Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-16368

Share this article with friends

Состояние славяноведения в России в XIX - начале XX в. уже освещались в современной литературе1. Однако требуют более подробного рассмотрения особенности каждого периода развития этой науки, вызревание новых качеств, накопление и совершенствование методов исследования. При этом надо учитывать и то, что устаревающие выводы еще долго сохраняют свою силу, а иногда и заметно мешают развитию новых подходов. Конечно, даже не принимаемые современниками теории и концепции, подчас фантастические и даже надуманные, не были бесполезны для науки: они, с одной стороны, позволяют судить об уровне мышления и интеллекте людей в определенную эпоху, а с другой - сама полемика стимулирует поиск истины.

Первый период можно датировать временем от начала XIX века до реформ 60-х годов. В это время накапливаются знания о зарубежных славянах, формируется источниковая база славяноведения, изучаются материалы путешественников в зарубежные славянские страны, пресса и т. д. Создаются кружки лиц, интересующихся славянством, формируются библиотеки соответствующей направленности. Основное внимание при этом уделяется истории старославянского языка и его отношению с живыми языками. В этой области уже в 20-е гг. XIX в. были достигнуты результаты, имевшие большое научное значение, хотя в целом о славянских языках в России знали еще мало, а некоторые были вообще неизвестны. Сведения о славянских народах в целом оставались еще более скромными. Как писал А. Н. Пыпин, "в начале XIX столетия у нас не было человека (по крайней мере, нельзя указать этого в литературе), который был бы в состоянии перечислить правильно славянские племена, указать на карте мира их жительства и хотя бы самым общим образом обозначить их исторические отношения"2

К 30-м гг. XIX в. положение несколько меняется. Расширение высшего образования в России, создание новых университетов, организация научных обществ, расширение контактов с европейскими странами, знакомство с европейской культурой и многое другое способствовали усилению интереса к зарубежным славянским народам в русском образованном обществе и осознанию им необходимости создать кадры специалистов по славянским языкам и литературам.

Попытка пригласить таких специалистов из-за рубежа была неудачной, решено было воспитать своих ученых. В 1835 г. был принят новый Университетский устав, в соответствии с которым в четырех российских университетах учреждались кафедры истории славянских наречий и литератур, положившие начало систематическому изучению разных сторон духовной жизни зарубежных славян, обучению славянским языкам и изучению других предметов по этой тематике - то есть подготовке кадров русских славистов. Первые кандидаты на созданные кафедры славянских наречий и литератур проходили подготовку за границей в течение 3 - 5 лет. По возвращении в Россию они заняли посты в упомянутых кафедрах в Московском, Петербургском, Харьковском и Казанском университе-


Лаптева Людмила Павловна-доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета.

стр. 156


тах. Литература о путешествиях русских ученых и об их подготовке к преподаванию славистических дисциплин обильна и поэтому нет необходимости подробно останавливаться на данном сюжете; Но стоит обратить внимание на некоторые детали, по которым имеются расхождения в историографии. Так, в чешской литературе до настоящего времени встречаются утверждения, что первые русские слависты обязаны были своей специальной подготовкой исключительно чешским ученым - П. Й. Шафарику, В. Ганке, Ф. Л. Челаковскому и др., которые учили молодых русских ученых чешскому и другим славянским языками, знакомили их со славянскими памятниками и современной литературной жизнью в этих странах, воспитывали дух славянской взаимности. Свои путешествия русские слависты начинали в Германии, именно в немецких университетах они знакомились с состоянием филологической науки. Немецкие ученые к первой половине XIX в. достигли больших успехов в индоевропеистике, в применении сравнительно-исторического метода к изучению языков и памятников письменности. Русские стажеры посещали лекции немецких профессоров, изучали под их руководством санскрит, палеографию памятников, вступали в контакт с известными светилами немецкой филологии. Они работали в библиотеках Берлина, Вены, других европейских столиц. Получив теоретическую подготовку и овладев необходимыми навыками, русские ученые ехали в Прагу и в меру своих способностей применяли полученные знания для изучения славянских памятников, языков, литератур и т. д. Из Праги они, как правило, отправлялись к южным славянам, где обогащались материалами, фактами, переосмысливали все накопленное ими. Русские ученые обычно посещали все доступные славянские территории, знакомились с живыми славянскими языками, с жизнью, нравами, обычаями народов. Если, например, Шафарик в течение всей жизни не выезжал за пределы Австрии, а в последние десятилетия и Чехии, то И. И. Срезневский пешком исходил большую часть Центральной и Южной Европы, населенной славянами, а В. И. Григорович - большую часть Балканского полуострова, он обнаружил на Афоне славянские памятники, со временем полностью изменившие прежние представления во многих вопросах славянской филологии. Можно утверждать, что русские ученые, приезжавшие в Прагу как скромные начинатели славяноведения, после своих путешествий переросли своих учителей в области знаний о прошлом и современном положении славян, как науки о них. Так, Срезневский внес существенные коррективы в этнографическую карту, составленную Шафариком, определил современные границы языков и диалектный состав. П. И. Прейс внес много поправок в "Славянские древности" Шафарика и в грамматики, составленные немецкими филологами Поттом и Боттом. Григорович отыскал глаголические памятники и первый заявил о большей древности глаголицы по сравнению с кириллицей, к чему впоследствии присоединился и Шафарик, не упоминая, впрочем, о приоритете казанского профессора.

Обучение и исследования славянских сюжетов после занятия кафедр профессионалами-славистами регламентировалось политикой государства как в области образования, так и в отношениях со славянскими народами. Поэтому многое, чему научились русские ученые во время своих путешествий, не могло быть реализовано. Славяноведение считалось наукой филологической. Преподавались все славянские языки, читались лекции по всем славянским литературам. История славянских народов не преподавалась и использовалась лишь как фон при изложении истории языка, фольклора, литературы. Большое внимание уделялось "славянским древностям", под которыми понимались практически все впоследствии выделившиеся специальные дисциплины: славянская археология, история письма, палеография, источниковедение, памятники письменности и т. д.

Преподавание языков велось по иностранным пособиям и словарям, как правило, немецко-славянским или славянским. В первом периоде развития славяноведения, как показывает анализ лекций профессоров по славянским языкам и литературам, господствовали взгляды Й. Добровского на историю развития славянских языков. В изучении славянских древностей основным пособием была упомянутая выше работа Шафарика, переведенная в 1840-х гг. на русский язык, и его же "Славянская этнография". Немецкая и славянская литературы широко использовались не только в лекциях профессоров, но и в студенческих работах. Научными исследованиями по славяноведению в этот период занимались профессора-слависты и немногие любители - члены научных обществ при университетах, состоявших из тех же профессоров и ряда лиц, имевших отношение к литературе и образованию. Продолжался сбор материалов и накапливалась источниковая база по славяноведению. Большую роль сыграл орган Общества истории и древностей российских (ОИДР) - "Чтения Общества истории и древностей российских" (ЧОИДР), в котором публиковались славянские памятники, переводы, исследования зарубежных и русских славистов. Это первое научное издание в России по славяноведению считалось весьма авторитетным в славянских странах.

К концу первого периода все большее внимание уделяется истории славян. Ученики первых славистов уже не ограничиваются языками, а под влиянием событий в славянских странах обраща-

стр. 157


ют все большее внимание на прошлое и современную жизнь славянских народов. Появляются сочинения, освещающие славянскую историю со славянофильских позиций. Творцом такой концепции славянской истории являлся А. Ф. Гильфердинг, применивший теорию московских славянофилов (К. Аксакова, П. Киреевского, С. Самарина, А. Хомякова и др.) к объяснению истории западных (чехов, балтийских славян) и южных (сербов, болгар и др.) славян. Таким образом, к 60-м гг. XIX в. расширилась проблематика исследований, обогатилась источниковая база, выросло новое поколение славистов, которые под влиянием изменившихся условий и в России, и в Европе, и в связи с развитием науки о славянах смотрели на славянский мир по-иному, нежели их учителя3.

Реформы 1860-х гг. открывают второй период в истории отечественного славяноведения. В это время было не только отменено крепостное право, но и осуществлены реформы во многих областях общественного бытия, ослаблены цензурные ограничения, значительно увеличилось число периодических изданий, пусть робко, но все же определенно формировалось российское общественное мнение. На страницах газет и журналов обсуждаются актуальные вопросы русской политики и жизни, в том числе и славянский вопрос, интерес к которому стимулировали польское восстание 1863 - 1864 гг. и российское правление после него в Царстве Польском, в Литве, Белоруссии, на Украине, славянский съезд 1867 г. в Москве, "восточный кризис" 1876 г., русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и освобождение Болгарии от османского ига. Эти события породили множество интерпретаций и направлений в оживившейся русской общественной мысли4, что не могло не повлиять на развитие славяноведения как науки и отразилось в выборе тематики исследований и некоторых оценках прошлого славянских народов. Но в основном ученые-славяноведы руководствовались все-таки новыми открытиями и теориями в области языкознания, философии, истории, археологии, этнографии и т. д., развитием источниковой базы этих наук, а также новыми методами исследования. Были, конечно, среди ученых-славистов и публицисты и сторонники определенных политических взглядов, но в целом научное славяноведение развивалось своим путем, в отличие от "славянской публицистики", уделявшей главное внимание будущему славянства и его современной жизни. Изменения в общественно-политической жизни России способствовали расширению интереса к славянству, не только у славянофилов, но и в среде западников.

Реформы 60-х гг. XIX в. коснулись системы образования и просвещения. Уставом 1863 г. расширялись права российских университетов, создавались новые кафедры. Расширялись и возможности использования достижений западноевропейской науки, добившейся заметных результатов в языкознании, филологии, истории, философии, вспомогательных исторических дисциплинах. Новым университетским уставом предписывалась двухгодичная заграничная командировка всем лицам, готовившимся к профессорскому званию. В пореформенное время практически каждый славист получил возможность изучать язык, литературу, историю славянских народов непосредственно в их среде, работать в архивах и библиотеках Германии, Австрии, Италии и других стран.

Увеличилось число российских университетов, в которых (кроме Дерптского) существовали кафедры славянской филологии, а в Варшавском работала кафедра славянского права. Все университеты обрели возможность иметь свои печатные органы, в том числе и по славяноведению. Создавались научные общества (в крупных университетах по два, три и более), издававших собственные сборники и журналы. В 70-е гг. XIX в. возникли такие специальные органы, как "Филологические записки" (Воронеж) и "Русский филологический вестник" (Варшава). Значительно оживился интерес к славянским проблемам и у ученых, не связанных непосредственно с университетским преподаванием. Крупные ученые-слависты появились и среди высокопоставленных чиновников, дипломатов, лиц, связанных с работой в славянских странах. Славяноведческие дисциплины преподавались в той или иной мере в духовных академиях, Академии генерального штаба, Историко-филологическом институте князя Безбородко в Нежине. Славистическими проблемами занимались и некоторые члены Академии наук, в академических изданиях публиковались славистические работы не только русских, но и зарубежных ученых.

С 60-х гг. XIX в. культурные, благотворительные и просветительские организации знакомят русскую публику со славянством, способствуют расширению знаний у всех, интересующихся этими проблемами. Еще в 1856 г. в Москве возник Славянский благотворительный комитет, учредителями которого были на 40% профессора и преподаватели университета. И хотя комитет создавался не для изучения славян, он способствовал распространению знаний о них и стимулировал разработку научных проблем. В 1867 г. был создан Санкт-Петербургский отдел Славянского благотворительного комитета, преобразованный впоследствии в Санкт-Петербургское Славянское благотворительное общество. При нем действовала издательская комиссия, публиковавшая литературу о славянах - как научную, так и популярную. Выходили "Известия Славянского санкт-петербургского благотворительного общества" (позднее "Славянские известия".

стр. 158


Центрами славяноведческих исследований были университеты, а основную массу славистов составляли университетские профессора. В университетах были разные условия для развития славяноведения. По штату славистическая кафедра (по новому уставу кафедра славянской филологии) располагала только одной профессорской единицей. Этот профессор преподавал все славистические дисциплины: языки - как теоретически, так и практически, литературу, историю, вел практические занятия, семинары, читал общие и специальные курсы, по существу, являлся универсалом. Каждый профессор должен был иметь степень доктора славянской филологии и, по меньшей мере, две напечатанные монографии, магистерскую и докторскую диссертации - по славянской истории или по славянскому языкознанию или филологии, в зависимости от специализации. В провинциальных университетах, где студентов вообще было мало, а желающих специализироваться по славистике и того меньше, было немало и "сухих" профессоров. В столичных - Петербургском и Московском - штат преподавателей-славистов был шире: существовал институт лекторов - преподавателей современных славянских языков, значительное распространение получила приват-доцентура, нередко отдельные курсы поручались стипендиатам, готовящимся к профессорскому званию.

Особое положение сложилось в Дерптском университете. Здесь еще в 1803 г. была создана кафедра российского языка и словесности, поскольку студентами являлись в основном балтийские немцы, плохо владевшие государственным языком. Деятельность этой кафедры сосредоточивалась практически на обучении русскому языку. По Университетскому уставу 1865 г. кафедра российского языка и словесности была переименована в кафедру русского языка и славянского языковедения, проф. А. А. Котляревский читал здесь курсы по славистике. В 1890 г. Дерптский университет перешел на русский язык и стал называться Юрьевским. Изменился национальный состав студентов, отпала необходимость в практических занятиях по русскому языку, появилась возможность более узкой специализации по славянской филологии. С 1895 по 1918 г. славянскую филологию здесь преподавал проф. Е. В. Петухов, читавший курсы по славянским литературам5.

В Варшавском университете преподавание славистических дисциплин осуществлялось по трем направлениям: по истории славянских литератур в связи с историей языков и народов, по древней истории западных и южных славян и по славянским древностям. Славянские языки преподавались в различных их аспектах (грамматика, фонетика, история зыка). Эти дисциплины читали студентам три профессора славяно-русского и исторического отделений историко-филологического факультета. Специфика этого университета создавала благоприятные условия для научной работой преподавателей. Варшавский университет был ближе и к Западной Европе, и к славянским странам, его сотрудники могли пользоваться командировками в нужные архивы и библиотеки чаще, чем, например, из Харькова или Казани. У варшавских профессоров были и другие привилегии.

Задача русского университета в Варшаве официально определялась желанием доставить жителям этого края средства к образованию и способствовать сближению с остальными частями империи. В историографии эта политика определяется как русификация поляков. Особенно агрессивно против русского университета в Варшаве выступала польская историография, не признававшая никаких позитивных моментов в его деятельности. С польского голоса пели и некоторые отечественные авторы. Особенно это проявилось в сочинениях советского периода, когда антироссийские выступления поляков вообще гипертрофировались. Варшавский университет, конечно, планировался как учреждение, ориентированное на усиление русского влияния, но необходимо учитывать и то, что любой университет не только выполняет задание государства по подготовке кадров в нужном для политического режима духе, но и дает образование определенной части общества, формируя при этом мышление и мировоззрение учащихся, и часто далеко не в том направлении, которое предполагалось при создании этого университета. В Варшавском университете работали в разное время крупные русские ученые, относившиеся к полякам объективно и с симпатией. Но надо учитывать и то, что они работали во враждебной им националистической среде. Поляки не всегда давали себе труда разобраться в их политических взглядах, и даже дружелюбно настроенные к полякам русские профессора стремились покинуть Варшаву; им было трудно общаться с польско-шляхетской интеллигенцией, в традициях которой была не только вражда по отношению к русским из-за участия России в разделах Польши и подавления антирусских восстаний, но и отголоски средневекового феодализма. Поэтому русские слависты стремились перебраться в университеты центральной части России. Славяноведение в Варшаве преподавали чехи Й. Первольф, И. Езбера, полуполяки В. А. Францев и В. В. Макушев. Обрусевший немец Ф. Ф. Зигель с 1872 г. до конца существования Варшавского университета занимал кафедру славянского права, функционировавшую лишь в Варшавском университете (в других она была вакантной, за неимением специалистов). Профессора-

стр. 159


слависты в Варшаве были весьма квалифицированными, и в конце века сюда приезжали на стажировку стипендиаты из других университетов.

В пореформенный период коренным образом изменилось изучение и преподавание славяноведения в Киевском университете св. Владимира, созданном в 1833 году. В 1842 г. он получил особый устав, предусматривавший создание кафедры славистики, однако занять ее долгое время не удавалось за отсутствием претендента, практическое изучение предметов славяноведения началось только с середины 70-х гг. XIX в., когда кафедру славянской филологии занял А. А. Котляревский.

Наряду с расширением числа кафедр в российских университетах, в 60 - 70-е гг. XIX в. происходила смена поколений славистов. Ученики первых славистов - О. М. Бодянского, В. И. Григоровича, И. И. Срезневского под влиянием изменившихся исторических условий придерживались иных взглядов на славянство, нежели их учителя. Они уже не разделяли восторженно-романтического отношения к славянской старине, реалистически оценивали современное состояние славян. Не связанные личным знакомством с зарубежными авторитетами, они были более независимы в своих суждениях, чем их предшественники, и склонны были пересматривать прежние позиции.

В 60-е гг. XIX в. происходит дифференциация славяноведения. В особый предмет выделяется история славян, в самостоятельные отрасли оформляются славянские литературы, археология. Хотя специальной кафедры истории славян не было, лекции по истории читали профессиональные историки. В обучении использовались грамматики и словари по языкам, хрестоматии с текстами на славянских языках. Особенное значение имели литографированные курсы лекций профессоров по славянским древностям, литературам, истории. Значительно расширялась тематика исследований. В предшествующий период, например, почти не изучалась история Польши, не только потому что это не поощрялось властью, но и ввиду господства славянофильской концепции в отношении истории славян (славянофилы исключали поляков из славянского мира за их приверженность католицизму).

В пореформенный период появляются сочинения русских историков по истории славян, заложившие основу национальных историографии некоторых народов. К ним следует отнести работы профессора Московского университета И. А. Попова по истории Сербии, особенно его монографию "Россия и Сербия" (М. 1869), сочинения харьковского профессора М. С. Дринова по истории Болгарии. Варшавский славист В. В. Макушев положил начало изучению истории Албании в России. Большим научным событием европейской мысли тогда явилось появление истории славянских литератур А. И. Пыпина и В. Д. Спасовича, переведенной на многие славянские и западные языки. Появляются исследования древних славян, по истории Чехии, Дубровника, археологии, культуре, фольклору и другим проблемам истории южных и западных славян. Публикуются источники, в том числе архивные, ранее неизвестные, широко применяется сравнительный метод, критика источников становится основой для выводов. Ученые постепенно избавляются от славянофильской концепции истории славян, да и сама эта доктрина видоизменилась. Славянофильский взгляд на историю славян уже был далеко не единственным и отнюдь не господствующим.

Русские ученые исследовали прошлое всех зарубежных славян и разные стороны их духовной и материальной жизни, а ученые из славянских стран сосредотачивались в основном на истории своих народов, национальном языке и культуре. Западноевропейские ученые почти не знали славянских народов, во всяком случае, их осведомленность не отразилась в литературе. В России же славяноведение формировалось как комплекс дисциплин, хотя не все его стороны исследованы.

Российское славяноведение заявило о себе как о важном факторе в изучении исторических судеб и современного положения значительной части народов, населявших Центральную и Юго-Восточную Европу. Неоспоримый вклад внесли русские ученые в разработку вопросов славянского языкознания, они вступили на качественно новую ступень развития этой дисциплины. Были выдвинуты новые методологические принципы, сложились школы и направления, внесшие значительный вклад в изучение закономерностей языкового развития и разработку проблем славянской лингвистики. Русское языкознание, как и вообще славистические дисциплины, занимали в отечественном славяноведении ведущее место и влияли на мировую славистику6.

К 90-м гг. XIX в. успехи в развитии отечественного славяноведения, достигнутые в прошедшую четверть столетия, позволяют говорить о наступлении третьего этапа в отечественной науке о славянах, который продолжался до Октябрьской революции 1917 года. На этом этапе происходит дальнейшая дифференциация славистических дисциплин. Возникает славянская археология - в современном смысле слова. В 1895 г. основывается Русский археологический институт (РАИ) в Константинополе, члены которого проводили раскопки в Болгарии, на территории Сербии, Македонии, Греции и Турции. Так, была раскопана столица Первого Болгарского царства город Плиска. Члены РАИ собрали много вещественных и письменных памятников о славянах, населявших бывшую

стр. 160


Византию и Турцию. Большое внимание уделялось истории культуры, появились работы по славянской этнографии, изучалась славянская мифология, описывался быт и обычаи, жилище и географические условия бытования славян. В1889 г. был создан журнал "Этнографическое обозрение", а с 1890 г. "Живая старина", где наряду с другими материалами, печатались исследования по славянской этнографии.

Значительного уровня достигли вспомогательные дисциплины - источниковедение, палеография, археография и текстология. Более широкому обмену научной информацией способствовали издания по славистической библиографии. Расширилась тематика и углубилось научное содержание трудов по истории южных и западных славян. Широко использовались и подвергались углубленному критическому анализу источники, в том числе и архивные. Славянофильские тенденции в освещении славянской истории ушли в прошлое, основным направлением стал позитивизм, что проявилось в интересе историков к экономическим и социальным проблемам, в их внимании к документам.

В исторической науке о славянах в конце XIX в. и первых десятилетиях XX в. существовали разные направления и течения, вполне естественные в условиях методологического плюрализма. Нередко политические взгляды некоторых ученых не совпадали с их научными выводами. В русском дореволюционном славяноведении наряду с позитивистской существовала и славянофильская концепция славянской истории, правда, в несколько ином варианте, нежели в середине XIX века. Некоторое распространение получил так называемый неославизм. Серьезных работ, созданных на основе марксизма, в литературе по истории славян в рассматриваемый период практически не было. Благодаря своим успехам в исследовании славянства и верности принципу комплексного подхода к его изучению, отечественное славяноведение в третий период вышло за рамки университетского и приобрело международное значение.

Кроме университетов, славистические исследования интенсивно осуществлялись в Российской академии наук, в Отделении русского языка и словесности (ОРЯС). В Академию были избраны А. А. Шахматов, А. И. Соболевский, А. И. Пыпин, В. И. Ламанский, составившие вместе с И. В. Ягичем сильную группу ученых-славистов. ОРЯС предоставляло начинающим ученым средства для заграничных командировок, финансировало издание научных трудов, публиковало их в своих сборниках. Постепенно Академия наук в Петербурге (точнее, ее второе отделение) становилась центром объединения научных сил, организатором исследований по славяноведению. Выше уже упоминался Русский археологический институт. Для отечественной исторической славистики в этот период был характерен интерес к новой истории славян: появляются труды о современной Польше, Сербии, Болгарии, о славяно-русских связях не только в прошлом, но и в настоящем7.

О ширящихся связях отечественной славистики и росте ее международного авторитета свидетельствовал съезд русских филологов и историков-славистов в Петербурге в 1903 г., который подвел итоги развития славяноведения в России. Всего на съезд было приглашено 123 специалиста, присутствовало 100 человек - вероятно все российские слависты. На съезде встретились лица разных политических убеждений. Наряду с достигнутыми успехами в русском славяноведении на съезде отмечались и не решенные проблемы. Профессор Киевского университета Т. Д. Флоринский говорил о трудностях в развитии славяноведения: "Результаты деятельности местных ученых мало известны в других славянских странах. Сводные работы редки. Обмен мнениями обставлен трудностями. Ученые силы славян разъединены. Чувствуется отсутствие определенных программ в разработке предмета, замечается недостаток строго выработанных научных методов, наблюдается внесение национального субъективизма в решение научных вопросов и отстаивание взглядов и теорий, не подкрепленных современным состоянием науки. Отсюда не удивительно, что литература по славяноведению очень бедна цельными и систематическими трудами, охватывающими целые отделы науки о славянстве. Так, у нас нет сравнительной грамматики славянских языков, нет ни полной славянской диалектологии, ни сравнительно-этнографического описания славянских народов, ни полной этнографической карты славянских племен, ни общего обзора политической и культурной жизни разновидностей славянского племени. Отсутствуют славянские ученые журналы по истории, этнографии, языкознанию"8. Эта характеристика может быть отнесена ко всему славяноведению.

Вторым важным мероприятием, показавшим, что одним из центров научного исследования славянства становится ОРЯС, была подготовка проекта устава Союза славянских академий и научных обществ. И хотя ни предложения, прозвучавшие на съезде славянских филологов в 1903 г., ни попытки объединить славянские академии реализовать не удалось, можно сказать, что русская наука о славянах перед 1917 г. переживала период расцвета. Кроме многочисленных трудов по конкретным вопросам славянской истории, языкознания, культуры и т. д. с 1908 по 1921 г. было издано 9 книг "Славян-

стр. 161


ской энциклопедии" (очерков по отдельным отраслям славистики). В организации преподавания славяноведения в университетах России за период с конца XIX в. до Октябрьской революции изменений не произошло. Подготовка кадров славистов продолжала оставаться архаичной. Уже в 1901 г. перед Министерством народного просвещения ставился вопрос о создании кафедр истории славян и славянской филологии, но никакого решения не последовало. Предложения съезда 1903 г. об усовершенствовании преподавания славяноведения во всех университетах остались без ответа. И все же в первые 15 лет XX в. российское славяноведение стало заметным фактором международной научной жизни и в некоторых областях занимало авангардные позиции.

После Октябрьской революции 1917 г. буржуазная наука была объявлена не соответствующей новой идеологии. Против славяноведения началась борьба как против идеологии панславизма и реакционной политики царизма. Большой удар по славянской филологии нанесла яфетидология, отрицавшая языковое родство славянских народов. Славянская филология, история и др. дисциплины были исключены из преподавания. Профессора-слависты увольнялись. Их выгоняли из квартир, отбирали имущество, принуждали к физическому труду. Результатом преследования "буржуазной интеллигенции" стала массовая эмиграция. За границу бежала большая часть славистов; не сумевшие эмигрировать, в большинстве своем уже очень пожилые люди, терпели голод и унижения, подвергались гонениям по политическим причинам.

В результате преобразования Академии наук было ликвидировано ОРЯС, закрыта Славянская комиссия, работавшая при ОРЯС, были упразднены Византийская комиссия и др. структуры, занимавшиеся славянскими темами. Возникший в 1931 г. в Ленинграде Институт славяноведения в 1934 г. был также закрыт, а большинство его сотрудников были арестованы по так называемому "делу славистов" и другим "делам", сфабрикованным ОГПУ. Репрессиям подверглись признанные ученые-слависты - И. К. Любавский, М. К. Сперанский, Г. А. Ильинский, Д. И. Егоров, Ю. В. Готье и многие другие. Этому обычно предшествовала оголтелая критика, травля в печати, обвинения в антимарксизме, пропаганде чуждых взглядов и т. п. Новой смены славистов не было. Славяноведение не преподавалось. Переживавшая перед революцией расцвет наука была уничтожена.


Примечания

1. АКСЕНОВА Е. П. Очерки из истории отечественного славяноведения. 1930-е годы. М. 2000; Институт славяноведения и балканистики. 50 лет. М. 1996; 50 лет исторической славистики в Московском университете. Сб. статей. М. 1989.

2. ПЫПИН А. Н. Русское славяноведение в XIX ст. - Вестник Европы. 1889. Т. IV, N 7, с. 238.

3. См.: Славяноведение в дореволюционной России. Изучение южных и западных славян. М. 1988, с. 178 - 194.

4. См. об этом: 200 лет русской славянской филологии в Тарту. Slavia Tartuensia V. Tartu. 2003.

5. БУЛИЧ С. К. Очерк истории языкознания в России. Т. I. СПб. 1904; БЕРЕЗИН Ф. М. Очерки по истории языкознания в России (конец XIX - начало XX в.) М. 1968; КОНДРАТОВ Н. А. Изучение западнославянских языков в России и в СССР. - Вопросы славянского языкознания. 1957. Вып. 2; БЕРНШТЕЙН С. Б. Из истории изучения южнославянских языков в России и в СССР. - Там же.

6. Об этом см.: РОБИНСОН М. А. Изучение новой истории южных славян в русской историографии начала XX в. - Исследования по историографии славяноведения и балканистики. М. 1981, с. 279 - 300.

7. См.: Исследования по историографии славяноведения и балканистики. М. 1981, с. 274 - 275.

8. О борьбе отечественного славяноведения за свое существование см.: АШНИН Ф. Д., АЛПАТОВ В. М. "Дело славистов". 1930-е годы. М. 1994; АКСЕНОВА Е. П. Ук. соч.; РОБИНСОН М. А. Судьбы академической элиты: отечественное славяноведение (1917 - начало 1930-х годов). М. 2004.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-ЭТАПЫ-РАЗВИТИЯ-СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ-В-РОССИИ-XIX-НАЧАЛО-XX-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. П. ЛАПТЕВА, ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ В РОССИИ (XIX - НАЧАЛО XX ВЕКА) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 13.01.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-ЭТАПЫ-РАЗВИТИЯ-СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ-В-РОССИИ-XIX-НАЧАЛО-XX-ВЕКА (date of access: 16.01.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. П. ЛАПТЕВА:

Л. П. ЛАПТЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
Из личных наблюдений автора. Эффектные переживания, травматические события, неисполненные желания и т.п., не исчезают из психики, а подвергаются вытеснению в «бессознательное» пространство, где они продолжают активно воздействовать на психическую жизнь, проявляясь часто в замаскированной, зашифрованной форме, в виде невротических симптомов. Привожу несколько примеров .
Французская оккупационная политика в Германии. 1945 - 1949 гг.
2 days ago · From Россия Онлайн
Диктатура М. К. Дитерихса и крах дальневосточной контрреволюции
2 days ago · From Россия Онлайн
Борис Зуль. Письмо Сталину
2 days ago · From Россия Онлайн
Идеология правых партий и организаций Поволжья начала XX в. (региональный аспект)
2 days ago · From Россия Онлайн
Государственная дума России как историографическая проблема
2 days ago · From Россия Онлайн
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Заем Свободы" Временного правительства
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
Развитие взглядов высшего руководства Советской России на военное строительство в ноябре 1917 - марте 1918 г.
2 days ago · From Россия Онлайн
Константин Леонтьев о социализме в России
Catalog: Философия 
2 days ago · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ В РОССИИ (XIX - НАЧАЛО XX ВЕКА)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones