Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8376

Share with friends in SM

С 15 по 18 октября 1948 г. Учёный совет Института истории Академии наук СССР на публичных заседаниях с участием широкого актива московских историков обсуждал работу института, справедливо подвергнутую критике на страницах нашей прессы. Заседанию Учёного совета предшествовал ряд заседаний в секторах, посвященных обсуждению ошибок.

Общий доклад сделал директор Института истории акад. Б. Д. Греков. Докладчик подчеркнул, что и в прошлом в работе института бывали промахи и даже серьёзные ошибки, однако никогда ещё в жизни института не отмечалось такого серьёзного неблагополучия, как в настоящее время. Прежде ошибки выявлялись и направлялись находу руководством и коллективом работников института, в настоящем случае дело осложнилось тем, что институт не только выпустил порочные работы, но и прошёл мимо своих ошибок, не подвергнув их критике. Только сигналы извне заставили работников института насторожиться и заговорить о серьёзном прорыве в своей работе1 .

Докладчик подверг рассмотрению одну за другой все ошибки, выявленные критикой на Страницах газет, признав полную справедливость этой критики.

Особенно подробно остановился Б. Д. Греков на книге акад. С. Б. Веселовского "Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси", подчеркнув, что автор книги в своих построениях расходится с основными выводами советской исторической науки, опирающейся на марксистско-ленинскую методологию. Интерпретируя огромный собранный им архивный материал исключительно с точки зрения формально-правовой, оставаясь на идеалистических позициях, характерных для буржуазной историко-юридической школы. С. Б. Веселовский в своей книге выдвинул ряд чуждых марксизму положений по основным вопросам истории Северо-Восточной Руси XIV-XV вв. (о природе иммунитета, о характере и причинах упадка крупной боярской вотчины и др.).

Докладчик признал справедливость упрёков, которые были сделаны институту в самоуспокоенности и в недостаточном использовании большевистского оружия критики и самокритики для улучшения работы института. Б. Д. Греков выразил полную уверенность в том, что теперь, когда основные пороки в работе института выявлены, коллектив института найдёт в себе силы и мужество до конца осознать свои ошибки и преодолеть их в дальнейшей работе.

В прениях по докладу Б. Д. Грекова высказалось 34 человека, из них большинство сотрудники Института истории. Выступили 6 товарищей, не принадлежащих к коллективу института.

В развернувшейся дискуссии отдельными сотрудниками института была сделана попытка свести обсуждение поднятых вопросов к формальному признанию допущенных ими ошибок; однако эта попытка встретила решительный отпор со стороны большинства присутствовавших. Никого не могли удовлетворить объяснения проф. Андреева, приведённые им по поводу его насквозь фальшивой, антинаучной и политически вредной статьи "Поездка Петра Великого в Англию", опубликованной в первом томе сборника "Пётр Великий". Низкопоклонство перед Западом привело автора этой статьи к выводу о том, что все государственные преобразования Петра Великого были заимствованы им из Англии. А. И. Андреев попытался оправдать свою неправильную и вредную позицию в этом вопросе тем, что он писал статью ещё в 1942 г., к юбилею Ньютона. Тогда ему казалось уместным выпятить роль Англии в преобразовательной деятельности Петра Великого. Если бы он писал эту статью теперь, сказал А. И. Андреев, он, конечно, не допустил бы той ошибки, за которую его упрекают. Ссылка на обстоятельства конъюнктурного характера, якобы повлиявшие на его научные выводы, обнаруживает шаткость идейных позиций автора. А. И. Андреев до сих пор не понял или не хочет понять, в чём суть, его ошибок, и ограничивается лишь формальным признанием их.

Столь же неудовлетворительным было "покаянное" выступление С. А. Фейгиной, которая в том же сборнике "Пётр Великий" опубликовала статью, представляющую собрание клеветнических высказываний буржуазных авторов, вплоть до фашистов, о петровской эпохе и о русском народе вообще. С. А. Фейгина объяснила свою неразборчивость в нанизывании цитат тем, что считала эту статью только справочной, предназначенной для узкого круга учёных-специалистов. Такое объяснение, конечно, нельзя принять всерьёз. Уместно задать вопрос С. А. Фейгиной, почему же она считает, что учёных-специалистов должны были интересовать


1 См. "Литературная газета" от 8 сентября 1948 г.; "Культура и жизнь" от 21 сентября 1948 года.

стр. 144

именно лживые, клеветнические измышления наших врагов. Только полная методологическая беспомощность, отсутствие партийности могли породить такие, с позволения сказать, "установки" в научной работе автора.

Неубедительно прозвучали объяснения ошибок и в выступлении Ф. О. Нотовича по поводу его статьи в "Трудах по новой и новейшей истории". Ф. О. Нотович много говорил о том, с каким трудом он пришёл к осознанию своих ошибок. Однако его выступление показало, что до полного осознания их ему всё ещё далеко. Ф. О. Нотович подсчитывает, сколько раз он употребил в своей статье о послемюнхевском фашизме правильный термин "сговор" Англии и Франции с Гитлером и сколько раз неправильно говорил о "капитуляции" Англии и Франции перед гитлеровской Германией. Но дело ведь не в этих арифметических подсчётах. Выступавшие товарищи справедливо указывали Ф. О. Нотовичу на его основной грех - недостаточно критическое отношение к иностранной и пренебрежение к советской документации по истории дипломатии и внешней политики. В погоне за показной учёностью, за эффектными цитатами из зарубежных источников Ф. О. Нотович зачастую доходит до того, что теряет классовую ориентировку и подпадает под влияние буржуазных концепций, как это уже неднократно отмечалось критикой.

Не на высоте задач дискуссии оказались также выступления некоторых руководящих работников института. Так, академик А. М. Деборин, который должен был отчитаться перед Учёным советом и как заведующий сектором новейшей истории и как ответственный редактор сборника "Труды по новой и новейшей истории", в своём выступлении ничего не прибавил к тому, что уже было сказано в печати об ошибках тт. Эггерт, Ленчнер, Ерофеева и Нотовича. Он не раскрыл перед собравшимися, в чём причина плохой работы сектора новейшей истории, он не объяснил, по существу, как могло случиться, что редакция сборника "Труды по новой и новейшей истории" одобрила порочные статьи тт. Эггерт, Ленчнер, Ерофеева, Нотовича. А. М. Деборин не сказал также, как он предполагает перестроить работу сектора с тем, чтобы преодолеть допущенные ошибки.

С. В. Бахрушин в своём выступлении признал Справедливой ту критику, которой были подвергнуты труды, выпущенные его сектором: сборник "Пётр Великий" и книга С. Б. Веселовского. Однако С. В. Бахрушин ни слова не сказал о том, что первая критическая рецензия на сборник "Пётр Великий" встретила дружный отпор со стороны большинства работников возглавляемого им сектора. С. В. Бахрушин не сказал и о том, как он намерен в дальнейшем мобилизовать сотрудников возглавляемого им сектора на непримиримую борьбу против буржуазной историографии.

Несмотря на попытки отдельных участников дискуссии сузить её рамки и свести дело к формальному признанию уже известных ошибок, собрание не стало на этот путь. Обсуждение ошибок в работах, вышедших из стен Института истории, вылилось в публичный просмотр всех сторон работы института; более того - в проверку состояния всей исторической науки.

На заседаниях 15 - 18 октября подверглись обсуждению такие работы историков, ошибки которых не были отмечены прессой. Так, была подвергнута критике как принципиально неправильная статья А. И. Яковлева о Ключевском в сборнике Мордовского научно-исследовательского института. Такой же резкой критике подверглась статья А. И. Андреева о Соловьеве в сборнике Историко-архивного института. Сотрудник Института истории тов. Черепнин в порядке самокритики признал неправильной ту оценку, которую он же раньше давал Шахматову.

Товарищи выражали тревогу и по поводу тех работ, которые подготовлены к печати, но не вышли ещё из стен института. Так, оказалось, что у медиевистов вызывает беспокойство подготовляемый к печати том "Научное наследство Петрушевского", в частности предисловие к этому тому, написанное проф. Лавровским. Тревожным сигналом прозвучали слова А. Д. Удальцова о том, что советские византиноведы проявляют склонность чересчур расширительно толковать влияние Византии на Русь. Проявляется тенденция представить дело таким образом, что вся русская культура была заимствована из Византии.

Сектором истории СССР до XIX в. подготовлен второй сборник, посвященный Петру Великому. В этом томе статья Заозерского о Шереметеве была расценена в выступлении П. К. Алефиренко как шедевр низкопоклонства перец западной наукой. Отмечалось, что в подготовленном институтом V томе "Истории СССР", посвященном XVIII в., авторы находятся в плену концепций Соловьёва, Ключевского, Милюкова.

О серьёзнейших ошибках методологического характера, выявленных в недавно защищенных докторских диссертациях Новосельским и Кафенгаузом, говорила тов. Алефиренко. Тов. Сидорова сигнализировала отход от марксизма в работе Неусыхина, подготовляемой к печати.

К сожалению, на Учёном совете было уделено сравнительно мало внимания анализу тех работ, которые подготовлены институтом, но не вышли ещё из печати (томы III, IV "Истории СССР", том "Истории Москвы", сборник о правых социалистах и др.). Между тем даже то, что было сказано по этому поводу, заставляет сделать вывод о наличии в них серьёзных недостатков и упущений.

*

Случайны ли все эти ошибки? Каков их характер? Каково их происхождение? На эти вопросы пытались ответить многие выступавшие товарищи. Общий вывод сводился

стр. 145

к тому, что ошибки работников Института истории не случайны. Указывали на тот факт, что статья З. К. Эггерт обсуждалась в 1945 г. на секторе новой истории, - значит, за её ошибки отвечает весь сектор. Работа Веселовского вышла с порочным предисловием, за которое несёт ответственность весь сектор истории СССР до XIX века. Корень этих ошибок в забвении принципа партийности в науке, в сползании на позиции буржуазного объективизма. Историки забыли, что к ним целиком относятся все указания ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам. Историческая наука, так же как литература, как всякая другая наука, должна быть прежде всего партийной наукой. Историки не восприняли и те указания, которые были сделаны тов. Ждановым во время философской дискуссии: "Кому же, как не нам - стране победившего марксизма и её философам, - возглавить борьбу против растленной и гнусной буржуазной идеологии, кому, как не нам наносить ей сокрушающие удары!" Эти слова тов. Жданова относятся к советским историкам в такой же мере, в какой они относятся к философам или учёным других специальностей. Советские историки обязаны были усвоить и применить в своей повседневной работе и другой вывод, сделанный тов. Ждановым из философской дискуссии: "Из пепла войны выросли государства новой демократии и национально-освободительное движение колониальных народов. Социализм встал в порядок дня жизни народов. Кому, как не нам - стране победившего социализма и её философам, - помочь нашим зарубежным друзьям и братьям осветить свою борьбу за новое общество светом научного социалистического сознания, кому, как не нам, просветить их и вооружить идейным оружием марксизма!" И третью задачу, поставленную тов. Ждановым перед философами, должны были в равной мере воспринять и претворить в работе советские историки. "В нашей стране идёт мощный расцвет социалистического хозяйства и культуры, - говорил тов. Жданов. - Неуклонный рост социалистического сознания масс предъявляет всё больше и больше требований к нашей идеологической работе. Идёт развёрнутое наступление на пережитки капитализма в сознании людей. Кому, как не нашим философам возглавить ряды работников идеологического фронта, применить в полной мере марксистскую теорию познания при обобщении огромного опыта социалистического строительства и при решении новых задач социализма!"

Об этих указаниях тов. Жданова напоминали в своих выступлениях тт. Минц, Панкратова, Генкина, Мочалов и др. Выступавшие в дискуссии товарищи правильно указывали, что Институт истории не воспринял по-настоящему тех указаний, которые были выдвинуты тов. Ждановым перед всеми работниками идеологического фронта.

Не учли историки и урок недавно прошедшей дискуссии по вопросам биологии, показавшей образец того, как надо бороться за передовую советскую науку, за такую науку, которая помогает нашему народу строить коммунизм.

Недостаточное усвоение принципа партийности, благодушие и самоуспокоенность, примиренческое отношение к не изжитым многими историками традициям буржуазной исторической науки - вот атмосфера, которая породила ошибки, вскрытые в работах, вышедших из Института истории. Эти пороки характеризуют в особенности работу сектора истории средних веков, сектора истории СССР до XIX в., секторов новой и новейшей истории. Только полным отказом от принципа партийности можно объяснить передовую в "Византийском временнике" N 1(26), в которой редакция выдвинула перед собой задачу возродить старый, дореволюционный "Византийский временник". Редакция так и писала: "Старый "Византийский временник" завоевал себе почётное место в мировой науке. Опубликованные в нём труды, публикации первоисточников изучались и ещё теперь изучаются византинистами всех стран. Советские византинисты, развивая свою работу во всех областях византийской истории, ставят целью снова завоевать своему органу то почётное место, которое он всегда занимал". Это заявление редакции нельзя оценить иначе, как попытку объединиться с "мировым", т. е. буржуазным, византиноведением. И такая тенденция действительно проходит через весь первый том "Византийского временника".

Разве не забвением принципа партийности я науке является выпуск книги Веселовского, который открыто солидаризируется с буржуазными, реакционными историками Фюстель де Куланжем, Мэтлендом, Сибомом? Сектор истории СССР до XIX в. дал к этой книге предисловие, показывающее, что сектор понимал методологическую порочность этой книги и всё же не протестовал против её опубликования. Наоборот, сектор фактически рекомендовал эту книгу, расхваливая в предисловии автора за его тонкую, "филигранную" работу над собранными им документами.

Но особенно поразительный пример забвения партийности, отхода от марксистско-ленинской методологии представляют "Труды по новой и новейшей истории", выпущенные под редакцией академика Деборина. На грубейших методологических и политических ошибках, допущенных в этих трудах, останавливались многие из выступавших товарищей. В статье З. К. Эггерт "Борьба за реформу прусского избирательного права в годы первой мировой войны", как уже отмечалось в прессе, дана не ленинская, а социал-реформистская оценка роли германской социал-демократии во главе с заклятыми врагами рабочего класса - Носке, Шейдеманом и Эбертом. Как мог советский историк, работая над документами германской Социал-демократии, попасть в плен социал-реформистских идей? З. К. Эггерт, высту-

стр. 146

пая на дискуссии, объяснила свой провал тем, что она рассматривала вопрос о реформе избирательного права в Германии в отрыве от классовой борьбы. Она сделала вопрос о реформе прусского избирательного права центральным вопросом политической жизни Германии, в то время как центральным вопросом в эти годы являлся вопрос о революции. И хотя в других частях работы она якобы писала о предательстве германской социал-демократии и её измене рабочему классу, в этой главе её работы Шейдеман и Носке выступают как искренние поборники народных интересов.

Вряд ли можно вполне удовлетвориться этим объяснением З. К. Эггерт. Она не сказала о главном - о потере чувства партийности в своей научной работе.

Аполитичность, благодушие и примиренчество в вопросах методологии, как указывалось выступавшими, ведут к сползанию на позиции буржуазного объективизма. Эту тенденцию тов. Жданов вскрыл в книге Александрова во время философской дискуссии. А. А. Жданов говорил: "Почти о всех старых философах т. Александров находит случай сказать доброе слово. Чем крупнее буржуазный философ, тем больше фимиама ему преподносится. Всё это приводит к тому, что т. Александров, возможно сам того не подозревая, оказывается в плену буржуазных историков философии, которые исходят из того, чтобы в каждом философе видеть прежде всего союзника по профессии, а потом уже противника. Такие концепции, если бы они получили у нас развитие, неизбежно ведут к объективизму, к раболепию перед буржуазными философами и преувеличению их заслуг, к лишению нашей философии боевого наступательного духа".

Эти критические слова А. А. Жданова, которые воспроизведены были на дискуссии тов. Мочаловым, попадают не в бровь, а в глаз многих наших историков. В самом деле, разве в трудах советских историков не курится фимиам выдающимся представителям дворянско-буржуазной науки - Соловьёву, Ключевскому, Лаппо-Данилевскому? Чего стоит историографическое введение к монографии С. А. Фейгиной об Аландском конгрессе, в котором автор прямо объявила своей задачей проиллюстрировать на некоторых новых материалах концепцию Соловьёва по этому вопросу! Разве не отказались медиевисты от критики буржуазной методологии Петрушевского в сборнике "Средние века"? Разве некоторые медиевисту не делают попыток пригладить под марксиста Н. А. Савина, а историки СССР разве не причесывают под марксиста Любомирова, который и сам никогда не называл себя марксистом? Разве не объявили себя советские византинисты простыми продолжателями Успенского, Васильевского и других представителей дореволюционной русской школы византиноведения?

Другая форма сползания на позиции буржуазного объективизма - это уход от вопросов теории и стремление ограничиться коллекционированием фактов. Многие молодые учёные в Институте истории выбирают такие темы для своих научных трудов, которые дают им возможность прежде всего блеснуть знанием источников, привлечь новый фактический материал, почерпнутый из архивов. И руководители этих молодых учёных ценят их работы постольку, поскольку в них привлечены именно новые материалы, дано достаточное число цитат и ссылок на источники. Но при этом зачастую проявляется полное невнимание к тому, делается ли молодым учёным хоть малейшая попытка обобщить эти факты, в каком направлении делаются эти обобщения, к каким теоретическим выводам они приходят.

Отставание коллектива работников Института истории в освоении марксистско-ленинской теории, его неуменье, а порой и нежелание ввязываться в борьбу на идеологическом фронте проявляются в самых разнообразных формах. На дискуссии отмечалось, что Учёный совет института, по существу, превратился в конвейер по выпуску диссертаций. Слишком редко Учёный совет обсуждает на своих заседаниях волнующие историков кардинальные проблемы истории, от решения которых зависит дальнейшее развитие исторической науки. Слишком редко бывают в стенах института творческие научные дискуссии, В секторах научная жизнь идёт вяло, в секторе новой истории за последние три года не было ни одной широкой дискуссии. На заседаниях в секторах по большей части обсуждаются отдельные главы исследований, порой по очень узким вопросам. Институт никак не откликнулся на философскую дискуссию в 1946 году. Он не принял участия и в обсуждении книги Н. Л. Рубинштейна "Русская историография", организованном Министерством высшего образования в 1947 году.

Институт истории лишь с большим опозданием откликнулся на националистические извращения, которые были допущены в трудах по истории наших братских советских республик. Институт истории оказывает совершенно недостаточную помощь историкам этих республик в выполнении такой насущной и ответственной задачи, как написание истории отдельных народов СССР. В Институте истории ведётся работа по истории пролетариата, но масштаб и темпы этой работы никак не могут удовлетворить советскую общественность. Об этом говорил в своём выступлении Н. М. Дружинин. Он отметил также в порядке самокритики, что возглавляемый им сектор совершенно недостаточное внимание уделяет проблематике второй половины XIX века. Работа Ленина о развитии капитализма в России должна рассматриваться историками как руководство к действию. Институт истории мало помогает и выполнению такой актуальной задачи, как снабжение высшей школы доброкачественными учебниками. Те учебники по историческим дисциплинам, которые были написаны десять лет назад, устарели. Их

стр. 147

необходимо переработать и переиздать. Институт истории слишком медленно подходит к выполнению этой задачи.

Уход института от постановки острых насущных проблем нашёл проявление и в том, что изучение истории советского общества поставлено в институте совершенно неудовлетворительно. При обсуждении курса лекций И. И. Минца было установлено наличие серьёзных принципиальных и фактических ошибок и общий низкий теоретический уровень этой работы. В прессе было отмечено, что Институт истории за десять лет не выпустил ни одной монографии по советскому периоду; отмечалось и недостаточное внимание "Исторических записок", а также журнала "Вопросы истории" к проблемам истории советского общества. Выступавшие на заседании Учёного совета товарищи заявляли, что, несмотря на многочисленные указания ЦК партии, несмотря на сигналы печати, положение в секторе истории советского общества остаётся крайне неблагополучным. У сектора нет, собственно, даже руководителя. Укрепление кадров проводится медленно и неумело.

Выступление на совещании тов. Луцкого, временного руководителя этого сектора, не внесло успокоения на тот счёт, что положение будет исправлено. Главной причиной слабой работы сектора Е. Н. Луцкий считает недооценку работы сектора со стороны руководства. Он опять, в который уже раз, ссылается на мнение, которое не имеет хождение среди историков, о том, что история советского общества не есть история, что это текущая политика. Он обвинял дирекцию института в том, что она не даёт сектору квалифицированных работников, забывая, что сектор и сам обязан был заботиться о подготовке этих кадров. Тов. Луцкий говорил также о невнимании издательств к работам по истории советского общества. Но он не назвал ни одной работы, от которой отказалось бы издательство только потому, что работа освещает один из вопросов истории советского общества. Наконец, тов. Луцкий жаловался на то, что в центральных архивах собраны документы, относящиеся только к первому периоду существования Советского государства - до 1925 года. По более поздним периодам архивы сохраняются ведомствами. Большинство выступавших сотрудников сектора не поддержало Е. А. Луцкого в его попытках самооправдания. Мнение большинства сводилось к тому, что если руководство института и повинно в том, что не помогло своевременно сектору, то всё же в первую очередь за неудовлетворительную работу сектора отвечает сам сектор. Есть все предпосылки для выправления недостатков работы по истории советского общества. Материалы в центральных архивах имеются по всем периодам советского общества. Надо только идти в эти архивы и работать. Трудность изучения советского общества состоит как раз в том, что мы имеем здесь необозримое море источников. Тов. Генкина предложила для облегчения исследовательской работы по советской тематике создать внутри сектора библиографическую группу. Из выступлений тов. Генкиной и других вытекало, что сектор стоит сейчас на правильном пути. Он совершает переход от изучения раннего периода советского общества к периоду восстановления, к периоду индустриализации. Проблематика разработана. Нужно укрепить сектор и дружно взяться за работу.

В результате длительного обсуждения ошибок института Учёный совет на своём расширенном заседании 18 октября 1948 г. принял решение, в котором признал правильной критику работы Института истории, данную в статьях "Объективистские экскурсы в истории" ("Культура и жизнь" от 21 сентября 1948 г.) и "Примиренчество и самоуспокоенность" ("Литературная газета" от 8 сентября 1948 г.), и дал развёрнутый анализ методологических и политических ошибок, допущенных в ряде работ, вылущенных институтом, указав как причину этих ошибок следующие недостатки в работе института: а) недостаточное усвоение теории марксизма-ленинизма и в особенности неуменье применять эту теорию к изучению конкретной исторической действительности рядом работников института и недостаточная забота руководства института о повышении уровня марксистско-ленинской подготовки сотрудников; б) недостаточное внимание как руководства института и сектора, так и вообще сотрудников института к проблемам принципиально-теоретического характера и излишнее увлечение фактологией; в) отсутствие в секторах и в институте смелой научной критики и самокритики.

В решении содержится признание того факта, что в институте не была своевременно и в должной мере развёрнута борьба за выполнение указаний ЦК ВКП(б) по идеологической работе.

В качестве основных и самых неотложных мер, направленных к преодолению ошибок и пороков в работе института, в решении указано на: а) развёртывание непримиримой борьбы с враждебными влияниями и пережитками буржуазной идеологии; б) решительное наступление против всех и всяких буржуазных исторических теорий, выкорчёвывание их остатков, прежде всего в работах самого института.

В решении намечен и ряд конкретных мероприятий, которые должны обеспечить реализацию вышеуказанных задач, поставленных институтом. Намечено привлечение широкого научного актива и организация дискуссий при разработке основных проблем истории. Планируется устройство особого совещания Учёного совета с историками национальных республик по вопросу о состоянии истории народов СССР.

Из общих исторических проблем, включённых в пятилетний, а также в годовой план академии, в решении выделены наиболее важные и наиболее актуальные темы, на которых в первую очередь должно быть сосредоточено внимание института. Из этих тем наиболее ответственными нам

стр. 148

представляются темы по истории советского общества: а) история Октябрьской социалистической революции; б) история СССР в период перехода на мирную работу; в) история советской Москвы; г) история земледелия СССР. Выделен также ряд весьма актуальных тем по новейшей истории, относящихся к истории американского империализма, германского империализма, истории правых социалистических партий.

Знакомясь с решением Учёного совета, вынесенным после трёхдневного обсуждения ошибок института, можно придти к выводу, что руководство института и его сотрудники в основном правильно учли серьёзный урок, вытекающий из критики, работы института. Однако нужно сказать, что и раньше Учёному совету института случалось принимать очень хорошие решения, вырабатывать превосходные резолюции. И всё же эти резолюции не спасли институт от того тяжёлого провала, о котором шла речь на заседаниях Учёного совета. Только путём немедленной и энергичной перестройки всей своей работы, только путём укрепления кадров и правильной их расстановки, путём разрешения ряда других неотложных организационных вопросов руководство и весь коллектив работников института сумеют подвести надёжную базу под принятые ими правильные и нужные решения.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/О-РАБОТЕ-ИНСТИТУТА-ИСТОРИИ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Елена КоучContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kouch

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

З. МОСИНА, О РАБОТЕ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/О-РАБОТЕ-ИНСТИТУТА-ИСТОРИИ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР (date of access: 28.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - З. МОСИНА:

З. МОСИНА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Елена Коуч
Arkhangelsk, Russia
676 views rating
07.09.2015 (1848 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
15 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
25 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
29 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
45 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
49 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
49 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
49 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·137 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О РАБОТЕ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones