Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14538
Author(s) of the publication: С. В. ЛАВРОВ

Share with friends in SM

Советские историки уделяют большое внимание разоблачению антисоветской политики империалистических держав, в том числе Англии1 , в период иностранной интервенции и гражданской войны в СССР. Важное место среди проблем истории гражданской войны в СССР и антисоветской интервенции занимают вопросы борьбы за установление Советской власти в Закавказье и Средней Азии, решающего значения победы Великой Октябрьской социалистической революции для подъема национально-освободительного движения соседних народов Ближнего и Среднего Востока, для срыва происков империалистической политики в этом районе2 .

В последние годы появились новые, прежде всего английские, архивные материалы3 , которые позволяют значительно полнее осветить различные аспекты антисоветской интервенции в 1917 - 1920 гг. в Закавказье и Средней Азии. Доступ к этим документам был открыт со второй половины 60-х годов и позже. Этот обширный комплекс источников активно используется современной буржуазной историографией для подкрепления и определенной корректировки фальсификаторских концепций4 . Автор настоящей статьи видел поэтому одну из своих главных целей в раскрытии несостоятельности некоторых утверждений современ-


1 "История гражданской войны в СССР. Тт. III - V. М. 1957 - 1960; "История дипломатии". Т. III. М. 1965; "История международных отношений и внешней политики СССР". Т. I. М. 1967; "История внешней политики СССР". Тт. I - II. Т. I. 1917 - 1945. М. 1976; В. С. Васюков. Предыстория интервенции. М. 1968; О. Ф. Соловьев. Великий Октябрь и его противники. М. 1968; К. Б. Виноградов. Дэвид Ллойд Джордж. М. 1970; С. И. Блинов. Внешняя политика Советской России. Первый год пролетарской диктатуры. М. 1973; "Крах первого нашествия империалистов на Страну Советов". М. 1973.

2 Из работ последних лет см.: А. Н. Хейфец. Советская дипломатия и народы Востока 1921 - 1927. М. 1968; А. Х. Бабаходжаев. Очерки по истории советско-афганских отношений. Ташкент. 1970; "Победа Советской власти в Закавказье". Тбилиси. 1971; Ш. Ташлиев. Гражданская война и английская военная интервенция в Туркменистане. Тт. 1 - 2. Ашхабад. 1974 - 1975; Х. Ш. Иноятов. Против фальсификаций истории победы Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент. 1976.

3 Это материалы Государственного архива Англии - Public Record Office, которые содержат как протоколы заседаний кабинета, так и документацию ведущих ведомств, например, Форин Офис (Foreign Office Papers) и т. д.

4 R. H. Ullrnan. Anglo-Soviet Relations, 1917 - 1921. Vol. I. "Intervention and the War". Princeton. 1961; vol. II. "Britain and the Russian Civil War". Princeton - Oxford. 1968; vol. III. "The Anglo-Soviet Accord". Princeton - Oxford. 1972; M. Gilbert. Winston S. Churchill. Vol. IV. 1917 - 1922. L. 1975; R. R. James. Churchill: A Study in Failure 1900 - 1939. Harmondsworth (Engl.) 1973; R. G. Suny. The Baku Commune, 1917 - 1918. Princeton. 1972; J. S. Silverlight. The Victor's Dilemma. Allied Intervention in the Russian Civil War 1917 - 1920. N. Y. 1970; P. Kenez. Civil War in South Russia, 1918. The First Year of the Volunteer Army. Los Angeles. 1971; M. V. Glenny. The Anglo-Soviet Agreement, March 1921. "Journal of Contemporary History". L., vol. V, 1970, N 2, a. o.

стр. 78


ной англо-американской буржуазной историографии. При этом используются материалы английских архивов. Интересным источником являются также документы английской колониальной администрации в Индии за 1917 - 1922 годы5 . Взятые в целом новые документы позволяют детально проследить, как планировалась и развертывалась английская интервенция в Закавказье и Туркестане в 1918 г., раскрывая тесную ее связь с захватническими планами правящих кругов Англии в отношении Среднего Востока, показывают, как британское руководство стремилось нейтрализовать влияние идей Великого Октября и советской внешней политики на страны Востока, а также дают возможность полнее проиллюстрировать влияние колониальных интересов британского империализма как важного фактора, воздействовавшего на политику Англии в отношении Советской России в 1917 - 1920 гг. и позже.

Вскрывая классовые корни империалистической политики Англии, анализируя движущие мотивы антисоветского курса Лондона, причины активного участия его в интервенции против Советской России, В. И. Ленин отмечал и такую ее черту, как стремление к ослаблению, "раздроблению России"6 , вызванную тем, что в существовании сильного Российского государства британский империализм видел препятствие для своей экспансии в Европе и Азии. Особую заинтересованность в осуществлении интервенции против Советской России проявляла так называемая средневосточная группировка британской буржуазии, которая, целиком разделяя намерение Лондона устранить революционный очаг в России, связывала с интервенцией планы закрепления английского господства над районом Ближнего и Среднего Востока, отторжения Кавказа и Средней Азии от России, захвата нефтяных богатств Ирана, Месопотамии и Баку7 . Для прикрытия политики экспансии в этом регионе "средневосточные круги" и военно-политическое руководство Англии использовали тезис о необходимости "защиты подступов" к Британской Индии. В коалиционном правительстве Ллойд Джорджа в 1916 - 1922 гг. интересы "средневосточной группировки" представлял лорд - председатель Совета Керзон. Активными сторонниками колониальных захватов на Среднем Востоке проявили себя премьер-министр Ллойд Джордж и военный министр А. Милнер8 .

3 декабря 1917 г. было опубликовано воззвание Советского правительства к трудящимся мусульманам России и Востока, в котором излагались основные принципы внешней политики Советской республики и содержался призыв покончить с колониальным управлением9 . Правительство Англии срочно приняло меры, чтобы не допустить распространения в мире этого важного документа. Английский посол в Петрограде Дж. Бьюкенен 8 декабря от имени своего правительства выразил про-


5 Архив Института востоковедения АН СССР, ф. NAI. Foreign and Political Department. Persia Series и др. досье за 1917 - 1922 гг.

6 В. И. Ленин. ПСС. Т. 41, стр. 114.

7 В 1903 г. английский капитал начинает эксплуатацию нефтепромыслов в Иране, в 1913 г. Англия добивается предоставления ей монополии на добычу нефти в Кувейте, а летом 1914 г. Германия уступает ей 3/4 добычи месопотамской нефти (см. Г. Л. Бондаревский. Английская политика и международные отношения в бассейне Персидского залива (конец XIX - начало XX в.). М. 1968, стр. 490, 534 - 535). В те же годы английский капитал устремляется в Баку. В период первой мировой войны на долю Англии приходилось 60% всех капиталовложений в бакинские нефтепромыслы (R. G. Suny. Op. cit., p. 5). В годы первой мировой войны Англия предприняла энергичные усилия к утверждению своего господства на Ближнем и Среднем Востоке на обломках Турецкой империи, держала многотысячные армии на фронтах в Палестине, Месопотамии, интриговала с арабами (см. Е. А. Штейнберг. История британской агрессии на Среднем Востоке. М. 1951; см. также: E. L. Woodward. Great Britain and the War of 1914 - 1918. L. 1973, pp. 306 - 332).

8 В новом коалиционном правительстве Ллойд Джорджа, сформированном после выборов в конце 1918 г., Милнер получил пост министра колоний, а военным министром стал У. Черчилль.

9 "Документы внешней политики СССР". Т. I. М. 1957, стр. 34 - 35.

стр. 79


тест против подобного, по его словам, "неслыханного дела". В тот же день в Вашингтоне посол Англии в США лорд Рединг указывал в беседе представителю госдепартамента: "Вы, конечно, понимаете, что это дело исключительной серьезности, и британское правительство поручило мне обратиться к правительству Соединенных Штатов с тем, чтобы была проявлена полная бдительность против опубликования этого призыва в газетах и для недопущения передачи его по телеграфу и, насколько возможно, по почте"10 .

Английские правящие круги не без оснований опасались воздействия на страны Востока провозглашенных Советской республикой принципов внутренней и внешней политики. Английский посланник в Тегеране Ч. Марлинг признавал в телеграмме в Лондон 26 февраля 1918 г.: "Отказ большевиков от иностранных долгов и конфискация ими иностранной собственности являются великолепным примером для экстремистов"11 . Спутали карты английской дипломатии и разрыв Советским правительством и опубликование им тайных договоров, заключенных царской Россией с другими державами Антанты, в частности с Англией. Эта акция способствовала разоблачению английских колонизаторов в странах Востока. Марлинг сообщал из Тегерана 5 декабря 1917 г.: "Доверие персов постепенно подрывается после опубликования соглашения 1907 года12 и не может теперь быть полностью восстановлено"13 .

Английский империализм был вдвойне заинтересован в территориях Юга России: как в базе для антисоветских действий и как в районе, непосредственно прилегавшем к Индии и другим колониям Англии на Востоке. Как явствует из составленного в 1922 г. обзора английского МИД, посвященного событиям в Закавказье в 1917 - 1921 гг.14 , британское правительство со второй половины 1917 г. перешло к прямой поддержке сепаратистского движения буржуазных националистов. В этом документе указывается, что еще в сентябре 1917 г., прежде чем провозгласить так называемую Федеративную Закавказскую республику, делегация националистов прибыла к английскому посланнику в Тегеран, чтобы через него войти в контакт с британским правительством "и, если возможно, заручиться его поддержкой". В Лондоне ухватились за столь удобный повод для проникновения в Закавказье, Англия обещала националистам финансовую помощь. Для этой цели в Хамадане (Иран) и Тифлисе были открыты специальные банковские счета15 .

Политика интервенции и экспансии была закреплена на англофранцузской конференции в Париже 22 - 23 декабря 1917 г., завершившейся заключением секретной конвенции, по которой Юг России был поделен на "сферы влияния" двух держав. Сразу же после заключения конвенции британский империализм приступил к энергичной подготовке интервенции. Задача создания ее южного плацдарма была использована также для полного подчинения Ирана. Воспользовавшись продолжавшимися действиями турецких войск в Закавказье, Англия оккупировала в марте - апреле 1918 г. всю территорию Ирана. Непосредственное осуществление интервенции в Закавказье и Туркестане возлагалось на отряд генерала Л. Данстервилля, который получил 24 декабря 1917 г.


10 R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 29.

11 Persia Series, Part XVIII, doc. 1, p. 1. Под "экстремистами" английские чиновники понимали национально-патриотическую часть иранской буржуазии и интеллигенции.

12 Имеется в виду англо-русская конвенция 1907 г., разграничившая "сферы влияния" Англии и царской России в Азии, в том числе в Иране.

13 Persia Series, Part XVI, doc. 68, p. 26.

14 Public Record Office. Foreign Office Papers, File 371/6280. doc. E 8378/8378/58. "Outline of Events in Transcaucasia from the Beginning of the Russian Revolution in the Summer of 1917 to April 1921" (далее - Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58)

15 Ibid., pp. 4 - 5.

стр. 80


задание "следовать по маршруту Багдад-Баку-Бухара"16 , и на отряд генерала У. Маллесона, следовавшего в Мешхед для дальнейшего продвижения в Советскую Среднюю Азию. Одновременно было принято решение о посылке в Ташкент миссии с разведывательной целью в составе бывшего английского генконсула в Кашгаре Маккартнея, подполковника Ф. Бейли и капитана Л. Блекера.

В конце марта 1918 г., по настоянию Милнера, при военном кабинете был образован "Восточный комитет", который стал координирующим центром всей военной и политической деятельности Англии в огромном районе, охватывавшем Ближний и Средний Восток, Кавказ и Среднюю Азию. Состав "Восточного комитета" варьировался, но почти неизменно в его заседаниях участвовали Керзон, министр иностранных дел А. Бальфур, его заместитель лорд Сесиль, постоянный заместитель министра иностранных дел лорд Гардинг, начальник имперского генштаба Г. Вильсон, министр по делам Индии Э. Монтегю, начальник военной разведки генерал-майор Дж. Макдонэ. В лице "Восточного комитета" имперские круги Англии и особенно "средневосточная группировка" получили мощный инструмент для реализации своих планов. Председателем комитета стал Керзон17 .

Однако, как свидетельствуют новые документы, полного единства по вопросу о методах действий на Востоке в британском руководстве не было. Керзон, Милнер и другие сторонники "forward Policy" требовали продолжения энергичной политики захватов. Колониальные же власти в Индии призвали Лондон во второй половине 1917 г. к проявлению определенной гибкости в отношении Ирана, опасаясь антиколониальных выступлений на Востоке под влиянием революционных событий в России18 . В телеграмме вице- короля Индии лорда Челмсфорда от 26 декабря 1917 г., которая явилась реакцией на заключение англо-французской конвенции от 23 декабря, было высказано решительное несогласие с курсом Лондона на интервенцию. В этом документе указывалось, что изменение политики, на чем настаивали английские власти в Дели, "исключается политикой правительства е. в. относительно Кавказа и Южной России". Вице-король предупреждал, что расширение английского вмешательства в Иране будет расценено в Индии и на Ближнем Востоке "как дальнейшая и неспровоцированная агрессия против исламского государства"19 . Однако к тому времени Лондон уже принял принципиальное решение об интервенции.

Современные буржуазные исследователи в подавляющем числе случаев повторяют фальсификаторскую версию, пущенную в ход британскими правящими кругами еще в 1918 г. и объясняющую интервенцию требованиями ведения войны с Германией и ее союзниками, задачей "восстановления Восточного фронта" и т. д.20 . Применительно к Среднему Востоку, буржуазные авторы повторяют официальную версию о том, что английская интервенция в Закавказье и Туркестане якобы имела своей целью "защиту" подступов к Индии от германо-турецких войск21 . Это утверждение опровергается документами английского правительст-


16 Денстервилль. Британский империализм в Баку и Персии в 1917 - 1918 гг. (Воспоминания). Тифлис. 1925, стр. 10.

17 R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 307.

18 Persia Series, Part XVI, Notes, pp. 42, 47; doc. 68, 88

19 Ibid., doc. 127, p. 67.

20 R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, pp. VII - VIII, X, 330; J. S. Silverlight Op. cit., pp. IX, 1; R. G. Suny. Op. cit., p. 274; E. L. Woodward. Op. cit., pp. 230, 438; G. A. Brinkle y. The Volunteer Army and Allied Intervention in South Russia 1917 - 1921. Notre Dame (Indiana). 1966, p. 55.

21 Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58, p. 6; Brig. General F. J. Moberly. History of the Great War Based on Official Documents. The Campaign in Mesopotamia 1914 - 1918. Vol. IV. L. 1927, pp. 104 - 105; E. L. Woodward. Op. cit.. pp. 439 - 440. R. H. Ullm a n. Op. cit. Vol. I, pp. 304 - 305; R. G. Suny. Op. cit., pp. 274 - 276.

стр. 81


ва. Так, отвечая 12 июля 1918 г. на телеграмму главнокомандующего англо- индийскими войсками генерала К. Монро, Милнер указывал: "Нет никаких свидетельств того, что существует угроза немедленного немецкого или турецкого наступления через Транс-Каспий"; продвижение Турции и Германии на Кавказе "носит преимущественно экономический, а не военный характер". Министр подчеркивал, что "безопасность Индии еще в течение длительного времени, кажется, не дает оснований для опасений". Отсюда следовал вывод: "Дерзкая политика на Востоке теми силами, какими мы располагаем, кажется наиболее надежной"22 .

Некоторые современные буржуазные историки оправдывают политику интервенции, рассматривая ее в контексте интересов Англии на Востоке. Такая трактовка встречается у Р. Сьюни и Э. Вудварда, и наиболее четко изложена американскими авторами Л. Фишером и Р. Ульманом23 . Последний рассматривает усилия Англии как результат "англо-русского соперничества в Азии", традиционного стремления Лондона к ослаблению России. Подобное выпячивание имперских амбиций Лондона призвано затушевать антисоветское острие интервенции. Налицо более тонкая фальсификация политики Англии. В свою очередь, правоконсервативные английские авторы пытаются отстоять официальную версию Лондона об интервенции на юге России. К. Эллис, в прошлом полковник английской разведки и участник интервенции в Туркестане в 1918 г., полемизируя с Ульманом, утверждает, что не правы те, кто видит в интервенции что-либо большее, чем "ограниченный военный ход"24 . Советские историки уже давно вскрыли подлинные мотивы правящих кругов Англии в развязывании интервенции, маскируемые фальшивой версией о ее "антигерманской" направленности25 .

Английские архивные документы подтверждают и антисоветский и захватнический характер интервенции Англии в Закавказье и Туркестане в 1918 году. Первоочередной целью отряда Данстервилля в Закавказье было свержение Советской власти и установление британского контроля в Баку. Вопрос об овладении нефтью Баку неизменно затрагивался в телеграфной переписке Данстервилля с военным руководством в Багдаде и Лондоне26 . Англия стремилась не допустить Германию или Турцию к закавказской нефти, намереваясь превратить Баку в собственное монопольное владение. В телеграмме военного министерства от 6 июля 1918 г., например, особо оговаривалось, что в случае подхода турок необходимо уничтожить нефтепровод, хранилище и нефтеперегонные установки, но не скважины27 . Долгосрочные интересы английских нефтяных монополий в Баку, таким образом, не терялись из виду. Британские правящие круги исходили при этом из того, что "экономическую жизнь (России. - С. Л.) может задушить по своему желанию любая держава, контролирующая нефтепромыслы"28 .

В военно-стратегическом плане Англия придавала первостепенное значение установлению своего господства над Каспием, который служил бы прикрытием ее завоеваний в Месопотамии, опорным пунктом для контроля над Кавказом, Персией, Средней Азией, отрезал Баку от России. Британский империализм имел в виду надолго закрепиться на


22 Persia Series, Part XX, doc. 324, p. 139.

23 R. G. Suny. Op. cit., p. 272; E. L. Woodward. Op. cit., p. 440; L. Fisher. Russia's Road from Peace to War. N. Y. 1969, pp. 13 - 14; R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 302.

24 C. H. Ellis. The Transcaspian Episode 1918 - 1919. L. 1963, pp. 12 - 13.

25 См., например: Л. Мирошников. Германская угроза Индии и английская экспансия в Иране в 1914 - 1920 гг. (ответ оппонентам). "Народы Азии и Африки", 1963, N 6; А. М. Матвеев. Английский полковник заметает следы (по поводу книги К. Эллиса "Закаспийский эпизод 1918 - 1919"). "История СССР". 1965, N 1.

26 Persia Series, Part XX, doc. 90, p. 37; doc. 201, pp. 87 - 88; doc 214, p. 93.

27 Ibid., doc. 260, pp. 113 - 114.

28 Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58, p. 2.

стр. 82


Каспии. В телеграмме Милнера от 28 июня 1918 г. в Багдад, где находилось командование английских войск в Месопотамии, подчеркивалось: "Правительство е. в. придает... важное значение овладению постоянным контролем над Каспием"29 . Англия намеревалась превратить в свои военно-морские базы Энзели и Красноводск, который рассматривался ею как ворота в Туркестан и Среднюю Азию. В телеграмме военного министерства Данстервиллю от 14 августа 1918 г. выделялась задача "постоянной оккупации Красноводска"30 .

Вторжению английских интервентов в Закавказье летом 1918 г. предшествовала подрывная работа разветвленной сети британских тайных агентов и полуофициальных представителей, которые в своих донесениях не делали секрета из своих симпатий к противникам Советской власти31 . В условиях расширения интервенции Антанты, Японии и США в России летом 1918 г. антисоветские интриги Англии в Баку усиливаются. Заговоры против Бакинской коммуны финансировались и направлялись вице-консулом А. Р. Макдонеллом и прибывшим к нему в помощь капитаном Р. Тиг-Джонсом из миссии Маллесона. Подрывная деятельность Англии осложняла обстановку в Баку, содействовала, а не противодействовала турецким планам на Кавказе.

Как известно, события 25 июля 1918 г., когда правым и соглашательским партиям удалось протащить на заседании Бакинского Совета резолюцию о приглашении англичан под предлогом защиты города от наступавших турецких войск, послужили началом контрреволюционного переворота, приведшего к свержению Советской власти в Баку и созданию там "диктатуры Центрокаспия". Английские документы свидетельствуют о причастности Англии к этому перевороту. В обзоре Форин Офис говорится: "Чтобы не сказать больше, революция (переворот. - С. Л.) готовилась для первой английской оккупации Баку и была согласована для этой цели"32 . Об этом же говорят и другие документы. В середине июля 1918 г., когда действия английских агентов и контрреволюционеров накалили обстановку в городе, Тиг-Джонс и Макдонелл в своих донесениях Маллесону в Мешхед подчеркивали, что положение в Баку стало "критическим". В телеграмме в Лондон 19 июля Маллесон резюмировал: положение большевиков в Баку "непрочно, и любые активные действия с нашей стороны почти наверняка предрешат их судьбу"33 . Первый английский военный отряд прибыл в Баку 4 августа 1918 г., а 7 августа Данстервилль приказал "поддержать, если необходимо, с использованием силы, диктатуру против большевиков". В свою очередь, военное министерство информировало его 14 августа, что в осуществлении антисоветских акций он может рассчитывать на полную поддержку34 . Добившись свержения Бакинской коммуны - оплота Советской власти в Закавказье, захватив суда военной флотилии, отряд Данстервилля задержал продвижение турецких войск лишь на месяц, а 14 сентября спешно ретировался в предвидении их нового наступления.

На протяжении весны - лета 1918 г. расширялась также английская интервенция в Туркестане35 . Документы, относящиеся к первой по-


29 Persia Series, Part XX, doc. 201, pp. 87 - 88.

30 F. J. Noberly. Op. cit. Vol. IV, p. 212; R. G. Suny. Op. cit., p. 328.

31 Persia Series, Part XVIII, doc. 112, p. 57; doc. 152, p. 76; Part XIX, doc. 55, p. 28; doc. 62, pp. 31 - 32.

32 Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58, p. 9.

33 Persia Series, Part XX, doc. 391. p. 167.

34 F. J. Moberly. Op. cit. Vol. IV, pp. 205 - 206, 213.

35 См. "Туркменистан в период иностранной военной интервенции и гражданской войны 1918 - 1920 гг.". Сборник документов. Ашхабад. 1957; "История Туркменской ССР". Т. 2 (1917 - 1957). Ашхабад. 1957; Ю. Н. Алескеров. Интервенция и гражданская война в Средней Азии. Ташкент. 1959; А. Х. Бабаходжаев. Провал английской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке (1918 - 1924 гг.). М. 1962; Ш. Ташлиев. Указ. соч.; Р. М. Эсеков. Большевистское подполье Закаспия. М. 1974.

стр. 83


лавине 1918 г., позволяют проследить за формулированием целей и подготовкой интервенции, выявить ее антисоветскую направленность. Английское правительство пристально следило за развитием обстановки в Советской Средней Азии. В апреле-мае 1918 г. на территории Закаспия тайно действовали офицеры разведки Джарвис, Гордон, а также агенты английского генконсула в Мешхеде полковника Редля36 . К середине мая белогвардейская "Туркестанская военная организация" (ТВО) вошла в контакт с англичанами через своих агентов в Иране.

Одним из первых изложений планов интервенции в Среднюю Азию является обзор Данстервилля от 20 мая 1918 г., адресованный главе военной разведки Англии. Данстервилль, находившийся тогда в Энзели, указывал, что представители белогвардейцев информировали его о плане объявить в июне 1918 г. власть генерал-губернатора над Туркестаном включая район Оренбург - Верный (ныне Алма-Ата) - Красноводск. "Это будет (выступление) в пользу союзников и старой России и против нынешнего русского правительства", - подчеркивал Данстервилль. Он далее сообщал, что белогвардейцы очень хотели бы добиться открытой поддержки "или временного покровительства Англии". Из телеграммы явствует, что Данстервилль тотчас поддержал планируемое антисоветское выступление, обещав контрреволюционерам "моральную" и финансовую помощь при выполнении следующих условий: 1) полное овладение военным и коммерческим флотом на Каспии; 2) контроль над Красноводском; 3) интернирование военнопленных (держав Четверного союза); 4) создание "для поддержания внутреннего порядка" ударной силы в 10 тыс. человек под командой специально отобранных офицеров37 .

В конце июня - начале июля 1918 г. английское правительство приняло окончательное решение об интервенции в Туркестан. 6 июля к английскому генконсулу в Мешхеде прибыл один из руководителей ТВО, генерал Джунковский, который уточнил сроки готовившегося выступления контрреволюционеров. Он просил направить к границе английский отряд и оказать ТВО финансовую помощь. Уже 8 июля главнокомандующий англо- индийскими войсками Монро телеграфировал в Лондон, что он отдал распоряжение выдать Джунковскому 2 млн. руб. и перебросить к русской границе отряд войск, ставя, таким образом, свое правительство перед свершившимся фактом. 12 июля военный кабинет санкционировал действия Монро38 .

В середине июля правые эсеры, находившиеся в связи с ТВО и англичанами, подняли мятеж в Закаспийской области и, свергнув Советскую власть в районе от Красноводска до Мерва (ныне г. Мары), образовали в Ашхабаде правительство - "Временный исполком" во главе с эсером Фунтиковым. Однако контрреволюционеры не имели опоры среди населения. Почувствовав шаткость своего положения, ашхабадское "правительство" приняло 29 июля решение обратиться к Маллесону за помощью39 . Со своей стороны Монро, указав, что падение Советской власти в Баку уже связало Англию с делом антибольшевизма, предоставил Маллесону полную "свободу рук"40 . 12 августа 1918 г. отряд Маллесона вторгся в Туркестан, начав открытую интервенцию против Советской республики в Средней Азии.

19 августа Маллесон и эсер Дохов подписали в Мешхеде протокол соглашения между Англией и закаспийским "правительством" об окку-


36 Persia Series. Part XIX, doc. 117, 187, 226, pp. 56, 87, 101.

37 Ibid. Part XX, doc. 192, pp. 83 - 84.

38 Ibid., doc. 176, p. 77; doc. 232, pp. 98 - 99; doc. 262, pp. 114 - 115; doc. 269, p. 117; doc. 332, p. 141.

39 См. "Туркменистан в период иностранной военной интервенции и гражданской войны", стр. 65.

40 R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 316.

стр. 84


пации области британскими войсками в обмен на финансовую и военную помощь. Соглашение имело ярко выраженный антисоветский характер. Оно заканчивалось следующей декларацией: "От имени правительства е. в., я, генерал-майор Маллесон, представляющий правительство е. в., гарантирую продолжение финансовой и военной помощи Закаспийскому правительству, пока оно находится у власти и продолжает ставить во главу своей политической программы восстановление порядка и подавление большевистских и турко- германских интриг и планов вторжения"41 . Таким образом, речь шла прежде всего о реставрации буржуазно-помещичьих порядков в Средней Азии. Текст этого документа разоблачает утверждения буржуазных авторов, отрицающих причастность к нему английского правительства и ссылающихся на то, что соглашение не получило "формальной санкции" правительства42 . Если бы Маллесон действительно превысил свои полномочия, правительство отозвало бы его. Этого, разумеется, не произошло.

Соглашение превращало Закаспий в британскую полуколонию. Англичане получали здесь право беспрепятственного использования железных дорог и телеграфа и размещали в Красноводске свой гарнизон. Интервенты и их марионетки установили в Закаспий режим свирепого террора. Именно в это время руками эсеров были расстреляны 26 бакинских комиссаров. Советские историки уже давно располагают документальными свидетельствами пособничества интервентов в совершении этого преступления43 . Однако, учитывая, что и поныне буржуазные историки прилагают старания, чтобы обелить палачей, целесообразно привести здесь английские документы, полностью разоблачающие эти фальсификации. Центральным доводом буржуазных авторов является утверждение, со слов Эллиса, о том, что в разговоре с Доховым 18 сентября Маллесон потребовал передать пленных комиссаров ему для отправки в Индию заложниками. Ульман делает вынужденное признание, что англичане могли предотвратить казнь - ведь от их военной поддержки зависело будущее ашхабадского правительства44 .

Новые документы позволяют восстановить картину английского соучастия в расправе над бакинскими комиссарами. Маллесон узнал об их прибытии в Красноводск от офицера разведки Бэттина 17 сентября 1918 года. В телеграмме Маллесона Монро от 18 сентября указывалось: "Я прошу ашхабадское правительство дать мне имена большевистских лидеров для передачи в Индию, так как в настоящее время их присутствие в Закаспий крайне опасно"45 . 21 сентября начальник генштаба в Дели Киркпатрик запросил разъяснений. Ответная телеграмма Маллесона от 23 сентября чрезвычайно важна: "Сообщают, что 26 большевистских экс-руководителей Баку расстреляны, а 5 или 6 малозначительных - пощажены. Я не могу выразить какого-либо мнения относительно законности, но, помимо этого, якобы совершенная казнь политически выгодна, поскольку означает, что ашхабадское правительство сожгло мосты в отношениях с большевиками... Ашхабадский комитет желал бы, чтобы казнь держалась в тайне, и она была осуществлена без шума"46 . Приведенный документ раскрывает заинтересованность интервентов в совершении казни и подтверждает детальную их осведомленность о ней, то есть неопровержимо доказывает ответственность Англии за совершен-


41 "Туркменистан в период иностранной военной интервенции и гражданской войны", стр. 93 - 96; Persia Series, Part XXII, doc. 3, pp. 3 - 5.

42 C. H. Ellis. Op. cit., pp. 42 - 44; R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 317.

43 См. "Последние дни комиссаров Бакинской Коммуны". По материалам судебных процессов составил А. С. Букшпан. Баку. 1928.

44 С. Н. Ellis. Op. cit., pp. 45 - 55; R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, pp. 321, 324.

45 R. G. Suny. Op. cit., p. 328. Сьюни цитирует документ, хранящийся в Public Record Office.

46 NAI. "Measures taken with a View to Securing the Release of LtCoI. F. M. Bailey from the Bolsheviks at Tashkend", doc. 8 (Prov. N 40), p. 2.

стр. 85


ное с ее ведома злодеяние. В этом убеждают и другие документы. Предложение взять бакинских комиссаров в заложники было высказано не Маллесоном, а Киркпатриком в телеграмме от 24 сентября, когда в ставке вице-короля в Дели только что узнали об аресте в Ташкенте английского разведчика подполковника Бейли. Киркпатрик приказал Маллесону немедленно взять под свой контроль "пленных большевиков, о которых упоминалось в вашей телеграмме от 18 сентября, чтобы держать их заложниками"47 . Иначе говоря, между 18 и 23 сентября никаких предложений или дополнительных сообщений Маллесоном сделано не было. Телеграмма же его от 23 сентября, по-видимому, еще не была расшифрована в Дели. Получив 24 сентября приказ начальника генштаба, Маллесон в тот же день телеграфировал, что "упомянутые лица, как сообщают, уже казнены"48 .

Документы обличают английских интервентов как покровителей белогвардейского режима, державшегося с помощью их штыков. В письме- отчете вице-королю Индии от 12 октября 1918 г. о деятельности "миссии" в Туркестане Маллесон писал: "Они (ашхабадские марионетки. - С. Л.) в целом глубоко понимают, насколько полностью они зависят от нас. Если бы не наша интервенция в августе, в то время когда большевики стремительно наступали на Ашхабад и Красноводск, эфемерный Закаспийский Совет давно бы уже прекратил существование, а его основные члены были расстреляны или скрывались бы на территории Персии"49 . Почему же Англия продолжала поддерживать этот режим и после окончания войны против Германии 11 ноября 1918 года? Ответ дает телеграмма за подписью министра по делам Индии Монтегю лорду Челмсфорду от 15 ноября 1918 г., в которой формулируется суть интервенции: "Наши интересы требуют, чтобы мы устранили большевизм из районов к востоку от Черного моря"50 .

Между тем борьба с интервентами и белогвардейцами в Средней Азии усиливалась. В октябре 1918 г. они понесли тяжелые потери51 . Осенью 1918 г. была раскрыта и разгромлена ТВО, на которую англичане возлагали большие надежды, а в январе 1919 г. окончилось провалом и подготовленное с их помощью контрреволюционное выступление в Ташкенте. Одновременно Красная Армия, разгромив войска атамана Дутова под Оренбургом, восстановила связь Советского Туркестана с центром страны. В апреле 1919 г. британские интервенты были вынуждены оставить Ашхабад. Это было серьезным ударом по позициям Англии на Среднем Востоке.

Однако если из Туркестана Великобритания была вынуждена убрать свои войска, то в Закавказье она расширила свою интервенцию, воспользовавшись окончанием в ноябре 1918 г. мировой войны. В конце 1918 г., вскоре после заключения перемирия с Турцией, английские войска численностью около 20 тыс. человек - значительно большей, чем держала Англия на других фронтах интервенции, - оккупировали Закавказье. Интервенты подпирали своими штыками буржуазно-националистические "правительства" Грузии, Азербайджана и Армении, установили здесь жестокий террор и приступили к хищническому разграблению природных богатств края52 .

События 1917 - 1921 гг. разворачивались как бы в двух взаимосвязанных направлениях: с одной стороны, возрастали притязания британского империализма в этом регионе (получившие наиболее полное выра-


47 Ibid., doc. 9 (Prov. N 41), p. 3.

48 Ibid., doc. 10 (Prov. N 42), p. 3.

49 Persia Series, Part XXII, doc. 193, p. 91.

50 R. H. Ullman. Op. cit. Vol. I, p. 326.

51 Persia Series, Part XXII, doc. 103 - 104, pp. 50 - 51; doc. 174, p. 82; doc. 208 - 209, pp. 99 - 100.

52 Достаточно откровенное признание на этот счет содержится в упоминавшемся нами документе Форин Офис ("Foreign Office Papers", doc. E 8378/8378/58, p. 11).

стр. 86


жение в решениях конференции Антанты в Сан-Ремо и в Севрском договоре в 1920 г., с другой - активизировалась борьба Красной Армии против интервентов и белогвардейцев и усиливалось национально-освободительное движение народов Востока. Уже в 1919 г. по планам английского империализма был нанесен ряд тяжелых ударов. Поражение интервентов и белогвардейцев в Туркестане стало важным фактором, изменившим обстановку на Среднем Востоке. Англо-афганская война 1919 г. также закончилась крахом попыток англичан навязать свое господство афганскому народу53 .

Потерпела провал и британская интервенция в Закавказье. Позиции интервентов с самого начала осложнялись серьезными внутренними противоречиями в английской политике, дуализмом мотивов, которыми обосновывалась интервенция. Это было противоречие между курсом на поддержку белогвардейцев и восстановлением в их лице старой России, которая была бы "дружественно" настроена к Англии, и одновременными попытками ослабить Россию, в данном случае - отторгнуть от нее Закавказье, поддерживая с этой целью сепаратистские устремления местных буржуазных националистов, что шло вразрез с великодержавной программой белогвардейцев.

В английских правительственных кругах, как свидетельствуют дебаты кабинета относительно поддержки Деникина летом 1919 г., не было единства взглядов по этому вопросу. Иную, чем остальные министры, позицию занимал Черчилль, считавший, что лучшей защитой британских интересов, в том числе колониальных, было бы свержение Советской власти. Поэтому, полагал он, должны иметь безусловный приоритет интересы антисоветской борьбы (то есть поддержки белых). Однако восстановлению позиций России в Закавказье решительно воспротивился Керзон. "Деникин, - говорил он на заседании кабинета 29 июля 1919 г., - представляет старую русскую партию и желает раздавить маленькие республики на Кавказе, которые мы поддерживаем". Ллойд Джордж так же, как и Керзон, доказывал, что неразделенная Россия "будет смертельной опасностью" для Британской империи и даже "для всеобщего мира". На заседании кабинета 25 июля 1919 г. он заявил, что "весьма обеспокоен тем, что единая Россия будет огромной угрозой для нас на Востоке"54 .

Эти расхождения в английском руководстве ослабляли интервенционистскую политику Великобритании. Как признают авторы обзора Форин Офис, "изменчивая ситуация в России" мешала англичанам проводить четкую политику в Закавказье, вынуждала Лондон "осторожно продвигаться" в реализации планов его отторжения55 . Серьезным ударом по замыслам британских колониальных кругов явилась эвакуация английских войск из Закавказья в конце 1919 года. Несмотря на энергичные демарши Керзона, правительство в июле 1919 г. подтвердило решение вывести оттуда свои войска. Это вынужденное решение было принято в рамках общего перехода правящих кругов Англии от прямой антисоветской интервенции в России к косвенной и свидетельствовало о провале интервенционистской политики.

Вместе с тем из английских документов явствует, что решение о выводе британских войск из Закавказья было принято английским правительством с учетом развивавшегося тогда наступления Деникина, которое "обещало завершиться успехом", и в Лондоне, уступая нажиму военного ведомства, сочли неразумным заранее ущемлять на Кавказе интересы белой России56 . Посланная в августе 1919 г. в Тифлис военно-


53 Н. А. Халфин. Провал британской агрессии в Афганистане (XIX век - начало XX века). М. 1959.

54 Цит. по: J. S. Silverlight. Op. cit, pp. 264 - 266.

55 Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58, pp. 12, 14.

56 Ibid., pp. 13 - 14.

стр. 87


дипломатическая миссия Дж. Уордропа (его сменил в начале 1920 г. Г. Льюк) продолжила политику поддержки Деникина с одновременной "защитой британских интересов" в Закавказье. Благосклонное отношение к занятию деникинскими войсками Дагестана, передача Деникину каспийской военной флотилии и вмешательство в конфликт деникинцев с Грузией в 1919 г. на стороне белогвардейцев вызывали, по признанию авторов обзора, "яростное недовольство" местных националистов57 . В то же время "посредничество" Лондона было расценено белогвардейскими лидерами как попытка Англии "узурпировать" права на Кавказ, что в действительности и имело место. Двуличная британская политика вызвала недоверие к англичанам и у белогвардейцев и у буржуазных националистов, обвинивших Лондон в преследовании "эгоистичных интересов"58 .

Разгром Красной Армией Деникина в конце 1919 - начале 1920 г. и ее выход к Кавказу радикальным образом изменили военно-политическую обстановку. Этот разгром означал существенный сдвиг в расстановке классовых сил на Кавказе и на Ближнем Востоке, вызвал новый подъем революционного и освободительного движения в регионе, положил конец британской интервенции в Закавказье.

Успехи, которые советский народ одержал на фронтах гражданской войны, сыграли решающую роль в ограждении права народов Востока на независимое существование. Действия Англии представляли для них реальную угрозу. Так, оккупировав в 1918 г. территорию Ирана, британские империалисты превратили ее в плацдарм антисоветской интервенции с юга, а теперь добивались закрепления своего господства здесь. "Сейчас же после заключения мира, - отмечал Ленин в июле 1919 г., - империалисты занялись дележом колоний: Англия забрала Персию"59 . В августе 1919 г. Великобритания навязала Ирану неравноправный договор, фактически превращавший его в английский протекторат60 . В комментариях членов английской колониальной администрации в Индии признавалось, что условия договора привязывали Иран к Англии в финансовой и военной области и что "эффект" от предложенных англичанами реформ "будет направлен в сторону ограничения политической власти персов, а деньги, полученные посредством займа (от Англии), будут использоваться только на осуществление этих реформ"61 .

При заключении соглашения Англия применила испытанные приемы своей империалистической политики, прежде всего широкий подкуп. Архивные документы показывают, насколько продажной была группировка британских ставленников в Иране, действуя через который Керзон пытался добиться своей цели62 . Другим испытанным средством британской дипломатии была попытка купить расположение господствующей верхушки Ирана, приобщив ее к английской политике захватов. В этом состоял смысл предложения заключить секретное дополнительное соглашение к англо-иранскому договору. В ст. 2 проекта соглашения, переданного по телеграфу вице-королю в Дели специальным советником английского посольства П. Коксом из Тегерана 10 апреля 1919 г. Англия соглашалась "непредвзято изучить" пожелания иранского правительства относительно "ректификации границ" и обещала оказать помощь в достижении этих целей. Англия намеревалась предоставить Ира-


57 Ibid., p. 15.

58 Ibid., pp. 14 - 15, 20. В работах некоторых буржуазных исследователей также признается провал английской политики в отношении Закавказья (см.: P. Kenez Op. cit., p. 251; R. H. Ullman. Op. cit. Vol. II, pp. 224 - 232).

59 В. И. Ленин. ПСС. T. 39, стр. 110.

60 См. Л. И. Мирошников. Английская экспансия в Иране. М. 1961; М. Н. Иванова. Национально-освободительное движение в Иране в 1917 - 1922 гг. М. 1961.

61 Persia Series, Part XXV, Notes, pp: 10, 19.

62 Ibid., Notes, p. 29.

стр. 88


ну "часть территории" за счет России и Турции, - "при установлении границ Армении, Грузии, Азербайджана и Туркестана"63 .

Английские империалисты понимали, что провал интервенции против Советской России подрывал их захватническую политику на Ближнем и Среднем Востоке, осложнял задачу удержания колониального господства над народами Индостана. Поэтому борьба против Советской России продолжала оставаться в центре британской политики, но формы ее стали разнообразнее. Первостепенная задача английской дипломатии заключалась в "локализации" последствий разгрома интервентов и белогвардейцев в России. Великобритания пыталась отстоять плацдарм для подготовки и нанесения новых ударов по Советской России, упорно добивалась создания враждебных антисоветских государств с тем, чтобы помешать распространению революционизирующего влияния Великого Октября на свои колониальные владения в Азии и Африке.

Весной 1920 г. важное значение приобрел вопрос об английских войсках, еще остававшихся в Батуме64 и Энзели, иранском порту на Каспии. Британские империалисты пытались превратить эти пункты в базы для антисоветских интриг на Черном море, в Закавказье и на Каспии. В ходе обсуждения данного вопроса английским правительством 5 и 21 мая 1920 г. Керзон решительно настаивал на сохранении английских гарнизонов. Аналогичной позиции придерживались британские власти в Индии. В документе, подготовленном ими в январе 1920 г., указывалось, что Англия "может сделать очень много в подрыве военной мощи большевиков, захватив контроль над Каспием"65 . 18 мая 1920 г. в Энзели высадился советский десант, который освободил от укрывшихся здесь белогвардейцев Каспийскую военную флотилию, заставил англичан капитулировать и эвакуироваться из Энзели. В этих условиях британское правительство было вынуждено 21 мая 1920 г. принять решение о выводе своих войск из Северного Ирана66 . События в Энзели укрепили позиции патриотических сил Ирана в борьбе против навязанного Англией кабального статуса и явились еще одним ударом по престижу Британской империи.

Ближний и Средний Восток оказался в то время одним из самых чувствительных регионов для Англии. Само присутствие Советской России в непосредственной близости от британских владений, не говоря уже о влиянии принципиально новой внешней и национальной политики Советского государства на страны Востока, рассматривалось английскими империалистами как ущемление их интересов, угроза их колониальному правлению в Азии. Прилагая всяческие усилия для того, чтобы устранить эту "угрозу", предъявляя претензии по этому поводу к Советской России, британские правящие круги превратили вопрос о сохранении своих "особых интересов" на Ближнем и Среднем Востоке в один из ключевых пунктов переговоров с Советским правительством в 1920 году67 . Эти требования серьезно осложнили достижение англо-советского соглашения 1921 г., установление и поддержание нормальных отношений между двумя странами и в последующие годы.

Правительство Ллойд Джорджа предприняло попытку использовать англо- советские переговоры в своих интересах. Требуя "прекращения антибританской деятельности", английская дипломатия стремилась сор-


63 Ibid., doc. 51, pp. 25 - 26; Notes, p. 19.

64 См. Б. Е. Штейн. "Русский вопрос" в 1920 - 1921 гг. М. 1958; В. И. Маргелашвили. Из истории английской оккупации Аджарии (1918 - 1920 гг.). Батуми. 1973.

65 NAI. "Bolshevic Menace to Persia", Part I, Oct. 1921; Notes, p. 6.

66 M. Gilbert. Op. cit., p. 398.

67 Подробнее об англо-советских переговорах см.: Р. Ф. Карпова. Заключительный этап англо-советских переговоров 1920 - 1921 гг. "Вестник" Ленинградского университета, 1962, N 14; С. В. Лавров. Борьба в политических кругах Великобритании вокруг англо-советских переговоров 1920 - 1921 гг.

"Вопросы истории", 1977, N 6.

стр. 89


вать установление дружественных отношений между Советской Россией и ее южными соседями - Турцией, Ираном, Афганистаном, изолировать страны Востока и Советское государство друг от друга. Особую тревогу Лондона и его колониальных властей в Дели вызывала, как свидетельствуют документы, перспектива установления дружественных отношений между РСФСР и Афганистаном. Это нарушило бы захватнические планы Англии в отношении Средней Азии и Афганистана, от которых она не отказалась, даже потерпев поражение в ходе открытой интервенции.

Англия прежде всего стремилась сорвать успешное завершение афгано- советских переговоров, которые велись с октября 1919 г., и заключение между двумя странами договора о дружбе. "Наша политика, - говорилось в телеграмме Челмсфорда в Лондон 7 июня 1920 г., - должна заключаться в том, чтобы разъединить большевиков и афганцев"68 . С этой целью администрация вице-короля выдвинула 21 мая 1920 г. на рассмотрение правительства "соображение о желательности прийти к соглашению с большевиками относительно Афганистана". В телеграмме Челмсфорда 31 мая 1920 г. откровенно указывалась цель такого маневра - по мнению английского руководства в Дели, следовало "предупредить подобное (афгано-советское. - С. Л.) соглашение нашим собственным". Суть его сводилась бы к отказу Советской России от каких-либо отношений с Афганистаном без "согласования" с Англией69 . Хотя предложение вице-короля вызвало интерес Монтегю и Керзона, британское правительство решило, однако, добиваться противодействия афгано-советским переговорам другими путями.

Одним из важных инструментов антисоветской политики Англии на Ближнем и Среднем Востоке стала широкая пропаганда против Советской России. Примером такой активной деятельности является распространение британскими властями Индии в 1920 - 1921 гг. специально подготовленного в Лондоне антисоветского памфлета. Это мероприятие было задумано как крупная пропагандистская акция. В секретных английских досье указывается, что предполагалось не только широкое использование этого материала на границах с Индией, но и рассылка его "также в Персию и Месопотамию"70 и другие сопредельные районы. Распространение памфлета было начато в июле 1920 года71 . Всего было разослано в Индии 960 копий, дополнительно запрошено 744 копии для английских генконсулов в Кашгаре (Синцзян), Мешхеде (Иран) и 400 копий для британского политического резидента в Персидском заливе. Примечательно, что 30 июня 1920 г. английское правительство сформулировало в памятной записке Советскому правительству четыре условия соглашения с Советской Россией, первым из которых было взаимное обязательство "воздерживаться от враждебных действий друг против друга и от ведения какой-либо официальной пропаганды, прямой или косвенной, против учреждений другой стороны"72 . Примечательно и то, что решение прекратить печатание дополнительных копий антисоветского памфлета было принято лишь в январе 1922 г.73 , то есть почти год спустя после заключения англо-советского соглашения 16 марта 1921 года. Это было грубым нарушением духа и буквы соглашения, в котором правительства Англии и РСФСР взяли на себя обязательство не вести какой-либо официальной пропаганды друг против друга за пределами своих границ74 .


68 NAI. "Frontier A. December 1920", doc. 17, p. 8.

69 Ibid., doc. 14, p. 6; doc. 16, p. 7.

70 NAI. "Mid-Asia. Russian Affairs, 1923", File 48 "Distribution in English, Persian, Urdu and Arabic of Copies of Mr. E. Candler's Pamphlet on Bolsheviks", p. 1.

71 NAI. "Mid-Asia". File 48, p. 32; NAI. "External - B. November 1922". doc. 53, 58.

72 См. "Документы внешней политики СССР". Т. П. М. 1958, док. 403, стр. 596.

73 NAI. "Mid-Asia". File 48, p. 36.

74 "Документы внешней политики СССР". Т. III. М. 1959, док. 344, стр. 608.

стр. 90


Одновременно британский империализм стремился сохранить плацдарм для антисоветских интриг в Закавказье. Англия активизировала в 1920 г. усилия, направленные на отторжение его от Советской России. Об этом свидетельствовали решения держав Антанты в январе 1920 г. признать де-факто буржуазные "правительства" Грузии, Армении и Азербайджана и предоставить им значительное количество оружия и снаряжения75 . Лондон всячески препятствовал нормализации отношений Грузии и Армении с Советской Россией и образовавшейся в апреле 1920 г. советской республикой в Азербайджане, подталкивал их к провоцированию вооруженных конфликтов. Особая роль при этом отводилась дашнакской Армении, которую Англия и другие державы Антанты использовали также в целях давления на Турцию. В мае - июле 1920 г. дашнакское правительство отказывалось, по признанию авторов обзора Форин Офис, от заключения договора с РСФСР, "имея перспективу скорого получения поставок оружия и снаряжения от Англии". Когда же 1 августа Армения заключила с РСФСР предварительный мир, завершивший развязанные дашнаками военные действия против Красной Армии в спорных районах между Арменией и Советским Азербайджаном, из Лондона дашнакскому правительству был направлен протест, переданный главой английской миссии в Закавказье Г. Льюком76 .

К концу 1920 г, в английской политике усиливается тенденция к заигрыванию с Турцией и заключению сделки с ней на антисоветской основе, к созданию, как отмечают авторы обзора Форин Офис, "буферного" мусульманского государства в Закавказье и в Средней Азии, враждебного большевизму, - "магометанского блока под турецким руководством"77 . В таких условиях искусственное обособление Армении от Советской России не могло не служить приглашением реакционно-националистическим кругам в Анкаре к агрессии в Закавказье, что неизбежно привело бы к прямому столкновению Турции с Советской Россией. Влиятельные деятели в Лондоне, в частности начальник генерального штаба Г. Вильсон, генерал У. Туэйтс, а также Монтегю и Черчилль выступили за контакты с кемалистами, опасаясь, что одна только "твердая" линия Англии по отношению к турецкому национально- освободительному движению, возглавляемому М. Кемалем, чревата усилением в кемалистском руководстве ориентации на союз с Советской Россией и углублением антагонизма к Англии в мусульманских странах Востока78 . В меморандуме кабинету 23 ноября 1920 г., например, Черчилль писал: "Мы должны договориться с Мустафой Кемалем и заключить хороший мир с Турцией, который укрепит наши позиции и интересы в Константинополе и ослабит давление на нас в Египте, Месопотамии, Персии и Индии". В письме лорду Дерби, английскому послу в Париже, 21 декабря 1920 г. он указывал: "Мы должны использовать Мустафу Кемаля и примиренную (с Англией. - С. Л.) Турцию как барьер против большевиков"79 .

Именно в надежде использовать реакционные элементы в кемалистском движении, мечтавшие о захвате Закавказья и выступавшие против установления тесных отношений с РСФСР, английское правительство предприняло ряд маневров. В феврале 1921 г., когда одновременно с приездом турецкой делегации в Москву в Лондон прибыла другая турецкая делегация во главе с министром иностранных дел Бекир Самибеем, представителем правых кругов кемалистов, Ллойд Джордж заявил ему о готовности Англии передать под турецкий протекторат все За-


75 "Documents on British Foreign Policy 1919 - 1939". First Series. Vol. II. L. 1948, doc. 65, pp. 796 - 797; doc. 77, pp. 922 - 925.

76 Foreign Office Papers, doc. E 8378/8378/58, pp. 23, 24.

77 Ibid., pp. 21 - 22.

78 M. Gilbert. Op. cit., pp. 488, 498, 501.

79 Цит. по: M. Gilbert. Op. cit., pp. 497, 501.

стр. 91


кавказье, включая нефтепромыслы Баку80 . Этим провокационным предложением Лондон рассчитывал сорвать советско-турецкие переговоры о заключении договора о дружбе и сотрудничестве и натравить Турцию против Советской страны, поощрив ее на захват Закавказья.

Предпринимая антисоветские комбинации на Востоке, Англия старалась навязать свои требования и в ходе англо-советских переговоров. Приняв 18 ноября 1920 г., после острой внутренней борьбы, принципиальное решение поручить министру торговли Р. Хорну "заключить торговое соглашение с Россией"81 , английское правительство, однако, заметно ужесточило свою позицию на переговорах, добиваясь максимальных уступок от советской стороны. По настоянию комиссии в составе Керзона, Черчилля и Монтегю, в проект соглашения, врученный Р. Хорном Л. Б. Красину 29 ноября, было включено, в частности, одностороннее требование к Советскому правительству не вести враждебной деятельности и пропаганды "против британских интересов или Британской империи, особенно в районах Кавказа и Малой Азии, Персии, Афганистана и Индии"82 . Разумеется, подобные требования были заведомо неприемлемы для советской стороны.

Но и на этот раз английские правящие круги допустили явный просчет. В Иране движение против оккупантов и в пользу развития отношений с Советской Россией оказалось сильнее упорного желания Керзона добиться ратификации англо-иранского договора. Сменявшие друг друга правительства британских ставленников не решались пойти на такой шаг и не смогли помешать и успешному завершению советско-иранских переговоров. 26 февраля 1921 г. был подписан советско-иранский договор, а англо-иранский договор 1919 г. в тот же день был аннулирован правительством Ирана83 . В Афганистане, несмотря на противодействие Англии (в январе 1921 г. англичане предложили заключить англо-афганское соглашение, основное требование которого сводилось к недопущению подписания советско-афганского договора), общность интересов Советской России и Афганистана в борьбе против империализма оказалась сильнее, и 28 февраля 1921 г. был утвержден советско- афганский договор о дружбе. Англии не удалось сорвать и советско-турецкие переговоры, возобновившиеся 26 февраля 1921 г. и завершившиеся подписанием 16 марта 1921 г. советско-турецкого договора84 .

Договоры, заключенные в 1921 г. Советской Россией с Ираном, Афганистаном и Турцией, обеспечивали безопасность южных границ нашей страны, свидетельствовали о провале политики Англии по созданию антисоветского блока на Востоке. Они значительно укрепляли независимость и безопасность соседних стран Востока, усиливали их позиции перед лицом империалистических держав. Эти договоры выбили почву из-под претензий Керзона и других крайних империалистов в британском руководстве представлять Ближний и Средний Восток сферой "особых интересов" Англии, сорвали экспансионистские планы британского империализма в этом районе. Поражение Англии было одной из важнейших причин, заставивших ее правящие круги поторопиться с завершением англо-советских переговоров и подписанием соглашения с Советской Россией в марте 1921 года.


80 См. "История внешней политики СССР". Т. I., стр. 145 - 146. К этому времени Советская власть победила не только в Азербайджане, но и в Армении (29 ноября 1920 г.), а 25 февраля 1921 г. и в Грузии.

81 Public Record Office. Minutes, Cabinet 62/80, 18 November 1920, Cab. 23/23, p. 102.

82 "Documents on British Foreign Policy 1919 - 1939", First Series. Vol. VIII. L. 1958, pp. 869 - 870.

83 "История внешней политики. СССР". Т. I, стр. 136, 138.

84 "Документы внешней политики СССР". Т. III, док. 309, стр. 550 - 553; док. 342, стр. 597 - 607.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОЛИТИКА-АНГЛИИ-НА-КАВКАЗЕ-И-В-СРЕДНЕЙ-АЗИИ-В-1917-1921-ГОДАХ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. В. ЛАВРОВ, ПОЛИТИКА АНГЛИИ НА КАВКАЗЕ И В СРЕДНЕЙ АЗИИ В 1917-1921 ГОДАХ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОЛИТИКА-АНГЛИИ-НА-КАВКАЗЕ-И-В-СРЕДНЕЙ-АЗИИ-В-1917-1921-ГОДАХ (date of access: 14.08.2020).

Publication author(s) - С. В. ЛАВРОВ:

С. В. ЛАВРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1011 views rating
10.02.2018 (916 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
22 hours ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
5 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Дагестан и Древняя Русь
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
"Кавказские" и "русские" полки в начале XIX в. на Кавказе
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Демидовский временник: исторический альманах. Книга II
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Роль российских императоров в создании военных знамен
5 days ago · From Россия Онлайн
31 мая газета «South China Morning Post», сославшись на военный источник при Народно-освободительной армии (НОАК), раскрыла информацию о том, что Пекин начал разрабатывать план создания зоны идентификации ПВО (ADIZ) в Южно-Китайском (Восточном море) с 2010 года. В том же году Китай заявил, что рассматривает возможность применения аналогичных мер по контролю воздушного пространства в Восточно-Китайском море, и этот шаг подвергся широкой критике всего мирового сообщества.
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением будем решать вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом. Есть предположение, что потенциал взаимодействия всех масс Вселенной равен квадрату скорости света.
Catalog: Физика 
13 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·93 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОЛИТИКА АНГЛИИ НА КАВКАЗЕ И В СРЕДНЕЙ АЗИИ В 1917-1921 ГОДАХ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones