Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8457
Author(s) of the publication: В.М.ПУЧИНСКИЙ

Share with friends in SM

Научное познание представляет изучаемые явления в объективном виде, стремится объяснить их естественными причинами и в конечном итоге как производное материальных процессов и систем. В отношении такого познания субъективное психическое находится в особом положении: субъективность его противостоит объективному объяснению. Отсутствует даже приближенное объяснение того, как субъективные психические явления непрерывно создаются, "содержатся" объективными механизмами. Это обусловлено не только огромной сложностью соответствующего материального субстрата (мозга), но и особым положением психического относительно объективирующего познания. Психическое - единственный предмет познания, который может казаться принципиально необъяснимым через материальное. Ч. Шеррингтон говорил: "Строго говоря, мы должны вопрос об отношении ума и мозга рассматривать не только как нерешенный, но даже совершенно лишенный начала приступа к этой задаче"(1). Таким образом, существует драматическая ситуация, состоящая в том, что психическое в силу своих естественных особенностей "не подходит" объективирующему научному познанию. Такая "принципиальная" ситуация должна быть предметом особого рассмотрения. Вообще-то вопрос о материальных механизмах психического - вопрос специальный, ибо психическое существует благодаря специфически организованным материальным структурам. Может казаться, что сложность функционирования этих структур исключает возможность проверки каких-либо общих предположений. Однако в данном случае требуется более общий подход. Трудности познания психики, обусловленные ее естественными особенностями, не могут быть устранены самим этим познанием. Необходима "внешняя" критика нашей непосредственной рефлексии психического


1 Цит. по: Павлов И.П. Избранные произведения. М.. 1951. С. 495. 16

стр. 16


и выяснение схемы его механизмов, связанной с особенностью "субъективность", что является предметом особого общего рассмотрения.

В настоящее время объективная позиция исследователя, направленная на изучение мозга и его процессов, не достигает субъективных психических процессов. Отмечают, что системы физиологических и психологических понятий развиваются, по-существу, обособленно друг от друга. По нашему мнению, сближение объективной и субъективной позиций невозможно без общих ориентирующих предпосылок. Требуется, так сказать, третья группа понятий. Субъективность есть существенная особенность психического способа отражения, связанная со структурностью психики, и естественный разрыв между объективным направлением (на процессы мозга) и субъективным (от субъекта на мир) может быть теоретически устранен только с помощью концепции, объясняющей субъективность. Она должна давать возможность интерпретировать исследования соответствующих материальных структур (например, мозга) как исследования механизмов субъективного психического. Отсутствие "начала приступа" к задаче объяснения психического через материальное состоит, собственно, в отсутствии такой концепции.

Объяснение психического через материальное возможно только как опосредованное, теоретическое. В состав психического входит сторона реального проживания, психическая суть которой состоит именно в его реальности, незаменимой описанием. Эта особенность, с одной стороны, порождает требование описать психическое непосредственно таким, каким оно "наличествует" в субъекте, а с другой, делает невыполнимым это требование. Эмпирика психического уникальна и парадоксальна: субъективность есть эмпирическая особенность, невыразимая эмпирически. Поэтому с объективной научной позиции психическое может быть объяснено только опосредовано. Мы не можем воспроизвести его непосредственно, но можем понять, почему оно таково. На основании знаний о материальных основах особенности "субъективность" принципиально возможно по материальным процессам мозга и тела теоретически восстановить субъективную реальность другого субъекта как реальность его внутренней позиции, существующую в мире стороннего наблюдателя опосредованно.

стр. 17


В ряде статей(2) нами выдвигались общие положения о материальных основах особенностей психического "субъективность" и "идеальность" и рассматривались их связи с различными сторонами психического способа отражения. Ниже на основе указанных статей излагаются основные моменты психического, связанные с субъективностью.

ДЕФОРМИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОГО ПСИХИЧЕСКОГО НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ РЕФЛЕКСИЕЙ

По нашему мнению, исходные затруднения в объяснении психического создает наша естественная рефлексия. В ней субъективное психическое выступает в преломленном (искаженном) виде, не соответствующем первичной реальности. Наша рефлексия психического может давать нам не тот предмет объяснения. Отметим, что несостоятельность непосредственного отражения психического начала осознаваться, и исследователи приходят к выводу, что "проблема наблюдения" должна заменяться "задачами конструирования, формирования, генетического моделирования явлений сознания и психики"(3).

Примером преломленного выражения субъективной реальности является, на наш взгляд, представление ее как идеального образования. Реальное, первичное (т.е. не представляемое) психическое практически действует в жизненных ситуациях. Главной особенностью его является совпадение образа (мысли) с воспринимаемым, представляемым предметом (с определенными смыслами). Так, в сам образ восприятия, представления входит реальность предмета и реальная находимость его в пространстве вне субъекта. Этим реальный образ отличается от того, как он представляется при познавательной (направленной на психическое), рефлексии. При рефлексии психическое выступает как особый предмет - "образ", "мысль" - отделенный от воспринимаемого (представляемого, мыслимого) предмета (и, по-существу, и от субъекта). Образ, мысль обобщенно представляются как идеальное явление, т.е. особое невещественное образование, состоящее


2 Пучинский В.М. // Философские исследования. 1995. N 4; 1996. N 1, 2: 1997. N 1,2, 3, 4; 1998. N 1, 2, 3; 1999. N 2.

3 Велихов Е.П., Зитенко В.П., Лекторский В.А. Сознание: опыт междисциплинарного подхода // Вопросы философии. 1988, N 11. С. 29.

стр. 18


из содержания предмета и находящееся в нашем восприятии или мышлении. Такое представление идет от необходимости выделять психическое как явление, отличное от физического предмета. Но оно изображает психическое как образование, несоизмеримое с материальными механизмами. Именно с таким представлением связано мнение о принципиальной необъяснимости психического через материальное.

Существенно, что отделение психического от предмета происходит только в обобщающей познавательной рефлексии, направленной на психическое как таковое. В жизненных ситуациях рефлексия "образ" используется в значении определенного прошедшего восприятия или текущего представления, слитых с предметами, но не в значении образа вообще. В жизни самоосознание (рефлексия) служит предметному поведению субъекта, а не познанию психического. Оно происходит с помощью невыразимых чувственных отсылок к особенностям субъекта и предмета, а не с помощью обобщенного представления образа как особого невещественного существования. С последним мы имеем дело тогда, когда входим в ситуацию "чистого" познания психического.

Слитость реального психического с предметом является важнейшей особенностью реального (не воображаемого) психического. Именно эта особенность должна объясняться исследователями психики.

Рассмотрим, как возникают преломленные представления о психическом. Они бывают двух типов: 1. Представление о психическом как психическом содержании; 2. Указанное выше представление о невещественных образах, мыслях. Оба представления порождаются естественными особенностями реального психического, что можно видеть уже из его поверхностного описания. Реальное психическое, например восприятие, можно описать как имеющее две стороны - объективную и субъективную. Объективная сторона выражается непосредственно как содержание, т.е. как свойства и действия предмета или отношения его в системе других предметов. С объективной стороной всегда неотъемлемо связана субъективная сторона, так как предмет воспринимаем и понимаем. Содержание, собственно, и состоит в определенной понимаемости, воспринимаемости (переживания). Мы, в частности, переживаем объективность предмета (т.е. его реальность и

стр. 19


находимость вне субъекта). В разных видах психического на первый план выходит та или другая сторона. При восприятии - это содержание предмета, в котором как бы поглощен момент переживаемости. При органических ощущениях (например, боли) на первом плане находится переживальческая, страстная сторона, совпадающая с субъектом; объективная сторона (например, характер боли) находится на втором плане. Главной особенностью субъективной стороны психического является то, что она невыразима содержательно, всегда "остается" при субъекте как его переживание. Таким образом, объективная сторона выступает в сознании как объективное содержание и выражается в речи, субъективная же сторона не репрезентируется в сознании, она является неким обстоятельством сознания, совпадающим с субъектом. Указанная "несимметричная" двойственность психического обуславливает односторонние представления о нем либо как о психическом содержании, либо как об идеальном явлении.

1. При сознательной рефлексии определенного психического невыразимая сторона не входит в описание психического, и оно представляется как объективированное психическое содержание. Такое представление обычно используется при исследованиях психики и мозга (нейропсихологических, исследованиях "кодов мозга"): с процессами мозга пытаются сопоставить психическое содержание или его особенности. При этом субъективность остается при субъекте (исследуемом или исследователе), так что может казаться, что мы имеем дело с полным психическим. Но поскольку субъективная сторона не выразима, она не участвует в сопоставлении с процессами мозга. По существу, субъективность психики остается за пределами интересов исследователей. Безусловно, сопоставление психического содержания и его особенностей с процессами мозга полезно. Оно, в частности, привело к открытию различных "центров" мозга (речи и др.). Но такое сопоставление не может дать существенных теоретических (воспроизводящих) знаний. В самом деле, сопоставляя психическое содержание, полученное в субъективной позиции субъекта с процессами мозга, протекающими в позиции исследователя, мы обходим механизм субъективности, связывающий эти позиции. Прямое сопоставление носит характер практического познания, при котором внутренняя сущность предмета скрыта.

стр. 20


Описание психических процессов как изменения и связи психического содержания характерно и для психологии. Психологу для его практической работы, по существу, необходимо знать, как содержание жизненных ситуаций порождает содержание намерений, эмоций субъекта, а через них - содержание образов, мыслей, поступков. Вопрос о том, как субъективное психическое непрерывно создается, содержится материальным, не является рабочим вопросом психолога. Это связано с тем, что психология изучает реального (а не описываемого теорией) субъекта. Рассматривается поведение целостного субъекта, проходящее вообще-то на вышележащем внешнем (общественном уровне).

2. Точка зрения об идеальности психического возникает в результате того, что недоступная содержательному описанию субъективная сторона психического рефлексируется обобщенно в виде представления о неком невещественном предмете или существовании, которое оказывает большое влияние на "идеологию" исследователей, питает дуалистические представления.

Известна попытка объяснить невещественные образы, мысли через материальное. Взаимоотношения идеального психического с мозговыми механизмами рассматриваются как взаимоотношение информации "как таковой" с ее материальным носителем и в этом сопоставлении видят возможности объяснения психического(4). Нам представляется бесперспективным объяснение психического, представляемого как идеальность, через другую идеальность - информацию "как таковую"(5).

По нашему мнению, очевидное представление о невещественности психического не отражает субъективную реальность (внутренний план), а лишь обобщенно обозначает ее. Не существует особая невещественная субъективная реальность, она лишь представляется таковой при общей рефлексии психического. Невещественность (идеальность) субъективного


4 Дубровский Д.И. Психофизиологическая проблема: информационный подход // Методологические аспекты изучения деятельности мозга. М., 1986. С. 112-124.

5 Разбор информационного подхода приведен в статьях: Пучинский В.М. О структуре некоторых идеальностей // Философские исследования. 1996. N 2; его же. Характеризует ли представление об идеальности субъективную реальность? // Философские исследования. 1998. N 1.

стр. 21


психического есть артефакт, порожденный нашей естественной рефлексией. Однако представление об идеальности психического, не отражая внутренний субъективный план, отражает его во внешнем плане с позиции стороннего наблюдателя. Остановимся на этих положениях.

В представлении об идеальности психическое предстает как некое особое "чистое" существование. В самом деле, оценивая психическое как "лишенный физических качеств объект", как образование "которое нельзя измерить, взвесить, воспринять", мы совершенно абстрагируемся от содержательной стороны реального психического, которая характеризуется как раз данностью вещи во всем многообразии ее вещественности, как вещи протяженной, измеряемой, взвешиваемой и т.п. Могут сказать, что невещественность характеризует "ткань" образа или организованность мысли во времени, однако эта характеристика бессодержательна, так как никакое объяснение невещественности не способно захватить факт включенности в образ внешности и реальности предмета, в мысль - реальной осмысленности.

Устранение содержательной стороны психического означает игнорирование субъективности, ибо вхождение содержательности предмета в образ происходит через переживание и понимание, т.е. через субъективные процессы. Отторгая субъективную реальность от субъекта, мы субстанциализируем ее. Подчеркнем здесь, что мы узнаем о психическом как невещественной реалии не путем его восприятия (восприятие должно было бы выражать психическое в его неотъемлемости от предмета и субъекта), а путем общего представления психического как такового, как некой картины вообще. Наше общее представление психического как такового субстанциализирует его. Невещественное психическое есть вторичное (представляемое) образование, которое вкладывается (исследователем) в восприятие. При рефлексии психического используется факт переживаемости, личный опыт свойственности психического субъекту (мне), однако представлено, выражено и описано это идеальное психическое только как особое существование.

Отрицание идеальности субъективной реальности выглядит парадоксальным, ибо представление о невещественности наших образов, мыслей, естественно, очевидно. Причем эта

стр. 22


очевидность возникает, так сказать, на "бытовом" уровне подобно тому, как в нашей обыденной жизни возникает представление о движении Солнца относительно Земли. Очевидность невещественности психического не есть следствие адекватности отражения психического (такое субъективное психическое во внутреннем плане не существует), а есть следствие вынужденности этого представления.

Вынужденность представления о невещественности психического обусловлена не только внутренними причинами (обобщенной объективацией не описываемой содержательно субъективной стороны), но и внешними причинами. Такое представление возникает в жизни под воздействием внешних (коммуникативных) отношений, "детектирующих" содержание как таковое. В действиях выражения содержания и передачи его другим субъектам отраженное содержание практически используется как особая реалия, что служит конституированию представления об ее идеальности. По существу, естественные представления о невещественности (идеальности) психического отражают его внешние (внесубъективные) отношения. Оно описывает психическое с позиции внешнего наблюдателя, для которого психическое находится там, в восприятии или голове субъекта и который вынужден представлять его как особое образование.

Представление о невещественности (как и о вещественности) не применимо по отношению к подлинной (не воображаемой) субъективной реальности. Когда мы говорим, что психическое невещестенно, то выражаем его как особую реалию, но психическое не есть особое, так как оно субъективно (субъектно). Оно, с одной стороны, неотъемлемо от субъекта, есть его переживание и потому входит во внутренние материальные смысловые отношения, а с другой, совпадает с предметом, его смыслами. Однако представление о невещественности психического дает обобщенное его отличие от физического предмета и эффективно используется в общих рассуждениях.

Качество психического "субъективность" по существу устранено из познания психического. Оно либо осознается исследователями как несущественная особенность (при представлении его в виде психического содержания), либо "деформируется" в представление об идеальном, не объяснимом

стр. 23


через материальное. Между тем субъективность является существенной особенностью психического способа отражения, и эта особенность должна выявляться исследователями психики.

СУБЪЕКТИВНОСТЬ КАК СУЩЕСТВЕННАЯ ОСОБЕННОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО СПОСОБА ОТРАЖЕНИЯ

Слово "субъективность" часто используется в значении некачественного, необъективного содержания. Но этот термин также используется в значении субъектности, т.е. некой характеристики строения психического. Мы рассматриваем субъективность как существенную, коренную особенность психического способа отражения, связанную с особенностями схемы строения материальных механизмов психического. Субъективность психического можно охарактеризовать рядом особенностей, Так или иначе связываемых с особенностями его материального субстрата. К ним относятся: 1. Предельная позиционность. 2. Чувственность, 3. Принципиальная ненаблюдаемость. 4. Изоморфность психического отражения действиям субъекта. Остановимся на указанных особенностях.

1. Позиционность психического состоит в том, что психическое отражение происходит относительно некой запредельной позиции, находящейся вне этого отражения. И восприятие внешнего мира, и чувствование своего состояния (настроения), и ощущения собственного тела происходят относительно позиции, находящейся за их пределами. Мы хотели бы описать наше восприятие внешнего мира как отношение его к органическим ощущениям, совпадающим с самим субъектом, но эти ощущения, чувствуемые нами, есть нечто происходящее относительно той же запредельной позиции. Таким образом, запредельная позиция не находится в субъективной сфере, а лишь проявляется в ней. Надо полагать, что неуловимая запредельная позиция есть позиция относительно внутренних материальных структур, если можно так выразиться, относительно материального "Я" . Существенно, что эти структуры есть структуры смысловые (содержательные), в них, в ходе развития субъекта, был отражен внешний мир. Осмысленность психического отражения в общем может быть истолкована как отношение воспринимаемого предмета к миру, заключенному в субъекте в виде системы

стр. 24


материальных смыслов. Субъект "находится вне мира", поскольку он включает в себя мир.

Нам представляется важным говорить о материальности внутренних смысловых структур. Материальность внутренних смыслов очевидна, ибо помимо данных текущих психических процессов в субъекте всегда находятся возможности всех других, каковые могут быть заключены в нем только в виде материальных структур. При потере сознания, при снах без сновидений все возможности психики сохраняются в виде материальных смысловых структур. Но эти соображения не могут преодолеть порожденное нашей естественной рефлексией представление, что осмысленность (содержательность, смысл) есть нечто осознанное, свойственное только субъективной ("идеальной") стороне психики. "Неосознаваемая психическая деятельность" обычно представляется по образцу сознательного психического. Психическое, например мышление, мы склонны представлять как открытый сознанию полный последовательный процесс порождения данного содержания другими. Однако рассматривая реальные (не воображаемые) психические процессы, можно видеть, что субъективная сфера психики не представляет собой целостного производящего процесса, что в него необходимо входят материальные смысловые преобразования. Покажем это.

Так, рассматривая текстовое мышление, можно видеть, что содержание доступного субъекту текста бывает не развернуто полностью в его сознании. Известный текст может прочитываться бегло, без разворачивания фрагментов. Существенно также, что понимание текста может проходить вообще без каких-либо представлений: субъект ограничивается несодержательным чувством понятности. Таким образом, субъективная сторона понимания текста часто не совпадает с содержанием, обеспеченным структурой данного текста, часто "беднее" его, однако при этом текст понимается полностью. Это происходит благодаря тому, что в понимание текста помимо субъективной стороны входят материальные смысловые процессы, которые помечаются обобщенными, "свернутыми". в том числе несодержательными чувствованиями (типа "понял"). Понятность текста состоит в соответствии с организацией текста и внутренними материальными смысловыми структурами, что выражается чувствованием текста и его

стр. 25


фрагментов в целом, заменяющим полностью развернутое содержание.

Включенность в психический процесс материальных смысловых процессов еще яснее видна на примере мышления "про себя", которое характеризуется бедностью наличного чувственного материала. Мы мыслим "про себя" с помощью отдельных слов, каких-то невыразимых чувствований и образов (ощущений "масс", чувственных "кивков"), которые представляют собой отсылки к определенным, не эксплицированным групповым смыслам, их связям и отношениям. Мышление "про себя" может проходить весьма кратковременно. Ф.М. Достоевский очень точно сказал: "Известно, что целые рассуждения проходят в наших головах мгновенно в виде каких-то ощущений, без перевода на человеческий язык, тем более литературный"(6). Бедная по структуре субъективная "материя" мышления "про себя" не может сама в себе содержать все богатство процессов приведения к действенным результатам. Такие результаты в основном обеспечиваются преобразованиями в материальной системе смыслов, которые и составляют основное богатство процессов мышления "про себя".

Роль материальных смысловых процессов явно видна на примере творчества; в "инкубационный" период новые мысли, идеи, замыслы могут возникать в течение длительного времени без участия субъективной стороны, сознания и затем в виде неожиданного "наития" входить в субъективную сферу.

В соответствии с ролью материальных смысловых процессов в состав психического входят чувства, специально отражающие эти процессы. Это несодержательные общие чувства, такие как чувства реальности, соответствия, правильности, целостности, понятности, ценности и др. Они не выразимы. Так, чувство реальности и внешности воспринимаемого предмета не выразимо непосредственно. Мы можем описать факт реальности только опосредованно, констатируя: "я могу подойти к вещи, ощупать ее" и т.п. Такого рода чувства играют огромную роль в отражательной функции психического, но они в силу их невыразимости часто не попадают в поле зрения исследователей психики.


6 Достоевский Ф.М. Скверный анекдот // Достоевский Ф.М. -Собр. соч. М., 1956. Т. 4. С. 14.

стр. 26


Характер смысловой нагруженности материальных структур в настоящее время неизвестен. Течение наших мыслей и образов по "принципу" очевидности, вынужденное появление нового содержания из предыдущего, по-видимому, связано с "разряжающими" материальными процессами в живой системе. О внутреннем материальном смыловом наполнении предположительно можно сказать следующее. Оно должно обеспечивать узнавание, сознавание бесконечного множества явлений: различных вещей (данных в самых разных ракурсах, освещении и др.), их действий, свойств и отношений (разных ситуаций и их отношений и т.п.). Поэтому следует полагать, что внутренние материальные образы (вещей, ситуаций, отношений и т.д.) имеют обобщенный характер, позволяющий узнавать самые различные экземпляры, например вещей данного типа. По-видимому, обобщенный образ вещи формируется у ребенка при действиях с ней - действия выделяют главные части, свойственные всем экземплярам данного вида вещи. К тому же ощупывание вещи, входящее в действие с нею, отражает вещь независимо от ракурса. В формировании системы смыслов большое значение имеет детская игра и рисунок, основное назначение которых, по нашему мнению, состоит в выделении общей схемы предметов, явлений и их отношений.

Существенно, что внутреннее материальное смысловое наполнение не подобно субъективной осмысленности, имеет преобразованный вид, обеспечивающий уплотненную смысловую "укладку". Материальные обобщенные образы не могут иметь вида сознательно воспринимаемых вещей, и внутренние материальные смысловые структуры (связное множество обобщающих образов) не могут существовать и преобразовываться подобно сознаваемому содержанию. Иначе сознание было бы внешней несущественной добавкой к смысловым взаимодействиям, которая лишь освещает готовые смыслы. Мы полагаем, что перевод закодированных материальных смысловых процессов в субъективный осознанный вид происходит при подключении к психическому процессу низовых элементарных процессов жизни, являющихся предельной основой чувственности.

Таким образом, основное богатство процессов психики состоит во внутренних материальных смысловых процессах. Чувственная сторона психического обычно "беднее" подробностями, чем это изображает наша естественная рефлексия. Материальные смысловые структуры закономерно формируются в жизни субъекта в обществе и содержат в себе, фигурально говоря, мир (множество предметов, связей, отношений);

стр. 27


отношение воспринимаемого (представляемого, мыслимого) предмета к массиву материальных смыслов составляет субъективное (позиционное) отражение предмета.

2. Чувственность. Психическое, начиная от органических ощущений и кончая самой абстрактной мыслью, чувственно. В субъективной сфере психики не существуют никакие чистые, сверхчувственные мысли, не существуют "сверхчувственные компоненты, такие как значение, смысл", хотя представление о них и может служить определенному описанию психического. Представление о сверхчувственной, но субъективной мысли есть результат работы нашей непосредственной рефлексии. Не существует также "неосознаваемая психическая деятельность", подобная деятельности осознаваемой (некая неосознаваемая "осознанноподобность"). В объективной (материальной) сфере психического существуют лишь материальные смысловые процессы, которые мы при истолковании вынуждены представлять по образцу процессов сознательных.

Материальная смысловая сторона не обособлена от субъективных смыслов (значений), она входит в субъективную сторону через чувственность. Чувственность является существенным обозначением множеств возможных действий, представленных материальными смысловыми структурами. Так, чувство боли от укола вызывает движение тела из бесконечного множества возможных вариантов (траекторий). Сложные внешние ощущения (например, зрительные) выражают реальность и находимость предмета во вне, поскольку их организованная чувственность представляет собой возможность множества простых действий с предметом. В сложном системном психическом возможные множества действий (материальные смыслы) обращаются как некие единства (например, при мышлении "про себя"), что обеспечивается существенным обозначением их единым несодержательным чувствованием. Таким образом, материальная смысловая сторона обслуживает субъективную смысловость (и обслуживаема ею). Благодаря обозначающей роли чувственности субъективная сторона (сознание) является той необходимой "добавкой" к материальным смысловым процессам, благодаря которой они обеспечивают сложное преднамеренное поведение и деятельность.

Чувственность, лежащая в основе субъективной стороны психического, в отличие от мифической "чистой мысли", принципиально связываема с элементарными процессами жизни тела и его целостностью. Чувственность, с одной стороны, есть проживание, неотъемлемое от субъекта,. что, по-

стр. 28


видимому, обеспечивается текущими низовыми процессами жизни тела, с другой стороны, чувственность всегда есть напряженность, располагающая к движению тела.

Обычно подразумевают, что мозг, нервная система является единоличным содержателем и исполнителем психического. Полагают, что даже тело субъекта "является частью окружающей среды"(7). Представление о том, что ощущения зарождаются в рецепторах и проявляются как субъективные ощущения в клетках коры головного мозга(8), неспособно объяснить психическое как субъективное явление. По-видимому, "чувствилищной" основой психического является сам способ существования тела. Только низовые процессы жизни могут обуславливать чувственность как проживание, неотъемлемое от субъекта, и как необходимость (напряжение) множества движений его тела. Процессы жизни тела, по- видимому, входят в материальный субстрат психики как низовая, базовая основа надфизиологических смысловых процессов. Под управлением мозга именно в теле разыгрывается актуальное психическое как сложный чувственный комплекс.

Имеются данные о весьма тесных связях тела с мозгом, связях не только функциональных, но и "пространственных". Части тела и его поверхность взаимооднозначно отражены в моторной и сенсорной зонах коры обеих полушарий. Моторные области коры отражают двигательные возможности отдельных элементов и частей тела, причем пространственное расположение соответствующих точек коры соответствует общей структуре тела (так, что обычно на иллюстрирующих рисунках вдоль прецентральной извилины показывают аналог человеческого тела). Подобным же образом сенсорные области коры отражают ощущающую поверхность тела. Отмечено также представительство тела в других областях мозга, например в мозжечке(9). По-видимому, и внутренние участки тела представлены в мозге. Подобные представительства необходимы и являются стороной структурности психики. Надо полагать, что под управлением мозга в теле происходят движения и изменения, вызывающие изменения в микропроцессах жизни, которые в отношении к целостности организма являются субъективной чувственностью. Именно внутренняя деятельность (систем отклонений в микропроцессах жизни) переводит


7 Милнер П. Физиологическая психология. М.. 1979. С. 158.

8 Там же. С. 134.

9 Вулдридж Д. Механизмы мозга. М.. 1965. С. 50-54.

стр. 29


внутренние материальные смысловые процессы на уровень (язык) субъективной содержательности.

О том, что тело является субстратом чувственности, свидетельствуют некоторые факты независимости ощущений от нервной системы. Так, не обнаружена четкая соотнесенность специфических нервных окончаний с различными видами кожной чувствительности (к прикосновению, теплу, холоду, боли). Полагают, что "специфические окончания не являются необходимыми для восприятия различных модальностей стимуляции"(10). Более сильные факты проявляются при исследовании боли - "наиболее тщательно изучавшейся и наименее понятной" кожной чувствительности". Обнаружены случаи независимости болевой чувствительности от нервной сети. "Можно указать много примеров, когда уменьшение иннервации кожи приводило к повышению болевой чувствительности(11). В некоторых обстоятельствах боль определяется не рецепторами, идентифицированными как рецепторы боли(12). Следует полагать, что нервная система не порождает чувства, а "лишь" организует определенные модальности, чувственные системные образования за счет связи с телом. Различные модальности, по-видимому, строятся из простейших чувств, возникающих как результат отклонений в элементарных процессах жизни.

Роль отклонений элементарных процессов жизни как основы чувственности можно видеть на примере такого отрицательного чувства, как голод. Организм движется непосредственно за счет энергии распада собственного вещества, а не за счет энергии пищи; последняя служит для восстановления вещества собственного тела. Распад вещества собственного тела, отклонение его от нормы, и является, по-видимому, ощущением голода в отношении к нормальной целостности организма.

Таким образом, надо полагать, что внутренний материальный субстрат психического представляет собой неразъемную "пару" мозг-тело. Под воздействием мозга на процессы тела, оно "генерирует" элементарные чувственности, из которых под управлением мозга образуются целостные сложные чувства.

3. Изложенное выше дает возможность подойти к пониманию того, что субъективная реальность (чувства, образы,


10 Милнер П. Физиологическая психология. M.. 1976. С. 18Ь.

11 Там же. С. 205.

12 Там же. С. 207.

стр. 30


мысли) принципиально ненаблюдаема со стороны. Как отмечено, субъективная реальность не есть особый предмет, существующий обособленно от субъекта, она субъектна, чувствуема, т.е. "уходит" во внутренние материальные смысловые структуры. Субъективная реальность как определенная чувственность порождается мощными внутренними смысловыми процессами, включающими процессы жизни тела, она не есть нечто, что можно наблюдать как особый предмет. Она ненаблюдаема принципиально, т.е. не потому, что "скрыта" в субъекте, а потому, что непосредственно не существует в отношении "сторонний наблюдатель - мозг субъекта", т.е. не существует в мозге субъекта как особое. Субъектная реальность существует относительно мощной материальной личностно-смысловой системы в направлении "мозг (тело) субъекта -внешний мир" и может быть познана только опосредовано, теоретически.

4. Субъективность психического отражения проявляется в том, что его содержательность "изоморфна" человеческим непосредственным действиям. Психический способ отражения, основой которого является восприятие, ограничен по сравнению с общественным познанием, отражающим полный мир. Полный объективный мир бесконечно богат множеством взаимопроникающих разнокачественных модификаций (от структур вакуума, элементарных частиц и полей до макротел, планет, звезд и галактик). Объективный мир восприятия есть специфическая человеческая "макровырезка" из полного объективного мира. Восприятие и обслуживающие его другие психические процессы выделяет ступень отграниченных макровещей, соизмеримых с размерами и непосредственными (механическими) действиями человеческого тела. В воспринимаемых вещах ощущаемые качества, связанные с микропроцессами (освещенность, цвет, температура и др.), подчинены макроорганизации вещи, макрораспределены в соответствии с ее формой. Макроорганизация воспринимаемой вещи не является преградой на пути полного (научного) познания. Ощущения (зрительные, осязательные, обонятельные, вкусовые) отражают физические, химические глубинные явления, что является мостом для познания мира наукой. Все же следует отметить, что макроструктурность восприятия сказывается на характере развития (истории) познания, которое идет в направлении от отражения макродействия вещей к внутренним микромеханизмам. Можно сказать, что восприятие - в отличие от общественного по своим механизмам познания - отражает действительность

стр. 31


не абсолютно, а относительно объективно - субъектно. Психическое отражение выражает действительность как предмет непосредственных действий субъекта (руками).

Надо полагать, что непосредственные действия являются основой формирования отраженной структурности мира (структуры и связи вещей и явлений). При развитии ребенка действия специфически "сканируют" предметы, а с другой стороны, "входят" внутрь, оказывая формирующее смысловое воздействие на структуры мозга и тела. Если ощущения создают спорность психического отражения, то действия создают основу его структурности.

Ныне отсутствует язык для описания внутренних материальных смысловых процессов. Однако можно предположить, что смыслы есть материальные структуры, представляющие собой возможности множества действий определенного уровня и характера (натурных действий, представлений, высказываний) с предметом.

СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ И ПОНИМАНИЕ

Сознание отличается от понимания и является состоянием готовности субъекта к пониманию или действиям. Основу субъективной стороны сознания составляет несодержательное чувствование наличия внутренних смыслов предмета, т.е. общее чувствование наличия возможности множества действий субъекта (с предметом) без указания того, каковы эти действия. Несодержательное и невыразимое чувство осознанности свидетельствует о соответствии предмета миру и о готовности субъекта к определенным "интерпретирующим" действиям понимания. Возможны различные уровни осознанности предмета. Отметим некоторые.

Сознание вещи-тела, т.е. предметности вещи, состоит в чувствовании возможности непрерывного бесконечного множеств: простых действий по вещи (касаний, захватов и т.п.), соответствующих ее форме и расположению. Благодаря этому чувствованию вещь воспринимается как отграниченная поверхностями и находящаяся вне субъекта. Здесь можно подойти к пониманию факта совпадения образа с предметом. Это совпадение обусловлено тем, что внутреннее смысловое наполнение как возможность множества действий с предметом совпадает с его объективной макроорганизацией, "изоморфной" действиям. Получается, что ограниченность объективности психики обуславливает адекватность ее отражения.

Сознание вещи-функции является более высокой ступенью, так как предполагает восприятие тела вещи и его частей, и следовательно,

стр. 32


включает в снятом виде простые действия, соответствующие этому восприятию. Чувствование осознанности вещи- * функции состоит в чувствовании возможности множества действий с вещью в соответствии с ее назначением или (при недоступности вещи) в чувствовании возможности множества представлений различных действий вещи, определяемых ее свойствами. Так, осознанность лампы как светильника состоит в чувствовании возможности по-разному включить ее, по-разному расположить на столе, наклонить так или иначе и тд.

Сознание вещи-значения состоит в чувствовании возможности множества высказываний об особенностях, действиях, свойствах данного вида предметов (о всех экземплярах данного вида).

Самоосознание можно определить аналогично сознанию. Если сознание есть символизируемая внешними ощущениями возможность множества действий того или иного уровня, то самосознание есть символизируемое органическими ощущениями (чувствованием тела, давления крови и т.п.) возможность всех действий субъекта - субъект ощущается как источник всех действий. В состав самоосознания также входит чувствование возможности вспоминать прошлую жизнь, что выражает идентичность субъекта самому себе.

От состояния сознания, субъективно представленного несодержательным чувством возможностей, следует отличать понимание, которое является актуальной содержательной чувственно-двигательной моделью, представленной в унифицированных формах языка. Понимание выступает в виде дискретных высказываний, являющихся моделями действий или особенностей предмета, т.е. фрагментами значения его. Важно то, что за каждым фрагментом высказывания и за высказыванием в целом всегда стоит "обеспечивающее" его несодержательное чувствование осознанности, которое свидетельствует о возможности множества представлений и высказываний, интерпретирующих данное высказывание (понимание) и его фрагменты.

О МОТИВАЦИОННОЙ СТОРОНЕ ПСИХИКИ

Поведение и текущие психические процессы субъекта обобщенно определяются внешними (общественными) структурами и отношениями. Внешняя жизнь неукоснительно задает субъекту, что делать (о чем думать), и он делает это, но так, как ему позволяет его система смыслов. Мы принимаем не

стр. 33


принцип спонтанной активности психического(13), а принцип расширенной реактивности, согласно которому все сложное, протяженное во времени поведение и деятельность субъекта представляет собой реакцию на узловые требования общественной жизни. В пределах этих требований заключена активность субъекта и его произвольность, т.е. способность к преднамеренным натурным и психическим действиям.

Таким образом, внешние обстоятельства не только формируют личностно-смысловое наполнение субъекта, но и обобщенно определяют стратегию его текущего поведения и деятельности. Поэтому процесс внешней жизни можно рассматривать как ступень механизмов психики. Эта ступень представлена в субъекте материальными структурами личностно-мотивационной системы (ЛМС), которая является "органом" включенности субъекта в общество. В ЛМС заключена совокупность возможностей субъекта к деятельности в социальной среде и способность отзываться на нее. Эти личностные способности создаются в коммуникации, в которой субъект имеет дело со специфическими "предметами" - другими субъектами и общественно выработанными знаниями. ЛМС содержит обобщенные, важные, существенные для его жизни комплексы (ограничения и требования общества, уровень притязаний субъекта, его интересы и др.) и является командной (по верхнему уровню иерархии деятельности) по отношению к системе смыслов. В соответствии с внешней ситуацией (прошедшей, текущей или будущей) она вызывает необходимость тех или иных действий и психических процессов, их основную направленность. При этом содержание этих процессов зависит от наполнения материальной системы смыслов субъекта. Отметим, что в психопатологических случаях (исключая слабоумие, связанное с глубокими органическими нарушениями) искажение психики и поведения происходит на верхнем уровне их организации (на уровне поступка, а не действия) и вызвано нарушением работы ЛМС, "проводящей" преувеличенные, искаженные или ложные требования общества.

Остановимся на характере мотивационных процессов. Мотивационное напряжение заключается не только в мыслях о важных или опасных моментах, ибо мысли сами по себе не могут вызывать действия. Кроме того, субъект часто поступает вообще не думая (так, мы утром идем на работу, часто не вспоминая о необходимости делать это). Поэтому необходимо понять в общем материальные основы мотивации. ЛМС является верхним


13 Смирнов С.Д. Психология образа. М., 1985. С. 145, 153.

стр. 34


уровнем структурности субъекта и определяет изменения всех нижележащих слоев структуры субъекта, разряжающих мотивационную напряженность. Низовой основой ЛМС являются элементарные процессы жизни тела, ибо только в них коренится возможность чувственных напряжений, необходимость движений и действий субъекта. Можно представить, что подобно целостной системе физиологической жизни организма существует расширенная "физиологическая" система, локализующая главные интересы и требования структурности, охватывающей низовые процессы жизни. Вторжение жизненных ситуаций, противоречащих важным "пунктам" субъекта, изменяет указанную систему, затрагивает входящие в нее низовые процессы жизни и вызывает мотивационную напряженность, взводящую целостность субъекта на преодоление этих ситуаций. Так, в случае, когда по вине ответственного субъекта происходят крупные неприятности, он бывает весь охвачен главным мотивационным стремлением, подчиняющим все поведение цели выхода из затруднения. Это мотивационное напряжение не уступает по силе и органичности настрою голодающего. Как поведение голодного человека приводит к утолению голода, т.е. восстановлению разрушенных элементарных процессов жизни, так и сложное поведение субъекта, выводящее его из серьезных жизненных трудностей, что приводит к восстановлению элементарных процессов жизни, т.е. к снятию мотивационной напряженности. Если выхода из положения нет (например, серьезная катастрофа по вине субъекта уже произошла), то появляется тягостное чувство безысходности, которое может приводить человека к гибели (инфаркты, инсульты, самоубийства). Глубокое эмоциональное напряжение, охватывающее субъекта, пронизывающее его целостность сверху донизу, - только такое состояние, а не мысли сами по себе, может вызывать сложное поведение, выводящее из тяжелого положения.

Сделаем замечание о произвольности ("свободе воли"). В нашей рефлексии произвольность выступает как факт порождения мысли или действия "чистой" волей, сознанием субъекта. Примером является экспериментальная" произвольность, состоящая в том, что я могу сказать определенное слово, двинуть пальцем и т.п. Однако эта "абсолютная" произвольность - кажущаяся, ибо волевые действия обобщенно подчинены более высоким уровням деятельности. В частности, "экспериментальная" произвольность подчинена вышележащему психологическому требованию проверить себя. Наша воля свободна только в рамках вышележащих требований. Волевые действия могут преодолевать

стр. 35


нижележащие затруднения и препятствия тоща, когда эти действия подчинены вышележащим требованиям. Так, фанатиков вынуждают идти на мучения и смерть идейные требования их общественной группы.

В заключение отметим основные моменты, которые, по нашему мнению, следует иметь в виду при изучении материальных основ психики. Наши образы, мысли, чувства могут рассматриваться в двух отношениях. В связи со своими внутренними материальными механизмами они являются субъективной реальностью. В своих внешних отношениях, т.е. в связи с внешней ступенью механизмов психики, они выступают как идеальные, т.е. невещественные особые образования. Субъективная реальность характеризуется слитостыо с предметом, с осмысленностью, т.е. вхождением в образы, мысли, чувства реальности и внешности (необходимости вне субъекта или его тела) предмета или смысла (значения). Это обуславливается субъективностью психического, связанной с его отражательной и творческой мощью, выражающейся в способности субъекта сознавать и понимать реальность и действовать на нее активно, т.е. исходя из собственной структурности. Субъективность обусловлена особой позиционной вьщеленностыо структур субъекта относительно мира, состоящей в предварительной определенной включенности (в ходе развития субъекта) мира в эти структуры. Текущая субъективная реальность существует относительно мощного материального смыслового наполнения, которое представляет собой специфическую "свертку" всего предыдущего развития субъекта. Вопрос о строении материального смыслового наполнения, о материальных смыслах является главным в проблеме объяснения субъективного психического через материальное. В этом отношении субъективную, чувственную сторону психического можно рассматривать как особенность организации материальных смысловых процессов (чувственность - существенное обозначение множеств возможных действий, представленных материальными смысловыми структурами). Без этой особенности материальные смысловые процессы не имели бы того высокого уровня, который обеспечивает осмысленные активные действия субъекта. Следует полагать, что всякое субъективное психическое чувственно, и в конечном итоге основывается на низовых микропроцессах жизни. Внутренним материальным субстратом психического является не мозг, а "пара" мозг-тело. По нашему мнению, необходимо специально изучать вопрос о взаимоотношении мозга и тела в психических процессах.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/О-СУБЪЕКТИВНОМ-ПСИХИЧЕСКОМ-КАК-ПРЕДМЕТЕ-ПОЗНАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.М.ПУЧИНСКИЙ, О СУБЪЕКТИВНОМ ПСИХИЧЕСКОМ КАК ПРЕДМЕТЕ ПОЗНАНИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/О-СУБЪЕКТИВНОМ-ПСИХИЧЕСКОМ-КАК-ПРЕДМЕТЕ-ПОЗНАНИЯ (date of access: 27.09.2020).

Publication author(s) - В.М.ПУЧИНСКИЙ:

В.М.ПУЧИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
552 views rating
08.09.2015 (1846 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
15 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
25 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
29 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
45 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
49 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
49 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
49 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·137 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О СУБЪЕКТИВНОМ ПСИХИЧЕСКОМ КАК ПРЕДМЕТЕ ПОЗНАНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones