Libmonster ID: RU-9101

Статья А. И. Уёмова "Исповедь именинника" - ответ на нашу статью "Общие, теории систем А. И. Уёмова и М. Месаровича. Критические замечания". Мы ориентируемся прежде всего на читателя, не знакомого с нашей критической статьёй, но знакомого с ответом Л. И. Уёмова на неё.

Коротко о содержании нашей статьи. Мы утверждали в ней, что теория систем А. И. Уёмова отнюдь не является оригинальной системной концепцией. Утверждали, что de facto она представляет элементаристскую методологию системного подхода и в то же время теоретическое обоснование этой методологии [1. С. 154]. Причём обоснование, связанное с нарушением основополагающих принципов гносеологии.

Основным объектом нашей критики была работа А. И. Уёмова "Системный подход и общая теория систем". В ней обращает на себя внимание высказывание, неопровержимо свидетельствующее о том, что наши критические замечания совершенно справедливы, высказывание, представляющее квинтэссенцию всех теоретических построений А. И. Уёмова. Вот оно: "...Из универсальности взаимосвязей вытекает универсальность системы... любые объекты могут быть представлены как системы" [2. С. 22].

Но универсальность взаимосвязей А. И. Уёмов обосновывает с помощью принципа всеобщей связи. Наличие же связей он считает достаточным основанием системности, т. е. принимает основной постулат элементаристской методологии. А это и значит, что обосновывает он, вопреки собственным претензиям, именно элементаристскую методологию, которая по нашему (и не только нашему) мнению отнюдь не выражает действительный системный

стр. 159
подход, а создаёт лишь иллюзию его наличия. Иллюзию, питаемую оперированием системной терминологией.

Была показана несостоятельность этого обоснования. Прежде всего несостоятельность принципа всеобщей связи в его трактовке, которая базируется на грубейшей гносеологической ошибке - на субстантивировании свойств и отношений.

Определение системы, данное А. И. Уёмовым, представляет чистейший субъективизм в задании системы. Рассмотрен был в нашей статье и вопрос о так называемых общесистемных закономерностях. Было показано, что закономерностей таких в принципе быть не может.

Несостоятельность элементаристской методологии была продемонстрирована на примере неудачной попытки А. И. Уёмова применить параметрический вариант его ОТС (читай - элементаристскую методологию) к проблемам охраны окружающей среды. Продемонстрирована и на примере той путаницы, которую допустил, следуя элементаристской методологии, М. Месарович при анализе механизмов зрения животных.

А. И. Уёмов не согласился ни с одним из наших выводов. Проследим по пунктам его возражения.

(а) Категорически не согласился А. И. Уёмов с нашим центральным утверждением, что его ОТС представляет чисто элементаристскую концепцию системного подхода. "В моём варианте общей теории систем (ОТС), - пишет он, - понятие элемента не играет определяющей роли. Построение системы в рамках параметрической ОТС начинается не с элементов, а с концепта" [3. С. 1].

Но мы не говорили, что элементаризм заключается в приписывании элементам определяющей роли в системном анализе. Тем более не утверждали, что элементаристская концепция системного подхода означает, что построение системы должно начинаться с элементов. О построении системы в нашей критической статье вообще не было речи. Наша точка зрения на элементаризм совершенно иная. Напомним её. Элементаристская методология, писали мы, "ориентирована на трактовку системы как комплекса взаимодействующих элементов, т. е. на определение Берталанфи. Или на близкие определения. И элементаристской (удачно, нет ли, - другой разговор) методологию эту системологи называют потому, - продолжали мы, - что для определений системы такого типа исходным является термин "элемент", а не термин "система"" [1. С. 159]. И ссылались на рассуждения Б. Г. Юдина по этому вопросу [4. С. 39].

стр. 160
Итак, термин "элемент" - исходный (или считается исходным) для определения системы, а не для системной методологии, ориентированной на эти определения. Было показано затем, что опора на такие определения неизбежно приводит к выводу, что любой объект (или фрагмент реальности) изначально системен [1. С. 160]. Именно это положение выражает суть элементаристской методологии, а отнюдь не исходность термина "элемент" в системном анализе, как утверждает А. И. Уёмов.

А. И. Уёмов, следовательно, исказил нашу позицию. И вывел тем самым свой вариант ОТС из под огня критики. Но, может быть, кажется сомнительным, что опора на определения системы типа Берталанфи приводит к выводу об изначально системном характере объектов? Выскажем дополнительные соображения на этот счёт. С этой целью обратим внимание на то, что "требуется" от объекта (или фрагмента реальности), чтобы он попал в разряд системных, если всерьёз ориентироваться на определение Берталанфи. Требуется, оказывается лишь одно: чтобы объект можно было разбить на части. Это единственное требование, ибо взаимодействия (или связи) между частями всегда существуют. Во всяком случае А. И. Уёмов с этим спорить не станет.

Но на части можно разбить любой объект. Любой объект поэтому уже a priori системен. Системен только потому, что он, объект, суть. Итак, действительно, опора на определения типа Берталанфи неизбежно приводит к выводу о системной природе объектов универсума и, следовательно, самого универсума.

В конце концов А. И. Уёмов обратил внимание на нашу трактовку элементаризма. Но это не заставило его вдуматься в наши аргументы. Об этом неопровержимо свидетельствуют следующие его высказывания. "Элементаризм усматривается в признании того, - пишет он, - что любые объекты могут быть представлены как системы. Но ведь это означает, что понятие системы является более фундаментальным, чем её элементы, т. е. если как-то называть нашу концепцию, то её следовало бы назвать антиэлементаристской" [3. С. 2].

А. И. Уёмов, следовательно, защищая неэлементаристский (даже антиэлементаристский) характер своей теории, опять-таки переводит вопрос в совершенно ложную плоскость, ибо говорилось, что вопрос о большей (или меньшей) фундаментальности понятий "система" и "элемент" (или вопрос о том, какое из них является исходным или определяющим) - вопрос, касающийся определений

стр. 161
системы, а отнюдь не вопрос, касающийся характера системной методологии или системной теории.

Но вот ещё свидетельство того, что А. И. Уёмов полностью устранился от анализа нашей аргументации. Он обходит полным молчанием близость нашей критики элементаризма с критической оценкой этой методологии П. К. Анохиным, хотя позиция последнего была изложена достаточно детально. Было сказано, в частности, что П. К. Анохин категорически не согласен с системным подходом, базирующимся на определениях Берталанфи, Раппопорта и других. Не согласен прежде всего с тем, что "взаимодействие компонентов" может быть основой какого-либо системного процесса [9. С. 66].

(б) Уёмов, отмечалось в нашей статье, приписывает свойства отношениям [2. С. 126], говорит об отношениях между свойствами [2. С. 117], об отношениях между вещами и их свойствами [2. С. 211 ] и о связях между свойствами объекта [2. С. 54], т. е. приписывает предикаты предикатам. При этом он категорически отказывается признавать, что субстантивирует свойства и отношения. Наши же рассуждения по этому вопросу либо игнорирует, либо искажает. Повторяется ситуация с термином "элементаризм". Мы вынуждены вернуться и к этому вопросу.

Вот пример грубейшего искажения наших мыслей. Приводились высказывания А. И. Уёмова из его работы "Логические основы метода моделирования" в качестве наглядного примера субстантивирования свойств. Действительно, А. И. Уёмов утверждает в этой работе, что между линейными свойствами объекта (речь о массе и объёме) существует качественное различие. Что свойства эти обладают качественной определённостью [5. С. 90]. И утверждает, что их, свойства, нельзя поэтому рассматривать как чистые количества [5. С. 90]. То, что мы не искажаем смысл высказываний, что ссылки корректны, читатель может убедиться, обратившись к первоисточнику.

Казалось бы, ясно. А. И. Уёмов субстантивирует свойства объекта, ибо приписывает им, свойствам, качественную определённость, ибо качественной определённостью обладают вещи, а в свойствах вещей их качественная определённость лишь проявляется или обнаруживается.

Но вот как комментирует А. И. Уёмов в своём ответе нам эти ссылки на его работу. Гурьянов утверждает, пишет он, что "я считаю разные линейные свойства, такие как масса и объём, различными! И тем самым субстантивирую, по Гурьянову, свойства и отношения" [3. С. 1]. А. И. Уёмов, следовательно, "превращает" качественное

стр. 162
различие в различие, убирая слово "качественное". Или забывая о нём. И приходит к выводу, что субстантивирование им свойств мы видим в том, что он, А. И. Уёмов, считает разные свойства различными! А это значит, что отсутствие субстантивирования свойств должно заключаться, с нашей точки зрения, в утверждении, что различные свойства на самом деле одинаковы [3. С. 1]!

Конечно, приписывание нам этого абсурда представляет в совершенно ложном свете наши ссылки на высказывания И. Канта, Т. Гоббса и Аристотеля о недопустимости субстантивирования свойств и отношений. И, главное, освобождает А. И. Уёмова (в очередной раз) от необходимости ответить на критику но существу.

Ещё о субстантивировании. В нашей критической статье приводилось утверждение А. И. Уёмова, что "понятие материальности относится не только к вещам, но также к свойствам и отношениям вещей" [2. С. 12 - 13]. Говорилось, что приписывание материальности свойствам и отношениям означает их субстантивирование. Обосновывали мы нашу точку зрения следующим образом. Материальность означает независимость от сознания источника ощущений. По источником ощущений согласно материалистической гносеологии могут быть только вещи. Можно говорить поэтому о материальности вещей, но не свойств и отношений. Утверждение о материальности свойств и отношений неизбежно означает субстантивирование их. Естественно, сказанное не означает отказа от признания объективного, т. е. независимого от сознания, существования свойств и отношений. Весь вопрос в характере их существования. Они существуют как акциденции. Отнюдь не как субстанции.

Что же ответил А. И. Уёмов на это? Он заявил, что путаницу у него мы видим в том, что он, А. И. Уёмов, признаёт "объективное существование не только вещей, но также свойств и отношений" [3. С. 1]. Заявление это означает, что он допустил ошибку, называемую в логике подменой терминов. Перешёл от своих утверждений о материальном существовании свойств и отношений к утверждениям об их объективном существовании. Или поставил на одну доску в гносеологическом плане эти утверждения и тем самым приписал нам (в очередной раз) абсурдную точку зрения. Именно, приписал нам отрицание объективного существования свойств и отношений. "По Гурьянову же, - пишет он в этой связи, - нельзя говорить о свойствах Солнца, о его отношениях к другим телам" [3. С. 1]. А. И. Уёмов, следовательно, снова исказил наши мысли.

Вот ещё пример приписывания нам абсурда. В книге "Вещи,

стр. 163
свойства и отношения", говорит А. И. Уёмов, "даётся обстоятельная критика реизма, т. е. отрицания реальности свойств и отношений. Единственной реальностью реист считает вещи. И это совпадает с позицией Гурьянова" [3. С. 4].

Но реизм не есть отрицание реальности свойств и отношений. Реификация - приписывание субстанциального существования ненаблюдаемым феноменам на том лишь основании, что возникает иллюзия причинного действия этих феноменов на реальные объекты. Обществоведы, например, довольно часто реифицируют такие воплощения человеческой субъективности, как культурные и этические нормы, языки, формы политической и экономической организации [6. С. 226 - 227], т. е. считают, что они существуют вне индивидов и действуют на них. Реифицируются иногда и социальные (в частности, экономические) отношения людей.

Из сказанного понятна несостоятельность точки зрения А. И. Уёмова на реизм. Реизм не отрицает реального существования свойств и отношений. Он, наоборот, приписывает им субстанциальное существование. Неверно поэтому, что реист считает единственной реальностью вещи. Падают, следовательно, обвинения нас в реизме. Реистом в действительности является А. И. Уёмов, как ясно из трактовки им свойств и отношений.

(в) А. И. Уёмов трактует принцип всеобщей связи как утверждение о всеобщей связи явлений [2. С. 10]. Отмечалось, что такая трактовка представляет фундаментальное искажение этого принципа, целиком и полностью обусловленное субстантивированием свойств и отношений. А. И. Уёмов, конечно же, не согласился с нами и в этом вопросе. Приходится вернуться и к нему.

Мы утверждали (и утверждаем), что связей между явлениями нет и быть не может. Утверждали, что связи между вещами и их свойствами, связи вещи с собой, связи вещи со своими частями, связи между свойствами или связи между отношениями - мнимые связи [1. С. 158, 162]. Наша точка зрения отнюдь не оригинальна. Она базируется на взглядах Гегеля и Ф. Энгельса, высказывания которых в нашей статье были приведены. Более того, это тот случай, когда мы просто обобщили их взгляды. Ясно поэтому, что если А. И. Уёмов не согласился с нами, он обязан был обратить на это внимание. Сказать, например, что Гегель и Энгельс ошибаются в этом вопросе, и в чём именно ошибаются, или сказать, что они правы, но Гурьянов неверно понял их позицию, и показать, в чём заключается эта неверность.

Но ничего подобного в ответе А. И. Уёмова нет. Он обходит

стр. 164
полным молчанием их взгляды, которые сводятся, в конечном итоге, к утверждению, что явления - это и есть связи и что, следовательно, связей между явлениями быть не может.

Какова же тогда собственная аргументация А. И. Уёмова? На что ссылается он, защищая свою трактовку принципа всеобщей связи? Он обращается к примеру, которым мы иллюстрировали отсутствие причинных связей между свойствами. Речь шла о свойствах (или параметрах) газа, находящегося в цилиндре под поршнем. Мы говорили, что изменение параметров газа (давления, объёма, температуры) происходит потому, что газ взаимодействует с другими телами. Прежде всего с поршнем, сжимающим его [1. С. 158], и отмечали, что между параметрами газа существуют математические зависимости, называемые газовыми законами. Зависимости, а не связи. Например, известный закон Бойля-Мариотта.

А. И. Уёмов же, обращая внимание на этот пример, утверждает, что параметры газа причинно связаны, ссылаясь на то, что некоторые исследователи так считают. Но ведь ссылка такого рода - не аргумент!

Выскажем попутно дополнительные соображения в пользу нашей точки зрения. Известно, что причинное действие связано с передачей энергии. Но энергией (в нашем примере) обладает газ. Отнюдь не параметры его. Невозможно говорить о передаче энергии от объёма к давлению, например. "Не может быть и речи о пространственной передаче энергии.... между состояниями системы, - пишет известный польский методолог З. Августинек, - а, значит, и о взаимодействии между ними" [7. С. 142]. То же говорит В. Краевский [7. С. 301].

Утверждение А. И. Уёмова о причинной связи параметров газа подтверждает лишний раз и то, что А. И. Уёмов субстантивирует свойства. Субстантивирует в ситуации, в которой абсурдные заключения, связанные с этой гносеологической ошибкой, буквально бьют в глаза.

Ещё один момент. А. И. Уёмов обвиняет нас в том, что взаимодействие мы путаем с взаимосвязью [3. С. 2]. Но мы постоянно утверждали (и утверждаем), что взаимодействия = взаимосвязи [1. С. 157]. Наша точка зрения, следовательно, может быть ошибочной, но не путаной.

стр. 165
(г) Если любой объект суть система, об определении (или определениях) системы говорить невозможно. Определение ведь представляет логическую операцию, выделяющую объект из других объектов, противопоставляющую его другим объектам. Но ни о каком противопоставлении системы несистеме речи идти не может, если находиться в русле элементаристской методологии. Тем не менее А. И. Уёмов даёт даже два определения системы. Понятно, в силу сказанного, что речь здесь не может идти об определениях в логическом смысле. Речь идёт о своеобразных экспликациях уже существующей системности; экспликациях, носящих чисто субъективистский характер. Представляется, что и спорить здесь не о чем. Но А. И. Уёмов, конечно же, не согласился с нами. Он привёл своё определение системы: "Система есть любой объект, в котором имеет место какое-то отношение, обладающее некоторым заранее определённым свойством" [2. С. 120]. И заявил, что определение это отнюдь не субъективистское, ибо "у нас говорится об отношении, имеющем место именно в объекте, а не привнесенном в него нами" [3. С. 3].

Возражение явно неубедительно. В самом деле, кто может заранее определить свойство и этим актом присвоить объекту системный статус? Естественно, только субъект. Только от него, субъекта, следовательно, зависит, быть объекту системой или не быть. От него, а не от природы самого объекта.

А. И. Уёмов, защищаясь от обвинений в субъективизме, утверждает, что его определение свидетельствует об относительности понятия "система", а отнюдь не о субъективизме в задании системы. Но относительность понятия "система" означает, что объект является системой только относительно определённых внешних факторов. Отношение же (называемое А. И. Уёмовым системообразующим) находится в объекте, считающемся системой. А. И. Уёмов, следовательно, не понимает, в чём заключается относительность системы, но приписывает непонимание нам. Сказанное лишний раз подтверждается тем, что А. И. Уёмов не понимает, в чём заключается относительность расстояний. "Субъективизм Гурьянов усматривает и в том, - говорит он, - что понятие системы оказывается относительным. Но тогда субъективизмом будет и признание относительности расстояний. Скажем, до Москвы одно расстояние будет от Санкт-Петербурга и совсем другое от Ярославля" [3. С. 3].

Но относительность расстояний и различие расстояний от одного пункта до других пунктов - совершенно разные вещи. Относительность расстояний означает, что расстояние между одними

стр. 166
и теми же пунктами (например, между Москвой и Ярославлем) будет различным в разных системах отсчёта. Для наблюдателя на Земле оно одно. Для наблюдателя, движущегося с постоянной скоростью относительно Земли, - другое. Вот что говорит об этом элементарный учебник физики: "...Расстояния l и l' между двумя определёнными точками, измеренное относительно "покоящейся" S и "движущейся" S' системами отсчёта, связано соотношением

Т. е. для системы, относительно которой эти точки движутся, расстояние между ними короче, чем для системы отсчёта, в которой эти точки покоятся..." [8. С. 562].

(д) А. И. Уёмов утверждает, что аргументы, которыми обосновывалось нами отсутствие общесистемных закономерностей, имеют исключительно априорный характер [3. С. 3]. Это даёт ему повод вообще не рассматривать их. Мы вынуждены поэтому вернуться и к этому вопросу.

А И. Уёмов понимает под общесистемными закономерностями связи между значениями различных системных параметров - реляционных и атрибутивных. Реляционным параметром он называет набор отношений, в одном из которых находятся любые системы [2. С. 144]. Атрибутивным - набор свойств, одним из которых обладает любая система [2. С. 145]. Другими словами, общесистемными закономерностями он считает связи между свойствами или между отношениями.

Нами утверждалось, что таких связей быть не может. Причём утверждалось отнюдь не голословно. Отсутствие связей между свойствами или между отношениями было показано при анализе принципа всеобщей связи А. И. Уёмова. Другое дело, что А. И. Уёмов, как уже отмечалось, игнорировал этот анализ, опирающийся на идеи Гегеля и Энгельса.

Мы показали также, что общесистемных закономерностей в принципе быть не может, т. е. их не может существовать, если держаться и гносеологически корректных представлений о законах, согласно которым законы суть устойчивые зависимости в сфере явлений, а не связи между явлениями. Не обратил внимание А. И. Уёмов и на то, что мы разделяем в этом вопросе мнение П. К. Анохина и Н. Н. Моисеева [9. С. 67, 10. С. 9].

стр. 167
Но вот примеры общесистемных закономерностей, приводимые А. И. Уёмовым:

- системы, авторегенеративные по элементам, как правило, стабильны по структуре;

- центрированные системы всегда упорядоченные системы;

- не существует всецелонадёжных систем, нестабильных по структуре [2. С. 182 - 184].

А. И. Уёмов говорит, что речь здесь идёт о связях между бинарными атрибутивными системными параметрами, установленных опытным путём, т. е. о связях между свойствами.

Но как он понимает связи? Совершенно необходимо остановиться и на этом вопросе.

Во-первых, под связями понимаются взаимодействия между реальными объектами, например, между атомами [2. С. 13] или между планетами [2. С. 120]. Во-вторых, связями (= взаимодействиями) считаются функциональные зависимости между свойствами или отношениями. (Вспомним пример с газом.) В-третьих, взаимодействиями А. И. Уёмов считает мнимые связи, например, связи между содержанием и формой, между целым и его частями, связи частицы с самой собой [2. С. 17].

Итак, связи для А. И. Уёмова - взаимодействия. Но что же общесистемные закономерности? Даже беглый взгляд на них показывает, что о взаимодействиях здесь речи быть не может. Не может быть речи и о функциональных зависимостях между параметрами, ибо зависимости эти существуют только потому, что параметры (или характеристики) объекта изменяются в результате взаимодействия объекта с другими объектами. Предельно ясно, следовательно, что речь идёт об эмпирических констатациях, а отнюдь не о закономерностях.

(е) Анализировалась в нашей статье и попытка А. И. Уёмова применить параметрический вариант его теории к выработке рекомендаций для решения экологических проблем. Неудачная попытка. А. И. Уёмов, однако, опять-таки обошёл полным молчанием наш анализ, хотя полемизирует с нами. Вместо этого он информировал нас, что свыше 20 лет заведовал отделом теории управления и системного анализа в Одесском филиале Института экономики АН УССР. "От нашего отдела, - пишет он, - требовалась разработка теории систем и её практическое применение к проблемам, поставленным заказчиком... Так вот, на протяжении свыше 20 лет наших заказчиков полностью удовлетворяло применение параметрической

стр. 168
ОТС к решению практических проблем, что свидетельствовало о состоятельности этой теории" [3. С. 4].

Но такого рода заявления - не аргументы, даже если положительные результаты действительно были. (Что касается нас, мы готовы полностью согласиться здесь с А. И. Уёмовым)

Чтобы стало понятным, почему мы так относимся к заявлениям А. И. Уёмова, необходимо обратить внимание на системный подход, используемый в экономике (или и в экономике). Не секрет, что используется он давно. В особенности активно с середины XX в. Но системность, с которой имеют дело экономисты, - системность особого рода. Её можно назвать антропогенной системностью.

Буквально несколько слов о характерных чертах этой системности. Антропогенные системы - образования, полученные в результате связывания человеческой деятельностью в единое целое объектов самой различной природы и/или родов деятельности. Причём связываемые объекты считаются элементами системы. Понятно, следовательно, что элементами могут быть самые разнородные "сущности". Д. С. Конторов, например, рассматривает сложную антропогенную систему - аэропорт. И компонентами её называет техобслуживание, авиалайнеры, таможенную службу, аэродром, метеослужбу [11. С. 170]. Именно по причине разнородности связываемых объектов системность такого рода сплошь и рядом ассоциируется с междисциплинарным, комплексным подходом к решению (или исследованию) проблем.

Конечно, невозможно отрицать впечатляющие успехи этого направления, называемого и системным анализом, и исследованием операций, и операционным анализом, и анализом сложных (или больших) систем. То, что экономисты используют именно антропогенную системность, - общее место [12. С. 120, 13. С. 250].

Сказанное о системности, с которой имеют дело (или которую "эксплуатируют") экономисты, делает предельно ясным, почему мы не считаем заявления А. И. Уёмова аргументами, свидетельствующими о состоятельности его теории в практическом плане. Ведь А. И. Уёмов должен был показать, что положительные результаты, о которых он говорит, получены именно в результате применения его системных идей, а не в результате применения "обычной" системной методологии, что его системные идеи - не заимствования идей антропогенной системности.

(ж) Общая теория систем М. Месаровича была затронута в нашей статье в чрезвычайно узком аспекте. Внимание было обращено на путаницу, которую допускает М. Месарович во

стр. 169
введении телеологических понятий. Напомним кратко сказанное нами.

М. Месарович утверждает, что описание ряда систем может быть дано с помощью понятий, выражающих цель поведения системы, таких, как адаптация, эволюция, управление, гомеостазис. Анализировался пример М. Месаровича, иллюстрирующий, по его мнению, правомерность такого рода утверждений. Пример этот - зрительная система лягушки. "Исследователи обнаружили, - пишет М. Месарович, - что наиболее эффективным способом описания физиологических данных является использование понятий, относящихся к выживанию... Они, в частности, обнаружили, что срабатывание нейронных волокон прямо связано с такими параметрами, как размеры объекта... перемещение объекта и т. д." [14. С. 147].

Мы утверждали, что М. Месарович в корне искажает суть дела, ибо исследователи, изучающие органы зрения животных, никогда не используют телеологические понятия [15. С. 198]. Было показано, с чем связана эта ошибка: с тем, что органы зрения считаются им автономными системами. В полном соответствии с канонами элементаризма. Поэтому он не учитывает в своих рассуждениях, что органы эти - фрагменты организменной организации особи; организации, представляющей систему-средство (или комплекс сложнейших систем), созданной особью для достижения главной её цели - выживания.

Действительно, если бы М. Месарович учитывал это, он неизбежно должен был бы прийти к выводу, что телеологические понятия необходимы не для описания механизмов зрения животных, а для объяснения устройства этих механизмов. В самом деле, связав устройство зрительного механизма с характером питания особи (и, тем самым, с её выживаемостью), можно объяснить, почему орган зрения действует (и устроен) именно таким, а не иным образом.

Но вот что отвечает А. И. Уёмов на наши соображения. "Никакой непоследовательности в привлечении телеологических понятий к описанию поведения животного мы не видим. И анализ устройства механизма зрения не противоречит телеологии" [3. С. 5].

Налицо, следовательно, очередное искажение. Мы не говорили о недопустимости привлечения телеологических понятий к описанию поведения животных. Говорили о недопустимости привлечения этих понятий к описанию устройства их зрения. Не говорили мы и о том, что устройство этих механизмов противоречит телеологии,

стр. 170
а только о том, что для анализа этих механизмов телеологические понятия не нужны.

В связи с тем, что при анализе ОТС М. Месаровича внимание было обращено на характернейшую особенность элементаристской методологии - полный произвол во введении базовых системных понятий, А. И. Уёмов вновь заявил, что мы не понимаем относительности понятия "система", что относительность мы путаем с произволом [3. С. 5]. Но о том, кто действительно не понимает, в чём заключается относительность понятия "система", речь уже шла. Не будем повторяться.

Итог нашей ответной статьи подвести нетрудно. Если А. И. Уёмов утверждает, что "статья В. Гурьянова даёт совершенно извращённое представление о рецензируемых им общих теориях систем" [3. С. 6], то можно сказать в ответ на это, что статья А. И. Уёмова "Исповедь именинника" даёт совершенно ложную интерпретацию критических замечаний в адрес общих теорий систем А. И. Уёмова и М. Месаровича.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гурьянов В. Н. Общие теории систем А. И. Уёмова и М. Месаровича. Критические замечания // Философские исследования. 2007. N 2.

2. Уемов А. И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978.

3. Уёмов А. И. Исповедь именинника (Ответ на статью В. Н. Гурьянова "Общие теории систем А. И. Уёмова и М. Месаровича. Критические замечания") // Философские исследования. 2007. N 3 - 4.

4. Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник. М., 1986.

5. Уёмов А. И. Логические основы метода моделирования. М., 1971.

6. Социо-Логос. Пер. с англ., нем., франц. М., 1991.

7. Закон. Необходимость. Вероятность. М., 1967.

8. Геворкян Р. Г., Шепель В. В. Курс общей физики. М., 1972.

9. Анохин П. К. Философские аспекты теории функциональной системы. М., 1978.

10. Моисеев Н. Н. Тектология Богданова - современные перспективы // Вопросы философии. 1995. N 8.

11. Конторов Д. С. Внимание - системотехника. М., 1993.

12. Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф., Основы менеджмента. Пер. с англ. М., 1998.

13. Мишин В. М. Исследование систем управления. М., 2003.

14. Системные исследования. Ежегодник. М., 1970.

15. Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции (вып. 3, 4). М., 1978.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОТВЕТ-НА-СТАТЬЮ-А-И-УЁМОВА-ИСПОВЕДЬ-ИМЕНИННИКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Н. Гурьянов, ОТВЕТ НА СТАТЬЮ А. И. УЁМОВА "ИСПОВЕДЬ ИМЕНИННИКА" // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОТВЕТ-НА-СТАТЬЮ-А-И-УЁМОВА-ИСПОВЕДЬ-ИМЕНИННИКА (date of access: 24.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. Н. Гурьянов:

В. Н. Гурьянов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
1036 views rating
14.09.2015 (2110 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
12 hours ago · From Владимир Груздов
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
12 hours ago · From Владимир Груздов
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
13 hours ago · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
19 hours ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОТВЕТ НА СТАТЬЮ А. И. УЁМОВА "ИСПОВЕДЬ ИМЕНИННИКА"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones