Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9916

Share with friends in SM

В 1835 г. в российских университетах были учреждены кафедры истории и литературы славянских наречий. Для подготовки преподавателей славяноведения министерство народного просвещения командировало в славянские земли четырех ученых, в числе которых был Измаил Иванович Срезневский - сын профессора Харьковского университета.

В инструкции министерства народного просвещения указывалось, что летом ученые должны были путешествовать по селам я деревням славян, изучать их быт, язык, песни, сказки, предания и т. п., а зиму проводить в городах, приводить в порядок свои записи, обрабатывать их, проверять своя наблюдения и т. п.

Путешествие И. И. Срезневского длилось три года: с 17 сентября 1839 г. по 23 сентября 1842 года. Он побывал в Моравии, Чехии, Силезии, Сербии, Хорватии, Черногории, Словакии и других землях, посетил свыше 120 славянских селений и городов.

Будучи простым, душевным человеком, он быстро сходился с народом, получал от него много ценных сведений о языке, культуре, быте. Огромную помощь в деле изучения славянских народов ему оказывала многочисленная славянская интеллигенция того времени. Свои наблюдения и впечатления он изложил в письмах к матери. Эти письма первоначально не предназначались для печати. Опубликованы они были в 1892 - 1893 гг. в журнале "Живая старина", а затем в 1895 г. вышли отдельной книгой под названием "Путевые письма Измаила Ивановича Срезневского из славянских земель".

Теперь, в свете борьбы всего славянства с самым заклятым его врагом - германским фашизмом, - письма И. И. Срезневского, написанные сто лет назад, приобретают новый, особенный интерес, так как в них русский ученый беспристрастно описал культуру западных и южных славян, их быт, язык. Тяжелое положение славянских народов, угнетаемых немцами и венграми, невольно заставляло его касаться и политических вопросов, и в этом особенная ценность писем Срезневского. Он описывает политическое бесправие славян, их отношение к русскому народу и т. д.

Большое впечатление на Срезневского произвели прекрасные славянские города и чистые, опрятные селения, утопающие в зелени садов и огородов, хорошо возделанные пашни, хорошие дороги и богатая природа.

"В 7-м часу утра, - пишет он, - мы подъехали к горам, окружающим Прагу... Когда-то сердце мое трепетало, когда я подъезжал к Москве: теперь оно также трепетало. И в самом деле, Прага имеет сходство с Москвой. Чудный город!"1 . Такие же прекрасные города ученый видит и в других славянских землях. Всюду он наблюдает высокую материальную культуру, созданную руками трудолюбивого славянского населения.

Срезневский пытливо всматривается в этнический тип славянских народов, находит ряд общих черт у всех славян и сходство их с русскими и украинцами. В письме из Воднян (Чехия), рассказывая о путешествии по Богемии, он пишет матери: "Глядя же на лица поселянок, вы бы не отгадали, что они - не Русские: одежды тоже напоминают наших Коломенок, Белгородок и пр. Милые, добродушные физиономии и так приветливы"2 .

В другом письме, от 7 августа 1840 г., он отмечает: "И в Опольи, и кругом народ очень красив - особенно женщины. Прекрасные, правильные, нежные и полные огня лица, и стан стройный, как у Ганачек. Дети настоящие ангельчики"3 .

Такой же, чисто славянский тип Срезневский наблюдает и у южных славян" Описывая внешность словенца - жителя Штирии, - ученый говорит: "Странно мне было в первый раз взглянуть на здешнего штирца Бородку бы ему да штаны в сапоги, так и был бы русский мужичок; а рубаха по-нашему спущена, а перепоясана тонким ремешком. Головы женщин, как в Малороссии: замужние - в очепках, девушки - в лентах"4 .

Особенно большое впечатление произвели на молодого ученого сербы и черногорцы. Их гордая, воинственная осанка, смелая поступь, презрение к опасностям - все эти черты, выработавшиеся в результате многовековой борьбы за независимость, невольно привлекали симпатии к этому народу. "Народ сербский, - пишет Срезневский, - очень красив и если не добр, то, по крайней мере, с характером. Теперь он начинает отдыхать от прежних бед... Женщины в старинных народных костюмах, мужчины тоже в длинных рубахах сверх штанов, но в турецких капах, и народ, особенно мужчины, чудесной - рослой, плечистой, усачи, юнаки"5 .

Несмотря на различные географические и исторические условия существования славянских народов они сохранили свои ти-


1 "Путевые письма И. И. Срезневского из славянских земель" (в дальнейшем "Путевые письма"), стр. 63. С. -Петербург. 1895.

2 Там же, стр. 110.

3 Там же, стр. 131.

4 Там же, стр. 192.

5 Там же, стр. 253, 254.

стр. 56

пичные славянские черти во внешнем облике. Но еще больше общих черт имеется б характере славянина, в его духовном облике. Самая характерная черта, которую Срезневский отмечает во многих письмах, - это славянское радушие, приветливость, гостеприимство. Где бы он ни был, с какими бы представителями славянских народов ни сталкивался, всюду он видел это неизменное чистосердечное славянское гостеприимство.

В Вазе, на родине известного представителя сербо-лужицкого возрождения - Смоляря, - русского ученого встретили очень тепло, с неподдельной радостью. "Витай, сынку! Витай, братику! Витайче, кнеже! - говорили они и, по, сербскому обычаю, жали руки..." И далее он отмечает: "Хозяйка не знала, как нас угостить, потчевала и водкой, и пивом, и хлебом с маслом, и разными разностями"1 . Такое же искреннее гостеприимство он наблюдает и в других славянских землях: в Хорватии, Словении, Сербии, Черногории и т. д. В письме из Загреба (Хорватия) он сообщает: "На другое утро я отправился к Гаю; стоило мне сказать, что я русский и Срезневский, - как меня и Гай и другие, бывшие у него, давай целовать, обнимать"2 .

Истинно славянское гостеприимство ученый наблюдал решительно во всех славянских землях и среди городской интеллигенции, и среди сельской, и среди крестьянства. Приветливость, радушие, гостеприимство, простота в обращении, честность, искренность - вот основные духовные черти славян, подмеченные Срезневским.

Славяне, по наблюдениям Срезневского, - горячие патриоты. Они любят свою родину, свой язык, свою культуру, дорожат и гордятся своей национальностью. Особенно сильно развито чувство патриотизма среди многочисленной славянской интеллигенции.

Срезневскому часто приходилось вместе с славянскими учеными, литераторами и общественными деятелями поднимать тосты за славян, за тот или иной славянский народ, выслушивать здравицы и пение импровизаций в честь славян. В Загребе известный деятель славянского возрождения Драшкович со слезами на глазах говорил: "Когда же наступит время, что все мы - братья славяне - подадим братски руки друг другу"3 . Таких горячих патриотов, как проф. Я. Пуркыне, П. Шафарик, И. Смоляр, Коллар и др., Срезневский встречал очень много. Любовь к родине, к своему тираду очень сильна и среди крестьянства. Именно эта любовь к родной земле, этот патриотизм дали возможность каждому славянскому народу сохранить свою национальность, язык и культуру во враждебном немецко-венгерском окружении.

Срезневский как лингвист уделял больше всего внимания изучению различных славянских языков: это было основной целью его научной командировки. Благодаря родственности славянских языков с русским и украинским Срезневский в течение, короткого времени овладел ими. Так например чешский язык - "язык нежный, очень музыкальный" - он изучил в течение трех с половиной месяцев. Он не только хорошо понимал, но и свободно говорил на нем. Во всех этих языках он находит много сходного с русским. В письме из Вудишина, описывая лужицких сербов, он отмечает: "Сербы умный, добрый народ, не бедны, довольно образованны - по крайней мере вое умеют читать, - и между тем сохранили много старых обычаев, обрядов, даже суеверий. Язык, занимая средину между польским и великорусским, очень приятен, но несносно легок для выговора..."4 .

В Хорватии Срезневский говорил по-русски и его прекрасно понимали хорваты. В письме из Загреба он приводит такой характерный случай: "Я говорю тут по-русски, и меня понимают очень хорошо. Ну, ученым людям куда бы ни шло, а вот что меня рассмешило: третьего дня ходили за город. Идем, идет хорват. Я к нему и по-русски, - все понимает. Спутники мои хохочут, что мы так легко разговариваем друг с другом, и спрашивают хорвата, откуда бы я мог быть.

- Хорват.

- Да разве я говорю по-хорватски?

- Да, по-хорватски"5 .

Между тем Срезневский говорил, не ломая языка, а просто по-русски, по-московски. Таких фактов он приводит много в ряде писем.

Ученый находит сходство не только в разговорном языке различных славянских народов, но и в их фольклоре. У тех же лужицких сербов, по мнению Срезневского, некоторые песни имеют удивительное сходство с русскими. Например:

"Он дал ей перстень золотой,
И руку белую пожал,
И в ясны очи целовал.
"Прости и не забудь меня!" -
Так молвил он, - и на коня...
"Через три года жди меня!"
Прошли три года, и домой
Все сербы-молодцы идут
И песни весело поют.
И вышла Гальжа их встречать.
"Где ж милый мой?" "Га, милый твой
В земле остался он чужой.
Там, Гальжа, весело ему:
Нашел другую Гальжу он,
А Гальже нашей шлет поклон..."
В могиле Гальжа; розы куст
На той могиле там цветет,
И соловей в тени поет"6.

В письме от 1 октября 1840 г. из монастыря Марьи Зъвездички он сообщает: "Лужичане хорошо живут и народ радушный, гостеприимный, довольно просвещенный, веселый. Что меня более всего радует, - это песни: как в России, они раздаются тут всюду, и даже многие напевы напоминают о русских"7 .


1 "Путевые письма", стр. 151 - 152.

2 Там же, стр. 193.

3 Там же, стр. 197.

4 Там же, стр. 148.

5 Там же, стр. 193.

6 Там же, стр. 153.

7 Там же, стр. 344.

стр. 57

Народные чешские песни нравятся ученому своими прекрасными напевами: "Сходство с малороссийскими удивительное, а напевы еще музыкальнее".

Срезневскому бросается в глаза живой, веселый характер славянских народов, музыкальная одаренность их. Несмотря на притеснения и многовековой политический гнет славяне сохранили эти черты повсюду. Срезневский особенно восторгается музыкальной культурой Праги, золотой славянской Праги: "Прага языком может молчать1 , но инструментом и гортанью - не в силах, и нет минуты ни днем, ни ночью, когда бы вы не слышали какой-нибудь мелодии"2 .

Музыка раздается по всякому поводу: "То (обыкновенно вечером) перед домом какой-нибудь слечинки (барышни), накануне дня ее рождения, певцы поют ей серенаду, желая ей долголетия, здравия и всего; то (обыкновенно поздним вечером) ворочается с гулянья стая молодцов и поет народную песню или арию из оперы, или романс; а в промежутках слышите то гармонику, то коловратку (шарманку), то арфу, на которой играет какая-нибудь слепая, то кларнет, то скрипку, то фортепьяно, то то, то другое. Выходите из дому, когда хотите и куда хотите, - и вы музыки не минуете... Люблю Прагу за ее музыкальность"3 .

Музыкальная культура Праги высока, ее музыкальные произведения резко отличаются от "пресных немецких мелодий". Любовь к народным песням, музыке, танцам Срезневский наблюдает и среди крестьянства всех славянских земель.

Срезневский, как уже было сказано, сторонился "политики", старался не касаться политических вопросов, но, пройдя многие славянские земли, увидев и почувствовав тот гнет, который испытывали славяне, он не мог удержаться на позиции аполитичного наблюдателя и в ряде писем привел много фактов угнетения славян немцами и венграми.

Немцы запрещают обучение на родном языке, стремятся онемечить славян, уничтожить их национальную культуру. Прага, весела славянская Прага, боится говорить на родном языке, нежном и музыкальном: "В Праге немецкий язык владычествует всюду... Жалость, как подумаешь, до какого унижения дошли чехи!"4 .

В письме от 1 января 1841 г. Срезневский рассказывает, что для устройства чешского бала нужно было просить разрешения у полицмейстера, унижаться перед ним. "Чешский бал! Боже мой, что значит быть подвластным народом! Позволение дать бал получается от полиции. Написали просьбу, подали, полицмейстер загремел в ответ: "Но такой бал, какой был в прошлом году, не может быть". В прошлом году, - замечает Срезневский, - все было на этом бале по-чешски"5 .

В Ополье (Силезия), где онемечивание славянского населения проводилось самым грубым, бесцеремонным способом, крестьяне жаловались Срезневскому, записывавшему народные песни, сказания и пр.: "Пишите, пишите, пане, да не забудьте написать, что молиться велят, а читать не учат. Дали нам какого-то "затраченного нимца" учителем; мы его не разумеем, а он нас. Вот мой сынишка твердит "фатер унзер" вместо "ойче наш"6 .

Ученого возмущает, что немцы, живущие среди славян, ведут себя нагло и высокомерно: "Удивительно, или, просто, удивительно глупые люди эти немцы. Не без добрых, не без ученых людей между ними, но что глупость просвечивает всюду, это и слепой увидит. Я говорю о немецких немцах"7 .

Венгры в свою очередь всячески угнетают умный и трудолюбивый словацкий народ, стремятся омадьярить словаков и сербов. "Политическое положение словаков весьма тяжелое. "И что тут должны терпеть словаки, - пишет Срезневский, - беда да и только. Даже на православных сербов хотят поднять руку я перевести и библию, я каноны, и все церковные книги со старославянского на мадьярский и заставить молиться по-мадьярски"8 .

В письме из Унгвара от 13 июля 1841 г. он констатирует: "Словацких книг калвинских печатать уже не позволено; бедный народ, не знающий ни слова по-мадьярски, должен петь в церкви мадьярские песни; немудрено, что он ненавидит школу и не посылает в нее детей"9 .

Венгры встретили Срезневского враждебно, чинили ему всяческие препятствия, неприятности, несмотря на то что все его документы были в полном порядке. Причину такого неприязненного отношения ученый видит в том, что он интересуется жизнью, бытом и языком словаков, которые "любят русских, а мадьяры их ненавидят, как и русских".

Срезневский в своих письмах многократно отмечает горячую любовь славянских народов к России и русским. Это наблюдается и среди славянской интеллигенции и среди простого народа. "В Турнове, - пишет Срезневский, - мы заходили в два дома, где все напоминает Русь - портреты и бюсты государя, виды Петербурга и Москвы, самовар, чай, русский язык хоть немножко... Как русский, я и здесь был принят с почетом"10 .

В гор. Ползень приезду русского ученого были рады и хозяин и его гости: "Все они радовались, что видят русского в своем обществе, и за обедом пили тост венгерского во славу русских и пели импровизации в честь славян"11 . В Сербии и


1 Чешский язык в Праге, всячески притеснялся.

2 "Путевые письма", стр. 97.

3 Там же.

4 Там же, стр. 109.

5 Там же, стр. 183.

6 Там же, стр. 133.

7 Там же, стр. 130.

8 Там же, стр. 283.

9 Там же, стр. 316.

10 Там же, стр. 103.

11 Там же, стр. 109.

стр. 58

Черногории Срезневский часто беседовал с простым народом: "Многие останавливали нас вопросом, кто мы, но, узнавши, что мы русские, были очень дружелюбны"1 .

Но особенно хорошее отношение к русским он наблюдал у словаков. Это чувство любви и уважения к великому славянскому собрату выразил словацкий писатель Иван Голый. Узнав в лице Срезневского представителя великого русского народа, И. Голый со слезами радости говорил: "Русской? Русской! О боже мой!" - и мы обнялись, как родные, как отец с сыном... Радость видеть русского одушевляла его. Голый обнимал меня, целовал, жал руки. "Русской! О вы русские, великий народ, слава славян! Русской!" Он утирал слезы". И дальше Срезневский отмечает, что нигде он не видал той глубокой любви к нам, к нашей славе, как у словаков. Провожая Срезневского, Голый напутствовал его словами: "Не забывай, милый друг, в твоей великой родине нас, бедных словаков, скажи своим, что мы их любим как братьев"2 .

Это уважение и любовь к России и русским, по наблюдениям Срезневского, выражаются еще и в том, что учащаяся молодежь очень интересуется русским языком. Семинаристы гор. Загреба горячо приветствовали русского ученого и с гордостью рассказывали, что они учатся разным славянским языкам: одни - чешскому, другие - русскому. "По-русски, - отмечает Срезневский, - учатся больше всего и с удивительной ревностью", а у студентов Академии "ревность в изучении русского языка страшная". Молодежь любит русских "не только тут, но и во всей Кроации, Славонии, отчасти в Далмации и далее все молодое поколение за русских. Мадьяры, напротив, боятся и ненавидят нас"3 .

В своих письмах Срезневский неоднократно отмечает, что среди западных и южных славян встречаются люди, которые неплохо говорят по-русски. Так например в Маковцах "некоторые по-русски говорят довольно хорошо". А среди славянской интеллигенции таких людей немало. Они любят русский язык, знают его, охотно говорят по-русски, подчеркивая, что русский язык "очень нежен и звучен".

Путешествие Срезневского совпало с тем временем, когда национальное самосознание славян достигло высокого уровня. Многие общественные деятели того времени мечтали о самостоятельности славянских народов, о свободном развитии их культуры, языка, литературы; многие мечтали о братстве всех славян.

Помощь, братскую помощь славянская интеллигенция того времени ждала от русского народа, народа-гиганта, богатыря, в представлении славян Запада и Юга. Сам Срезневский невольно поддался этим чувствам братской славянской солидарности. Осматривая развалины замка великоморавских князей Святополка и Ростислава, он записывает:

"Печальные, угрюмые остатки
 Бывалого могущества славян...
Что было тут, предание забыло;
Потомок раб страдает под ярмом
Своих врагов и ждет-неждет уныло,
Осветит ли судьба своим лучом
Его удел. Надежда искрой тлеет,
И вспыхнула, и вновь уж леденеет...
Угаснет ли несчастная иль нет, -
На Севере, готовится ответ"4.

Теперь, когда фашистско-немецкие варвары опять лишили славянские народы самостоятельности, попирают их национальную культуру, снова, как тогда, взоры славян обращены на Север, к великому русскому народу. Они знают, что доблестная Красная Армия, ведя борьбу против немецких оккупантов, борется за счастье и свободу всего человечества, в том числе и славянских народов.


1 "Путевые письма", стр. 228.

2 Там же, стр. 290.

3 Там же, стр. 198.

4 Там же, стр. 287.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПИСЬМА-И-И-СРЕЗНЕВСКОГО-ИЗ-СЛАВЯНСКИХ-ЗЕМЕЛЬ-1839-1842-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexander KerzContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kerz

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. КУДРЯВЦЕВ, ПИСЬМА И. И. СРЕЗНЕВСКОГО ИЗ СЛАВЯНСКИХ ЗЕМЕЛЬ (1839-1842 гг.) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 27.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПИСЬМА-И-И-СРЕЗНЕВСКОГО-ИЗ-СЛАВЯНСКИХ-ЗЕМЕЛЬ-1839-1842-гг (date of access: 17.10.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. КУДРЯВЦЕВ:

В. КУДРЯВЦЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexander Kerz
Moscow, Russia
759 views rating
27.09.2015 (1480 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Для развития способностей к синестетической селективной координации, на основе результатов, полученных в диссертационном исследовании (1983-1990 г.г.), И.М.Мирошник был создан новый класс развивающих и оздоравливающих эстетических игр -- синестетические игры по Системе психологической координации с обратной связью. Отличительная особенность таких синестетических игр заключается в том, что они создаются на базе координационной теории высшей нервной деятельности (ВНД) и законе селективной кооординации, а не на законе ассоциации и рефлекторной теории ВНД. Давайте сыграем в такую развивающую и оздоравливающую синестетическую игру под названием «Симфония пяти чувств».
Реплика. Компрессия данных
3 days ago · From Михаил Идельчик
В макроскопической реальности гравитация определяется массой. В микроскопической реальности, где масса частиц практически нулевая, действует вращательный вид гравитации. Вращательный вид гравитации формируется посредством вращающихся микрочастиц, которые закручивают вокруг себя гравитонные сферы, которые, как в водовороте, притягивают микрочастицы друг к другу.
Catalog: Физика 
Энтропия и релятивизм 2
Catalog: Философия 
3 days ago · From Михаил Идельчик
Текстовый фрактал
4 days ago · From Михаил Идельчик
Реплика. Пятый постулат в теории информации
Catalog: Философия 
4 days ago · From Михаил Идельчик
Опыты с Информацией
Catalog: Философия 
4 days ago · From Михаил Идельчик
Информация. Критерий Винера
Catalog: Философия 
4 days ago · From Михаил Идельчик
Родителем нашей науки как зданья, единого принципом, есть Аристотель, оперший Познанье на имманентизм — примат зримого, бренного мира над тайным нам миром Причины: над Богом, Творцом — Сатаны, Его тени, над Сердцем — Ума.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
КТО ПРОТИВ КОГО УСТРОИЛ ЗАГОВОР?
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПИСЬМА И. И. СРЕЗНЕВСКОГО ИЗ СЛАВЯНСКИХ ЗЕМЕЛЬ (1839-1842 гг.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones