Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8345

Share with friends in SM

PAUL-BONCOUR J. Entre deux guerres. Souvenirs sur la III-e Republique. Vols. I, II, III. 1877 - 1940. Paris. 1945 - 1946. 1062 p.

За последние два года появился ряд мемуаров французских политических деятелей и дипломатов, позволяющий с большей отчётливостью представить себе картину последних лет существования Третьей республики.

В ряду этих мемуаров особое место занимает рецензируемая книга Жозефа Поль-Бонкура. Автор её двадцати шести лет вступил на поприще политической деятельности - сначала в качестве скромного секретаря Вальдека Руссо и потом Вивиани, а с 1909 г. - как депутат от департамента Луар и Шер. Поль-Бонкур участвовал в ряде министерств в качестве министра труда (1911 г.), военного министра (1932 г.), министра иностранных дел (декабрь 1932 г. - февраль 1934 г.; март-апрель 1938 г.); в конце 1932 г. и в начале 1933 г. он был премьер-министром. Но основной ареной деятельности Поль-Банкура являлась Лига Наций, в (которой он был до последней минуты её существования постоянным делегатом Франции. Благодаря

стр. 135

этому Поль-Бонкур всё время находился в гуще международных событий, имел возможность близко познакомиться с иностранными политическими деятелями и следить за ходом внешней политики Франции, не будучи оторванным от внешнеполитического курса других стран.

Ценность мемуаров как исторического источника определяется, как известно, осведомлённостью их автора, его правдивостью и уменьем глубоко анализировать события. Если в первом из этих качеств Поль-Бонкуру отказать нельзя, то в прочих ему остаётся пожелать многого. Поль-Бонкур не решился нарисовать перед читателем правдивую картину дипломатической борьбы, в частности в Лиге Наций. Чуть-чуть приоткрыв завесу над тёмными делами, которые творились там зимой 1939 - 1940 гг., он тут же стыдливо опустил её. Анализ событий, сделанный Поль-Бонкуром, неглубок. У читателя создаётся впечатление, что автор с известным равнодушием относится к великим событиям, свидетелем которых он был.

В центре внимания Поль-Бонкура, особенно в первом и во втором томах, стоит не Франция, не исторические события того времени, а он сам, Жозеф Поль-Бонкур, его "концепции", его взгляды и, конечно, его карьера. Характеристики политических и государственных деятелей в "Воспоминаниях" многословны, но не ярки. Главное внимание обращено на отношение этих лиц к Поль-Бонкуру. Вместо кратких и чётких характеристик приведены туманные многословные рассуждения. Блестящий оратор старой школы, Поль-Бонкур оказался плохим стилистом. Мемуары сильно растянуты. Как видно, долгое пребывание в Женеве приучило автора к многословию. Но в длинных рассуждениях Поль-Бонкура нет и следа знаменитого галльского остроумия.

Жозеф Поль-Бонкур представляет собой законченный тип правого социалиста-министериалиста, эволюционирующего к фашизму, хотя слово "демократия" принадлежит к числу его излюбленных слов. О своём стремлении сделать карьеру он говорит прямо: "Без лицемерия и ложной скромности, я не скрываю, что желаю власти" (т. II. стр. 116), "Я не обладаю лицемерным смирением, чтобы не желать власти" (т. II, стр. 273). Как почти все карьеристы во Франции, он начал с социалистической партии. Галифе говорил ему: "Мой милый, вы правы. Если бы я начинал вновь свою карьеру, я бы стал социалистом!" Но и к социалистам Поль-Бонкур пришёл не сразу и с оговорками. Ряд обстоятельств, пишет он, препятствовал ему вступить в социалистическую партию: претивший ему как католику резкий антиклерикализм социалистов и их антимилитаризм. "Поэтому я был не членом, а сочувствующим независимым социалистом" (т. I, стр. 66).

Но началась империалистическая война. Французские социалисты-оппортунисты, как и их собратья в других странах, выступили на защиту отечественного империализма и вотировали военные кредиты. В 1916 г. Поль-Бонкур вступил в социалистическую партию. Он оставался в ней вплоть до 1931 г., когда Турский конгресс вынес декларативное решение об отказе социалистов от национальной обороны в условиях капиталистического режима. Поль-Бонкур вообразил, что это означает альтернативу: либо дальнейшая политическая карьера либо пребывание в социалистической партии. Он выбрал первое. Не чувствуя, что это прозвучит как ирония, Поль-Бонкур рассказывает, как Бриан, глядя на него, сказал, обращаясь к Вивиани: "Как он молод! И подумать, что позднее он станет, как и все, старым предателем, старым ренегатом!". Так говорил Бриан, уже совершивший, по выражению Поль-Бонкура, "тур вальса" с реакцией.

В рядах социалистической партии, как и вне её, Поль-Бонкур оставался верным служителем французского империализма. Ему принадлежала в 1928 г. инициатива закона об организации нации во время войны. В законе имеются такие пункты, как запрет повышения заработной платы рабочим и милитаризация заводов.

Показательно отношение Поль-Бонкура к таким людям, как Марке и Деа, которые в 1933 г. выделились из социалистической партии в группу неосоциалистов, и вскоре открыто перешли в лагерь фашизма. Марке и Деа, пишет он, - "испытанные республиканцы"; если бы к лозунгу Марке "Порядок, власть, нация" прибавить еще "демократия", этот лозунг был бы "совершенен" (т. II, стр. 323). Правда, в дальнейшем Поль-Бонкур признаёт, что фашизм оказал влияние на этих людей, но, по существу, он оправдывает их, упрекая социалистическую партию в упрямом нежелании "обновить свои положения", в преграждении пути "законным честолюбивым устремлениям молодых талантов".

В 1935 г. Поль-Бонкур вместе с Деа и другими полуфашистами создал так называемый "Республиканский социалистический союз". Однако воинствующее германофильство Деа, как он пишет, заставило его покинуть пост председателя этого союза. После франко-германского перемирия 22 июня 1940 г. Поль-Бонкур был в числе тех 80 депутатов, которые голосовали против закона, фактически ликвидирующего конституцию Третьей республики. В годы оккупации, находясь во Франции, Поль-Бонкур поддерживал тайные отношения с Лондоном и Алжиром. В 1946 г. он был членом французской делегации на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

С затаённой злобой буржуазного политика-ренегата Поль-Бонкур относится к большевизму и боится его. Правда, в примечаниях к своим мемуарам, сделанных в 1942 и 1943 гг., он пишет о героическом сопротивлении Советской Армии германским захватчикам, об освободительной роли её побед для спасения Франции: "Благодаря именно этой сильной армии, этому экзальтированному патриотизму она спасает себя и спасает нас, разбивает самый страшный инструмент войны, который когда-либо существовал и которому ослеплённая Европа дала возможность сконструироваться, не

стр. 136

предохранив себя против него общим союзом" (т. II, стр. 242).

Принадлежа к той части французской буржуазии, которая рассматривала Россию как необходимого союзника Франции в борьбе - против германской опасности, Поль-Бонкур высказывается против политики "колючей проволоки". Он высоко оценивает значение русских операций в Восточной Пруссии в 1914 г. для исхода сражения на Марне. На словах он объявляет себя сторонником франко-советского сближения. Однако эта позиция плохо вяжется с политической биографией и политической философией автора мемуаров.

Основную причину разгрома Франции и первоначальных успехов фашистской Германии Поль-Бонкур видит в отказе Франции от коллективной безопасности, олицетворением которой для него является Лига Наций. Он всячески идеализирует это учреждение, называет его прекрасным орудием, котором не успели правильно воспользоваться и которое в конце концов забросили. Поль-Бонкур не хочет видеть главного порока Лиги Наций - того, что руководители её, Англия и Франция, ставили своей целью не организацию коллективной безопасности и сопротивления агрессии, а использование Лиги для обеспечения своей гегемонии. Сам Поль-Бонкур на протяжении всего существования Лиги ревностно служил делу укрепления мощи и влияния французской буржуазии. Декларации французской делегации в громких выражениях призывали к миру, безопасности, справедливости и т. д. но, по существу, французская делегация стремилась сделать Лигу стражем привилегий французской финансовой олигархии, купленных ценой крови французов, павших в империалистической войне 1914 - 1918 годов. Поль-Бонкур резко выступал против всех предложений советской делегации о разоружении, действительно направленных к подлинному миру и безопасности всех народов. Правильно считая первым серьёзным крахом Лиги Наций захват Японией Маньчжурии в 1931 г., Поль-Бонкур, однако, спрашивает: "Сделали ли всё возможное для предотвращения конфликта? Пытались ли, когда это ещё было возможно, примирить нужду Японии в экспансии с суверенитетом Китая?" Такая позиция вскрывает действительный облик этого "борца за коллективную безопасность", каким рисует себя Поль-Бонкур. Вместо того чтобы во весь голос осудить империалистические действия агрессора и принять против него действенные меры, он пытается примирить непримиримое - агрессию империалистического хищника и независимость миролюбивых стран. Мемуары полны таких противоречий.

Поль-Бонкур осуждает слабость, инертность Франции перед лицом агрессивных действий гитлеровской Германии. Он заявляет себя противником Мюнхена, хотя всячески превозносит Локарно и Пакт четырёх. Между тем даже Поль Рейно признавал, что "уже в Локарно был дух Мюнхена". Вопреки общеизвестным фактам, Поль-Бонкур считает Локарнские соглашения большим успехом Франции, ибо они давали ей якобы военные гарантии Англии и создавали "самый солидный фундамент безопасности в Европе". Поль-Бонкур "забывает", что в Локарно Германия впервые вновь вошла на правах равноправного члена в концерт великих европейских держав, что уже само по себе никак не может быть "успехом" Франции. Он "забывает", что Англия отказалась гарантировать восточные границы союзников Франции, указав тем самым путь для германской агрессии. Он "забывает", что Локарно было направлено против СССР, что оно являлось не "фундаментом безопасности в Европе", а системой "подготовки новых войн и расстановки сил для будущих военных столкновений"1 .

Не менее характерна оценка Поль-Бонкуром Пакта четырёх, названного одним остроумным журналистом "клубом мясников". И в этом пакте, также имевшем антисоветское остриё, он видел "один из важнейших моментов в конструировании Европы". Между тем Пакт четырёх был предтечей Мюнхена и не повлёк за собой роковых последствий только потому, что он не был ратифицирован.

Увлекаясь Пактом четырёх, Поль-Бонкур внешне оставался сторонником франко-советского сближения. В конце 1933 г. он начал переговоры с Советским Союзом. При этом Поль-Бонкур сообщает о следующем любопытном дипломатическим инциденте. Ещё за полтора-два года до переговоров Франция решила поставить бакены у нескольких островов вблизи Тонкинского залива. Принадлежность островов не была уточнена. Китай и Англия были предупреждены о французских намерениях, Япония - нет. В 1933 г., когда французы приступили к установке бакенов, Япония выразила удивление, что её не предупредили, и дело было урегулировано обычным путём. Но через 15 дней после начала франко-советских переговоров японский поверенный в делах явился к заместителю директора Азиатского отдела и потребовал решения вопроса в желательном для Японии смысле, иначе "дело может дойти до войны". Когда на Орсейскую набережную прибыл Сато со своими верительными грамотами, Поль-Бонкур, сообщив ему демарш поверенного в делах, прямо спросил, не связано ли это с тем, что Япония обеспокоена франко-советскими переговорами. Сато ответил утвердительно. Поль-Бонкур заверил его, что предполагаемый договор касается только Европы и к Азии не имеет никакого отношения. Сато был удовлетворён. Об островах более не вспоминали (т. II, стр. 366). Переговоры с Советским Союзом продолжал преемник Поль-Бонкура - Барту. Превратности судьбы таковы, что подписать франко-советский договор выпало на долю предателя французского народа - Лаваля. Но, как признаёт и Поль-Бонкур,


1 И. Сталин. Политический отчёт Центрального Комитета XV съезду ВКП(б). "XV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчёт", стр. 43. М. -Л. 1928.

стр. 137

Франция сделала затем всё возможное, чтобы этот договор остался только на бумаге.

Предатели Франции стремились лишить её всех союзников. По мнению Поль-Бонкура, на Польшу и Румынию ещё можно было воздействовать, чтобы они остались в лагере демократических государств. В частности, он считает, что отрицательное отношение Румынии к возможности пропуска советских войск через её территорию для защиты безопасности от германской агрессии отнюдь не было непоколебимым. Франция не приложила никаких усилий, чтобы повлиять на позицию Румынии и Польши. Она сама вступила на путь капитуляций, о чём свидетельствовали нарушение Германией пунктов Версальского договора, запрещавших последней вооружаться (Поль-Бонкур возмущён тем, что вскоре после этого Саймон и Идеи отправились на свидание к Гитлеру: вот она, английская дружба!), итало-абиссинский конфликт, ремилитаризация Рейнской зоны. Друзья Франции говорили Поль-Бонкуру в Женеве: "Как вы хотите заставить нас верить, что Франция придёт к нам на помощь, если она даже не шелохнулась, когда задели её непосредственно?" И всё же летом 1936 г. страны Малой Антанты во главе с Румынией предложили Франции пакт о взаимопомощи (подлинник протокола заседания румынского кабинета, обсуждавшего этот вопрос, Титулеску сам показал Поль-Бонкуру, находясь уже в отставке). Но в официальной беседе французский министр иностранных дел Дельбос ответил Титулеску, что в данный момент Франция не намерена брать на себя новые обязательства (т. III, стр. 62 - 64). Франция шла всё дальше по пути капитуляций и сжигала за собой мосты.

Не менее роковое значение имела для Франции политика невмешательства в испанские дела. Уже само по себе присутствие германских и итальянских войск в Испании давало повод для беспокойства во Франции. Это нарушало традиционный принцип французской внешней политики, согласно которому на Иберийском полуострове не следовало допускать обоснования какой-либо третьей державы. Поль-Бонкур сообщает, что в бытность его министром иностранных дел во втором кабинете Блюма, весной 1938 г., состоялось заседание Комитета национальной обороны. Обсуждался вопрос о Чехословакии. Блюм со свойственным ему коварством поставил вопрос: что если Франция будет вынуждена воевать из-за Чехословакии, в то время как германские войска ещё будут находиться в Испании? Разумно ли будет начать военные действия против Германии на востоке, в то время когда она сможет угрожать нам на юге?

В тон ему звучало заявление Гамелена: если Франция должна будет начать военные действия против Германии, обоснование последней в Испании весьма опасно. Он, Гамелен, полагает благоразумным увеличить численность французских войск, находящихся у пиренейской границы.

Присутствовавший на заседании Петэн изрёк лишь одну фразу: "Следует ликвидировать неполную рабочую неделю" (т. III, стр. 87 - 89).

Как сообщает далее Поль-Бонкур, один офицер из окружения Петэна распустил слух, что правительство якобы собирается вмешаться в войну в Испании. Реакционная печать подняла невероятный шум. Префект департамента Восточных Пиренеев сообщил, что туда даже прибыли кинорепортёры, чтобы заснять переход французскими войсками Пиренеев.

Но опасения правых были напрасны: правительство Блюма не думало отказаться от своей политики удушения Испанской республики. Между тем если бы Испания осталась республиканской, это сыграло бы решающую роль в вопросе, который встал перед Францией летом 1940 г.: перемирие или продолжение борьбы в Северной Африке?

Следующие роковые вехи: захват Германией Австрии и, наконец, Мюнхен. Поль-Бонкур признаёт, что позиция СССР по вопросу о Чехословакии была сформулирована совершенно отчётливо и полностью отвечала реальности момента. Он считает, что сопротивление Германии в 1938 г. было бы для Франции меньшим риском, чем война в 1939 г., так как материальные силы за один год изменились мало, а в дипломатическом отношении Германия до Мюнхена была более изолирована. Правительство, говорит он, сделало в 1938 г. серьёзную и тяжёлую уступку только для того, чтобы принять войну в менее благоприятных условиях 1939 года.

В своих мемуарах Поль-Бонкур затрагивает вопрос о пресловутой неподготовленности Франции к войне. Он признаёт, что нельзя обвинять в этой неподготовленности Народный фронт, ибо именно при правительстве Народного фронта были вотированы наибольшие военные кредиты и принята обширная программа вооружений. Однако Поль-Бонкур к Народному фронту не присоединился под тем предлогом, что участие в нём коммунистов "отпугнёт умеренных республиканцев" и даст повод для толков о влиянии Москвы на политику правительства.

Поль-Бонкур правильно отмечает, что после того как в 1939 г. началась война, правительство ничего не сделало, чтобы поднять патриотизм в народе: "Я могу подтвердить своим двойным личным опытом, что руководящие и правительственные круги отнюдь не решили придать этой войне её подлинный смысл и масштабы" (т. III, стр. 131). "Ещё более, чем в 1914 г., было необходимо оказать миллионам людей, за что они идут драться; надо было сказать нации, которую должны были поднять на тотальную войну, во имя чего она будет работать, терпеть лишения и страдать". Но правительство Даладье отнюдь не хотело поднять весь французский народ на борьбу против германского фашизма. Это не входило в его замыслы. Печать пораженчества лежала на нём с самого начала. Поль-Бонкур отмечает также, что "центральные органы социалистической партии были более всего задеты этим психозом пораженчества" (т. III, стр. 143). Недаром в

стр. 138

июле 1940 г. 52 социалиста голосовали за отмену конституции и передачу всей власти Петэну (т. III, стр. 292). Побывав на фронте, Поль-Бонкур был поражён царившей там тишиной. Но он был далёк от сколько-нибудь последовательных выводов обо всём случившемся. Ело собственные рецепты спасения Франции были смехотворны и реакционны. Поль-Бонкур являлся сторонником франко-итальянского сотрудничества. Позицию Италии в начале второй мировой войны он характеризовал как "неясную" и даже в 1940 г., несмотря на все унижения, испытанные Францией во время бесплодного и позорного торга с Италией в 1938 - 1939 гг., требовал начать с Италией переговоры. Между тем со времени захвата Гитлером Австрии было абсолютно ясно, что фашистская Италия приковала себя к колеснице гитлеровской Германии.

Интересны страницы III тома "Воспоминаний", посвященные позиции Лиги Наций во время советско-финской войны 1939 - 1940 годов. Поль-Бонкур признаёт, что с самого начала второй мировой войны международная реакция и в первую очередь англо-французские реакционные политики считали не Германию, а СССР "врагом номер первый". "Во многих страдах раздавались голоса в пользу того, чтобы прекратить военные действия на западе и позволить Германии выполнять свою роль защитника цивилизации против большевизма" (стр. 186).

Некоторые европейские государства, продолжает Поль-Бонкур, настаивали на крайних санкциях против СССР, возможно, потому, что "видели здесь завязку политической операции". Почему бы Германии снова не обернуться против СССР, сохранив за собой Австрию, Чехословакию и Польшу? Проявляя в виде исключения трезвое понимание обстановки, Поль Бонкур даже полагает, что Лига Наций, выдвигая во время финской кампании Россию на первый план своих "забот", мало-помалу пришла бы к рекомендации мира с Германией.

Нет сомнения, что здесь Поль-Бонкур сообщает менее того, что ему известно. Повидимому, кое-кем из заправил Лиги Наций намечались конкретные планы сговора с немцами против СССР, и трудно поверить, чтобы Поль-Бонкур, являясь своим человеком и в аппарате и в кулуарах Лига, не был о них осведомлён. О том, что Поль-Бонкур знает больше, чем сообщает читателю, свидетельствует и его телефонный разговор с Леже. Поль-Бонкур предупредил последнего, что если при голосовании резолюции об осуждении СССР, ничего не будет сказано об агрессии Германии, это может иметь тяжёлые последствия для дальнейшего хода войны, так как "мы не сможем более сопротивляться мирным оффензивам" (т. III, стр. 187). Поль-Бонкур отмечает, что уже тогда во Франции были сторонники мира с Германией. И что же? Несмотря на сознаваемую Поль-Бонкуром опасность, он всё же выступил от имени Франции с декларацией, осуждавшей "агрессию" СССР. В "Воспоминаниях" он ставит себе в заслугу, что осудил также и германскую агрессию, как будто это существенно изменяло характер его декларации!

Показательно отношение Поль-Бонкура и к созданию вишийского режима, которое происходило на его глазах. Он видел, что кадры коллаборационистов подбирались путём коррупции, обещания руководящих постов, персональных влияний и путём застращивания преследованиями. Поль-Бонкур свидетельствует, что посвятивший себя этому делу Лаваль сумел найти много готовых к услугам лиц среди парламентариев, а у таких людей, как Деа и Бержери, встретил уже сформировавшуюся благоприятную идеологию (т. III, стр. 254). Любимец Блюма, Спинасс, переходя в лагерь вишийцев, бил себя в грудь, восклицая: "Мы ошибались!". Этот "кающийся социалист" стал прообразом лидеров французского социализма, которые сейчас тоже изъявляют готовность отказаться от своих социалистических "заблуждений".

И вот, понимая, что "франко-германское сотрудничество - это сотрудничество человека, лежащего на земле, с человеком, наступившим ему ногой на горло", Поль-Бонкур не только не нашёл нужного эпитета для носителя идеи такого "сотрудничества" - Петэна, не только не называет предателя его именем, но пытается, хотя и неудачно, обелить его. Петэн, сообщает Поль-Бонкур, имел свой "мозговой трест" во главе с Алибером. Эта группа людей намечала возврат к старым формам правления во Франции, не исключая даже монархии. Среди этих людей, спешит с реверансом в их сторону Поль-Бонкур, было меньше симпатий к оккупационному режиму, нежели среди других коллаборационистов! Затаённый смысл этой оговорки становится очевидным, когда автор мемуаров пишет далее: "В одном вопросе все сходились, именно: в необходимости ликвидировать палату, сенат, всеобщее голосование, национальный суверенитет, политические и гражданские свободы" (т. III, стр. 255). Нельзя не поставить в связь все эти оговорки и ужимки Поль-Бонкура с его собственными тогдашними, весьма подозрительными попытками организовать "новый режим" на базе буржуазного парламентаризма. Поль-Бонкур не мог не понимать, что в условиях немецкой оккупации легально могла существовать лишь одна форма парламента - парламентарный фашизм. Повидимому, он сознательно пошёл на это. Он даже составил проект закона, который мог бы прикрыть фиговым листком антиконституционную власть Петэна и Лаваля. Проект этот был похоронен Лавалем, который, входя в силу, не нуждался в прикрытии. Лишь после этого Поль-Бонкур оставил Виши и порвал всё с его режимом.

Мемуары заканчиваются описанием событий 1940 г., но в последствии автор вставил в текст и в сноски (ремарки, относящиеся к более позднему времени. В организации Объединённых наций Поль-Бонкур хочет видеть полное подобие Лиги Наций - ещё одно свидетельство того, что он так и не понял причин краха Лиги Наций. Поэтому он не видит коренной разницы между Лигой и организацией Объединённых наций, созданной коалицией народов во главе с Советским Союзом,

стр. 139

разбивших фашизм. Устав этой организации, основывающийся на принципе единогласия великих держав, призван стоять на страже мира и безопасности. Вот почему усилия англо-американских империалистов направлены к тому, чтобы опрокинуть этот устав, мешающий им превратить организацию Объединённых наций в некое подобие Лиги Наций, в орудие установления своей гегемонии в мире. Позиция французских правящих кругов только облегчает выполнение этого империалистического заговора. Замечание, оброненное Поль-Бонкуром (когда он говорит о Лиге Наций): "Пусть не говорят о невыносимой демагогии, которая давала малым странам право парализовать решения великих держав", - даёт основание предполагать, что автор его также не считает правило единогласия необходимым элементом устава организации Объединённых наций. В своих "Воспоминаниях" Поль-Бонкур пытается обрисовать себя борцом за республику и демократию, человеком, который является социалистом "сердцем, умом и деятельностью". Эта попытка ему явно не удалась. Со страниц "Воспоминаний" на нас глядит лицо типичного "левого" представителя французской империалистической буржуазии. Вся деятельность Поль-Бонкура служила целям его личного успеха и укрепления позиций французских правящих классов. Поэтому он вместе с прочими "могильщиками" несёт ответственность за трагедию, постигшую Третью республику.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОЛЬ-БОНКУР-Ж-МЕЖДУ-ДВУМЯ-ВОЙНАМИ-ВОСПОМИНАНИЯ-О-ТРЕТЬЕЙ-РЕСПУБЛИКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Юрий ГалюкContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Galuk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. ПРИЦКЕР, ПОЛЬ-БОНКУР Ж. МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЙНАМИ. ВОСПОМИНАНИЯ О ТРЕТЬЕЙ РЕСПУБЛИКЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОЛЬ-БОНКУР-Ж-МЕЖДУ-ДВУМЯ-ВОЙНАМИ-ВОСПОМИНАНИЯ-О-ТРЕТЬЕЙ-РЕСПУБЛИКЕ (date of access: 15.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. ПРИЦКЕР:

М. ПРИЦКЕР → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Юрий Галюк
Санкт-петербург, Russia
622 views rating
04.09.2015 (1471 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
13 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
18 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
24 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОЛЬ-БОНКУР Ж. МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЙНАМИ. ВОСПОМИНАНИЯ О ТРЕТЬЕЙ РЕСПУБЛИКЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones