Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-15136
Автор(ы) публикации: А. И. ПЛИГУЗОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

"...Слыша Ермак от многих чюсовлян про Сибирь"1 , - отметил летописец, подразумевая "слухи и толки", "баснословие", "чюдные речи" о Восточной стране, которые звучали не только на берегах Чусовой, но и далеко на запад от этих мест. К волнующим речам о богатстве Сибирской земли жадно прислушивались участники казачьего рейда Ермаковой дружины. Сибирь вливается в русло русской истории сравнительно поздно - в 80-х годах XVI в., но прежде к сибирским пределам были проложены тропы купеческих караванов, сюда ходили легкие новгородские кочи, московские ратники воевали земли за Камнем. На западной границе Сибири, на пороге необъятных азиатских равнин русские первопроходцы обнаружили не "пустую землицу", а кочующие племена - как миролюбивые, так и воинственные.

Русские княжества были отделены от родовых союзов и фратрий хантов, манси (т. н. Югра), ненцев и энцев XII - XVI вв. и тысячеверстными расстояними, и сопредельными племенами печоры, коми, удмуртов, марийцев, мордвы, чувашей, и разными стадиями исторического развития, на которых они находились. Несколько столетий между ними существовало столь слабое поле тяготения, что разрозненные единичные данные источников о контактах русских с коренными жителями Сибири можно бы отбросить как незначащие, не будь известен результат этих контактов. Последующее распространение Русского государства на Восток, мирное соединение усилий пришельцев и аборигенных народов по освоению этого края заставляют искать истоки этого процесса, стремиться уяснить логику событий.

В "Записки" имперского и австрийского посла Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в Москве в 1517 и 1526 гг., включена глава "Указатель пути к Печоре, Югре и к реке Оби"2 . Глава основана на подлинном русском памятнике, сохранившемся лишь в латинском и немецком переводе любознательного немца - Дорожнике (itmerarium?e), именуемом в науке Югорским дорожником. До недавнего времени он считался самым ранним хорографическим описанием северо-востока Европейской России, т. к. известные нам аналогичные документы - описания порубежных земель и разнообразные дорожники - относятся к гораздо более позднему времени и никак не затрагивают путей сообщения между восточными форпостами Русского государства и сопредельными землями Восточной страны.

О происхождении Югорского дорожника высказывались различные мнения. Е. Е. Замысловский предполагал, что Дорожник составили разведчики приполярного Тимана (экспедиция, отправленная из Москвы в


1 Сибирские летописи. СПб. 1907, с. 316.

2 Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб. 1908, с. 127 - 133.

стр. 38


Усть-Цильму 2 марта 1491 г.), а А. М. Мартюшев, К. В. Базилевич и с некоторыми оговорками, Б. А. Рыбаков видели в авторах Дорожника участников похода 1499/1500 г. С. Ф. Курбского в Югру3 . Эти мнения противоречат свидетельствам Герберштейна и маршрутам экспедиций 1491 и 1499/1500 годов. Другую точку зрения, согласно которой составителями Югорского дорожника были купцы, торговавшие с Югрой, впервые высказали А. А. Дмитриев и Чожмор4 .

Герберштейн начал свои "Записки" уже после походов за Урал московских воевод 1483 и 1499/1500 гг. и номинального присоединения Югры к Русскому государству. Маршрут, намечаемый купленным послом Югорским дорожником, казался к тому времени неудобным и неоправданно длинным: вместо того, чтобы из Вологды по р. Сухоне, минуя Устюг, войти в Сев. Двину и затем в Вычегду, откуда путь к Уралу был недалек и хорошо проторен, Югорский дорожник предлагал пускаться в опаснейшие экспедиции в циркумполярной области на уровне 66 - 68° с. ш., с выходом в Ледовитый океан, через систему порожистых рек и волоков по тайге и тундре5 . Герберштейн отметил несоответствие Дорожника торговым путям первой четверти XVI в.. "Впрочем, - пишет он, - те, кто едет туда из Москвы, больше держатся обычной и кратчайшей дороги". Автор Дорожника сознательно стремился миновать принадлежавший московским князьям Устюг и центр пермской (подчиненной Москве) епархии - владычный городок Усть-Вымь, что и толкало его на более длинный и трудный путь. Следовательно, хорография Югорского дорожника отражает маршруты не московских и низовых ростовских, а новгородских и псковских торговых экспедиций.

Именно новгородцы первыми проложили дорогу в Сибирь - об этом свидетельствуют легенды, внесенные в Начальную летопись (рассказ Гюряты Роговича), летописное упоминание под 1364/65 г. о "югорщине" - купеческой корпорации, специализировавшейся на торговле с Югрой, рассказ о военном походе 1364/65 г., когда боевые суда новгородской дружины впервые вышли в Обь6 . Монополия новгородцев на торговлю с Восточной страной была поколеблена учреждением в 1383 г. пермской епархии - восточного форпоста московского влияния в бассейне Выми и Вычегды, а затем, после Яжелбицкого (1456) и Коростынского (1471) договоров московских князей с Новгородом и перехода Вологды под власть Ивана III (1481), все основные торговые пути, связывавшие русские земли с сибирскими просторами, оказались в руках московских князей. Можно полагать, что Югорский дорожник, воспринимавшийся в первой четверти XVI в, как анахронизм, отражает древнейшие, XIV - XV столетий, маршруты новгородских торговых экспедиций к Камню.

Согласно Югорскому дорожнику, купцы доставляли свои товары зимним путем в Вологду, где разгружали санный поезд и снаряжали кочи, которые спускали в р. Вологду. Навигация на реках, перечисленных дорожником, длилась немногим более пяти месяцев (средние сроки ледохода и ледостава рек Предуралъя - между 5 - 10 мая и 5 - 10 ноября). Купцы указали Герберштейну конечную точку маршрута, обозначенного


3 Замысловский Е. Е. Герберштейн и его историко-географические известия о России. СПб. 1884, с. 150; Мартюшев А. М. Поход Курбского на Печору и за Урал в 1499 г. - Записки Общества изучения Коми края, Сыктывкар, 1930, вып. 5, с. 66 - 84; Базилевич К. В. Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV века. М. 1952, с. 404 - 407; Рыбаков Б. А. русские карты Московии XV - начала XVI века. М. 1974, с. 79.

4 См. Дмитриев А. А. Пермская старина. Вып. 5. Пермь. 1894, с. 67 - 69; Чожмор. В поисках исторической правды. - Записки Общества изучения Коми края, 1929, вып. 3, с. 35.

5 Рыбаков Б. А. Ук. соч., с. 81.

6 ПВЛ. Ч. 1. М. - Л. 1950, с. 197; ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, вып. 1. Пг. 1915, с. 291; ср.: Delort R. Le Commerce des Fourrures en Occident a la fin du Moyen Age. T. 1. R. 1978, pp. 110 - 113, 136 - 137, 148 - 164.

стр. 39


в хорографической части дорожника: это правый берег Печоры, в верхнем ее течении, между устьями рек Шугера и Подчерема7 . Этимология названий этих рек, одно из которых произошло от мансийского слова ("урр" - цепь гор, отсюда - Урал), а другое взято из языка коми ("чер" - река), говорит о том, что описанный в дорожнике берег Печоры был местом традиционного торга между зырянами (коми) и вогулами (манси), куда позднее пришли и новгородские купцы. На этом месте ныне стоит коми поселок - Кырта (ок. 64° с. ш. и 58° в. д., см. описания В. Н. Латкина, М. Ковальского, П. И. Крузенштерна8 ).

На восток от Печоры лежали земли незнаемой Восточной страны, где авторы Югорского дорожника не бывали, но записали чрезвычайно полную сводку слухов и толков (choroniknotizen, по терминологии К. Сидова) о неведомых сибирских инородцах. Слухи эти циркулировали не только в России, но и в Европе, и еще в начале 90-х годов XV в. "чюдные речи" о восточных землях достигли германского императорского двора9 . Такие известия, бытовавшие в XV - XVI вв. на востоке Европы, первоначально связывались с районами расселения мордвы и черемисов10 , но по мере продвижения русских к Уралу дополнялись сведениями, полученными в результате соприкосновения с народами манси, хантами, ненцами и энцами: походные впечатления, обрывки фольклора аборигенов.

Разные этапы бытования цикла известий о незнаемых землях отражают первая и вторая редакции русского "Сказания о человецех незнаемых в Восточной стране" (ок. 1483 г. - начала XVI в.), "Трактат" М. Меховского (1517 г.), "Записки" К. Адамса, сделанные со слов Р. Ченслера (1554 г.), Аноним 1557 г., Р. Барберини (1565 г.) и позднейшие русские статьи XVII - XVIII веков11 . Баснословное известие Югорского дорожника о людях-рыбах восходит ко 2-й редакции "Сказания о человецех незнаемых" (не позже первого десятилетия XVI в.), а в 1-й редакции (ок. 1483 г.) отсутствует, что дает основание гипотетически датировать устный цикл Югорского дорожника концом XV - началом XVI века12 .

Расположение эпизодов в легендарной части Югорского дорожника таково, будто составители стремились воспроизвести обычное хорографи-


7 [Волегов Ф. А.] О вскрытии и замерзании и весеннем разлитии р. Камы против Усолья за 17 лет. - Пермские губернские ведомости, 1864, N 32; О состоянии судоходства на различных пристанях Пермской губернии в течение апреля месяца. - Там же, 1862, NN 34, 35, 39, 40; 1863, NN 29, 30; Атлас Коми автономной ССР. М. 1964, карты 34 - 35. А. М. Мартюшев предпринял попытку доказать, будто описанный обмен товарами имел место не на Печоре, а на берегу притока Усы Косье (см. Мартюшев А. М. Ук. соч., с. 80).

8 Записки Русского географического общества, СПб., 1853, кн. 7, ч. 1, с. 63 - 65; Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой. Т. 1. СПб. 1853, с. XVI - XVII; Крузенштерн П. И. Путешествие по Северному Уралу в 1874 - 76 гг. СПб. 1879.

9 Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. СПб. Т. 1. 1851, с. 108 - 114.

10 Барбаро и Контарини о России. Л. 1971, с. 229, ср. с. 159.

11 Алексеев М. П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Иркутск. 1941, с. 111 - 124; Первое путешествие англичан в Россию в 1553 году. - ЖМНП, 1838, ч. 20, октябрь, с. 35 - 64; Любич-Романович В. Сказания иностранцев о России в XVI и XVII веках. СПб. 1843, с. 41 - 43; Огородников В. Донесение о Московии второй половины XVI века. - ЧОИДР, 1913, кн. 2, отд. 2, с. 19 - 20; Сперанский М. Н. Сказание об Индейском царстве. - Известия по русскому языку и словесности АН СССР, Л., 1930, т. 3, кн. 2, с. 397; ГБЛ Муз. 4305, лл. 187об. - 188.

12 Известие дорожника об умирающих и оживающих людях восходит к ненецким сказаниям (Старцев Г. А. Самоеды (ненча). Л. 1930, с. 25; Алексеев М. П. Сказания иностранцев о России и ненецкий эпос. - Советская этнография, 1935, N 4 - 5, с. 151). Слухи о людях-рыбах Тахнина воспроизводят самодийские предания о народах, живущих в воде (Симченко Ю. Б. Некоторые данные о древнем этническом субстрате в составе народов Северной Евразии. В кн.: Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии. М. 1968, с. 197; Лашук Л. П. "О человецех незнаемых". - Вопросы истории, 1971, N 11, с. 210.

стр. 40


ческое описание, нанизав легендарные известия о неведомой стране на общее представление о положении русла Оби и ее притоков, при этом немногие подлинные реалии оказались растворенными в утопических представлениях. Центр вновь открытого мира за Камнем Югорский дорожник определяет в том месте, где в тексте впервые упомянута Обь (очевидно, географически эта точка локализуется около 63° с. ш. и 65° в. д.). Удаление от центра связано с увеличением неясных, не поддающихся объяснению подробностей, с превращением реальной географии в фантастическое мироописание. Движение вверх по Оби дальше русла Иртыша приводит в страну таинственных грустинцев и серпоновцев, к сказочным Лукоморским горам (созвучно идее древних географов о повышении земли при движении к ее краям; ср. споры о Рифейских горах). Возвращение в нижнее течение Оби приводит к незнаемому народу каламов (отметим совпадение с реальным гидронимом - рекой Калами в бассейне Подкаменной Тунгуски), к загадочным рекам Березве и Данадиму (Надым, впадающий в Обскую губу?), к легендарному идолу Золотой Бабе, и опять приближает к тем же Лукоморским горам, но уже минуя город Серпонов, к кинокефалам и через систему лукоморских рек - к фантастической реке Тахнин (отражение реальной Ташмы?), где плавают рыбы человеческого вида. Лукоморские горы опоясывают всю землю, населенную незнаемыми народами, а река Тахнин снаружи омывает Лукоморские горы, замыкая земной круг.

"Сказание о человецех незнаемых в Восточной стране" сохранилось в рукописных сборниках, древнейший из которых датируется примерно 1495 - 1498 гг. (ГБЛ, Муз. 3271). Географический ареал "Сказания" - просторы за Югорской землей, где обитают люди "самоядь". Автор известия "О незнаемых человецех" знает племена "малгонзеев", "линную самоядь", жителей земли Баид. Люди, описанные им, диковинны: живут в воде, линяют, меняя кожу, мохнаты, имеют рты на темени, умирают на зиму, немы, ходят под землей с огнем; с горы, сверху, они смотрят и видят своих мертвых - мертвые идут печальным путем вдоль моря и жалобно плачут, а за ними идет огромный человек и погоняет мертвых железной палицей. Но эта же диковинная "самоядь" вполне правдоподобно охотится, стреляет скоро и гораздо, ездит на оленях и собаках по бескрайним снегам и живет за широкими северными реками13 .

Исследователями "Сказания" высказано немало предположений о его происхождении. Наряду с гипотезой постепенного складывания этого памятника в устной среде14 обсуждаются две кандидатуры на индивидуальное авторство вестей "О незнаемых человецех": слуга пермского епископа Филофея Леваш15 и холмогорский купец Федор Товтыгин16 . Биографии обоих не согласуются с распространенной гипотезой о новгородском происхождении "Сказания" (против нее высказались лишь С. В. Бахрушин и И. М. Кудрявцев). Хронологические границы возникновения "Сказания" обсуждаются также в очень широких пределах: от


13 См. публикации "Сказания": Фирсов Н. Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском государстве. Казань. 1866, с. 30 - 31; Оксенов А. В. Слухи и вести о Сибири до эпохи Ермака. В кн.: Сибирский сборник. Кн. 4. СПб 1887, с. 114; Титов А. Сибирь в XVII веке. М. 1890, с. 3 - 6; Анучин Д. Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака. Древнее русское сказание "О человецех незнаемых в Восточной стране". - Древности. Труды Московского археологического общества, М., 1890, т. 14.

14 Пыпин А. Н. История русской этнографии. Т. 4. СПб. 1892, с. 185 - 193; Косвен М. О. Из истории ранней русской этнографии. - Советская этнография, 1952, N 4, с. 132 - 134; и др.

15 Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV - начала XVI в. из Музейного собрания. - Записки Отдела рукописей ГБЛ, 1962, вып. 25, с. 273.

16 Анучин Д. Н. Ук. соч.; Бахрушин С. В. Научные труды Т. 3, ч. 1. М. 1955, с. 141, ср. с. 90 - 91; Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М. - Л. 1937, с. 192; Андреев А. И. Очерки по источниковедению Сибири. Вып. 1. М. - Л. 1960, с. 156 - 157.

стр. 41


конца XIV в. (А. Н. Пыпин, М. О. Косвен) до начала и даже первой половины XVI в. (А. И. Андреев и др.).

Рукописи, включающие "Сказание", составляют две группы кодексов. Первая, куда входят все древнейшие списки статьи, может быть определена как сборники посланий и документов, восходящие к архивам святительских кафедр17 . Второй тип сборников со "Сказанием" - это разнообразные "Космографии", "Люцидарии" XVII - XVIII вв.; заметно, что их составители относятся к статье "О незнаемых человецех" с удивлением диковинке, это - литературное воплощение идеи петровской кунсткамеры18 .

Список БАН неполон, дефектен, однако и сохранившейся части достаточно, чтобы уверенно объединить его со списком Муз. В Муз. (в БАН этот текст утрачен) отсутствует целая глава с фантастическими подробностями жизни "линной" самояди, плавающей, как рыбы, и месяцами не выходящей на берег. (Экзотические картины в Муз. и БАН менее сенсационны: здесь о "самояди" сказано, что они "кровь пьют всякую, и человечю", тогда как остальные списки (кроме Муз. 4305, пропускающего этот текст вовсе) подчеркивают ужасный каннибализм самояди: "кровь пьют человечю и всякую". В Муз. (в БАН этот текст утрачен) не выпячены еще детали утопической легенды; о подземном озере сказано просто: "ино, деи, свет как и у нас над тем озером", а прочие списки вводят трафаретную сказочную подробность: "и над тем озером свет пречюден". Списки Муз. и БАН сохранили больше черт живой разговорной речи, не прошедшей специальной литературной обработки (постпозитивные частицы "деи" и др.). Лапидарность этих списков также заставляет отдавать им предпочтение: более развернутые чтения других кодексов представляются вторичными, поясняющими распространениями. Одно вторичное пояснение других списков кажется неточным: в Муз. и БАН рассказ о каннибализме "малгонзеев" снабжен ремаркой: "а которой у них умрет, и они того снедают"; прочие списки, на основании упоминавшегося выше гостя, купца, распространяют изложение: "а которой гость у них умрет, и они того снедают", хотя из контекста ясно видно, что автор "Сказания" везде говорит не о гостях, а о соплеменниках "малгонзеев". В списках Муз. и БАН отсутствует также книжное название, вероятно, позднейшего происхождения.

Таким образом, вариант текста, представленный двумя названными списками, представляется наиболее ранним и первоначальным. А особенности этого варианта (черты устности, меньшая сосредоточенность на утопических деталях) дают возможность назвать этот вариант особой, первой редакцией "Сказания". Все остальные списки включают дополнительный рассказ о "линной самояди", живущей в воде, и отредактированы в соответствии с приемами книжной литературы, по образцу космографических статей. Объединим их в рамках одной, второй редакции "Сказания". Эти списки могут быть возведены к общему протографу, но не представляют единой ветви в истории текста. Внутри софийского изво-


17 Три древнейших списка этой группы связаны с пермской владычной кафедрой: ГБЛ, Муз. 3271 (около 1495 и не позднее 1498 г., далее - Муз.), БАН, 4.3.15 (начало 10-х годов XVI в., однако содержит сводку материалов кафедры 80-х годов XV в., далее - БАН) и ГПБ, Соф. 1462 (второй половины 1500-х годов). В последнем случае писец идентичен основному писцу Муз., он же переписал кодекс ГИМ, Синод. 561, созданный в Кирилло-Белозерском монастыре, где в 1501 - 1507 гг. жил на покое епископ Филофей, во второй половине 1500-х годов при участии Исаака Собаки. Назовем также список ГПБ, Погод. 1572 (30-е годы XVI в., из библиотеки Савво-Сторожевского монастыря), Солов. 844/954 (возможно, был создан в Чудовом монастыре, начало 40-х годов XVI в., почерк Исаака Собаки), ГИМ, Синод. 272 (конец 30-х - начало 40-х годов XVII в., из патриаршего скриптория), ЦГАДА СССР, ф. 181, N 591 (40-е годы XVII в., вологодского происхождения), ГБЛ, Овч. 802 (середина XVII в., создан при казанской митрополичьей кафедре), ГБЛ, Попов, 59 (середина XVII в., келейная книга ростовского и ярославского митрополита).

18 ГБЛ, Попов 62, Беляев 43, Муз. 4305, Унд. 761; ЦГАДА СССР, ф. 196, N 898.

стр. 42


да выделим три разряда списков19 . Соловецкий извод представлен двумя списками20 . К древнерусскому тексту "Сказания" восходят "Заметки" английского купца и шкипера середины XVI в. Ричарда Джонсона; эти "Заметки", составленные в России, некоторое время хранились в лондонском архиве Московской компании и были опубликованы Р. Хаклюйтом в 1589 году21 .

Первое известие "Сказания" дает общее представление о положении Восточной страны: "за Югорьскою землею над морем". Известно, что Югорская земля в XV в. располагалась в северо-восточном Предуралье и Зауралье, а воевали ее московские дружины, сплавляясь от Иртыша по Оби. А если судить по названию племенного образования самодийцев - "малгонзеев" (принимаем чтение списка Муз.), первое известие определенно можно отнести к территории, где позднее, в 1601 г., будет основана русская "златокипящая" Мангазея.

Д. Н. Анучин думал, что под именем "молгонзеев" (чтение поздних списков) в "Сказании" фигурируют юраки (ненцы), и это слово не обозначает собственного названия племени, а заимствовано из языка коми (молгон - malhana - "крайний, конечный"). Более убедительна атрибуция Г. Н. Прокофьева, который показал, что в данном случае речь идет о роде энцев monkasi (monkandi, также moggadi), а русское название "Мангазея" означает "земля (рода) monkasi" - monkasi ja22 . Этот род под именем Мангазея (позднее его называли Муггади) известен и по ясачным книгам Мангазейского уезда XVII века23 .

Обращает на себя внимание особое построение топологии "Сказания": к довольно точному ориентиру, указывающему на район р. Таза, прибавляются неясные, почти сказочные известия о "незнаемых человецех", живущих "в той же стране", и известия эти, по мере удаления от географически определенных мест кочевий "малгонзеев", становятся все фантастичнее. Перед нами как бы свидетельство очевидца, побывавшего у "малгонзеев", а об остальных народах рассуждавшего со слов этого племени и с поправкой на язык средневековых космографических статей. В известиях такого рода отражены представления о незнаемой земле и незнаемых людях, о "самосиянном свете", виденном новгородцами Моиславом и Яковом, о "далеких землях", ускользающих от путешественника, как Китеж, Беловодье, город Игната.

В стороне от кочевий "малгонзеев" лежала таинственная земля Баид. Д. Н. Анучин считал Баидом районы горного Алтая, самый юг Сибири, и мотивировал свою точку зрения следующим образом. Баид находится, согласно "Сказанию", вверх по течению Оби. Д. Н. Анучин разыскал в списке Синод. 272 пояснение к этим словам: "в верху Оби реки великия, поперек ея ехати денми летнии", и на основании этого чтения сделал вывод о том, что в Баид "можно попасть только летом, плывя вверх по течению". Однако фраза прочтена неправильно: в данном, как


19 Соф. 1462 и Овч. 802; Попов 59, Синод. 272 и ф. 181 N 591 (здесь появляется ремарка: "море-океян", разъяснение невиданной ширины Оби); Погод. 1572, Беляев 43, Увар. (не обнаружен; известен по изданию Анучина), Попов 62.

20 Солов. 844/954; Унд. 761. На его основе возникла сказочная переработка, обнаруженная в Муз. 4305: окончание "Сказания" в этом списке напоминает уральский сказ о Синюшкином колодце, записанный П. П. Бажовым. Список ЦГАДА СССР, ф. 196, N 898 - еще одна обработка "Сказания", восходящая к ГБЛ, Попов 59, ГИМ, Синод. 272 и ГБЛ, ф. 181, N 591, в котором действие перенесено на берег "Оби реки великия", "линная самоядь" стала "железной", а в летние месяцы ее "зажигают".

21 Hakluyt R. The Principall Navigations, Voiages and Discoveries of the English Nation. Lnd. 1589, p. 389. Англичанин пользовался списком, восходящим к протографу Погод. 1572, Попов 62 и Беляев 43.

22 Прокофьев Г. Н. Селькупская грамматика. Л. 1935, с. 10; Вербов Г. Д. О древней Мангазее и расселении некоторых самоедских племен до XVII в. - Известия Всесоюзного географического общества, 1943, т. 75, вып. 5, с. 16 - 22.

23 Долгих Б. О. Родовой и племенной строй народов Сибири в XVII в. М. 1960, с. 138 - 141, табл. 42 - 44, ср. с. 119.

стр. 43


и в родственных ему списках (ГБЛ, Попов 59 и ЦГАДА СССР, ф. 181, N 591), сказано: "ехати день летний"24 , что следует понимать как удивление автора невиданной ширине Оби или Обской губы. Слова, появляющиеся в трех позднейших (30 - 40-х годов XVII в.) списках, вполне соответствуют тому, какой знали великую сибирскую реку географы и первопроходцы XV - XVII вв., исчислявшие ширину Оби верстами или количеством дневных переходов.

В Югорском дорожнике находим точное соответствие чтению синодального списка: "Через эту реку они едва могли переправиться в один день, да и то при скорой езде: ширина ее до такой степени велика, что простирается почти до восьмидесяти верст"25 . Герберштейну вторят Барберини, И. Балак, П. Бержерон26 , в верстах исчисляют размеры обского русла С. Мюнстер, Р. Джонсон, холмогорский летописец, "наказные речи" послу Л. Новосильцеву и русское сказание 1680/81 г. (где использована статья "О человецех незнаемых")27 . Следовательно, поясняющая фраза названных списков "Сказания" не заключает в себе, вопреки мнению Д. Н. Анучина, указания на то время года, когда легче попасть в страну Баид.

Следующие аргументы Д. Н. Анучина в пользу южного положения Баида также основываются на данных "Сказания", однако свидетельства источника противоречивы, и привести их к согласию, как оказалось, невозможно. Недвусмысленное утверждение "Сказания" о том, что в Баиде леса нет, автор предлагает понимать так, будто на самом деле лес был, "но отличался от северной сплошной тайги, был смешанным... и рос в горах". Упоминание в источнике о том, что народы Баида употребляли в пищу оленьи головы, Д. Н. Анучин не принимает и высказывает предположение, что "самоядь" в Баиде занималась разведением не северных оленей, а маралов.

Вторую группу свидетельств о месте Баида на карте Сибири дают западноевропейские картографы XVI - XVII вв., указывающие на районы Заполярья за Енисеем и Пясиной, а чаще - на побережье Ледовитого океана. Их данные также не сходятся с гипотезой Д. Н. Анучина, и ученый отклоняет эти свидетельства на том основании, что картографы были "преданы прежним авторитетам" и повторяли чужие ошибки. Изучив древнейшие карты Северо- Востока Азии, он убедился в том, что все географы предпочитали видеть в Баиде горы, а эти горы Д. Н. Анучин сопоставлял с легендарным Иммаусом Птолемея, с горной цепью, делящей, согласно преданию, азиатскую Скифию на западную и восточную части. По его мнению, космографы специально переносили единственные известные им в Скифии горы с юга Сибири туда, где рассчитывали обнаружить знаменитый Иммаус.

Доводы Д. Н. Анучина - "преданность авторитетам", ослеплявшая картографов, и представление о Баиде как о горной стране - вызывают возражения. Картография XVI - XVII вв., развиваясь первоначально в русле птолемеевской традиции, стояла перед открытиями целых континентов, и уступки традиционного знания новым веяниям выражались в предпочтении, все чаще отдаваемом современниками осведомленности очевидцев. Павел Иовий, слышавший в 1525 г. от Дмитрия Герасимова устные описания восточных земель, в заголовке своего труда с гордостью


24 ГИМ, Синод. 272, л. 341 об.

25 Герберштейн С. Ук. соч., с. 129 - 130.

26 Любич-Романович В. Ук. соч., с. 42; Алексеев М. П. Сибирь с 184, 109.

27 Розен М. Ф. Алтай на чертежах и картах XVI - XIX вв. В кн.: Историческая картография и топонимика Алтая. Томск. 1980, с. 7; Алексеев М. П. Сибирь с. 127; ПСРЛ. Т. 33. Л. 1977, с. 124; ПДС, т. 1, с. 922, 939; Попов А. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции М. 1859, с. 528.

стр. 44


указывает на "заблуждение Страбона, Птолемея и других, писавших о географии, там, где они упоминают про Рифейские горы, которые, как положительно известно, в настоящее время нигде не существуют"28 . "Преданность авторитетам" не помешала картографам XVII в. перенести землю Kolmak из северных областей, куда она ошибочно попала на картах XVI в., южнее, к берегу Каспийского моря. Баид же при этом остался на прежнем месте. К тому же первым западноевропейским картографам, рисовавшим приполярные области Сибири по типу "птолемеевых" карт, М. Вальдземюллеру, Б. Аньезе, А. Виду, С. Мюнстеру, Дж. Кастальди, Баид не был известен29 .

Впервые появляется Баид (Baida) на карте капитана А. Дженкинсона. Составитель ее, возглавлявший в 1557 - 1560 гг. экспедицию на корабле "Примроуз", в эти годы был тесно связан с Р. Джонсоном и весной 1560 г. получил от него английский перевод статьи "О незнаемых человецех"30 . Здесь Баид обозначен восточнее земли Molgomzaia на берегу Ледовитого океана и ни с какими горами не связан31 . На картах В. Баренца (ранее 1597 г.), Г. Гондия (1606 г.), Г. Герритса (1614 г.) загадочная земля Баид также не имеет никакого отношения к цепям северных гор32 . На сводной карте 20-х годов XVII в. Baida отделена от Molgomzaia горной цепью, на карте Гондия 1633 г. название интересующей нас страны уже ближе прижато к западным склонам меридиональных гор, и лишь на эклектической карте из атласа Сансона (гравирована в Париже в 1654 г.) Baida действительно лежит в горах и ассоциируется с горной цепью33 . Следовательно, основной тезис Д. Н. Анучина ошибочен: по единодушному мнению картографов (не средневековых натурфилософов, а агентов торговых компаний и их корреспондентов), Баид лежал к востоку от земли "малгонзеев", в северных областях Сибири, близко к руслу Енисея.

Уточнить место этой области помогают данные этнографии. В этом районе еще в XVII в., с самого начала русских переписей, жил род (фратрия) энцев Бай. Нет никаких данных о том, чтобы энцы Бай в XV - XVI вв. совершали большие переселения, так что свидетельства XVII в. могут быть распространены на предыдущее время. Этнографические материалы об этой группе энцев собрали в 20 - 30-х годах Г. Н. Прокофьев и Г. Д. Вербов, а материалы ясачных книг XVII в. и позднейших переписей обобщил Б. О. Долгих. Этот род дал названия двум правым притокам Турухана - Верхней и Нижней Баихам (от baja jaha, т. е. "река [рода] Бай")34 . Соответственно Baida Дженкинсона и Баид "Сказания о человецех незнаемых" - это


28 Герберштейн С. Ук. соч., с. 252.

29 Норденшельд А. Э. Первая карта Северной Азии, основанная на действительных наблюдениях. - Записки военно-топографического отдела Главного Штаба, 1889, ч. 44, отд. 2, N 7, с. 5: Кордт В. А. Материалы по истории русской картографии. Сер. 1. Вып. 1. Киев. 1899, карты VI - VII; Атлас географических открытий в Сибири и в Северо-Западной Америке XVII - XVIII вв. М. 1964, карта 20; Fischer J., Wieser F. Die Alteste Karte mit dem Namen Amerika. Innsbruck. 1903. N 17 - 18; Bagrov L. A History of the Cartography of Russia up to 1600. Ontario. 1975, pp. 61 - 90.

30 Могла повлиять на карту Дженкинсона и несохранившаяся карта В. Бёрро, который в 1556 г. плавал к берегам Новой Земли вместе с тем же Р. Джонсоном (во всяком случае, о влиянии на карту Дженкинсона карты 1556 г. в 1581 г. писал сам Бёрро) (Вальдман К. И. Об изображении Белого моря на картах XV - XVII вв. В кн.: История географических знаний и открытий на Севере Европы. Л. 1973, с. 98; Ahlenius K. Till kannedomen om skandinaviens geografi och kartografi under 1500-talets senare halft. Upsala. 1900, pp. 57 - 58).

31 Кордт В. А. Ук. соч., карта XVIII, ср. XIX - XX.

32 Там же, карта XXXI; Сер. 2. Вып. 1. Киев. 1906, карты X, XVIII.

33 Атлас географических открытий, карта 24; Кордт В. А. Ук. соч. Сер. 2. Вып. 1, карты XIX - XX.

34 Ср. сведения о станции Баишиха на берегу р. Таза: Объяснительная записка к географической карте Туруханского края. Красноярск. 1928, с. 21.

стр. 45


"baj aja", земля рода Бай, которая располагалась в бассейнах среднего и верхнего течения Таза и Турухана35 .

Возражения против доводов Д. Н. Анучина в равной степени ослабляют и гипотезу С. А. Токарева (он локализовал Баид в верхнем течении притока Оби р. Ини, в бассейне Большого и Малого Бачата, где некогда будто бы жил народ, называвший себя "байтами"36 , ибо нельзя построить непротиворечивую систему аргументации, опираясь лишь на два из немногих свидетельств "Сказания" (положение Баида вверх по течению Оби и возможный этнонимический источник названия "самоедской" страны).

Иную точку зрения на происхождение имени северной земли высказал Б. О. Долгих. Он предположил, что род энцев Бай получил свое название от эвенков Бая-ды. А земля Баид, по его мнению, представляет собой район расселения этих эвенков, т. е. лежит еще далее на восток - в низовьях Ангары, Подкаменной и Нижней Тунгуски и верховьев Котуя37 . Убедительность первого его предположения значительно ослабляется тем фактом, что этноним Бай находит аналогии в кетоязычных этнонимах Южной Сибири, откуда, в соответствии с гипотезой Фишера-Кастрена, вышли предки северных самодийцев. На это обстоятельство обратил внимание В. И. Васильев, отклонивший эвенкийскую версию Б. О. Долгих. Еще во II - IV вв. н. э. будущие энцы Подгородной волости XVII в. (находилась под городом Туруханском) жили на Саянском нагорье, где этноним Бай был распространен - и это имя в XIII в. они унесли на север, в среднее течение Енисея38 .

Спорность первого предположения Б. О. Долгих практически не наносит ущерба второй его гипотезе: автор "Сказания о человецех незнаемых" в XV в. мог слышать и об энцах Бай, и об эвенках Бая-ды. Но против такого предположения говорит само "Сказание" - оно ни словом не упоминает о второй могучей реке Сибири - Енисее, через который нужно было переправляться, чтобы достичь кочевий Бая-ды. "Сказание" описывает Баид как землю, сопредельную кочевьям "малгонзеев", а картографы XVI - XVII вв. уточняют: сопредельную с востока - значит Баид следует искать в бассейне Турухана, а не в 500 км от него, через голову лесных энцев Бай.

Указание В. И. Васильева на кетское происхождение имени лесных ненцев и даже, возможно, самой группы Бай, некогда оторвавшейся от кетов- пумпокольцев, ушедшей из бассейна Оби на Енисей и ассимилированной самодийцами39 , не влечет за собой новых решений относительно местоположения Баида: описанный процесс завершился в начале II тыс. н. э. и к моменту складывания "Сказания" этническая карта Сибири приобрела близкие к современным очертания, которые и отразил автор "Сказания". По соседству с "малгонзеями" "Сказание" и помещает таинственную страну Баид.

Не объясненным осталось еще одно, последнее утверждение "Сказания", которое явно противоречит северо-восточным координатам Баида: "Вверху Оби рекы великыя", указывающее на местоположение далекой земли вверх по течению Оби. Путешествие из района будущего Обдорска, откуда, как мы полагаем, автор "Сказания" смотрел вглубь сибирской земли, к кочевьям "малгонзеев", как будто требует выхода в Об-


35 Вербов Г. Д. Ук. соч., с. 19 - 20.

36 Токарев С. А. История русской этнографии (дооктябрьский период). М. 1966; с. 36 - 39, ср. с. 360. О "байтах" см.: Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. 3, вып. 1. Л. 1926, с. 200, 240 - 245.

37 Долгих Б. О. Очерки по этнической истории ненцев и энцев. М. 1970, с. 212 - 218, ср. карту 4 между с. 268 и 269.

38 Васильев В. И. Проблема этногенеза северосамодийских народов (ненцы, энцы, нганасаны). В кн.: Этногенез народов Сибири. М. 1980, с. 44 и др.

39 Васильев В. И. К проблеме этногенеза северосамодийских народов. В кн.: Социальная организация и культура народов Севера. М. 1974.

стр. 46


скую губу (это древнейший русский маршрут к Мангазее), однако аборигены Восточной страны предпочитали сухопутные санные пути. Известные нам дороги XVII в., связывающие Обь и Енисей, поворачивали на восток от Сургута или от устья Ваха (Вах - Волочанка - Елогуй, Енисей), от устья Тыма или устья Кети40 , т. е. из Обдорска в Мангазею можно было следовать лишь поднявшись по течению Оби на некоторое расстояние, величина которого зависела от избранного пути на восток. Допустимо предположение, что собеседники автора "Сказания" слышали о Баиде на берегу Обской губы или в самом нижнем течении Оби, в районе будущего Обдорска, но не помышляли о выходе в Обскую губу, а имели в виду материковые (речные, сухопутные или комбинированные) маршруты, и эти дороги в Баид, к Турухану, некоторое время шли вверх по течению Оби, к югу или юго-востоку, и лишь потом поворачивали в сторону Енисея, на восток и северо-восток.

Представления автора "Сказания" о Сибири сориентированы на Югорскую землю. Отсюда автор вестей "О незнаемых человецех" ведет отсчет пути к кочевьям незнаемых народов. Ему знакомы два основных направления, две дороги, уводящие от Югорской земли: на восток, к бассейнам Таза и Турухана, и на север, к отрогам Урала и к студеному морю. Точка, в которую по радиальным направлениям могли быть собраны эти сведения, вполне совпадает с центром югорских владений на Оби, где проплывали на легких судах войска Салтыка Травина и Федора Курбского летом 1483 г., везя с собой плененного князя Молдана и двух сыновей князя Иемичея.

Сведения, положенные в основу вестей "О незнаемых человецех", собраны в нижнем течении Оби. Ареал бытования древнейших списков - Усть-Вымь или Вологда, где начиная с 1492 г. наездами жили пермские владыки. Оба списка 1- й редакции сохранились в сборниках, восходящих к архиву пермской кафедры: в Муз. 3271 "Сказание" переписано в третьей тетради в подборке, составленной не ранее осени 1490 г., в БАН, 4.3.15 - среди документов 80-х годов XV в. - послания Стефана Молдавского Ивану III и шерти (договора-клятвы), записанной в Усть-Выми 31 декабря 1483 года. Направленный интерес пермской кафедры к землям за Уралом вполне поддается хронологическим оценкам. С 70-х годов XV в. едва ли не важнейшей ее заботой становится организация продвижения на восток, а значит, и сбор сведений об этих землях.

До 1483 г. московское правительство, информируемое пермским епископом, по- видимому, мало что знало о Сибири, и до этого времени Югорская земля не включалась в титул Ивана III. Первое упоминание Югры в титулатуре московского великого князя датируется 14 марта 1484 года41 . Именно поход 1483 г. должен был дать столичным дьякам надежные сведения о Сибири: между 9 мая и 1 октября объединенная дружина с московскими воеводами во главе преследовала отряды вогулов в среднем и нижнем течении Оби42 . Тогда несколько месяцев прожили в Москве пленник Салтыка Травина князь Молдан и два княжича, дети князя Иемичея, Пынзей и Сонта. В Усть-Вымь, к епископу Филофею на поклон приезжали шурин вогульского князя Иемичея Юрга и его сотник Анфим, а в Москву по печалованию Филофея ездил югорский и кодский посол Пыткей с богатыми поминками. В декабре 1483 г. пермский владыка собрал в Усть-Вымском городке вымских князей Петра и Федора, вассалов Ивана III, представителей от вымичей и вычегжан,


40 Вилков О. Н. Торговые пути и динамика торгово-промышленного движения в Сибири XVII в. В кн.: Освоение Сибири в эпоху феодализма (XVII - XIX вв.). Новосибирск. 1968, с. 67 - 69. Ср.: Кушелевский Ю. И. Путевые заметки, веденные во время экспедиции 1862, 1863 и 1864 г. Тобольск. 1864, с. 6 - 8 и карта в приложении к книге.

41 Сб. РИО. Т. 41. СПб. 1884, с. 41.

42 ПСРЛ. Т. 26. М. - Л. 1959, с. 275 - 277.

стр. 47


югорских и кодских князей Молдана, отпущенного из московского плена по челобитью сородичей, и Пыткея. Епископ Филофей и его администрация в переговорах выступали вместе с вычегжанами: главной целью переговоров являлось подчинение и нейтрализация Иемичея, владения которого лежали в нижнем течении Оби.

В небольшом городке (за деревянными стенами - храм Благовещенья, монастырей с церковью архангела Михаила, укрепленный владычный двор и пять осадных укрепленных дворов для окрестного населения, всего около 30 домов) состоялась полухристианская-полуязыческая процедура заключения шерти. Договор не записывали, а повторяли устно, каждый на своем языке, после чего владыка Филофей выдал новым подданным Русского государства заложника - княжича Сонту "на руки". Участники переговоров укрепляли силу своего слова магическим обрядом: трижды ходили вокруг елки по медвежьей шкуре с саблями в руках, пили воду с золота и приговаривали: "Кто изменит, а ты, золото, чюй!"43 .

Московские разговоры Пыткея и усть-вымские сообщения югорских и кодских князей должны были записываться. Однако никаких сказок югорской знати (исключая "Сказание о человецех незнаемых") не обнаружено, но ясно, что такая возможность получить надежные сведения о сибирских землях вряд ли была упущена. 1-ю редакцию "Сказания" отличают черты устного известия и довольно строгое соблюдение формуляра распросных речей. Вот этот формуляр: где живут незнаемые люди? какое имя носят? что едят? как выглядят? как стреляют? чем торгуют? какое платье носят? Особенности стиля "Сказания" заставляют вспомнить о двух родственных группах источников - распросных речах и наказных памятях. Процитируем позднейший русский формуляр "наказной памяти", вручавшейся сибирским первопроходцам XVII в.: "И роспрашивать про те реки подлинно, как те реки словут, и отколево вершинами выпали, и какие люди по тем рекам и по тем вершинам живут и чем кормятся?.. И зверь у них соболи есть ли?.. И в том государстве какой бой: лучной или огненой? И товары к ним какие приходят, и на какие товары с ними иноземцы торгуют?"44 . И енисейские служилые люди получили от воеводы К. О. Щербатого приказ "тунгусов роспросить: где те дикие люди и в каких местех живут? И каковы они в рожи, те люди? И какое на себе платье носят?"45 . Нетрудно представить возникновение "Сказания" как систематизацию серии ответов на несколько подобных вопросов.

Некоторые особенности известий "О незнаемых человецех", видимо, заключают в себе издержки прямого, буквального понимания устного иноязычного текста46 . "Сказание" наряду с реалиями быта самодийцев включает отрывки энецкого и ненецкого47 , угорского (манси)48 и русского фольклора49 : русские знакомились с неведомыми самоедами через посредников, причем не коми, как иногда считают, а угров, манси.

Высказанные соображения дают основание считать, что первоначальный вариант "Сказания" возник в 1483 г. под пером дьяка, опрашивавшего участников похода или, что более вероятно, пленных вогулов. Про-


43 Бахрушин С. В. Ук. соч. Т. 3, ч. 2. М. 1955, с. 152.

44 ДАИ. Т. 2. СПб. 1846, с. 256.

45 ЧОИДР, 1888, кн. 1, отд. 3, с. 3.

46 Ср.: Тарабасова Н. И. К изучению текстов, писанных русскими со слов нерусских. В кн.: Изучение русского языка и источниковедение. М. 1969.

47 Старцев Г. А. Ук. соч., с. 25.

48 Гондатти Н. Л. Следы язычества у инородцев Северо-Западной Сибири. М. 1888. с. 14, 34 - 35, 39 - 41; Окладников А. П. "Земля бородатых". В кн.: ТОДРЛ. Т. 14. 1958, с. 519; Лашук Л. П. Ук. соч., с. 210.

49 Ср.: Перетц В. Н. Несколько данных к объяснению о провалившихся городах. В кн.: Изборник Киевский в честь Т. Д. Флоринского. Киев. 1904, с. 75 - 82; Венедиктов Г. Л. Фольклоризация памятников древнерусской литературы в Русском Устье. В кн.: ТОДРЛ. Т. 40. 1985, с 402; и др.

стр. 48


цедура записи должна была совершаться там же, в епископской резиденции, непременно в присутствии толмача (имя единственного переводчика, упомянутого в документах кафедры за эти годы, говорит о его принадлежности к народу коми - его звали Помос - или о его долгой жизни среди зырян, потому что его брат носил русское прозвище Чирок50 ), главы епископской канцелярии Леваша, заключавшего 31 декабря мир с братом заложника Сонты, Пынзеем, и, вероятно, самого епископа Филофея, который в интересах дела не избегал общения с язычниками, кланявшимися на полдень и вешавшими на елку берестяную жабу.

Характер интереса пермских владык виден также и по тому, что среди материалов кафедры конца XV - начала XVI в., рядом с древнейшим списком 2- й редакции "Сказания" автору этой статьи удалось обнаружить уникальный список Пермского дорожника, ориентированного на районы расселения вогульских племен51 .

До сих пор исследователи располагали русскими географическими справочниками не древнее XVII в., и единственным сравнительно ранним, но сохранившимся лишь в переводе Герберштейна является Югорский дорожник. Пермский дорожник, список которого относится ко второй половине 1500-х годов (список был изготовлен в Кирило-Белозерском или Ферапонтовом монастыре), охватывает всю основную территорию Московской Руси и, в отличие от Югорского дорожника, намечает путь за Урал через Устюг - Усть- Вымь, столицу пермской епархии, - Пермь Великую - к вогуличам (манси). Крайней восточной границей маршрута следует считать, вероятно, бассейн Тавды-Пелыма52 . Замечательной особенностью Пермского дорожника является одно из древнейших упоминаний Оби: "Обь - великаа река, идет из Кытайские земли из озера Болванникы", что сразу заставляет вспомнить о Китайском озере, описанном во второй, устно-легендарной части Югорского дорожника.

До сих пор мы располагали лишь герберштейновским свидетельством о таинственном Китайском озере да позднейшими данными западноевропейских картографов, по-разному рисовавших легендарное озеро в верховьях Оби. Исследователи пытались опознать в нем Зайсан (А. Ф. Миддендорф), Упсу (М. П. Алексеев), Аральское море (Г. Михов, Л. С. Берг, К. М. Бэр), Телецкое озеро (А. Х. Лерберг, Д. Н. Анучин)55 . Наверное, правильнее было бы не увлекаться попытками реального комментария и признать, что до нас дошло известие из арсенала утопической гео-


50 Лашук Л. П. Формирование народа коми. М. 1972, с. 123.

51 Вот его текст (по списку ГПБ, Соф. 1462, л. 91 об.): [О]бь - великаа река, идет из Кытайские земли из озера Болванникы. Да Печера река широка, 4 версты или пять поперек.

Есть в Перми Великой две горы: едина Полутова зовется, Полут наугородець бился с нее, въсходити на нее не могут. А на другую не мощно взыти, три дни на нее итти, а не мощно взыти.

Волга река вышла из Сподубиа, из леса литовскаго. Да Непр оттоле же, да Двина оттоле же. И въшла Волга в море седмиюдесять устьи, и орды по устьем тем кочюют.

От Вологды до Устюга 500 верст, от Устюга до Перми 400 верст, а от тоя Перми до Великиа Перми полторы тысящи верст. От Великиа Перми до вогуличь 2000 верст. От Устюга до Колмогор 24 выпряжаев, от Колмогор до моря 4 выпряжаа, от Кирилова до Каргополя верст 200 да 15, от Каргополя до моря рекою Онегою 300 верст.

Онега течет своим устьем в море. Нево озеро велико, 300 верст поперек и на подлину; а на нем стоят три монастыри: Валам, да Ковенець, а промежи ими 70 верст, а третьи монастырь Синное словет.

От Москвы до Киева тысяща да 200 верст, от Киева до Белагорода 600 верст (л. 92) от Белаграда до Цариграда полчетверты тысящи верст морем, седмьсот миль, а в миле 5 верст. От Цариграда до Иерусалима 1000 да 600.

От Соловков до Новагорода 1000 да 100 верст, от Соловецково мо[на]стыря до ближняго брега 70 верст морем.

52 Такое прочтение дорожника сближает его с маршрутом похода 1483 г. за Камень (см. Дмитриев А. А. - Пермская старина, вып. 5, с. 57 - 61).

55 Алексеев М. П. Ук. соч., с. 107 - 109; Розен М. Ф. Алтай на чертежах и картах.

стр. 49


графии, возможно, восходящее к сведениям фольклорного характера, полученным от манси. У вогулов существовало фантастическое предание о некоем море, откуда вытекает Обь56 , а Пермский дорожник нарекает озеру в верховьях Оби имя, удивительным образом совпадающее с русским названием Печорской губы ("Болвановская губа")57 .

Приближается к устным свидетельствам, записанным Герберштейном со слов князя Семена Курбского, сообщение Пермского дорожника о высокой горе, на которую "три дни... итти, а не мощно взыти": Курбский доверительно повторил немцу идею древних географов о том, что земля повышается к северу и на гору Столп (под этим именем, возможно, разумеется весь Уральский хребет) нельзя подняться и за 17 дней пути58 . Гораздо ближе к Пермскому дорожнику географическая справка русских жителей Угрима Багракова и его брата, консультировавших в 1518 г. Франческо да-Колло59 .

Описание путей Пермского дорожника не дает основания предполагать среди его источников карту: как и в Югорском дорожнике (а частично и в "Сказании о человецех незнаемых"), здесь явно представлена хорографическая система ориентации на местности, последовательное называние промежуточных пунктов по всей линии следования, аналогичное "периегезе" древних землеописателей.

Пройдя две высших точки в 1433 и 1499 - 1500 гг., интерес московского правительства к Сибири стал ослабевать, и тем самым уменьшалась актуальность вестей "О незнаемых человецех". Передача пермской кафедре вологодских земель 1492 г.60 и последующее (в 60-х годах XVI в.) окончательное перемещение владычной резиденции из Усть-Выми на запад, в Вологду, ориентировали кафедру на иные, более доступные цели внутренней колонизации. Продвижение на восток было малоэффективным, осложнялось временным усилением Тюменского ханства и созданием политической оси Оттоманская Порта - Крым - Казань (1524 г.). Казанское ханство, объявленное "юртом" султана Сулеймана Кануни, до середины XVI в. закрывало удобный камский путь в Сибирь. Еще целое столетие Москва удовлетворялась поддержанием системы номинального вассалитета северных земель методами нерегулярных военных экспедиций, шертованием местных князей и наложением дани под угрозой "вострой сабли"61 и немилости.

Первые столетия, связывающие аборигенов Сибири и русские княжества общей историей, и есть первый этап русского открытия Сибири. Это время военных и торговых разведывательных экспедиций, сбора сведений, составления предварительных описаний Восточной страны, складывания миссионерской программы продвижения за Камень и оформления планов Московского правительства, предусматривающих включение восточных территорий в состав Русского государства. Начальный период этого этапа - новгородский - длился около трех столетий (XII - последняя четверть XIV в.). Второй период, характеризующийся постепенным возвышением московских князей и низовской колонизацией северо-востока, занял примерно столетие (последняя четверть XIV - последняя четверть XV в.). Документы пермской кафедры, разобранные в этой статье, открывают третий период, начатый походом 1483 г. и подготовивший присоединение Сибири к Русскому государству в 80-х годах XVI века.


56 Гондатти Н. Л. Ук. соч., с. 19.

57 Книга Большому Чертежу. М. - Л. 1950, с. 161 - 162.

58 Герберштейн С. Ук. соч., с. 133.

59 Алексеев М. П. Сибирь, с. 88 - 89.

60 ПСРЛ. Т. 26, с. 288.

61 Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 1. М. - Л. 1937, с. 331.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВЫЕ-РУССКИЕ-ОПИСАНИЯ-СИБИРСКОЙ-ЗЕМЛИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. И. ПЛИГУЗОВ, ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ОПИСАНИЯ СИБИРСКОЙ ЗЕМЛИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 09.01.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПЕРВЫЕ-РУССКИЕ-ОПИСАНИЯ-СИБИРСКОЙ-ЗЕМЛИ (дата обращения: 20.03.2019).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - А. И. ПЛИГУЗОВ:

А. И. ПЛИГУЗОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
145 просмотров рейтинг
09.01.2019 (70 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Похожие статьи
За годы службы В.П. Ветров принимал непосредственное участие в ряде сложных мероприятий. Так, он участвовал в ликвидации последствий африканской чумы свиней в Республике Куба, был в составе гидрографических экспедиций в зоне южной Атлантики, руководил этнографическими экспедициями на Курилах, Сахалине, Камчатке, Чукотке. В 1981 году участвовал в ликвидации последствий тайфуна «Дора». Прошел Афганистан, Чернобыль. А еще Виталий Петрович – автор около 150 научных работ, имеет 13 авторских свидетельств. Под его непосредственным руководством разрабатывались символика и геральдика органов Государственной ветеринарной службы Российской Федерации.
Каталог: Военное дело 
2 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Теории Мира — прах тем, кто знаком с ним самим. Theories of the Universe are ashes to those who knows it.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Несмотря на беспрецедентное насыщение информационными технологиями вооруженных сил США и союзников, реальные итоги их военных кампаний последнего времени были плачевны. Новые вызовы и угрозы России требуют не пустого теоретизирования, не выдвижения самых правильных лозунгов, остающихся зачастую лишь словами, а конкретных практических, можно даже сказать технологических во всех смыслах этого слова, ответов. Эти ответы должны носить асимметричный, неожиданный и непросчитываемый характер и приносить нашей стране победу в любых, даже самых сложных и жестких противоборствах, происходящих в том числе в максимально неблагоприятной обстановке.
Каталог: Военное дело 
3 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Ветеринарно-санитарное обеспечение одно из видов материально-технического обеспечения (МТО) Вооруженных Сил Российской Федерации, которое представляет собой комплекс мероприятий, проводимых ветеринарно-санитарной службой в целях защиты здоровья личного состава от заразных болезней, общих для человека и животных, пищевых отравлений (поражений) и поддержания эпизоотического благополучия войск (сил флота). Статья В.П. Ветрова "БОЛЬШАЯ АПТЕКА" тайной войны, опубликованная в журнале АРМЕЙСКИЙ СБОРНИК, № 2 и № 3, 2019 года
Каталог: Военное дело 
4 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Данное видео https://youtu.be/MJeWOcqqrKo демонстрирует переменный ток, где синусоиды образованы положительными и отрицательными полуволнами; и выпрямленный ток, образованный только положительными полуволнами. Диодный мост не выпрямляет переменный ток. Не зря диод называют вентилем. Вентиль, либо открыт, либо закрыт.
Каталог: Физика 
8 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Россия обязана перейти на Евро-4 и Евро-5 и по другой причине. Потому что Евро-3 - это не экологический нефтепродукт.
Каталог: Энергетика 
11 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Великий Октябрь и современность. Рекомендательный библиографический указатель. М. Книга. 1987. 127 с.
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн
СБОР СРЕДСТВ НА АВИАСОЕДИНЕНИЕ "МОСКВА"
Каталог: Военное дело 
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. З. И. РОМАНОВА. РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В АРГЕНТИНЕ
Каталог: Политология 
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Событие №-96 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Челябинском странного небесного явления.(Россия.2018 г.) Событие №-97 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Финляндией аномальных серебристых облаков.(Финляндия.2018 г.) Событие №-98 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление напротив дома жительницы из Аргентины огромного огненного шара.(Аргентина.2018 г.)
Каталог: Философия 
15 дней(я) назад · от Ваха Дизигов

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Русский Либмонстр, последние СТАТЬИ:

Русский Либмонстр, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ОПИСАНИЯ СИБИРСКОЙ ЗЕМЛИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру($)

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2019, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов