Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15399
Author(s) of the publication: Б. С. ИТЕНБЕРГ

Share with friends in SM

Находящийся в Женеве Г. В. Плеханов 2 апреля 1893 г. обратился к Ф. Энгельсу: "Дорогой учитель! Податель этого письма - Алексей Воден, молодой русский студент, один из наших друзей, очень прилежный и очень способный... Отправляясь в Лондон, он просил меня рекомендовать его Вам. Я делаю это весьма охотно, так как убежден, что Вам будет интересно встретиться с одним из лучших представителей нашей русской молодежи"1 .

Прибыв в Лондон, А. М. Воден отправил письмо по назначению. Вскоре пришел ответ: Энгельс сообщал, что готов принять русского посланца "в любой из ближайших дней вечером"2 . Несколько вечеров провел Воден у Энгельса. В центре внимания оказались разногласия между Плехановым и народниками. В этой связи гость воспроизвел нелестные плехановские отзывы о трудах Н. И. Кареева3 . Тогда Энгельс подвал Водена к одному из книжных шкафов, вынул монографию Кареева "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века", изданную в 1879 г. в Москве и полученную Марксом от автора. При этом Энгельс "сказал, что и Маркс и он лично признали этот труд очень добросовестным и eine bahnbrechende Leistung (пролагающим путь произведением)", и посоветовал Водену и Плеханову "принять это к сведению, какова бы ни была неясность почтенного историка в принципиальных и даже методологических вопросах"4 . Действительно, получив труд Кареева, Маркс писал М. М. Ковалевскому: "Сочинение г-на Кареева превосходно (excellent). Только я не вполне разделяю его взгляд на физиократов"5 .

Фундаментальный труд русского историка привлек серьезное внимание Маркса. По свидетельству Ковалевского, после смерти Маркса Энгельс показывал ему тетради с выписками умершего друга, в том числе и из книги Кареева. Следы


ИТЕНБЕРГ Борис Самуилович - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории СССР АН СССР.

1 К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия. М. 1967, с, 650.

2 Воден А. М. Из воспоминаний. В кн.: Русские современники о К. Марксе и Ф. Энгельсе. М. 1969, с. 103.

3 В книге "Наши разногласия" (1884 г.) Плеханов, с одной стороны, привлекал исследование Кареева "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века" для доказательства процесса разложения крестьянской общины, с другой - критиковал ученого за субъективность (см. Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 1. М. 1956, с. 254, 264). Особенно острой критике субъективные воззрения Кареева подверглись в книге Плеханова "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" (там же, с. 547 - 549, 617 и др.).

4 Воден А. М. Ук. соч., с. 106. Об этом же Воден писал Карееву 5 декабря 1925 г.: "В 1893 году Фридрих Энгельс говорил мне (у себя в Лондоне, где я долго жил), что он считает Ваш труд по крестьянскому вопросу во Франции до революции исследованием, составившим эпоху (bahnbrechende Leistung), и констатировал, что таково же было и мнение Маркса" (цит. по: Далин В. М. Энгельс о книге Н. И. Кареева "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века". В кн.: Французский ежегодник. 1970. М. 1972, с. 222 - 223).

5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч, Т. 34, с. 286.

стр. 119


изучения монографии остались на том экземпляре, который принадлежал Марксу, а теперь находится в библиотеке ИМЛ при ЦК СЕПГ6 . Сохранились отчеркивания Маркса на ряде страниц, касающиеся судьбы общинных земель, которые крестьяне вынуждены были сдавать в аренду или продавать, содержания деревенских наказов, воззрений физиократов, феодальных прав Людовика XVI, владевшего почти пятой частью всех земель Франции, и др. В 1889 г., ознакомившись со статьями К. Каутского из "Neue Zeit" - "Классовые противоречия в 1789 году", Энгельс высказал сожаление, что автор не изучил "лучшую работу о крестьянах" Кареева7 .

Следовательно, такие строгие критики, как Маркс и Энгельс, высоко оценили значение труда русского ученого. Это и понятно. Историческая диссертация Кареева "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века" - исследование, выполненное на богатом круге источников, многие из которых не привлекли должного внимания даже французских историков. Прозвучало новое слово в историографии Французской буржуазной революции конца XVIII века.

Николай Иванович Кареев родился в Москве 24 ноября 1850 года. После окончания 5-й Московской гимназии поступил в Московский университет на историко-филологический факультет. Студентом Кареев в 1870 г. познакомился с профессором всеобщей истории В. И. Герье, который первым из университетских преподавателей возглавил изучение Французской революции. Эта тема целиком захватила и Кареева, ставшего учеником Герье. Правда, между учителем и учеником не было полного согласия в оценке событий конца XVIII века. "Общий взгляд проф. Герье на состояние общественного мнения во Франции в 1789 г., - свидетельствовал Кареев, - отличается большим пессимизмом. Рассмотрев очень подробно, как понимали составители наказов различные политические вопросы эпохи, он приходит к следующему печальному выводу: "С такими-то сбивчивыми представлениями о нации и о правах нации составлялись наказы главных бальяжей и городов Франции и выехали в Версаль депутаты для того, чтобы устроить Францию". Эта позиция Герье - взгляд либерала, стремившегося в какой-то мере развенчать революционную сущность Французской буржуазной революции конца XVIII в., доказать, что народовластие отличалось якобы "односторонностью, смутностью и противоречивостью"8 .

Кареев же был настроен более радикально. Он во многих вопросах находился под влиянием произведений Д. И. Писарева, П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского и стремился понять причины активного участия французского народа в революции, выяснить подлинный характер его требований. Но тогда еще эти разногласия ясно не проявились, и Кареев с должным почтением относился к своему учителю. В 1873 г. оп закончил университет, написав кандидатское (дипломное) сочинение по истории французского крестьянства. Оставленный при университете для подготовки к профессорскому званию, Кареев одновременно состоял учителем истории в 3-й Московской гимназии9 . Но учебник истории И. И. Беллярминова, по которому там велось преподавание, не мог удовлетворить передового учителя. "Французская революция, - вспоминал Кареев, - в нем была передана в трех-четырех строках: безбожные-де французы, развращенные ложными учениями, возмутились против своего благодушного короля и низложили его, после чего чуть не тотчас же явился Наполеон". С таким толкованием Кареев согласиться не мог - он переменил учебник10 .

Но и новый учебник не давал подлинного представления о Французской революции. В России ее история только начинала разрабатываться. Среди тех, кто


6 Русские книги в библиотеках К. Маркса и Ф. Энгельса. М. 1979 с 79

7 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 37, с. 125.

8 Кареев Н. И. Работы русских ученых по истории Французской революции. - Известия С. -Петербургского Политехнического института, 1904, т 1 вып 1 2, с. 57.

9 Биографический словарь профессоров и преподавателей С. -Петербургского университета. Т. I. СПб. 1896, с. 296.

10 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина (далее - ОР ГБЛ), ф. 119 (Н. И. Кареева), карт. 44, д. 4, л. 4.

стр. 120


посвятил себя этой важнейшей теме, был и Кареев. "В центре общественного внимания, - вспоминал он, - стоял в те годы крестьянский вопрос, о котором так часто и так много говорилось в "Отечественных записках". Вот почему кончая курс, я выбрал темой своего кандидатского сочинения историю крестьян во Франции"11 . Посвятив себя изучению крестьян накануне Французской революции, Кареев поставил задачу сбора наиболее достоверных источников, документов, исходивших непосредственно от народа. Для этого и была предпринята научная командировка во Францию. Начались поиски в Национальном архиве страны.

11 ноября 1877 г. Кареев писал из Парижа Герье о том, что поставил перед собой цель "выяснить, в каком положении находился феодальный режим накануне 1789 года". Особенно его интересуют требования крестьян. Сначала Кареев стал исследовать наказы третьего сословия, но они оказались "слишком недостаточны для характеристики крестьянских требований"12 . В ходе дальнейших поисков он обнаружил в "громадном сборнике "Archives parlamentaires" и в некоторых других изданиях целую массу" крестьянских наказов, которые и стали предметом его тщательного изучения13 . В письме Герье 6 (18) февраля он сообщал, что одновременно пользуется "и всеми другими документами, насколько они освещают деревенские отношения того времени"14 .

В Париже Кареев познакомился, а вскоре и подружился с проживавшим там П. Л. Лавровым. Они обсуждали диссертационную тему молодого ученого, размышляли над структурой исследования. Богатейшая библиотека русского изгнанника была предоставлена в полное распоряжение Николая Ивановича15 . У Лаврова Кареев познакомился с П. А. Кропоткиным, М. М. Ковалевским, которые с большим интересом отнеслись к научным занятиям диссертанта. История Французской революции, роль в ней народных масс были предметом их всестороннего обсуждения16 .

Общаясь с Лавровым и его друзьями, нельзя было погрузиться только в науку, изолироваться от общественной жизни, от демократического окружения. Уже летом 1878 г. Кареев начал посещать лекции по истории мысли для молодежи, которые читал Лавров. С большими предосторожностями, опасаясь царских агентов, проник он и на банкет, устроенный газетой "Egalite" в годовщину казни Людовика XVI. Сюжет этот был очень близок молодому ученому - пришлось рисковать. На банкете Лавров произнес на французском языке речь. Но она, по воспоминаниям Кареева, "была слишком учена и исторична для собравшейся на банкет рабочей демократии"17 . Между тем кончался срок командировки, позволившей ученому собрать нужный для написания монографии материал. Кареев писал Герье: "Вам, вероятно, уже пришлось прочесть второй том Тэна, который мне очень не понравился. Я только доволен, что Тэн не напал на мой материал архивный, хотя и близко около него ходил"18 .

Завершая диссертацию, Кареев думал вначале дать ей такое заглавие: "Французская революция и крестьянский вопрос". Но опытные люди выразили сомнение в возможности для книги с таким заглавием пройти через цензурные препоны. А В. О. Ключевский прямо спросил автора: "А вы не боитесь, что вас обвинят в социализме?"19 . Тогда было решено издать магистерскую диссертацию под названием "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века".

Во время подготовки диссертации к защите Кареев сблизился с передовой университетской молодежью, в центре которой находился Ковалевский. В своих вос-


11 Цит. по: Сафронов Б. Г. М. М. Ковалевский как социолог. М. 1960, с. 36.

12 ОР ГБЛ, ф. 70 (В. И. Герье), карт. 46, д. 5, л. 3.

13 Там же, л. 3об.

14 Там же, л. 9об.

15 См. Кареев Н. Из воспоминаний о П. Л. Лаврове. - Былое, 1918, N 9, кн 3, с. 14.

16 Кареев Н. М. М. Ковалевский, как историк Французской революции. - Вестник Европы, 1917, N 2, с. 211.

17 Кареев Н. Из воспоминаний о П. Л. Лаврове, с. 15.

18 ОР ГБЛ, ф. 70 (В. И. Герье), карт. 46, д. 5, л. 14.

19 Там же, ф. 119 (Н. И. Кареева), карт. 44, д. 4, л. 8.

стр. 121


поминаниях Кареев свидетельствовал: "Мои новые знакомые, составившие сплоченную компанию, были юристы или экономисты, что соответствовало моему новому научному интересу к социальной истории, развившемуся на тему о французском крестьянстве. Политическое их направление, более либеральное, чем у старой профессуры, - конституционализм, дополненный социальным реформаторством, - более соответствовало и моему общественному настроению и моим политическим идеям, не бывшим, впрочем, особенно отчетливыми". Эта группа молодых ученых представляла собой "новую фазу в развитии русского либерализма"20 и отличалась от своих предшественников (К. Д. Кавелина, Б. Н. Чичерина, В. И. Герье) более радикальным образом мышления, своими конституционно-реформаторскими идеями.

Диссертация Кареева представляла собой фундаментальную монографию в 40 печатных листов, с обширным библиографическим указателем и приложением документов, извлеченных из Национального архива Франции. Один из первых экземпляров книги был отправлен в Париж Лаврову. 27 декабря 1878 г. (8 января 1879 г.) он писал Карееву: "Я уже вчера ночью разрезал и перелистал ее, находя там бездну интересного, но, конечно, не прочел еще ее, что, впрочем, не замедлю. Это будет крупный вклад в нашу литературу по одному из важнейших периодов европейской истории. Вы знаете, как специально для меня интересны именно эти исследования"21 .

Дальнейшее изучение показало Лаврову всю ценность труда, заслуживавшего перевода на французский, о чем он и сообщил Карееву (это осуществилось через 20 лет). А пока Лавров рекомендовал ему составить на французском языке краткий реферат монографии и послать его крупнейшему историку Н. Д. Фюстель де Куланжу. Кареев последовал этому совету. Фюстель де Куланж опубликовал реферат Кареева в Трудах Академии и при этом отметил, что труд Кареева написал на основании подлинных и многочисленных источников, он по-новому освещает предмет исследования и "французы могут многому научиться из этого исследования"22 . Директор Национальных архивов Франции А. Мори, знавший русский язык, ознакомил читателей с монографией Кареева, посвятив ей большую статью в "Journal des Savants" (188, VII-IX), в которой указывалось: "То, что французы не сделали, он, русский, не побоялся попытаться сделать"23 .

Но все же, судьба диссертации решалась не в Париже, а в Москве. С чем предстояло выступить ученому? Какой труд был представлен членам университетского ученого совета и оппонентам? Содержание исследования раскрывалось в восьми главах. В предисловии автор так определил задачу своего труда: "Представить результаты старого порядка непосредственно перед самым его падением"; выяснить характер и особенности крестьянского вопроса, возникшего в середине XVIII в. и, наконец, изучить "коренной переворот в истории крестьянства", происшедший в канун и в ходе самой революции24 .

Концепция Кареева формировалась в процессе преодоления исторических взглядов А. де Токвилля, изложенных в его книге "Старый порядок и революция"25 . Одной из центральных идей этой книги было утверждение, что если бы революция не произошла, старый общественный порядок все равно бы пал, постепенно разрушился. Против этого укоренившегося взгляда выступал в своей диссертации Кареев. "Я предпринял эту работу, - писал он, - имея особенно в виду ут-


20 Цит. по: Вебер Б. Г. Историографические проблемы. М. 1974, с. 259.

21 Материалы для биографии Лаврова. Вып. 1. Пг. 1921, с. 44. Отношения Лаврова с Кареевым не ограничивались научными интересами. Лавров делился с ним своими личными переживаниями, информировал о своих взглядах на ход общественной жизни России, извещал о судьбе известного революционера Германа Лопатина (там же, с. 47).

22 Там же.

23 Бузескул В. П. Всеобщая история и ее представители в России в XIX и начале XX века. В кн.: Труды комиссии по истории знаний. Ч. I. Л. 1929, с. 157 - 158.

24 Кареев Н. Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века. М. 1879, с. VI-VII.

25 Кареев Н. И. Памяти двух историков (В. И. Герье и И. В. Лучицкий). Анналы, 1922, N 1, с 159.

стр. 122


верждения некоторых писателей, будто бы феодальный порядок перед 1789 г. находился в упадке, будто установленные им повинности были более номинальный, чем действительные, будто бы, наконец, уничтожение феодального режима могло совершиться само собою, так сказать, незаметно".

Изучив феодальные трактаты, сочинения юристов, крестьянские наказы и жалобы, ученый доказал, что в конце XVIII в. не было признаков, предвещавших скорое исчезновение феодальных отношений. Больше того, "сеньоры не только не выпускали из рук старых феодальных прав, но еще устанавливали новые"26 . Хотя крестьяне в массе своей были свободны от юридической власти сеньоров, но находились в зависимости от них "по земле", которой владели или пользовались.

Важно наблюдение автора, что уже накануне вступления на престол Людовика XVI "былые отношения массы к земле изменяются в том смысле, что все резче и резче начинают обозначаться два класса среди крестьян"27 .В этой связи автор рассмотрел аграрные и социальные отношения, определявшие "положение крестьян как земледельческого сословия". Кареев показал, что, помимо феодального гнета, французский крестьянин в XVIII в. подвергался эксплуатации буржуазии. Большая часть земель, принадлежавших крупным феодалам, становится достоянием преуспевающих финансистов. Если же "буржуа не находил себе продажного имения или не имел достаточно средств для такой покупки, он мог взять в аренду феод и на откуп все сеньориальные права, с ним соединенные, что, конечно, связывало буржуа с сеньором и делало интересы их солидарными"28 .

В диссертации представлена картина бедственного положения крестьян, упадка земледелия, безработицы и голода, нищенства и переселения крестьян в города, роста народных выступлений, обострения крестьянского вопроса. Кареев показывает, как появляются проекты реформ, распространяется литература, содержащая планы реорганизации страны. В одной из глав показана борьба дворянства и буржуазии за влияние на сельских избирателей.

В ходе революции коренным был вопрос об уничтожении феодального режима. Кареев подвергает специальному анализу массовое крестьянское движение. Традиционно утверждалось, что революция начиналась в верхах общества и потом постепенно втягивала в движение народ. Кареев не был сторонником такого взгляда. Показав всю сложность революционного процесса, он убедительно выяснил, что недовольство крестьян, их протест накапливались веками. После взятия Бастилии крестьянские возмущения действительно усилились, но "целые сотни бунтов против косвенных налогов разразились в провинциях за два месяца до 14 июля". Эти волнения, вызванные "нищетой и голодом", имели, как правило, антифеодальный характер, так как "между крестьянами и сеньорами существовали вечные процессы из-за общинных земель, феодальных повинностей и т. д.". Во время выборов в Генеральные штаты эти противоречия еще сильнее обострились и привели к небывалому подъему народного движения. "Как бы то ни было, сам народ напоминал Национальному собранию о своих просьбах, и знаменитое ночное заседание 4 августа, когда в принципе был отменен феодальный порядок, было естественным следствием крестьянских восстаний"29 . Можно согласиться с Б. Г. Вебером, что на такое утверждение в 70-х годах прошлого столетия были способны "наиболее впечатлительные и отзывчивые в общественном отношении молодые представители левого крыла тогдашнего русского либерализма в обстановке мощного и высокого демократического подъема"30 .

Монография Кареева завершается главой, в которой рассматривается период 1789 - 1793 гг., когда решался крестьянский вопрос, были отменены феодальные нрава и победили буржуазные отношения. Феодальный порядок перестал существовать. Обширный документальный материал, понимание классовых противоречий, сложившихся во французской деревне, давали возможность автору сделать вывод и об исторической закономерности, неизбежности революции. Но, будучи учеником


26 Кареев Н. Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции, с. 85.

27 Там же, с. 480.

28 Там же, с. 480, 102.

29 Там же. с. 399 - 400, 403, 406.

30 Вебер Б. Г. Ук. соч., с. 275.

стр. 123


Герье, последовательного идеалиста, Кареев испытывал влияние не только революционно-демократических идей, но и либеральной идеологии. Отсюда и противоречивость в концепции молодого ученого.

Признавая феодальный характер власти Бурбонов, Кареев наряду с этим заявлял: "Смотреть на королевскую власть, как на гарантию злоупотреблений, как на орудие в руках привилегированных, слишком односторонне: это значило бы патологические симптомы принять за нормальное отправление органа". И далее: "Нормальной функцией королевской власти было блюсти и внутри и вне страны интересы государства, заботиться о его силе и могуществе, о развитии национального богатства, и если требования государственной необходимости в этом отношении встречались народом недружелюбно, то виноваты в том не солидарность правительства с привилегированными и не употребление им произвольных мер, а то, как понимались требования государства"31 .

Диссертационный диспут состоялся в Московском университете 21 марта 1879 года. Актовый зал был переполнен. Наиболее полную информацию о защите диссертации поместил журнал "Критическое обозрение", одним из редакторов которого был Ковалевский. О диспуте писали и другие органы печати. "Московские ведомости", например, отметили, что "в предварительной речи г. Кареев высказал мысль, что прежде в исторических исследованиях народной жизни обращали внимание преимущественно на культурный слой народа, в котором зарождались великие творения человеческого духа. Новое же направление, явившееся только в нашем веке, обратило внимание на скрывавшуюся за культурным слоем темную народную массу, в жизни которой открылось великое постепенное движение вперед". В сообщении отмечалось, что Кареев призвал изучить прошлую жизнь других народов, воспользоваться историческими уроками, "тем более что в России 90% населения занимается земледелием и живет вне городов"32 .

В качестве первого официального оппонента выступил Герье. Учитель был строг. Он сосредоточил свое внимание на том, "каким образом и каким способом автор пользовался своим материалом". По мнению оппонента, диссертант не всегда относился к своему материалу с "тщательностью и точностью". Герье упрекнул Кареева, в частности, в том, что он неправильно критиковал историка Рихтера, который в труде "Государственное и общественное право Французской революции", как и Кареев в диссертации, указывал на существенное разделение третьего сословия по "классам и интересам". Было сделано и много других конкретных замечаний. Указано и на то, что в работе, посвященной крестьянству, не уделяется должного внимания агрономической науке, несправедливо оценивается труд А. Юнга, посвященный описанию путешествия по Франции накануне революции, и т. д.33 Значительно меньше возражений было у второго оппонента - преподавателя университета П. Г. Виноградова, который высоко оценил диссертацию, признав ее замечательной "как по значительности положенного на нее труда и массе сообщаемых сведений, так и по искусной группировке богатого материала"34 . Было высказано лишь несколько частных замечаний, касающихся природы ценза, характера освобождения крестьян от крепостничества, оценки публицистов XVIII века.

Неофициальным оппонентом выступил доцент юридического факультета М. М. Ковалевский, который выразил удивление, что никто из официальных оппонентов не оценил по достоинству второй части диссертации. "Последняя, - заявил он, - как заключающая в себе много ценных и до сих пор неизвестных историкам фактов, составляет несомненный вклад в историческую науку". Однако Ковалевский не согласился с Кареевым в том, что короли Франции со времени Франциска I и кончая Людовиком XIV "начали поощрять сеньоров в узурпации общинных земель". По мнению оппонента, "если бы г. Кареев был знаком с перепиской интендантов конца XVII века и первой четверти XVIII в., перепиской, хранящейся доселе в центральном архиве в Париже, то он несомненно при-


31 Кареев Н. И. Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции, с. 159.

32 Московские ведомости, N 75, 25.III.1879.

33 Критическое обозрение, N 9, 1.V.1879, с. 31 - 32.

34 Там же, с. 32.

стр. 124


шел бы к совершенно обратному заключению. Он увидел бы из нее, что правительство Людовика XIV в интересах фискальных, в интересах обеспечения своевременного поступления налогов в казну заботилось об удержании общинных земель в руках крестьян"35 . Далее Ковалевский высказал сожаление, что Кареев не изучил ряд касающихся отдельных районов французских монографий, в которых доказывалось, что мелкая собственность задолго до революции постепенно стала уступать место крупной собственности.

Диссертант подробно ответил своим оппонентам. Ряд замечаний он принял, другие отверг, в некоторых случаях уточнил свои позиции. В заключение своего выступления он поблагодарил Ковалевского, отметив, что данные основанных на местном материале монографий могли еще основательнее подтвердить его точку зрения: "Я мог бы этими интересными данными еще лучше осветить процесс обезземеления крестьян, совершившийся, по моему мнению, во Франции XVIII в."36 .

По сути дела, магистерская защита Кареева превратилась в публичный диспут о причинах Французской революции. В условиях демократического подъема, который на рубеже 70 - 80-х годов XIX в. переживала Россия, это было крупным событием. "Публики, - вспоминал Кареев, - собралось великое множество, встретили и проводили меня рукоплесканиями, но мой учитель в роли платного оппонента был очень немилостив, что и мои реплики делало запальчивыми, конечно, отнюдь не смягчавшими оппонента. Раза два-три мне аплодировали"37 .

Готовясь к магистерской защите, Кареев обратил внимание на вышедшую в 1878 г. в Париже книгу провинциального архивиста А. Бабо "История деревни при старом порядке", очень близкую по теме его диссертации. В пространной рецензии на нее Кареев выразил сожаление, что Бабо не сумел увидеть "вещи в истинном свете". По мнению французского автора, жизнь крестьян накануне революции вовсе не была обременительной. Крестьяне "везде поют и танцуют", сеньоры их угощают. Сельское население проявило в войнах патриотизм. Больше того: крестьяне "были совершенно подготовлены для политической свободы, эпоха которой должна была начаться с 1789 г.". "После такой картины, - писал Кареев, - спрашиваешь невольно самого себя: если все было так хорошо, то отчего вспыхнула революция? если крестьяне по своим добродетелям годились в герои романов сентиментального направления, то откуда могла возникнуть "жакерия", начавшаяся в 1789 г. и едва окончившаяся в 1794 г.? если, наконец, масса была подготовлена старой монархией к пользованию политическими правами, то почему во" Франции люди, желавшие свободного правления, не нашли поддержки в массе? Автор ответа на это не дает. Читая вообще книгу А. Бабо, на основании которой возможно было нарисовать такую картину, приходишь даже к мысли, что наш автор, вероятно, из тех людей, которые не признают спасения вне Бурбонов". Рецензент подчеркнул необходимость исследования того экономического процесса, "который совершался во Франции перед революцией", а именно: обезземеления крестьян и разделения "их на два класса, класс самостоятельных хозяев (laboureurs) и батраков (manoeuvres), работающих по найму"38 .

В 1879 г. в демократических журналах появились рецензии на книгу Кареева. В них содержался ее подробный анализ, приводились большие выдержки из ее текста, высоко оценивалась диссертация русского ученого. Обстоятельно рассмотрев книгу Кареева, рецензент журнала "Дело" (П. Лавров) пришел к выводу: "Крестьянский вопрос неудержимо выходил на сцену истории"39 . Сущность крестьянского вопроса во Франции еще более обоснованно рассматривалась в "Отечественных записках"40 . Автор рецензии на книгу Кареева - Н. Ф. Анненский -


35 Там же, с. 34, 35.

36 Критическое обозрение, N 10, 15.V.1879, с. 45 - 48.

37 Цит. по: Вебер Б. Г. У к. соч., с. 280.

38 Кареев Н. Новый историк французского крестьянства. - Критическое обозрение, N 6, 15.III.1879, с. 4, 6, 8.

39 Н. П-ский. История Франции под пером новых русских исследователей. - Дело, 1879, N 4.

40 Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века. Историческая диссертация Н. Кареева. М. 1879. - Отечественные записки, 1879, N 6.

стр. 125


обращал внимание на то, что это исследование убедительно показывает, что и до революции и даже когда она началась крестьянский вопрос в "полном своем объеме и значении" не ставился. Правда, революция нанесла решительный удар по "феодальным правам аристократии", но те неблагоприятные для крестьян обстоятельства, "которые поддерживались интересами буржуазии, остались нетронутыми". Рецензия в "Отечественных записках" отражала настроения широкого круга демократических читателей по столь острому для общества крестьянскому вопросу. Сам Кареев писал впоследствии, что интерес к социальной истории, и особенно к истории крестьянства, был "сильно поддержан общим "народническим" направлением "Отечественных записок"41 .

В журнале "Вестник Европы" автор литературного обозрения отмечал, что в книге Кареева рассматривается крестьянский вопрос во Франции, непосредственно же о России в ней не говорится. "Но аналогия между обоими предметами часто так велика, что бросается в глаза сама собою... На чьей стороне симпатии г. Кареева - это ясно из всего сказанного нами до сих пор; но это не мешает ему оставаться верным строго исторической точке зрения и стремиться к объяснению фактов, а не к произнесению оправдательных или обвинительных приговоров"42 .

Показательна и статья в журнале "Дело", озаглавленная "Французское село в конце XVIII века". Ее автор, явно идя по следам Кареева, писал, что при Людовике XV происходило расслоение крестьян на кулаков и "безземельных батраков, отягощенных непосильными налогами и поборами... Упорство, с которым господствующие классы держатся своих старых традиционных привилегий, только раздражает народ, и негодование его, веками накопившееся, может окончиться общим взрывом"43 .

Монография Кареева о крестьянах в эпоху Французской революции, конечно, меньше всего была предназначена для распространения в революционном подполье России. Однако злободневность темы, богатый фактический материал, объективность и глубина исследования привлекли к ней интерес наиболее подготовленных революционеров. 20 марта 1880 г. находящийся в Петропавловской крепости народоволец С. Г. Ширяев рекомендовал (наряду с другими книгами) своей жене, проживавшей под гласным надзором полиции в Уфе, прочесть "Кареева - диссертацию о положении французских крестьян в конце XVIII века"44 . В программе для занятий с рабочими, распространявшейся пропагандистами в 1886 г. в Петербурге, среди книг по истории Французской революции значилось и исследование Кареева45 . Оно понадобилось и первым русским марксистам. В 1895 г. В. И. Засулич из Лондона писала Г. В. Плеханову: "Нет ли у вас хоть Кареева о французских крестьянах? В Музее нету. А непременно мне нужно! Всего больше нужно знать, насколько они еще были крепостными накануне революции. У Тэна - о беспорядках, городе, но не об их положении"46 .

Исследование Кареева явилось первой, написанной в России, монографией о Французской буржуазной революции конца XVIII века. Оно замечательно тем, что на основе обширного материала (опубликованного и архивного) положило начало подлинному научному изучению роли народа в революции. Такая постановка проблемы была новой не только для своего времени, но и определила последующее развитие отечественной историографии, положила начало "русской школе"47 .


41 ОР ГБЛ, ф. 119 (Н. И. Кареева), карт. 44, д. 15, лл. 10, 11.

42 Вестник Европы, 1879, май, с. 274 - 275.

43 Дело, 1879, октябрь, N 19, с. 302 (статья подписана Н. С-вский).

44 Баум Я. Д. Тюремные письма С. Г. Ширяева к А. Д. Долгоруковой. - Каторга и ссылка, 1931, N 8 - 9, с. 273.

45 Красная летопись, 1923, N 7, с. 281.

46 Группа "Освобождение труда". Сб. 4. М. -Л. 1026, с. 295.

47 Подробнее об исторических взглядах П. И. Кареева см.: Золотарев В. П. Историческая концепция Н. И. Кареева. Л. 1988.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВАЯ-В-РОССИИ-КНИГА-О-ФРАНЦУЗСКОЙ-БУРЖУАЗНОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-КОНЦА-XVIII-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. С. ИТЕНБЕРГ, ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВАЯ-В-РОССИИ-КНИГА-О-ФРАНЦУЗСКОЙ-БУРЖУАЗНОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-КОНЦА-XVIII-ВЕКА (date of access: 15.10.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. С. ИТЕНБЕРГ:

Б. С. ИТЕНБЕРГ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Реплика. Компрессия данных
14 hours ago · From Михаил Идельчик
В макроскопической реальности гравитация определяется массой. В микроскопической реальности, где масса частиц практически нулевая, действует вращательный вид гравитации. Вращательный вид гравитации формируется посредством вращающихся микрочастиц, которые закручивают вокруг себя гравитонные сферы, которые, как в водовороте, притягивают микрочастицы друг к другу.
Catalog: Физика 
Энтропия и релятивизм 2
Catalog: Философия 
16 hours ago · From Михаил Идельчик
Текстовый фрактал
Yesterday · From Михаил Идельчик
Реплика. Пятый постулат в теории информации
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Опыты с Информацией
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Информация. Критерий Винера
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Родителем нашей науки как зданья, единого принципом, есть Аристотель, оперший Познанье на имманентизм — примат зримого, бренного мира над тайным нам миром Причины: над Богом, Творцом — Сатаны, Его тени, над Сердцем — Ума.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
КТО ПРОТИВ КОГО УСТРОИЛ ЗАГОВОР?
4 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ МАСОНЫ XX ВЕКА
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones