Libmonster ID: RU-10233

Автор: Н. МАКАШЕВА

Н. МАКАШЕВА, доктор экономических наук, профессор ГУ-ВШЭ, завотделом экономической теории ИНИОН РАН

Новое издание книги известного российского экономиста значительно переработано по сравнению с опубликованным в 2008 г. Первое издание заметили специалисты1, поскольку эта работа представляет собой редкий случай, когда анализ экономики (в данном случае российской) непосредственно опирается на положения экономической теории (в данном случае кейнсианской). Это обстоятельство делает книгу необычной во многих отношениях, в том числе и с точки зрения предметной области. С одной стороны, она содержит подробное и далеко не часто встречающееся у нас квалифицированное изложение кейнсианской теории (лучше сказать, одного из направлений кейнсианства), что позволяет отнести исследование к области истории экономической мысли. Вместе с тем в книге предложен анализ экономики России через призму адаптированной к российским реалиям кейнсианской теории и даны оценки проводимой политики. С этой точки зрения, исследование можно считать прикладным и макроэкономическим. Однако обе "составляющие" книги скрепляет подход автора к анализу российской экономики и проводимой в прошлом десятилетии экономической политики.

В книге можно условно выделить две основные части: главы 1 - 3, посвященные тому, что можно назвать кейнсианской статикой, и главы 3 - 6, посвященные теории экономической динамики, главным образом проблематике экономического роста, а также q-теории и модели портфельного равновесия Дж. Тобина. В последней, седьмой, главе автор анализирует наиболее известные попытки привнести в экономическую теорию элементы неравновесного анализа.

Сквозной для всей работы стала тема адекватности положений кейнсианской теории российским реалиям (с. 16). Соответствие теории и реальности - сложная проблема. Нам представляется, что теория Дж. М. Кейнса возникла в результате размышлений над особенностями экономики "нового


Маневич В. Е. Кейнсианская теория и российская экономика. М.: КомКнига, 2010. - 224 с.

1 См., например: Дзарасов Р. С. Глубокий взгляд на проблемы российской экономики // Проблемы прогнозирования. 2009. N 4. С. 154 - 157.

стр. 131

мира" или, говоря словами Й. Шумпетера, стремления переложить новое видение реальности на язык экономической теории2. Отсюда очевидно, что прямое сопоставление некоторых положений Кейнса с реальностью - процедура весьма спорная и затруднительная. Здесь неизбежно вспоминается известный спор между Кейнсом и Я. Тинбергеном по вопросу о методе и значении эконометрики и статистики в экономике3. Можно вспомнить и Ф. Хайека, который определенно не признавал за статистикой роль судьи теории4 и в данном споре оказался бы, как ни странно, на стороне Кейнса.

Нет ничего удивительного в том, что многие из кейнсианских предпосылок не "жизненны", особенно когда теория соотносится с российской экономикой, весьма отличающейся от экономики, которую исследовал не только Кейнс, но и его последователи. Однако сказанное совершенно не умаляет значения попыток автора модифицировать некоторые предпосылки Кейнса, которые, по его мнению, препятствуют анализу современной российской экономики.

Хотелось бы сделать еще одно предварительное замечание общего, можно сказать, историко-методологического характера. Линия кейнсианства, которую обсуждает автор, сложилась в 1940 - 1950-е годы. Речь идет о кейнсианской теории роста, основы которой заложили Р. Харрод (один из главных героев книги) и Е. Домар. К этому направлению автор относит и М. Калецкого, поскольку справедливо считает неправомерным обходить проблему распределения5, когда речь идет об экономическом росте, а также Э. Хансена и Дж. Тобина, которые интересны автору прежде всего развитием теории денег в контексте теории роста и связанными с этим сюжетами. Заметим, что эта линия развития теории Кейнса не единственная, и сам автор в конце книги при обсуждении проблем неравновесия обращается к иным интерпретациям теории Кейнса.

С методологической точки зрения книга В. Маневича интересна тем, что, оставаясь на кейнсианских позициях и демонстрируя возможности кейнсианской теории, автор стремится продемонстрировать возможности неоклассики как микроосновы кейнсианства. Но если неортодоксальные кейнсианцы для правильного понимания макроэкономики Кейнса считали необходимым создать новую микротеорию, то Маневич ставит задачу правильно понять неоклассический инструментарий и подтвердить его значимость для макроэкономического анализа. Не случайно он начинает анализ с вопроса о том, имеет ли маршаллианский инструментарий кривых цен спроса и предложения отношение к кейнсианскому случаю. И дает на него положительный ответ в главе 1, название которой совпадает с названием главы 3 "Общей теории занятости, процента и денег" Кейнса - "Принцип эффективного спроса".

Эта очень важная, как очевидно уже из названия, глава написана Кейнсом не вполне четко, и то, что сделал Маневич, мы рассматриваем как долгожданное и убедительное разъяснение понятия "эффективный спрос". В главе 1 представлена логика рассуждений Кейнса (автор считает, что в этом вопросе Кейнс следовал дорогой, проложенной А. Маршаллом) и объяснено,


2 Schumpeter J. Ten Great Economists from Marx to Keynes. L.: Routledge, 1997. P. 268.

3 См. подборку статей на эту тему в: Вопросы экономики. 2007. N 4.

4 См., например: Hayek F. Monetary Theory and the Trade Cycles / Transl. from German by N. Kaldor, H.M. Croome. L.: Cape, 1933. Lecture 1.

5 Хотя Кейнс прямо не занимался проблемой распределения, он вполне осознавал значение распределения, прежде всего, доходов в связи с проблематикой эффективного спроса (см., например, гл. 24 "Общей теории...").

стр. 132

как эффективный спрос формируется в точке пересечения функций цен совокупного спроса и совокупного предложения. Кроме того, рассмотрен вопрос о влиянии на вид и положение соответствующих функций типа отдачи (убывающей или возрастающей) и цен факторов производства. Заметим, что последнее обстоятельство важно не столько для концепции Кейнса, сколько для последующих попыток сделать ее динамической.

Для Кейнса было важно, чтобы функция совокупного предложения не только соответствовала убывающей предельной производительности, но и оставалась "на месте" при изменении выпуска и цен факторов. Кейнс полагал, что в краткосрочном периоде подобное условие выполняется. Маневича это не вполне устраивает, и он вслед за Хансеном допускает возможность изменения издержек при изменении выпуска. Так, он пишет, что "в экономике, в которой постоянно осуществляются значительные инвестиции, такое допущение вряд ли можно признать жизненным даже для короткого отрезка времени. Кроме того, принимаемая Кейнсом предпосылка о данном объеме оборудования молчаливо включает в себя качественно другую предпосылку о том, что данный объем оборудования полностью загружен при любом уровне занятости труда" (с. 23).

Автор, разумеется, прав, утверждая, что в экономике со значительными инновациями нельзя говорить о неизменности издержек. Однако применительно к такой экономике вообще непросто говорить о динамике издержек, поскольку часто сам продукт изменяется. Предпосылка о заданном объеме оборудования, как нам представляется, очень важна для определения временного горизонта теории Кейнса: краткосрочная перспектива задается тем, что инвестиции не влияют на объем наличного оборудования, а следовательно, его загрузка изменяется при увеличении выпуска, отсюда и возможность изменения издержек. У Кейнса инвестиции - это прежде всего финансовые потоки. Разумеется, данная предпосылка нереалистична, но такова мера упрощения, которую принимает Кейнс, решая определенную задачу. Хансен, в соответствии с задачей исследовать цикл, не только рассматривал динамику издержек по мере изменения выпуска, но и обращался в связи с этим к различным режимам конкуренции.

В отличие от автора, мы не уверены, что, говоря о предельной эффективности капитала, Кейнс имел в виду некую явно выраженную функцию от объема инвестиций. Конечно, предельная эффективность капитала зависит от объема инвестиций и функционирующего капитала, и это обстоятельство ясно понимал Кейнс, но какую конкретно форму этой зависимости он имел в виду - сказать трудно. У Кейнса предельная эффективность капитала - величина экзогенная, зависящая от ожиданий инвесторов относительно будущих доходов (хотя в п. 1 гл. И он признавал существование связи между предельной эффективностью и объемом инвестиций).

Маневич предлагает рассчитывать предельную эффективность как отношение дисконтированного дохода к стоимости (заметим, у Кейнса - особым образом определенной восстановительной стоимости) капитального имущества (с. 38), опуская, как нам кажется, ключевые для Кейнса слова: "ожиданий" и "будущих". Как можно понять не только из данного параграфа, но и работы в целом, автор считает, что слишком большое внимание к психологии делового мира отвлекает от анализа объективных факторов, определяющих изменение нормы прибыли и связанных с динамикой как издержек, так и агрегированного спроса (с. 41). И с этим до некоторой степени можно согласиться, однако вряд ли подобный "скос" был случаен, учитывая цели, которые перед собой ставил Кейнс, и обстоятельства написания его работы.

стр. 133

Что касается кривой инвестиционного спроса как функции от объема инвестиций и инвестиционной функции как зависимости от процента, то отождествление этих функций, в котором автор упрекает "литературу", возможно, связано именно с тем, что в каких-то работах не учитывалась принципиальная роль ожиданий. Подобно тому, как эффективный спрос - это совокупность точек пересечения кривых цен спроса и предложения, инвестиционную функцию можно рассматривать как совокупность точек пересечения кривых инвестиционного спроса (предельной эффективности капитала, которую Кейнс считает величиной экзогенной) и ставки процента (с точки зрения Кейнса, зависящей не от объема инвестиций, а от переменных рынка денег).

Значительный по объему пункт 5 главы 1 посвящен российской экономике и ее характеристикам в кейнсианских терминах (функциям цены совокупного предложения и спроса, склонности к потреблению, показателям рентабельности по отраслям относительно процентных ставок). И здесь автор, конечно, выходит за рамки упрощений, которые принимал Кейнс: признается, что цены факторов и динамика издержек имеют значение, что естественно, когда стоит задача не просто указать на увеличение агрегированного спроса как средство преодоления безработицы, а найти эффективный способ воздействия на выпуск и занятость.

Выводы, к которым приходит автор, можно кратко сформулировать следующим образом: структура производства и издержек в различных отраслях российской экономики таковы, что нефтегазовый сектор, по существу не зависит от динамики цен в других отраслях и не лимитирован внутренним спросом, поэтому с точки зрения внутреннего спроса высокие цены на энергоносители нельзя считать благом. Сложившаяся система распределения добавленной стоимости, которая в России обусловлена высокой степенью монополизации (в исследовании этого вопроса автор опирается на Калецкого), прежде всего, добывающих отраслей, предопределяет низкий уровень как потребления (отсюда низкий мультипликатор), так и инвестиционной активности. Автор делает следующий вывод: "Низкий уровень инвестиционной активности... очевидно, связан не с циклическим падением предельной эффективности капитала, а с системой распределения добавленной стоимости между отраслями. ...При сохранении этой системы распределения проблема недостаточного инвестиционного спроса... вряд ли может быть решена даже в результате активизации государственных инвестиций. К тому же потенциальные источники для массированных государственных инвестиций парализуются профицитом федерального бюджета" (с. 52).

Для более полного анализа влияния различных компонент агрегированного спроса на выпуск и занятость автор предлагает обратиться к системе мультипликаторов для каждой из этих компонент или даже для их составляющих. В этом случае значения мультипликаторов будут приближаться к коэффициентам полных затрат межотраслевого баланса (здесь автор обращается к работам В. Леонтьева). Идея о том, что воздействие любой компоненты совокупного спроса на выпуск зависит от того, как изменение этой компоненты влияет на остальные компоненты, совершенно правильная, хотя и значительно усложняет анализ. Как мы помним, Кейнс предполагал в краткосрочном периоде независимость двух наиболее крупных компонент агрегированного спроса - потребления и инвестиций, конечно, тем самым упрощая задачу поиска макроэкономического равновесия.

Глава 2 ("Теория денег") заметно меньше по объему, чем в предыдущем издании, что, как нам кажется, не вполне оправданно, если принимать во внимание важность денег у Кейнса и значение денежной (финансовой) сферы

стр. 134

в современной экономике. Глава содержит очень краткое и, можно сказать, "примиренческое" изложение теории денег Кейнса: теорию предпочтения ликвидности автор легко объединяет с портфельным подходом, тем самым отходя от Кейнса, претендовавшего на создание новой теории денег и процента, но делая шаг в сторону Тобина.

Обсуждение теории денег начинается не с пояснения представлений Кейнса о деньгах, а с вопроса о возможности инфляции в модели Кейнса. Как известно, в "Общей теории..." этот вопрос не был важным, хотя Кейнс допускал возможность роста цен до наступления полной занятости. При этом Кейнс полагал, что изменение количества денег (через воздействие на процент) может привести к изменению не только занятости, но и ставки заработной платы (в большей или меньшей пропорции к росту цен на товары) (п. 3 - 4 гл. 21 "Общей теории..."). Что касаетсяподлинной инфляции, то Кейнс определял ее как ситуацию, когда издержки изменяются пропорционально изменению эффективного спроса. Разумеется, предположение Кейнса о том, что до достижения полной занятости подлинная инфляция невозможна, не очень реалистично. Однако таково определение Кейнса.

Что касается знаменитого уравнения денег Кейнса (п. 2 гл. 15 "Общей теории..."):

M = M1 + M2 = L1(Y) + L2(r),

то нельзя согласиться с утверждением автора, что M1 - предложение денег для трансакций, а M2 - предложение денег на рынке ценных бумаг (с. 82). В действительности M1 и M2 обозначаютспрос на деньги, что с очевидностью следует как из существующего перевода, так и из оригинала "Общей теории...". И то, каким будет спрос на деньги для различных целей, то есть как будут распределяться кассовые остатки для удовлетворения различных мотивов, решают экономические агенты, а не правительство. Но это не исключает, что на характер взаимосвязи между MY и rвлияет то, каким путем происходит увеличение M.

Далее, знаменитое утверждение Кейнса о том, что регулирование объема частных инвестиций не безопасно оставлять в частных руках (п. 2 гл. 22. "Общей теории..."), сделано в ходе обсуждения не столько проблем, связанных с процентной ставкой (то есть в контексте теории денег), сколько в связи с обсуждением предельной эффективности капитала. Следуя в русле рассуждений Хансена, автор несколько меняет акценты, расставленные Кейнсом. Во всяком случае, обсуждая теорию денег и процента, он не уделяет должного внимания спекулятивному мотиву и соответственно не касается очень важного (с точки зрения взаимосвязи между процентом и спросом на деньги) фактора - ожиданий инвесторов относительно возможных изменений процентной ставки.

Следуя за Хансеном в критике количественной теории денег, автор выходит за временные рамки теории Кейнса и затрагивает вопрос о долгосрочной динамике денежной массы. Он утверждает, что количество денег растет опережающими темпами по сравнению с ростом дохода (скорость обращения снижается) и что это свидетельствует о повышении предпочтения ликвидности, а также что последнее связано с динамикой ставки процента; кроме того, он показывает, что существует устойчивая связь между ставкой процента и массой денег (с. 86 - 87). Позиция Маневича представляется неким отзвуком спора почти полувековой давности между Тобином6, с одной сторо-


6 Тобин Дж. Денежная интерпретация истории // Тобин Дж. Денежная политика и экономический рост. М.: Либроком, 2010. С. 239 - 267.

стр. 135

ны, и М. Фридменом и А. Шварц7 - с другой. При этом автор не вдается в детали этого спора и не поясняет, на каких эмпирических данных строили свои выводы участники спора, насколько их соображения сохраняют свою значимость сегодня и т. д. Все это делает не очень убедительным соотнесение результатов эмпирических данных с теоретическими положениями Кейнса. Но с выводом, который в этом параграфе делает автор, о том, что эффективность стимулирующих мероприятий зависит от эластичности функций спроса на деньги и инвестиций по проценту и что эта эластичность зависит от уровня процентной ставки (мы бы добавили: уровня ставки с учетом ее ожидаемого значения), нельзя не согласиться.

Глава 3 ("Сбережения и инвестиции. Сочетание финансовой и денежной политики") начинается с обсуждения очень важного для понимания теории Кейнса соотношения микро- и макроуровней анализа применительно к проблеме сбережений и инвестиций и их равенства. (Заметим, что тема микро и макро, хотя и в несколько иной интерпретации, вновь возникнет в последней главе книги.) Показательно, что, обсуждая вопрос о соотношении инвестиций и сбережений, автор делает несколько важных напоминаний. Во-первых, у Кейнса осуществленные (фактические) инвестиции и сбережения всегда равны, во-вторых, расхождения между запланированными сбережениями и инвестициями устраняются в результате изменения объема выпуска, в-третьих, в условиях неполной занятости расширение кредита и дополнительный выпуск денег вызывают вполне реальные сбережения, наконец, в-четвертых, величина этих сбережений определена объемом инвестиций. Последнее особенно существенно в свете теории роста, в которой его траекторию, по существу, определяют сбережения.

Далее в п. 2 этой главы автор обращается к знаменитой модели IS-LM и напоминает о стремлении Дж. Хикса примирить кейнсианскую и классическую трактовки процента и предложить более общий подход к проценту то есть соединить "реальный" процент классиков и "денежный" процент Кейнса. Суть в том, что в состоянии равновесия процент, уравнивающий сбережения и инвестиции при данном уровне дохода ("инвестиционная норма процента"), и денежный процент, выравнивающий спрос на деньги и заданное предложение денег, должны быть равны. Автор приводит графическую иллюстрацию, воспроизводящую график Хикса (с. 94), и добавляет, что крутой отрезок кривой LM (там, где она почти параллельна оси процента) может характеризовать не только ситуацию полной, но и неполной занятости, и из этого делает вывод о соотношении денежной и финансовой политики. "Денежная рестрикция, отображаемая графически крутым наклоном кривой LM, может иметь место и в условиях депрессии, как это было в России в 1992 - 1998 гг. В этом случае денежная рестрикция может подавить всякую попытку выйти из депрессии, а ставка процента может повышаться даже в условиях спада инвестиций" (с. 95).

Дело в том, что угол наклона LM отражает не денежные рестрикции, а эластичность спроса на деньги по проценту, которая, вообще говоря, напрямую не связана с существованием или отсутствием безработицы. Денежные рестрикции (изменение объема денежной массы) определяют положение этой кривой. Ситуация, когда доход неэластичен по проценту, конечно, возможна, и тогда, действительно, политика стимулирования инвестиций методами финансовой политики оказывается неэффективной, поскольку в этом случае кривая IS, сдвигаясь вверх, будет пересекать кривую LM на одном и том же


7 Фридман М., Шварц А. Монетарная история Соединенных Штатов 1867 - 1960 гг. К.: Ваклер, 2007.

стр. 136

уровне дохода. Но мы возвращается к вопросу: почему в условиях депрессии доход неэластичен по проценту?

Однако гораздо интереснее случай, к которому обращается автор, предполагая, что предложение денег не фиксировано. Естественно, что в этом случае вид кривой LM меняется, причем в зависимости от того, каким образом задается функция предложения денег. Столь же очевидно, что если при неизменной функции спроса на деньги их предложение изменяется в зависимости от дохода, теоретически можно получить модифицированную кривую LM, параллельную или даже поднимающуюся относительно оси дохода (с. 86). Очевидно, что тогда точка пересечения этой новой LM с IS может соответствовать большему уровню дохода. Но заметим, что это произойдет только в том случае, если IS останется на месте и/или ее форма не изменится (к анализу этой кривой автор обращается в следующем параграфе). Очевидно, в данном случае Маневич приходит к довольно известному утверждению: чтобы по мере увеличения дохода (как реального, так и денежного) избежать давления на процентную ставку, следует увеличивать предложение денег. И это вполне соответствует позиции Кейнса.

Не вызывает возражений вывод автора о том, что "активная финансовая политика должна быть поддержана активной денежной политикой" (с. 96). Он продолжает обсуждать различные варианты кривых IS и LM и обращается к интерпретации Кейнса, предложенной Хансеном, - интерпретации, с которой он не вполне согласен. "Наши разногласия с Хансеном, - пишет Маневич, - в этом пункте кратко можно сформулировать следующим образом. Инвестиционная функция не тождественна со шкалой предельной эффективности капитала, поскольку эластичность инвестиций по проценту резко снижается в области низких значений ставки процента и в принципе может стать нулевой... В области низких значений процента дальнейшее снижение ставки процента, если оно вообще достижимо, ведет к расширению спроса на деньги (к росту предпочтения ликвидности), но не к расширению инвестиций...

Напротив, шкала предельной эффективности, описывающая зависимость инвестиций не от ставки процента, а от приемлемой для инвесторов эффективности дополнительных вложений капитала, высокоэластична в области низких значений предельной эффективности, следовательно, имеет форму плавно понижающейся кривой" (с. 98 - 99).

Нам представляется, что приведенное утверждение нуждается в определенном уточнении. Прежде всего, необходимо напомнить, что Кейнс в п. 1 гл. 11 "Общей теории..." под инвестиционным спросом понимал зависимость между предельной эффективностью капитала и объемом инвестиций: "Понятно, что действительная величина текущих инвестиций будет стремиться расти до тех пор, пока не останется больше никаких видов капитального имущества, предельная эффективность которых превышала бы текущую норму процента. Другими словами, величина инвестиций стремится к той точке на графике инвестиционного спроса, где предельная эффективность совокупного капитала равна рыночной ставке процента"8. Из приведенной цитаты ясно, что, во-первых, у Кейнса инвестиционная функции и шкала предельной эффективности капитала (или функция инвестиционного спроса) не тождественны. А во-вторых, что инвестиционная функция определяется точками пересечения функции инвестиционного спроса (по терминологии


8 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: ЭКСМО, 2007. С. 148.

стр. 137

Маневича - шкалы предельной эффективности) и прямой, отражающей величину процента. И наконец, что нетождественность этих функций не связана напрямую с эластичностью инвестиций по проценту при разных уровнях последнего. В частности, из того, что в области низких значений процента последний оказывается низкоэластичным по массе денег, не следует, что инвестиционная функция неэластична по проценту. Вместе с тем то обстоятельство, что точки пересечения IS и LM могут находиться на разных отрезках этих кривых, характеризующихся различной степенью эластичности соответствующих функций, очень важно для оценки эффективного сочетания кредитно-денежных и фискальных инструментов при решении проблем занятости и инфляции.

Автор солидарен с Хансеном, когда полагает, что кредитно-денежная политика не может быть основным инструментом борьбы с инфляцией, а должна дополнять финансовую политику. Он исходит из того, что осуществление мер финансовой политики влияет на состояние кредитно-денежной сферы, а также что кредитно-денежные рестрикции оказываются значимыми лишь при чрезвычайно низком уровне дохода и выпуска. Именно такая ситуация, как пишет Маневич, и была характерна для России в начале 1990-х годов.

Рассматривая вопрос о связи внутреннего и внешнего равновесия, автор обращается к работам Р. Манделла. Для него модель Манделла представляет интерес, прежде всего, в свете анализа (с позиций кейнсианства) российской экономики, специфическим образом интегрированной в мировое хозяйство.

Специфика российской экономики, по мнению Маневича (уточним: экономики докризисного периода), заключается в том, что в терминах модели Манделла она находится (находилась) в точке, где уровень бюджетных расходов слишком мал, а ставка процента слишком высока, чтобы соответствовать цели поддержания занятости.

Параграфы 1 - 5 главы 4 посвящены подробному изложению варианта теории экономического роста Харрода, который представлен в его работе 1973 г.9 Эта работа интересна Маневичу вниманием к проблемам внешней торговли и движения капитала, но более всего тем, что в ней обсуждаются вопросы эффективности кредитно-денежной и финансовой политики.

Нет ничего неожиданного, что автор касается важного для кейнсианства вопроса о том, в какой мере статическая теория Кейнса "протодинамическая". Он достаточно подробно обсуждает не только собственно модель Харрода, но и ее проекцию на российскую экономику. Опираясь на собственные расчеты, автор приходит к выводу, что фактический темп роста российской экономики (по крайней мере, до кризиса) был меньше оптимального, а последний - меньше обеспеченного. Подобная ситуация представляла собой достаточно редкий случай гармонии целей, позволявший мерами финансового и кредитно-денежного стимулирования добиваться повышения темпов роста без опасения инфляции, вызванной избыточным спросом (с. 116). Однако высокий уровень монополизма создает опасность инфляции издержек, борьба с которой требует особых мер воздействия, в том числе политики доходов, регулирования цен и т. д.

Не ставя под сомнение предложенный вывод и тем более расчеты, заметим, что при оценке гарантированного темпа автор исходил из того, что желаемые сбережения равны фактическим внутренним, скорректированным на величину сальдо движения капитала. Нам представляется, что различия


9 Harrod R. Economic Dynamics. L.: MacMillan; N.Y.: St Martin's Press, 1973 (рус. пер.: Харрод Р. Теория экономической динамики. М.: ЦЭМИ РАН, 2008).

стр. 138

между фактическими и желаемыми сбережениями не могут быть сведены к этой величине, хотя последняя, безусловно, влияет на объем сбережений.

Создание теории экономического роста не решило в полной мере проблему построения кейнсианской теории экономической динамики хотя бы потому, что в нее не были интегрированы деньги. Хотя важность кредитно-денежной политики в обеспечении устойчивого роста признавалась, механизм ее влияния оставался за рамками рассмотрения. Устранить этот пробел была призвана модель Тобина, изложению которой Маневич посвящает главы 5 и 6.

В модели Тобина предпринята попытка соединить теорию денег Кейнса и теорию роста Харрода. Вопрос, который особенно интересен Маневичу и на который пытался ответить Тобин, состоял в том, как должно изменяться предложение денег (размер дефицита), чтобы обеспечить равенство желаемых сбережений и желаемых инвестиций и тем самым приблизить траекторию гарантированного роста к траектории оптимального (естественного) роста. Этим определялась динамическая роль денежной политики.

Модель Тобина мы предпочли бы назвать моделью общего денежного равновесия, хотя Маневич называет ее монетарной динамической моделью. Выбор экзогенных переменных позволяет решить соответствующую систему уравнений и обозначить переменные, находящиеся под контролем денежных властей. Так, наличие активов с фиксированной нормой доходности позволяет, изменяя их предложение, влиять на рыночную цену и норму доходности других активов. Здесь и открывается окно возможностей для денежной политики.

Мы согласны с Маневичем, что в российских условиях 1990-х годов, когда большую роль играли степень расширения государственного долга и инфляция, нельзя было ожидать "правильной" реакции рынка на увеличение предложения государственных обязательств. Но если это обстоятельство, наряду с другими, затрудняло проведение целенаправленной денежной политики в 1990-е годы, то трудности прошедшего десятилетия были связаны с иными факторами. Как отмечает автор, зависимость денежного предложения от поступления иностранной валюты и профицит бюджета привели к тому, что обычные рычаги кредитно-денежной политики оказались малоэффективными (с. 161).

В настоящее время ситуация изменилась. Правительство выступает как активный заемщик на рынке капитала. Однако, как считает автор, для эффективного воздействия на рынок капитала (через ставку процента и, как следствие, приемлемую доходность инвестиций) правительство должно действовать не только как заемщик, но и как кредитор через соответствующие посреднические финансовые институты.

Завершающая работу глава 7 посвящена обсуждению элементов неравновесного анализа у Маршалла, Хикса, Д. Патинкина, А. Лейонхуфвуда, Р. Бэрроу и Г. Гроссмана. Очевидно, что глава выходит за рамки кейнсианской традиции уже потому, что среди представленных авторов к кейнсианцам мы бы отнесли только Лейонхуфвуда. Но, по-видимому, автору важнее понять, как происходило "нащупывание" динамики, нежели оставаться в рамках кейнсианства. Речь идет об экономистах, которые пытались уйти от модели "совершенной экономики" и сталкивались с вопросом о характеристиках неравновесных процессов. Единого ответа на этот вопрос не было. Точкой отсчета для всех была модель Вальраса, но варианты предлагались разные. Можно сказать, что "совершенство" уникально, а несовершенство - разнообразно.

Одним из наиболее обсуждаемых вопросов в рамках проблемы "динамизации" теории, который поставил еще Маршалл, был вопрос об относительной скорости реакции цен и количеств. Действительно, чтобы описать реакцию

стр. 139

системы на внешнее возмущение, при этом не отказываясь от модели равновесия, естественно задаться вопросом, какая характеристика состояния рынка изменяется быстрее - цена или количество. Маневич считает, что при правильном понимании Маршалла сама постановка этого вопроса едва ли правомерна. Он полагает, что у Маршалла процесс возвращения к равновесию предполагал изменение обеих переменных, а идея восстановления равновесия только за счет изменения цен является следствием приверженности Вальраса абстракции "меновой экономики", тогда как у Маршалла "производство присутствует с самого начала" (с. 201). Действительно, Вальрас обращается к модели с производством после рассмотрения модели обмена, но в модели с производством количества товаров, как и цены, изменяются в ответ на изменение экзогенных переменных, например цен факторов, потому с этим упреком в адрес Вальраса вряд ли можно согласиться. Чего действительно не допускал Вальрас, так это сделок по неравновесным ценам (отсюда образ аукциониста или предпосылка о возможности перезаключения контрактов до момента окончательных расчетов).

В заключение вернемся к тому, о чем говорилось в самом начале, а именно о необычном жанре этой книги. Нельзя сказать, что соединение кейнсианского подхода с российской экономикой во всех аспектах оказалось совершенно убедительным и полностью реализованным. Проблема здесь не только и даже не столько в особенностях отечественной экономической системы, сколько в принципиальной сложности "наложения" развитой теории на реальность. Безусловно, понимая это, автор, во-первых, предложил многомерную картину кейнсианства и, что особенно интересно и несколько неожиданно, попытался отчасти "вернуть" его к неоклассическим истокам, сделав работу в определенном смысле дискуссионной; во-вторых, использовал интересный и оригинальный статистический материал, касающийся характеристики отечественной экономики, и тем самым сделал смелый шаг от высокой теории к суровой реальности.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОМОГАЕТ-ЛИ-ДЖ-М-КЕЙНС-ИССЛЕДОВАТЬ-РОССИЙСКУЮ-ЭКОНОМИКУ-О-книге-В-Е-Маневича-Кейнсианская-теория-и-российская-экономика

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. МАКАШЕВА, ПОМОГАЕТ ЛИ ДЖ. М. КЕЙНС ИССЛЕДОВАТЬ РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ? (О книге В. Е. Маневича "Кейнсианская теория и российская экономика") // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОМОГАЕТ-ЛИ-ДЖ-М-КЕЙНС-ИССЛЕДОВАТЬ-РОССИЙСКУЮ-ЭКОНОМИКУ-О-книге-В-Е-Маневича-Кейнсианская-теория-и-российская-экономика (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. МАКАШЕВА:

Н. МАКАШЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
1472 views rating
07.10.2015 (2124 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОМОГАЕТ ЛИ ДЖ. М. КЕЙНС ИССЛЕДОВАТЬ РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ? (О книге В. Е. Маневича "Кейнсианская теория и российская экономика")
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones