Libmonster ID: RU-10084

(Автореферат)

Доктор исторических наук проф. П. Смирнов

I

В дореволюционный период интерес русской исторической науки был направлен преимущественно на историю классов землевладельцев и земледельцев - двух основных классов феодального общества. Третий элемент этого общества - горожане - в исторической науке либо отсутствовал либо как активная общественная сила отрицался. История городов давалась обычно с краеведческим уклоном; авторы ее не ставили да и не могли ставить перед собой задачи социологического порядка. Историки юридической или государственной школы трактовали городское население как исключительно пассивный элемент и отрицали внутреннее развитие этого класса. Проф. И. Дитятин, один из самых ярких и позднейших представителей этого направления, в итоге своих исследований по истории русского города пришёл к безнадёжным выводам. "В сущности, - писал он, - история нашего города есть не что иное, как история регламентации, преобразований торгово-промышленного городского населения со стороны верховной власти. Ход этих преобразований определяется воззрениями, какие верховная власть имела на государственные интересы... Едва ли кто решится утверждать, что русский город (с XIV ст.) играл какую-либо активную роль в истории развития самого государства"1 .

Эти выводы оказали заметное влияние на историографию буржуазно-экономического направления, которая сменила юридическую школу. Изображение русского города в работах этих историков попрежнему оставалось статическим, и они не пытались вскрыть стадиальные различия в типах русских городов. Классическим примером такого рода работ является исследование Н. Д. Чечулина "Города Московского государства в XVI веке".

Решительный разрыв с этой традицией, переход к установлению стадиальности в истории развития русского города, к признанию русских городов XVI - XVII вв. русскими средневековыми, ремесленно-торговыми бургами, типичными для периода цветущего феодализма, наконец открытие движущего начала развития городов и их влияния на развитие всего русского общества и государства - такова основная идея реферируемой работы.

Источниками для исследования послужили как актовые материалы, которые издавались уже давно (обычно бессистемно, в разного рода сборниках), так и новые материалы, извлечённые автором из архивов: бывшего Главного архива министерства иностранных дел в Москве, Архива министерства юстиции, Дворцового архива (столбцы Оружейной палаты), Писцового архива межевой канцелярии, в меньшей мере - Московского исторического музея. Археографической комиссии Академии наук, рукописного отделения Публичной библиотеки, Александро-Невской лавры и др.

Среди новых источников, привлечённых к исследованию, отметим значительную группу так называемых строельных книг, которые появились как следствие осуществления в городах XIX главы Соборного Уложения 1648 - 1649 годов. Эти книги доселе не привлекали к себе внимания исследователей, хотя они содержат богатейший материал по истории классовой борьбы в русских городах XVII века. Автору удалось собрать их по 57 городам. Другим интересным памятником, считавшимся безвозвратно погибшим, являются разысканные автором в копиях XVIII в. межевые книги подмосковных земель за Земляным городом. Эти книги были составлены при выделении выгонной земли для Москвы, согласно той же XIX главе Соборного Уложения. В числе источников можно упомянуть ещё впервые привлечённый автором к исследованию большой архив Приказа сыскных дел боярина князя И. А. Голицына, который в 1637 г. осуществлял в Москве сыск закладчиков, и, наконец, другие, менее крупные источники.

Исследование представляет ту особенность, что значительная часть приводимых в нем данных, в частности история так называемого посадского строенья от великого князя Ивана III до царя Алексея Михайловича, приводится не в пересказе содержания архивных фондов, сохранившихся от соответствующих учреждений, а


Настоящая статья является авторефератом одноименной работы доктора исторических наук проф. П. П. Смирнова, за которую автор получил Сталинскую премию второй степени.

1 Дитятин И. "Устройство и управление городов в России", стр. 107. СПБ, 1875.

стр. 50

устанавливается, и притом впервые, - методом "отражённых актов". Одной из причин (хотя и не единственной) бедности представлений и бледности изображения развития русских городов надо считать гибель большого количества архивных фондов, касавшихся самых существенных сторон этого развития, в частности фондов приказов сыскных дел. Для восстановления истории русских городов необходимо восстановить эти фонды хотя бы в самых существенных их частях. Это вполне возможно, если собрать акты, исходившие из погибших учреждений и сохранившиеся в других, современных им или позднейших приказных архивах, адресованную исчезнувшим учреждениям переписку, отпуски которой сохранились в уцелевших фондах, позднейшие упоминания о такой переписке и т. п. Трудоёмкость метода "отражённых актов" вознаграждается возможностью благодаря ему устанавливать такие факты, которые были потеряны для истории и оставались незамеченными и непонятыми такими крупнейшими знатоками архивных хранилищ, как С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский и др.

Этим методом "отраженных актов" автору удалось восстановить характер городской политики великого князя Ивана III и Василия III, посадское строенье царя Бориса Годунова и особенно характер мероприятий Приказа сыскных дел боярина князя Ю. А. Долгорукого, осуществлявшего XIX главу Соборного Уложения в городах и в Москве.

II

По своему содержанию реферируемое сочинение представляет рассказ о том, как сложился класс горожан-бюргеров в конце XV в., очерк истории городской политики сменявшихся правительств XVI - XVII вв. и освещение задач и форм классовой борьбы, которую в этот период вели горожане - посадские люди, - добиваясь положения привилегированного сословия среди иных "чинов" московской сословной монархии XVII века.

Автор устанавливает, что класс русского средневекового бюргерства - посадских людей - слагается во второй половине XV в. из феодально-зависимой части "горожан" и особенно из населения слобод, которые обычно возникали около или внутри раннефеодальных городов XIV - XV веков. Возможность проникнуть в малоизвестный нам раннефеодальный город XIV - XV вв. открывается путём изучения жалованных грамот на городские дворы, а равно жалованных грамот и иных известий о них как особого рода посёлках этих времён. Типичные для слобод учреждения становятся затем учреждениями посадов XVI - XVII веков. Условием и причиной развития ремесленного посада было углубление общественного разделения труда, возникшее на почве возросшей производительности сельского хозяйства (появление сохи-косули, трёхпольный севооборот, унавоживание полей). В начале XVI в. наблюдается усиление процесса образования городов: возникают новые города, вотчинные дворы обращаются в слободки, слободки наполняются ремесленниками, промышленниками и торговцами, что привлекало внимание современников, как русских, так и иностранцев.

В новых ремесленно-торговых городах-посадах московского (правильнее - русского) государства складывается и развивается новое городское право, имевшее источником слободские привилегии предшествующих веков. Так, по Судебнику 1497 г., в городах была разрешена частная служба по найму без обращения в холопство, как того требовала "Русская правда" и как это было сохранено для такой же службы в сёлах: "По городскому ключу - не холоп". Далее, в городах запрещено было обращение ростовых кабал в кабалы служилые, чтобы предотвратить порабощение должников. Позже вообще было запрещено в городах кабалить пожизненными служилыми кабалами городское население: кабала для него была заменена срочными "житейскими записями". Ни один акт не указывает на ограничение права перехода из посадских общин в период между двумя судебниками, когда в сёлах действовал закон о Юрьеве дне осеннем.

Особенную заботу о городском населении проявляют вдова великого князя Василия III - Елена Глинская - и её правительство. В 1534 г. на её средства, на средства, собранные с митрополита, монастырей и бояр, а также на деньги гостей и всех торговых людей были построены сначала деревянные, а затем каменные стены вокруг главного московского рынка ("идеже у них все торговые места"), получившего наименование Китай-города. Правительством были проведены суровые меры против фальшивомонетчиков и положено начало единой монетной системе, основанной на монете из хорошего серебра. Летопись отмечает особую близость к Елене вдовы гостя Тараканова1 .

После смерти Елены Глинской, отравленной в 1538 г., начались широкие уличные выступления посадских людей в Москве, которые принимали участие в происходившей борьбе между боярскими группировками до 1547 года. Посадские люди с 1549 г. получают право легального участия в патетической жизни страны как постоянные члены земских соборов, возникших из "собора примирения" 1549 года. Однако участие посадских людей в политической жизни страны не прекратило той классовой борьбы, которая завязалась в городах между посадскими чёрными мирами и местными землевладельцами. Эта борьба протекала двумя руслами: с одной стороны, в каждом городе в XVI - XVII вв. происходили столкновения посадских людей с местными землевладельцами из-за городских земель, "закладчиков", торгов и промыслов; с другой - посадские люди под именем "всего мира" устраивают время от


1 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. VI, стр. 292 - 293, 296 - 297, 303. СПБ. 1853.

стр. 51

времени внушительные выступления в Москве, предъявляя те или иные требования к боярскому правительству страны.

"В средние века в каждом городе горожане вынуждены были для защиты своей шкуры объединяться против сельского дворянства"1 . В реферируемой книге представлен большой материал с изображением такой борьбы в отдельных городах XVI - XVII вв. с окрестными вотчинниками и помещиками, монастырями, служилыми приборными людьми, а также с правительством, которое представляло и защищало интересы привилегированных групп населения. Особенно яркую картину внутренних отношений с этой точки зрения даёт Москва, по которой автор впервые использовал акты сыска посадских закладчиков боярина князя И. А. Голицына 1637 года. Картина расхищения подгородних земель за Земляным городом, на основании данных Земского приказа, восстанавливается со времени так называемой Смуты. Выясняется состав "закладчиков", в большинстве необеспеченных молодших посадских тяглецов, которые бежали под покровительство патриарха, монастырей или бояр от обид, долгов или "великих навалов" своей сотни или слободы. Здесь они находили лучшие материальные условия, хотя и сопряжённые с бесправием. Но особенно тяжко было положение этой посадской бедноты, попадавшей в кабальную зависимость по "житейской записи" от своих же лучших торговых людей, стрелецких сотников и тому подобных представителей зажиточного мещанства. Захват и порабощение малолетних, спаивание, физическое насилие, записи, вымучиваемые страхом и побоями, что, впрочем, применялось также в монастырях и у иных вотчинников, - такова была участь этих несчастных. Борьба лучших и середних посадских людей против закладничества, которую они с большой энергией вели в первой половине XVII в., была для них такой же борьбой за рабочие руки с феодалами в городах, какой была борьба уездного дворянства за закрепощение крестьян.

В тяжбах, ссорах и столкновениях между посадскими мирами и окрестными землевладельцами, тянувшихся десятилетиями, накапливалось чувство солидарности у горожан: в Москве они сравнительно легко поднимались в массовых движениях. Иногда мятежные вспышки происходили в других городах. В XVI в. посадские люди в своих выступлениях внешне солидарны: чёрные люди идут за гостями и лучшими торговыми людьми, иногда даже против собственных, ещё неосознанных интересов. В XVI в. уже чувствуется характерный для средневековья "союз королевской власти и буржуазии", о котором говорит Ф. Энгельс2 . Проявления этого союза заметны были при Василии III, при Елене Глинской; таким же проявлением "союза королевской власти и буржуазии" можно считать известное обращение Грозного к московским гостям и торговым людям в 1564 - 1565 гг., во время учреждения опричнины. В конце XVI в. московские чёрные сотни и слободы вслед за гостями идут против Богдана Бельского в 1584 г. и Бориса Годунова в 1587 - 1589 годах.

В начале XVII в. начавшаяся крестьянская война вносит в среду посадского класса политический распад. Гости и лучшие торговые люди сохраняют верность боярству: поддерживают Василия Шуйского и сидят в осаде с семибоярщиной. Молодшие люди поддерживают "законного" Лжедимитрия I, а после его убийства становятся под знамёна Болотникова и вместе с ним идут в Москву: "Хотят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити". Середние посадские люди, выразителем которых был Минин, находят союзника в дворянской армии и вместе с ней кладут конец интервенции.

III

Ни одно правительство не могло игнорировать быстрого роста посадского класса и его влияния на общественную жизнь страны. Ещё Василий II Тёмный пытался вести борьбу против роста владельческих слобод в своих великокняжеских городах. Но борьба против частного права на города и городское население принимает широкие размеры при великом князе Иване III и сыне его Василии III (1462 - 1533). О последнем Герберштейн говорит, что Василий III "исполнил то, что начал его отец, именно отнял у всех князей и других владетелей все их города и укрепления".

Наличие остатков частновладельческих прав на городские территории и на население вынуждало государство принимать против них систематические меры, которые известны под техническим термином "посадского строенья". Это "строенье" посадов, вероятно, ведёт начало из удельной практики устройства слобод. Оно сопряжено было с отчуждениями нужных территорий, с принудительным обращением в великокняжеский "круг", т. е. феодальную зависимость крестьян, бобылей и других элементов, принадлежащих к иным "кругам", особенно таких, которые были приняты с нарушением основного правила жалованных слободских грамот: не принимать на отарханенные земли людей своего князя.

Правила строенья посадов ещё при великом князе Иване III и Василии III были систематизированы в "указе слободам". Указ этот не сохранился, но содержание его восстанавливается на основании современных судебных актов, а также по законодательству царя Ивана IV, требовавшего в речи на Стоглавом соборе возврата к "указу слободам" своего отца и деда. На основании решения Стоглавого собора в мае 1551 г. была проведена операция пересмотра всех жалованных грамот монастырей и урезаны привилегии на городские дворы и слободы.

Правительство Фёдора Ивановича пыталось примирить интересы землевладельцев


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 43.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 1-я, стр. 445.

стр. 52

с задачами восстановления разрушенных городов. На примере строенья Твери можно видеть, что для пополнения запустевших тверских посадов в них переводили на житьё крестьян, иногда даже пашенных, причём исключительно из дворцовых слобод и сёл. Нужные для расселения крестьян земли, находившиеся в чьих-нибудь межах, не отбирали, а выменивали. Эти приёмы, однако, не могли удовлетворить основной цели строенья. Они разрушали дворцовые слободы и сёла, чтобы создать поселение посада, благосостояние государственной казны не укреплялось, а подрывалось.

Иным путём пошёл новый царь, Борис Фёдорович Годунов (1598 - 1605), вернувшийся к старым формам пожертвования частными интересами в пользу интересов государства. С самого начала своего царствования Годунов приступает к конфискации владельческих слобод, земель, людей, лавок и другого имущества ради экономического укрепления государевых городов. При нём были формулированы нормы конфискации "по посадской старине", "по торгу и промыслу" и "по посадской близости".

После окончания так называемой Смуты посадские люди стали добиваться выполнения своих требований у правительства Филарета, которое прекратило созыв земских соборов. Провал смоленской кампании 1632 - 1634 гг. и выдвинутое дворянской армией против своих начальников обвинение в измене - что привело к казни боярина Б. М. Шеина - восстанавливают "единачество" чёрных людей Москвы с дворянскими ополчениями. Обе стороны берут под недоверчивый контроль боярское правительство царя Михаила. Десятилетие, 1635 - 1645 гг., характеризовалось тем, что собиравшееся в Москве дворянское войско совместно с чёрными сотнями и слободами Москвы выступало перед правительством боярина князя Ивана Борисовича Черкасского с различными требованиями, формулировавшими ближайшие задачи каждого из этих двух классов. Когда происходили съезды дворян и детей боярских всех городов (почти регулярно раз в три года), в их среде и в среде московского посада закипала жажда преобразований, и правительство было вынуждено принимать и обсуждать челобитные, подававшиеся ему от имени "всей земли" и "всего мира" Москвы. Результаты этой длительной борьбы были, однако, незначительны.

На этом заканчивается первый том работы.

IV

Второй том исследования отводится истории классовых боёв посадских людей в середине XVII столетия. В первой части освещается подъём классовой борьбы на посадах в первые годы царствования Алексея Михайловича; во второй - речь идёт о результатах и итогах этой борьбы, выразившихся в деятельности Приказа сыскных дел боярина князя Ю. А. Долгорукого.

Автор останавливается на деятельности правительства боярина Б. И. Морозова, которое в 1645 - 1648 гг. развивает энергичную и беспокойную внутреннюю и внешнюю политику. Внутренняя политика Морозова имела определённо фискальную окраску, так как преследовала цель восстановления расстроенных средств государства; внешняя политика ставила перед собой далеко идущие задачи - овладеть берегами южных морей, чего не удалось достигнуть в предшествующее царствование. Правительство Морозова стремилось осуществить это, захватив "Всевеликое войско Донское", завоевав Крым и Азов.

Фискальный, нажим правительства, прибегавшего для увеличения своих средств к всевозможным новым и старым приёмам увеличения сборов, привёл к восстанию в Москве и в городах в 1648 году. В восстании приняли непосредственное участие как чёрные посадские люди, стрельцы, пушкари, так и приезжие "детишки боярские", драгуны и солдаты, вызванные в Москву для похода на Дон ранней весной 1648 года. Находившиеся в Москве с марта - апреля 1648 г. драгуны и солдаты старой, филаретовской службы в количестве около тысячи человек составляли полк воеводы Андрея Лазарева, который стоял в Лужниках, за Новодевичьим монастырём. Считая себя обиженным скупым расчётом жалованья, выданного им перед походом на Дон, они в большинстве отказались принять предложенный им дьяком Назарьем Чистым 1 рубль вместо ожидавшихся ими 5 рублей и оставили свой полк. За это их в количестве до 600 человек "выбил" из квартир по слободам начальник Земского приказа Леонтий Плещеев, и с апреля до июня 1648 г. солдаты и драгуны "волочились меж двор" по Москве. В лагере Лазарева на 2 - 3 июня, когда в Москве вспыхнуло восстание, оставалось около 400 человек, но и из них около 350 человек 3 июня бросили лагерь и ушли в Москву на погром, так что у Лазарева осталось всего около 50 человек. В Москве солдаты и драгуны, вероятно, принимали участие в подаче челобитной 2 июня и, несомненно, принимали живейшее участие в погромах 2 - 5 июня, причём несколько человек из них были задержаны и позже присланы к Лазареву.

После падения правительства Б. И. Морозова, по требованию дворянской армии и всего московского "мира" в Москве был созван 16 июля 1648 г. Земский собор. Он провёл широкую работу по удовлетворению различных нужд московских чинов, заявленных на Соборе. Но главным его мероприятием было решение созвать на 1 сентября 1648 г. новый, полный Земский собор с поручением написать новую Уложенную книгу с равным для всех судом, о чём дворянская армия просила правительство ещё во время движения 1637 года. Тогда же, 16 июля, на Соборе была назначена особая комиссия в составе трёх князей - Н. И. Одоевского, С. В. Прозоровского и окольничего Ф. Ф. Волконского, - которая

стр. 53

должна была подготовить проект будущего Уложения.

Делегаты нового Собора съехались в Москву в назначенное время, около 1 сентября 1648 г., но приступить к работе Собору удалось только с начала октября. Вокруг Собора и среди его "советных людей" происходила сложная борьба, вырабатывались соглашения, шли переговоры с правительством. Глава павшего в дни восстания правительства, боярин Б. И. Морозов, сосланный во время мятежа, был вызван царём сначала в Троице-Сергиев монастырь, а затем благодаря поддержке части стрельцов приехал в Москву. Занимавший его место боярин князь Яков Кудунетович Черкасский противодействовал этому, но не мог ничего сделать. На Соборе между курией посадских людей и представителями дворянской армии было достигнуто соглашение о взаимной поддержке требований обоих классов. Предстояло вырвать уступки у великородного боярского правительства Черкасского, которое сменило разгромленное правительство Морозова.

30 октября 1648 г. обе курии, посадская и дворянская, выступают на Земском соборе почти с тождественными челобитными, в которых требуют конфискации на Москве и в городах всех частновладельческих слобод и сёл, уничтожения закладничества, возвращения городам земель, перешедших к вотчинникам и помещикам, и т. п., "чтобы везде было всё твоё государево". Посадские люди предлагали изъять из действия частновладельческих прав огромную территорию под Москвой, окружностью в 3 - 5 тогдашних вёрст от Земляного вала, или в 6 - 10 вёрст современных, по 500 трёхаршинных сажен в версте, и отвести эту территорию под выгоны. Это дало бы полосу отчуждения вокруг Москвы размером от 30 до 50 тысяч десятин земли. В остальных городах они предлагали возвратить горожанам все вообще земли, как было "при прежних государех". Эта челобитная, направленная на удовлетворение желаний городского класса, как сказано, была поддержана дворянством, которое от своего имени повторило её содержание. Со своей стороны посадские люди от своего имени повторили заявленное 9 ноября на Земском соборе требование дворянских представителей о конфискации у церковных учреждений, патриарха, епископских кафедр и особенно монастырей всех земельных имуществ, которые перешли к ним после закона 1580 года о запрещении таких приобретений. Эти земли должны были пойти, по мнению дворянской армии и посадских людей, в раздачу малопоместным, худопоместным и беспоместным дворянам и детям боярским.

На следующий день после подачи первой челобитной, 31 октября 1648 г., во дворце у царя произошло резкое столкновение между Б. И, Морозовым и Я. К. Черкасским, которые разошлись в мнениях относительно возможности удовлетворить требования посадов и дворян. Морозов, за которым стояли царь Алексей и патриарх Иосиф, был за уступки городам, но против отобрания церковных земель; Черкасский и его великородная партия возражали против нового "посадского строенья", в котором они понесли бы большие потери, но склонялись к уступкам дворянству за счёт церковных учреждений. Князь Я. К. Черкасский самовольно оставил дворец и перестал его посещать, заявляя, что ему нечего там делать. 1 ноября, на другой день после столкновения, он был арестован на своём дворе, а на его место главой правительства был назначен тесть царя и боярина Морозова окольничий Илья Данилович Милославский, вскоре получивший боярский чин.

Несмотря на опалу Черкасского Боярская дума, по докладу боярина князя Никиты Ивановича Одоевского с товарищами, сделала попытку максимально обезвредить опасный проект посадских советных людей Земского собора. Выслушав записку о челобитьях Земского собора 30 октября по вопросу о конфискациях владельческих слобод и земель в городах, бояре 13 ноября приговорили отдать в тягло по Москве и городам все слободы, которые вновь возникли после 1613 г., если в них живут торговые и промышленные люди, а равно вернуть в тягло всех посадских людей, которые вышли из него с того же, 1613 года. Такое решение предотвращало радикальное "разбояривание" русских городов. Сущность дела сводилась к давно уже практиковавшимся сыскам посадских людей - закладчиков - да к отобранию возникших за последние 35 лет подгородних торгово-ремесленных слобод, которых было не так уж много.

Это решение предстояло выполнить. В назначении исполнителей, как можно думать, отыгрались сторонники Морозова и его политики соглашения с городами. 19 ноября 1648 г. для осуществления городских реформ был учреждён Приказ сыскных дел, который по составу напоминал Уложенный приказ боярина князя Н. И. Одоевского, но с иным социальным содержанием. Во главе Приказа сыскных дел был поставлен женатый на сестре Морозова окольничий (позже боярин) князь Софроний-Юрий Алексеевич Чертенок-Долгоруков, а в товарищи ему даны двое из членов Земского собора: Иван Васильевич Толстой от московского дворянства и Семён Иванович Заборовский от новгородского дворянства Бежецкой пятины. В помощь им были назначены, как и в Уложенном приказе, три дьяка с соответствующим штатом подьячих.

Ознакомившись с решением Боярской думы 13 ноября, которое было сообщено Приказу сыскных дел, выборные Земского собора выступили с резким протестом против его содержания. В новой челобитной от 25 ноября "советные люди" Собора от городов жаловались на невыполнение их требований: полной и безоговорочной ликвидации в Москве и по городам белых, т. е. владельческих, слобод, а равно действительно наделить горожан необходимыми землями. Так как царь Алексей еще

стр. 54

3 ноября дал своё согласие "исполнить то, о чём просит простой народ", и за выполнение радикального проекта горожан стоял Морозов, то сопротивление бояр было сломлено. На новой челобитной 25 ноября думный дьяк сделал помету о царском указе отписать на государево имя "без лет и без сыску" все слободы в Москве, около Москвы и по городам с торговыми, ремесленными людьми, крестьянами, бобылями, закладчиками и со всякими ремесленными людьми, под которыми разумелись также стрельцы, казаки и т. п. служилые приборные люди, занимавшиеся городскими промыслами и торговлей. Государев указ был развёрнут в Приказе сыскных дел в целую XIX главу Соборного Уложения, для чего было использовано законодательство, сохранявшееся в указных книгах прежних приказов сыскных дел, в частности того приказа, который при Морозове и П. Т. Траханиотове "строил" города в 1645 - 1648 годах.

V

Вторая часть II т. содержит рассказ о последнем "посадском строеньи" московского правительства; оно было произведено в порядке осуществления XIX главы Соборного Уложения, принятого на Земском соборе 29 января 1649 года. Это "строенье" осуществлялось дворянско-посадским блоком, пожинавшим плоды победы над боярским правительством, одержанной летом 1648 г. после того как правительство было вынуждено подчиниться решениям Земского собора "страха ради от всех чёрных людей".

Приказ сыскных дел боярина князя Юрия Алексеевича Долгорукого, И. В. Толстого и Семёна Заборовского с тремя дьяками выделил для отписки владельческих слобод в Москве дворянина Алексея Мещеринова, гостя Кирилла Босого и подьячего Ивана Перхурова, которые выполнили это принципиально важное и материально крупное дело перед глазами Земского собора в течение ноября - декабря 1648 года. К началу января 1649 г. комиссия А. Мещеринова и гостя Кирилла Босого отписала в Москве 19 владельческих слобод с населением свыше 1410 дворов крестьян и бобылей. Семь слобод принадлежало патриарху, одна - ростовскому митрополиту, что составляло 52,6% отписанных дворов; восемь слобод было монастырских (35,1% дворов) и три - боярских (12,3% отписанных дворов).

Одновременно Приказ Долгорукого приступил к более трудной операции - отписке подгородних земель за Земляным валом на выгоне, как этого требовали "советные люди" Собора. Как было сказано, советные люди предлагали отвести под выгоны все земли за Земляным валом версты на три, четыре и на пять вёрст, что составляло полосу отчуждения шириной от шести до десяти современных вёрст, или от 30 до 60 тыс. десятин земли вокруг Москвы. Такая полоса отчуждения захватывала несколько ближайших к Москве дворцовых сёл: Коломенское, Воробьёво, Хвилеи, или Фили, Рубцово-Покровское, деревню Зимниково (ныне Сокольники), в начале XVII в. находившуюся во владении князя Д. М. Пожарского, а затем вернувшуюся во Дворец, частью село Хорошево (например деревня Щукино) и др.; сюда же входили земли всех 5 московских ямских слобод, виднейших из московских и подмосковных монастырей и целый ряд подмосковных вотчин виднейших боярских родов: Романовых (Бутырки и Измайлово), Черкасских (Марьино), Стрешневых (Карачарово, Собакина Мельница на землях Алексеевского монастыря), Шереметевых и др. Обращение всех этих культурных и хозяйственных организаций в пастбища для скота чёрных сотен и слобод должно было казаться боярам затеей, столь же вредной, сколь и бессмысленной. Однако отмахнуться от требований Земского собора, дважды заявленных, было бы в условиях момента опасной бравадой, и такая бравада не могла входить в расчёты правительства Милославского-Морозова. Поэтому при определении возможных размеров намеченного отчуждения применялся практический подход, так как точной цифры отчуждения не давали ни челобитные советных людей, ни государев указ по этим челобитным. Кроме того предстояло точно установить, чьи именно интересы затрагивало осуществление проекта Земского собора.

Для этого Приказ сыскных дел выделил межевую группу в составе дворянина Дениса Петрова, сына Тургенева, и дьяка Семёна Сафонова, которым поручил объехать и измерить все 15 больших московских дорог от Земляного вала, на расстоянии 2, 2 1/2 и 3 вёрст по 1000 сажен трёхаршинных в версте, т. е. на 4, 5 и 6 вёрст современных. Межевщики выполнили это поручение в сравнительно короткий срок - с 10 по 22 января 1649 г., т. е. ещё во время заседаний Земского собора. Обычно они измеряли по одной дороге в день. Измерения по Серпуховской дороге, заваленной снегом, отложили до лета. Мерили 50-саженной верёвкой. Останавливались на указанных расстояниях от Земляного вала и ставили временные межевые знаки, записывая в книге, чья земля находится "направе и налеве" в 2, 2 1/2 и в 3 верстах от Земляного вала. Показания о принадлежности земли собирались на месте; кроме того принимались в расчёт показания старожильцев, бравшихся межевщиками при выезде на каждую дорогу из ближайшего посёлка за Земляным городом.

Доклад по этим межевым книгам должен был состояться между 23 и 28 января 1649 г. В результате доклада в проект XIX главы Уложения, составлявшейся в Приказе сыскных дел, внесено было отчуждение земель под Москвой за Земляным валом на 2 версты, т. е. на 4 современных. Проект был заслушан и утверждён на Земском соборе 29 января 1649 г., после чего XIX глава Соборного Уложения обратилась в закон. Земский же собор был распущен, и его делегаты разъехались по домам.

По докладу приказа боярина князя Ни-

стр. 55

киты Ивановича Одоевского, редактировавшего проект Уложения в целом, Земский собор утвердил минимальный вариант отчуждения подмосковных земель, выдвинутый Приказом сыскных дел боярина князя Ю. А. Долгорукого. Этот вариант был меньше того минимума, который допускали в своей челобитной советные люди от городов. Они предлагали отчуждение от 3 до 5 вёрст от Земляного вала. Приказ сыскных дел дал наказ Тургеневу и дьяку Сафонову мерить земли на 2 - 3 версты, допуская как максимум то, что посадские люди на Земском соборе считали за минимум. Приняли же в редакции Приказа сыскных дел именно его, минимальный вариант: на 2 версты от Земляного города. Вместо 30 - 50 тыс. десятин, намеченных к отчуждению делегатами Посадского класса, Земский собор согласился на отчуждение около 12 тыс. десятин подмосковной земли. Однако и этого было очень много; это затрагивало существенные интересы самых влиятельных кругов столичного населения. Осуществить на практике подобный закон было нелегко, тем более что он встречал открытое сопротивление. Ему противились как собственники, например боярин Н. И. Ромашов, боярин князь Я. К. Черкасский и другие, которые отказались приложить свою руку к тексту Соборного Уложения, так и их люди; они спускали собак на государевых стрельцов, угрожали восстанием, "гилем", новым кровопролитием и гибелью Морозову, Милославскому и иным, считавшимся прикосновенными к реформе, лицам.

Та же межевая комиссия Дениса Петрова, Тургенева и дьяка Семёна Сафонова летом 1649 г. обмеряла новую полосу отчуждения по дорогам и меж дорог на 2 версты, в соответствии с новым законом. Старые межевые знаки при этом уничтожались и ставились новые. В августе - сентябре 1649 г. Боярская дума ещё раз слушала этот вопрос, возможно, в связи с докладом Приказа сыскных дел о судьбе дворцовых сёл и слобод, в частности села Покровского-Рубцова (ныне улица Покровка). Бояре вынесли новое решение, которое существенно меняло постановление Земского собора, выраженное в XIX главе Уложения: 1) дворцовых сёл и слобод в полосе отчуждения не трогать совершенно, уменьшая количество отчуждаемых земель на количество земли, равное их площади, 2) у остальных подмосковных владельцев взять под выгоны не всю, а только половину их земли, находящейся в полосе отчуждения, сократив таким образом эту последнюю ещё в два раза, 3) загородные дворы и огороды, если они стояли на оброчных вотчинных землях (т. е. на арендованной земле), включать при отписке в количество отписанной земли. Их владельцы должны были после этого платить оброчные деньги в государеву казну, а не прежнему владельцу, который оставлял себе на пашню половину наличной в полосе отчуждения земли, не занятой достройками. Такие загородные дворы и огороды, повидимому, сохранялись и не подлежали сносу или уничтожению.

После этого приговора Боярской думы, ещё раз сократившего установленный Земским соборам минимум отчуждения, было приступлено к его практическому осуществлению. С этой целью Москва за Земляным городом была разделена на 4 сектора: восточный - за Яузскими и Таганными воротами Земляного города; южный - в Замоскворечье, за Лужницкими, Серпуховскими и Калужскими воротами; западный - за Чертольскими, Арбатскими, Никитскими и Тверскими воротами; северный - за Дмитровскими, Сретенскими, Мясницкими-Фроловскими и Покровскими воротами Земляного города. В первые три сектора были направлены особые партии межевщиков (среди них Денис Тургенев с дьяком Семёном Сафоновым межевали Замоскворечье). Они произвели обмер земель различных владельцев, оказавшихся в двухвёрстной полосе, разделили эти земли пополам, за исключением земель дворцовых слобод и сёл, а также отдельных владельцев, добившихся для себя особых грамот. Выделенные на выгон земли обычно межевались в один кусок. В восточном секторе, в котором преобладали земли дворцовых сёл, - Рубцово-Покровского, деревни Зимниково, или Сокольников, а равно крупнейших и влиятельных владельцев - Измайлово бояр Романовых, село Черкизово Чудова монастыря и др., - межевания, кажется, произведено не было. Здесь только отдельные угодья Стрешневых были зачислены в дворцовые владения: сельцо Собакина Мельница на землях Алексеевского монастыря, дача нового села Карачарова на землях Алексеевского монастыря. На землях сельца Собакина Мельница в 1657 г. царь Алексей Михайлович устроил новое своё село - Преображенское. В результате таких произвольных отступлений от закона об отчуждении подмосковных земель под выгоны было взято даже не 12 тыс. десятин, как то определено было XIX главой Уложения, а только около 3743 десятин, отобранных у 25 владельцев. Пострадали главным образом подмосковные монастыри и ямские слободы. Земля Новодевичьего монастыря, патриаршие земли села Голенищева на р. Сетуни, боярина Н. И. Романова, боярина князя Я. К. Черкасского, княгини Анны Васильевны Трубецкой - вдовы вождя казацких таборов - были обойдены, хотя торгово-промышленное население из них частично было приписано к чёрным сотням и слободам в тягло. Из 36 московских и подмосковных монастырей у 10 было отписано под выгоны 1252 десятины земли, что составляет 33,4% взятой земли. Из 5 ямских слобод у 4 (кроме Переяславской) взято 1225 десятин 963 кв. сажени, что даёт 32,7% отчуждённой площади. У боярина В. И. Стрешнева из дач села Карачарова, расположенного на землях Андроновского монастыря, и сельца Собакина Мельница, на землях женского Алексеевского монастыря взято 926 деся-

стр. 56

тин 1467 кв. саженей, или 24,7% площади отчуждения. У Крутицкого митрополита из дач его села Кожухова - 284 десятины 900 кв. саженей, или 7,6% отчуждённой территории. Наконец, у мелких держателей дворов и огородов - 55 десятин 1114 кв. саженей, или 1,6% отчуждения. Всего было отписано под выгоны за Земляным валом 3743 десятины 1890 кв. саженей.

Если сопоставить эта итоги с результатами отписки частновладельческих слобод в той же Москве, произведённой дворянином Андреем Мещериновым и гостем Кириллом Босым в 1648 г., то легко убедиться, что в обоих случаях по счетам боярского правительства перед чёрными людьми городов расплачивалась своими вотчинами главным образом церковь.

С весны 1649 г. Приказ сыскных дел перенёс свою деятельность также в города. Сюда были направлены "стройщики", или "сыщики", из добрых дворян с поручением осуществить государев указ, т. е. XIX главу Уложения, и заказ, выдававшийся из Приказа сыскных дел. Нам удалось установить 32 имени стройщиков, из которых каждый обычно строил по 2 - 3 города. На отдалённых окраинах и в отдельных случаях при повторном строении это дело поручалось местным воеводам; от них остались и известны 13 книг. Строению подвергались все города, и если мы вместе со стройщиками заглянем в их строельные книги, то увидим каждый город в интересную и напряжённую минуту его жизни.

Местные воеводы обязаны были оказывать стройщикам всякое содействие. Но главную помощь оказывали выборные люди посадских миров; их поспешили выдвинуть для участия в предстоящей работе посадские "миры". Руководясь росписями и указаниями выборных, стройщики заносили в свои книги слободы, земли, дворы, лавки, амбары и тому подобное имущество, принадлежавшее беломестцам в городах, не производя ни проверки, ни обысков, так как отчуждения должны были производиться "без лет и без сыску". Беломестцы могли обжаловать действия стройщиков только в Москве, в Приказе сыскных дел, куда стройщики представляли и свои "заручные" книги. Жаловались здесь на произвол стройщиков, на их якобы подкупность, на их действия, которые они производили, "дружа и норовя" посадским людям, - и т. д. Приказ сыскных дел выносил окончательное решение и обычно сильно сокращал намеченные в "заручных" строельных книгах отчуждения. Более сложные вопросы, а равно такие, в которых были заинтересованы особенно влиятельные лица и учреждения, он переносил в Боярскую думу. Нам удалось установить 10 боярских приговоров и государевых по ним указов, вынесенных в порядке такой апелляции в течение 1649 - 1652 гг., когда дальнейший приём протестов был прекращён и Приказ сыскных дел закрылся, передав итоги своих работ в соответствующие финансовые приказы для практического их использования в финансово-административной практике управления. Если Приказ сыскных дел обычно становился на сторону обираемых беломестцев, особенно влиятельных, то Боярская дума шла по пути возможного разрушения и ограничения действия XIX главы Соборного Уложения. Сближение царя Алексея с Никоном, который в 1652 г. был избран патриархом и не скрывал своей вражды к "проклятой" книге Уложения, привело к спешному прекращению деятельности Приказа сыскных дел и подведению итогов. Эти итоги выразились во внушительной цифре - в 10095 дворов с населением в 21036 человек, взятых в тягло преимущественно у церковных учреждений и иных землевладельцев. Количество отчуждённых земель, лавок, амбаров и других статей может быть учтено только приблизительно, на основании собранных автором исследований 57 строельных книг по различным городам, что составляет лишь часть материала. Прирост дворов благодаря отписке новых тяглецов повысил населённость чёрных сотен и слобод в Москве и по городам на 30%. Архив закрытого Приказа сыскных дел сначала был передан в Пушкарский приказ, куда перешёл Ю. А. Долгоруков, а затем в Приказ тайных дел, учреждённый в 1654 - 1655 годах.

VI

Каково было значение описанного строенья городов 1648 - 1652 годов? Оно сломало в русских городах существовавшие ещё устои крупного ранне-феодального землевладения и за его счёт усилило на целую треть посадскую общину. Оно ликвидировало в городах вотчинное, безобменное хозяйство и развязало стихию хозяйства менового. Отчуждение по "посадской близости" углубило и подчеркнуло общественное разделение труда между горожанами и занятым в сельском хозяйстве крестьянством, усиливая вместе с тем их взаимную обусловленность и форсируя развитие рыночных связей между городом и селом. Реформа, таким образом, во-первых, содействовала развитию в стране рыночных связей и сплочению многих районных рынков в единый национальный рынок. Во-вторых, посадское строенье в большей степени, нежели более ранние разрозненные мероприятия, способствовало обращению класса русских средневековых горожан в привилегированное средневековое сословие, наделённое монопольным правом на городские торги и промыслы. В-третьих, посадское строенье - последнее в истории русского государства - было и последним успехом в истории классовой борьбы средневекового русского бюргерства. Оно усилило процесс внутреннего его распада на нарождавшуюся буржуазию, на мелких ремесленников, отступавших перед нарождавшимися мануфактурами, и на чернорабочих - "подлых людей", - "которые нигде между знатными и регулярными гражданами не счисляются". Петровский регламент Главного Магистрата 1722 г. констатировал и закрепил эту следующую фазу в развитии русских городов.

 


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОСАДСКИЕ-ЛЮДИ-И-ИХ-КЛАССОВАЯ-БОРЬБА-ДО-СЕРЕДИНЫ-XVII-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. СМИРНОВ, ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ И ИХ КЛАССОВАЯ БОРЬБА ДО СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 02.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОСАДСКИЕ-ЛЮДИ-И-ИХ-КЛАССОВАЯ-БОРЬБА-ДО-СЕРЕДИНЫ-XVII-ВЕКА (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. СМИРНОВ:

П. СМИРНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
1645 views rating
02.10.2015 (2132 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
23 hours ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ И ИХ КЛАССОВАЯ БОРЬБА ДО СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones