Libmonster ID: RU-9654

Институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б). Госполитиздат. 1946. 428 стр. 8 руб.

Институт Маркса - Энгельса - Ленина недавно выпустил в, свет VIII том "Архива Маркса и Энгельса", который содержит четвёртую (последнюю) тетрадь рукописи Маркса "Хронологические выписки", а также составленный им в дополнение к этим выпискам конспект работы Джона Ричарда Грина "История английского народа" (томы I и II).

IV тетрадь "Хронологических выписок" посвящена событиям всеобщей, преимущественно европейской истории в период приблизительно от 1580 до 1648 года. При изложении истории отдельных стран этого времени Маркс совершает исторические экскурсы и в более ранние периоды. Так, историю Португалии он начинает с конца XV в., историю скандинавских стран - от Кальмарской унии 1397 года. История России приводится им в виде сжатого обзора, охватывающего весьма большой промежуток времени от 862 до 1612 годов.

Исторический период, освещенный в этой тетради, относится к числу наиважнейших, насыщенных крупнейшими событиями. Приводимые здесь многочисленные факты отражают развитие тех сложных исторических процессов, которые Маркс начал прослеживать уже в предыдущих тетрадях "Хронологических выписок" - процессов интенсивного разложения феодального строя, происходивших под влиянием крупных изменений в экономике Европы и роста мировой торговли и сопровождавшихся обострением классовой борьбы. Именно в этот период ускоряется создание предпосылок для буржуазной революции, буржуазия выходит на широкую историческую арену и в ряде стран приступает к осуществлению своих требовании путём революционной борьбы с феодальной знатью. В IV тетради Маркс продолжает излагать историю самой ранней успешной буржуазной революции-войны Нидерландов за независимость, а изложение истории Англии доводит до начала другого крупнейшего восстания буржуазии против феодализма - английской революции средины XVII века.

В своих "Выписках" Маркс подробно рассматривает фактическую сторону указанных процессов: многочисленные политические столкновения и международные конфликты и особенно характерные для данного периода непрерывные религиозные распри. С особой тщательностью следит он за дипломатической деятельностью различных государств, торговым и колониальным соперничеством между ними, борьбой реакционных и прогрессивных сил как внутри отдельных стран, так и на международной арене, борьбой, в основе которой лежало опять-таки развитие классовых противоречий.

При составлении IV тетради "Выписок" Марко использовал лучшие работы буржуазных учёных: соответствующие разделы капитального труда Шлоссера "Всемирная история", книгу видного английского историка и публициста XIX века Вильяма Коббета "История протестантской "реформация" в Англии и Ирландии" и другие сочинения. Авторы этих работ, особенно Коббет, выделялись своим прогрессивным образом мысли, демократическими симпатиями и отвращением к деспотизму, а также умением ярко и образно излагать исторические факты. В то же время и Шлоссер и Коббет, как и другие представители буржуазной науки, не обладали в достаточной мере способностью подлинно научного анализа и обобщения исторического материала. Для уяснения социальной сущности тех или иных явлений Марксу приходилось преодолевать буржуазную ограниченность этих учёных. Достигал он этого тщательным отбором и выделением главных, основных исторических фактов, которые у Шлоссера, Коббета и других тонут порой в море исторических деталей. Изложению исторических событий Маркс придаёт чёткий, политически заострённый характер, нередко сопровождая это изложение собственными замечаниями. Описание исторических явлений переходит у него в глубокое обобщение, охватывающее социальную природу и классовые корни явления я его общественные последствия.

За политическими и религиозными конфликтами Маркс обнаруживает борьбу различных классов, движимых в первую очередь материальными интересами. Так, например, затрагивая вопрос о религиозной политике английского абсолютизма при Елизавете, он указывает, что в основе так называемой английской реформации лежали "сугубо материальные побуждения английской короны и той части господствующего класса Англии, которая была заинтересована в том, чтобы под предлогом реформации конфисковать церковные земли " особенно земельные владения ирландских католиков. "У "реформации" с самого её начала на лбу написан был грабёж; но что касается Ирландии, то там всё было грабежом с головы до пят..." (стр. 34). Подобным же образом Марк с вскрывает материальную

стр. 116

подоплёку религиозных распрей в Германии в период Тридцатилетней войны: "Как всегда в Тридцатилетней войне - война из-за церковного имущества!" - замечает он о действиях баварского полководца Тилли, конфисковавшего собственность протестантской церкви в оккупированной им в 1623 г. Вестфалии (стр. 181).

Успехи и неудачи внутренней и внешней политики отдельных стран, упадок одних государств и возвышение других Маркс ставит в прямую связь с их социальной структурой и характером их общественного строя. Так, например, рост международного авторитета Голландской республики, превращение её в крупную колониальную державу Маркс рассматривает как результат победы передовых для того времени буржуазных порядков в Голландии в конце XVI века. С другой стороны, уродливое сочетание завоевательной политики с убожеством и отсталостью внутреннего строя привело антагониста Голландии - католическую феодальную Испанию Филиппа II - к быстрому упадку. Отмечая неудачи испанцев в борьбе с более передовыми странами; Нидерландами и Англией, Маркс показывает, что даже такое внешне блестящее предприятие, как присоединение Филиппом II Португалии в 1580 г. к Испании, в конечном счёте лишь содействовало краху испанской колониальной империи. "Завоёванное" всехитрейшим (uber pfiffigen) Филиппом II присоединение Португалии к Испании двояким образом разорило обе страны: 1) при ненависти португальцев к испанцам многочисленные португальские владения по ту сторону океана и самую Португалию можно было удерживать за собою только силой оружия; 2) как испанская провинция со своими владениями и колониями она служила только для того, чтобы обогащать и усиливать Голландию и Англию. Многочисленные флоты и отдельные пиратские корабли, посылавшиеся из английских и голландских гаваней, отбирали у испанских и португальских кораблей богатый груз и захватывали лучшие владения и колонии" (стр. 14 - 15).

Среди причин превращения Испания из первой европейской державы, какой она была при Карле V, во второразрядное государство, Маркс отмечает: "войны, ведшиеся в Индии, бесполезные походы в Африку. Италию, Германию. Нидерланды и изгнание мавров, имевшее место, при Филиппе II" (стр. 242).

При описании того или иного события Маркс очень часто специально останавливается на роли отдельных классов, принимавших в нём участие. Так в истории борьбы Нидерландов за независимость он подчёркивает активность фламандских и голландских городских низав в борьбе против испанского владычества. Ярким примером здесь служит отмеченная Марксом история Гентского восстания 1577 г. и знаменитой агентской демократии". В то же время опорой испанцев в Нидерландах было, как указывает Маркс, фанатичное дворянство южных, валлонских провинций. Александр Пармский, по словам Маркса, "склонил на свою сторону Южные провинции, использовав их отвращение к протестантизму голландцев и ненависть дворянства к голландской демократии" (стр. 5).

В очерке истории Швеции и Норвегии Маркс подчёркивает видную роль, которую в борьбе против иноземного господства датских феодалов играл сохранившийся в этих странах, в отличие от большинства других государств Европы того времени, класс свободного крестьянства. Вожди шведского национального движения против датчан, хотя они сами и были выходцами из аристократических родов (Стен Стуре, Густав Ваза), часто должны были искать поддержку главным образом среди свободного "крестьянства Далекарлии и других областей Швеции, помогавшего им также подавлять сопротивление местной знати. "Стен Стуре, - пишет Маркс об этом крупном шведском деятеле второй половины XV в., - во главе крестьян, или демократической части нации, оказался в конфликте с аристократией" (стр. 65). "Далекарлийцы" Густава Вазы, с помощью которых в 1521 г. он изгнал датских феодалов, состояли, как указывает Маркс, из крестьян - горцев и рудокопов (стр. 71).

В IV тетради "Хронологических выписок" читатель найдёт немало других примеров классового анализа событий и выявления исторической роли народных масс. Ещё большее число этих примеров встречается в марксовом конспекте работы Грина, где Маркс ещё чаще и подробнее вскрывает классовую сущность исторических явлений и особенно много внимания уделяет движению угнетённых классов феодального общества.

"Хронологические выписки", равно как и конспект книги Грина, снова вскрывают перед читателем одну яркую особенность Маркса как историка: они показывают, насколько ему были чужды схематизм и упрощенчество при восприятии исторической действительности. История рассматриваемого периода излагается им как сложный, полнокровный жизненный процесс, полный ярких драматических эпизодов, напряжённой человеческой деятельности, в которой видная роль принадлежит отдельным личностям - представителям различных классов. В "Выписках" Маркса приводится целая галерея исторических деятелей, участников политической борьбы того времени, вносивших в эту борьбу, в зависимости от воспринятых ими свойств своего класса и индивидуальных качеств, то талант и страстность, то честолюбие, то грубый фанатизм, жестокость, вероломство, то дипломатическую ловкость и изворотливость. В целом период подъёма буржуазия - класса, относительно моральных качеств которого даже в пору его прогресса у Маркса не было никаких иллюзий, - рисуется Марксом как время кровавого насилия и произвола, жестокой эксплоатации трудящихся и колониального грабежа. Стремление к личной наживе, жажда богатства и власти, често-

стр. 117

любивые побуждения были преобладающими мотивами в деятельности главных участников событий. Кроме того этот подъём буржуазии вызвал к жизни феодальную реакцию и контрреформацию во многих странах со всеми сопровождавшими её гнусностями: религиозным фанатизмом, изуверством, казнями, пытками и т. д.

При описании всего этого в IV тетради "Хронологических выписок" Маркс вовсе не становился в излюбленную у буржуазных историков позу бесстрастного наблюдателя исторических событий, хотя бы они были отдалены от него солидным промежутком времени. Ему был всегда глубоко антипатичен буржуазный объективизм и показное "беспристрастие", лицемерно прикрывавшее апологию реакции как в прошлом, так и в настоящем. Он находил гневные, бичующие слова, меткие, полные сарказма характеристики для обличения всего косного и реакционного, что было в истории, и не скрывал своего сочувствия трудящимся классам " своих симпатий к носителям прогресса.

Уничтожающую характеристику даёт Маркс испанским инквизиторам (например, инициатору изгнания морисков, архиепископу Валенсийскому Хуану де Риберо, которого он называет "архи-скотом"), "палачам-баварцам", учинившим кровавую расправу над Чехией после битвы при Белой Горе, разнузданным наёмным бандам "старого негодяя" Тилли, Валленштенна и др.

В конспекте работы Грина гневно клеймит он усмирителей восстания английских крестьян, "подлых убийц" Уота Тайлера, "обезумевшие от страха и жажды крови" имущие классы. В каждой из таких характеристик и оценок - а читатель найдёт их в изобилии в обеих указанных работах Маркса - отразилась та неукротимая ненависть к угнетателям, те страстность и революционный темперамент, которые наряду с научной объективностью и глубиной вносил в изучение истории великий мыслитель и вождь пролетариата.

*

В IV тетради "Хронологических выписок" Маркс уделяет много внимания деятельности крупнейших представителей европейского абсолютизма, поскольку в самой политической истории того времени укрепление и развитие феодально-абсолютной монархии занимает достаточно видное место. Социальная природа абсолютной монархии как государства периода разложения феодализма была вскрыта Марксом ещё в 1847 г. в его известной работе "Морализирующая критика и критизирующая мораль"1 .

В VIII томе "Архива Маркса и Энгельса" читатель найдёт много высказываний и характеристик, конкретизирующих взгляды Маркса на проблему абсолютизма. В конспекте работы Грина Маркс, например, указывает на обострение классовых противоречий и стремление господствующих классов оградить себя от угрозы социальных потрясений как на одну из главнейших причин возникновения абсолютизма и, в частности, абсолютизма Тюдоров. "Одной из основ, укреплявших деспотизм Тюдоров, была социальная опасность" (стр. 404). В установлении сильной монархической власти, отмечает таким образом Маркс, господствующие классы феодального общества видели средство спасти его от гибели.

При этом Маркс не отрицает за абсолютной монархией известную прогрессивную роль в истории, указывая, что в ряде стран она покончила с феодальной раздробленностью, подавила сепаратистские элементы и дала известный простор для развития буржуазных отношений. Однако эту прогрессивную миссию абсолютная монархия выполняла только на определённом историческом этапе и в определённых истерических условиях. Будучи феодальной по своей природе, она скоро начинала тормозить исторический прогресс, превращаясь в носителя реакции и регресса не только внутри отдельных стран, но и на международной арене.

Двойственная, противоречивая роль абсолютной монархии в соответствии с определённой исторической стадией её развития и конкретной исторической обстановкой, особенно резко выступает в рассматриваемый Марксом период. Эта двойственность нашла своё отражение в тех противоположных оценках, которые Маркс даёт представителям абсолютизма в различных странах Европы. В самых неприглядных чертах, например, рисует Маркс мрачное царствование Филиппа II в Испании и его реакционную зловещую деятельность в области международных отношений, ознаменованную кровавыми войнами в Нидерландах, беспощадным истреблением еретиков, организацией шпионажа в международном масштабе, участием в самых гнусных тайных происках вплоть до подготовки убийств своих политических врагов. Причастность испанского двора к убийству Вильгельма Оранского Бальтасаром Жераром, к убийству Генриха III Клеманом и к целой серии других-покушений для Маркса вне сомнения. Деспотические замашки Филиппа II дали Марксу повод называть его "Ксерксом Филиппом II" - характеристика, в которой сквозит остроумный намёк на одинаковую бесплодность предприятий изувера-короля и его исторического прототипа - древнеперсидского деспота.

Отрицательную оценку даёт Маркс также и австрийским Габсбургам, германскому императору Рудольфу II, Фердинанду II, Фердинанду III и т. д. На примере деятельности этих императоров Маркс показывает, какую жалкую и неудачливую роль играли императорская власть и носители идеи императорского абсолютизма в истории Германии. Императорская власть в ту пору, как впрочем и раньше, не сделалась орудием централизации и объединения страны. История Германии того времени в этом отношении представляет собой прямой контраст с историей Франции периода гугенотских войн, заключительный этап которых прослежен Марксом в IV тетради "Хронологических выписок".


1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 214.

стр. 118

Если во Франция королевская власть в лице Генриха IV стремилась, как отмечает Маркс, опереться на прогрессивные силы и была заинтересована в прекращении религиозных смут и в объединении страны, то слепая, фанатичная политика германских императоров была, наоборот, направлена к преследованию всяких прогрессивных элементов, к ещё большему разжиганию религиозных и политических распрей в Германии. Реакционная деятельность "впавшего в слабоумие" Рудольфа II, который всю свою жизнь "находился под руководством испанцев и иезуитов" (стр. 54), фанатичного Фердинанда II, считавшего своей главной задачей "искоренение протестантской религии" (стр. 104), содействовала лишь расколу Германии на протестантский и католический лагери и создавала благоприятную почву для княжеских междоусобий и внутренних феодальных смут, которые привели к Тридцатилетней войне. Германские императоры, служившие орудием международной реакции, папы, иезуитов" и пр., стремившиеся ещё к тому же поработить другие народы: чехов, венгров и т. д., - способствовали созданию в Германии устойчивых очагов реакции и регресса. Следствием этого в конечном счёте было полное политическое раздробление Германии, ослабление влияния самой императорской власти и утверждение так называемого "карликового" абсолютизма германских князей.

Дав отрицательную характеристику испанским и австрийским Габсбургам, Маркс в то же время весьма положительно оценивает роль представителей абсолютной монархии того времени во многих других странах Европы. Он признаёт прогрессивный характер деятельности Густава Вазы в Швеции, Генриха IV и Ришелье во Франции, Ивана III и Ивана IV в России. Утверждение на французском престоле Генриха IV, против которого интриговали "папа, испанцы, иезуиты, монахи" (стр. 43), рассматривается им как благоприятное для прогрессивного развития Франции событие, положившее конец религиозным войнам и избавившее страну от иноземных посягательств, особенно со стороны испанских Габсбургов. Отличавшаяся большой гибкостью и вместе с тем целеустремлённостью политика "старой лисы" (Ришелье), как отмечает Маркс, нанесла окончательный удар феодально-сепаратистским элементам внутри страны и укрепила международный авторитет Франции. Маркс указывает, например, что благодаря терпимости, которую Ришелье проявлял по отношению к гугенотам (издание Нимского эдикта "милости" в 1629 г.), "Франция выиграла в национальном единстве" (стр. 260). Такие же прогрессивные, централизаторские черты отмечает Маркс в широкой государственной деятельности "великого макиавеллиста" Ивана III, а также Ивана IV в России.

Наряду с этим Маркс показывает, что уже в тот период в отдельных странах абсолютная монархия утратила свою прогрессивную роль и стала превращаться в окопы для прогрессивного развития. Так, в частности, обстояло дело в Англии. Уже в последние годы царствования Елизаветы, как отмечает Маркс, происходили постоянные столкновения королевской власти с парламентом, отражавшие назревающий конфликт между абсолютной монархией и прогрессивными элементами нации во главе с буржуазией. Так, например, он пишет: "1592 и 1593. Спор между "Бесс" и парламентом (т. е. палатой общин) уже стал спором о правах народа и привилегиях короны (royal privilege)" (стр. 89) Этот конфликт особенно обострился в период правления Якова I Стюарта, которого Марке презрительно именует "Яковом Вонючим", а также при его преемнике Карле I, свергнутом с престола английской буржуазной революцией XVII века.

?

В IV тетради "Хронологических выписок" видное место отводится истории Тридцатилетней войны - крупнейшему международному конфликту того времени. Тридцатилетняя война, в результате которой Германия, как говорил Маркс ещё в 1847 г., была доведена до варварского состояния2 , наложила глубокий отпечаток на всю дальнейшую германскую историю, во многом предопределив её реакционное направление. При этом Маркс не склонен изображать Германию в этой войне как невинную жертву иностранкой агрессии.

Из "Хронологических выписок" видно, что в бедствиях, пережитых Германией в годы Тридцатилетней войны и после неё, Маркс считает виновными в первую очередь самих же реакционных правителей Германии. Для вмешательства иностранных держав не было бы такого простора, если бы не эгоистическая, своекорыстная и вероломная политика крупных и мелких немецких князей, ставших после реформации хозяевами страны. Немецкие князья, находившиеся в постоянных распрях друг с другом и в конфликте с императором, сами обращались за помощью к иностранцам, торгуя интересами страны. Как уже было отмечено выше, Маркс не считал императорскую власть в Германии пригодной для роли объединителя страны; в политике Габсбургов он видел один из источников непрерывных раздоров и внутренних смут. Таким образом, в период Тридцатилетней войны в Германии не нашлось силы, способной сплотить вокруг себя прогрессивные элементы нации, обуздать князей, покончить с раздробленностью и вывести страну из тупика, как это бывало в аналогичных случаях в других странах (во Франции в период религиозных войн, в России во время "Смуты").

Резкая характеристика, которую Маркс дал господствовавшей в Германии клике князей, ввергнувших страну в непрерывные междоусобные войны, одинаково относится как к католическому, так и к протестантскому лагерю. Вот как отзывается, например, Маркс об одном из крупных протестантских князей - курфюрсте Саксонском Августе (1553 - 1586): "Август I, курфюрст Саксонский (прозванный Благочестивым, брат Морица), лютеранский пёс; суров


2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 213.

стр. 119

и жесток; занимался травлей лиц, не признававших формулы соглашения; свирепствовал против "кальвинистов" и крипто-кальвинистов (тайных кальвинистов)..." (стр. 109). Преемников Августа Саксонского, последующих саксонских курфюрстов - участников Тридцатилетней войны - Маркс называет не иначе как "курпсами", и такое же именование даёт он одному из предков прусских королей - "грубый пьяница курфюрст Георг Вильгельм Бранденбургский" (стр. 183), нередко прибавляя к этому ещё и следующие эпитеты: "паршивец Бранденбуржец", "остолоп-курфюрст", "прохвост (Lump) Саксонский". "От немецких князей нечего было ждать" (стр. 183), - замечает Маркс по поводу предательского поведения протестантских князей, перебегавших в зависимости от перемены военного счастья то на сторону императора, то на сторону шведов и французов. Таким же своекорыстием, мелким эгоизмом отличалось поведение князей, входивших в католическую лигу.

Тридцатилетняя война сопровождалась настоящим разгулом реакции в Германии, а также непрерывными грабежами и насилиями, чинимыми наёмными войсками различных военачальников. В этой обстановке крупный вес приобрели представители военщины - предводители наёмных армий, нередко претендовавшие на самостоятельную политическую роль.

Маркс в своих выписках неоднократно останавливается на "подвигах" подобных кондотьеров XVII в., из которых самой колоритной фигурой является, без сомнения, известный Альбрехт Валленштейн. В немецкой буржуазной историографии нередко встречается тенденция к идеализации Валленштейна (например, "Geschichte Wallensteins" Ранке). Ему пытались порой приписать широкие государственные замыслы, изображая его чуть ли не носителем идеи объединения Германии, идеи, которой якобы была подчинена вся его деятельность. В изображении Маркса Валленштейн выглядит совсем в ином свете, таким, каким он был в действительности, лишённым созданного ему буржуазными историками ореола крупного государственного мужа, загадочной и непонятной личности. Маркс не умаляет способностей Валленштейна как военачальника и организатора армии, однако считает его не более как ловким и удачливым кондотьером, беспринципным и честолюбивым карьеристом, заботившимся в первую очередь о личной выгоде и собственном возвышении.

Маркс отмечает предательское поведение Валленштейна по отношению к его родине Чехии. Валленштейн нажил огромное состояние на конфискации земель обоих соотечественников, чешских протестантов.

В 1621 г. "собственная страна", указывает Маркс, была отдана им "на разграбление дворян и авантюристов, стекавшихся со всех концов Европы" (стр. 186). Рассматривая Валленштейна как одного из главных организаторов военного грабежа, Маркс подчёркивает свирепость и гибельные, последствия для населения его методов хозяйничания в тех странах, которые наводняли его наёмные орды - "валленштейновская саранча". Валленштейн, по словам Маркса, "вымогал деньги с систематической жестокостью" (стр. 186). В 1626 г. он "так же свирепствовал в Силезии и Моравии, как до того в Германии" (стр. 187).

Политику Валленштейна в Северной Германии, принятие им титула генерала Океанического и Балтийского морей" Маркс расценивает как стремление сколотить собственное княжество и возвести себя в ранг титулованных династов Германии - намерение, весьма далёкое от приписываемой Валленштейиу цели объединить Германию под властью императора. Единственная заслуга, которую Маркс за ним здесь признаёт, - это, пожалуй, только его бесцеремонное обращение с лакействующими протестантскими князьями, в частности с "бранденбургским простофилей".

*

Крупное значение для историков имеет приведенный в IV тетради "Хронологических выписок" краткий обзор истории России с древнейших времён. Этот обзор свидетельствует о том интересе, который проявлял Маркс к историческому прошлому нашей Родины. Следует, однако, сказать, что для составления своего обзора Маркс пользовался работами, в настоящее время в значительной мере устаревшими. Это относится как к разделам, посвященным России во "Всемирной истории" Шлоссера, так и к использованным Марксом дополнительно сочинениям Карамзина "История государства Российского" и Сегюра "История России и Петра Великого". Подготовители VIII тома Архива правильно поступили, снабдив этот обзор редакционным" примечаниями, уточняющими целый ряд фактов, почерпнутых Марксом из его неточных источников.

Видное место отводит Маркс в своём обзоре героическим страницам истории русского народа - длительной борьбе его с монгольскими завоевателями. Маркс указывает на упорное сопротивление монголам русских городов ещё во времена нашествия Батыя. Семинедельная оборона маленького Козельска, противостоявшего целой монгольской армии, отмечается им как выдающийся подвиг. Вскоре после страшного погрома, учинённого Батыем, против завоевателей поднимается Даниил Галицкий, который "неоднократно бил монголов, отнял у них все города между реками Бугом и Тетеревом" (стр. 146).

При Иване Калите "была заложена основа могущества Москвы" (стр. 149). Московское, княжество вскоре сделалось центром объединения русских земель и главным оплотом их в борьбе против господства монгольских ханов, увенчавшейся великими победами Дмитрия Донского над монголами в битве при Воже 11 августа 1378 г., которую Маркс называет "первым правильным сражением с монголам", выигранным русскими" (стр. 151),

стр. 120

и в знаменитой битве "на широком Куликовом поле" 8 сентября 1380 года. Эти победы подготовили окончательное - падение монгольского ига при Иване III.

Из высказываний Маркса по истории России удельного периода весьма интересна характеристика, которую он даёт Новгородской Руси и той роли, которую играл в то время в торговой и политической жизни страны, а также в колонизации севера "вольный Новгород". "В X веке его торговля, - пишет Маркс, - распространялась до Константинополя, а в XII веке его корабли ходили в Любек; его жители сквозь дремучие леса проложили себе путь в Сибирь; неизмеримые пространства между Ладожским озером, Белым морем, Новой Землёй и Онегой были ими несколько цивилизованы и обращены в христианство; они перепродавали в Европе азиатские и константинопольские полуфабрикаты, привозили в Россию европейские мануфактурные изделия; они били ливонских рыцарей-меченосцев; не были порабощены монголами, хотя и платили им дань" (стр. 156).

Подробно останавливается Маркс на правлении основателя русского национального государства, крупнейшего политика и дипломата своего времени Ивана III, а также на выдающемся царствовании его внука - Ивана Грозного. Широкие государственные мероприятия, сложная внешняя и внутренняя политика, расширение иностранных связей России, участие в законодательстве, покровительство торговле и ремеслу - вот черты, которые Маркс подмечает в многогранной и разносторонней деятельности этих государей, направленной к централизации страны и укреплению государственной власти. Из изложения Марксом истории этого периода, особенно из резкой характеристики господства боярской олигархии - тиранствующих партий вельмож (стр. 163) - во время несовершеннолетия Ивана IV, видно, что он считал исторической заслугой московских государей, особенно Ивана IV, борьбу их против представителей феодальной реакции - боярства.

Следует сказать, что, несмотря на тенденциозное освещение в источниках, которыми пользовался Маркс (в частности у Карамзина), второй половины царствования Ивана IV, особенно периода опричнины (что не могло не отразиться в известной степени и на "Выписках" самого Маркса), Маркс и здесь обнаруживает в деятельности Ивана Грозного понимание стоящих перед государством задач, сознательное и упорное преследование крупных государственных целей. В политике Ивана IV Маркс видит во многом прямое предвосхищение политики Петра: "Он был настойчив в своих попытках против Ливонии, - пишет Маркс по поводу борьбы Грозного за Прибалтику, - их сознательной целью было дать России выход к Балтийскому морю и открыть пути сообщения с Европой. Вот причина, почему Пётр I так им восхищался!" (стр. 165).

Маркс завершает свой обзор истории России периодом так называемой "Смуты" - крестьянской войны и борьбы с иностранной интервенцией в начале XVII века. Он указывает здесь на усиление феодальной эксплоатации крестьянства при Борисе Годунове, "обратившем крестьян в крепостную зависимость" (стр. 167), описывает бесчинства польской свиты Лжедмитрия I в Москве и народное восстание против него 17 мая 1606 г., останавливается на крестьянском движении под руководством Ивана Болотникова, отмечает главные эпизоды борьбы русского народа против различных "злодействовавших в России польских военачальников" (стр. 170) и ставленников польских феодалов вроде Лжедмитрия II. В отличие от Германии периода Тридцатилетней войны, а России нашлась почва для широкого патриотического движения, преодолевшего внутренние феодальные смуты и покончившего с интервенцией. Минин и Пожарский, как отмечает Маркс, заканчивая свой обзор, сумели объединить вокруг своего знамени всех честных патриотов и изгнать интервентов из Москвы.

*

В конце VIII тома "Архива Маркса и Энгельса" опубликован составленный Марксом конспект работы Джона Ричарда Грина "История английского народа". Конспект этот охватывает обширный период английской истории, от времени англо-саксонского завоевания до утверждения династии Тюдоров (V-XV вв.). Он необычайно богат по содержанию и наряду с "Хронологическими выписками" представляет большую научную ценность.

В конспекте работы Грина Маркс особенно много места отводит социальной стороне исторических явлений. Развитие аграрных отношений, социальные последствия норманнского завоевания. Столетней войны, "Чёрной смерти", войны Роз и т. д., рост английских городов в связи с успехами промышленности (особенно шерстяной) и торговли, "рабочее законодательство" Эдуарда III, социальные сдвиги в деревне и городе в связи с началом процесса огораживания в конце указанного периода, - из одного перечня важнейших исторических проблем, затронутых в этом конспекте, видно, какое большое внимание уделял Маркс социальной истории средневековой Англии.

Касается Маркс также и важнейших явлений в области английской культуры и истории общественной мысли. В его конспекте упоминаются имена Рожера Бекона, Дунс Скотта, Оккама, Ленгленда, Чосера и др. Подробно рассмотрена деятельность английского религиозного реформатора Виклефа, "предшественника Гуса и Лютера".

Значительная часть конспекта книги Грина посвящена положению трудящихся масс Англии в различные периоды английской

стр. 121

истории и народным движениям против феодального гнёта, начиная от восстания лондонских городских низов под руководством Вильяма Бородатого при Ричарде Львиное Сердце и кончая крупнейшими крестьянскими движениями XIV и XV вв. - восстаниями Уота Тайлера в 1381 и Джона Кэда в 1450 году. Маркс особенно подробно анализирует причины, ход и последствия двух последних восстаний. В обоих восстаниях, отмечая специфические особенности каждого из них, он подчёркивает известные общие черты, характерные вообще для крестьянских движений периода средневековья. Маркс указывает на широкий размах этих подлинных крестьянских войн, на стихийно устанавливавшийся в ходе борьбы союз между восставшими крестьянами и городским плебсом. Вместе с тем он отмечает и слабые стороны средневекового крестьянского движения: неорганизованность крестьянской массы, низкий уровень классового сознания крестьян, их легковерие и политическую близорукость. "Глупые, крестьяне дали себя уговорить", - пишет он по поводу соглашения, заключённого "августейшим сопляком" Ричардом II и кентскими крестьянами после вероломного убийства их предводителя Уота Тайлера (стр. 382). "Кэд тщетно пытался удержать бестолковых крестьян в армии" (стр. 397), - замечает он, рассматривая причины неудачи другого крупнейшего восстания английских крестьян.

Тем не менее, Маркс был весьма далёк от того, чтобы рассматривать освободительное движение средневекового крестьянства, которому он глубоко сочувствовал, как бесплодный бунт, порождавший лишь ответную реакцию феодалов и кровавые Эксцессы усмирения. Крестьянские восстания в Англии и в других странах, как отмечает Маркс, наносили удар феодальному обществу, наводили ужас на феодалов и заставляли их отказываться от реакционных поползновений (в Англии, например, после восстания Уота Тайлера было фактически отменено крепостное право). Эти восстания подрывали основы феодального строя и содействовали историческому прогрессу. "По утверждению Грима. - пишет Маркс по поводу последствий восстание Уота Тайлера, - несмотря на разгул реакции, нанимателей преследовал страх перед новым восстанием. Попытки вновь ввести отжившие свой век повинности "были постепенно оставлены" (стр. 383).

Следует указать также на некоторые критические замечания, сделанные Марксом в конспекте работы Грина по адресу автора, которые во многом относятся к английской буржуазной историографии в целом. При рассмотрении политической истории средневековой Англии Маркс иронизирует по поводу тенденции английских историков кичиться древностью английского буржуазного конституционного строя. Приводя фразу Грина о том, что в царствование Эдуарда I было положено начало современной конституционной Англии, Маркс ставит восклицательный, знак (стр. 320). Аналогичную псевдонаучную модернизаторскую тенденцию отмечает Маркс и в попытках Грина установить прямую преемственность между англо-саксонскими завоевателями Британии и современным англичанином - "этим образцовым человеком" (стр. 323), как иронически замечает по этому, поводу Маркс. Однако в общем Маркс вполне положительно оценивает работу Грина, содержащую богатый и разносторонний исторический материал не только по политической, но и по социальной историй Англии.

*

Изданием "Хронологических выписок" и конспекта работы Грина, как говорится в предисловии к VIII тому "Архива Маркса и Энгельса", положено начало публикации выписок и конспектов Маркса по истории одного из богатейших разделов его рукописного наследства. Эта публикация явится, несомненно, огромным вкладом в историческую науку. Проделанная в этой области работа подготовителей текста VIII тома Архива - акад. Е. А. Косминского и [В. А. Гиндина], под руководством акад. [В. В. Адорадского], давших тщательно подготовленный научный перевод IV тетради "Хронологических выписок" и конспекта книги Грина, - заслуживает весьма высокой оценки советской общественности.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОСЛЕДНИЙ-ТОМ-ХРОНОЛОГИЧЕСКИХ-ВЫПИСОК-К-МАРКС-АРХИВ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-ТОМ-VIII

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana StepashinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Stepashina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. ГОЛЬМАН, ПОСЛЕДНИЙ ТОМ "ХРОНОЛОГИЧЕСКИХ ВЫПИСОК" К. МАРКС. АРХИВ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА, ТОМ VIII // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 21.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПОСЛЕДНИЙ-ТОМ-ХРОНОЛОГИЧЕСКИХ-ВЫПИСОК-К-МАРКС-АРХИВ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-ТОМ-VIII (date of access: 06.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. ГОЛЬМАН:

Л. ГОЛЬМАН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Stepashina
Вологда, Russia
847 views rating
21.09.2015 (2146 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПЕРЕСЛАВСКИЙ КРАЕВЕД С. Е. ЕЛХОВСКИЙ И ЕГО ФОЛЬКЛОРНО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ СОБРАНИЕ
18 hours ago · From Россия Онлайн
ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОАРХЕОЛОГИЯ ОХОТНИКОВ И СОБИРАТЕЛЕЙ
Catalog: История 
18 hours ago · From Россия Онлайн
ОДОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ К АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАВКАЗА
2 days ago · From Россия Онлайн
СТОЛ И КРАСНЫЙ УГОЛ В ИНТЕРЬЕРЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ И ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
2 days ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ РАЗГОВОРЫ С НЭНСИ РИС
2 days ago · From Россия Онлайн
О ВКЛАДЕ НЭНСИ РИС В "РУССКИЙ МИФ"
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТРЫВКИ РУССКИХ РАЗГОВОРОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
4 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОСЛЕДНИЙ ТОМ "ХРОНОЛОГИЧЕСКИХ ВЫПИСОК" К. МАРКС. АРХИВ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА, ТОМ VIII
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones