Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15183
Author(s) of the publication: А. Г. САЦКИЙ

Share with friends in SM

В грохоте орудийного салюта, произведенного с кораблей севастопольской эскадры 23 мая 1787 г. в честь Екатерины II, явственно слышались раскаты сражений близкой войны. Путешествие императрицы в Тавриду расценивалось в Европе как политическая демонстрация готовности Петербурга разрешить военным путем противоречия с Турцией, особенно обострившиеся после присоединения Крыма к России1 . Турция не желала примириться с потерей Крыма и стремилась вернуть прежние позиции в Северном Причерноморье и на Кавказе. Царское правительство, в свою очередь, строило планы усиления своего влияния на Кавказе, освобождения подвластных Турции территорий на Дунае и Балканах и создания там нового государства под своим протекторатом.

На стороне России выступала Австрия. Оценивая ее позицию и возможности, царское правительство не рассчитывало с ее стороны на серьезную военную поддержку. В военном союзе России и Австрии угрозу для себя увидела Пруссия. На этой основе наметилось сближение между Турцией, Пруссией и Швецией, вынашивавшей реваншистские планы в отношении России. При посредстве Пруссии Турция договорилась со Швецией о совместном выступлении против России2 . Тайную поддержку Турции оказывали Франция и Англия, опасавшиеся усиления влияния России на Балканах. Франция с 1782 г. посылала в Турцию артиллерийских офицеров, инженеров- фортификаторов, строителей кораблей3 . В то же время британская дипломатия тайно, а английская печать в открытую старались подтолкнуть Турцию к активным действиям.

Однако к лету 1787 г. ни одна из противостоящих сторон еще не была в достаточной мере готова к войне, хотя, опасаясь оказаться застигнутыми врасплох, обе усиленно готовились к войне. Начиная с апреля 1787 г. турки стали перебрасывать на транспортных судах личный состав и воинское снаряжение для укрепления приграничных крепостей, в первую очередь Очакова. В июле часть турецкого флота крейсировала в Черном море, а другая стояла в боевой готовности у выхода из Босфора. К 1787 г. при содействии Франции и Англии флот Турции стал наиболее организованной и боеспособной частью ее вооруженных сил. Насчитывавший 120 судов4 , он превосходил молодой Черноморский флот России как по числу и качеству кораблей, так и по огневой мощи.

Основой морских сил России на Черном море накануне войны являлась севастопольская эскадра, состоявшая из трех 66-пушечных кораблей, двух 54- пушечных и восьми 40-пушечных фрегатов. В состав флота входили и более мелкие суда. Вооруженные малокалиберной артиллерией и в большинстве давней постройки, эти суда были неэффективны для ведения боевых действий в открытом море.


1 Клокман Ю. Р. Борьба России с Турцией за Северное Причерноморье и Крым во второй половине XVIII в. В кн.: Страницы боевого прошлого. М. 1968, с. 146.

2 Дружинина Е. И. Северное Причерноморье в 1775 - 1800 гг. М. 1959, с. 186; Шлоссер Ф. К. История восемнадцатого столетия. Т. 5. СПб. 1868, с. 106 - 108.

3 Архив кн. Воронцова. Кн. 16. М. 1880, с. 208, 209.

4 Материалы для истории русского флота. Ч. XV. СПб. 1895, с. 39; Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII в. М. 1958.

стр. 78


Однако к концу 1787 г. флот должен был заметно усилиться. В Днепровском лимане у Глубокой Пристани спешно оснащались построенные в Херсоне 66- пушечный корабль "Св. Владимир" и 54-пушечный фрегат "Св. Александр". В Таганроге вооружались четыре 40-пушечных фрегата. Кроме того, в Херсонском адмиралтействе достраивался 80-пушечный корабль "Иосиф II"5 .

В июле 1787 г. из Константинополя стали поступать тревожные вести. Российский посланник Я. И. Булгаков предупреждал о возможных провокациях со стороны Оттоманской Порты. Главнокомандующий вооруженными силами на Юге России кн. Г. А. Потемкин, стараясь избежать преждевременного начала военных действий, распорядился соблюдать по отношению к турецким подданным предупредительность и дружелюбие6 . На основании этого Черноморское адмиралтейское правление уведомило командиров военных я транспортных судов "о строжайшей осторожности и наблюдении, чтоб не подать ни малейшего поводу к неприятельским действиям"7 . Одновременно принимались экстренные меры к укреплению Кинбурна, Херсона и Севастополя.

5 августа Я. И. Булгакова вызвали на заседание Дивана, где ему предъявили ультимативные требования возвратить Крым и отказаться от всех трактатов, заключенных между Россией и Турцией, начиная с Кгочук-Кайнарджийского. Посланник отверг эти требования и тотчас же был арестован и посажен в тюрьму. Манифестом от 13 августа Порта объявила войну России. В Очаков первое и, видимо, неофициальное известие о разрыве с Россией поступило 19 августа. Сразу же часть турецкой эскадры в составе 10 канонерских лодок и одного бомбардирского корабля отошла от крепости и легла в боевую линию у оконечности Кйнбурнской косы, перекрыв выход из Днепровского лимана в море. Стоявшие неподалеку в ожидании прибытия из Глубокой Пристани корабля "Св. Владимир" и фрегата "Св. Александр" 40-пушечный фрегат "Скорый" и бот "Битюг" приготовились к бою: пушки были выдвинуты в орудийные порты, канониры с зажженными фитилями заняли свои места. Но турки пока огонь не открывали. На следующий день о выступлении Турции против России стало известно и в Херсоне, куда пришло сообщение от русского консула в Яссах. В Кременчуг же, в ставку Потемкина, весть о разрыве с Турцией поступила только 21 августа.

Первой заботой старшего члена Черноморского правления контр-адмирала Н. С. Мордвинова по получении известия о войне было обеспечить надежную защиту "Св. Владимира" и "Св. Александра". Недооснащенные, без единой пушки, с неполными командами, корабль и фрегат могли стать легкой добычей противника. Их эскадра у Очакова состояла из трех линейных кораблей, трех фрегатов и 30 мелких судов8 . Малые глубины лимана являлись лучшей защитой от нападения крупных турецких кораблей, но парусно-гребные суда, вооруженные орудиями больших калибров, могли беспрепятственно пройти к Глубокой Пристани. Для защиты "Св. Владимира" и "Св. Александра" в оборонительную линию стали все суда, имевшие артиллерию.

21 августа турецкие суда в Днепровском лимане открыли орудийный огонь по "Скорому" и боту "Битюгу". Их пушки ударили в ответ. Ожесточенная перестрелка продолжалась до вечера, когда, опасаясь ночного нападения превосходящих сил противника, на "Скором" обрубили якорный канат и поставили паруса. То же сделали и на "Битюге". Турецкие галеры снялись с якорей и пустились в погоню, крепостные батареи открыли огонь, когда русские суда проходили мимо Очакова. Однако сильный и точный ружейный и пушечный огонь с русских судов заставил турок держаться на дальней дистанции, а затем и вовсе прекратить погоню. Ночью "Скорый" и "Битюг" пришли к Глубокой Пристани9 .


5 Материалы, с. 43, 44; Сацкий А. Г. Начало создания Черноморского флота. - Вопросы истории, 1985, N 8, с. 180.

6 Дашков Ф. Материалы для истории второй турецкой войны. - Известия Таврической ученой архивной комиссии, 1890, N 9, с. 73; Архив гр. Мордвиновых. Т. I. СПб. 1901, с. 382.

7 ЦГАВМФ СССР, ф. 168, оп. 1, д. 115, л. 1.

8 Петров А. Н. Вторая турецкая война в царствование императрицы Екатерины II. 1787 - 1791 г. Т. I. СПб. 1880, с. 84.

9 Архив гр. Мордвиновых, с. 385.

стр. 79


Одной из задач Черноморского правления в те дни являлось доукомплектование корабельных команд матросами и артиллеристами. Но ни теми, ни другими правление не располагало, Мордвинов предложил зачислить в матросы солдат морских батальонов, имевших хоть какой-то опыт плавания на судах. Потемкин утвердил это предложение. Что касается артиллеристов, то 300 армейских канониров с офицерами были переданы флоту распоряжением А. В. Суворова из подчиненных ему частей. Однако это составило лишь половину потребного количества морских артиллеристов10 . 22 августа Мордвинов отправил в Крым курьера с предписанием парусной эскадре Черноморского флота выйти в море и держаться пока возле Севастополя. Не зная еще планов командования сухопутных войск, контрадмирал не мог поставить флоту более конкретной задачи. По имевшимся сведениям, неприятельский флот был разделен на три отряда. Кроме эскадры у Очакова, часть турецких сил находилась у Варны, а часть стояла в Босфоре11 . Выяснив, что армейское командование не намечает в ближайшее время активных действий против Очакова, Мордвинов, спеша воспользоваться разобщенностью турецких морских сил, решил, "что флот должен действовать сам собою". Рассмотрев возможные направления действия русской эскадры - Босфор, Варна, Очаков и Суджуккале, контр- адмирал выбрал Варну. Не ожидая утверждения этого плана Потемкиным, Мордвинов 24 августа направил командующему эскадрой контр-адмиралу М. И. Войновичу приказ "учинить нападение на Варну и, истребив флот, там стоящий, идти к Очакову". Ознакомившись с планом Мордвинова, Потемкин подтвердил, что предоставляет действия флота в распоряжение контр-адмирала, предписав только "о скорейшем оных произведении"12. О немедленном выходе в море и решительных действиях против неприятеля Потемкин написал и в Севастополь графу Войновичу: "Где завидите флот турецкий, атакуйте его во что бы то ни стало, хотя бы всем погибнуть, но должно показать свою неустрашимость к нападению и истреблению неприятеля"13 .

Севастопольская эскадра (три 66-пушечных корабля, два 54-пушечных и пять 40-пушечных фрегатов) была готова к походу уже 26 августа, но из-за неблагоприятного ветра смогла выйти в море лишь через пять дней. 8 сентября эскадра пришла в район севернее мыса Калиакрия (совр. Калиакра). Наступивший день принес "чрезвычайный шторм с дождем и превеликой мрачностью"14 . Жестокие удары следовавших один за другим шквалов рвали паруса, ломали стеньги и мачты. Огромные волны заливали беспомощные, потерявшие друг друга из виду корабли. Не ослабевавшая почти пять суток буря разметала суда по всему морю. 66-пушечный "Св. Павел", которым командовал капитан бригадирского ранга Ф. Ф. Ушаков, оказался у кавказского побережья, корабль "Мария Магдалина", полузатопленный и без мачт, отнесло к Босфору, где он и был захвачен турками, а 40-пушечный фрегат "Крым" пропал без вести15 . Из всех судов эскадры только фрегат "Легкий" вернулся в Севастополь со всеми мачтами. Эскадра полностью потеряла боеспособность, и берега Крыма оказались практически беззащитными. У Потемкина даже возникло намерение вывести войска из Крыма.

Мордвинов энергично взялся за восстановление эскадры, срочно закупая мачтовые деревья в Херсоне, Каменке и Кременчуге для изготовления мачт на три линейных корабля и четыре фрегата16 . На канатные заводы были направлены предписания о немедленном отправлении в Севастополь всего наличного такелажа и заказы на новые комплекты. Поскольку в течение трех недель со дня нападения на "Скорый" и "Битюг" турецкая эскадра не предпринимала в лимане неких действий, Черноморское правление успело наскоро вооружить большую часть анс-


10 Материалы, с. 47, 511.

11 Петров А. Н. Ук. соч., с. 84.

12 Архив гр. Мордвиновых, с. 386. 387; Материалы с. 63, 51.

13 Веселаго Ф. Краткая история русского флота. СПб. 1893,с. 168.

14 Материалы, с. 55.

15 Полномочный И. А. Род мой и происхождение. - Записки Одесского общества истории и древностей (ЗООИД), 1889, т. 15; Записки командира корабля "Мария Магдалина" капитана Тизделя. - Морской сборник, 1863, N 10, прил.

16 Гончаров В. Адмирал Д. Н. Сенявин. -Морской сборник, 1913, N 7, неофициальный отдел, с. 14; Сб. РИО. 1880. Т. 27, с. 433; Материалы, с 60.

стр. 80


портных судов и установить, насколько допускала осадка, орудия на "Св. Владимир" и "Св. Александр". Мастеровые, работавшие по вольному найму в адмиралтействе, с началом военных действий были мобилизованы и зачислены на казенное содержание. Работы шли круглые сутки17 .

Но затишье было недолгим. С 12 сентября турецкие канонерские лодки начали регулярные бомбардировки Кинбурнской крепости. Командование гарнизона стало настоятельно требовать присылки вооруженных судов для ее прикрытия. Для защиты Кинбурна назначили фрегаты "Скорый", "Херсон", бот "Битюг" и четыре галеры. В ночь на 15 сентября галера "Десна", которой командовал мичман Дж. Ломбард, не ожидая общего выхода, самовольно отправилась к Кинбурну. В 7 час. утра турки начали очередную бомбардировку крепости. Примерно через час с бастионов Кинбурна заметили русское судно, идущее под всеми парусами вдоль неприятельского берега. Турецкие канонерские лодки и бомбардирские корабли, обстреливавшие крепость, стали отходить к Очакову, где начали наскоро выстраиваться в боевую линию, прикрывая свои линейные корабли и фрегаты. Турки, в памяти которых еще была жива чесменская ночь, решили, видимо, что на них идет брандер, и открыли сильный, но беспорядочный огонь, стараясь не подпустить к себе галеру. Израсходовав за два с половиной часа почти весь боезапас, она отошла к Кинбурну, не потеряв ни одного человека.

Лиманская флотилия была уже почти готова к боевым действиям, когда турки напали на Кинбурн. 30 сентября их бомбардирские и канонерские суда подошли к крепости и начали ее обстрел, длившийся до глубокой ночи. С рассветом следующего дня бомбардировка возобновилась, а в 9 час. утра началась под прикрытием флота высадка десанта на оконечность косы. Турки спешно окапывались, сооружали брустверы из мешков с песком. Два раза войска Суворова контратаковывали вражеские траншеи, но жестокий фланговый огонь с турецких кораблей, простреливавших насквозь узкую полосу косы, заставлял их с потерями отходить к Кинбурну. "Чрезвычайная пальба неприятельского флота, - доносил Суворов, - сквозная на нас, причиняла нам великий вред"18 . В 6 час. вечера, когда заходящее солнце стало затруднять огонь турецкой морской артиллерии, ослабленной уничтожением четырех турецких судов ядрами крепостных орудий и частичным отходом левого фланга турецкой флотилии (благодаря самоотверженным действиям "Десны"), Суворов отдал приказ о новой контратаке. 2 тыс. солдат из резерва решили дело. Турки в панике бежали к оконечности косы, надеясь найти спасение на своих судах. Но турецкое командование, стараясь заставить своих солдат сражаться до конца, отвело суда от берега. Турки бросались в воду, пытаясь доплыть до судов, и тонули сотнями. Спастись удалось едва 500 из 5 тыс. турок, высаженных утром на косу. Остатки вражеского десанта выбивали уже ночью. Победа была полной19 .

Получив донесение о турецком десанте, Мордвинов отдал приказ о немедленном переходе лиманской флотилии к Кинбурну. 3 октября в 6 час. вечера она стала в две линии на якоря в двух милях восточнее Очакова. Неприятельский флот стоял с западной стороны очаковского мыса. Турки, деморализованные уничтожением десанта, никак не реагировали на появление русской флотилии. Линия турецких судов протянулась прямо по ветру, и если бы удалось зажечь или сбить с якорей крайние в ней корабли, то последствия могли бы стать для турок катастрофическими. "Пламя пошло бы по всей линии, и верно все бы на месте сгорели, и если б некоторые и спаслись от огня, то ветром бросило бы их на берег"20 , - писал Мордвинов в донесении Потемкину.

Для нападения на фланг турецкой линии контр-адмирал выделил плавбатарею и две галеры. Эти суда должны были, пользуясь ночной темнотой, скрытно подойти к крайним турецким судам и, открыв стрельбу брандкугелями (зажигательные


17 Архив гр. Мордвиновых, с. 392.

18 А. В. Суворов. Документы. Т. 2. М. 1951, с. 339; Суворов А. В. Письма. М. 1986, с. 115.

19 Висковатов А. Взгляд на военные действия россиян на Черном море и Дунае с 1787 по 1791 год. СПб. 1828, с. 8; Генералиссимус Суворов. Док. и м- лы. М. 1947, с. 153 - 159; Белавенец П. И. Очаков. Севастополь. 1902, с. 48.

20 Архив гр. Мордвиновых, с. 403.

стр. 81


снаряды), стараться зажечь их. Однако операция успеха не имела - русская флотилия лишь потеряла плавбатарею. Видя опасность своего расположения, суда турецкой эскадры 6 октября снялись с якорей и вышли из лимана на соединение с отрядом, прикрывавшим Очаков с моря. Неприятельский флот в течение нескольких дней продолжал стоять в виду Кинбурна в ожидании благоприятного ветра, а 12 октября ушел к Босфору.

События первых месяцев войны свидетельствовали о необходимости иметь в лимане сильную и мобильную флотилию. Без этого трудно было бы отстоять Кинбурн в случае нового нападения или взять Очаков. "Нужда иметь флотилию в Лимане необходимая. Спешите вооружить все суда", - писал Потемкин Мордвинову. Зимние месяцы прошли в напряженной работе по исправлению судов севастопольской эскадры, в постройке новых плавбатарей, галер, канонерских лодок, предназначенных для усиления лиманской флотилии21 . Переоборудовались и вооружались купленные у греческих и австрийских купцов торговые суда, которых начало войны застало в черноморских портах. Все это было связано с огромными трудностями, вызванными острой нехваткой материалов, людей, денег, воинского снаряжения, провианта.

Черноморское правление доносило, что необходимо прислать из Петербурга 2 тыс. матросов и морских офицеров22 , нужда в которых была особенно велика в связи с постройкой большого числа мелких гребных судов. Потемкин рекомендовал Мордвинову назначить командирами на эти суда армейских офицеров, считая, что "на Лимане решительность, храбрость и ревность к службе нужнее компаса и астрономии"23 . К середине апреля 1788 г. лиманские силы, разделенные на парусную эскадру и гребную флотилию, в основном были готовы к боевым действиям. Командование гребной флотилией принял контр-адмирал К. Г. Нассау-Зиген, прибывший из Петербурга по именному указу Екатерины II.

Турецкий флот появился под Кинбурном 18 мая. Командовал им старый я опытный адмирал Эски-Гассан, участник Чесменского боя. Капитан-паша имел султанский фирман с приказом взять Кинбурн, уничтожить Херсон и захватить Крым24 . Утром 20 мая Суворов из Кинбурна писал Иассау-Зигену: "10 линейных кораблей, 10 фрегатов, всего 36 судов бросили якорь в тридцати верстах отсюда; галеры, бомбарды, шебеки, шлюпки числом 34 судна стали вдоль берега Очакова у крепости"25 . Находившиеся у Кинбурна дубель- шлюпка и две военные лодки получили распоряжение Нассау-Зигена вернуться к Глубокой Пристани. Лодки ушли сразу, а дубель-шлюпка - лишь после полудня. Едва она удалилась от крепости на достаточное расстояние, как за ней бросились около 30 вражеских галер и легких судов. Командир дубель-шлюпки капитан 2-го ранга И. Р. Остен-Сакеп приказал поставить все паруса, чтобы уйти от погони. Часть судов отстала, но 11 быстроходных галер постепенно нагоняли тяжелое на ходу судно. Остен-Сакен отправил вперед гребной ялик с девятью матросами, судовыми документами и флагом, велев передать командованию, "что ни он, ни его судно не будут в руках неприятеля".

Турецкие галеры окружили дубель-шлюпку, пытаясь взять ее на абордаж. "Когда мы отдалились уже верст до двух расстояния, - свидетельствовали добравшиеся до Глубокой Пристани матросы, - то приметили мы чрезвычайный дым с треском, из чего и заключили, что наша дубель-шлюпка с окружавшими оную судами была взорвана на воздух"26 . Потемкин так сообщал Екатерине II об этом подвиге: "Если при сем случае не истребил он с собою судна неприятельского так, как уверяют, то неустрашимость, с которою он сражался, и геройская смерть показали туркам, каких они имеют неприятелей"27 .


21 Материалы, с. 86, 96, 99, 102, 104.

22 ЦГИА СССР, ф. 994, оп. 2, д. 16, л. 3. 29 Материалы, с 98.

24 Головачев В. Ф. История Севастополя как русского порта. СПб. 1872, с. 128.

25 Материалы, с. 116.

26 Белавенец П. И. Капитан 2 ранга И. Р. Остен-Сакен. СПб.. 1907, с. 21, 22.

27 Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического. - Сборник военно- исторических материалов, СПб., 1893, вып. VI, N 371.

стр. 82


В эти дни в ставку Потемкина прибыл еще один иностранец - известный американский корсар шотландец П. Джонс, участвовавший в борьбе за независимость США и принятый на русскую службу в чине контр-адмирала. Он получил в подчинение лиманскую парусную эскадру. Такое назначение вызвало недовольство англичан, служивших в Черноморском флоте, что передалось и части русских офицеров. 25 мая в лиман вошла и стала под Очаковом часть турецкого флота, в том числе адмиральский 64-пушечный и пять 50-пушечных кораблей28 . Через два дня и русская гребная флотилия, усиленная судами парусной эскадры, стала на якоря в линию поперек лимана против устья Буга.

Первое большое сражение на лимане произошло 7 июня. Ранним утром турецкие корабли под Очаковом начали ставить паруса, гребные же суда двинулись на вёслах вдоль берега, рассчитывая, видимо, обойти правый фланг русской линии. По сигналу Нассау-Зигена галеры и плавбатареи, буксируемые казацкими лодками, пошли вперед, ведя сильный огонь. Некоторые суда противника остановились в замешательстве, но капитан-паша, находившийся на одной из галер, пушечными выстрелами принудил их вернуться в строй. В 9 час. от Очакова к месту сражения двинулся второй отряд судов противника. Но тем временем из центра и с левого фланга русской ЛИНИЙ подошли и с ходу вступили в бой еще две бомбарды, галера и три дубель-шлюпки. Огонь с русской стороны усилился. В результате два вражеских судна были взорваны, одно сгорело и около 20 повреждено. Турки стали отступать в беспорядке. Гребная флотилия преследовала противника, пока он не укрылся под защиту очаковских крепостных пушек.

Несколько дней турецкий флот под Очаковом оставался в бездействии. 16 июня неприятельские корабли снялись с якорей и стали маневрировать с явным намерением напасть на левый фланг русской линии. Джонс и Нассау-Зиген дали сигналы своим судам готовиться к бою. Но до него дело не дошло. Как ни осторожно вели турецкие лоцманы корабли по малым лиманским глубинам, их флагман сел на мель. Срочно собранный на "Св. Владимире" военный совет решил атаковать противника ночью. Пока уточняли детали нападения, усилившийся ветер помог турецкому кораблю сняться с мели. Тогда военный совет перенес начало атаки. С рассветом 17 июня на русской стороне все пришло в движение: на кораблях ставили паруса; дубель-шлюпки, канонерские лодки, плавбатареи устремились на неприятеля. Увидев нависшую угрозу, турки стали отходить к Очакову. Почти сразу же один из 64-пушечных кораблей неприятеля сел на мель. Нассау-Зиген поспешил воспользоваться этим и направил туда свои суда. Турецкие же суда, защищавшие неподвижный корабль, вынуждены были отступить. Жестокий огонь русских орудий, стрелявших с расстояния пистолетного выстрела, заставил замолчать вражеские пушки. Корабль горел, но турки продолжали отчаянно сопротивляться. Только когда к борту подвели зажженный брандер, они спустили флаг и поспешили покинуть могущий в любое мгновение взорваться корабль.

Сел на мель и корабль самого Эски-Гассана. Первым к нему подоспел небольшой фрегат "Св. Николай". Остановившись под высокой кормой, он стал огнем своих пушек расстреливать неподвижный турецкий флагман. Адмиральский флаг, прибитый гвоздями к верхушке мачты, продолжал развеваться, а сам капитан-паша сразу же перешел на другое судно. Турки отстреливались, несмотря на грозивший взрывом пожар. Однако безнадежность их положения была столь очевидна, что они вскоре спустили кормовой флаг. Потеряв два 64-пушечных корабля, турецкий флот в беспорядке отошел под защиту крепостных пушек, а русские корабли выстроились в линию на расстоянии всего двух миль от Очакова29 .

Ночью турецкая эскадра пыталась выйти из лимана в море, чтобы соединиться с главными силами своего флота. Огонь батареи, расположенной на оконечности Кинбурнской косы, и судов гребной флотилии нанес серьезные повреждения прорывавшимся судам. Те же, которые пытались пройти мелководьем, чтобы избежать огня русских пушек, почти все оказались на мели. Утром 18 июня гребная


28 Архив гр. Мордвиновых, с. 436; Письма адм. И. М. де Рибаса. ЗООИД, 1879, т. 11, с 386, 381.

29 Жизнь моя. Записки адмирала Данилова, 1759 - 1806 гг. Кронштадт. 1913, С 107, 108.

стр. 83


флотилия, развернутая полумесяцем, двинулась вперед, охватывая с обеих сторон стоящие на мели корабли и фрегаты. Турки сдавались лишь тогда, когда их корабля, подожженные русскими брандкугелями, превращались в пылающие костры. "Никогда я не видел зрелища более ужасного, - писал Нассау-Зиген, - с лишком 2000 человек погибли в пламени или потонули". Но один из 54- пушечных кораблей все же удалось захватить почти невредимым. Через четыре с половиной часа все было кончено. Нассау-Зиген сообщал в Петербург: "В двух сражениях мы взяли и сожгли нашими выстрелами четыре 64-пушечных корабля, пять фрегатов,., одну шебеку 30 пуш. и одна бригантина 14-пушечная потонула, но ее можно поднять, и один фрегат 40-пушечный"30 . В сражениях 7, 17 и 18 июня противник потерял примерно 32 судна, 6 тыс. погибшими и ранеными и 1800 пленными. С русской же стороны потери составили не более 190 человек31 .

К 30 июня русская армия вплотную приблизилась к Очакову, и Потемкин приказал лиманской флотилии уничтожить оставшиеся под крепостью суда. В упорном восьмичасовом бою 1 июля были сожжены два малых фрегата, бомбарда, бригантина, четыре галеры и др. суда. Крупную 50-весельную галеру, две канонерские лодки и транспортное судно удалось захватить и отбуксировать от крепости. С покинутых и горящих галер было спасено 96 прикованных к веслам невольников.

Севастопольская эскадра, в задачу которой входило не допустить оказания помощи с моря турецкому гарнизону крепости Очаков, осажденной русскими войсками, вышла в плавание к очаковским берегам 18 июня, еще не зная о событиях, разыгравшихся в лимане. Северный ветер сдерживал движение, и только 29 июня эскадра достигла о. Тепдра. Под вечер с русских судов заметили на северо-западе паруса турецкого флота. Капитан-паша, получив подкрепление из Стамбула32 , горел желанием смыть позор поражения в лимане победой над русским флотом. Сражение разыгралось 3 июля, когда противники сошлись у о. Фидониси (совр. Змеиный). В 8 час. утра русская эскадра, находясь у неприятеля под ветром, легла в боевой порядок. Положение парусных эскадр по отношению к направлению ветра являлось в то время одним из важнейших тактических вопросов борьбы флотов. Выиграть у противника ветер, оставив его с подветренной стороны, значило стать хозяином положения.

Русской эскадре под командованием Войновича, состоявшей из двух 66-пушеч- ных линейных кораблей, двух 54-пушечных и восьми 40-пушечных фрегатов и 24 мелких судов, предстояло сразиться с турецким флотом, в котором только линейных кораблей было 17 (в том числе пять 80-пушечных), 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля и 21 мелкое судно. Авангардом русской эскадры командовал Ушаков, находившийся на "Св. Павле". Зная нерешительность Войновича, он накануне добился его распоряжения "в потребных случаях командующим судов следовать движению передовой эскадры (т. е. авангарда)". Ушаков, как и большинство русских моряков, с нетерпением ожидал сражения. "Я с моей стороны чувствовал великое удовольствие, - писал он в рапорте, - ...ибо весьма выгодно практикованным подраться регулярным образом против неискуства"33 .

Гром первых выстрелов грянул сразу же после двух часов. Неприятель, находившийся на наветренной стороне, двумя колоннами двинулся на русскую линию. По сигналу Ушакова его передовые фрегаты пошли круче к ветру, подтягивая тем самым всю линию к турецкому флоту34 . Решительные и искусные действия ушаковского авангарда и меткий огонь русской артиллерии заставили отвернуть передовые турецкие суда. Корабль капитан-паши оказался в одиночестве против "Св. Павла" и двух фрегатов. Эски-Гассан "дрался с большим жаром", но беспорядочная стрельба его тяжелых пушек мало вредила русским судам. Капитан-паша не выдержал жестокого огня и стал отворачивать, подставив на минуту корму своего


30 Материалы, с. 147, 148.

31 А. В. Суворов. Документы. Т. 2, с. 415, 418 - 424.

32 Белавенец П. И. Очаков, с. 71.

33 Адмирал Ушаков. Документы. Т. 1. М. 1951, с. 64, 65.

34 Багров Ф. Флотоводческое искусство адм. Ф. Ф. Ушакова. - Военно- исторический журнал, 1983, N 8, с. 81 - 85; Головачев В. Ф. Ук. соч., с. 134 - 135.

стр. 84


корабля под дула русских пушек. Тут же грянул бортовой залп "Св. Павла", и в воду полетели тяжелые дубовые доски, брусья, ажурные карнизы адмиральского балкона, куски золоченой резьбы.

Бой шел по всей линии. От попаданий брандкугелей два раза загорались вице- адмиральский и контр-адмиральский корабли, находившиеся против середины русской линии, одна шебека затонула. Неприятельские суда, потерявшие с отходом капитан-паши общее управление, один за другим выходили из боя. Перед пятью часами сражение прекратилось. Русская эскадра, выполнив задачу не допустить корабли противника к Очакову, продолжала держаться в линии, неприятельский флот отходил в северном направлении. Не зная намерений противника и опасаясь его нападения на крымские порты, Войнович также отошел к своим берегам. В донесении, составленном после сражения, Ушаков отметил "отличную неустрашимую храбрость и мужество" офицеров, командовавших артиллерией на "Св. Павле", - капитан-лейтенантов Ф. В. Шишмарева, И. И. Лаврова и унтер-офицера П. Копытова, а также храбрость и искусство командиров передовых фрегатов Я. Н. Саблина и М. Н. Нелединского.

Удаление турецкого флота от Очакова давало возможность вывести крупные русские корабли из лимана для присоединения их к севастопольской эскадре. Капитан-паша, вернувшись 29 июля от устья Дуная, расположился с флотом у Гаджибея (совр. Одесса) так, чтобы воспрепятствовать соединению русских сил. Часть мелких судов он послал к о. Березань, где турки начали спешно строить батарею, которая должна была держать под обстрелом фарватер из лимана. Чтобы выманить Эски-Гассана в море и освободить путь в Севастополь, Потемкин приказывал Войновичу вывести в море эскадру. 24 августа она покинула Севастопольский рейд, но дальше Херсонесского мыса так и не пошла. Сославшись на неблагоприятный ветер и необходимость устранить повреждения в такелаже и парусах, Войнович через два дня вернулся в Севастополь.

Свое бездействие против главных сил противника контр-адмирал пытался прикрыть активным использованием легких крейсерских судов в прибрежных турецких водах. Эти быстрые, с отличными мореходными качествами средиземноморские суда, принадлежавшие грекам, переселившимся в Россию после русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг., и взятые по их просьбе в военный флот вместе с греческими экипажами и капитанами, с ранней весны до глубокой осени несли разведывательную службу и без устали охотились за турецкими транспортными судами. Получив в середине сентября сведения об обнаруженных у берегов Анатолии судах, предназначенных для перевозки войск, Войнович решил направить туда крейсерский отряд, состоящий из "казенного" "Полоцка" и трех вольнонаемных греческих судов. "По известной способности вашей светлости штаба генеральс-адьютанта Сенявина, - сообщал он Потемкину, - препоручил оному сию экспедицию с подтверждением употребить все способы к истреблению онаго транспорта"35 . Сенявин с честью выполнил поставленную задачу. Пройдя вдоль берега от Синопа до Гиресуна, его отряд потопил и сжег И турецких транспортных судов, уничтожил несколько береговых складов, захватил богатую добычу и пленных36 .

Тем временем 21 июня 1788 г. на севере началась новая война: пользуясь отвлечением сил России на борьбу с Турцией, шведский король Густав III решил взять реванш за поражения Швеции в Северной войне 1700 - 1721 годов37 .

Осенью произошла смена командования лиманскими силами. Трения между Нассау-Зигеном и Джонсом, неблагожелательное отношение к ним Потемкина вынудили их оставить службу на Черном море. 14 октября Потемкин писал Мордвинову: "Приезжайте как можно скорей для принятия команды над парусной и гребной эскадрами"38 . Мордвинов разработал новый план расстановки лиманских сил для блокады Очакова со стороны моря. Но раньше, чем он был введен в действие, большой отряд судов отделился от турецкого флота и, пользуясь благоприятным


35 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 63, л. 78.

36 Материалы, с. 196.

37 Белавенец П. И. Материалы по истории русского флота. М. Л. 1940, с. 80; Клокман Ю. Р. Ук. соч., с. 148.

38 Архив гр. Мордвиновых, с. 455.

стр. 85


ветром, сумел пройти к крепости, где высадил 1500 человек подкрепления, артиллерийские припасы и провиант39 . 23 октября к мысу, где под прикрытием береговой батареи стояли турецкие суда, подошли основные силы русской гребной флотилии. Турки стойко защищались. Шесть турецких судов было потоплено, а остальные получили значительные повреждения. Спустя неделю Мордвинов рапортовал Потемкину: "Неприятельские судна, находящиеся при Очакове, от выстрелов наших потоплены"40 .

Чтобы лишить осажденный гарнизон надежды на помощь флота и склонить его к сдаче, Потемкин в очередной раз приказал Войновичу отправиться с эскадрой в море и совместно с лиманской флотилией атаковать неприятеля у Гаджибея. Пока, однако, контр-адмирал собирался с духом и после всяческих проволочек прибыл к очаковским берегам, турецкого флота там уже не было: турки ушли зимовать в Босфор.

Утром 7 ноября два десятка запорожских лодок под сильным орудийным и ружейным огнем подошли к высоким берегам о. Березань. Но их попытка атаковать остров закончилась взаимным обстрелом. Спустя два дня на штурм Березани направилось уже 39 канонерских, запорожских и бомбардирских лодок. Казакам удалось высадиться и, преодолев сильное противодействие турок, подняться по крутым, обрывистым скалам на плато. К 2 час. дня сопротивление оборонявшихся было сломлено и над захваченными укреплениями поднят российский военно-морской флаг41 .

Гребная флотилия продолжала в это время стоять под Очаковом, ожидая начала его штурма. Суда флотилии предполагалось использовать для обстрела цитадели и десантирования войск. Однако резкое ухудшение погоды заставило отвести флотилию в глубь лимана. От рано начавшихся морозов, ветра и снега жестоко страдал личный состав армейских частей, осаждавших Очаков. Начались болезни. Чтобы не погубить армию, следовало либо снять осаду и уйти на зимние квартиры, либо штурмовать крепость. Потемкин выбрал последнее. В 7 час. утра 6 декабря русские штурмовые колонны со всех сторон двинулись к цитадели. Турки дрались с отчаянным упорством. И все же через полтора часа после начала штурма Очаков пал. "Храбрость и мужество россиян восторжествовали над упорством и жестокосердием"42 , -так писали в реляциях. Взятием Очакова закончилась кампания 1788 года. В ходе ее турки потеряли более 40 тыс. человек, до 100 судов различных типов, свыше тысячи пушек.

Капитан-паша Эски-Гассан, отстраненный от командования флотом, сумел, однако, оправдаться перед султаном. Абдул-Хамид I пожаловал его шубой, а тот обязался отремонтировать флот за свой счет. Однако вступивший на престол Селим III отрешил Гассан-пашу от командования и, назначив его сераскиром, приказал ему набрать войско и отвоевывать Очаков. Новым капитан-пашой стал Хусейн, командовавший прежде египетской эскадрой43 .

Изменения произошли и в командовании российскими черноморскими силами. В декабре 1788 г. подал в отставку Мордвинов, обвиненный Потемкиным в развале работы адмиралтейского правления. На его место был назначен Войнович, под командованием которого оставалась и севастопольская эскадра. Войнович же, сославшись на необходимость оставаться почти неотлучно в Херсоне, за чем скрывалась скорей всего всем известная нелюбовь графа к морю, поспешил передать исполнение своих обязанностей по эскадре следующему по старшинству флагману Ф. Ф. Ушакову, произведенному по представлению Потемкина 14 апреля 1789 г. в контр-адмиралы44 .

Заботы Потемкина об усилении флота медленно, но верно начали приносить свои плоды. В середине января 1789 г. удалось, несмотря на льды и штормы, перевести из лимана в Севастополь 66-пушечный "Св. Владимир". В первой половине


39 Белавенец П. И. Очаков, с. 76.

40 Архив гр. Мордвиновых, с. 459; Материалы, с. 202.

41 Архив гр. Мордвиновых, с. 470.

42 Там же, с. 481.

43 ЦГАВМФ СССР, с. 245, оп. 1, д. 39, лл. 2, 3.

44 Адмирал Ушаков. Документы, с. 80.

стр. 86


мая из Херсона через мели днепровского устья благополучно прошел в лиман 80-пушечный "Иосиф II", а через месяц из Херсона к Глубокой Пристани привели и новую 60-пушечную "Марию Магдалину"45 , первый корабль, почти полностью построенный уже в военное время. 15 марта в Херсонском адмиралтействе по проекту мастера С. И. Афанасьева заложили 66-пушечный корабль "Богоявление господне". На Азовском море заканчивалась постройка первых двух из четырех 46-пушечных фрегатов, отнесенных к линейным кораблям46 .

Ввод в строй новых кораблей резко обострил вопрос о кадрах. Продолжавшаяся война со Швецией не позволяла надеяться на получение матросов и офицеров с Балтийского флота. 10 июня Потемкин распорядился вернуть на флот всех морских офицеров, подвизавшихся в адмиралтействе на различных береговых должностях, а несогласных отставить от службы, и впредь работы в адмиралтейских подразделениях поручать "не ипако как заслуженным из раненых и немогущим во флоте продолжать службу офицерам, вместо покоя"47 .

В 1789 г. военные действия на море открыли российские крейсера с греческими экипажами. 17 апреля отряд крейсеров отправился на запад, к вражескому побережью. Двигаясь вдоль придунайских берегов, греки захватили и сожгли несколько турецких транспортных судов. 21 апреля отряд подошел к Кюстенджи (совр. Констанца). Под прикрытием огня корабельных пушек в гавань высадилось более 300 солдат греческого полка и почти столько же крейсерских матросов. Оттеснив в короткой перестрелке турецкую пехоту и конницу и захватив прибрежное укрепление с двумя пушками, десант сжег склады с зерном и сухарями, ветряные мельницы, мечети, некоторые жилые дома и почти без потерь возвратился на суда48 .

Турецкий флот появился у Гаджибея только 13 июня49 . Простояв без действий две недели, он снялся с якоря, взяв курс к Тарханкутскому п-ву. Не зная намерений Хусейна, Войнович, следивший за турками из Кинбурна, срочно отправил нарочных с предостережением в Севастополь и Керчь. Однако неприятельский флот, дойдя до Тендры, опять стал на якорь, а затем вернулся к Гаджибего. Бездействовали и русские эскадры: севастопольская и лиманская. В состав последней входили уже четыре корабля: "Иосиф II", "Св. Александр", "Мария Магдалина" и бывший турецкий, названный "Леонтием Мучеником".

В конце августа Потемкин отдал приказ о взятии крепости Гаджибей. Основной удар должны были нанести армейские части при содействии судов гребной флотилии. Эскадре Ушакова ставилась задача: увлечь турецкий флот в открытое море. Кораблям же лиманской флотилии предписывалось помешать неприятельскому флоту оказать поддержку крепости с моря, а затем соединиться с севастопольской эскадрой. Лиманские силы под командованием Войновича вышли в море и расположились за Березанью на виду неприятельского флота в ожидании подхода армейских частей к Гаджибею. Штурм был назначен на 14 сентября. Однако в ночь перед ним сильная буря заставила русские суда укрыться за островом. Гаджибей был взят армейскими частями, несмотря на отсутствие лиманской эскадры и сильное противодействие турецкой корабельной артиллерии50 .

Турецкий флот продолжал оставаться у Гаджибея, пока вечером 22 сентября со стороны Тендры не показалась эскадра Ушакова. Опасаясь нападения с двух сторон, противник поставил паруса и стал уходить к югу. Это позволило лиманской эскадре выйти из лимана для перехода в Севастополь. Ушаков лег на параллельный курс. Выполнив свою задачу, эскадра 24 сентября повернула к берегам Крыма. Турецкий флот остался у Дуная51 . Когда 29 сентября Войнович со своим отрядом подошел к Севастополю, он нашел там не только эскадру в полном составе, но и два новых таганрогских 46-пушечных корабля. Сообщая Потемкину о


45 Гончаров В. Ук. соч., с. 19; Материалы, с. 242, 246.

46 ЦГАВМФ СССР, ф. 243, оп. 1, д. 548, л. 134; ф. 245, оп. 1, д. 21, л. 61.

47 Материалы, с. 246.

48 Аркас З. Начало учреждения российского флота на Черном море и действия его с 1778 по 1798 год. - ЗООИД, 1860, т. 4, отд. 2 - 3, с. 285.

49 Письма... де Рибаса, с. 397; Материалы, с. 247.

50 Смольянинов К. История Одессы. - ЗООИД, 1853, т. 3, с. 340, 341.

51 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 63, л. 311; Головачев В. Ф. Ук. соч., с. 145.

стр. 87


соединении эскадр, Войнович не преминул добавить в рапорте: "Теперь турецкий флот кажется имеет с кем поговорить на Черном море"52 . И это было действительно так. Но тем более был прав Потемкин, выразивший резкое неудовольствие бездействием как лиманских сил при взятии Гаджибея, а затем Аккермана (совр. Белгород-Днестровский), так и севастопольской эскадры, позволившей туркам беспрепятственно отойти к своим берегам. Главным виновником этой пассивности князь справедливо считал командующего флотом53 .

Потемкин приказал немедленно отправиться на поиск турецкого флота. 8 октября Войнович на рассвете вышел в море с девятью кораблями и несколькими крейсерами, направившись к придунайским берегам. Невзирая на переменчивые ветры и затяжные осенние бури, флот находился в море, главным образом перед устьем Дуная, до начала ноября. Так и не обнаружив противника, он вернулся в Севастополь. Гребная же флотилия, простоявшая лето у Очакова и Кинбурна, была отведена на зимовку в устье р. Ингул, где по распоряжению Потемкина создавалась новая верфь, получившая название г. Николаев54 .

Начало 1790 г. принесло изменения в управлении морскими силами на Черном море. Два с половиной года войны выявили ряд недостатков и упущений как по флотской, так и адмиралтейской части, обусловленных в значительной степени организационными неурядицами. 14 марта Потемкин подписал несколько ордеров, согласно которым флот изымался из ведения адмиралтейского правления и через посредство командующего флотом подчинялся только князю. Войнович был отправлен командовать Каспийской флотилией. Командующим Черноморским флотом был назначен контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков. В Черноморском правлении, за которым остались постройка, ремонт, вооружение и снабжение судов, старшим членом правления стал корабельный мастер обер- интендант флота бригадир С. И. Афанасьев. Лиманская флотилия, преобразованная в Черноморскую гребную, становилась самостоятельной боевой единицей и также подчинялась Потемкину. Командовать ею был назначен генерал-майор И. М. де Рибас55 .

Одновременно с сообщением о назначении командующим флотом Ушаков получил приказ отправиться в поход к неприятельским берегам с тремя 50- пушеч-ными кораблями, четырьмя 40-пушечными фрегатами и несколькими крейсерскими судами. Началась спешная их подготовка к походу. Недостающие канаты, якоря, запасной рангоут и различные припасы принимались с остающихся в Севастополе кораблей и фрегатов. 16 мая отряд вышел в море, взяв курс на Синоп56 . На рейд синопской бухты эскадра пришла поздним вечером 21 мая. На русских судах всю ночь жгли фалшфейеры, палили из пушек холостыми зарядами с тем, чтобы "неизвестностью оных наиболее умножить страх в неприятеле и тем привести в замешательство"57 . Когда рассвело, в глубине гавани обнаружились два турецких фрегата и несколько мелких военных судов, а на эллинге - строящийся линейный корабль. Но добраться до них можно было, лишь преодолев огонь крепостной артиллерии и береговых батарей.

Оценив ситуацию, Ушаков решил не рисковать, "сохраняя исправную целость судов своих на будущее время". В бухту вошел только 50-пушечный "Св. Георгий Победоносец", обстрелявший крепость, береговые батареи, фрегаты, торговые суда и город. Тем временем крейсерские суда, действовавшие вдоль побережья, потопили четыре и захватили восемь купеческих судов. Два из них, неспособных из-за вет-


52 Материалы, с. 273.

53 Афанасьев Д. К истории Черноморского флота. - Русский архив, 1902 N 2 с. 216.

54 Дружинина Е. И. Ук. соч., с. 186; Тимофеенко В. И. Города Северного Причерноморья во второй половине XVIII века. Киев. 1984, с. 140; Ордера кн. Потемкина-Таврического. ЗООИД, 1860, т. 4, отд. 2 - 3, с. 363 - 373; Ширяев Н. Л. Потемкинский город. - Исторический вестник, 1891, сентябрь, с. 629.

55 Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического. - Сборник военно- исторических материалов, СПб., 1894, вып. VIII, с. 15 - 19.

56 Материалы, с. 299; ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 52, л. 147; Новые документы А. Суворова, Ф. Ушакова, Г. Потемкина-Таврического и М. Кутузова. Симферополь. 1947, с. 42.

57 Адмирал Ушаков. Документы, с. 165.

стр. 88


хости выдержать переход в Севастополь, разгрузили, а затем сожгли посреди бухты для устрашения жителей города58 .

24 мая эскадра оставила синопский рейд и направилась к Самсуну. Однако неприятельских кораблей там не оказалось, и эскадра повернула к Анапе, куда прибыла под вечер 29 мая. Но изменившийся в последний момент "ветер, стихая, совсем заштилел", и встречное течение воспрепятствовало эскадре достичь рейда, где стояли турецкие линейный корабль, фрегат и несколько мелких судов. Только спустя два дня эскадра смогла выйти на рейд. Все время, пока русские корабли старались приблизиться к Анапе, турки разгружали линейный корабль и фрегат и тащили их канатами по мелководью к берегу под защиту батарей. Для облегчения судов и уменьшения осадки они сняли даже часть орудий и установили их на новых, спешно построенных батареях.

Поздним вечером 1 июня с русских судов спустили на воду все гребные суда и. с их помощью стали втягиваться в бухту. Расположившись дугой, повторявшей изгиб берега, три корабля и два фрегата открыли огонь. Турецкие батареи тут же ответили. Завязалась перестрелка, в которой, однако, турецкие суда не участвовали из опасения выдать свое местоположение. Перед рассветом Ушаков из предосторожности приказал своим кораблям отойти. Убедившись утром, что турки "при помощи батарей и прочих выгодностей устроились к отчаянной до крайности обороне", контр-адмирал решил прекратить попытки уничтожить вражеские суда и возвратился в Севастополь59 .

Ушаков обратился к Потемкину с предложением о новом походе к румелийским берегам и энергично взялся за его подготовку. Приказ о походе эскадры к западному побережью Черного моря прибыл в Севастополь 26 июня60 , но уже следующий день принес известие о появлении турецкого флота. "Поход мой со флотом к румельским берегам теперь уже остается недействительным до того времени, пока не буду иметь случаю решиться с неприятельским флотом"61 , - писал Ушаков Потемкину 28 июня. Между тем береговые посты донесли, что турецкий флот, пройдя Балаклаву и Ялту, скрылся из виду. 2 июля при первом же благоприятном ветре русская эскадра вышла в море, направляясь за неприятелем. Опасаясь высадки вражеского десанта на восточном побережье Крыма или нападения на Керчь и Еникале, Ушаков поспешил к Керченскому проливу. Противника там не оказалось, но эскадра стала в линию у входа в пролив. Это произошло примерно в 7 час. утра 8 июля, а уже через три часа с одного из дозорных судов просигналили о приближении со стороны Анапы вражеского флота.

Ушаков тут же двинулся навстречу неприятелю, формируя на ходу "линию баталии". В полдень противники сблизились на пушечный выстрел. Хусейн атаковал десятью линейными кораблями авангард и центр русской линии. Находившиеся там 40-пушечные фрегаты вынуждены были вести неравные поединки с многопушечными кораблями противника, тогда как четыре концевых корабля, в том числе 66-пушечные "Св. Владимир" и "Св. Павел", оказались вне боя. Ушаков вывел из линии все шесть фрегатов, а оставшиеся корабли сократили дистанцию. Изменившийся тем временем ветер позволил русским приблизиться к неприятельской линии на картечный выстрел. Турецкие корабли, вынужденные поворачивать на обратный курс для сохранения наветренного положения, под огнем русских пушек несли тяжелые потери. "Из оных весьма поврежденные два корабля в стеньгах и реях и один из них в руле со сбитою бизань-мачтою,... шли столь близко, что опасался я сцепления с некоторыми из наших задними кораблями, - доносил после боя Ушаков. - Вице-адмиральский корабль, также весьма поврежденный... прошел всю нашу линию весьма близко, и чрез то оный и помянутые два корабля остались совсем уже разбиты до крайности"62 . Сбитый флаг с вице- адмиральского корабля подобрала шлюпка со "Св. Георгия" и доставила его Ушакову.

Когда русская эскадра удачным маневром сумела занять наветренное положе-


58 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 64, л. 691; д. 52, лл. 48, 51.

59 Там же, д. 64, лл. 603, 604; д. 52, лл. 147 - 152.

60 Адмирал Ушаков. Документы, с. 188.

61 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 64, л. 548.

62 Адмирал Ушаков. Документы, с. 219, 220.

стр. 89


кие, капитан-паша стал выводить свой флот из боя. Только наступившая темнота спасла его от окончательного поражения63 . Пользуясь превосходством в скорости, турки сумели за ночь оторваться от преследования и уйти частью в Синоп, а частью к устью Дуная. Ушаков высоко оценил храбрость и мужество экипажей судов, участвовавших в сражении, и особенно командующего авангардом бригадира Г. К. Голенкина и командиров линейных кораблей К. А. Шапилова, Я. Н. Саблина, Р. Вильсона, Ф. Я. Заостровского, Н. И. Кумани, Н. Л. Языкова, М. М. Ельчанинова, А. А. Обольянинова, Ф. В. Поскочина, флаг-офицера П. А. Данилова.

Наскоро исправив повреждения на рейде Феодосии, эскадра 12 июля вернулась в Севастополь для основательного ремонта. Потемкин, "отдавая полное уважение победе" Черноморского флота и свидетельствуя Ушакову свое "удовольствие и признательность", высказал настоятельную просьбу "как можно неприятеля утеснять ради преклонения его к миру"64 . Слова Потемкина о мире не были случайными. Внешнеполитическая обстановка летом 1790 г. сложилась для России весьма неблагоприятно. Война на два фронта продолжалась. На грани конфликта находились отношения с Польшей. Англия и Пруссия сделали все, чтобы свести на нет начавшиеся неофициальные переговоры Потемкина с великим визирем о мире. Вялые в начале кампании 1790 г. действия австрийской армии в июле прекратились совсем: новый австрийский император Леопольд II под давлением Пруссии склонялся к сепаратному миру с Портой. Из войны со Швецией вышла также союзница России - Дания. При таких обстоятельствах Турция решила продолжать войну, надеясь добиться для себя почетных мирных условий65 .

К середине августа корабли севастопольской эскадры в основном были исправлены. Им предстоял поход к Тендре для соединения с находящимися у Очакова новым 44-пушечным кораблем херсонской постройки "Навархия" и двумя отремонтированными фрегатами. Но 22 августа в Севастополь пришло сообщение о появлении главных сил турецкого флота (около 40 судов), державшего курс от устья Дуная к Гаджибею66 . Ушаков полагал, что турки попытаются воспрепятствовать соединению русских сил. Контр-адмирал писал де Рибасу: "Почитаю я, как флот неприятельский теперь уже состоит в довольном числе, то, узнав благовременно о приближении нашего флота, не допустит меня до соединения прежде, не дав баталию". Утром 28 августа русская эскадра в составе 10 кораблей, 6 фрегатов и 21 легкого судна вышла из Севастополя и подошла к Тендре. К западу виднелся стоящий на якорях турецкий флот, насчитывавший 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 "отборных из лучших, разного сорту судов"67 .

Ветер благоприятствовал русским кораблям, и Ушаков приказал атаковать. Турки попытались уйти, но быстрое приближение русской эскадры заставило их лечь в оборонительную линию. В три часа дня началось сражение. Интенсивный и прицельный огонь русской артиллерии наносил судам противника тяжелые повреждения. Особенно пострадали корабли капитан-паши Хусейна и адмирала Сеит-бея, оказавшиеся в какой-то момент боя вблизи флагмана Ушакова "Рождество Христово" (бывший "Иосиф II") и "Преображения". В пять часов неприятельская линия дрогнула и стала отходить в сторону Дуная. Натиск русских усилился, а турки в беспорядке отступали. Ушаков дал сигнал "Гнать неприятеля!" Погоня продолжалась до тех пор, пока наступающая ночь и лучший ход судов не помогли туркам уйти от преследования.

За ночь ветер усилился и изменил направление, препятствуя отходу неприятельского флота. Рассвет открыл картину рассыпанных в беспорядке и лавирующих против ветра турецких судов. На "Рождестве" опять появился сигнал общей погони. Вскоре удалось догнать 74-пушечный корабль Сеит-бея "Капитанию". Несмотря на безвыходность положения, турки защищались так упорно, что Ушаков не преминул отметить в рапорте: "Храбрость и отчаянность турецкого адмирала 3-бунчуж-


63 Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического, вып. VIII, с. 119 - 121.

64 Адмирал Ушаков. Документы, с. 239.

65 Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в. М. 1956, с. 378 - 380.

66 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 64, л. 670.

67 Адмирал Ушаков. Документы, с. 293, 297.

стр. 90


аого паши Сеит-бея столь была отчаянна, что он не сдал своего корабля до тех пор, пока остался весь разбит до крайности"68 . Корабль горел так сильно, что к его борту сумела подойти только одна русская шлюпка, успевшая снять Сеит-бея, капитана корабля и 17 "прочих чинов". Почти сразу же после этого "Капитания" взлетела на воздух с почти восемьюстами членами экипажа и казной турецкого флота. Другой корабль, 66-пушечный "Мелеки-Бахри" с экипажем в 560 человек, сдался без боя. Крейсерские суда Ушакова захватили крупнокалиберную плавбатарею, бригантину и лансон (транспортное судно). Позже стало известно, что по пути в Стамбул от полученных в бою повреждений затонул со всей командой еще один 74-пушечный корабль неприятеля. Такая же участь постигла и несколько мелких судов. Потери в людях с русской стороны оказались удивительно малыми: 21 человек убит и 25 ранено69 .

Как и прежде, Ушаков не преминул особо отметить в донесении отличившихся в сражении офицеров. Контр-адмирал ходатайствовал о награждении бригадира Голенкина и командиров, которых он уже представлял Потемкину после Керченского сражения и чьи корабли в последнем бою приняли на себя основную тяжесть сражения и обеспечили победу. Писал Ушаков и об "отличившихся от прочих" мужеством и искусством командирах фрегатов Нелединском, Ф. В. Шишмареве, С, Сарандинаки, капитан-лейтенантах А. Ишине, А. А. Сорокине, С. Бырдине, Н. Д. Войновиче, Н. М. Тимофееве, лейтенантах П. Копытове, К. Ю. Патаниоти, П. М. Макшееве, М. П. Селиванове и других офицерах. Ушаков за сражение при Тендре был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени и стал первым в России офицером генерал-майорского ранга, которому соответствовало звание контр-адмирала, получившим столь высокую награду.

После сражения севастопольская эскадра отошла к Гаджибею, где соединилась с пришедшей из Очакова лиманской флотилией. Потемкин, прибывший из Ясс на эскадру, свидетельствовал: "Наши благодаря богу такого перцу туркам задали, что любо. Спасибо Федору Федоровичу!" Победы Черноморского флота, а также выход из войны Швеции, вынужденной подписать 3 августа 1790 г. мир с Россией, дали возможность активизировать действия сухопутных войск против Турции. Русское командование спешило взять до зимы придунайские крепости, и прежде всего Измаил - эту крупнейшую "крепость без слабых мест"70 . Для этой цели, учитывая опыт осады Очакова, нужна была гребная флотилия. В конце сентября Потемкин предписал де Рибасу и Ушакову: гребной флотилии выступить из Очакова к Дунаю и, захватив Сулинское укрепление, войти в реку; корабельная же эскадра должна была прикрыть переход флотилии и воспрепятствовать неприятельскому флоту запереть ее в Дунае. Потемкин требовал, "чтоб дрались мужественно, или лучше скажу - по- черноморски".

В первый день октября из Керчи в Севастополь прибыл отряд судов бригадира П. В. Пустошкина, пополнивший флот еще двумя 46-пушечными кораблями71 . Бурные осенние погоды сначала замедлили подготовку флота к плаванию, а затем задержали его выход в море. Однако время шло, приближались холода, и Потемкин приказал де Рибасу идти к Дунаю, не дожидаясь Ушакова. Когда корабельная эскадра, вышедшая 16 октября из Севастополя, прибыла к Аккерману, то оказалось, что флотилия уже три дня, как прошла к Дунаю. Ушаков поспешил за ней. Подойдя 22 октября к Сулинскому гирлу, с кораблей увидели, как последние суда флотилии втягивались в реку. Не задерживаясь, флотилия ушла вверх по реке для захвата Тулчи и перекрытия выхода турецким судам по Георгиевскому рукаву. Корабельный же флот продолжал оставаться на якорной стоянке у устья Дуная. 7 ноября Ушаков получил ордер Потемкина с приказанием флоту осмотреть, "сколь можно, берег неприятельский, и где есть их флот,., нанести им вред; а потом возвратиться в Севастополь"72 . Однако поход вдоль неприятельских берегов не со-


68 Там же, с. 299.

69 Веселаго Ф. Ук. соч., с. 179; Адмирал Ушаков. Документы, с. 336.

70 Скаловский Р. Жизнь адмирала Ф. Ф. Ушакова. Ч. I. СПб. 1856, с. 92; Клокман Ю. Р. Ук. соч., с. 158; А. В. Суворов. Документы. Т. 2, с. 527.

71 Адмирал Ушаков. Документы, с. 357, 358; Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического, вып. VIII, с. 174; Аркас З. Ук. соч., с. 299; ЦГАВМФ СССР, ф. 168, оп. 1, д. 60, лл. 108, 109.

72 Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического, вып. VIII, с. 185.

стр. 91


стоялся: Ушаков, будучи уверен, что турецкий флот уже давно в Стамбуле, и не желая рисковать в штормовом море кораблями, сразу повернул к Севастополю.

Флот постепенно обновлялся. 29 ноября из лимана в Севастополь прибыли первенец николаевской верфи 50-пушечный "Св. Николай" и 80-пушечный "Иоанн Предтеча" (бывший турецкий "Мелеки-Бахри"). За несколько дней до этого приказом Ушакова из состава действующего флота были исключены семь пришедших в полную негодность 40-пушечных фрегатов. Между тем гребная флотилия, участвовавшая в овладении крепостями Килия, Тулча и Исакча, подошла 17 ноября к Измаилу, который со стороны реки прикрывали многочисленные турецкие суда. Через три дня крепость была обложена русскими войсками и с суши. С 20 ноября флотилия начала активно действовать против неприятеля, выполняя предписание Потемкина "употребить все силы сожечь или овладеть судами под Измаилом стоящими и чрез учрежденные батареи обратить в пепел город"73 . На противоположном берегу Килийского рукава были возведены временные батареи, вооруженные снятыми с судов 50 крупнокалиберными орудиями74 , которые в течение недели систематически вели интенсивный обстрел Измаила. Ежедневно русские дубель-шлюпки, баркасы подходили чуть ли не вплотную к вражескому берегу, ведя разрушительный огонь. За неделю боев неприятель потерял большое трехмачтовое судно-шаитию, 43 лансона, 45 других транспортных судов, 10 больших лодок и более 40 паромов. Потери флотилии составили 3 лансопа.

2 декабря к Измаилу прибыл А. В. Суворов, принявший общее командование войсками. После отказа турок сдаться военный совет 9 декабря назначил штурм в ночь на 11 декабря. По суворовской диспозиции гребная флотилия с приданным ей десантом в 5500 человек регулярной пехоты и 1500 казаков должна была атаковать приречный фас крепости75 . В ночь на 10 декабря турецкие батареи начали упреждающий обстрел судов гребной флотилии, расположившихся против крепости. В ответ открыла огонь русская артиллерия, в том числе и 567 орудий гребной флотилии, бомбардировавших крепостные сооружения Измаила. Это сыграло большую роль в подготовке штурма и взятии крепости. Из девяти колонн, двинувшихся на приступ, три атаковали ее с гребных судов. Под Измаилом было захвачено 32 судна и 12 паромов противника. Турецкая твердыня пала. 16 декабря гребная флотилия была переименована в Черноморский гребной флот76 .

В течение зимы и весны 1791 г. Черноморский флот усиленно готовился к будущей кампании. Ремонтные работы в Севастополе, так же как и постройка новых кораблей в Херсоне, Николаеве и Рогожских Хуторах, велись достаточно успешно, хотя все так же остро ощущался недостаток в материалах, людях, платежных средствах77 . Руководство этой ответственной деятельностью сосредоточилось главным образом в руках Ушакова, которого Потемкин перед своим отъездом в Петербург назначил поминально старшим членом Черноморского правления, и обер-интенданта флота Афанасьева. В мае последовало распоряжение выйти в море по окончании периода весенних штормов для решительных действий против турецкого флота и обеспечения защиты российских берегов. Однако большой объем работ по переделке "Иоанна Предтечи" и ожидание доставки из Херсона "к снабжению флота... необходимых надобностей припасов и материалов" задержали выход эскадры до 10 июля78 . Корабли, вероятно, оставались бы в гавани и дольше, если бы главные силы турецкого флота не показались у южных берегов Крыма.

Выйдя из Севастополя, эскадра направилась к Керченскому проливу, где, по предположениям Ушакова, находился турецкий флот. Но уже под вечер следующего дня, когда русские корабли были против Балаклавы, показались передовые суда идущего навстречу неприятельского флота. Утром 12 июля противники стали


73 Материалы, с. 576.

74 Боевая летопись русского флота. М. 1948, с. 126.

75 Материалы, с. 364 - 371; А. В. Суворов. Документы. Т. 2, с. 524, 525, 528 - 535.

76 Краснознаменный Черноморский флот. М. 1979, с. 19; Морской атлас. Т. 3, ч. 1. Описания к картам. М. 1959, с. 331; Материалы, с. 372.

77 ЦГАВМФ СССР, ф. 315, оп. 1, д. 805, л. 2.

78 Адмирал Ушаков. Документы, с. 484, 485, 497; ЦГАВМФ СССР, ф. 315 оп 1, д. 805, л. 6.

стр. 92


сближаться. "От сего времени, - сообщал в рапорте Ушаков, - четыре дня сряду ходил я со" флотом соединенно против онаго (т. е. турецкого флота) всегда в виду в близком расстоянии и прилагал всевозможное старание, дабы его атаковать и дать решительный бой"79 . 13 июля противники попали в штормовую зону. Сильный ветер, большая качка повредили несколько русских кораблей. Не обошлось без поломок и на турецких судах. Спустя два дня противники разошлись: российский флот вернулся на севастопольский рейд устранять повреждения, турецкий с той же целью - в Варну.

29 июля корабельный флот вновь вышел в море, держа курс к румелийским берегам. Через два дня русская эскадра, двигавшаяся вдоль побережья к югу, внезапно обнаружила за мысом Калиакрия вражеский флот, беспечно стоящий под берегом на якорях. Турки праздновали байрам, и часть личного состава кораблей находилась на берегу. Эскадра, не теряя времени на перестроение, в походном порядке трех колонн повернула круто вправо за мыс и под огнем береговой батареи пошла между берегом и неприятельским флотом. Стремительная атака оказавшихся на ветре русских кораблей привела противника в полное замешательство. Не имея времени поднять якоря, турки рубили якорные канаты, в панике ставили паруса и беспорядочно маневрировали, сталкиваясь и нанося друг другу повреждения. После нескольких неудачных попыток построиться в линию, когда часть кораблей пыталась исполнять сигналы капитан-паши, а другие шли за адмиралом Сейит- Али, командующим входившей в состав турецкого флота алжирской эскадры, противник занял оборонительную позицию.

Ушаков на ходу перестроил свои колонны в линию баталии с минимальными дистанциями между кораблями. Разгорелось ожесточенное сражение. Сообщая о его исходе в Черноморское правление, Ушаков писал: "Неприятель разбит наисовершенно и при спустившейся от дыма ночной темноте и перемене ветра... успел спастись бегством в Константинополь; многие весьма повреждены корабли, в том числе и известного алжирского паши Сайт-Али лучший и легкий из всего флота корабль разбит до крайности"80 . В сражении у Калиакрии Ушаков применил новый тактический прием - атаку эскадры противника в походном строю трех колонн, что явилось для турок полной неожиданностью, а также смелый маневр - проход русской эскадры между берегом и турецкой эскадрой для занятия выгодного положения. Такие действия нарушали каноны принятой тогда линейной тактики.

Увидев в Босфоре разбитые корабли, полные погибших и раненых, которых только на корабле Сейит-Али насчитывалось около 450 человек, Селим III "ужаснулся и того же часа отправил повеление к визирю поспешать миром". По турецкой столице поползли слухи о приближении "Ушак-паши" с его флотом81 . На рассвете 1 августа русский флот действительно направился за уходящими к Босфору турецкими кораблями. Однако ветер и шторм на море заставили Ушакова отказаться от погони и искать под берегом убежища для исправления повреждений. Наскоро устранив их, флот направился к Варне, на подходе к которой контр-адмирал получил депешу о заключенном 31 июля перемирии с Оттоманской Портой82 .

Победа Черноморского флота в сражении при Калиакрии оказалась блестящим финалом всей кампании и войны в целом. Этот успех облегчил ведение переговоров и ускорил заключение мира. Подписанный 29 декабря 1791 г. в Яссах договор между Россией и Турцией подтвердил все условия Кючук- Кайнарджийского мирного трактата 1774 года. Турция признала за Россией право на Крым, Кубань и территорию в междуречье Буга и Днестра с расположенными там крепостями Очаковом и Гаджибеем. Кроме того, Турция отказывалась от притязаний на Грузию. Наряду с решающими победами русских армий в войне 1787 - 1791 гг. огромный вклад в решение задачи обеспечения безопасности южных границ России внесла успешная боевая деятельность молодого Черноморского флота.


79 Материалы, с. 396 - 397.

80 Там же, с. 405.

81 Бумаги кн. Г. А. Потемкина-Таврического, вып. VIII, с. 247 - 252; Веселаго Ф. Ук. соч., с. 183.

82 ЦГАВМФ СССР, ф. 197, оп. 1, д. 64, л. 734; Русские и советские моряки на Средиземном море. М. 1976, с. 60; Адмирал Ушаков. Документы, с. 522, 523.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВАЯ-БОЕВАЯ-ЭПОПЕЯ-ЧЕРНОМОРСКОГО-ФЛОТА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Г. САЦКИЙ, ПЕРВАЯ БОЕВАЯ ЭПОПЕЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.02.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВАЯ-БОЕВАЯ-ЭПОПЕЯ-ЧЕРНОМОРСКОГО-ФЛОТА (date of access: 26.06.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Г. САЦКИЙ:

А. Г. САЦКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes

Related Articles
БЛИЖНИЙ ВОСТОК: САМЫЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ "КОНФЛИКТ ВЕКА"
5 days ago · From Россия Онлайн
Не чтящий Причину — лишен головы. Who does not honor Cause — is deprived of the head.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
В данной статье рассматриваются проблемы образования удельной энергии связи ядра на один нуклон. Образование удельной энергии связи в ядре урана, образованной градиентом гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре урана. Рассмотрим цепочку радиоактивного распада урана, с точки зрения уменьшения удельной энергии связи на нуклон при распаде. Бета-распад рассмотрим с точки зрения фотонной физики, с учётом эффекта Казимира. Образование протонов из нейтронов, как процесс взаимодействия фотона с нейтроном. Градиент гравитационного потенциала взаимодействующих нуклонов, обеспечивает структуру фрагментов распада и сохраняет сумму нуклонов и закон сохранения энергии Вселенной при расширении.
Catalog: Физика 
12 days ago · From Владимир Груздов
Луна как мистический корень победы Владимира Зеленского на выборах Президента Украины. Moon as the mystical root of the victory of Vladimir Zelensky in the election of the President of Ukraine.
Catalog: Философия 
12 days ago · From Олег Ермаков
Событие №-102 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Владивостоком необычных НЛО желто-белого цвета.(Россия.2019 г.) Событие №-103 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Сиднеем вымеобразных облаков.(Австралия.2019 г.) Событие №-104 --- Знаковое событие природного характера нашего времени - это появление гигантского вращающегося ледяного диска на реке в штате Мэн.(США.2019 г.)
Catalog: Философия 
15 days ago · From Ваха Дизигов
Предлагается многомировая модель жизни, являющаяся альтернативной модели Хью Эверетта и ее развития М.Б. Менским. Описывается природа возникновения стрелы времени как неизбежного эффекта в системе отсчета наблюдателей расширяющейся либо сжимающейся Вселенной.
18 days ago · From Анатолий Павлов
В данной статье рассматриваются вопросы гравитационного взаимодействия ядерных гравитирующих объектов. Под объектами будут пониматься частицы, атомы, молекулы, планеты, звёзды. Гравитационное взаимодействие определяется как градиент гравитационного потенциала, создаваемый гравитирующими объектами. В свою очередь градиент гравитационного взаимодействия двух нуклонов определяется как сумма Гравитационного Потенциала Вселенной и градиента гравитационного потенциала взаимодействующих частиц в точке взаимодействия.
Catalog: Физика 
18 days ago · From Владимир Груздов
О ГЕНЕРАЛИССИМУСЕ ШЕИНЕ
19 days ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ ОРДЕНА ЗА ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ 1812 ГОДА
Catalog: История 
19 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ. Петербург - Рио-де-Жанейро. Становление отношений. 1808 - 1828. Л. Изд-во ЛГУ. 1987. 246 с.
Catalog: История 
19 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПЕРВАЯ БОЕВАЯ ЭПОПЕЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones