Libmonster ID: RU-9712

Документальный анализ экономической политики средневековых цехов имеет большое значение для советских историков, так как он даёт возможность исторической проверки тех социальных особенностей корпоративного режима средневекового ремесла, которые с давних пор и столь неумеренно прославляются буржуазными историками и экономистами. Ведь с их точки зрения цехи в течение веков оставались оплотом народного производства, трудовой жизни мастеров, безбедного существования ремесленников, опорой социального мира и гарантией от язв современного капитализма1 . Более того: эту стародавнюю демагогию, реакционную и антиисторическую, фашизм вновь поднял на щит, используя её для одурачивания мелкобуржуазных элементов городского населения, обещая городским лавочникам создать корпоративные барьеры "процентному рабству" и капитализму неарийского происхождения.

Поэтому чрезвычайно важно документально выяснить истинные тенденции цехового законодательства и определить действительную роль его антикапиталистических предписаний. Много весьма ценных показаний по этому вопросу дают относящиеся к XIV-XV вв. цеховые документы Кёльна, опубликованные в 1907 г. под редакцией Лёша2 . Помимо цеховых уставов и регламентов, представленных в первом томе, они содержат (во втором томе) целую серию конкретных постановлений городского совета, хозяйственных договоров, арендных соглашений, всякого рода свидетельств (о поведении подмастерьев, прохождении ими ученичества, происхождении учеников), формул клятвенных обещаний, такс на цены, уставных предписаний по конкретным хозяйственным вопросам и т. д. Кёльнские документы позволяют выйти за рамки нормативного материала цеховых уставов, на одностороннем использовании которого и покоятся хвалебные заключения буржуазной историографии о социальных преимуществах средневековых цехов.

Средневековый Кёльн был центром развитого ремесла, и его цеховые документы показывают социальную политику нескольких десятков ремесленных корпораций. Весьма многие из числа этих последних получили свои уставы в 1397 г., когда цехи Кёльна оказались хозяевами положения в городе и поспешили использовать благоприятную обстановку для авторитетного подтверждения своих привилегий. В своей совокупности уставы 1397 г. представляют целый кодекс цеховых привилегий и дают не разрозненные, а массовые показания о социальной политике цехов. Важно отметить, что кёльнские цехи часто оказывались властителями города на длительный срок и утверждение их уставов в городском совете происходило при непосредственном участии цеховых старшин или других представителей ремесленных корпораций; содержание кёльнских документов типично для цехового законодательства средневековья. Поэтому в последующем изложении нами сделана попытка выяснить на основе детального анализа цеховых Документов Кёльна особенности социальной политики цехов в классическую пору их расцвета, в XIII-XV веках. Но так как сущность этой политики особенно ярко проявлялась в отношении цехов к капиталистическим тенденциям в деятельности мастеров, то тема "Цехи и капитализм", естественно, оказывается при этом центральной темой, требующей всестороннего рассмотрения.

Конечно, капитализм позднего средневековья развивался в значительной мере за пределами цехового ремесла, и капиталистические мануфактуры создавались купцами в деревнях или на городских окраинах, свободных от назойливого вмешательства цеховых властей. Но капитализм развивался также внутри цехов, и предпосылки для этого уже имелись налицо в XIV-XV вв., в период расцвета цехового строя. Выяснение отношения цеховых корпораций к эмбриональному развитию капитализма в недрах цехового режима весьма интересная для историка задача.

При изучении документов сразу бросается в глаза, что антикапиталистические тенденции в экономической политике цехов были весьма сильны в XIII-XV веках. Цехи стремились к корпоративной изоляции от крепостной деревни, устанавливая прямой бойкот крепостных ремесленников, запрещая обучать ремёслам детей крепостных крестьян и обусловливая приём новичков в свой со-


1 См. работы Шанца, Шмоллера, Гирке и др.

2 "Die Kolner Zunfturkunden", bearb, von H. Loesch. Bd. I, S. 1 - 147. 1907.

стр. 73

став обязательным приобретением бюргерских прав3 . Цехи не стремились к сколько-нибудь решительной ломке феодальных отношений; наоборот, в господстве иерархии феодальных привилегий они искали основу для защиты своих специальных прав.

Вместе с тем значительное число цеховых уставов Кёльна запрещало систему "домашней промышленности" или решительно противодействовало ее развитию, ограничивало деятельность перекупщиков или ставило её под запрет и препятствовало организации капиталистических мануфактур централизованного типа. Кроме того цехи тормозили накопление капитала, устанавливая норму прибыли торговцев, преследуя высокие доходы мастеров и продажу изделий по спекулятивным ценам они регламентировали условия найма подмастерьев и особенно продолжительность их рабочего дня, фиксируя оплату труда городских ремесленников, запрещали торговые и другие компании, ограничивали кредитные сделки4 .

Наряду с этим цехи противодействовали проявлению регулятивных функций нормы прибыли, делая обязательными для мастеров заказы потребителей, затрудняя отраслевую и территориальную миграцию труда и капитала, руководствуясь внехозяйственными мотивами при регламентации техники производства, запрещая собирание экономической информации, санкционируя обязательность всякого рода договорных ограничений хозяйственного маневрирования цеховых мастеров и торговцев5 . Затем, антикапиталистическую роль играли те общинные "предприятия" подсобного характера, которые в той или иной форме существовали у многих средневековых ремесленных корпораций, не исключая и кёльнских6 . Тем самым экономические позиции цеховых мастеров в борьбе с мануфактуристами и скупщиками становились более неуязвимыми. Ведь цехи практиковали даже коллективные закупки сырья, которое потом делилось среди их членов7 .

Неблагоприятной для эмбрионального развития капитализма была техническая политика цехов с характерным для неё консерватизмом. Можно сослаться на то, что кёльнские, например, цехи обязывали мастеров передавать модели своих изделий другим ремесленникам, запрещали им снижать издержки своего производства и использовать некоторые технические нововведения; ставили под запрет производство определённых изделий, фиксировали сроки для изменения профиля производства, делали обязательными местные образцы изделий, добиваясь территориальной замкнутости технического развития8 .

Аналогичное значение имели и декретированные цехами технические нормы производства, мешавшие спекулятивному использованию техники, периодические визиты цеховых старшин в мастерские и, наконец, репрессии против "фальшивых" изделий, делавшие опасным техническое экспериментирование9 . Фиксация размеров изделий и длительности производственных процессов еще больше затрудняла использование мастерами техники для целей наживы, мешала их приспособлению к рыночной коньюктуре.

Безусловно антикапиталистическую роль играла эгалитарная регламентация производства. Энгельс прямо указывал, что "по образцу конституции марки" были "созданы уставы и положения бесчисленных вольных товариществ средних веков, не основанных на общности землевладения, - особенно же уставы вольных цехов. Предоставленное цеху исключительное право занятия определенными ремеслами рассматриваются как обычная марка. С таким же, как там, рвением, часто теми же самыми средствами, цехи также прилагают старания к тому, чтобы вполне или возможно точнее уравнять долю участия каждого своего члена в общих источниках доходов"10 . Эта регламентация состояла в нормировании числа подмастерьев, работавших у мастеров, в запретах последним перехватывать у своих коллег хозяйственные помещения, в ограничениях использования и особенно сдачи в наём помещений, взимании штрафов за организацию производства вне мастерской, в непосредственной фиксации размеров производства (иногда даже в общегородском масштабе), хотя бы и окольным путём ограничения числа тех вспомогательных предприятий, услугами которых могли пользоваться городские ремесленники.

Помимо того запрещалось перенимать работу и заказы сотоварищей по ремеслу, скупать сырье, нужное другим мастерам, и детали, необходимые в производстве тех или иных изделий. Обязательным был дележ закупаемого мастером сырья среди его сотоварищей по цеху11 . Дополнением к регламентации служила принудительная локализация сырьевого рынка и, что особенно важно, рынка рабочей силы, затруднявшая использование иногороднего сырья и наем пришлых подмастерьев12 . Достойны упоминания и цеховые запреты найма подмастерьев с небезупречной репутацией, а также запреты мастерам использовать подмастерьев до окончания установленного испытательного срока, без публичной записи договоров относительно их найма. Наконец, возрастные ограничения ученичества мешали достаточно широкому применению детского труда13 .

Наряду с этим развитие капиталистических отношений затруднялось цеховыми ограничениями экспансии сбыта готовых изделий путем прямого его контингентирования, строгой фиксации состава тех изде-


3 Loesch. Op. cit., I, 46; II, 56, 213, 222, 225, 249, 393; Stein "Akten zur Geschichte der Verfassung und Verwaltung der Stadt Koln", Bd. I. S. 416 1893.

4 Loesch. Op. cit.; Stein, Op. cit.

5 Ibidem.

6 Ibidem; "Chronicon der deutschen Stadte". Bd. XIV, S. 913. 1877.

7 Loesch. Op. cit. II, 133, 333.

8 Ibidem.

9 Ibidem.

10 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV. стр. 637.

11 Loesch. Op. cit.; Stein. Op. cit.

12 Ibidem.

13 Ibidem.

стр. 74

лий, которыми могли торговать цеховые мастера или торговцы, отрицанием права торговцев на свободный выбор наиболее выгодного Покупателя, крайней бюрократизацией торговли (обязательность услуг маклеров, мерильщиков), принудительной локализации рынка сбыта изделий цеховых мастеров, запрета их экспорта или ввоза на городскую территорию14 .

Наконец, несомненно, мешали возникновению капиталистических отношений цеховые ограничения взаимной конкуренции мастеров и многие требования социальной политики цехов, их эгалитарной морали15 .

Таким образом, все эти запреты, ограничения и регулирование производства стояли на пути капиталистических начинаний цеховых мастеров.

Можно поэтому утверждать, что существенные особенности экономического развития Западной Европы XIV-XV вв., в частности развития её городов, объяснялись антикапиталистическим влиянием на него цеховой регламентации. Без цеховой регламентации родовые муки капитализма не затянулись бы на целые века. У нас есть все основания утверждать, что антикапиталистические тенденции были доминирующими в экономической политике цехов, и это объясняет многое в истории цехового ремесла средних веков.

Но антикапиталистические тенденции не были единственными. В цеховом законодательств? Кёльна имеется много предписаний противоречивых и даже прокапиталистических. Они неотступно сопутствуют предписаниям, игравшим антикапиталистическую роль, и их подробный анализ совершенно необходим для уяснения природы цеховой регламентации. При ближайшей проверке эта регламентация оказывается далеко не последовательной, половинчатой и потому малоэффективной.

Первое место среди противоречивых предписаний занимают всякого рода ограничения приёма новых членов в состав цехов, особенно затруднявшие проникновение посторонних элементов. Сюда же относились и все постановления, санкционировавшие корпоративные привилегии цеховых мастеров. Они играли аналогичную роль. Их общее значение сводилось к тому, что они укрепляли позиции в ремесле мелкого производства, хотя бы и узкой группы привилегированных цеховых мастеров. Тем самым они играли антикапиталистическую роль, консервируя мелкобуржуазные формы общественного производства. Однако одновременно они обрекали подмастерьев на положение наёмных рабочих, лишая их всякой надежды на приобретение прав самостоятельного ремесленника, - другими словами, они создавали резервы наёмного труда для мануфактуристов и этим оказывали благоприятное влияние на развитие капитализма. В Кёльне господствовал принцип принудительного членства, а знаменитый Zunftzwang декларируется огромным количеством уставов и среди них уставами кошелечников, бочаров, литейщиков, ткачей одеял, мясников, ювелиров, золотопрях, поясников, скорняков, портных и других категорий ремесленников16 . Если принцип Zunfizwang'a нарушался кем-либо, то мастера считали это посягательством на свои привилегии и выступали с соответствующими протестами, как об этом свидетельствует жалоба мясников в городской совет, поданная ими 30 марта 1427 года17 . И действительно, городские власти часто поддерживали этот принцип, делая для мастеров обязательным подчинение цеховым уставам или преследуя нецеховых ремесленников, оседавших в Кёльне18 . От акцизных чиновников они требовали даже клятвенного обещания доносить на всех нарушителей Zunftzwang'a. Городские власти допускали мастеров заниматься некоторыми видами ремесла только по своему специальному разрешению.

Само собой разумеется, что нецеховые мастера искали выхода из затруднений в нелегальном занятии ремеслом. Но цехи преследовали их при поддержке городских властей Кёльна. Цех красильщиков, например, обратился 21 декабря 1496 г. с жалобой в совет на то, что пришлый мастер Иоган Мартин занимается в Кёльне своим ремеслом, не имея цеховых прав19 . Иногда вообще запрещалось давать пришлым мастерам работу в Кёльне, и устав, например, поясников грозил за это крупным штрафом - в 10 марок20 . Аналогичны и требования устава дубильщиков, подчёркивающие нерушимость Zunftzwang'a21 . Если пришлый мастер получал заказ и, не окончив работу, оставлял её, то кёльнские мастера, согласно предписаниям своих уставов, бойкотировали неоконченные заказы пришлых мастеров. Так, одно из решений старшин цеха плотников и каменщиков, вынесенное с участием мастеров в средине XV в, запрещает цеховым мастерам достраивать здание, начатое и не законченное пришлыми мастерами22 .

Под давлением Zunftzwang'a ремесленники оседали в пригородах и искали спасения в деревне. Однако таким путём они находили только частичное облегчение, так как цехи преследовали пригородное ремесло, используя поддержку городских властен. Так по крайней мере обстояло дело с пивоварами и пекарями23 . Если даже запреты на ввоз изделий издавались городскими властями, то этому обычно предшествовали ходатайства цеховых мастеров. "В дополнение к этому запрещалось доделывать привозные изделия, что также затрудняло ремесленную деятельность пригородных и деревенских мастеров24 . Иногда объявляли настоящую монополию кёльнских изделий на местном рынке, и там, где продавались кёльнские изделия, мастерам и торговцам запрещалось продавать какие-либо другие25 .


14 Loesch. Op. cit.; Stein. Op. cit.

15 Ibidem.

16 Ibidem.

17 Ibidem. II. 176.

18 Ibidem, Op. cit.; Stein. Op. cit.

19 Ibidem. 11, 106.

20 Ibidem. 275.

21 Ibidem. 334.

22 Ibidem. 444.

23 Ibidem. 88, 545.

24 Ibidem. 276.

25 Stein, Op. cit., II, 75 - 76.

стр. 75

Столь же противоречивое значение имели многочисленные предписания цеховых уставов об ограничении приёма посторонних в состав цехов и о преимущественных правах родственников цеховых мастеров при приёме их в цех.

Так, в Кёльне с новичков взимали вступительные пошлины разной величины, шедшие в распоряжение цеховой казны. Они упоминаются почти во всех уставах кёльнских цехов. С новичков, принятых в цех из числа пришлых подмастерьев, взимали повышенные пошлины, как об этом свидетельствуют соответствующие статьи цеховых уставов кошелечников, литейщиков, красильщиков, ткачей одеял, ювелиров, поясников и других ремесленных профессий26 . С них обычно вступительные пошлины взимались в удвоенном размере. Некоторые корпорации заходили в финансовом вымогательстве так далеко, что вообще отдавали преимущество при приёме только тем, кто соглашался платить за них больше, чем другие. Такие порядки были, например, в братстве скорняков. Иногда это вымогательство приобретало настолько широкий размах, что обнаруживалась нужда в специальных запретах подобной торговли цеховыми правами, о чём красноречиво свидетельствует устав кровельщиков, не разрешавший старшинам продавать цеховые права кому бы то ни было27 .

Совершенно то же самое следует сказать и относительно ценза бюргерства, который требовался от новичков уставами многочисленных цехов Кёльна. Он также часто давал повод и юридическое обоснование для устранения неугодных лиц. Ведь многие соискатели цеховых прав не имели бюргерских прав, и тогда их судьба оказывалась в зависимости от произвольного решения цеховых властей. Аналогичными были и социальные последствия ценза высокой нравственности, являвшегося обязательным также в большом числе кёльнских цехов и братств28 . Многие из подмастерьев не могли похвастаться своей высокой нравственностью и не в состоянии были достать надлежащие справки о своём безупречном поведении. В таком случае их судьба становилась незавидной. К этому тесно примыкала дискриминация незаконнорожденных, столь обычная для кёльнских цеховых уставов. Она также позволяла цеховым властям устранить с поля своей деятельности весьма многих подмастерьев, зачисление которых в состав цеха представлялось почему-либо нежелательным. В тесной связи с ней стояла дискриминация представителей некоторых профессий29 , часто встречающаяся в уставах ремесленных корпораций Кёльна, как и других городов средневековой Германии, особенно ганзейских. Иногда на этой почве возникали сложные конфликты, тянувшиеся многие годы, как это показывает тяжба 1480 - 1487 гг. между цехом кёльнских ювелиров и сыном хирурга Якобом Бирманом из Шпрее по поводу принятия его в состав цеха30 .

Устраняя посторонних, особенно пришлых ремесленников, цеховые уставы Кёльна допускали зачисление в состав цехов родственников цеховых мастеров. Иногда они шли в этом отношении так далеко, что отдельные цехи на некоторое время вообще объявлялись закрытыми и приём новых членов полностью приостанавливался. Цех сукноторговцев, например, вынес 14 июня 1334 г, решение о прекращении приёма новых членов в их братство на целый год31 . С другой стороны, число членов в их братстве было фиксировано32 . Сыновье право пользовалось в Кёльне всеобщим признанием и существовало в двух формах: либо око давало сыну цехового мастера льготы при получении ремесленных прав отца либо вообще устанавливало наследование, свободный переход прав от отца к сыну. В той или иной форме привилегии сыновей цеховых мастеров засвидетельствованы целой серией цеховых уставов Кёльна33 . Некоторые цеховые уставы прямо заявляют, что дети мастеров могут свободно заниматься ремеслом своих отцов34 . Иногда же сын мастера мог наследовать только половину корпоративных прав своего отца, а другую их по овину должен был приобрести обычным порядком, ценой соответствующих денежных взносов. Подобные порядки существовали, например, у кёльнских ткачей шерстяных одеял, согласно их уставу 1420 года.

По наследству передавались также торговые места, как это практиковалось среди сапожников в раннюю пору развития их ремесла35 . В отдельных корпорациях сонаследники делили членство даже по жребию, как это было в братстве уже упомянутых сукноторговцев, когда после смерти кого-либо из членов их братства наследников оставалось больше одного. Даже на зятьёв цеховых мастеров распространялись привилегии, обычные для родственников. Особенно часто оказывались льготы при зачислении в цех тем из подмастерьев, которые были женаты на вдовах мастеров. Так, в 1453 г. цеховые права красильщиков получил муж одной вдовы, хотя он и не проходил положенного ученичества36 . В 1432 г. совет разрешил одному каменщику, женившемуся на вдове цехового мастера, заниматься сапожным ремеслом, хотя он и не имел необходимого стажа ученичества37 .

Правда, это вызывало протесты со стороны мастеров. Последнее обстоятельство весьма характерно, так как свидетельствует о том, что цеховые мастера пытались ограничить проникновение в свою среду даже некоторых категорий родственников. И действительно, по предписаниям своего цехового устава, кёльнские прядильщицы могли ставить само-


26 Loesch, Op. cit., I, 95.

27 Ibidem. 24.

28 Ibidem.

29 Ibidem.

30 Ibidem. II, 560 - 568.

31 Ibidem. 176.

32 Ibidem. 196.

33 Ibidem.

34 Ibidem, 1, 133, 159, 203

35 Ibidem. 401.

36 Ibidem. II, 104.

37 Ibidem. 407.

стр. 76

стоятельными мастерицами только, одну из своих дочерей, но не больше38 . Наконец, вдовье право пользовалось признанием в Кёльне так же, как и везде.

Все эти ограничения приёма посторонних, льготы и привилегии родственников цеховых мастеров играли одинаково противоречивую роль в социально-экономическом развитии цехового ремесла. Они содействовали превращению подмастерьев в наёмных рабочих и в то же время поддерживали устои мелкого производства в ремесле, санкционируя преемственность производства от отца к сыну, обеспечивая последнему занятие экономических позиций его отца. Опираясь на предписания цеховых уставов, признанные ими привилегии и права, целые династии цеховых мастеров могли существовать на протяжении веков, удерживая однажды занятое положение мелких, но самостоятельных товаропроизводителей. Таким путём развитие капитализма одновременно и ускорялось и замедлялось; его конкретная история определялась борьбой противоречивых тенденций экономической жизни.

Противоречивые влияния на развитие капитализма оказывало и цеховое законодательство об ученичестве. В Кёльне оно регулировалось обычными для цеховой системы нормами. И здесь ученичество являлось совершенно обязательным для тех, кто в будущем намеревался занять положение самостоятельного мастера, пользующегося всей совокупностью цеховых прав39 . Чтобы ученичество не оказывалось лишь формальным, цеховые уставы определяли его срок, как правило, весьма длительный, вполне достаточный не только для технической тренировки ученика, но и для экономически эффективного использования его рабочей силы цеховым мастером. Заключение договоров ученичества должно было происходить" при участии цеховых старшин, что придавало этому событию публичное значение, а самым договорам - известную долю авторитетности40 . С новых учеников или чаще с их мастеров взималась вступительная пошлина в пользу цеха, размеры которой колебались в разных цехах. Во многих из них была установлена норма41 количества учеников, подобно тому, как это имело место в других местах. Обычно их не могло быть больше одного - двух. В случае нарушения нормы мастеру грозили репрессии.

Совокупность этих предписаний цехового законодательства делала ученичество серьёзной школой профессионального обучения, дававшей высокую выучку. Это благотворным образом влияло на развитие техники производства. Вместе с тем ученики на долгие годы обрекались на службу мастерам и капиталистические тенденции последних поощрялись эксплоатацией труда учеников. Но, с другой стороны, цеховое законодательство об ученичестве одновременно противодействовало развитию капиталистического производства, крайне сокращая наличные резервы нужной ему рабочей силы. Нормирование числа учеников явным образом влекло за собой последствия именно такого рода. И все другие предписания цеховых уставов об ученичестве были направлены к тому, чтобы ограничить число обучающихся ремеслу людей. Не все подростки могли выдержать длительное ученичество, уплатить вступительные пошлины и т. д. В результате учеников оказывалось слишком мало, и подготовка нужной мануфактуристам рабочей силы шла крайне медленно. Зато позиции мелкого производителя, каким был цеховой мастер, тем самым становились надёжнее и безопаснее, так как регламентация ученичества избавляла его от натиска многих конкурентов, которые при других условиях неизбежно появились бы. Кроме того длительная техническая выучка, приобретённая цеховым мастером в молодые годы в качестве ученика, давала ему точку опоры в рыночной борьбе с мануфактуристами, поскольку он мог использовать своё мастерство для высококачественной отделки изделий.

В заключение нужно отметить, что не менее противоречивыми были и социально-экономические последствия технических предписаний цеховой регламентации. Мимоходом на это уже было указано выше. В кёльнских цеховых уставах регламентация техника производства представлена в своих обычных формах. Так, и в Кёльне от принимаемых в цех новичков требовались ценз знаний, наличие определённых технических навыков, и подобное требование повторяется всеми уставами кёльнских цехов за немногими исключениями, причём оно не оставалось простым пожеланием42 . Наоборот, во многих цехах желающий приобрести ремесленные права подвергался строгому экзамену или ему приходилось изготовлять образцовую вещь. Требование шедевра предъявляется регламентами кёльнских бочаров, стригалей, портных, столяров и сапожников43 . Высокие требования к технической выучке цеховых мастеров дополнялись общим требованием хорошей отделки готовой продукции, и в соответствии с этим мастерам диктовались определённые технические нормы производства, обязательные при всех условиях44 .

Существовали специальные образцы изделий, подражать которым следовало цеховым мастерам45 . Для качества сырья также имелись особые нормы, и мастерам приходилось считаться с ними под страхом цеховых репрессий. В таких условиях совершенно необходима была визитация мастерских, и действительно она широко практиковалась в Кёльне, будучи обязательной для цеховых старшин. Готовые изделия во многих цехах штемпелевали и осматривали перед продажей или перед окончательной гарнитурой46 . Само собой разумеется что изделия, признанные дефектными или фальшивыми, подлежали конфискации и их последующая судьба строго определялась цеховыми уставами47 . Была установлена даже межгородняя ин-


38 Loesch. Op. cit., I, 49.

39 Ibidem.

40 Ibidem.

41 Ibidem.

42 Ibidem.

43 Ibidem.

44 Ibidem.

45 Ibidem. II, 254.

46 Ibidem.

47 Ibidem. II, 492.

стр. 77

формация относительно фальшивых изделий и мастеров, виновных в их производстве48 . В затруднительных же случаях устраивались исследования фальшивых изделий с участием нескольких гродов49 .

Противоречивость социально-экономических предписаний цеховых уставов, в том числе и только что отмеченных, заключалось в том, что они с известными ограничениями безусловно благоприятствовали развитию техники цехового ремесла, поднимали её до высокого в своё время уровня и таким путем создавали благоприятные условия для возникновения капитализма. Но, с другой стороны, они исключали и крайне затрудняли капиталистическое использование техники, новаторства в ней и этим, несомненно, тормозили развитие капиталистического способа производства. Капиталистическая эволюция цехового ремесла двигалась в кругу чрезвычайно противоречивых определений, и найти выход из него любителям капиталистических начинаний (из среды цеховых мастеров) было не всегда легко. Во всяком случае, это следует иметь ввиду при оценке влияния цеховой регламентации на развитие капитализма.

Целый ряд других элементов цехового законодательства оказывал на него совершенно аналогичное влияние. В частности это следует сказать относительно запретов сманивать подмастерьев, столь часто повторяемых кёльнскими цеховыми уставами50 . Они мешали мануфактуристу маневрировать трудовыми резервами города за счет цеховых мастеров и, устраняя в некоторой мере конкуренцию последних, играли антикапиталистическую роль. Но ведь они одновременно гарантировали цеховым мастерам право на спокойную эксплоатацию рабочей силы нанятых ими подмастерьев и, следовательно, поощряли мелкий капитализм со всем его деспотизмом и разнообразными формами отвратительного вымогательства.

Далее, весьма обычным явлением была фиксация цен на изделия цеховых мастеров, практиковавшаяся в Кёльне, так же как и во всяком другом средневековом городе51 . Она очевидным образом играла антикапиталистическую роль, сдерживая спекуляцию и сокращая возможность капиталистического мародёрства на рынке. Однако если кому-либо из цеховых мастеров удавалось снизить издержки производства своих товаров, то в условиях фиксированных цен он начинал получать сверхстоимость и мог через известный промежуток времени накопить количество денег, достаточное для организации капиталистической мануфактуры. Кроме того если цены на товары устанавливались самими цехами, то уровень их оказывался при всех условиях выше трудовых издержек производства и перед мастерами открывались широкие возможности обогащения, накопления капитала.

Следовательно, можно считать бесспорным, что в составе предписаний цехового законодательства имелось очень много таких, которые оказывали противоречивое влияние на капиталистическую эволюцию цехового ремесла, ускоряя её и в то же время обнаруживая антикапиталистические тенденции, обычные для экономической политики цехов. Это значит, что не следует преувеличивать значение антикапиталистической роли цеховой системы. Совершенно неправильно ходячее представление (демагогически используемое различными буржуазными и мелкобуржуазными политическими группировками), будто цеховая система была антикапиталистической - и только. Есть все основания утверждать, что она была одновременно и прокапиталистической, а вообще крайне противоречивой в своих социальных последствиях.

Этот вывод тем более убедителен, что явно прокапиталистические предписания цеховых уставов ещё более многочисленны, чем предписания, игравшие противоречивую роль в развитии капитализма.

Прокапиталистические тенденции экономической политики цехов наиболее ярко обнаруживались прежде всего в цеховом законодательстве относительно подмастерьев. Наём последних цеховыми мастерами был формой наёмного труда, и цеховые уставы санкционировали её в своих многочисленных предписаниях о работе подмастерьев, их обязанностях и положении в производстве. Они делали всё возможное для того, чтобы укрепить власть мастеров над подмастерьями, усилить эксплоатацию последних. В пользу этого можно привести самые убедительные доказательства - прямые показания цеховых уставов Кёльна.

Так цеховые уставы декларировали обязательность договоров найма, и устав, например пекарей заявляет, что если кто из мастеров договорится о найме кнехта и выпьет с ним магарыч, то после этого подмастерье обязательно должен выйти на работу к своему мастеру52 . Кнехты лишались права добиваться изменения условий своего труда, если эти условия оказывались особенно неблагоприятными в результате их непредусмотрительности или крайней жадности хозяина. Если кнехт проявлял строптивость, не подчинялся в должной мере своему хозяин, он подлежал бойкоту; бойкот в таком случае был не только правом, но и обязанностью цеховых мастеров. В уставе брадобреев, например, говорится, что мастер не может держать у себя кнехта, который не в состоянии доказать, что находится в добром согласии со своим прежним хозяином53 .

Следовательно, цеховые мастера выступали перед кнехтами солидарно, как группа нанимателей, взаимно помогающих друг другу в борьбе с кнехтами. Кнехт отдавался цеховыми уставами полностью во власть своего хозяина, поскольку он мог найти работу только в том случае, если его отношения с


48 Loesch, Op. cit., I, 572.

49 Ibidem. I, 241.

50 Ibidem.

51 Ibidem. I, 249; II, 20, 23, 33, 65

52 Ibidem, 6.

53 Ibidem, 1, 9.

стр. 78

прежним хозяином стояли на должном уровне. В уставе цеха поясников имеются обычные на этот счет предписания, согласно которым всякий кнехт подлежит бойкоту, если он оказывался уличенным в злоупотреблении или нанёс мастеру ущербна сумму свыше определенной нормы54 . Устав сумочников также запрещает нанимать подмастерье, нарувшившего договор найма, до тех пор, пока он не даст удовлетворения своему первому хозяину или не станет в отношениях с ним достаточно учтив55 .

Один из регламентов уже отмеченного цеха поясников обязывает мастеров при найме кнехта наводить справки у хозяина, которому он служил раньше, и запрещает нанимать его без согласия этого хозяина. Значит, кнехт нес прямую ответственность за хозяйское добро, и работа его должна вполне соответствовать хозяйским интересам. Иначе кнехт совсем выбивался из хозяйственной колеи. Бойкот подмастерьев, нанесших ущерб хозяйскому имуществу, был обязателен и по уставу игольщиков, ременщиков, если подмастерье уличался в хищении на сумму свыше половины гульдена56 . Далее, по уставу кузнецов, нельзя было нанимать подмастерья раньше, чем он даст удовлетворение своему прежнему хозяину. Законодательная охрана хозяйского имущества представлена и в уставах стригателей57 . По уставу токарей, мастер обязан был платить штраф в 3 шиллинга, если он уклонялся от бойкота подмастерья, нанесшего своему хозяину ущерб на сумму свыше 6 шилингов58 .

Если же подмастерье решался бежать от своего хозяина и использовать хотя бы столь примитивные формы пассивной борьбы против хозяйского гнета, то на него обрушивались тяжёлые репрессии цеховой системы. Цехи не терпели даже пассивного сопротивления подмастерьев деспотизму мелкого хозяйчика и ставили строптивые кнехтов вне закона и обычных отношений хозяйственной жизни. Экономически обездоленные кнехты поневоле должны были считаться с требованиями своих хозяев и попадали в полную зависимость от них.

С тем большей решительностью цеховые уставы запрещали все формы активной борьбы подмастерьев со своими хозяевами. Так, под запретом находились самостоятельные ассоциации подмастерьев, как опасные для хозяйских интересов. Соответствующие предписания по этому вопросу имеются, например, в уставах цеха кузнецов, стригалей, дубильщиков, причём у последних под угрозой огромного штрафа, в 20 верхнерейнских гульденов59 . Цеховая регламентация защищала таким образом хозяйские интересы в самых острых вопросах экономической и социальной борьбы средних веков. Она отдавала кнехтов под власть мастеров, делал хозяйственные интересы последних руководящим принципом своих предписании, и создавала для развития капитализма благоприятную обстановку.

Если несмотря на угрозу бойкота и других репрессий кнехт всё-таки оказывал сопротивление мастерам, своим нанимателям, то в дело вмешивались цеховые власти и принимали все необходимые меры для подчинения их хозяевам. Так, по уставу, например, цеха мясников все конфликты о нарушении гезиндами договоров найма поступали на рассмотрение цеховых старшин и получали тот или иной исход в соответствии с их решениями. Точно так же и, по уставу красильщиков, мастер имел право жаловаться цеховым старшинам на неповиновение или недостаточную честность в работе своего гезинда, и старшины обязаны были рассудить дело60 . Следовательно, аппарат ремесленных корпораций, в руках которых была власть и вся система репрессий, стояла на страже хозяйских интересов. Совершенно очевидно, что цеховые старшины отстаивали интересы мастеров при разборе их конфликтов с подмастерьями.

В Кёльне, как и везде, над подмастерьями довлела опека мастеров и, по свидетельству очень большого числа цеховых уставов, подмастерье при всех условиях должен был ночевать в доме своего хозяина. Если он уклонялся от этого, то за каждую ночь, проведенную вне дома хозяина без разрешения последнего, приходилось платить установленный штраф, величина которого была крайне разнообразной61 . Даже личная жизнь подмастерьев отдавалась цеховыми уставами в распоряжение хозяев, и хозяйский контроль определял её отдельные проявления.

Самостоятельное производство подмастерьев решительно преследовалось, как об этом свидетельствуют многие предписания цеховых уставов, вполне соответствующие общим тенденциям их экономической политики и принципу принудительного членства62 . Им запрещалось даже соучастие в производстве на паевых условиях вместе со своим хозяином63 . Устав, например, кёльнских ювелиров строго запрещал это и разрешал выдавать подмастерьям только заработную плату. Одновременно подмастерьям запрещалось обучать учеников, как об этом свидетельствует устав цеха стригателей64 . Обучать подростков ремеслу можно было только в доме мастера65 . Цехи не позволяли подмастерьям нарушать их привилегии и, преследуя самостоятельное производство подмастерьев, обрекали их на положение наёмных работников, что, естественно, благоприятствовало развитию капиталистического производства.

Но особенно ярко прокапиталистические тенденции цехового законодательства проявлялись в том, что оно делало обязательным стаж подмастерья для всякого, кто


54 Loesch, Op. cit., I, 95.

55 Ibidem. I, 182.

56 Ibidem. 145.

57 Ibidem. 188, 192.

58 Ibidem., 36.

59 Ibidem.

60 Ibidem. 43.

61 Ibidem. 36, 100. 182; II, 342.

62 Ibidem. I, 81, 85, 202; II, 688.

63 Ibidem. I. 86.

64 Ibidem. 191.

65 Ibidem. 193.

стр. 79

желал получить цеховые права и стать самостоятельным мастером. Специальные параграфы многих цеховых уставов посвящены этому вопросу66 . Отсюда следует, что цеховое законодательство санкционировало систему наёмного труда в той мере, в какой она существовала в системе корпоративного ремесла. Больше того: оно делало работу подмастерьев по найму обязательной, объявляло её естественной и неизбежной для них. Цеховые уставы регламентировали условия работы подмастерьев в неблагоприятном для них направлении.

Они устанавливали, например, максимум той заработной платы, получать которую им разрешалось от своих хозяев. Так, в цехе бочаров существовала уставная норма максимальной заработной платы подмастерьям при подённой работе (не больше двух Wiispenninge). Основанием для установления такой нормы служило указание на то, что так велось исстари67 .

В 1426 г. мастера бочарного цеха вынесли специальное решение об установлении максимальной нормы для дневного заработка подмастерьев, причём в случае её нарушения был установлен штраф как с мастера, так и с подмастерьев68 . Запрещалось нанимать подмастерьев на подённую работу, при которой они могли всегда покинуть своего хозяина, раз их обязательства перед ним не выходили за пределы одного или нескольких дней. Поэтому один из регламентов цеха поясников запрещает мастерам нанимать на таких условиях кнехтов и делает обязательным их наём за годовую плату69 . Следовательно, согласно прямым требованиям цехового законодательства, подмастерьям не разрешалось получать более высокую заработную плату даже в том случае, если её им давали,. Весьма характерной деталью является то, что цеховые уставы фиксировали максимальную, но отнюдь не минимальную норму оплаты труда подмастерьев. В этом прокапиталистические тенденции экономической политики цехов выступают со всей определённостью. Сверх того в строгом соответствии с предписаниями цеховых уставов подмастерье должен был обязательно наниматься к своему хозяину на целый год и мог получить окончательный расчёт, весь причитающийся ему заработок, только по истечении года тяжёлой работы. Это значит, что подмастерью приходилось терпеть деспотизм хозяина для получения уже заработанных денег. При непосредственном содействии цеховых уставов укреплялись власть хозяина над работником, отношение экономической зависимости подмастерья. Для развития капитализма создавались благоприятные условия. По регламенту цеха мясников, наёмный кнехт обязан был служить своему хозяину не меньше одного года70 . Аналогичными были и порядки в цехе прядильщиц71 .

Как уже указывалось ранее, кёльнское цеховое законодательство всячески мешало подмастерьям приобретать цеховые права и стать самостоятельными мастерами. При этом для продвижения подмастерьев создавались барьеры, которые вовсе не приводили к той частичной консолидации режима мелкого производства, которая отмечалась выше при характеристике других ограничений доступ новичков в цехи. Наглядным доказательством является возрастной ценз самостоятельности ремесленника и получения им ремесленных прав, требовавшийся при зачислении в некоторые ремесленные корпорации. Так, по уставу ткачей бумазеи, он определялся в 18 лет72 , а портных - даже в 30 лет73 . Это не предотвращало того, что, достигнув установленного возраста, подмастерье всё-таки добивался цеховых прав и становился конкурентом своих коллег по ремеслу. Возрастной ценз только отсрочивал эту конкуренцию, но не исключал её вообще. Тем не менее цеховое законодательство цеплялось за этот барьер, добиваясь того, чтобы подмастерья как можно дольше оставались на положении наёмных работников. Таким путём оно оказывало благоприятное влияние на развитие капиталистического производства, давая в руки мануфактуристов необходимые резервы рабочей силы.

Для устранения конкуренции новичков цехи но останавливались ни перед чем, используя вероисповедные предрассудки74 и т. д. Одновременно устанавливались такие условия приёма в цех, которые, по существу, допускали в его состав только тех, кто имел предпосылки для перехода к капиталистическим формам хозяйственной деятельности. Так, некоторые кёльнские цехи требовали от новичков ценз домовладения, как это делает устав цеха каменщиков и плотников75 . Если присовокупить сюда ещё санкционированную уставами многих корпораций передачу по наследству цеховых прав76 и даже членства сородичам цеховых мастеров77 (как об этом свидетельствует один список личного состава цеха бочаров), то можно утверждать, что ограничительная регламентация приёма в цехи непосредственно ускоряла экономическое обособление цеховых мастеров от остальной массы ремесленников и их превращение в мануфактуристов. Характерно, что при зачислении чужаков и цех, например, каменщиков и плотников, полагалось определённое время (14 дней) на обсуждение кандидатуры, дабы избежать необдуманных решений по столь важному вопросу78 . Помимо этого цехи не только фиксировали число своих членов, но добивались и дальнейшего сокращения установленной нормы. Таково было, например, решение братства кёльнских сукноторговцев от 2 февраля 1459 г., сокращавшее число его


66 Loesch, Op. cit., I, 86, 109, 137; II, 246.

67 Ibidem. I, 14.

68 Ibidem. II, 49.

69 Ibidem. 274.

70 Ibidem. II, 124.

71 Ibidem. 154.

72 Ibidem. I, 149.

73 Ibidem. 156.

74 Ibidem. II. 227.

75 Ibidem. I, 178.

76 Ibidem. 153, 162.

77 Ibidem. 214.

78 Ibidem. I, 177.

стр. 80

членов с 16 до 1279 . В данном случае, быть может, наиболее ярко выступают прокапиталистические тенденции цехового законодательства. Цехи были использованы мануфактуристами в капиталистических целях.

Безусловно весьма значительными были и прокапиталистические тенденции цехового законодательства об ученичестве. В этом нетрудно убедиться при детальном ознакомлении с его содержанием. Цеховая регламентация отдавала учеников, так же как и подмастерьев, под власть мастеров и открывала перед последними широкие возможности капиталистического использования детского труда. Правда, многие другие предписания цеховых уставов относительно учеников, как отмечалось выше, играли противоречивую роль и одновременно укрепляли позиции мелкого ремесла в противовес капиталистической мануфактуре. Но зато некоторые статьи цеховых регламентов носили явно прокапиталистический характер, и их необходимо сейчас особо отметить.

Мастер считался настоящим хозяином своих учеников, и их бегство от него, согласно предписаниям цеховых уставов, запрещалось как одно из самых тяжких преступлений против устоев цехового режима80 . Беглые ученики подлежали бойкоту, так же как и подмастерья81 . Следовательно, на строптивых учеников обрушивались в полном объёме экономические репрессии цеховых властей, ставящих учеников в глубокую зависимость от хозяев. Обучаться у другого мастера ученик мог только с разрешения первого, как об этом свидетельствует одно из дополнений к уставу цеха кёльнских ювелиров82 .

В некоторых же цехах существовала настоящая норма для числа мастеров, у которых мог обучаться ученик. Так, по уставу тех же ювелиров, в состав цеха мог быть принят только подмастерье, обучавшийся не более чем у трёх мастеров83 . Значит, дальнейшее продвижение ученика при любых условиях ставилось в зависимость от его мастера, и даже в случав бегства от последнего ученик не мог освободиться от хозяйских пут. Сверхобычное число учителей считалось предосудительным и могло послужить мотивом для отклонения кандидатуры подмастерья, добивающегося приёма в цех. Иногда же цеховые уставы обязывали беглого ученика вернуться к хозяину и отслужить положенный срок независимо от его желания и отношений, сложившихся в хозяйской мастерской. По уставу, например, оловянщиков, мастер сохранял права на службу беглых учеников до тех пор, пока оставался жив84 . Аналогичное требование выставляет и устав цеха граверов85 . В других корпорациях ученикам вообще разрешалось обучаться ремеслу только у одного мастера, как это имело место в цехе канатчиков86 . Ученикам ювелиров приходилось давать даже особую клятву в подтверждение того, что они не будут учиться у других мастеров87 .

Всё это вариации одного и того же требования цеховых уставов, согласно которому ученик мог поступить на службу к другому мастеру только с соизволения своего прежнего хозяина. Это условие повторяется, например, и одним из регламентов цеха кёльнских бочаров88 . Над учениками была установлена та же система опеки, что и над подмастерьями89 . От учеников требовалась учтивость в отношениях с мастерами90 , и в зависимость от этого ставилось дальнейшее их продвижение по лестнице ценового ремесла. Цеховые уставы запрещали мастерам платить своим ученикам заработную плату сверх определённой нормы, в противном случае мастеру грозило даже исключение из состава цеха91 . Да и эту заработную плату ученик мог получить лишь по специальному решению цеховых старшин о степени совершенства его технических навыков и выяснения того, насколько он этого заслуживает92 . Таким образом, ученики ставились в столь же тяжёлое экономическое положение, как и подмастерья. Наконец, самое ученичество цехи рассматривали как своё хозяйственное имущество, и некоторые из них открыто торговали ученичеством с санкции своих уставов. Так, цеховой устав кровельщиков предоставлял в этом отношении свободу действия цеховым старшинам, которые могли продавать в течение года ученичество тому, кому захотят.

Следовательно, прокапиталистические тенденции цехового законодательства об ученичестве были весьма сильны и сказывались при разрешении самых разнообразных вопросов цеховой жизни. Цеховые уставы делали мастера настоящим хозяином мастерской, давал неограниченный простор его деспотизму, санкционируя сколько угодно жестокую эксплоатацию подростков. Целая серия предписаний цеховых уставов относительно ученичества, прав мастеров и обязанностей учеников расчищала почву для капитализма, создавала благоприятную обстановку для его развития.

Вместе с тем, несомненно, прокапиталистическое значение имели те предписания уставов, которые укрепляли или санкционировали цеховую иерархию.

Ведь они усиливали социальную диференциацию среди ремесленников и этим подготовляли почву для возникновения между ними капиталистических отношений. Как указывают Маркс и Энгельс, "благодаря постепенному накоплению путём сбережений небольших капиталов отдельными ремесленниками и неизменности числа последних при растущем населении развилась система подмастерьев и учеников, создавшая в городах иерархию, подобную иерархии сельского на-


79 Loesch, Op. cit., II, 199.

80 Ibidem. I. 11.

81 Ibidem. 22, 24, 29, 142.

82 Ibidem. 75.

83 Ibidem. 83.

84 Ibidem. 117.

85 Ibidem. 120.

86 Ibidem. 175.

87 Ibidem. II, 215.

88 Ibidem. 49.

89 Ibidem. I, 83, 138.

90 Ibidem. 176.

91 Ibidem.

92 Ibidem. I. 178.

стр. 81

селения93 . Кёльнские цеховые уставы являются наглядным доказательством этого, и показания некоторых из них заслуживают того, чтобы их привести.

Цеховые уставы обычно санкционировали приниженное положение новичков в составе ремесленных корпораций, обязывая их выполнять всякого рода поручения цеховых властей в качестве вестовых и т. п. Таковы, например, были порядки в цехе кёльнских стригателей, как об этом свидетельствует их цеховой устав 1397 года94 . Еще более резко иерархические тенденции цехового законодательства выражались в предписаниях о правах и привилегиях заслуженных мастеров или членов соответствующих братств. Они ставили их в обособленное положение по отношению к другим ремесленникам, и это открывало им возможности капиталистического перевоплощения на достаточно прочной базе. В этом отношении чрезвычайно показателен регламент для пирушек кёльнских пекарей, относящийся к XV в. и устанавливающий иерархию заслуженных среди них участников. В соответствии с регламентом определялся весь порядок и организация пирушек95 . И в других ремесленных корпорациях заслуженные мастера занимали обособленное положение. У сукноторговцев, например, заслуженные братья противопоставлялись незаслуженным даже при выборе старшин96 . При известных условиях можно было отречься от прав заслуженного брата, сохранив, однако права заслуженного члена корпорации, как это сделал один кёльнский сукноторговец в 1335 году97 .

Социальная рознь между обеими категориями мастеров заходила иногда весьма далеко и находила своё выражение в их столкновениях. Последним приходилось заниматься городским властям, и, выслушав, например, 15 ноября 1468 г. доводы спорящих между собой сапожников, совет Кёльна постановил, что незаслуженные мастера должны повиноваться любому предписанию заслуженных сапожников98 . В некоторых же корпорациях права заслуженных толковались настолько широко, что в их пользу поступали и вступительные взносы, взимавшиеся с новичков. Так, новичок в братстве сукноторговцев давал угощение именно заслуженным братьям и сверх того каждому из них полмарки денег99 .

Помимо этого следует отметить и широту полномочий, которые цеховое законодательство предоставляло цеховым старшинам, ставя их в положение корпоративной аристократии. Важное значение имело то обстоятельство, что оно санкционировало самое существование цеховой иерархии, иерархичность социальной структуры цехового ремесла, находящей своё выражение в обособленном положении мастеров, подмастерьев, и учеников. С другой стороны, отношения межцеховой зависимости узаконялись цеховыми уставами как нечто вполне естественное. Правда, эта зависимость устанавливалась при участии городских властей. Так, в 1437 г. совет даёт золотопряхам в качестве старшин одного ювелира. По истечении года цех ювелиров получал права назначить другого старшину - из числа своих мастеров100 . В 1402 г. аппретурщики и сукновалы дали совету клятву не создавать своего особого братства и повиноваться во всём цеху суконщиков, а если кто-нибудь из них будет посажен в тюрьму, то другие отказываются перечить этому как словом, так и делом101 .

Фактически межцеховая зависимость подобного рода была зависимостью наёмного работника от хозяина, и если она узаконялась цеховыми регламентами или предписаниями цеховых властей, то это значит, что для развития капиталистических отношений создавались весьма благоприятные условия. Особенно ярко зависимость цеха от хозяев, капиталистический характер межцеховой зависимости сказывались в положении цеха стригателей, безусловно санкционированном их цеховым уставом, вероятно, продиктованным суконщиками102 .

Вместе с тем городские цехи добивались верховенства над корпорациями пригородных ремесленников, ставя их в зависимое положение и подкрепляя свои права соответствующими актами публичных властей103 . Если мастера одной профессии вторгались в сферу деятельности соседей, то они обязывались подчинением цеху последних, и это опять-таки влекло за собой зависимость одного цеха от другого. Само собой разумеется, что установление такой зависимости не могло обойтись без участия городских властей, так как противоречивые интересы двух корпораций нуждались в арбитражном решении нейтральной инстанции. Так по крайней мере завершился конфликт панцырьщиков с кузнецами в 1415 году104 .

Кроме того можно утверждать, что цех очень часто протестовали против строгого соблюдения как раз антикапиталистических предписаний своих уставов и в соответствии с прокапиталистическими тенденциями своей экономической политики допускали целый ряд исключений. Так, некоторые цеховые уставы разрешали кредитование, покупателей, и устав, например, цеха пекарей обязывает мастеров помогать друг другу при взимании долгов с неисправных плательщиков, путём бойкота последних105 . Понятно, что кредитование покупателей создавало весьма благоприятную обстановку для деятельности ростовщиков и любителей капиталистической наживы. Некоторые цехи прямо протестовали против постановлений, стесняющих капиталистическую деятельность цеховых мастеров, поскольку эти постановления были им навязаны городскими властями или другой посторонней силон. Так, кро-


93 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 15.

94 Loesch. Op. cit., I, 191.

95 Ibidem. I, 15.

96 Ibidem. 168.

97 Ibidem. 178.

98 Ibidem. 410.

99 Ibidem. II, 485.

100 Ibidem, 261.

101 Ibidem. II, 503.

102 Ibidem. I, 187 - 188.

103 Ibidem. II, 478.

104 Ibidem, 282.

105 Ibidem. 1, 6.

стр. 82

вельщики обратились в конце XV в, с ходатайством в городской совет об отмене нормы для числа подмастерьев106 , которая, естественно, сдерживала размах их капиталистической деятельности. В 1493 г. цех стригателей также жалуется совету на отяготительность нормы подмастерьев, установленной в 1440 г. и запрещавшей стригалю держать в мастерской больше двух кнехтов и одного ученика107 . Цехи протестовали против снижения фиксированных цен даже если для этого имелись налицо все необходимые рыночные условия. Так, в 1464 г. пекари Кёльна обратились в совет с протестом против предполагаемого снижения таксы на печёный хлеб в связи с падением цен на зерно108 . Пекари главным образом стремились использовать разрыв между рыночными ценами на сырьё и фиксированными на высоком уровне ценами на готовые изделия для своего личного обогащения, которое при известных условиях могло стать основой их капиталистического перевоплощения. Цеховые мастера протестовали против штемпелевания изделий, как мероприятия, стеснительного для их попыток капиталистического использования техники. Как показывает процесс одного сукноткача, Дитмара Кноха, дело иногда доходило до изготовления фальшивых инструментов и организации тайного штемпелевания изделий самими мастерами109 . Зато некоторые корпорации допускали индивидуальное штемпелевание изделий, которое давало отдельным мастерам широкие возможности расширения сбыта и публичной рекомендации своих изделий. Об этом свидетельствует один из регламентов, изданный советом для сукноткацкого производства и обязывающий каждого сукноткача иметь свой особый штемпель110 . При продаже сукна торговцы обязаны были резать куски сукна с одного конца, оставляя штемпель на другом конце нетронутым до последнего отреза111 .

Фиксируя максимум заработной платы подмастерьев, цехи одновременно добивались публичных гарантий для минимума оплаты труда самих мастеров. В цехе, например, стригалей существовала минимальная норма оплаты мастеров в зависимости от объёма работы112 . Естественно, что при повышении производительности труда твёрдо фиксированные нормы минимальной оплаты труда цеховых мастеров могли стать базой их обогащения и накопления в их руках имущества, необходимого для организации капиталистических мануфактур.

Далее цехи запрещали натуральную оплату работы мастеров, и это также оказывало положительное влияние на развитие капитализма, ускоряя общий процесс товаризации хозяйства. Кожевникам, например, одно третейское решение запрещает получать в натуральной форме плату за их работу (если только не обрезками кожи)113 . Как известно, отдельные мастера и цехи в целом вели упорную борьбу за совмещение профессий, хотя они столь же решительно отстаивали неприкосновенность границ своей производственной сферы114 . Иногда домогательства цеховых мастеров достигали цели, и в случае, например, отсутствия работы по своей специальности они получали от совета разрешение на занятие смежным ремеслом. Так, в 1397 г. на этом основании три мечника приобрели санкционированное советом разрешение на занятие ремеслом панцырщиков115 . Таким образом, устранялись, хотя бы частично, антикапиталистические последствия уставного разграничения профессий, и цеховые мастера получали более широкое поле для своей деятельности. Между цехами шла упорная борьба за право окончательной гарнитуры изделий, и выносившиеся по этому вопросу решения ставили некоторые профессии в весьма невыгодное положение, лишая их представителей права на окончательную отделку своей продукции. Спор, например, кошелечников с поясниками завершился в 1422 г. тем, что за поясниками было признано право на оковку кошельков, хотя их изготовлением занимались кошелечники116 . Это право имело жизненно важное значение для мастеров, так как, теряя его, они попадали в экономическую зависимость от скупщиков и тех мастеров, которые, выполняя гарнитурные работы, продавали изделия на рынке в законченном виде.

Как известно, именно ремесленники, занимавшиеся предварительной обработкой сырья, раньше всего попадали в положение наёмных работников, зависимых от скупщиков, и история суконной промышленности даёт множество доказательств этого.

Ярмарки плохо укладывались в рамки цеховой регламентации и влекли за собой разнообразные исключения, ограничивающие действия их строгих предписаний, причём как раз в благоприятном для капитализма направлении. Эти исключения ослабляли проявление антикапиталистических тенденций в экономической политике цехов. Укажем хотя бы на Кёльнских стригателей, которые в 1493 г. Добились от совета разрешения держать по 4 вместо 2 кнехтов на протяжении восьми недель перед Фанкфуртской ярмаркой117 .

Дополнительный наём подмастерьев, конечно, благоприятствовал развитию капиталистических отношений среди цеховых мастеров.

Далее ограничительная политика цехов в вопросах ввоза и вывоза изделий отнюдь не являлась последовательной. В противовес её антикапиталистическим тенденциям многие цеховые уставы прямо гарантировали мастерам свободу вывоза их изделий. Пример этого рода даёт устав цеха поясников118 , разрешающий им свободно вывозить на яр-


106 Loesch, Op. cit., II, 94.

107 Ibidem, 461.

108 Ibidem, 544.

109 Ibidem, 512.

110 Ibidem, II, 369.

111 Ibidem, 484.

112 Ibidem, I, 188.

113 Ibidem, II, 316.

114 Ibidem, 338, 344, 377, 474.

115 Ibidem, II. 274.

116 Ibidem, 455.

117 Ibidem, 463.

118 Ibidem, I, 97.

стр. 83

марку свою продукцию. Помимо этого отдельные мастера добивались от совета специального разрешения на свободный ввоз необходимого им сырья или каких-либо товаров, о чём свидетельствует решение Кёльнского совета от 1490 г., разрешавшее некоему Струйсу свободно ввозить нужный ему уголь с использованием любых транспортных средств119 .

Для своего личного потребления бюргеры могли сами изготовлять некоторые вещи или поручать их производство кому-либо другому в нарушение даже принципа Zunftzwang'a120 . Как уже указывалось ранее, цех скорняков затрещал ввоз меховых изделий, но допускал исключение для тех случаев, когда ввозимые меховые вещи предназначались для свадебных торжеств121 .

Таким образом, уже сами цеховые уставы значительно ослабляли антикапиталистические тенденции экономической политики цехов и в противовес им усиливали значение прокапиталистических предписаний. Допуская многочисленные исключения из одних предписаний антикапиталистического характера и добиваясь отмены других, ограничения третьих, цехи своей политикой покровительствовали развитию капиталистических отношений, создавали для него благоприятную обстановку.

Значение этих ограничений антикапиталистических предписаний цехового законодательства увеличивалось ещё теми распоряжениями городских властей, которые были направлены против крайностей цеховой регламентации. В частности городские власти Кёльна не всегда мирились с принципом принудительного членства, составлявшим первооснову цехового законодательства. Совет противодействовал практическому применению этого принципа122 , запрещал бойкотировать пришлых ремесленников123 , и под давлением совета цехам приходилось зачислять в свой состав новых членов124 . Многие предписания городских властей носили явно прокапиталистический характер, и к их числу следует отнести те своеобразные иммунитетные грамоты, которые они раздавали приезжим ремесленникам и мануфактуристам в засвидетельствование того, что они не подведомственны цеховым регламентам. Одно из решений городского совета, относящееся к 1402 г., освобождало приезжего мастера от вмешательства цеховых властей в дела его производства на целых два года125 .

Само собой разумеется, что прокапиталистическая политика городов влияла на процесс развития капитализма, усиливая прокапиталистические тенденции экономической политики цехов. В результате очень часто практическое значение антикапиталистических предписаний цеховых властей сводилось на-нет.

Огромную роль при этом сыграли эгоистические стремления ремесленников, как мелких хозяйчиков. Они повсюду искали щели в цеховом законодательстве и пользовались любой возможностью для его нарушения. Так, например, ремесленники нередко приступали к организации самостоятельного производства тех или иных изделий, не проходя положенного ученичества126 и не приобретая цеховых прав. Цехи, конечно, протестовали, но не всегда добивались своих прав. В этом противоречии цеховой регламентации с приобретательскими интересами мелкого хозяйчика заключался один из решающих факторов капиталистической эволюции средневекового ремесла.

Даже репрессивная политика цехов, подкреплявшая антикапиталистические предписания их уставов, часто ускоряла развитие капиталистических отношений среди, ремесленников. Например, широко практиковавшаяся конфискация ремесленных прав разоряла провинившихся мастеров и пополняла резервы наёмного труда, необходимые мануфактуристам. По уставу цеха золотопрях, мастерицы лишались трава не только обрабатывать сырьё своего производства, но и покупать его, если они оказывались исключёнными из состава цеха127 . Цеховые репрессии низводили мастеров на положение подмастерьев и тем самым усиливали позиции капиталистических элементов.

Несомненно, положительное влияние на развитие капитализма оказывала та ожесточённая борьба, которую цехи вели с поместным ремеслом. В Кёльне она была повседневной и многократно засвидетельствована в документах128 . В этой борьбе цехи пользовались обычно поддержкой городских властей, и их совместное наступление на привилегированное ремесло монастырей и других религиозных корпораций ускоряло товаризацию ремесла и подготовляло почву для развития отношений капиталистического производства.

Наконец, следует отметить, что выводы предыдущего изложения находят себе подтверждено в цеховых документах Магдебурга129 , Страсбурга130 , Фрейбурга131 , Граца132 , Нордгейма133 , Эйнбека134 .


119 Loesch. Op. cit., II, 306.

120 Ibidem, 337, 484.

121 Ibidem, I. 125. 131.

122 Ibidem, II, 122.

123 Ibidem, 435.

124 Ibidem, 432.

125 Ibidem, I, 228.

126 Ibidem, I, 438.

127 Ibidem, 92.

128 Ibidem, I, 263, 265, 266; II, 24, 66, 118, 324, 325, 420, 421, 466.

129 "Urkundenbuch der Stadt Magdeburg. Bd. I, S. 32. Hrsg. von Hertel. 1892.

130 Meyer "Die Strassburger Goldschmiedezunft". "Urkunden", N 1, S. 1. 2; N 12, S. 8, 32.

131 K. Hartfelder "Die alten Zunfturkunden". T. I, N 1, S. 9, 22; N 2, S. 9, 1. S. 10, 2 - 3; N 6, S. 12, 1, 2, 3. 1879, см. также "Zeitschrifte des Freiburger Vereins fur Geschichtskunde". Bd. IV, "Zunftordnung", IV, S. 6.

132 Fr. Pchelka B. "Zeitschrift des historischen Vereins fur Steiermark", S. 100, 1918.

133 Ed. Bodemann "Altere Zunfturkunde der Stadte Nordheim und Einbeck". "Zeitschrifte des historischen Vereins fur Niedersachsen", S. 167, 175, 179, 180, 181, 188, 189. 1886.

134 Ibidem, S. 230.

стр. 84

Тулна135 , Геттингена136 , Брауншвейга137 , Данцига138 , Брюсселя139 , Варбурга140 , Греффсвальда141 , Штеттина142 , Аахена143 , Констанца144 , Вены145 , Вернигероде146 , Иглау147 , Берлина148 , Лейпцига149 , Арраса150 , Тулузы151 , Монпелье152 , Рима153 , Лондона154 , Честера155 , Ковентри156 , Бристоля157 , Йорка158 , Оксфорда159 , Ворчестера160 и др.

В результате проделанного нами исследования цеховых документов, главным образом кёльнских, а отчасти и других городов, мы можем сделать следующие основные выводы.

1. Антикапиталистические тенденции экономической политики цехов были необычайно сильны и засвидетельствованы огромным количеством предписаний цехового законодательства, игравших в хозяйственной жизни средневековья, несомненно, антикапиталистическую роль.

2. Но буржуазная историография слишком упрощает и тем самым искажает картину хозяйственной эволюции цехового ремесла, подчёркивая только этот момент. На самом деле цеховые уставы содержали очень много предписаний противоречивого характера, которые делали цеховой "антикапитализм" половинчатым, ограниченным, непринципиальным, что вполне соответствовало социально-экономической природе мелких товаропроизводителей, какими являлись цеховые мастера.

3. Поэтому наиболее бесспорным выводом нашего исследования будет положение о крайней противоречивости экономических функций отдельных элементов цехового строя, что самым резким образом обнаруживалось в его влиянии на развитие капитализма. В противоречивости тенденций экономической политики цехов (антикапиталистических, прокапиталистических, тех и других одновременно) находила своё выражение двойственность, противоречивость социально-экономического положения цехового ремесленника как простого товаропроизводителя, которая нашла свою блестящую характеристику в работах классиков марксизма-ленинизма.

4. Как бы то ни было, пора освободиться от оценок влияния цехового строя на развитие капитализма, унаследованных от эпохи буржуазных революций, когда цехи выступали одним из оплотов феодального режима. Никогда не следует забывать, что в эту пору цехам пришлось бороться с тем самым капитализмом, который они породили сами в предшествующий период своей экономической эволюции. В долгой истории генезиса капитализма цеховой строй средневекового ремесла играл не только реакционную, но и прогрессивную роль.

Прокапиталистические тенденции цехового законодательства были весьма сильны, но


135 G. Winter "Ukundliche Beitrage zur Rechtgeschichte ober- und niederosterreichischen Stadte, Markte und Dorfer", S. 6. Innsburck. 1877.

136 G. F. von den Ropp "Gottinger Statuten". S. 2, 63, 66, 148, 159, 426, 429, 466. 1887.

137 L. Haensellmann "Urkundenbuch der Stadt Braunschweig". Bd. 2, S. 518, N 877. 1900.

138 Th. Hirsch "Danzigs Handel und Gewerbegeschichte", S. 326, 328, 333, 334, 335, 338. 1858.

139 Des Marez "L'organisation du travail a Bruxelles au XV siecle", p. 57, 64, 81, 84, 87, 265. 1903.

140 A. Monks "Die gewerblichen Verbande der Stadt Warburg", S. 63, N 2; S. 68, N 4. 1908.

141 O. Krause "Die altesten Zunf turkunden der Stadt Greifswald", S. 7, 33, 14, 16, 23, 33. 1898.

142 Blumke "Die Handwerkerzunfte im mittelalterlichen Stettin". "Baltische Studien", 2 - 3 Heft, S. 139, 141, 143, 144 - 145, 154, 232, 231. 1884.

143 H. Hermandung "Das Zunftwesen der Stadt Aachen", S. 47, 48, 49, 54, 56, 57. 1908.

144 E. Gotheim "Wirtschaftsgeschichte des Schwarzwaldes". Bd. I, S. 345.

145 Fr. Eulenburg "Das Wiener Zunftwesen". "Zeitschrifte fur soz. und W. -G.". Bd. I, H. 2 - 3. S. 308, 309. 1893.

146 K. Meister "Die altesten gewerblichen Verbande der Stadt Wernigerode", S. 32. Jena. 1890.

147 K. Werner "Urkundliche Geschichte der Iglauer Tuchmacher". "Zunft", S. 6. 1861.

148 Neueburg C. "Zunftgerichtbarkeit und Zunftverfassung", S. 176. 1890.

149 K. Wissel "Das alten Handwerks Recht und Gewohnheit". Bd. I, S. 170, 171, 249, 364. 1929; H. Koehl "Beitrage zur preussischen Handwerkspolitik". "Staats- und Sozialw. Forschungen". Bd. 17, H. 4, S. 14. Hrsg. Schmoller; H. Bartenstein "Das Ledergewerbe im Mittelalter in Koln, Lubeck und Frankfurt", S. 81, 85. 1920.

150 Ch. Quin-Lacroix "Histoire des anciennes corporations", p. 735. 1850.

151 H. See "Louis XI et les villes", p. 309. 1892.

152 A. Germain "Histoire du commerce de Montpellier". 1861.

153 E. Rodocanachi "Les corporations ouvrieres a Rome", t. I, p. 269. 1894.

154 H.T. Riley "Memorials of London and London life", p. 157, 239. 245, 346, 480, 232, 292, 330, 514, 542, 576, 609. 1868; Bland, Brown and Tawney "English Economic History", p. 136, 148, 1945; Unwin "The Gilde and companies", p. 225. 1908; L. Brentano "Zur Geschichte der englischen Gewerkvereine", Bd. I, S. 69. 1871.

155 E. Lipson "An Introduction to the Econ. Hist. of England", p. 361. 1915.

156 Ibidem, p. 352.

157 Ibidem.

158 Ibidem.

159 Ibidem, p. 353, 349.

160 Ibidem, p. 710.

стр. 85

правильное решение интересующей нас проблемы возможно лишь с учетом крайней противоречивости влияния цехов на развитие капитализма, поскольку они задерживали одновременно прогрессивный рост последнего. В первом разделе настоящей статьи приводилось много показаний документов в пользу этого, и потому Маркс писал, что "цеховые законы, строго ограничивая число подмастерьев, которым имел право давать работу один мастер, тем самым планомерно препятствовали превращению цеховых мастеров в капиталистов. Равным образом мастер мог держать подмастерьев исключительно в том ремесле, мастером которого он сам был. Цех ревностно охранял себя от всяких посягательств со стороны купеческого капитала, этой единственной формы капитала, противостоявшей цехам. Купец мог купить всякие товары, но не труд в качестве товара. Его терпели лишь в роли скупщика продуктов ремесла. Если внешние обстоятельства вызывали прогрессирующее разделение труда, то существующие цехи расщеплялись на подвиды или же наряду с существующими основывались новые цехи, однако без объединения различных ремёсл в одной и той же мастерской. Таким образом, хотя обособление, изолирование и развитие ремёсл цеховой организацией послужило материальной предпосылкой мануфактурного периода, тем не менее сама цеховая организация исключала возможность мануфактурного разделения труда. В общем и целом рабочий срастался со своими средствами производства настолько же тесно, как улитка с раковиной, и, следовательно, недоставало первой основы мануфактуры: обособления средств производства в качестве капитала, противостоящего рабочему"161 .

Поэтому Маркс даже утверждал, что "как мелкое крестьянское хозяйство, так и независимое ремесленное производство частью составляют базис феодального способа производства, частью же, после его разложения, появляются наряду с капиталистическим производством"162 . Значит, сама историческая роль цехового ремесла средневековых городов была исключительно противоречивой.

Как бы то ни было, но в хозяйственном строе цехового ремесла имелось много капиталистических тенденций, и не случайно В. И. Ленин цитирует в своей работе "Развитие капитализма в России" следующие положения Маркса по этому вопросу: "По отношению к самому способу производства мануфактура, напр., отличается в своем зачаточном виде от цехового ремесленного производства едва ли чем другим, кроме большего числа одновременно занятых одним и тем же капиталом рабочих. Мастерская цехового мастера только расширена" (Das Kapital, I2 , S. 329)"163.

Отсюда видно, насколько неосновательной является обычная для буржуазной историографии идеализация цехового строя. Ведь в свое время Шенберг утверждал, будто цехи средневековья одинаково заботились о производителе и потребителе164 , повышение качества своих изделий считали своей главной задачей165 и ставили внутренние отношения своих членов на основе равенства прав каждого на одинаковую долю в продуктах труда166 , гарантируя каждому право на труд и считая учеников, подмастерьев подзащитными людьми167 . Вместе с тем Гирке утверждал, что цехи "впервые в истории доставили признание прав и чести труда", так как свобода была основой цехового строя и все цеховые ограничения хозяйственной деятельности устанавливались в общественных интересах, в результате чего ремесло становилось службой городской общине"168 . С его точки зрения, цехи переносили нравственные основы товарищества в область ремесленного труда, поскольку для них Erwerd - лишь средство к цели, а сама цель - в личности человека. Отсюда Гирке и выводил характерный для цехов принцип равенства и братства, защиты прав личности против собственности169 . Вслед за этим Шанц писал, что вообще цехи возникли на почве эгалитарных представлений старогерманского происхождения и главкой задачей их было воспитание учеников и подмастерьев170 . Ещё дальше шёл Шмоллер, утверждая, что средневековым цехам был свойственен демократический дух, характерный для германцев вообще, что в их внутренней жизни господствовали принципы равенства и братства. По мнению Шмоллера, цехи лишь продолжали борьбу благочестивых епископов за справедливую торговлю, а предпринятая ими регламентация хозяйственной жизни ставила последнюю на нравственную основу путём преодоления внутренней конкуренции171 .

Наконец, Бюхер довёл идеализацию средневековых цехов до крайности, утверждая, что цехи "создали совершенную в своём роде организацию труда", руководствуясь "идеей общего блага" и принципом пропитания, гарантируя для каждого "всеобщее братство" и превращая ремесло в публичную должность. С точки зрения Бюхера, городское ремесло создало "крепкий слой свободных, независимых трудящихся людей, работающих без своры "алчных посредников", но в соответствии с "интересами личности и государства" по принципу "один за всех и все за одного", исключая резкие имущественные различия"172 .


161 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 395 - 396.

162 Там же, стр. 368.

163 Ленин. Соч. Т. III, стр. 275.

164 См. "Zur wirtschaftliche Bedeutung des Zunftwesen", S. 40.

165 Ibidem, S. 43 - 63.

166 Ibidem. S. 72 - 115.

167 Ibidem, S, 115 - 124.

168 Gierke "Das deutsche Genossenschaftsrecht". Bd. I, S. 359, 371. 1868.

169 Ibidem, S. 338.

170 Schanz "Zur Geschichte der deutschen Gesellen-Verbande", S. 47. 1877.

171 G. Schmoller "Die Strassburger Tucher- und Weberzunft". Bd. I, S. 376, 377, 378, 386, 454. 1879.

172 К. Бюхер "Возникновение народного хозяйства", 1909, вып. 2, стр. 163 - 166. K. Bucher "Die Bevolkerung". Bd. I, S. 129, 229.

стр. 86

Эти положения повторялись в Германии Адлером173 , Геерингом174 , Зомбартом175 , Кейтгеном176 и др. а в Англии - Гроссом177 , Эшли178 , Кеннингэмом179 и т. д. Точно так же и среди французских историков общепринятым является "мнение", что в XIII-XIV вв. в цеховом ремесле существовала "единая рабочая семья", состоящая из мастеров, подмастерьев и учеников, причем с добрыми чувствами "отеческой привязанности и сыновней почтительности"180 .

Однако несостоятельность такой идеализации цехового строя, характерная для старых историков, не смущает новых, которые продолжают повторять традиционные изложения старой историографии, как об этом свидетельствует пример Эрика Веге, Виселя и др.181 ,писавших о целях в недавнее время.

Как показывает предыдущее изложение, документы эпохи даже расцвета цехового строя не дают оснований для таких характеристик.


173 Adler "Die Fleisch-Teuerungspolitik", S. 26 - 29.

174 Geering "Handel und Industrie der Stadt Basel", S. 49. 1887.

175 В. Зомбарт "Современный капитализм". Т. I, стр. 188, 194, 200, 213, 270, 323, 1931.

176 Keutgen "Aemier und Zunfte", S. 248.

177 Ch. Gross "The Gild Merchant". Vol. I, p, 124.

178 Эшли "Экономическая история Англии", стр. 105.

179 Кеннингэм "Западная цивилизация с экономической точки зрения", стр. 63. 1903.

180 D. Bourg "Tableau de l'ancienne organisation du travail a Toulouse", p, 57-58.

181 E. Wege "Die Zunfte des Trager wirtschaftkicher Kollektivmaschnahmen", S. 3. Stuttgart. 1930; Peuty "A Guildesman", p, 34; Brunner "Burgertum und Stadtwesen" ("Das Mittelalter", 1930, S. 158); Renard "Syndicats, Trade-Unions and corporations", p. 22 - 23.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ОТНОШЕНИЕ-ЦЕХОВ-К-КАПИТАЛИЗМУ-В-ПЕРИОД-ИХ-РАСЦВЕТА-XIII-XV-вв

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana StepashinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Stepashina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ф. ПОЛЯНСКИЙ, ОТНОШЕНИЕ ЦЕХОВ К КАПИТАЛИЗМУ В ПЕРИОД ИХ РАСЦВЕТА (XIII-XV вв.) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 21.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ОТНОШЕНИЕ-ЦЕХОВ-К-КАПИТАЛИЗМУ-В-ПЕРИОД-ИХ-РАСЦВЕТА-XIII-XV-вв (date of access: 25.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ф. ПОЛЯНСКИЙ:

Ф. ПОЛЯНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Stepashina
Вологда, Russia
1851 views rating
21.09.2015 (2104 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Мечта человека о телесном бессмертии неисполнима, поскольку царством смерти есть сам бренный мир, чьи мы пленники и часть чья есть наша плоть. Но телесное бессмертие Пришельцев есть реальность: ведь мир, шлющий их к нам, есть Вечность, вселенский Эфир.
Catalog: Философия 
2 hours ago · From Олег Ермаков
ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В. И. ГЕРЬЕ (1837 - 1919)
22 hours ago · From Россия Онлайн
СУДЬБА "ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ДНЕВНИКОВ" А. М. КОЛЛОНТАЙ
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
"ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД". ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 г.
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
О "НОТЕ СТАЛИНА" ОТ 10 МАРТА 1952 г. ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОТНОШЕНИЕ ЦЕХОВ К КАПИТАЛИЗМУ В ПЕРИОД ИХ РАСЦВЕТА (XIII-XV вв.)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones