Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9264
Author(s) of the publication: Дж. ХОДЖСОН

Share with friends in SM

Публикацией статьи Дж. Ходжсона "О проблеме формализма в экономической теории" журнал "Вопросы экономики" продолжает обсуждение нового направления современной экономической науки - "критического реализма"*.

Интерес к критическому реализму не случаен. Сегодня можно уже говорить о научной школе, сформировавшейся под воздействием некоторых социально-философских идей и привлекающей все большее внимание неортодоксальных экономистов (особенно в Великобритании и США), причем принадлежащих к самым разным течениям экономической мысли - от марксизма и институционализма до посткейнсианства. Публикуемая статья Дж. Ходжсона как раз и посвящена интерпретации работ критических реалистов (в частности, Т. Лоусона) "изнутри" экономической науки. И хотя в ней затрагивается лишь одна из поставленных Лоусоном и его единомышленниками проблем - проблема применимости математических методов в экономическом анализе (которая, заметим, остается предметом наиболее острых методологических споров и по сей день), можно сказать, что автор осмысливает критико-реалистическую парадигму в целом и указывает на те одиозные черты, которые она приобретает в глазах любого экономиста-теоретика.

Абстрактно-философская критика сочетается у Ходжсона с конкретными примерами, из которых становится ясно, что автору во многом удается примирить радикальную методологическую позицию критических реалистов с современной позитивной наукой, которая по-прежнему является, по выражению Кейнса, умением мыслить в терминах моделей. Ведь большинство сегодняшних экономистов (особенно за рубежом, но с недавних пор - и в нашей стране) продолжают работать над формальными построениями, почти не обращая внимания на критические выпады методологов. Происходит так отчасти потому, что сами методологи не очень расположены к диалогу и зачастую говорят с теоретиками (и неоклассической, и неортодоксальной ориентации) на разных языках. В этой связи можно отметить, что работа Дж. Ходжсона посвящена "переводу" интересных и оригинальных методологических и социально-философских идей критических реалистов на более понятный научному сообществу язык.


* См. манифест критико-реалистического направления в экономической методологии: Лоусон Т. Современная "экономическая теория" в свете реализма // Вопросы экономики. 2006. N 2. С. 77 - 98.

стр. 111


Дж. ХОДЖСОН, профессор университета Хертфордшир (Великобритания)

В своей книге "Переориентация экономической теории" Тони Лоусон приводит замечательное высказывание Марка Блауга: "Современная экономическая теория больна. Она все больше становится интеллектуальной игрой, в которую играют ради нее самой, а не для того, чтобы достичь практических результатов в понимании экономического мира. Экономисты превратили свою науку в некую разновидность социальной математики, в которой аналитическая строгость - все, а практическая польза - ничто"1 . Мне кажется, что здесь Лоусон, Блауг и я согласимся друг с другом: "победа" формальной техники над содержательным анализом оказалась губительной для современной экономической теории. И хотя преобладание формализма можно было наблюдать уже в 1950-е годы, к 1980-м годам эта проблема стала еще острее. Поскольку математика играет основную роль в учебных планах ведущих университетов, у студентов-экономистов нет ни желания, ни возможности анализировать экономические системы и институты реального мира.

Арьо Кламер и Дэвид Коландер подготовили отчет, согласно которому лишь 3% студентов наиболее престижных экономических специальностей в США считают, что "владение фундаментальными знаниями в области экономики очень важно" для успеха на профессиональном поприще, в то время как 65% полагают, что главное - "уметь быстро и хорошо решать задачи", а 57% думают, что основную роль играет "математическая подготовка"2 .

В 1988 г. Американская экономическая ассоциация учредила комиссию, призванную заниматься вопросами университетского экономического образования в США. В своем весьма нелестном заключении комиссия выразила обеспокоенность тем, что "университетские образовательные программы могут породить поколение, изобилующее idiot savants 3 , которые обладают изощренными познаниями в математической технике, но ничего не смыслят в реальных экономических проблемах"4 . Алан Блайндер, член комиссии, отметил: "И студенты, и преподаватели считают, что в занятиях экономикой математический формализм преобладает над содержательным анализом... в экзаменационных заданиях по макро- и микроэкономике, просмотренных комиссией, проверялось умение студентов решать головоломки, а не содержательные знания экономической теории ... Лишь 14% всех студентов сообщили, что в рамках основных


Данная статья представляет собой расширенную версию работы: "On the Problem of Formalism in Economics" // Post-Autistic Economics Review. 2004. 28. В этом виде статья публикуется впервые; она войдет в книгу автора: Hodgson G.Economics in the Shadows of Darwin and Marx: Essays on Institutional and Evolutionary Themes. Cheltenham: Edward Elgar, forthcoming 2006.

1 Blaug M. Ugly Currents in Modern Economics // Options Politiques. 1997. 18 (17). P. 3.

2 См.: Klamer A., Colander D. The Making of an Economist. Boulder: Westview Press, 1990. P. 18.

3 Людьми узкой специализации, однобоко развитыми (фр.)

4 См.: Krueger A. et al. Report on the Commission on Graduate Education in Economics // Journal of Economic Literature. 1991. Vol. 29. No 3. P. 1035 - 1053.

стр. 112


изучаемых ими курсов был сделан существенный акцент на "приложение экономической науки к проблемам реального мира""5 .

Озабоченность по поводу преобладания математической однобокости в экономической теории высказывается уже в течение многих лет6 . Однако, несмотря на то что в 1990-е годы в рамках ортодоксальной экономической теории были достигнуты важные успехи, включая все более широкое освоение результатов институциональной и эволюционной экономики, проблема формализма все еще не получила удовлетворительного разрешения.

Быть может, хуже всего то, что выпускники университетов 1980-х и 1990-х годов, виртуозно владеющие математической техникой, но с трудом представляющие себе суть экономических понятий и их эволюцию, сейчас начинают занимать наиболее влиятельные позиции на экономических факультетах университетов, в научных ассоциациях и журналах, относящихся к экономической теории. Их растущее влияние и власть будут и далее способствовать утверждению гегемонии формализма в ущерб широким концептуальным и методологическим исследованиям. Эта проблема особенно актуальна для Великобритании и Америки, где формализм впервые одержал свою наиболее внушительную победу. Но и в остальных регионах мира идут те же процессы, разве что с некоторой задержкой.

И Блауг, и Лоусон борются с проблемой формализма в экономической теории. Однако, как более подробно будет показано ниже, их оценки разнятся. Блауг считает, что формализм связан с удалением из экономической теории содержательных и практических задач. Нападки Лоусона более радикальны. Он тщательно разрабатывает методологическую критику того, что называет "дедуктивизмом", показывая, что именно дедуктивизм и является первопричиной формалистического "недуга". Одна из основных целей нашей работы состоит в том, чтобы проанализировать некоторые важные аспекты критики формализма a la Лоусон, показав ее ограниченность.

Критика формализма у Тони Лоусона

Лоусон утверждает, что социальные науки изучают открытые системы, то есть системы, подверженные множеству внешних и внутренних воздействий. Это обстоятельство делает задачу прогноза функционирования системы чрезвычайно трудной. Для Лоусона "предсказания событий обычно неосуществимы" и "в любом случае не требуются для успешного научного экономического исследования"7 .

Согласно Лоусону, объектом дедуктивного анализа становятся "упорядоченности событий" либо "постоянные связи между событиями или состояниями" в форме: "Если происходит событие х,то всегда происходит событие y "8 . С философской точки зрения это довольно странное определение дедуктивизма, ибо оно включает в себя эмпи-


5 Blinder A. Discussion // American Economic Review. Vol. 80. P. 445 - 447.

6 См., например: Ward B. What's Wrong With Economics? L.: Macmillan, 1972.

7 Lawson T. Economics and Reality. L., N.Y.: Routledge, 1997. P. 288.

8 Op. cit. P. 16 - 17.

стр. 113


рические закономерности, относящиеся к событиям, а не логические выводы (deductions), относящиеся к высказываниям. По-видимому, Лоусон придерживается той позиции, согласно которой логические или математические конструкции полезны только тогда, когда они становятся неким отображением реальности на уровне событий.

Из этих рассуждений непосредственно следует критика использования формальных методов в экономической теории. Социальная реальность - открытая система, и в ней, как правило, отсутствуют "постоянные связи между событиями". Напротив, формальные модели (и в детерминированной, и в стохастической версии) порождают закономерности в форме: "Если х, то у ". Подобные упорядоченности событий в обществе имеют весьма ограниченное распространение, поэтому очевидно, что существует общее и неустранимое несоответствие между формальными моделями и реальностью. С этой точки зрения необходимым условием прогрессивного развития экономической теории является сужение сферы применения формального моделирования до тех случаев, в которых подобные упорядоченности событий преобладают, что, как выясняется, происходит крайне редко.

Однако чем же занимается теоретик в отсутствие формальных моделей? Лоусон осознает, что ни одна теория (будь то формальная или дискурсивная) не обходится без абстракций: невозможно рассмотреть все элементы системы и зависимости внутри нее одновременно. Он подробно анализирует методологическую сущность абстракции, однако при этом сталкивается с одной трудностью. Если абстракция необходима и если она предполагает сужение сферы исследования, исключение дополнительных связей или внешних воздействий, не является ли данное обстоятельство предпосылкой для конструирования закрытой системы? Недавно Стивен Нэш ответил на этот вопрос утвердительно, написав, что Лоусону в его рассуждениях самому придется принять условия или особые формы закрытости системы9 . Однако Лоусон до некоторой степени готов к подобному возражению. Он предлагает различать "абстрагирование" и "изоляцию" следующим образом: "Когда мы сосредоточиваемся на различии производственных результатов, на условиях труда, росте или падении уровня безработицы и т.д., мы не предполагаем, что выбранные нами характеристики существуют изолированно, даже с эвристической точки зрения. Если бы мы так сделали, нам пришлось бы допустить существование мира, совершенно отличного от того, в котором мы живем, лишенного всяческих оснований. ... Короче говоря, есть колоссальная разница между тем, чтобы на время отвлечь внимание от чего-либо, и отношением к этому как к несуществующему. Абстрагирование и изоляция - совсем не одно и то же"10 . Лоусону такое различие нужно для того, чтобы не допустить использования предпосылок закрытости в своем методе абстракции; он утверждает, что абстракция в отличие от изоляции не предполагает закрытости. Понятие изоляции он соотносит с работами


9 См.: Nash S. On Closure in Economics // Journal of Economic Methodology. 2004. Vol. 11. No 1. P. 75 - 89.

10 Lawson T. Economics and Reality. P. 236.

стр. 114


Ускали Мяки11 , хотя и делает несколько важных оговорок. (Ниже я постараюсь показать, что различение Лоусоном абстракции и изоляции, по крайней мере в практически значимых случаях, непросто обосновать.)

Даже среди критиков неоклассической традиции и даже в рамках школы "критических реалистов", к которой он принадлежит, Лоусон занимает крайнюю позицию по отношению к формализму в экономической теории. Например, Пол Даунворд считает, что эконометрическая техника должна использоваться чаще, и если Лоусон почти не упоминает о случаях, в которых эконометрика была корректно использована, то Даунворд приводит гораздо больше соответствующих примеров12 . Критический реалист Эрик Олин Райт также явно поддерживал использование "эксплицитных абстрактных моделей, порой высоко формализованных, как в теории игр", и других "моделей рационального выбора"13 . Поэтому, хотя я и не утверждаю, что радикальные взгляды Лоусона обязательно ложны, все же они достойны серьезной критики.

Скорее всего именно из-за этого явного радикализма в последующих работах Лоусона отмечается некоторое смещение акцентов, а возможно, и существенный сдвиг. Он пишет, в частности, что открытость и структурированность социального мира не влекут за собой запрет на использование формальных методов, которыми оперирует эконометрика. Согласно Лоусону, "необходимым условием успешного эконометрического исследования является локальная закрытость системы. ... Поэтому в рамках критического реализма нельзя осуществить полный и изначальный отказ от нее a priori. Скорее критико-реалистическая позиция тяготеет к анализу ex posteriori "14 . С некоторыми дополнениями Лоусон приводит подобные рассуждения в разных частях своей последней книги. Он вновь и вновь настаивает на том, что не является принципиальным противником эконометрики и моделирования, но что их использование весьма ограничено, если учесть те условия закрытости, на которых они основаны. Простой отказ от эконометрики или вообще от какого бы то ни было иного метода не может и не должен соотноситься с критическим реализмом. Лоусон борется не с эконометрикой, а с редукцией экономической теории к формальному анализу. Но далее он пишет, что приложение формальных методов требует выполнения определенных условий, которые делают социальную систему закрытой. В своей недавней работе он повторяет, что не является противником математики, однако условия для ее эффективного использования соблюдаются редко15 .


11 См.: Maki U. On the Method of Isolation in Economics // Poznan Studies in the Philosophy of the Sciences and Humanities. 1992. Vol. 26. P. 319 - 354; Maki U. Isolation, Idealization and Truth in Economics // Poznan Studies in the Philosophy of the Sciences and Humanities. 1992. Vol. 38. P. 147 - 168

12 См.: Downward P. A Realist Appraisal of Post-Keynesian Pricing Theory // Cambridge Journal of Economics. 2000. Vol. 24. No 2. P. 211 - 224.

13 Wright E.O. Interrogating Inequality: Essays on Class Analysis, Socialism and Marxism. L.: Verso, 1994. P. 183 - 189.

14 Lawson T. Connections and Distinctions: Post Keynesianism and Critical Realism // Journal of Post Keynesian Economics. 1999. Vol. 22. No 1. P. 7 - 8.

15 См.: Lawson T. Reorienting Economics. L., NY.: Routledge, 2003. P. XIX, 27, 178 - 179; Lawson T. On Heterodox Economics, Themata and the Use of Mathematics in Economics // Journal of Economic Methodology. 2004. Vol. 11. No 3. P. 329 - 340.

стр. 115


Во взглядах Лоусона можно выделить по крайней мере два аспекта. Первый - это серьезный, искренний и устойчивый антидогматизм относительно использования математики в экономических исследованиях. Однако при этом Лоусон устанавливает критерии для ее применения. Своеобразной мерой его собственного антидогматизма на практике, а не в форме деклараций является то, насколько он признает наличие закрытых систем в реальности. Онтологические рассуждения Лоусона приводят к изначальному выводу о том, что встречаются подобные системы крайне редко, а значит, возможности формального моделирования весьма ограничены. Мы видим, что сам антидогматизм Лоусона здесь весьма ограничен, несмотря на уверения в противном.

В целом стоит задаться вопросом: а возможен ли всеобъемлющий антидогматизм? Ведь необходимость наличия неких догматических предпосылок должна быть полностью осознана любым философом или теоретиком. Отбрасывание всех догм означало бы впадение в беспочвенный и бесплодный нигилизм или универсальный скептицизм. При таком подходе нельзя построить ни одной теории. Подобным же образом любая человеческая деятельность оказалась бы парализована, если бы мы перестали верить в одну из ключевых догм, согласно которой большинство естественных закономерностей и социальных институтов сегодняшнего дня будет существовать и завтра. Мы часто восхищаемся антидогматизмом как выдающимся личностным качеством, однако в философии науки предполагается, что изрядная доля догматизма неизбежно присутствует в научном исследовании.

Второй из интересующих нас аспектов - это заявленная Лоусоном ориентация на анализ ex posteriori, хотя что он в точности имеет в виду, - недостаточно очевидно. Критические реалисты верно отмечают важность и приоритет онтологических оснований для науки. Рассмотрим, например, одну из ключевых онтологических предпосылок, а именно предпосылку о "всеобщем детерминизме", согласно которой любое событие обязано иметь причину. По крайней мере со времен Давида Юма известно, что вывести причины событий из нашего опыта a posterioriневозможно. Природа подобных онтологических предпосылок как раз и состоит в том, что они не выводимы из опыта и не могут быть на нем основаны. Одной из главнейших черт философской атаки на позитивизм, которая была предпринята в середине XX в., было переоткрытие важности таких изначальных онтологических допущений, которые невозможно обосновать, апеллируя исключительно к опытным данным16 . Поэтому остается лишь удивляться тому, что означает этот "анализ ex posteriori" и как его можно согласовать с утверждаемой первичностью онтологических предпосылок.

И вновь, когда Лоусон открыто обсуждает возможности применения эконометрики, обнаруживается небольшое смещение акцентов по сравнению с его позицией 1997 г.: "Клайв Грэнджер убедительно показал, что эконометрика может быть полезна для построения краткосрочных прогнозов таких феноменов, как пики энергетической нагруз-


16 Подробнее см.: Quine W. Van O. Two Dogmas of Empiricism // Philosophical Review. 1951. Vol. 60. No 1. P. 20 - 43; Caldwell B. Beyond Positivism: Economic Methodology in the Twentieth Century. L.: Allen and Unwin, 1982.

стр. 116


ки в тех регионах, где экономическое поведение подвержено влиянию только одного основного фактора - температуры, то есть в местностях с особо холодным климатом. ... Однако оказывается, что подобные условия a posteriori не типичны для сферы общественной жизни. Скорее социальная реальность обнаруживает черты открытой структурированной динамической системы, обладающей помимо прочего высокой степенью внутренней взаимосвязанности, в то время как условия для ее локальной закрытости выполняются, по-видимому, крайне редко"17 . Этот пассаж - единственное из найденных мною мест в текстах Лоусона, где он приводит пример особой области эконометрического анализа и признает ее право на существование. Отметим, однако, всю строгость условий, которые здесь задействованы. Для применения эконометрики необходимо реальное, а не приблизительное достижение локальной закрытости системы. Но очевидно, что потребление электроэнергии (даже в регионах с холодным климатом) - это a posteriori свойство открытой, а не закрытой системы. Так, на потребление электроэнергии в самом общем случае воздействует уровень цен, который, в свою очередь, подвержен существенному влиянию глобального рынка. Между тем системы глобальных рынков трудно назвать закрытыми. Пример, приведенный Грэнджером, не предполагает локальной закрытости системы. Если бы Лоусон следовал логике собственных рассуждений и применял собственные критерии, он должен был бы счесть эконометрику неприменимой и в этой ситуации.

Если же мы будем настаивать, чтобы формальные модели применялись лишь в тех случаях, когда локальная закрытость системы уже достигнута, это будет означать, что они бесполезны в других дисциплинах, таких, как биология, физика или техника. Если же для формальных моделей требуется локальная закрытость, то они никогда не будут адекватны реальности. Но, установив столь жесткие условия, мы должны будем пренебречь теми достижениями, которые были продемонстрированы при помощи математического моделирования в других науках. Можно считать, что время от времени локальная закрытость в определенной степени достигается в физике, и поэтому некоторые формальные модели здесь применимы. Следует добавить, что модели, обобщающие результаты экспериментов в ситуациях, когда систему можно считать локально закрытой, часто оказывались весьма ценными в более обширных приложениях. Более того, модели и компьютерные симуляции были довольно успешно применены в биологии и эволюционной антропологии, которые имеют дело с открытыми системами, характеризующимися высокой степенью сложности18 .

В недавних выступлениях на научных семинарах Лоусон видоизменил свою позицию, объявив, что эконометрический анализ приложим и к тем ситуациям, когда локальная закрытость может быть достигнута лишь приблизительно. Эта точка зрения явно отличается от того, что было написано им в двух последних книгах (1997 и 2003 гг.).


17 Lawson T. Reorienting Economics. P. 20 - 21.

18 См.: Murray J. Mathematical Biology. Berlin: Springer, 1989; Boyd R., Richerson P. Culture and the Evolutionary Process. Chicago: University of Chicago Press, 1985.

стр. 117


Теперь пример, приводимый Грэнджером, может считаться случаем обоснованного использования эконометрической техники. Однако проблемой для Лоусона при более широком применении этого скорректированного критерия остается неопределенность при установлении допустимого уровня закрытости системы. В целом следует отметить, что как только устраняется требование локальной закрытости и признаются возможные приблизительные варианты, эконометрический анализ оказывается вполне допустимым.

Некоторые ключевые проблемы и недостатки позиции Лоусона

Значительная часть рассуждений Лоусона посвящена эконометрике. Однако он уделяет недостаточно внимания другим приложениям математической техники, которые служат иным целям, отличным от предсказания или объяснения измеримых переменных. Эти дополнительные приложения формального анализа касаются, во-первых, эвристических идей и, во-вторых, теоретической критики "изнутри". Рассмотрим оба типа приложений подробнее.

Цель эвристических изысканий - выявление возможных причинно-следственных механизмов, которые образуют часть более сложной и неизбежно открытой системы. Эвристика может оказаться полезна и без точных прогнозов или приближения полученных значений к реальным данным. Ее цель - породить сегмент причинно-следственной ткани, не давая адекватного реальности или полного объяснения феноменов, к которым она относится.

Примером убедительной формальной эвристики в экономической теории может служить модель этнической сегрегации, предложенная Томасом Шеллингом19 . Используя очень простую модель размещения жилищ, он показал, что этническая сегрегация может быть результатом в том числе и небольших эффектов обратной связи. Даже при весьма незначительном предпочтении людей относительно их собственной этнической группы этого может оказаться достаточно для принятия решения об эмиграции из областей со смешанным этническим составом, и в конечном счете будут образованы сегрегированные этнические гетто. Модель Шеллинга чрезвычайно проста, а ее предпосылки трудно назвать реалистичными. Однако если бы мы попытались усложнить модель, наши усилия пропали бы даром отчасти потому, что более сложная модель дала бы те же результаты. Модель Шеллинга указывает на естественный механизм, в силу которого этническая сегрегация не обязательно зависит от действий фанатичных и необузданных расистов. Такие расисты существуют в реальном мире, поэтому их включение в модель сделало бы ее реалистичнее. Но это вытеснило бы на второй план основную цель анализа в данной модели, состоящую в том, чтобы показать: сегрегация может возникать и


19 Schelling T. Models of Segregation // American Economic Review. 1969. Vol. 59. No 2. P. 488 - 493.

стр. 118


без расистов. Шеллинг абстрагируется от более агрессивных версий расизма, которые мы обнаруживаем в реальном мире, именно для того, чтобы выстроить основную аргументацию. В этом случае убедительность модели возрастает в силу нереалистичных предпосылок и состоит в способности выделить правдоподобный, но до сих пор никем не замеченный причинно-следственный механизм.

Обсуждая эти "правдоподобные миры" ("credible worlds"), Роберт Сагден исследует вопросы о роли и реалистичности тех или иных эвристических моделей в экономической теории. Эвристические модели нереалистичны, и тем не менее парадоксальным образом они выявляют важные аспекты реальности. Используя модель Шеллинга и знаменитую статью Джорджа Акерлофа о "рынке лимонов", в которой точно так же предпринимается попытка выделить значимые закономерности реального мира на основе явно нереалистичной модели, Сагден описывает эти теории как "правдоподобные, противоречащие фактам миры", пригодные для "конструирования индуктивных умозаключений от модели к реальному миру"20 .

Конечно, создание эвристической или противоречащей фактам модели ни в коем случае не сможет окончательно обосновать закономерности реального мира. Однако эти конструкции порой и в самом деле демонстрируют, что исходы каких-то событий не обязательно оказываются следствиями тех факторов, которые в первую очередь приходят в голову, и модель Шеллинга может служить здесь хорошим примером. Чтобы завершить рассуждение, всегда необходимы дальнейшее теоретическое исследование и эмпирический анализ.

Я упомянул выше, что эвристика полезна, если она удачно абстрагируется от важного причинно-следственного механизма в реальности. Таким образом, она имеет отношение к тому самому процессу абстракции, на который обращает внимание и Лоусон. Однако он считает, что эвристика - это скорее изоляция, нежели абстракция. Поэтому здесь я должен вернуться к предпринимаемой Лоусоном попытке разграничения изоляции и абстракции. Как отмечалось выше, ключевым различием оказывается различие "между тем, чтобы на время отвлечь внимание от чего-либо, и тем, чтобы относиться к этому, как будто бы оно не существует". Вновь приведем в качестве примера модель Шеллинга. Шеллинг сам признает, что фанатичные и необузданные расисты существуют, однако он отвлекается от их существования. Целью его работы не является апология или отрицание расизма, однако наиболее жестокие его формы намеренно устраняются. Тем не менее модель остается чрезвычайно убедительной.

Насколько я знаю, никто, включая и Шеллинга, не утверждал, что подобная модель - это полное или адекватное причинно-следственное представление процессов, лежащих в основе появления этнической сегрегации в реальности. Данная модель есть просто эвристический шаг на пути к более общей цели. Ни один здравый экономист-неоклассик не станет отрицать, что мир - это открытая система, и во всех серьезных


20 Sugden R. Credible Worlds: The Status of Theoretical Models in Economics // Journal of Economic Methodology. 2000. Vol. 7. No 1. P. 28.

стр. 119


формальных моделях авторы не преминут указать на существование иных, опущенных и неучтенных причинно-следственных механизмов.

В центре различения Лоусоном абстракции и изоляции находится отношение к тому, от чего на время отвлеклись, "как к несуществующему". Однако здесь Лоусон недостаточно точен. Если я сосредоточиваюсь на функционировании национальной экономической системы (возможно, и не выстраивая математическую модель) и не учитываю торговлю с другими странами, то в каком смысле этот анализ может считаться скорее имеющим временное значение, нежели просто утверждением о том, что экспорт и импорт не существуют? Конечно, понадобится некое вербальное утверждение, в котором признается существование международной торговли, объясняется ее отсутствие в данном рассуждении и упоминается необходимость вовлечения этого фактора в дальнейший анализ. С другой стороны, было бы невозможно упомянуть обо всем, чего мы не учли. В этом смысле любая теория имеет "временное" значение. Но можно ли отождествлять подобные "усечения" реальности с отношением к некоторым каузальным механизмам как к несуществующим? Если да, то любая теория, включая неформальную, дискурсивную теорию, была бы, согласно критериям Лоусона, тупиковой. Как только мы попытаемся применить критерии Лоусона, их недостаточность и расплывчатость бросаются в глаза, а его попытка разграничить абстракцию и изоляцию оказывается весьма проблематичной.

Ключевая проблема здесь в том, что в экономической теории мы не можем и не должны оценивать модели изолированно. Лоусон рассматривает каждую из моделей так, как будто только она претендует на статус фрагментарного и частичного изображения всего мира. Однако значение любой эвристической модели зависит от того контекста интерпретаций, который не содержится в формальных аспектах самой модели. Должное обоснование и защита эвристических моделей от возможных нападок (способом, продемонстрированным выше) формируют интерпретативный контекст. Если эвристические модели анализируются внутри адекватного им интерпретативного контекста, то их можно с успехом защищать от обвинений в том, что они рассматривают какие-то другие аспекты реальности как несуществующие.

Напротив, Лоусон изолирует формальные модели от их интерпретативных контекстов, как будто бы этих контекстов не существует, и отрицает важность эвристических моделей как таковых, даже и тех, которые имеют только временное значение. Повышенное внимание к контексту, которого Лоусон по праву требует от дискурсивной теории, должно присутствовать и в его собственном анализе формальных моделей.

Выяснение интерпретативного контекста эвристической модели играет чрезвычайно важную роль в анализе проблемы избыточного или бессмысленного формализма в экономической теории. Ставится альтернативный "диагноз", согласно которому болезнью является не использование формальных методов как таковых, а неадекватность и недоразвитость интерпретативного контекста, в который они помещены. Поэтому техника может занять преобладающее положение по сравнению с содержательным анализом именно в том случае, когда пренебрегают интерпретативным контекстом. Серьезная интерпретация - это

стр. 120


обсуждение генезиса, значения и методологического статуса ключевых понятий модели или ее приложений. Подобная задача никогда не бывает легкой, а если ее решать должным образом, она будет по крайней мере столь же трудоемкой, сколь и формальная техника самой модели. В современной экономической науке такие концептуальные и интерпретативные разработки часто оказываются маргинальными и недоразвитыми. Я утверждаю, что на сегодняшний день это одна из основных проблем, касающихся формализма в экономической теории.

Если имплицитно Лоусон трактует формальные модели как попытки отображения мира, то в явном виде он чаще сравнивает модель с инструментом исследования. Например, отмечая онтологическое несоответствие между формальными моделями и реальностью, он пишет, что оно заставляет задуматься об их пользе: "Мало кто ...попытался бы использовать расческу для того, чтобы написать письмо, ...или мыть окна дрелью"21 . Однако подобная аргументация не столь впечатляюща, как может показаться на первый взгляд. Разумеется, для того чтобы написать письмо, мы пользуемся авторучкой, а окна моем тряпками. Но онтология авторучек существенно отличается от онтологии писем, и точно так же имеется серьезное онтологическое расхождение между тряпками и грязными окнами. Поэтому в таком рассуждении, апеллирующем к онтологическому несоответствию между инструментом и объектом его применения, нет ничего, что запрещало бы использование закрытых моделей для понимания открытой реальности.

Обратимся теперь ко второму приложению формального анализа, которым пренебрегает Лоусон, - к теоретической критике "изнутри". В целом влияние эффективной внутренней критики скорее негативно, нежели позитивно: она показывает ограниченность существующей теории, а не выстраивает новую. Тем не менее эта деятельность очень важна. Возьмем для примера критику ортодоксальной теории капитала, осуществленную Пьеро Сраффой и другими. Разработав модель дезагрегированного физического капитала (в противоположность агрегированному), Сраффа показал, что измерение капитала всегда зависит от прибыли, заработной платы или цен. Следовательно, любая попытка объяснения последних через переменную агрегированного капитала обречена на неудачу, поскольку в ней присутствует в качестве предпосылки то, что следует объяснить. Весомость этой аргументации была впоследствии признана Полом Самуэльсоном и другими теоретиками22 . Это означало, что некоторые модели и рассуждения, используемые в неоклассической теории капитала и распределения, либо были неадекватными, либо исходили из весьма ограниченных предпосылок.

Многие важные и успешные начинания в области внутренней критики экономической теории заключаются именно в том, чтобы показать ограниченность и неправдоподобие предпосылок, от которых зависит какой-либо широко распространенный научный подход. Дру-


21 Lawson T. Reorienting Economics. P. 12.

22 См.: Sraffa P. Production of Commodities by Means of Commodities: Prelude to a Critique of Economic Theory. Cambridge: Cambridge University Press, 1960; Harcourt G. Some Cambridge Controversies in the Theory of Capital. Cambridge: Cambridge University Press, 1972.

стр. 121


гими примерами могут служить работы Рольфа Мантела и Роберта Роуторна. Мантел и некоторые другие ученые доказали, что даже если предположить наличие индивидуальной максимизации полезности, функции избыточного спроса в экономике обмена могут принимать практически любую форму, и что таким образом в стандартной теории общего равновесия не остается практически никаких оснований для предпосылки об отрицательном наклоне соответствующих кривых23 . Их работа серьезно повлияла на последующее развенчание проекта микрооснований в теории общего равновесия24 . Роуторн показал, что широко распространенные модели, используемые правительством при проведении макроэкономической политики, основаны на неоправданно ограниченных и нереалистичных предпосылках25 .

Подобная критика сама по себе не помогает создавать новые теории, хотя способна предложить интересные пути решения научных проблем. По своей природе внутренняя критика не претендует на отображение реального мира. Скорее она представляет собой попытку показать, что какие-то теории неадекватны или чересчур ограничены в отношении изображаемого ими объекта. В работах Лоусона я не нашел мест, где обсуждалась бы роль внутренней критики, хотя в традиции Кембриджской экономической школы, широко представленной на его факультете, подобная критика преобладает.

Важно, что ни в рамках эвристики, ни в рамках внутренней критики не предпринимаются попытки отобразить мир с помощью модели. Но поскольку и эвристика, и внутренняя критика имеют некую научную ценность, центральный аргумент Лоусона, согласно которому разработке модели сопутствуют явные или неявные предпосылки об онтологии социального мира, вызывает серьезные сомнения. Он считает, что если та или иная предпосылка не выполняется в реальности, то ее использование в теории необоснованно. Если согласиться с ним, то из множества дисциплин можно будет вычеркнуть большую часть теории. Однако некоторые модели, по-видимому, полезны, даже если между ними и реальностью имеются существенные расхождения. В этом случае ключевая аргументация Лоусона не срабатывает.

Заключение

Многие экономисты придерживаются крайних взглядов относительно формализма, считая его основным и необходимым средством достижения экономической теорией статуса строгой научной дисциплины, а преобладание формальных методов расценивая как успех. Позиция Лоусона близка другой, противоположной крайности. На мой взгляд, оба отношения к формализму некорректны от-


23 См.: Mantel R. On the Characterization of Aggregate Excess Demand // Journal of Economic Theory. 1974. Vol. 12. No 2. P. 348 - 353.

24 Rizvi S. The Microfoundations Project in General Equilibrium Theory // Cambridge Journal of Economics. 1994. Vol. 18. No 4. P. 357 - 377.

25 Rowthorn R. Unemployment, Wage Bargaining and Capital-Labour Substitution // Cambridge Journal of Economics. 1999. Vol. 23. No 4. P. 413 - 425.

стр. 122


части потому, что недооценивают его необходимое взаимодействие со структурами интерпретации.

Хотя Лоусон и расходится во мнениях с представителями "мейнстрима", но разделяет с ними некоторые исходные допущения. Многие экономисты-неоклассики полагают, что их модели достаточно для описания мира, и пренебрегают интерпретативными дискурсами, требующимися для того, чтобы их притязания обрели смысл. Лоусон тоже считает, что разработка формальной модели по сути своей уже выдвигает некие притязания по поводу исследования природы самой реальности. Мне кажется, оба взгляда неверны.

Если современная экономическая теория больна, то какова природа ее болезни? Чтобы найти подходящее лекарство, требуется точный ответ на этот вопрос. Рецепт Лоусона состоит в применении формальных методов лишь в случае, если система локально закрыта. Однако подобное лечение заканчивается другой болезнью, противоположной предыдущей, и, как я показал выше, основано на неверном диагнозе.

Лоусон, особенно в своих недавних статьях, настаивает на том, что он не против формализма как такового и что у него нет никаких догматических предрасположенностей по поводу использования формальных методов. Однако лишь в одном случае он признает применение эконометрической техники обоснованным, и даже там он вынужден "подверстать" выполнение своего критерия строгой закрытости системы. Следующей проблемой для Лоусона станет уточнение степени закрытости, позволительной для анализа той или иной системы, и указание дальнейших примеров обоснованного использования математических методов в экономической теории. До тех пор, пока этого не сделано, Лоусон остается на крайней позиции, признавая обоснованным лишь один из сотен и тысяч известных нам примеров.

Компромиссные решения не могут сами по себе претендовать на полноту именно потому, что они компромиссны. Но трагедия современной экономической теории состоит отчасти и в том, что на эти решения до сих пор не обращается должного внимания. Важное исключение составляет недавняя статья Виктории Чик и Шейлы Доу26 .

С моей точки зрения, проблема формализма состоит не в том, что он непригоден как таковой, а в том, о чем написал Блауг в статье, цитированной в начале этой работы. Блауг считает разновидностью формализма в современной экономической теории "интеллектуальную игру, в которую играют ради нее самой". Чтобы решить эту проблему, не стоит ограничивать применение формальных методов редко встречающимися условиями закрытых систем. Необходимо выдвинуть на первый план задачи обеспечения практической применимости теорий. Формальная техника должна быть слугой, а не господином в научном исследовании.

Следует также учитывать, что существует общественная наука, в которой формальные методы и модели до сих пор использовались очень мало, если не считать статистики. Однако довольно широко распространена точка зрения, согласно которой эта дисциплина пре-


26 Chick V., Dow, S. Formalism, Logic and Reality: A Keynesian Analysis // Cambridge Journal of Economics. 2001. Vol. 25. No 6. P. 705 - 721.

стр. 123


бывает в состоянии серьезного беспорядка, особенно в том, что касается ее важнейших исходных положений, границ ее идентичности и ее отношений с другими дисциплинами, в частности с экономической теорией и биологией. Эта общественная наука - социология. Острота кризиса в социологии вкупе с относительно редким использованием социологами формальных методов указывает на то, что на сегодняшний день в общественных науках существуют и какие-то другие проблемы. Сюда относятся и постмодернистский тезис, согласно которому ни одна теория не может считаться лучше другой, и часто встречающийся выбор теории исходя из идеологических, а не научных соображений, и невнимание к биологическим сторонам человеческой природы, к их значимости для изучения человеческого общества.

Несмотря на различия во взглядах, я хотел бы подчеркнуть, что и Лоусон, и я сам, и другие авторы, цитировавшиеся в этой работе, включая Блауга, Чик, Доу и Мяки, придерживаются реалистической философской доктрины. Реалисты настаивают, что мир существует независимо от нашего восприятия. Они считают, что экономическая теория, дабы не быть оторванной от реальности, должна прекратить логические игры и обратиться к реальному миру, стремясь понять его. В соответствии с этими взглядами философия науки, в которой "возможно все", не принимается. Всеми реалистами разделяется один императив: постигайте реальный мир!

Однако мне кажется, что в экономической теории есть место и для математики, даже если рассматриваемая система и не является закрытой. Я подчеркивал большое значение интерпретативных контекстов, в которые помещается теория. Важным этапом последующего обсуждения и исследования в этой сфере является анализ неадекватно понятого компромисса между неприемлемыми крайностями бездумного обожания и полного отрицания формальных моделей и методов.

Перевод с английского И. Болдырева

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/О-ПРОБЛЕМЕ-ФОРМАЛИЗМА-В-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-ТЕОРИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Дж. ХОДЖСОН, О ПРОБЛЕМЕ ФОРМАЛИЗМА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/О-ПРОБЛЕМЕ-ФОРМАЛИЗМА-В-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-ТЕОРИИ (date of access: 17.09.2019).

Publication author(s) - Дж. ХОДЖСОН:

Дж. ХОДЖСОН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
1047 views rating
17.09.2015 (1461 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
20 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
26 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О ПРОБЛЕМЕ ФОРМАЛИЗМА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones