРДЕНА ЗА ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ 1812 ГОДА
Catalog: История 
19 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ. Петербург - Рио-де-Жанейро. Становление отношений. 1808 - 1828. Л. Изд-во ЛГУ. 1987. 246 с.
Catalog: История 
19 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones