Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-7736

Share with friends in SM

По поводу постановления ЦК ВКП(б) от 14 ноября 1938 г. "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)".

Академик Ем. Ярославский

Вопрос о роли интеллигенции в обществе - очень существенный вопрос. "Ни одно государство не могло и не может обойтись без своей интеллигенции, тем более не может обойтись без своей интеллигенции социалистическое государство рабочих и крестьян", - читаем мы в постановлении ЦК ВКП(б) "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)". Этот вопрос поставлен в связи с тем, что далеко не все в советском государстве осознали, какое огромное значение имеет создание и воспитание квалифицированных кадров советской интеллигенции, вооруженных знанием марксизма-ленинизма. В решении ЦК ВКП(б) о пропаганде осуждается "пренебрежение со стороны партийных организаций к делу политической подготовки, к делу марксистско-ленинской закалки наших кадров, нашей советской интеллигенции", состоящей из вчерашних рабочих и крестьян. Вследствие такого пренебрежительного отношения партийных организаций к марксистско-ленинскому воспитанию советской интеллигенции "наши партийные, советские, хозяйственные и другие руководящие ленинские кадры, занятые практической работой, сильно отстали в области теории. Создавая курс истории партии, ЦК ВКП(б) ставил задачу начать ликвидацию этой теоретической и политической отсталости наших кадров". Необходимо преодолеть не только пренебрежительное отношение к марксистско-ленинскому воспитанию советской интеллигенции, но и пренебрежительное отношение вообще к нашей советской интеллигенции, которое является вреднейшим пережитком старого, дореволюционного отношения к интеллигенции, когда она находилась на службе у помещиков и капиталистов.

ЦК ВКП(б) осудил это пренебрежительное, высокомерное отношение к советской интеллигенции и советскому интеллигенту

"как к человеку второго сорта, хотя бы это был вчерашний стахановец, выдвинутый в силу своих заслуг на руководящий пост советского государства.

Такое антибольшевистское отношение к советской интеллигенции является диким, хулиганским и опасным для советского государства. Необходимо понять, что именно заброшенность политической работы среди интеллигенции, среди наших кадров, привела к тому, что часть наших кадров, оказавшаяся вне политического влияния партии и лишенная идейной закалки, политически свихнулась, запуталась и стала добычей иностранных разведок и их троцкистско-бухаринской и буржуазно-националистической агентуры.

ЦК ВКП(б) считает, что этому "махаевскому", антиленинскому отношению к интеллигенции необходимо положить конец.

Необходимо воспитать советскую интеллигенцию в духе марксизма-ленинизма.

стр. 23

Без такой интеллигенции советское государство не может с успехом руководить страной.

"Краткий курс истории ВКП(б)" является средством такого воспитания советской интеллигенции".

Чтобы понять всю важность постановки этого вопроса, необходимо оглянуться на всю историю российской интеллигенции, начиная с того времени, когда она стала значительным фактором общественного движения. Мы увидим, какую роль играла интеллигенция в развитии революции. Мы рассмотрим, какой путь прошла интеллигенция при Советской власти. Мы ознакомимся подробнее с тем отвратительным течением общественного движения, которое вошло в историю под именем махаевщины.

Из кого же состояла та интеллигенция, которая принимала участие в революционном движении? Каждая эпоха, каждый класс имеет свою интеллигенцию. В движении декабристов выделилась целая фаланга героев дворянской революции. О них писал Ленин в статье "Памяти Герцена".

"Дворяне дали России Биронов и Аракчеевых, бесчисленное количество "пьяных офицеров, забияк, картежных игроков, героев ярмарок, псарей, драчунов, секунов, серальников", да прекраснодушных Маниловых. "И между ними, - писал Герцен, - развились люди 14 декабря, фаланга героев, выкормленных, как Ромул и Рем, молоком дикого зверя... Это какие-то богатыри, кованые из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия"1 .

Представители этого поколения дворянских революционеров, дворянской революционной интеллигенции первой четверти прошлого столетия были в то же время носителями идей передовой европейской буржуазной демократии. Они стояли на голову выше своих современников, холопствовавших перед царями. Они выступили против царизма и крепостного строя. Среди них были такие люди, как Пестель. Левое крыло декабристов во главе с Пестелем были республиканцами. Ленин высоко ценил и не однажды подчеркивал республиканские традиции декабристов. Первая половина прошлого столетия дала огромное преобладание дворянства в революционном движении. Ленин в статье "Роль сословий и классов в освободительном движении" приводит данные о роли различных сословий в освободительном движении за 80 лет, с 1827 по 1908 год. На 100 участников движения тогда приходилась:

Эпохи

Дворян

Мещан и крестьян

Духовенства

Купечества

1827 - 1846

76,0

23,0

 

?

1884 - 1890

30,6

46,6

6,4

12,1

1901 - 1903

10,7

80,9

1,6

4,1

1905 - 1908

9,1

87,7

 

?


1 Ленин. Соч. Т. XV, стр. 464.

стр. 24

"Отсюда ясно видно, - поясняет Ленин эту таблицу, - как быстро демократизировалось освободительное движение в XIX в. и как резко менялся классовый состав его. Эпоха крепостная (1827 - 1846 гг.) - полное преобладание дворянства. Это - эпоха от декабристов до Герцена. Крепостная Россия забита и неподвижна. Протестует ничтожное меньшинство дворян, бессильных без поддержки народа. Но лучшие люди из дворян помогли разбудить народ"1 .

Эти лучшие люди господствовавшего в старой России класса дворян выполнили огромную общественную задачу: они помогли разбудить народ крепостной России, которая в то время была "забита и неподвижна".

Затем эта таблица показывает преобладание в революционном движении разночинца (1884 - 1890):

"...дворяне уже составляют меньшую часть среди участников освободительного движения. Но, если прибавить к ним духовенство и купечество, то получаем 49%, т. е. почти половину. Движение еще на половину остается движением привилегированных классов: дворян и верхов буржуазии. Отсюда - бессилие движения, несмотря на героизм одиночек"2 .

Период преобладания в революционном движении разночинной интеллигенции дал нам блестящую плеяду просветителей и народников: просветителей - Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова, Писарева; писателей, поэтов, как Салтыков-Щедрин, Некрасов, Зайцев, Михайлов, Курочкин, и виднейших идеологов и организаторов народнического движения - Бакунина, Нечаева, Кропоткина, Лаврова, Ткачева, Михайловского, Желябова, Перовскую, Фигнер. Одновременно на литературном поприще подвизается группа писателей-народников - Успенский, Златовратский, Решетников, Каронин, Якубович, Степняк-Кравчинский, Короленко. Но уже в этот период среди революционной интеллигенции выделяются фигуры организаторов и пропагандистов из рабочей среды: Петр Алексеев, Степан Халтурин, Семен Агапов, Виктор Обнорский, Петр Моисеенок и другие. Они представляли собой уже зачатки пролетарской интеллигенции. По пониманию задач политической борьбы они стоят на голову выше руководителей из среды разночинно-народнической интеллигенции.

Тем не менее разночинная народническая интеллигенция играет в этот период огромную роль. Ее борьба против царизма является революционной, поскольку она выступает в качестве идеолога крестьянской, т. е. буржуазной, демократии за победу американского пути развития капитализма, за революционную чистку страны от остатков крепостничества, за ликвидацию самодержавия. Интеллигенты-разночинцы выражали мелкобуржуазные интересы крестьянства, его демократические стремления, хотя и придавали своим программам социалистическую окраску. Их мещанский или крестьянский социализм, их мечтания о социалистической крестьянской революции, их теоретические взгляды были реакционны и остались лишь прекраснодушными мечтаниями, поскольку их движение не опиралось на организацию класса3 .


1 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 575.

2 Там же, стр. 575 - 576.

3 Необходимо отметить, что историк М. Н. Покровский вопреки Ленину видит в народничестве не мировоззрение крестьянской демократии, а "общественное мировоззрение мелкобуржуазной интеллигенции, - мировоззрение "грамотея-десятника", не позабывшего мужицкой избы, где он вырос, сознающего свою вину и свой долг перед народом, но все-таки командующего этим народом и смотрящего на народ сверху

стр. 25

В цитированной нами выше статье Ленина приведена еще одна таблица - данные о профессиях участников освободительного движения для трех последних эпох. На 100 участников движения было занимающихся:

Эпохи

Сельским хозяйством

Промышленностью и торговлей

Либеральными профессиями и учащихся

Неопределенных занятий и без занятий

1884 - 1890

7,1

15,1

53,3

19,9

1901 - 1903

9,0

46,1

28 7

8,0

1905 - 1908

24,2

47,4

22,9

5,5

Таким образом, в эпоху народничества и народовольчества (1884 - 1890) большинство участников движения составляли учащиеся и лица либеральных профессий. Ленин комментирует эти цифры следующим образом:

"Смешение буржуазно-либерального и либерально-народнического движения при выдающейся роли учащихся и интеллигентов - вот классовая сущность тогдашних партий и тогдашнего движения. Крестьяне ("сельское хозяйство") и промышленные рабочие ("промышленность и торговля") дают небольшое меньшинство (7 и 15%). Так называемых - деклассированных людей, т. е. выбитых из своего класса, оставшихся без связи с определенным классом, - таких людей одна пятая (19,9%), больше чем крестьян, больше чем рабочих! Вот откуда своеобразные формы движения, величие героизма и его бессилие"1 .

Но именно потому, что главную массу участников движения в то время составляет разночинная интеллигенция, она склонна рассматривать себя как "соль земли", как основу движения. Отсутствие массового крестьянского и рабочего движения, непонимание и недооценка роли рабочего класса в революции, неуменье развить и организовать рабочее движение и опереться на него, беспочвенность и утопичность народнических теорий приводят идеологов народничества к созданию теории "героев" и "толпы", теории "критически мыслящей личности". Автором последней теории является профессор артиллерийской академии П. Л. Лавров2 . В своих "Исторических письмах" он пытался "доказать", что общество делится на героев - критически мыслящих личностей, которые являются двигателями исторического прогресса, - и толпу. Его идеи получили широкое распространение среди народнической интеллигенции. Их развивали потом Михайловский и другие идеологи народничества.

"Но как же шла история? Кто ее двигал?" - спрашивает Лавров. И на этот вопрос отвечает: "Одинокие борющиеся личности". Такова роль интеллигенции. А народ?

"Нечего и говорить о выработке критического взгляда на вещи, о понимании неизменности законов природы и утилитарного значения справедливости для огромного числа тех, которые должны еще отстаивать свое существование против ежеминутной опасности"3 . Так пред-


вниз". Эта ошибка М. Н. Покровского вытекает отчасти из того, что он считал одно время интеллигенцию особым классом, промежуточным между буржуазией и пролетариатом. См. М. Н. Покровский "Русская история в самом сжатом очерке, от древнейших времен до конца XIX столетия", стр. 187. 1929.

1 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 576.

2 П. Лавров. Избранные сочинения. Т. I, стр. 252. Издание Всесоюзного общества политкаторжан.

3 Там же, стр. 205.

стр. 26

ставляли себе взаимоотношения интеллигенции и народа, массы, "толпы" народники.

Против этих идеалистических взглядов со всей решительностью выступили Плеханов и Ленин и разгромили их.

По мере того как революционное движение становится массовым - рабочим и крестьянским, - значительно меняется и роль интеллигенции. Уже в период 1901 - 1903 гг. городские рабочие, составляя меньшинство в стране, дают почти половину участников революционного движения. Еще больше возрастает эта роль рабочих в 1905 - 1908 гг. и в последующие годы; еще большей становится их роль в 1917 году.

Мы, большевики, никогда не преуменьшали роли интеллигенции в рабочем движении, всегда боролись против пренебрежительного к ней отношения. Когда царское правительство весною 1901 г. стало в виде наказания за требование университетской автономии отдавать студентов в солдаты, Ленин писал в N 2 "Искры":

"Лучшие представители наших образованных классов доказали и запечатлели кровью тысяч замученных правительством революционеров свою способность и готовность отрясать от своих ног прах буржуазного общества и идти в ряды социалистов. И тот рабочий недостоин названия социалиста, который может равнодушно смотреть на то, как правительство посылает войско против учащейся молодежи. Студент шел на помощь рабочему, - рабочий должен придти на помощь студенту"1 .

Развитие революционного рабочего движения пробудило к политической борьбе в начале XX столетия так называемый "третий элемент" земств, т. е. служащих. Это явление вызвало тогда среди царских слуг серьезную тревогу. Земства оказались политически "неблагонадежными".

Но Ленин никогда не считал всю интеллигенцию способной стать на революционный путь. Положение в обществе значительной части этой интеллигенции, ее тесная связь с царизмом, помещиками и буржуазией определяли и ее политическую позицию.

"Образованные люди, - писал Ленин, - вообще "интеллигенция" не может не восставать против дикого полицейского гнета абсолютизма, травящего мысль и знание, но материальные интересы этой интеллигенции привязывают ее к абсолютизму, к буржуазии, заставляют ее быть непоследовательной, заключать компромиссы, продавать свой оппозиционный и революционный пыл за казенное жалование или за участие в прибылях или дивидендах"2 .

Пролетарское социал-демократическое движение привлекло к себе значительные кадры интеллигенции. Группа "Освобождение труда", основанная Плехановым, как и "Петербургский союз борьбы за освобождение рабочего класса", создателем которого является Ленин, своей деятельностью вызвали поворот значительной части революционной и оппозиционно настроенной интеллигенции - лучшей, наиболее революционной и демократической ее части - к марксизму. Особенно движение это было значительным в период 1894 - 1898 гг., который Ленин называет периодом "детства и отрочества" социал-демократического движе-


1 Ленин. Соч. Т. TV, стр. 72.

2 Ленин. Соч. Т. II, стр. 178 (разрядка моя. - Ем. Я. ).

стр. 27

стр. 28

стр. 29

В движении русской интеллигенции - демократической и революционной - Ленин видел только отражение классовых интересов и политических группировок во всем обществе. Поэтому, когда эсеры ставили вопрос о необходимости создания общестуденческой организации на одной общей политической платформе, Ленин в статье "Задачи революционной молодежи" указывал на несостоятельность этой точки зрения.

"Интеллигенция потому и называется интеллигенцией, что всего сознательнее, всего решительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических группировок во всем обществе"1 .

Ленин выдвигал деление всей русской демократической интеллигенции по ее политическим позициям

"на три русла: освобожденское, социалистско-революционное и социал-демократическое"2 .

Во время споров с оппортунистическим меньшевистским крылом социал-демократии по вопросу об организации партии Ленин отметил еще одну черту, свойственную значительной части интеллигенции, - это индивидуализм, неустойчивость и неспособность к самостоятельной организации, вытекавшие из условий жизни интеллигенции, из условий ее производства (работа в одиночку или в очень мелких коллективах)3 .

Борясь против барского индивидуалистического анархизма Троцкого, Мартова, Аксельрода и компании, заботившихся больше всего о том, как бы устав партии не оттолкнул какого-нибудь либерального профессора, Ленин указывал на то, что

"по сравнению с пролетариатом интеллигенция всегда более индивидуалистична уже в силу основных условий своей жизни и работы, не дающих ей непосредственно широкого объединения сил, непосредственного воспитания на организованном совместном труде"4 .

Отсюда - и неумение приспособиться к дисциплине и партийной жизни; отсюда - "анархичность, как стремление к "автономии", как требование "терпимости" и т. п."5 .

Накануне первой революции Ленин дает точную картину тех изменений, которые внесло рабочее движение в политическое мировоззрение и политические группировки интеллигенции. Рабочее движение раскололо радикальную интеллигенцию на три течения, о которых мы говорили уже выше.

"1901-ый год: рабочий идет на помощь студенту. Начинается демонстрационное движение. Пролетариат выносит на улицу свой клич - долой самодержавие! Радикальная интеллигенция распадается окончательно на либеральную, революционно-буржуазную и социал-демократическую"6 .

Вопрос об интеллигенции поставлен был на III съезде РСДРП - большевистском съезде.

III съезд партии самым решительным образом осудил политику сеяния недоверия и вражды между рабочими и интеллигентами в социал-демократических организациях, которую вели в то время новоискровцы. Съезд напомнил рабочим, что в 90-х и начале 900-х годов рабочее дви-


1 Ленин. Соч. Т. V, стр. 354.

2 Ленин. Соч. Т. VII, стр. 67.

3 См. Ленин. Соч. Т. VI, стр. 212 - 213.

4 Там же, стр. 354.

5 Там же.

6 Ленин. Соч. Т. VII, стр. 105.

стр. 30

жение пережило уже "подобные приемы борьбы со стороны рабочедельского крыла партии", т. е. со стороны оппортунистов-"экономистов", и что эти приемы рабочий класс отверг.

В написанном для III съезда проекте резолюции по этому вопросу Ленин ставил задачу создавать как можно больше рабочих организаций, входящих в нашу партию; стремиться к тому, чтобы рабочие организации, не желающие или не имеющие возможности войти в партию, по крайней мере примыкали к партии; добиваться того, чтобы как можно больше сознательных социал-демократов рабочих входили как члены в комитеты партии.

Придавая огромное значение наличию революционной интеллигенции в среде рабочей партии, Ленин указывал на необходимость самой решительной критики позиций либеральной буржуазной интеллигенции, шедшей главным образом за кадетами. Ленин заклеймил выступление известного буржуазного историка Виноградова, высказавшегося за желательность развития русской революции по прусскому, а не по французскому образцу. Ленин квалифицировал это выступление как холопство перед царизмом, как желание либерального профессора достичь соглашения с царизмом против революции, т. е. против революционных рабочих и крестьян. Даже левое крыло либеральной интеллигенции - "Союз союзов" - занимало все время, вплоть до декабрьского вооруженного выступления пролетариата, колеблющуюся позицию, только в отдельных случаях идя за пролетариатом (бойкот булыгинской думы). После декабрьского восстания либеральная интеллигенция первая попятилась назад, в сторону буржуазии. Вслед за нею петушком-петушком попятилась назад эсеровская и меньшевистская интеллигенция.

Для периода реакции характерно это бегство интеллигенции от революции, в особенности из революционных рабочих организаций, из рядов социал-демократической партии. Если в 1905 - 1906 гг. среди студенчества по крайней мере три четверти принадлежало к левым, социалистическим организациям, то в период реакции только небольшие группы студенчества и интеллигенции остались верны революции, преданы пролетариату. Это большевистская интеллигенция, это профессиональные революционеры, выпестованные Лениным - Сталиным, они вынесли на себе в период реакции всю тяжесть борьбы.

Ленин писал в статье "Дума и русские либералы":

"Большая часть буржуазной интеллигенции живет с теми и кормится около тех, кого потянуло прочь от политики. Лишь немногие интеллигенты идут в кружки пропагандистов рабочей партии, которые по опыту знают "волчий голод" народных масс на политическую книжку, газету и на социалистическое знание. Но, конечно, такие интеллигенты идут если не на геройскую смерть, то действительно на геройскую каторжную жизнь плохо оплачиваемого, полуголодного, вечно переутомленного, издерганного до невозможности партийного "рядовика". Вознаграждением такой интеллигенции служит то, что она избавилась от навозных куч "общества" и забыла думать о равнодушии ее аудитории к общественно-политическим вопросам. А ведь "интеллигент", не умеющий найти себе неравнодушной к этим вопросам аудитории, так же похож на "демократа" и на интеллигента в хорошем смысле слова, как продавшаяся за деньги в законный брак женщина похожа на любящую жену. И здесь и там - простые разновидности официально-благоприличной и вполне легальной проституции"1 .


1 Ленин. Соч. Т. XI, стр. 191 - 192.

стр. 31

Но если в большевистских организациях осталась часть интеллигенции, преданная пролетариату, то мелкобуржуазная интеллигенция, связанная с меньшевиками, ликвидаторами, отзовистами, впередовцами, ударилась в мистику, богостроительство и богоискательство, решительно отошла от революции. Эта мелкобуржуазная интеллигенция, по словам Ленина,

"приносит "разработку" каждого отклонения от социал-демократического пути в особое "направление", как, например, "отзовизм" и "ликвидаторство"1 .

Во время мировой империалистической войны раскол внутри интеллигенции еще больше усиливается и углубляется. Не только буржуазия и помещики, но и так называемая мелкобуржуазная интеллигенция, примыкавшая к трудовикам, эсерам, меньшевикам, в своем подавляющем большинстве превратились в оборонцев, в социал-шовинистов, проповедуя войну до победного конца, участие в военно-промышленных комитетах и т. д. Не только прямые оборонцы, но и так называемые "левые" меньшевики, боявшиеся занять явно оборонческую позицию, содействовали открытым агентам русской буржуазии.

"Все эти "левые" народническо-эсеровские и меньшевистско-социал-демократические группы - от группы Чернова и максималистов до группы Мартова и Троцкого - несмотря на их революционную фразеологию представляли по сути дела левое мелкобуржуазное крыло буржуазной демократии, стоявшей за сохранение и "улучшение" капитализма, ибо все они отрицали возможность победы социализма в России, выступали против социалистического преобразования России, поддерживали единство с оборонцами, стоявшими за империалистскую войну, выступали против большевистского лозунга о превращении войны империалистской в войну гражданскую, вели активную борьбу против большевистской политики, рассчитанной на поражение царского правительства в империалистской войне, вели единым фронтом борьбу против партии Ленина, против большевистской партии. Единственно революционной пролетарско-социалистической партией в России была партия большевиков"2 .

Совершенно естественно, что только незначительная часть революционной интеллигенции в годы империалистической войны оказалась верна пролетариату, его большевистской партии. Эта часть интеллигенции под руководством Ленина вместе с лучшей частью рабочего класса вела борьбу против социал-патриотизма, против самодержавия, за его свержение, за превращение империалистической войны в гражданскую, за победу социалистической революции.

*

Пришла Великая социалистическая пролетарская революция. Никто не скажет, что в 1917 г., накануне Октябрьской революции, с большевистской партией шла масса интеллигенции. Наоборот, воспитанное десятилетиями в сознании могущества буржуазии и мирового капитализма, громадное большинство интеллигенции относилось отрицательно к Октябрьскому социалистическому перевороту. Многие стояли в сторонке, выжидая, как сложатся обстоятельства, кто победит, "что из этого выйдет".


1 Ленин. Соч. Т. XIV, стр. 340.

2 "История гражданской войны". Т. I, стр. 24. 1935.

стр. 32

"Депутат Балтики", профессор Полежаев, - невидимому, псевдоним Тимирязева, - почти одинок в интеллигентской среде того времени. В этой среде он не находит себе союзников. Высшая школа находилась в руках кадетов и октябристов. Низшая и средняя школы в значительной степени находились в руках кадетов, эсеров и меньшевиков. Мы не говорим уже о церковно-приходских школах, находившихся в руках реакционеров. Учительский союз был всецело под влиянием эсеров и кадетов. Нет ничего удивительного в том, что Октябрьская революция была встречена забастовкой интеллигенции в ряде городов. Эта забастовка охватила довольно широкие слои, например в Москве. Большевики не строили себе иллюзий относительно поведения интеллигенции в революции. О том, что некоторая часть технических кадров, тесно связанных с буржуазией, будет предавать и обманывать народ в интересах капиталистов, писали еще основоположники марксизма1 .

Классовый состав интеллигенции был известен большевикам. Из опыта длительной борьбы они знали также, что значительная часть интеллигенции будет колебаться между пролетариатом и буржуазией, что индивидуализм, нерешительность и половинчатость являются характерными чертами старой интеллигенции. Поэтому большевики не были удивлены начавшимся саботажем. На саботаж интеллигенции делали ставку не только капиталисты и помещики, но и их лакеи - меньшевики, эсеры и социал-демократические теоретики из II интернационала. Они еще раньше писали, что пролетариат не удержит власть потому, что у него нет достаточного количества готовых культурных и администраторских кадров, способных наладить управление страной.

Кадров у пролетариата было на самом деле до чрезвычайности мало, а благодаря саботажу интеллигенции в условиях необычайных внешних и внутренних трудностей эта нужда в кадрах была особенно острой.

Но Ленин еще до революции говорил, что ожидать того момента, пока в условиях капитализма пролетариат выработает свои кадры, и только потом думать о власти - это оппортунизм чистейшей воды. Капитализм тем и отличается, что он всем своим строем губит и душит таланты, которых в народе великое множество. Об этом Ленин писал в статье "Удержат ли большевики государственную власть", об этом он писал и позже.

"Для создания социализма, - говорите вы, - требуется цивилизованность, - писал Ленин. - Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?"2 .

От теоретических упражнений капиталисты, помещики и их прихвостни перешли к прямым действиям против первого в мире социалистического государства. Саботаж был острым оружием в руках старого мира против Советской власти и одной из наиболее характерных форм борьбы классового врага против народа.

Надо сказать, что и метод отставок, который в партии применяли люди, разоблаченные впоследствии как враги народа, также был не чем иным как саботажем. Между тем перед пролетариатом стояли небывалые по своей трудности и своему историческому величию задачи. Надо было создавать новый, социалистический мир. Надо было не только


1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Письма, стр. 391. Соцэкгиз. 1931.

2 Ленин. Соч. Т. XXVII, стр. 401.

стр. 33

подавить вооруженной рукой удесятеренное благодаря поражениям сопротивление эксплуататоров и международной контрреволюции, но и создать новое государство и новое общество. Надо было так перестроить общество, чтобы заменить подневольный труд на капиталиста и помещика

"трудом, планомерно организованным в гигантском, общегосударственном (в известной мере и в интернациональном, в мировом) масштабе"1 .

Эти две задачи - военная и организационная - были неотделимы: партия большевиков, как это она делала всегда, обратилась к народу, глубоко веря в его силы и творческие возможности.

Ленин поставил перед рабочими и крестьянами задачу организации соцсоревнования, задачу создания своей рабоче-крестьянской интеллигенции.

"Мы были всегда организаторами и начальниками, мы командовали - так говорят и думают вчерашние рабовладельцы и их приказчики из интеллигенции - мы хотим остаться таковыми, мы не станем слушаться "простонародья", рабочих и крестьян, мы не подчинимся им, мы превратим знание в орудие защиты привилегий денежного мешка и господства капитала над народом.

Так говорят, думают, действуют буржуа и буржуазные интеллигенты. Со шкурной точки зрения их поведение понятно: прихлебателям и приживальщикам крепостников-помещиков, попам, подьячим, чиновникам из гоголевских типов, "интеллигентам", ненавидящим Белинского, тоже было "трудно" расстаться с крепостным правом. Но дело эксплуататоров и их интеллигентской челяди - безнадежное дело. Их сопротивление рабочие и крестьяне ломают, - к сожалению, еще недостаточно твердо, решительно и беспощадно - и сломают.

"Они" думают, что "простой народ", "простые" рабочие и беднейшие крестьяне не сладят с великой, поистине героической в всемирно-историческом смысле слова, задачей организационного характера, которую возложила на плечи трудящихся социалистическая революция. "Без нас не обойтись" - утешают себя привыкшие служить капиталистам и капиталистическому государству интеллигенты. Их наглый расчет не оправдается: образованные люди уже теперь выделяются, переходя на сторону народа, на сторону трудящихся, помогая ломать сопротивление слуг капитала. А организационных талантов в крестьянстве и рабочем классе много, и эти таланты только-только начинают сознавать себя, просыпаться, тянуться к живой, творческой, великой работе, браться самостоятельно за строительство социалистического общества"2 .

Означало ли это, что Ленин рассчитывал только на эту новую интеллигенцию и отказывался от привлечения старой интеллигенции на службу строительству социализма? Отнюдь нет. В наброске программной статьи "Очередные задачи Советской власти" Ленин писал (весною 1918 г., в самый разгар гражданской войны), что

"привлечение к работе буржуазной интеллигенции является теперь очередной, назревшей и необходимой задачей дня"3 .


1 Ленин, Соч. Т. XXII, стр. 161.

2 Там же, стр. 161 - 162.

3 Там же, стр. 421.

стр. 34

Ленин предвидел, что часть рабочих и крестьян, учитывая тот саботаж, который был проявлен старой интеллигенцией, особенно в первые недели и месяцы Октябрьской революции, отнесется враждебно к этому шагу Советской власти и поймет его как уступку буржуазии, и поэтому он тут же разъясняет:

"Было бы до смешного нелепо, если бы в таком привлечении усматривали бы какое-то шатание власти, какое-то отступление от принципов социализма, или какой-то недопустимый компромисс с буржуазией"1 .

Ленин пользовался всяким случаем для того, чтобы подчеркнуть огромную роль интеллигенции в социалистическом государстве. Выступая на Всероссийском съезде учителей-интернационалистов 5 июня 1918 г., Ленин говорил, что

"учительская армия должна поставить себе гигантские просветительные задачи и прежде всего должна стать главной армией социалистического просвещения"2 .

Кто мешал тогда учителям и другим таким же отрядам интеллигенции, как например врачам, инженерам, техникам, агрономам, которые по самой своей природе были близки к трудящимся, включиться в социалистическое строительство? Этому в особенности мешали эсеры, народники, кадеты. Они всячески старались убедить эти отряды интеллигенции, что дни Советской власти сочтены, что Советская власть недолговечна, что это "узурпаторы", на смену которым вскоре должна придти социал-демократия, и, несомненно, они принесли огромнейший вред значительным массам интеллигенции, помешали ей во-время правильно определить свое отношение к Советской власти, к социалистической революции и включиться в строительство социализма.

Ленин стремился доказать, что огромные массы старой интеллигенции могут и должны теперь же включиться в социалистическое строительство не только по своей профессии, но и в гораздо более широком смысле этого слова, стать активными строителями нового общества.

Ленин говорил учителям-интернационалистам:

"Учительство должно слиться со всей борющейся массой трудящихся. Задача новой педагогики - связать учительскую деятельность с задачей социалистической организации общества"3 .

Но не так быстро, как хотела партия, совершался поворот, в особенности технической интеллигенции, к Советской власти. На IV конференции профессиональных союзов Ленин говорил:

"Интеллигенция свой опыт и знания - высшее человеческое достоинство - несет на службу эксплуататорам и пользуется всем, чтобы затруднить нам победу над эксплуататорами; она добьется того, что сотни тысяч людей будут гибнуть от голода, но она не сломит сопротивления трудящихся"4 .

Известный правый эсер Питирим Сорокин напечатал 20 ноября 1918 г. в "Правде" письмо о своем выходе из партии правых эсеров и о сложении им с себя звания члена Учредительного собрания. Свой выход из партии эсеров Питирим Сорокин объяснял тем, что он убедился, что работа в области науки и народного просвещения всегда по-


1 Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 421.

2 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 66.

3 Там же.

4 Там же, стр. 90.

стр. 35

лезна, всегда нужна народу. В ответ на это Ленин на другой же день поместил в "Правде" статью "Ценное признание Питирима Сорокина", где указывал, что письмо Питирима Сорокина характерно как признак некоторого поворота части старой интеллигенции к Советской власти. Ленин писал:

"Надо уметь привлечь к себе, включить в общую организацию, подчинить общепролетарской дисциплине наименее пролетарские, наиболее мелкобуржуазные слои трудящихся, которые поворачивают к нам. Тут лозунг момента - не борьба с ними, а привлечение их, уменье наладить воздействие на них, убеждение колеблющихся, использование нейтральных, воспитание обстановкой массового пролетарского влияния тех, кто отстал или совсем недавно еще начал отделываться от "учредиловских" или "патриотически-демократических" иллюзий"1 .

На собрании партийных работников Москвы 27 ноября 1918 г. Ленин говорил, что мы не должны отворачиваться от тех людей, которые начинают сознавать свою ошибку. Больше того, Ленин прямо ставил вопрос о соглашении с этой интеллигенцией, о полной перемене отношения к ней. Если по отношению к саботировавшей и помогавшей контрреволюции интеллигенции лозунгом была беспощадная борьба, то к той интеллигенции, которая поворачивала к Советской власти, отношение должно было быть совершенно иное.

"Мы должны сказать: милости просим, мы вас не боимся, если вы думаете, что мы умеем действовать только насилием, то вы ошибаетесь, и мы могли бы достигнуть соглашения. И те элементы, которые полны традиций буржуазных предрассудков, все кооператоры, все части трудящихся, которые больше всего связаны с известным кругом производства и тех буржуазных профессий, которые в капиталистическом обществе необходимы, а в социалистическом мы их отбросим, все они пошли бы к нам навстречу. Возьмите всю интеллигенцию. Она жила буржуазной жизнью, она привыкла к известным удобствам. Поскольку она колебалась в сторону чехо-словаков, нашим лозунгом была беспощадная борьба - террор.

В виду того, что теперь этот поворот в настроении мелкобуржуазных масс наступил, нашим лозунгом должно быть соглашение, использование этих отношений на практике, но не помощью насилий, а помощью отношений добрососедских, союзнических"2 .

Ленин не верил в возможность перехода всей старой интеллигенции на путь коммунизма. Но он считал возможным

"использовать эту интеллигенцию для социализма, ту интеллигенцию, которая не социалистична, которая никогда не будет коммунистичной, но которую сейчас объективный ход событий и соотношений настраивает по отношению к нам нейтрально и по-соседски"3 .

В статье "Маленькая критика для выяснения больших вопросов" Ленин останавливается, на книге Александра Тодорского "Год с винтовкой и плугом". Ленин дал очень высокую оценку этой книге, в которой рассказывалось об опыте социалистического строительства с привлечением на службу старой интеллигенции. Ленин советовал использовать этот опыт.


1 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 294.

2 Там же, стр. 317 - 318.

3 Там же, стр. 320.

стр. 36

"Ведь даже в отсталой России рядом с Колупаевыми и Разуваевыми народились капиталисты, которые умели ставить себе на службу культурную интеллигенцию, меньшевистскую, эсеровскую, беспартийную. Неужели мы окажемся глупее этих капиталистов и не сумеем использовать такого "строительного материала" для постройки коммунистической России?"1 .

В марте 1919 г. профессор Воронежского сельскохозяйственного института М. Дукельский обратился с открытым письмом к Ленину. Прочитав в "Известиях" доклад Ленина о специалистах, он возмутился тем, что Советская власть хочет-де "подкупить" интеллигенцию перспективой "животного благополучия". Дукельский уверял, что многие специалисты не идут работать с коммунистами только потому, что, дескать, очень уже много примазавшихся, бессовестных "попутчиков" идут вместе с честными коммунистами. "Если вы хотите, - писал Дукельский, - чтобы у вас были не "специалисты" из-за окладов, если вы хотите, чтобы новые честные добровольцы присоединились к тем специалистам, которые и теперь кое-где работают с вами, не за страх, а за совесть, несмотря на принципиальное расхождение с вами по многим вопросам... несмотря на беспримерную бюрократическую неразбериху многих советских учреждений, губящих иногда самые живые начинания, - если вы хотите этого, то, прежде всего, очистите свою партию и ваши правительственные учреждения от бессовестных Mitlaufer-ов, возьмитесь за таких рвачей, авантюристов, прихвостней и бандитов, которые, прикрываясь знаменем коммунизма, либо по подлости расхищают народное достояние, либо по глупости подсекают корни народной жизни своей, нелепой дезорганизаторской возней".

Ленин на это письмо ответил в "Правде" N 67 за 28 марта 1919 года. Ленин считал, что письмо Дукельского, хотя и злое, но, повидимому, искреннее. И хотя у автора, несомненно, преобладало личное раздражение, которое помешало ему правильно поставить вопрос, тем не менее Ленин считал необходимым объясниться по этому вопросу с Дукельским и ему подобными.

Прежде всего Ленин указывал, что нельзя валить на коммунистов вину за саботаж старой интеллигенции.

"Саботаж был начат интеллигенцией и чиновничеством, которые в массе буржуазны и мелко-буржуазны. Эти выражения содержат классовую характеристику, историческую оценку, которая может быть верна или неверна, но принимать которую за поносящее слово или за ругань никак нельзя. Озлобление рабочих и крестьян за саботаж интеллигенции неизбежно, и "винить" если можно кого, то только буржуазию и ее вольных и невольных пособников.

Если бы мы "натравливали" на "интеллигенцию", нас следовало бы за это повесить. Но мы не только не натравливали народ на нее, а проповедовали от имени партии и от имени власти необходимость предоставления интеллигенции лучших условий работы"2 .

Вместе с тем Ленин признавал правильным требование, чтобы мы очистили нашу партию от разного рода примазавшихся "попутчиков", дезорганизаторов, но партия и без советов Дукельского периодически и постоянно занималась очисткой своих рядов от всех чуждых коммунизму элементов, случайно или намеренно проникших в ее ряды.


1 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 459.

2 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 186.

стр. 37

Через три дня после этого, на заседании ВЦИК 30 марта 1919 г., говоря о кандидатуре Михаила Ивановича Калинина на пост председателя ВЦИК после смерти Якова Михайловича Свердлова, Ленин снова вернулся к этому вопросу.

"Мы знаем, - говорил он, - что делали все для привлечения интеллигенции, но нас разделяли политические разногласия. Мы знаем, что эпоха буржуазного парламентаризма кончилась, что сочувствие рабочих всего мира на стороне Советской власти, что, как бы буржуазия ни убивала вождей пролетариата, как она это делает в Германии, - победа Советской власти неизбежна. Весь опыт неминуемо приведет интеллигенцию окончательно в наши ряды, и мы получим тот материал, посредством которого мы можем управлять"1 .

В период гражданской войны очень остро стоял вопрос об отношении к военным специалистам. Значительная часть специалистов старой царской армии перекочевала в лагерь белогвардейцев и интервентов. Часть военных специалистов, пригретая предателем Троцким, вместе с ним и по его указанию изменяла Советской власти, предавала Красную Армию, а достаточного количества своих собственных военных специалистов Рабоче-Крестьянская Красная Армия еще не сумела выковать. В борьбе с Троцким и теми военспецами, которые находились под его влиянием, и вопреки им Красная Армия была создана Лениным, Сталиным, Ворошиловым, Фрунзе, Дзержинским и другими железными большевиками, талантливыми организаторами и политическими руководителями военного дела.

На VII всероссийском съезде советов Ленин указывал на то, что в Красной Армии, безусловно, необходимо использовать буржуазных специалистов:

"Мы знаем, - говорил Ленин, - что эти буржуазные специалисты в громадном большинстве против нас, - и должны быть в громадном большинстве против нас, - ибо здесь сказывается их природа, и на этот счет мы никаких сомнений иметь не можем. Нам изменяли сотни и тысячи этих специалистов, а служили все более и более верно десятки и десятки тысяч, потому, что в ходе самой борьбы они привлекались на нашу сторону, потому, что тот революционный энтузиазм, который совершал чудеса в Красной Армии, проистекал от того, что мы обслуживали и удовлетворяли интересы рабочих и крестьян. Эта обстановка массы дружно действующих рабочих и крестьян, знающих, за что они борются, делала свое дело, и все большая и большая часть людей, которые переходили к нам из другого лагеря, иногда несознательно, превращалась и превращается в наших сознательных сторонников"2 .

Ленин и Сталин дали отпор так называемой военной оппозиции на VIII съезде партии и тем "левым" элементам в международном движении, которые отрицательно относились к привлечению буржуазных специалистов к социалистическому строительству.

В книге "Детская болезнь "левизны" в коммунизме" Ленин прямо указывал на то, что

"в любой сфере работы при капитализме и при переходе от капитализма к социализму - нельзя избегнуть тех трудностей, тех своеобразных задач, которые должен преодолеть и решить пролетариат для использования в своих целях выходцев из буржуазной


1 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 189.

2 Там же, стр. 605.

стр. 38

среды, для победы над буржуазно-интеллигентскими предрассудками и влияниями, для ослабления сопротивления (а в дальнейшем и для полной переделки) мелкобуржуазной обстановки"1 .

Гражданская война закончилась, но классовая борьба продолжалась в новых формах. Трудности социалистического строительства, международное капиталистическое окружение сказывались и на интеллигенции.

Развернутое наступление социализма означало неминуемую гибель всех остатков старого, эксплуататорского мира в нашей стране. Социализм проникал в самые глухие уголки нашей страны. Рабочие и крестьяне, руководимые мужественной коммунистической партией, смело перестраивали экономику, быт, культуру, меняли географию страны и сознание людей.

Революция продолжалась. Это, конечно, вызывало бешеное сопротивление классового врага внутри и вне страны. Международный капитализм не хотел терять свою последнюю опору внутри СССР.

Партия открывала интеллигенции необъятные перспективы невиданной в истории творческой, созидательной работы. Она звала старую интеллигенцию: идите вместе с рабочими и крестьянами, творите новую жизнь. Вы по своему воспитанию и характеру являетесь творческими работниками. Только Советская власть может дать полный простор развитию ваших талантов. Капитализм переживает кризис всей своей системы. Это гниющий мир. Вам с ним не по пути. Только союз науки и труда может творить чудеса. Этот союз всесилен.

Но, с другой стороны, все силы старого мира, в том числе сила воспитания, привычек, традиций, о которой Ленин говорил, что это самая страшная сила, ополчились против социализма. Враги хихикали по поводу отдельных неудач, спекулировали на трудностях строительства социализма, пророчили, что неминуема интервенция.

Они раздували отдельные случаи "спецеедства", с которым партия всегда боролась и про которое товарищ Сталин говорил, что

"спецеедство" всегда считалось и остается у нас вредным и позорным явлением"2 .

Враги народа, пробравшиеся в партию и в органы Советской власти, вместе с иностранными шпионами, диверсантами и убийцами вербовали враждебные, колеблющиеся и неустойчивые элементы интеллигенции в свои ряды.

Среди старой интеллигенции были распространены индивидуализм, карьеризм, всяческие теории об особой провиденциальной миссии интеллигенции, наблюдались переходы от самых заоблачных увлечений к упадничеству и отчаянию. Всем этим искусно пользовались враги.

То расслоение интеллигенции, которое началось еще в первые годы Советской власти, продолжалось ускоренными темпами. Жизнь ставила вопрос остро: "Кто - кого". И здесь надо было выбирать, по какую сторону баррикады становиться.

"Техническая интеллигенция, - говорил товарищ Сталин, - может, в определенных условиях, творить "чудеса", приносить человечеству громадную пользу. Но она же может приносить ибольшой вред"3 .

Верхушка старой буржуазной интеллигенции предпочла стать на путь вредительства - использовать против Советской власти эту одну


1 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 246.

2 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 461.

3 Там же, стр. 605.

стр. 39

из самых опасных форм сопротивления классового врага. Она приняла участие в создании контрреволюционных, террористических, диверсионных и шпионских организаций, таких, как "трудовая крестьянская партия" Кондратьева - Чаянова, как "торгпром" и другие; ее представители фигурировали в известном шахтинском процессе и т. д.

Большая часть старой интеллигенции в конце концов стала относиться безусловно отрицательно к вредительству. Большевистская правда и созидательный труд увлекали колеблющихся, переделывали их, выжигая пережитки капитализма в сознании этих людей.

В речи на совещании хозяйственников 23 июня 1931 г, товарищ Сталин говорил:

"Года два назад дело обстояло у нас таким образом, что наиболее квалифицированная часть старой технической интеллигенции была заражена болезнью вредительства. Более того, вредительство составляло тогда своего рода моду. Одни вредили, другие покрывали вредителей, третьи умывали руки и соблюдали нейтралитет, четвертые колебались между Советской властью и вредителями. Конечно, большинство старой технической интеллигенции продолжало работать более или менее лойяльно. Но речь идет здесь не о большинстве, а о наиболее квалифицированной части технической интеллигенции"1 .

Эта болезнь вредительства поддерживалась

"обострением классовой борьбы внутри СССР, наступательной политикой Советской власти в отношении капиталистических элементов города и деревни, сопротивлением этих последних политике Советской власти, сложностью международного положения, трудностями колхозного и совхозного строительства. Если активность боевой части вредителей подкреплялась интервенционистскими затеями империалистов капиталистических стран и хлебными затруднениями внутри страны, то колебания другой части старой технической интеллигенции в сторону активных вредителей усиливались модными разговорами троцкистско-меньшевистских болтунов насчет того, что "из колхозов и совхозов все равно ничего не выйдет", "Советская власть все равно перерождается и должна в скором времени пасть", "большевики своей политикой сами способствуют интервенции" и т. д. и т. п."2 .

"Понятно, что при таком положении вещей, - продолжал товарищ Сталин, - Советская власть могла практиковать лишь одну единственную политику в отношении старой технической интеллигенции - политику разгрома активных вредителей, расслоения нейтральных и привлечения лойяльных"3 .

Но в результате борьбы сложилась совершенно новая обстановка. Советская власть и коммунистическая партия победили на фронте колхозного и совхозного строительства, преодолели капиталистические элементы города и деревни, ликвидировали хлебные затруднения.

Таким образом, главное, в чем сомневалась значительная часть старой интеллигенции, было преодолено. Рушились и надежды на интервенцию. Все это не могло остаться без влияния на нашу старую техническую интеллигенцию; все это содействовало повороту в сторону Советской власти известной части интеллигенции, которая раньше сочувствовала вредителям.


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 459.

2 Там же.

3 Там же, стр. 460.

стр. 40

Товарищ Сталин предупреждал тогда:

"Это не значит, конечно, что у нас нет больше вредителей. Нет, не значит. Вредители есть и будут, пока есть у нас классы, пока имеется капиталистическое окружение. Но это значит, что коль скоро значительная часть старой технической интеллигенции, так или иначе сочувствовавшая ранее вредителям, повернула теперь в сторону Советской власти, - активных вредителей осталось небольшое количество, они изолированы и они должны будут уйти до поры до времени в глубокое подполье.

Но из этого следует, что сообразно с этим должна измениться и наша политика в отношении старой технической интеллигенции. Если в период разгара вредительства наше отношение к старой технической интеллигенции выражалось главным образом в политике разгрома, то теперь, в период поворота этой интеллигенции в сторону Советской власти, наше отношение к ней должно выражаться, главным образом, в политике привлечения и заботы о ней. Было бы неправильно и недиалектично продолжать старую политику при новых, изменившихся условиях. Было бы глупо и неразумно рассматривать теперь чуть ли не каждого специалиста и инженера старой школы, как не пойманного преступника и вредителя. "Спецеедство" всегда считалось и остается у нас вредным и позорным явлением.

Итак, изменить отношение к инженерно-техническим силам старой школы, проявлять к ним побольше внимания и заботы, смелее привлекать их к работе - такова задача"1 .

Однако оставалась коренная задача, которая стояла с самого начала завоевания пролетариатом власти - создать свою собственную интеллигенцию. Товарищ Сталин разъяснял, что нам необходимо во что бы то ни стало создать свою собственную производственно-техническую интеллигенцию. Он говорил:

"...нам нужны не всякие командные и инженерно-технические силы. Нам нужны такие командные и инженерно-технические силы, которые способны понять политику рабочего класса нашей страны, способны усвоить эту политику и готовы осуществить ее на совесть. А что это значит? Это значит, что наша страна вступила в такую фазу развития, когда рабочий класс должен создать себе свою собственную производственно-техническую интеллигенцию, способную отстаивать его интересы в производстве, как интересы господствующего класса.

Ни один господствующий класс не обходился без своей собственной интеллигенции. Нет никаких оснований сомневаться в том, что рабочий класс СССР также не может обойтись без своей собственной производственно-технической интеллигенции"2 . Со всей силой взялись большевики за решение этой трудной задачи. В старой, царской России накануне империалистической войны было 19,8 тыс. врачей. В СССР было в 1932 г. 76,4 тыс. врачей, в 1937 г. - 105,6 тысячи. Только в США (по переписи 1930 г.) число врачей больше чем в СССР (153,8 тыс.), для остальных же главнейших государств мы имеем такие цифры: в Германии - 48,1 тыс. (в 1932 г.), в Англии - 33,4 тыс. (в 1931 г.), во Франции - 25,4 тыс. (в 1931 г.), в Италии - 30,3 тыс. (в 1928 г.).


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 461.

2 Там же, стр. 457.

стр. 41

Число учащихся в высших учебных заведениях в 1937 г.; в СССР - 565,7 тыс.; в капиталистических странах: в Германии - 74 тыс., во Франции - 74 тыс., в Англии - 51 тыс., в Италии - 73 тыс., в Японии - 146 тыс., - а всего в пяти названных капиталистических странах - 418 тыс.; в США (в 1932 г.) - 450 тысяч.

Иным стал социальный и партийный состав учащихся в вузах СССР. На 1 января 1938 г. в 576 вузах (из 660 имеющихся в СССР) было 478 081 учащийся, среди них:

Женщин

206242

43,1%

Членов ВКП(б)

20508

4,3%

" ВЛКСМ

179575

37,6%

Рабочих и их детей

162213

33,9%

ИТР, специалистов и их детей

39916

8,3%

Остальных служащих

161030

33,7%

Колхозников

76482

16,0%

Крестьян-единоличников

26769

5,6%

Нераспределенных

1283

0,3%

Кустарей, их детей и пр.

10388

2,2%

На 15 сентября 1938 г. общее количество учащихся во всех вузах и академиях, кроме военных вузов, комсельхозшкол и комвузов, составляло 580 тыс. человек. В IV квартале 1938 г. должны были окончить вузы 17 тыс. человек. По сравнению с довоенным, 1914 годом число высших учебных заведений в СССР увеличилось в 8 раз.

Для капиталистического мира характерно в течение послевоенных лет "перепроизводство интеллигенции". Это перепроизводство интеллигенции имеется во всех областях. Капиталистический мир не знает, куда девать огромное количество людей, оканчивающих высшие учебные заведения, и стремится выйти из этого положения тем, что многие из высших учебных заведений закрываются, а в остальных сокращается число учащихся.

Советское государство чувствует в течение всех этих лет недостаток в кадрах интеллигенции. Один этот факт показывает, что, с одной стороны, мы имеем идущую к упадку систему капиталистических государств и, с другой стороны, - советское, социалистическое государство, идущее к расцвету, подъему.

Советское правительство израсходовало огромные средства для того, чтобы поднять всю народную массу на более высокую ступень культуры, знаний, овладения наукой. Советская власть приложила все усилия к тому, чтобы создать многочисленные кадры подготовленных во всех отношениях советских специалистов.

Усилия партии дали свои результаты, и эту перемену ярко отметил товарищ Сталин в докладе на Чрезвычайном VIII всесоюзном съезде советов 25 ноября 1936 года:

"Это уже не та старая заскорузлая интеллигенция, которая пыталась ставить себя над классами, а на самом деле служила в своей массе помещикам и капиталистам. Наша советская интеллигенция это - совершенно новая интеллигенция, связанная всеми корнями с рабочим классом и крестьянством. Изменился, во-первых, состав интеллигенции. Выходцы из дворянства и буржуазии составляют небольшой процент нашей советской интеллигенции. 80 - 90 процентов советской интеллигенции - это выходцы из рабочего класса, крестьянства и других слоев трудящихся. Изменился, наконец, и самый характер деятельности интеллигенции. Раньше она должна была служить богатым классам, ибо у нее не было другого выхода. Теперь она должна служить народу, ибо не стало больше

стр. 42

эксплоататорских классов. И именно поэтому она является теперь равноправным членом советского общества, где она вместе с рабочими и крестьянами, в одной упряжке с ними, ведет стройку нового бесклассового социалистического общества.

Как видите, это совершенно новая, трудовая интеллигенция, подобной которой не найдете ни в одной стране земного шара".

Деятельность Советской власти идет не только по линии количественного увеличения кадров интеллигенции: Советская власть и коммунистическая партия делают решительно все для того, чтобы поднять материальный уровень советской интеллигенции.

Многие учебные заведения были созданы по инициативе товарища Сталина. Так, по его инициативе была создана Промакадемия, готовящая руководителей промышленности, в ней в настоящее время учатся 60 орденоносцев, среди них такие люди, как Стаханов, Бусыгин.

В 1930 г. в приветствии первому выпуску Академии товарищ Сталин писал:

"Выработка новых кадров социалистической промышленности из людей рабочего класса, способных руководить предприятиями как общественно-политически, так и производственно-технически, - является первостепенной задачей момента"1 .

И эта задача успешно разрешается нами за последние годы. Никакие вредители не помешают нам создать эту интеллигенцию, которая способна руководить, в ближайшие годы гигантски двинуть вперед все отрасли социалистической работы.

Постановление от 4 марта 1935 г. Центрального Комитета и СНК СССР о поднятии заработной платы медицинских работников, постановление от 9 апреля 1936 г. о повышении заработной платы учителям и другим школьным работникам и целый ряд других мероприятий Советской власти показывают, какую огромную заботу и внимание проявляют партия и правительство по отношению к советской интеллигенции. Такое отношение Советской власти к интеллигенции вытекает из самого характера нового строя.

Ленин и Сталин неоднократно указывали, что социализм - коммунизм является высшим типом человеческого общества. Коммунизм вырастает на базе всей предшествующей истории человечества. Он не случайное творчество гениальных людей, а неизбежный продукт развития человечества от низших форм к высшим. Коммунизм не может осуществиться на базе низкой техники и культуры. Наоборот, необычайно высокое, невиданное и невозможное при капитализме развитие производительных сил и культуры всего общества и каждого отдельного члена его - характернейшая черта коммунизма. Гигантская работа, проводимая Советской властью по перестройке экономики и сознания людей, означает одновременно увеличение количества интеллигенции, перестройку ее сознания, общий рост интеллигентности в нашей стране. Интеллигенция готовится у нас не только в вузах, но и на бесчисленных курсах, в кружках, в порядке самостоятельной работы над собой, в системе заочного обучения и т. д. Кадры интеллигенции выковываются в общественных, партийных, комсомольских, профсоюзных, кооперативных и других организациях. Вчерашние батраки и домашние работницы становятся государственными деятелями и удивляют буржуазных наблюдателей своей культурой и организованностью.

Учится вся страна. То, о чем говорили Ленин и товарищ Сталин, что только после завоевания власти пролетариатом начнется настоящая куль-


1 "Правда" 26 апреля 1930 года, N 115 (4560).

стр. 43

турная революция, теперь наступило. В нашей стране каждый может и должен стать интеллигентом. Скоро вся наша молодежь будет иметь не меньше чем среднее образование; пройдет немного времени - и каждый молодой человек нашей страны сможет окончить вуз.

Механизация и автоматизация нашей промышленности, создание новой техники в деревне требуют все большей культурности от работника. Этого же требуют и задачи обороны страны, и задачи управления, и задачи перестройки сознания людей.

Мы идем к ликвидации противоположности между умственным и физическим трудом. Весь наш народ мы должны поднять до уровня развития инженерно-технического работника. Стахановское движение, все более развивающееся в нашей стране, есть вместе с тем практическое движение в этом направлении. Стахановец - это интеллигент в лучшем понимании этого слова.

Задача старой интеллигенции состоит в том, чтобы помочь партии и правительству в этом великом деле. Наш народ, наши молодые кадры должны освоить все лучшее, что было создано человечеством в длительном процессе развития во всех областях человеческого знания, и двинуть науку вперед.

*

Таковы задачи Советской власти и партии в отношении интеллигенции. В этих условиях пренебрежительное, махаевское отношение к интеллигенции является диким, хулиганским и опасным для государства.

Пережитки махаевщины еще имеются в нашей стране. Они проявляются в разнообразных формах: в остатках "спецеедства", в пренебрежении к работе среди интеллигенции, в таком отношении к интеллигенции, когда ее ставят в положение второстепенного участника нашего социалистического строительства, и т. д. и т. п.

Иногда такое отношение к интеллигенции является плодом несознательности и недомыслия, но надо уметь находить здесь и руку классового врага, который, спекулируя на понятной настороженности рабочих и колхозников к интеллигенции, особенно к старым специалистам, часть которых так долго колебалась, а иногда и прямо вредила, пытается теперь разорвать союз науки и труда, помешать нашему движению вперед.

Многие из молодого поколения не знают, что партия еще в дореволюционных условиях, когда большинство интеллигенции служило буржуазии и помещикам, резко отрицательно относилась к махаевским настроениям и взглядам. Партия большевиков еще до революции разбила махаевщину. Не все знакомы с обстоятельствами этой борьбы, а они весьма поучительны.

В конце 90-х годов в Вилюйск был сослан участник польского рабочего движения, окрашенного тогда значительной долей национализма (пепеэсовцев), Ян Вацлав Константинович Махайский (псевдоним Вольский). В 1898 г. Махайский написал в Вилюйске первую часть своей книги "Умственный рабочий", в которой, описывая эволюцию социал-демократов, стремился доказать, что нет никакой принципиальной разницы между революционным ортодоксальным марксизмом и ревизионизмом. Махайский "доказывал", что как и революционный марксизм, так и его оппортунистическое крыло изменяют пролетариату, причем Махайский в значительной мере повторял мысли экономистов: социал-демократы-де хотят подменить экономические требования рабочих политическими, социал-демократы на самом деле хотят использовать рабочих в своих целях и т. д.

стр. 44

В 1899 г. Махайский выпустил вторую часть своей книги под названием "Научный социализм".

Обе книги были напечатаны в Сибири сначала на гектографе, а затем литографским способом; в 1904 г. в Женеве вышла третья часть "Умственного рабочего".

Махайский в ссылке в Сибири пытался создать группу своих сторонников, но не встретил среди сибирских политических ссыльных сколько-нибудь значительной поддержки.

Сам Махайский был насквозь интеллигент, точно так же, как и его последователь Е. Лозинский; последний начал в 1907 г. издавать книги, брошюры и выпустил три номера жалкого журнала "Против течения". Махайский и Лозинский между собой иногда спорили. Однако разногласия их касались несущественных вещей, и их обоих нельзя не отнести к одному течению.

Еще в Сибири в 1902 г. группа сторонников Махайского напечатала первомайскую прокламацию, в которой доказывала, что социалистическая интеллигенция потому выдвигает политические требования, что хочет, сваливши царское самодержавие, добиться для себя теплых местечек в государственном аппарате.

В 1904 г. махаевцы создают группу в Одессе, а затем и в Варшаве возникает махаевская группа "Рабочий заговор". В 1906 - 1907 гг. махаевская группа существовала и в Петербурге.

В чем же состояла сущность "теории" махаевцев?

Прежде всего они доказывали, что "интеллигенция является особым классом (класс "умственных рабочих"). Поэтому, прежде чем подробно изложить сущность махаевщины, необходимо остановиться на вопросе: является ли действительно интеллигенция особым классом?

На вопрос о том, что такое класс, что образует класс, Маркс отвечает в заключительной главе III тома "Капитала":

"Ответ этот получится сам собою, раз мы ответим на другой вопрос: что делает наемных рабочих, капиталистов и земельных собственников элементами, образующими три великие общественные класса?

На первый взгляд, это - тожество доходов и источников дохода. Перед нами три большие общественные группы, члены которых, или образующие их индивидуумы, живут соответственно заработной платой, прибылью и земельной рентой, при помощи использования своей рабочей силы, своего капитала и своей земельной собственности.

Но с этой точки зрения пришлось бы отнести к двум классам, например, врачей и чиновников, так как они принадлежат к двум различным общественным группам, причем члены каждой из этих групп получают свои доходы из одного и того же источника. То же самое имело бы место и по отношению к бесконечной раздробленности интересов и положений, создаваемой разделением общественного труда как среди рабочих, так и среди капиталистов и земельных собственников, - последние распадаются, например, на владельцев виноградников, пахотной земли, лесов, рудников, рыбных ловель..."1 .

Перо выпало из рук гениального основоположника коммунизма как раз тогда, когда он вплотную подошел к этому вопросу. Смерть остановила ход развития мыслей Маркса. Ряд отдельных высказываний Маркса


1 К. Маркс "Капитал". Т. III, стр. 780. 1938.

стр. 45

в книге "Революция и контрреволюция в Германии", в "Манифесте коммунистической партии", в книге "Классовая борьба во Франции" также не дает точного определения класса. Но во всяком случае ясно, что не признак распределения, а признак производства является определяющим признаком класса. Всю интеллигенцию нельзя объединить одним производственным признаком: интеллигенция бывает, как известно, буржуазная, мелкобуржуазная и пролетарская в зависимости от роли и места в процессе производства, источника средств существования и того, какие слои общества она обслуживает. Большинство интеллигентов, как и рабочие, существует продажей своей рабочей силы, но верхушка ее, подкармливаемая капиталистами, превращается, по существу, в предпринимателей-буржуа или даже помещиков. Таковы были, например, некоторые вредители: Пальчинский, Федотов и др.

В предисловии к "К критике политической экономии" Маркс писал:

"Я рассматриваю систему буржуазной экономии в следующем порядке: капитал, земельная собственность, наемный труд... Под первыми тремя рубриками я исследую экономические условия жизни трех больших классов, на которые распадается современное буржуазное общество..."1 .

Противоречит ли это определение Маркса тому делению общества на два основных класса - на буржуазию и пролетариат, - которое мы имеем в "Манифесте коммунистической партии"? Нет, не противоречит, ибо буржуазия в капиталистическом обществе делится на целый ряд групп, смотря по источникам дохода: промышленную, торговую, землевладельческую, финансовую. Так же, как неправильно эти различные группы буржуазии считать различными классами, неправильно было делить и класс пролетариев на физических рабочих и умственных рабочих. Неправильно это хотя бы и потому, что во многих производствах чрезвычайно трудно умственный труд отделить от физического. Является ли, например, труд телеграфиста, машинистки физическим или умственным? Нет никакого сомнения в том, что здесь соединяются и физический труд и умственный труд, как соединяются физический и умственный труд в работе живописца, скульптора и т. п.

Огромная армия транспортных рабочих, несомненно, является армией физического труда, к этой категории и относит их Карл Маркс. Но можно ли противопоставлять труд транспортных служащих труду, например, телеграфиста, народного учителя, фельдшера, врача и т. п.? Является ли чисто умственным или физическим труд хирурга? Можно было бы привести целый ряд таких примеров, где умственный труд сочетается с физическим трудом, где между ними нельзя провести резкой границы и где для выполнения физического труда в то же время необходим громадный умственный труд, громадная умственная подготовка соответствующей "рабочей силы".

Нельзя делить трудящихся на рабочих и интеллигенцию и по величине заработной платы; очень многие категории интеллигенции, например писцы, народные учителя, фельдшера, санитары и т. п., при капитализме получали меньшую заработную плату чем средняя заработная плата рабочего. В Северной Америке и сейчас жалование народных учителей в несколько раз меньше заработка квалифицированных рабочих. Нельзя также между интеллигенцией и рабочими проводить разницу по признаку величины рабочего дня.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 1-я, стр. 5.

стр. 46

Но можно ли все же делить труд на простой и квалифицированный, как это делает Маркс? Можно ли все же, хотя бы в грубой форме, проводить разницу между физическим и умственным трудом? На этот вопрос не может быть двух ответов. Конечно, нельзя отрицать разницы между простым и квалифицированным трудом, разницы между трудом физическим и трудом умственным. Но из этого вовсе не следует, что существует отдельный класс "умственных рабочих", который придуман был махаевцами.

Малейшая попытка махаевцев делить по этому признаку все отрасли труда терпела крах. Махаевцы должны были впасть и впадали в грубейшие противоречия, им приходилось выбрасывать из категории пролетариата огромное количество рабочих, единственным источником существования которых является труд - продажа рабочей силы, заработная плата. Впрочем, махаевцы и не пытались хоть сколько-нибудь научно обосновать выделение интеллигенции в особый класс, ибо они отвергали науку. "Наука, - писал Вольский, - есть достояние привилегированных людей, касты белоручек, ученого мира, существование которого есть существование паразита, основанное на вековом грабеже обреченных на пожизненную каторгу рабочих масс"1 .

За основу деления общества на классы махаевцы брали распределение по источникам доходов: землевладение (рента), капитал (прибыль, процент), мелкая собственность (трудовой доход мелкого крестьянина и ремесленника), умственный труд (гонорар) и физический труд (заработная плата). Из этих пяти категорий они выводили пять классов современного капиталистического общества; капиталисты, землевладельцы, мелкие собственники, класс умственных рабочих, или интеллигенции, и класс ручных рабочих, или пролетариат2 .

Махаевцы пытались доказывать, что интеллигенция является эксплуататорским, грабительским классом, что все интеллигенты живут как настоящие господа. "Они не владеют ни землей, ни фабрикой, ни мастерской, а пользуются не меньшим грабительским доходом чем средние и крупные капиталисты. Они не имеют собственных предприятий, но они такие же белоручки, как и средние и крупные капиталисты; так же, как и те, всю жизнь свободны от ручного труда, и если участвуют в производстве, то лишь как управляющие, директора, инженеры, т. е. по отношению к рабочим, к рабам ручного труда, являются такими же командирами и господами, как и предприниматели-капиталисты"3 .

Достаточно привести эту выдержку, чтобы видеть, насколько искусственно все построение махаевцев. Как будто вся интеллигенция до революции 1917 г. состояла из управляющих, директоров и инженеров?! А то, что огромная масса мелких служащих: писцов, переписчиков, конторщиков, табельщиков, учителей, фельдшеров - никогда не жила так, как живут "средние и крупные капиталисты", - эти факты махаевцы просто игнорировали.

Махаевцы утверждали, что все учение Маркса направлено к тому, чтобы оправдать получение интеллигенцией высокой заработной платы, присвоение ею определенной доли прибавочной стоимости из национального дохода. Махаевцы обвиняли Маркса и Энгельса в том, что они помогали интеллигенции выработать "дьявольски хитрые повадки" и организовать заговор современной интеллигенции всего мира против "ручных рабочих".


1 Вольский, А. "Умственный рабочий". Ч. 3-я. Вып. I, стр. 40.

2 Лозинский, Е. "Что же такое, наконец, интеллигенция?" стр. 161.

3 Вольский, А. "Буржуазная революция и рабочее дело", стр. 86.

стр. 47

По учению махаевцев, социалистическая интеллигенция стремится вырвать власть у капиталистов и отобрать у них средства и орудия производства для того, чтобы остаться единственным владельцем национального дохода. Махайский изображал дело так: капиталист якобы отнимает у рабочих только одну шестую часть национального дохода; вот на эту-то шестую часть национального дохода и претендует социалистическая интеллигенция, и для этого она и стремится отобрать у капиталистов средства и орудия производства. По расчетам Махайского, одну шестую часть национального дохода получают рабочие, а две трети национального дохода будто бы поглощает "образованное общество". Махайский поэтому изображал дело так, что Маркс открыл рабочим глаза на то, что капиталисты присваивают себе одну шестую часть национального дохода, но утаил от пролетариата то, что две трети этого дохода будто бы присваивает себе "образованное общество"1 .

Исходя из этого, махаевцы учили, что рабочие должны отвергнуть путь борьбы, на который зовет их учение Маркса. Махайский утверждал, что "ручные рабочие" могут будто бы путем стачек, выставляя только "карманные" требования, добиться таких уступок у капиталистов, чтобы уравнять свою заработную плату с заработной платой капиталистов и с гонораром интеллигенции. Для этого вовсе нет необходимости в социалистической революции, можно шаг за шагом завоевывать себе равный с капиталистами доход, при котором рабочий и при капитализме сможет "добиться равномерного с интеллигентами образования". Таким же образом надо экспроприировать и знания у интеллигенции.

Махаевцы договорились до того, что в качестве самой доподлинной революционной силы стали выдвигать черносотенцев, хулиганов. Махайский писал: "Избивающие интеллигентов хулиганы, уверяет интеллигенция, это поголовно оплаченные в участках изверги, разбойники, ничем не, отличающиеся от царских шпионов и полицейских. Все побитые ими интеллигенты - невинные жертвы на алтаре свободы"2 . Он утверждал, что "черносотенцы бьют своих господ, которые, не довольствуясь тем, что живут грабежом рабочих, пользуются еще самой рабочей борьбой для полного укрепления своей паразитной жизни"3 .

Если поставить перед собой вопрос, какие классы или какая социальная группа выдвинули идеологию махаевцев, то можно дать только один ответ: идеология махаевцев есть идеология босяка, люмпен-пролетария, опустившегося до хулиганства, до выполнения заданий черносотенцев, до участия в еврейских погромах и в погромах, направленных против интеллигенции. Идеологами этого люмпен-пролетариата и были махаевцы.

"Все зло в идеологии, в идеалах, - читаем мы в "Бунтаре" (заграничном органе махаевцев), в декабрьском номере за 1906 год. - В продолжение всей истории всегда, когда народные массы подымались на борьбу, приходила притворно-правдивая, обманчиво-искренняя интеллигенция и совлекала их с истинного пути борьбы. Класс белоручек - интеллигенция, это волк в овечьей шкуре, это - коварное дитя буржуазии, - в течение долгих веков опутывал рабочие массы тонкой сетью призрачных идеалов, хитрой сказкой несбыточных утопий. Народные массы шли за ними, проливали свою кровь, гибли. Но на место старых цепей появлялись новые, лишь слегка позолоченные, но еще более крепкие и прочные...


1 Лозинский, Е. "Что же такое, наконец, интеллигенция?", стр. 221.

2 Вольский, А. "Буржуазная революция и рабочее дело", стр. 72 - 74.

3 Там же, стр. 74.

стр. 48

Горькое разочарование овладевало массами, падала энергия, терялась вера. И на долгие годы наступало мертвое затишье. Так было всегда, повсюду.

Долой идеалы! Долой идеалы демократии, социализма, анархизма! Лишь борьба за конкретные, повседневные требования, борьба за улучшение материального положения масс, за белее короткий рабочий день, более санитарные условия труда, за лишнюю копейку, отвечает интересам масс. Путем целого ряда таких требований рабочий класс добьется своего конечного конкретного требования - равного дохода для всех. Он добьется того, что пролетарий, капиталист-буржуа и чиновники-правители будут получать равные доходы...

...Добившись равного дохода для всех, пролетариат не замедлит потребовать удовлетворения своего последнего конкретного требования - равного образования для всех. А требование это, по глубокому убеждению последователей этой теории, крайне важно, чревато огромными последствиями. Будет удовлетворено это требование - и уничтожится разница в образовании. Все будут равно знающими и образованными. Пройдет тогда десяток-другой лет - и вырастет поколение знающих и образованных пролетариев...

...Наука станет достоянием не только буржуазии, но и в равной мере рабочего класса. Никто тогда не сможет эксплуатировать невежество рабочих масс. Ненужны станут им разного рода учителя, вечно их обманывающие. Рабочий класс сам поймет, как следует ему устроиться, как жить...

...Словом, как на крепкую тесьму нанизывают одну за другой бусы, и в результате получается целое ожерелье, так после целого ряда конкретных требований пролетариат добьется удовлетворения своих конечных конкретных требований - равного дохода и равного образования для всех. Эти же требования несут ему полное всестороннее освобождение..."1 .

Среди всех утопий, какие мы знаем, пожалуй, самая, если можно так выразиться, утопическая заключается в предположении, что, не разрушая капиталистический строй, не уничтожая деления общества на классы, можно добиться равенства. Это, по сути дела, старая, анархистская бакунинская идея - уравнения классов. Заметьте, что "Бунтарь" вовсе не стоял за ликвидацию классов, а он добивался только того, чтобы пролетарий, капиталист, буржуа и чиновники-правители получали равные доходы.

Большего обмана рабочих нельзя было бы придумать и злейшему врагу. В программе махаевцев содержится самая низкопробная демагогия. У многих участников борьбы против махаевцев невольно возникала не раз мысль: не является ли махаевщина другим изданием зубатовщины, не стоит ли за спиной махаевцев охранка? Ведь и зубатовцы натравливали рабочих против интеллигенции, и зубатовцы доказывали, что рабочим нет надобности заниматься политической борьбой, что они должны заниматься только борьбой за улучшение своего экономического положения. Ведь и зубатовцы доказывали, что правительство пойдет навстречу справедливым требованиям рабочих.

Идеологию махаевщины можно свести к следующим основным положениям:


1 Цитирую по статье И. И. Генкина "Среди преемников Бакунина". Журнал "Красная летопись" N 1 (22) за 1927 год. Ленинград.

стр. 49

1) в капиталистическом обществе интеллигенция составляет особый класс "умственных рабочих";

2) интеллигенция - эксплуататорский, паразитический, антипролетарский класс, "присвоивший себе, экспроприировавший знания и благодаря этому имеющий возможность играть паразитическую роль в капиталистическом обществе, так как знания, захваченные интеллигенцией, являются в ее руках "средствами производства";

3) учение Маркса о прибавочной стоимости есть учение, выгодное только интеллигенции, направленное к тому, чтобы облегчить интеллигенции ее эксплуататорское существование;

4) "ручным рабочим", т. е. рабочим физического труда, нет необходимости организовывать свою политическую партию и участвовать в социалистическом движении;

5) социалистическое движение направлено к тому, чтобы отнять у капиталистов национальный доход и передать этот доход интеллигенции;

6) никакой социалистической революции для освобождения рабочего класса не нужно, а нужно путем экономических стачек и затем "всеобщего рабочего заговора" отобрать у капиталистов часть их дохода, а также отобрать и у интеллигенции ее "гонорары" с тем, чтобы уравнять экономическое положение рабочих, капиталистов и интеллигенции;

7) тогда рабочий сможет создать себе равные условия жизни с капиталистами и интеллигентами;

8) самым революционным элементом, способным осуществить "программу" махаевцев, являются безработные, босяки, хулиганы.

Нетрудно видеть, что махаевцы сродни экономистам в том отношении, что они так же, как и экономисты, рекомендовали рабочему классу воздержание от политической борьбы; так же, как и экономисты, препятствовали рабочему классу создать свою самостоятельную рабочую партию; так же, как и экономисты, махаевцы отрицали организаторскую роль марксистской, социалистической интеллигенции.

С другой стороны, махаевцы, несомненно, сродни анархистам, от которых они хотя и открещивались, но с которыми их роднило отрицание политической борьбы и то, что они в значительной степени выражали настроения деклассированных элементов, части мещанства (ремесленников), "дна" капиталистического общества: босяков, люмпен-пролетариев и т. п.

Махаевцы не имели значительного влияния в рабочем классе. Они пользовались некоторыми влияниями там, где слабы были большевистская работа и большевистские организации. Они иногда в союзе с уголовными травили политических заключенных в тюрьмах.

Но как ни незначительны были кадры махаевцев, махаевщина оставила известный след в рабочем классе.

Предубеждение против интеллигенции нашло себе питательную почву в условиях, когда значительная часть интеллигенции заняла враждебную позицию по отношению к пролетарской революции. В октябре 1917 г., впервые в истории человечества, рабочий класс взял власть в свои руки. И вот те, кто служил царю, капиталистам и помещикам, в значительной своей массе отказались служить честно и верно первому в мире пролетарскому государству.

Несомненно, что саботаж интеллигенции в первые недели, месяцы и даже первые годы гражданской войны помог сохраниться среди части

стр. 50

трудящихся этим предубеждениям против интеллигенции. Известный осадок оставила в рабочем классе и вредительская работа части буржуазной интеллигенции в годы социалистического строительства.

Но неправильно это, вызывавшееся фактами вредительства и саботажа подозрительное отношение к буржуазной интеллигенции распространять и на новую, советскую интеллигенцию, которая созрела у нас за годы Советской власти, и на тех старых специалистов, которые честно работают на благо Советской страны, пытаясь по мере своих сил и возможностей понять правду марксистско-ленинского учения и деятельности нашей партии. Такое отношение к нашей интеллигенции только наруку врагам.

Поэтому последнее постановление ЦК о постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)" обращает особое внимание на то, что

"важнейшим недостатком в деле партийной пропаганды является пренебрежение со стороны партийных организаций к делу политической подготовки, к делу марксистско-ленинской закалки наших кадров, нашей советской интеллигенции, - кадров партийных, комсомольских, советских, хозяйственных, кооперативных, торговых, профсоюзных, сельскохозяйственных, просвещенских, военных, т. е, кадров партийного, государственного и колхозного аппарата, при помощи которых управляют рабочий класс и крестьянство Советской страной".

Центральный Комитет указывает в этом постановлении:

"Ни одно государство не могло и не может обойтись без своей интеллигенции, тем более не может обойтись без своей интеллигенции социалистическое государство рабочих и крестьян. Нашу интеллигенцию, выросшую за годы Советской власти, составляют кадры государственного аппарата, при помощи которых рабочий класс ведет свою внутреннюю и внешнюю политику. Это - вчерашние рабочие и крестьяне и сыновья рабочих и крестьян, выдвинувшиеся на командные посты. Особое значение имеет интеллигенция в такой стране, как наша, где государство направляет все отрасли хозяйства и культуры, в том числе и сельское хозяйство, и где каждый государственный работник, чтобы сознательно и с успехом выполнять свою работу, должен понимать политику государства, его задачи во вне и внутри страны.

Следовательно, задача марксистско-ленинского воспитания советской интеллигенции является одной из самых первоочередных и важнейших задач партии большевиков".

Задача большевиков заключается теперь в том, чтобы до конца выполнить директиву партии. Мы должны честно и открыто указывать интеллигенции на ее слабости и ошибки, показать, что старые, консервативные идейки и теорийки еще живут в головах части интеллигентов, что интеллигенции надо серьезно и упорно учиться марксизму-ленинизму. Мы должны непрестанно повышать нашу бдительность и бдительность советской интеллигенции, предупреждать ее о капиталистическом окружении, которое, несомненно, и в дальнейшем будет пытаться использовать некоторую часть интеллигенции в своих целях. Классовая борьба с силами старого мира продолжается. До тех пор, пока существует капиталистическое окружение, оно будет давать о себе знать.

Для советской интеллигенции не может быть иного пути, кроме того, которым наша большевистская партия ведет советский народ и все прогрессивное и передовое человечество.

стр. 51

Сила советской интеллигенции и советской науки заключается в ее связи с народом.

На приеме в Кремле работников высшей школы 17 мая 1938 г. товарищ Сталин высказал от имени всей нашей партии, от имени всего советского народа, как относятся коммунисты к науке. Товарищ Сталин говорил:

"За процветание науки, той науки, которая не отгораживается от народа, не держит себя вдали от народа, а готова служить народу, готова передать народу все завоевания науки, которая обслуживает народ не по принуждению, а добровольно, с охотой.

За процветание науки, той науки, которая не дает своим старым и признанным руководителям самодовольно замыкаться в скорлупу жрецов науки, в скорлупу монополистов науки, которая понимает смысл, значение, всесилие союза старых работников науки с молодыми работниками науки, которая добровольно и охотно открывает все двери науки молодым силам нашей страны и дает им возможность завоевать вершины науки, которая признает, что будущность принадлежит молодежи от науки.

За процветание науки, той науки, люди которой, понимая силу и значение установившихся в науке традиций и умело используя их в интересах науки, все же не хотят быть рабами этих традиций, которая имеет смелость, решимость ломать старые традиции, нормы, установки, когда они становятся устарелыми, когда они превращаются в тормоз для движения вперед, и которая умеет создавать новые традиции, новые нормы, новые установки"1 .

Товарищ Сталин напомнил примеры великих людей науки, "мужественных людей, которые умели ломать старое и создавать новое, несмотря ни на какие препятствия, вопреки всему".

Товарищ Сталин напомнил о таких людях науки, как Галилей, Дарвин; он напомнил о величайшем корифее науки и величайшем человеке современности - Ленине; он показал, как наше время выдвигает людей, неизвестных в научном мире, не имеющих ученых степеней, но тем не менее людей, которые прокладывают новый путь в науке и технике, как Стаханов, Папанин, которые "являются новаторами в науке, людьми нашей передовой науки".

Наука становится у нас достоянием всех трудящихся. И если буржуазные ученые вроде Дюбуа Реймона считали, что истина не может быть познана до конца, то перед коммунистическим обществом нет таких вершин знания, нет таких тайн науки, которые не могли бы быть познаны, достигнуты, которые не могли бы стать достоянием всех трудящихся.


1 Речь товарища Сталина на приеме в Кремле работников высшей школы 17 мая 1938 г., стр. 3. 1938.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/О-РОЛИ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ-ПРЕЖДЕ-И-ТЕПЕРЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ, О РОЛИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/О-РОЛИ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ-ПРЕЖДЕ-И-ТЕПЕРЬ (date of access: 28.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ:

Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
1525 views rating
24.08.2015 (1862 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
16 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
26 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
30 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
46 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
50 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·138 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О РОЛИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones