Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16212

Share with friends in SM

Среди реформ, проводившихся в России после Крымской войны, особое место занимает преобразование Государственного контроля. В нем тесно переплелись как ведомственные интересы самого контроля, так и объективная необходимость реформирования государственного аппарата в целом. Сосредоточение в руках Министерства финансов всех источников дохода, предварительное обсуждение министерских смет в Государственном Совете, запрет на использование кредитов не по назначению и проверка контрольными органами подлинной финансовой отчетности снизили необоснованные расходы, но одновременно сковали инициативу министерств и усложнили их работу. Поэтому автор плана реформы, В. А. Татаринов 1, в 1863 г. ставший государственным контролером, встретил со стороны представителей различных министерств упорное сопротивление 2.

К концу XIX в. контрольное ведомство заметно укрепило свои позиции, но его отношения с другими оставались напряженными. Причина трений крылась, прежде всего, в установленном порядке обсуждения министерских бюджетов, рассматривавшихся Департаментом экономии Государственного Совета только после отзыва контроля. Однако контролеры рассматривали поступавшие к ним калькуляции исключительно с точки зрения экономии средств и предотвращения нецелевого их расходования, при этом, как правило, плохо ориентируясь в действительном значении тех или иных ассигнований, их взаимосвязи, и практически не уделяя внимания перспективам развития отраслей, порученных ведомствам. Подвергались такой ревизии и сметы Морского министерства.

Взаимоотношения моряков с Государственным контролем должным образом еще не изучены. Тем не менее, даже разрозненные наблюдения позволяют утверждать, что требования последнего заставляли морское ведомство вносить коррективы во многие важные программы - судостроения, производства вооружений, создания мобилизационных запасов, обустройства портов, совершенствования материальной базы учебных заведений, наконец, боевой подготовки флота, сокращая их объем и растягивая сроки реализа-


Кондратенко Роберт Владимирович - кандидат исторических наук. Редактор журнала "Гангут". Санкт-Петербург.

стр. 87

ции, что отрицательно сказывалось на деятельности ведомственных структур. Как нам представляется, негативное влияние неизменного уменьшения смет не могло быть скомпенсировано частичной оптимизацией расходов и повышением финансовой дисциплины, но очевидным это стало лишь в годы Русско-японской войны.

Среди множества дошедших до нас примеров неудачного вмешательства контроля в деятельность Морского министерства показательна история организации контрольных поверок работ по строительству порта императора Александра III. Этот новый, незамерзающий военный порт, предназначавшийся на роль главной военно-морской базы Балтийского флота, создавался в четырех верстах севернее Либавской (Лиепайской) коммерческой гавани, практически на пустом месте. Постройка его осуществлялась в несколько этапов, причем на каждом из них взаимодействие представителей Государственного контроля и морского ведомства имело свои особенности. Тем не менее, легко прослеживаются и типичные черты таких контактов, учитывая же продолжительность и размах строительства, целесообразно рассмотреть лишь начальный его этап - устройство аванпорта.

Санкцию на его сооружение император Александр III дал 15 января 1890 года. К тому времени Морской строительный комитет (МСК) подготовил проект первоочередных гидротехнических сооружений и условия подряда на их возведение. Согласно этим документам, в течение пяти лет предполагалось выдвинуть в море северный мол, длиной почти 1800 м, и протянуть от его головы к отстоявшей более чем на 2450 м голове южного, коммерческого мола два волнолома, огородив от волнения акваторию площадью свыше 4,5 кв. км. Оставалось разработать смету, на основании которой можно было открыть соответствующий кредит. Расходы предстояли значительные: за предстоявшее пятилетие Морское министерство планировало истратить в Либаве более 10 млн. рублей. Сметная документация подлежала рассмотрению Адмиралтейств-советом и Департаментом экономии Государственного Совета, а так как для производства работ был избран подрядный способ, то предварительно все бумаги следовало согласовать с Государственным контролем.

Строитель порта, инженер-полковник И. Г. Мак-Дональд 3, составил смету к 30 января 1890 г., однако в МСК она пролежала до 22 февраля, пока Комитет не обсудил ее и не определил окончательно в размере 10 594 189 рублей. Журнал заседания МСК на следующий же день лег на стол управляющего Морским министерством, адмирала Н. М. Чихачева 4. Ознакомившись с ним, Николай Матвеевич распорядился, чтобы на основании сметы Главное управление кораблестроения и снабжений (ГУКиС) составило при участии представителей Государственного контроля план производства работ. Адмирал, стремившийся приблизить начало строительства, торопил ГУКиС и настаивал на ускорении делопроизводства 5.

Тем не менее, Главное управление лишь 9 марта представило на подпись управляющему министерством письмо, адресованное государственному контролеру Т. И. Филиппову 6. В нем содержалась просьба поручить опытному чиновнику контроля принять участие в подготовке проекта производства работ и условий подряда, которые на ближайшем заседании, намеченном на 14 марта, должен был рассмотреть Адмиралтейств-совет. Вместе с тем, ГУКиС, ссылаясь на то, что МСК указал ему лишь на фирмы инженеров П. А. Борейши и СП. Максимовича, Н. М. Шевцова, Н. П. Мейнгарда, просило назвать дополнительные кандидатуры подрядчиков 7.

Заметим, что занимавшиеся финансовыми вопросами чиновники Главного управления заботились, прежде всего, о минимизации расходов, возможной при усилении конкуренции. Между тем, уместность подобного под-

стр. 88

хода в данном случае сомнительна, так как предлагавшиеся МСК гидростроительные фирмы относились к числу наиболее крупных, располагавших необходимым оборудованием и квалифицированным персоналом, а потому могли обеспечить выполнение контракта в установленные сроки и по умеренным расценкам. Например, "Товарищество на вере под фирмой "Борейша и Максимович"" вело тогда работы по обустройству Николаевского, Петербургского и Мариупольского портов, причем в последнем случае с заметным опережением графика, что позволило еще достраивавшемуся порту уже в 1889 г. приступить к экспорту донецкого угля 8. Фирма отставного инженер-подполковника Шевцова производила гидротехнические работы в Одесском и Ялтинском портах, а Мейнгард, хотя и не был столь же крупным предпринимателем, занимался реконструкцией Либавского коммерческого порта.

В ответном письме от 11 марта за подписью государственного контролера сообщалось, что содействие Главному управлению в подготовке документов окажут помощник управляющего Департаментом военной и морской отчетности (ДВиМО), действительный статский советник С. В. Завойко 9 и старший ревизор, статский советник В. Б. Левин. По поводу же кандидатур подрядчиков было сказано, что "Государственный контроль, не имеющий непосредственных сношений с коммерческим миром, не может принять на себя каких-либо в требуемом смысле рекомендаций" 10. Однако автор письма (делопроизводитель ДВиМО) оговаривался, что командированные чиновники могут сообщить имена известных им гидростроителей в неофициальном порядке. По этому поводу Чихачев, многие годы занимавший пост директора Русского общества пароходства и торговли и привыкший мыслить экономическими категориями, заметил: "Весьма желательно иметь еще несколько подрядчиков для конкуренции" 11.

К сожалению, сведений о планировавшемся совещании в делах Российского государственного архива Военно-морского флота (РГА ВМФ) не сохранилось. Но исследователи располагают отношением ДВиМО от 16 марта, которым Завойко и Левин доводили до сведения ГУКиС, что разделяют мнение Главного управления, но считают необходимым сделать некоторые дополнения, касающиеся способа учета объемов каменной наброски, оценки стоимости приобретаемых подрядчиками механизмов и платежей за выполненную работу. Резолюция, наложенная 12 марта на вышеупомянутое письмо государственного контролера начальником ГУКиС, вице-адмиралом В. И. Поповым 12, интересовавшимся, когда прибудут представители ДВиМО, позволяет датировать совещание промежутком с 13 по 15 марта. А учитывая желание Попова лично участвовать в обсуждении вопросов контроля работ в Либаве, можно предположить, что ему придавалось существенное значение.

Примечательно, что уже 21 марта Адмиралтейств-совет утвердил проект производства работ и условия подряда, постановив: "Войти в соглашение с Государственным контролем о принятии им участия в фактической поверке поставляемых для работ материалов и производимых по сооружению аванпорта работ, определив упомянутым соглашением точные правила такой поверки" 13. Тем самым морское ведомство заняло определенную позицию по вопросу о форме контроля, ограничив компетенцию последнего. На практике же это решение лишь создало предлог для трений.

Между тем, после совещания список возможных подрядчиков удлинился, и 24 марта 1890 г. Отдел сооружений ГУКиС разослал Борейше и Максимовичу, Шевцову, И. А. Воронову, А. А. Бунге и Мейнгарду (а 28 марта еще и ревельскому купцу А. К. Вернеру) уведомления о предстоящих торгах на подряд по сооружению Либавского аванпорта. Как и следовало ожидать, среди новых претендентов крупных фирм не было - Воронов трудился в неболь-

стр. 89

шом по размерам Таганрогском порту, представитель "Торгового дома И. Е. Гинцбург" инженер Бунге - в Батумском, поэтому они, вопреки пожеланиям Чихачева, не могли составить серьезной конкуренции соперникам. Участники торгов должны были 14 апреля, "к двум часам пополудни", представить в Отдел сооружений запечатанный пакет с указанием своей цены за работы и казначейской квитанцией о внесении залога.

В назначенный день торги состоялись, причем Борейша и Максимович, Шевцов, Мейнгард указали цены как при фактическом контроле работ, так и без него 14. Наименьшими оказались цены Борейши и Максимовича. Они готовы были выстроить аванпорт с применением контроля за 10 064 479 руб., а без такового за 9 814 479 рублей. На втором месте, с весьма незначительным разрывом, шел Шевцов, запросивший, соответственно, 10 150 тыс. и 9 850 тыс. рублей. Подряд достался компании Борейши и Максимовича.

Спустя несколько дней, 18 апреля, компаньоны подали в Отдел сооружений заявление, в котором указали, что, не отказываясь от фактического контроля, предпочитают обойтись без лишней инстанции, подразумевая контроль предварительный 15. Надо полагать, что это заявление послужило ответом на состоявшееся днем ранее объяснение подрядчиков с чиновниками ГУКиС по поводу условий подряда. При этом Борейша и Максимович согласились выполнить работы за 9 814 456 руб., с устранением предварительного контроля и сохранением фактического.

Отношением от 28 апреля 1890 г. ГУКиС сообщило об этом государственному контролеру и просило распорядиться о составлении условий фактического контроля. Ответ последовал 11 мая. В нем давалось согласие на введение одного фактического контроля, средства на содержание которого предстояло отпускать из кредита на сооружение порта, по соглашению государственного контролера с управляющим Морским министерством, а также выражалась надежда на то, что окажется возможным ввести и предварительный контроль, который следовало вторично предложить подрядчикам.

Приложенные к этому отношению "Временные правила о контрольной поверке расходов по постройке Либавского военного аванпорта" предусматривали контроль всех финансовых операций, работ, материалов и казенного имущества 16. Предполагавшиеся расходы подлежали поверке чиновниками ДВиМО, а фактическая поверка возлагалась на местный контроль. Третий пункт правил гласил, что местному контролю в ревизионных целях открываются все книги, счета и дела, относящиеся к расходам по сооружению порта. Присутствие местного контроля при приемке материалов, их испытании и обмере работ было обязательным. Его представители участвовали в комиссиях по приемке машин и механизмов, по определению повреждений, причиняемых бурями и т. п. Обо всех мероприятиях такого рода строительная администрация должна была, согласно пятому пункту правил, своевременно извещать местный контроль.

На всякий случай в Отдел сооружений присланы были и "Дополнительные правила" предварительного контроля. Они предполагали, что "все ассигновки об отпуске сумм, до отсылки их в кассу, представляются, с надлежащими оправдательными документами, на предварительную поверку" 17. На поверку экстренных ассигновок отводился один день, остальных - три дня. Если поверка затягивалась, контроль давал условное согласие на выдачу всей требуемой суммы или ее части. В том же случае, когда контроль не мог согласиться с решением строительной администрации, он должен был сообщить свои замечания "начальнику работ", которому следовало откорректировать документы и вновь представить их контролю на рассмотрение.

стр. 90

Надо сказать, что подобный порядок требовал не только хорошей организации делопроизводства, как в Управлении строителя порта, так и в местном контроле, но и должного уровня компетенции контролеров. Однако особенности комплектации учреждений контроля, куда поступали преимущественно лица без высшего технического образования, либо те, кто не отличался высоким профессионализмом и не сумел закрепиться в сфере производства, делали неизбежными многочисленные недоразумения и снижение темпов строительства. Недаром инженер-генерал-майор П. А. Самойлов 18 в январе 1894 г. предупреждал: "... Участие контроля, даже при условии, что правила контролирования будут выработаны вполне точно и определенно, все-таки послужит к весьма вероятному замедлению в ходе работ, влекущем за собою увеличение их стоимости ..." 19. Известен отзыв о контролерах академика А. Н. Крылова, писавшего: "Существовал тогда так называемый фактический контроль, который проверял не только всякого рода бумажную отчетность, но и участвовал в испытаниях самих изделий и качества материалов. Вследствие полного незнания и непонимания чиновниками контроля даже элементов техники толку от этого контроля не было, а происходили только одни задержки" 20.

Тем временем, 14 мая 1890 г. состоялось подписание контракта с Борейшей и Максимовичем. Это позволило ГУКиС 22 мая ответить контролю, что ввиду постановления Адмиралтейств-совета о применении только фактического контроля, никакие изменения в контракте, уже подписанном с подрядчиками, невозможны, тем более, что только при устранении предварительного контроля они согласились сбавить 250 тыс. рублей. Главное управление также попросило ДВиМО внести некоторые изменения в текст временных правил. Оно предложило новую редакцию первого пункта, в котором речь шла уже о поверке количества работ, материалов и казенного имущества. Третий пункт исключался вовсе. Из четвертого изымалось положение о присутствии контроля при испытаниях материалов.

Причиной такой редактуры послужил отзыв строителя порта на проект "Временных правил". Опасаясь чрезмерного вмешательства чиновников контроля, он писал, что предложенные правила представляют собой смесь поверки работ, материалов и финансов, тогда как Адмиралтейств-совет принял только поверку работ и материалов. Мак-Дональд предложил внести в первый пункт определение "количества", исключить третий пункт, взамен которого установить доступ контроля к приходно-расходным книгам раз в месяц. Протестовал строитель и против присутствия контролеров при оценке машин, испытаниях материалов и приемке камня.

Впрочем, изменения, внесенные в текст правил Главным управлением, обеспокоили ДВиМО меньше, чем позиция подрядчиков, и 26 мая Департамент запросил у ГУКиС заявление Борейши и Максимовича или дело о торгах на постройку порта. Но так как в понедельник 28 мая праздновали Святую Троицу, то просьбу ДВиМО удовлетворили только 29 числа, отправив лишь копию заявления.

На три недели переписка прекратилась: в Государственном контроле готовили обстоятельный демарш. До нас дошли отношение и письмо, адресованные управляющему Морским министерством. В отношении высказано предположение, что отказ от фактического контроля послужил подрядчикам предлогом для снижения цен в попытке получить ускользавший подряд, а также заявлен протест против предложенных ГУКиС поправок к правилам. Автор же письма, возможно, товарищ (помощник) государственного контролера В. П. Череванский 21, выражал недоумение и обеспокоенность поступком подрядчиков. "Порядок предварительного контроля ... является совер-

стр. 91

шенно новым и далеко еще не окрепшим установлением в области нашего государственного счетного дела, а потому такое заявление, как уменьшение подрядных сумм на 2,5 %, при условии устранения предварительного контроля, должно наносить последнему крайне чувствительное поражение", - писал он 22. Подрядчики, рассуждал автор, отказывались не от предварительного, а от фактического контроля. Это позволило им выиграть торги у Шевцова, после чего фактический контроль был восстановлен.

Отношение ДВиМО датировано 22 июня, а письмо 23-м, однако исходящий номер письма 1480, а отношения 1481. Видимо, поступившее на подпись Череванскому отношение навело его на мысль подготовить письмо от имени государственного контролера. Воскресенье 24 июня было неприсутственным днем, и рассыльный, скорее всего, доставил пакет в Главное Адмиралтейство утром 25-го.

Документы сразу же легли на стол управляющего Морским министерством. Судя по всему, Чихачев начал с письма, на полях которого его карандаш оставил недовольное замечание: "Мне казалось, что все условия контракта вырабатывались с содействием Государственного контроля. Каким образом могло явиться недоразумение, прошу объяснить?". А на отношение адмирал наложил решительную резолюцию: "Нужно идти навстречу желаниям Государственного контроля, а не отклоняться от его требований. Прошу составить мне письменный доклад несогласия со стороны ГУКиС с предложениями, делаемыми Государственным контролем" 23.

Более двух недель ушло на подготовку требуемого доклада. В фондах РГА ВМФ сохранился, судя по почерку, автограф документа, принадлежащий перу Попова и датированный 11 июля 1890 года. Аргументация доклада подобна аргументации отношения ГУКиС в ДВиМО от 22 мая, очевидно, адмирал являлся автором и второго документа. Отвечая на требование управляющего министерством, начальник Главного управления указывал, что введение только фактического контроля было утверждено Адмиралтейств-советом и на этих именно условиях ГУКиС входило в соглашение с представителями Государственного контроля при разработке проекта контракта и инструкции по фактическому контролю. Напомнил адмирал Чихачеву также о том, что только при устранении предварительного контроля подрядчики согласились уступить четверть миллиона рублей со сметной стоимости сооружений, и в этом смысле был составлен ответ государственному контролеру, получивший одобрение управляющего и подписанный им.

Несмотря на то, что предоставление местному контролю документов делопроизводства с неизбежностью создавало строительной администрации массу затруднений, Попов выразил готовность восстановить третий пункт правил, если на том настаивает Государственный контроль. В заключение начальник ГУКиС указал на необходимость точно установить права и обязанности представителей двух ведомств, "в особенности когда специально техническое дело предоставляется оценке лиц, не всегда подготовленных для верного определения предъявляемых требований" 24.

Доклад Попова лег в основание письма Чихачева на имя Филиппова, от 10 августа 1890 года. Обвинения в адрес подрядчиков были отведены в нем как необоснованные, ибо цены, заявленные Борейшей и Максимовичем, оказались выгоднейшими, вне зависимости от наличия контроля. Условие его устранения, говорилось в письме, было выдвинуто Шевцовым, морское же ведомство предложило рассмотреть его и другим претендентам на подряд. Впоследствии, разъяснял управляющий министерством, Борейша и Максимович уточнили, что они имели в виду предварительный контроль, поэтому подписанный контракт содержит пункт о фактическом контроле 25.

стр. 92

Вместе с письмом отправили и отношение ГУКиС, в котором предварительный контроль, ввиду решения Адмиралтейств-совета о применении только фактического, признавался невозможным. Главное управление согласилось восстановить третью статью "Временных правил", оговорив периодичность поверки книг, дел и счетов, которые предоставлялись чиновникам контроля раз в месяц. Фактически отказавшись от всех своих поправок к этому документу, ГУКиС соглашалось восстановить и другие, ранее вычеркнутые из него пункты.

В свою очередь ДВиМО 1 сентября прислал новый, якобы компромиссный проект "Временных правил". Отстояв большую часть первоначального текста, Департамент формально пожертвовал участием представителей контроля в комиссиях по оценке машин и материалов, что могло способствовать устранению множества недоразумений, сокращению переписки и предотвращению задержек в работах. Однако вскоре и это положение восстановили в полном объеме.

Окончательная редакция "Правил" была высочайше утверждена 19 сентября, после чего контроль мог приступить к исполнению обязанностей. Судя по тому, что позднее местный контроль по портовым и крепостным сооружениям министерств военного, морского и путей сообщения составил единое учреждение 26, основой для его формирования послужил контроль портовых сооружений Министерства путей сообщения, с 1879 г. занимавшегося реконструкцией Либавской коммерческой гавани, который к началу строительства военного аванпорта успел приобрести некоторый опыт.

К тому времени, когда петербургские чиновники урегулировали разногласия, контрагенты, получившие в начале июня задаток в размере 0,5 млн. руб., развернули в Либаве подготовительные работы. Надо сказать, что размах строительства военного порта, а также взаимосвязь его гидротехнических сооружений и сооружений порта коммерческого объективно требовали единства в руководстве. Поэтому Борейша и Максимович в те же дни взяли на себя и реконструкцию коммерческой гавани, подписав заодно соглашение о сотрудничестве с Шевцовым и Мейнгардом. Компаньоны поспешили скупить в окрестностях Либавы весь отвечавший требованиям строительных норм камень и древесину, а для их доставки к месту работ проложили железнодорожную ветку протяженностью 8 верст и приобрели 30 верст передвижных узкоколейных рельсовых путей с 1000 вагонеток, заказали 8 "шаланд с откидным дном", 4 паровых копра и другую технику 27.

С осени 1890 г. за действиями подрядчиков наблюдали местные контролеры. Пока возглавляемые инженером В. Ф. Рымкевичем чиновники участвовали лишь в приемке материалов и механизмов, поставки которых регулярно задерживались иностранными фирмами-изготовителями, особых трений со строительной администрацией у них не возникало. Первое серьезное недоразумение относится к 22 мая 1891 г., когда приемная комиссия освидетельствовала подготовленный Борейшей и Максимовичем к работе бетонный завод.

Участвовавшие в осмотре завода помощники контролера Алферов и Трегубов никаких замечаний не высказали, однако акт о приемке подписать отказались, а позднее представили особые мнения по этому поводу. Чиновники сочли, что "измерительные приспособления завода" не соответствуют требованиям и позволяют подрядчикам утаить до миллиона пудов (16 348 т) цемента 28. 2 июня ДВиМО предписал местному контролю определить вес цемента в мерных ящиках, рассчитанных на объемную дозировку. Взвешивание состоялось 11 июля, в присутствии двух помощников строителя порта, и показало, что на деле цемента в бетономешалки поступает даже больше положенного по смете. Между тем, не дожидаясь результатов эксперимента,

стр. 93

ДВиМО еще 9 июля обратился в ГУКиС с требованием удержать с подрядчиков 968 тыс. рублей 29.

Главное управление 10 июля попросило Морской строительный комитет разобраться в этом деле. 16 июля Комитет направил соответствующее предписание строителю, который рапортом от 19 июля представил копии акта о приемке завода и особых мнений помощников контролера, а также доложил о результатах взвешивания цемента. Мак-Дональд разобрал ошибки, допущенные в расчетах Алферова и Трегубова, и объяснил их использованием устаревшего "Урочного положения для строительных работ морского ведомства". 29 июля МСК рассмотрел дело и согласился с выводами строителя. Было принято решение уменьшить расход цемента до установленных сметой норм. Комитет, очевидно, желая наказать чиновников контроля за создаваемые ими помехи, поставил вопрос о взыскании с них денег за уже передержанный цемент, если подрядчики потребуют его оплаты. МСК настаивал также на пресечении вмешательства некомпетентных лиц в техническую сторону работ, что могло привести к ощутимым убыткам. Журнал заседания отослали в ГУКиС 30 июля. Но там вычеркнули из текста все резкие формулировки, а на основе оставшейся части составили отношение в ДВиМО. Департамент ответил 22 августа, как и следовало ожидать, оправдывая действия своих чиновников. В частности, указывалось на обнаруженное лабораторией Института инженеров путей сообщения уменьшение веса разрыхленного цемента, что, якобы, и учли "серьезно относящиеся к делу" представители местного контроля.

Столкновение строительной администрации с контролем из-за учета цемента положило начало другим серьезным размолвкам. Инженер-генерал-майор А. Н. Чикалев 30, посетивший Либаву в середине августа 1891 г., отмечал в своей записке, что помощник контролера Алферов настаивает на том, чтобы весь используемый подрядчиками булыжник доставлялся для приемки в коммерческий порт. На практике это означало удлинение пути, проходимого буксирами, тянувшими баржи с камнем, на несколько верст. Чикалев с возмущением подчеркивал: "Такое требование совершенно не основательно, так как кроме задержки в работе никаких других результатов дать не может, кроме, разумеется, личных удобств для приемщика" 31.

Надо сказать, что помимо порочной практики повышению производительности препятствовали даже действовавшие положения о подрядах и поставках, составлявшиеся при участии Государственного контроля. Отношением от 2 сентября 1891 г. ГУКиС предупреждало строителя порта: "... Как бы ни было велико количество одновременно поставляемых контрагентами к месту работ материалов, во всяком случае выдача 75 % их стоимости может быть производима не более как за то только количество материала, которое согласно распределения работ по годам предположено употребить в дело в течение того года, в котором контрагентами будет испрашиваться помянутая оплата ..." 32.

Однако, несмотря на многочисленные препятствия, Борейша и Максимович сумели наладить работы, и в течение многих месяцев серьезных недоразумений не возникало, пока в конце 1892 г. контроль не потребовал восстановить предварительное взвешивание поступающего цемента, производившееся в Либавском коммерческом порту. Такое взвешивание, предполагавшее нерациональное удлинение проходимого цементом пути и лишние его перегрузки с неизбежными потерями, доставляло массу неудобств и строительной администрации, и подрядчикам. Поэтому в июне 1892 г. МСК разрешил доставлять цемент сразу на склад при бетонном заводе. После лабораторных испытаний строительная администрация осматривала и пе-

стр. 94

ресчитывала мешки и бочки с цементом перед подачей на завод. По мнению Мак-Дональда, протест контролеров против такого порядка был вызван только пятиверстным расстоянием от их городских квартир до места новой приемки 33.

Спустя год, уже на завершающем этапе строительства аванпорта, заметно опережавшем график, столкновения участились. В июле 1893 г., Трегубов решил проверить точность измерения поверхности булыжной постели под северный волнолом и принял участие в предварительных промерах, производившихся подрядчиками до начала промеров приемной комиссии. Когда же комиссия приступила к работе, погода испортилась, на море поднялось волнение, и промеры оказались на 0,025 сажени (около 5 см) меньшими, чем предварительные. Это дало Трегубову повод к подаче особого мнения, в котором он выражал опасение, что казна оплатит невыполненные работы, и предложил довести наброску до 14 - 18 футов (4,3 - 5,5 м) ниже горизонта воды, вместо положенных по проекту 19 футов (5,8 м). Когда это мнение стало известно МСК, то Комитет указал, что при углублении в 20 футов (6 м) точность отсчета в пределах 2 дюймов (5 см) является вполне достаточной, тем более, что при промерах конец рейки попадает то на вершины камней, то между ними. Иначе говоря, встревожившая помощника контролера разница величин не превышала погрешности измерений. Комитет признал приемный акт от 9 июля 1893 г. составленным правильно и заметил, что соображения об изменении глубины наброски до 14 футов не входят в компетенцию контроля 34.

В октябре 1893 г. ДВиМО вновь обратился в ГУКиС, на этот раз с просьбой отменить установленный в апреле 1892 г. порядок оплаты работ по наброске бетонных массивов, составлявших волнолом. Согласно проекту, до уровня 8 футов ниже горизонта воды производилась наброска массивов с барж особой конструкции, а выше - их укладка плавучим краном. Разумеется, первые работы расценивались ниже, чем вторые. В начале апреля 1892 г. местный контроль обратил внимание на то, что подрядчики укладывают краном большее количество массивов, чем полагалось по смете, и потребовал производить оплату в соответствии со сметными расчетами, а не с реальным объемом тех или других работ, чтобы избежать перерасхода средств. Но вскоре, применив баржи усовершенствованной конструкции, подрядчики сумели радикально изменить соотношение набросанных и уложенных массивов, резко снизив число последних. Тогда контроль вновь забил тревогу. Отношение ДВиМО, от 23 октября, по установившемуся порядку, было отослано в МСК, который на заседании 28 октября вновь решительно отверг домогательства контроля. Характерна надпись, оставленная на журнале инспектором Морской строительной части Д. Ф. Жаринцовым 35: "Полезно было бы указать, что при таком канцелярском отношении контроля к сметам и исполнению работ по сметам никто, особенно подрядчики, не будет стремиться к совершенствованию способов производства работ, так как эти труды ничем не оплачиваются и ведут только к убыткам (здесь, в данном случае, подрядчики ломали голову, чтобы придумать более совершенный способ, испробовали 4 системы барж, построили по этому случаю много лишних, за которые им денег не выдается, окончили работу раньше срока - и в награду контроль требует уменьшения даже сметою предвиденной стоимости)" 36.

Негодование бывшего строителя-практика Жаринцова по поводу проявляемого контролерами формализма вполне понятно, хотя и представляется не совсем справедливым - ведь задача контроля как раз и состояла в минимизации государственных расходов. К тому же Борейша и Максимович, не раз жаловавшиеся, что стоят на грани разорения, все-таки сумели

стр. 95

преодолеть возникавшие преграды и завершить постройку аванпорта досрочно. Торжественная его закладка в присутствии императора Александра III состоялась 12 августа 1893 г., а к зиме подрядчики окончательно сдали Северный мол и волноломы, обошедшиеся заказчику в 9 794 732 руб. - несколько менее контрактной стоимости. Непосредственный производитель работ в аванпорте, инженер Б. Н. Кандиба, имел все основания заявить: "Постройка в столь короткий срок такого количества внешних морских сооружений не имела еще себе примера ни в нашей, ни в иностранной практике морского строительного дела" 37.

Однако нельзя не принимать в расчет той удушающей атмосферы, которая создавалась бюрократизмом и некомпетентностью многих чинов Государственного контроля. Если же учесть сохранявшуюся в конце XIX в. зависимость изрядной доли частных предпринимателей от казенных заказов, становится понятным, какой протест вызывало у них стремление контролеров к расширению сферы своей деятельности. Характерно, что аналогичную реакцию в сходных ситуациях демонстрировали и государственные служащие. Например, уже после расчета с Борейшей и Максимовичем управляющий Морским министерством 7 января 1894 г. получил от государственного контролера письмо с просьбой подчинить предстоящие работы по Либавскому военному порту тем же правилам, на основании которых производится контрольная поверка прочих строительных работ в Либаве. Примечательно, что в те же дни, еще до официального ответа Чихачева, руководитель местного контроля получил от петербургского начальства приказание спешно выработать совместно со строителем порта правила предварительного контроля работ. Именно тогда появилась на свет упоминавшаяся записка П. А. Самойлова, в которой высказывалось опасение, что такой контроль замедлит работы. Поэтому в письме управляющего Морским министерством государственному контролеру от 7 марта 1894 г. высказывалось согласие лишь на фактический контроль38. Впрочем, учитывая стремление ведомственной верхушки к достижению компромисса, эта отповедь не предотвратила дальнейшего неконструктивного вмешательства контроля.

В целом, переоценивать негативное влияние контролеров на экономические процессы и состояние вооруженных сил не следует. При сохранении политической стабильности оно не имело бы видимых последствий. Но с середины 1890-х гг. Россия активизировала свою дальневосточную политику, вызывая противодействие Англии и Японии. Урегулировать отношения с тихоокеанским соседом ценой достаточно существенных уступок Петербург не пожелал. Страна постепенно сползала к войне с Японией, и в этой нестабильной обстановке особое значение приобретали как эффективность государственных структур, так и сплоченность общества. К сожалению, деятельность Государственного контроля не способствовала ни тому, ни другому. Россия оказалась неготовой к предстоявшим испытаниям. После первых же поражений армии и флота общество раскололось, причем значительное большинство стало требовать ликвидации сложившихся в стране бюрократических порядков.

Примечания

1. Татаринов Валериан Александрович (1816 - 1871 гг.). Государственный контролер (1863 - 1871 гг.).

2. ЯСНОПОЛЬСКИЙ Л. Н. Очерки русского бюджетного права. Ч. 1. СПб., 1913.

3. Мак-Дональд Альфред Георгиевич (1850 - 1906 гг.). Инженер-генерал-майор (1895 г.), строитель Либавского военного порта (1890 - 1906 гг.). В делопроизводстве Морского министерства фигурировал как Иван Георгиевич, а в списках чинов как Иван-Альфред.

стр. 96

4. Чихачев Николай Матвеевич (1830 - 1917 гг.). Адмирал (1892 г.), управляющий Морским министерством (1888 - 1896 гг.).

5. Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ), ф. 427, оп. 3, д. 58, л. 5.

6. Филиппов Тертий Иванович (1825 - 1899 гг.). Государственный контролер (1889 - 1899 гг.).

7. РГА ВМФ, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. 1.

8. ВОЗНЕСЕНСКИЙ А. Описание устраиваемых в Мариуполе приспособлений для нагрузки угля на суда. - Журнал Министерства путей сообщения. 1890. Февраль - март, с. 476 - 477.

9. Завойко Степан Васильевич. Действительный статский советник, в 1890 г. помощник управляющего Департаментом военной и морской отчетности.

10. РГА ВМФ, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. Зоб.

11. Там же, л. 3.

12. Попов Василий Иванович (1830 - 1893 гг.). Вице-адмирал (1890 г.), начальник Главного управления кораблестроения и снабжений (1888 - 1893 гг.).

13. РГА ВМФ, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. 11.

14. Там же, д. 58, л. 87.

15. Там же, л. 100.

16. Там же, д. 65, л. 15.

17. Там же, л. 17.

18. Самойлов Павел Андреевич (1838 г. - ?). Инженер-генерал-майор (1888 г.), член Морского строительного комитета.

19. РГА ВМФ, ф. 421, оп. 5, д. 1197, л. 8.

20. КРЫЛОВ А. Н. Мои воспоминания. Л. 1984, с. 173.

21. Череванский В. П. - товарищ государственного контролера (1889 - 1897 гг.).

22. РГА ВМФ, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. Збоб.

23. Там же, л. 35, 24.

24. Там же, л. 32.

25. Там же, л. 46.

26. Там же, ф. 421, оп. 5, д. 1352, л. 105об.

27. Там же, ф. 427, оп. 3, д. 58, л. 144, 157, 159.

28. Там же, ф. 421, оп. 5, д. 979, л. 221.

29. Там же, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. 59.

30. Чикалев Алексей Николаевич (1846 г. - ?). Инженер-генерал-майор (1886 г.), член Морского строительного комитета с 1889 г.

31. РГА ВМФ, ф. 421, оп. 5, д. 979, л. 245.

32. Там же, ф. 427, оп. 3, д. 68, л. 170об.

33. Там же, ф. 421, оп. 5, д. 1101, л. 226.

34. Там же, д. 1153, л. 154.

35. Жаринцов Дмитрий Федорович (1844 г. - ?). Генерал-лейтенант по адмиралтейству (1903 г.), старший делопроизводитель Морского строительного комитета (1886 - 1892 гг.).

36. РГА ВМФ, ф. 427, оп. 3, д. 65, л. 209.

37. Материалы для описания русских портов и истории их сооружения. Вып. XXII. Либавский порт. СПб. 1897, с. 6.

38. РГА ВМФ, ф. 421, оп. 5, д. 1197, л. 2, 3, 7, 8, 169.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Отношения-между-Государственным-контролем-и-Морским-министерством-в-конце-XIX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. В. Кондратенко, Отношения между Государственным контролем и Морским министерством в конце XIX в. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 23.10.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Отношения-между-Государственным-контролем-и-Морским-министерством-в-конце-XIX-в (date of access: 28.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. В. Кондратенко:

Р. В. Кондратенко → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Многими авторами рассматривался “парадокс близнецов” и большинство из них придерживаются выводов А. Эйнштейна по этому вопросу в той или иной форме видоизменяя его. Поэтому в данной статье рассмотрены некоторые вопросы, по теории относительности А. Эйнштейна и показаны ряд неточностей и ошибок, которые, в конечном итоге, привели к неверным выводам и постулатам этой теории. Показано, что положение А. Эйнштейна о влиянии движения системы на возраст живых, заключенных в футляр, является не верным, т.к. оно противоречит постулату о равенстве физических законов в инерциальных системах
Catalog: Физика 
7 hours ago · From джан солонар
Реликтовое излучение можно рассматривать как элементарные волны возмущения эфирной среды, фотонов и гравитонов, состоящих из микроэлементарных частичек - реликтов и фононов, которые являются квазистабильными частицами, не распадающимися на более мелкие частицы.
Catalog: Физика 
8 hours ago · From джан солонар
Вьетнам принимал 37-й Саммит АСЕАН с 12 по 15 ноября 2020 года. В условиях беспрецедентной региональной и глобальной неопределенности под председательством Вьетнама АСЕАН проявила решимость и стойкость, став сильнее, чем раньше.
9 hours ago · From Марина Тригубенко
Выдающийся успех в организации саммита АСЕАН 2020 помог Вьетнаму стать специальным гостем саммита G20 По приглашению Короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук принял участие в Саммите «Большой двадцатки» (группа двадцатки, G20), который состоялся в онлайн-формате. Это важная многосторонняя дипломатическая деятельность Вьетнама в этом году в качестве Председателя АСЕАН-2020 и непостоянного члена Совета Безопасности ООН на срок 2020-2021 гг., что демонстрирует конструктивный дух, ответственный вклад Вьетнама в решение глобальных вопросов.
9 hours ago · From Марина Тригубенко
Мир глаз наших как бездна без центра — рознь Истине. Древние зрили его Колесом на Оси, Боге и парой Вечности, Огня, и бренья, его тени, в сцепке колец сих Луною как осью в восьмерку ∞. Разъяв их и Вечность поправ как пустяк, гонцы Зла, нас губя, сняли тем Луну с неба — и, скрепы лишась, Мир распался в очах, став той прорвой, что зрим мы сейчас.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
Во время ковида популярность онлнай игр только возросла. По статистике Ассоциации производителей интернет-игр, в 2020-м году нагрузка на сервера возросла на 170% в сравнении с аналогичным периодом в 2019-м году.
Catalog: Разное 
2 days ago · From Россия Онлайн
Жизнь во время ковида. "Лев" рекомендует "Суши-бар" (обзор слота)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Атмосферы планет определяются величинами «постоянных», коэффициентов, Больцмана и Планка и все физические процессы, происходящие на этих планетах или вблизи них, должны протекать при разных значениях физических констант но, очевидно, по одним и тем же физическим законам
Catalog: Физика 
2 days ago · From джан солонар
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф_UV. Каждая единичная масса создаёт потенциал взаимодействия.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
В санаториях Крыма накоплен более чем 20-летний позитивный опыт оказания комплексной медико-психологической помощи с применением инновационных методов и технологий российской научной школы координационной психофизиологии и психологии развития (РНШ КППР) И.М.Мирошник, который может оказаться полезным для повышения эффективности здоровьесбережения населения РФ в изменившихся условиях жизнедеятельности человека, связанных с рядом биологических (природных), социальных и духовных факторов, в том числе, с последствиями пандемии COVID-19. Координационная парадигма развития И.М.Мирошник определяет кардинальное изменение вектора эволюции Человека будущего: от трансгуманизма (выхода «постчеловека» за пределы видовой и культурной идентичности) – к гомопоэзису (человекотворению, от лат. Homo - человек и poiesis - творение), то есть творческому самосозиданию, гармоничному развитию и преображению человека в персоналистической культуре комплементарности.

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·198 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Отношения между Государственным контролем и Морским министерством в конце XIX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones