Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-7531

Share with friends in SM

I

Историческая география как отрасль исторического знания существует уже несколько столетий. Основателем исторической географии у немецких географов и историков (в научной литературе других стран этот вопрос до недавнего времени, можно сказать, почти совсем не ставился) давно уже принято считать Клювера (Cluver), бывшего профессором в известном Лейденском университете в Нидерландах в первой четверти XVII столетия.

Уже в 1785 г. в этом смысле высказался Геерен (Heeren) в коллективном курсе исторической географии античного мира 1 . Клювeра основателем исторической географии назвал в 60-х годах XIX в. Бурсиан2 , в 80-х годах - Виммер3 . Особенно же упрочилось это мнение после появления в 1891 г. небольшой, но содержательной монографии о Клювере проф. Парча (Partsch) "Philipp Cluver der Begrunder historischer Landerkunde". Так, со ссылкой на Парча о Клювере как основателе исторической географии говорится в известной книге проф. Геттнера (Hettner) "Die Geographie, ihre Geschichte, ihr Wesen und ihre Methoden", вышедшей в 1927 году4 . В нашей литературе это мнение было повторено в 1927 г. Рудницким (c) небольшой компилятивной статье "Про становище історичноï географіï в системі сучасного землезнаиня"5 и совсем недавно проф. Будановым в "Методике географии"6 .

Бельгийский профессор Ван дер Линдее (Van der Linden) во вступительной речи при открытии первого международного конгресса по исторической географии в 1930 г. выступил с иной точкой зрения: он указал на Ортелия, знаменитого фламандского географа второй половины XVI в., автора первого в мире исторического атласа, как на "предтечу исторической географии". Аналогичное мнение высказал в 1935 г. проф. Альмаджа (Almagia), крупный итальянский специалист по истории географической науки, характеризовавший Оргелия как "одного из основателей исторической географии". Совсем недавно, в 1938 г., американец Барнес (Barnes) в книге "A history of historical writing" отметил, что уже английский историк и географ XII в. Гиральд Кембрийский (Giraldus Cambrensis) "занимался также исторической географией".

Я не имею возможности в рамках настоящей статьи подвергнуть


1 См. "Handbuch der Alten Erdbeschreibung von d'Anville zum Gebrauch seines Atlas Antiquus in 12 Landkarten", verfasst I Europa.

2 Bursian "Geographie von Griechenland".

3 Wimmer "Historische Landschaftskunde". Innsbruck. 1885.

4 Есть русский перевод.

5 Напечатано в "Записках Історично-філологічного відділу" Украинской академии наук. Кн. 13 - 14-я, 1927.

6 Вышла в свет в 1939 гаду.

стр. 3

специальному научному исследованию вопрос о времени возникновения исторической географии 1 . Но, во всяком случае, приведенные только что высказывания историков" и географов позволяют утверждать, что историческая география в Западной Бароне существует уже более трех столетий, даже если вести ее начало от Клювера. В нашей стране история ее развития короче, соответственно более молодому возрасту русской исторической науки, но все же и у нас начатки исторической географии имеются уже у Татищева, ас работ Надеждина наши дореволюционные историки обычно уже датируют начало развития у нас исторической географии как специальной дисциплины 2 . Таким образом, и в нашей стране историческую географию нельзя считать особенно молодой наукой.

За несколько столетий существования исторической географии накопилось и весьма много трудов в этой области. На международных исторических конгрессах обычно организуется специальная секция по исторической географии. Такая секция, как правило, создается также и на международных географических конгрессах. А в 1930 г. в Бельгии был созван даже специальный международный конгресс по исторической географии, на котором присутствовали ученые из Бельгии, Франции, Германии, Англии, Италии, Испании, Голландии и Польши. Судя по отчетам в научной прессе 3 , на конгрессе в 7 секциях было прочитано 55 докладов и конгресс прошел весьма оживленно.

За последние годы в зарубежных странах интерес к исторической географии заметно усилился. Число работ возросло. Курс исторической географии читается во многих высших учебных заведениях.

Таким образом, историческая география является старой научной дисциплиной с обширной литературой, и притом дисциплиной, интерес к которой растет.

Если мы обратимся, однако, к историко-географической литературе, то мы найдем там весьма значительное разнообразие мнений по вопросу о содержании понятия "историческая география". Это разнообразие мнений ярко выразилось в той дискуссии о предмете исторической географии, которая была организована в 1932 г. в Лондоне исторической и географической ассоциациями4 . К этому надо добавить, что конкретные работы по исторической географии часто находятся в противоречии с теми определениями предмета исторической географии, которые дают сами их авторы 5 . Иногда, чтобы выйти из создавшегося затруднительного положения, авторы дают два определения - одно более широкое, а другое более узкое и соответствующее их изложению. Так, например, поступил С. М. Середонин в своем курсе исторической географии России. Надо при этом заметить, что содержание его книги же даже его более узкого определения.

В результате такого положения историческая география еще до первой мировой войны приобрела репутацию науки с весьма неопределенным содержанием. С. К. Кузнецов свой курс русской исторической географии в Московском археологическом институте в 1907 - 1908 г.


1 Мнение Барнеса, во всяком случае, неправильно: Гиральд Кембрийский писал географические работы, но историко-географических трудов у него нет. Элементы исторической географии в работах по общей географии раньше всего встречаются у Биондо (Biondo) в "Italia illustrata" в XV в. (о нем см. ниже); впервые же отделил историческую географию от общей Ортелий в XVI веке. Недостаток места не позволяет обосновать это положение.

2 Например С. М. Середонин и С. К. Кузнецов.

3 См. "Journal des savants", 1930 год, август-октябрь. "Annales de geographies, 1931 год, от 15 января.

4 Материалы Дискуссии опубликованы в журнале "Geography" N 95. Vol. XVII, part I за 1932 год.

5 Это можно наглядно- видеть на работе Кречмера (Kretschmer "Historische Geographie von Mitteleuropa") (см. об этом ниже).

стр. 4

начал словами: "Едва ли я ошибусь, если скажу, что содержание той науки, которую мне предстоит излагать, - русской исторической географии - крайне неопределенно, самое понятие о ней крайне смутно"1 .

В наши дни тоже раздаются аналогичные отзывы; например в 1932г. проф; Джшоберт (Gilbert) писал в статье "What is historical Geography?": "Термин "историческая география" не имеет вполне определенного значения для историка и для географа. Работы, обозначаемые этим термином, включают большое разнообразие тем, которые значительно различаются между собою по характеру и цели"2 . Совсем недавно известный французский медиевист Марк Блок (Marc Bloch) в своей рецензии на коллективный труд английских ученых под редакцией Дарби (Darby) "Historical Geography of England before A. D. 1800" писал: "Наш словарь еще настолько несовершенен, что назвать книгу "Историческая география" - значит рисковать не дать заранее вполне точного представления о ее содержании"3 . В нашей советской литературе была даже сделана попытка отрицать самую целесообразность существования исторической географии 4 .

Вряд ли нужно доказывать, что описанная неопределенность в понимании предмета исторической географии является тормозом для успешной работы в данной области. Но, с другой стороны, простое прибавление еще одного определения к ранее высказанным вряд ли поправит дело. Поэтому мне кажется более целесообразным пойти несколько более сложным путем. Оставив пока в стороне определения предмета исторической географии, Предлагавшиеся различными авторами, попробуем выяснить, какое фактически содержание вкладывалось и вкладывается в это понятие авторами историко-географических работ в самых работах, а не в теории.

При систематизации фактического содержания историко-географических работ я буду в своем изложении располагать краткие характеристики отдельных направлений, по возможности, в хронологической последовательности их появления и попытаюсь, насколько это возможно в рамках краткой журнальной статьи, связать эти направления с развитием исторической и географической науки5 .

Такой обзор поможет мне лучше обосновать свои собственные взгляды на предмет и задачи исторической географии, а также представит и некоторый интерес вследствие отсутствия соответствующей сводки как е нашей, так и в зарубежной научной литературе. Естественно, что при обилии накопившейся литературы мне многого придется совсем не касаться и многое лишь затронуть вскользь.

II

Самой элементарной задачей, которая прежде всего встает перед историком-географом, является локализация на карте географических названий прошлого. Он стремится определить места, где жили древние народности, местоположение древних городов, мест сражений и других пунктов, связанных с историческими событиями. Wo es eigentlich gewesen? (Где это, собственно, было?) - так можно определить, перефразируя известное выражение Ранке, ту задачу, которая исторически


1 Кузнецов С. "Русская историческая география". М. 1910.

2 В "Scottisch Geographical Magazine" N 3 за 1932 год.

3 Напечатана в "Annales d'histoire economique et sociale" N 44, за март 1937 года.

4 См. Саар ."Источники и методы исторического исследования". Баку. 1930.

5 Несмотря на то что историческая география существует более трех столетий и накопила огромный материал, в научной литературе, ни в нашей, ни в зарубежной, нет ни одной попытки изучить историю ее развития в связи с развитием исторической науки и развитием географической науки. Автор данной статьи пробует восполнить этот пробел в подготовляемой им к печати монографии "Историческая география, история ее развития как научной дисциплины, ее предмет и метод".

стр. 5

встала раньше всех других и с постановкой и первыми попытками решения которой и возникает историческая география как наука.

Уже в последней четверти XVI в. Ортелий (Ortelius), работая над картами своего первого в мире исторического атласа, основную задачу видел в том, чтобы помочь своим современникам читать древних авторов1 . На обложке своего атласа в качестве девиза он поставил слова "Historiae oculus geographia". В тех случаях, когда Ортелий встречал у древних авторов расхождения в названиях, он часто давал соответствующие указания на самой карте.

С целью истолкования древних географических названий и установления их связи с современными ему названиями Ортелий составил историко-географический словарь под заглавием "Thesaurus Geographicus"2 .

Длинный ряд последующих исследователей XVII, XVIII и XJX столетий явился продолжателями дела, начатого Ортелием в двух названных его трудах. В XVII в. на этом" поприще выдвинулись Клювер, изучавший географию древней Италии, Сицилии и Германии, и Валуа (Valois), занимавшийся географией древней Галлии. Их работы знатоками исторической географии древнего мира высоко давились еще я в XIX -веке.

В XVIII в. большим авторитетом пользовались работы д'Анвиля (d'Anville), которого Нибур (Niebuhr) -называл "великий д'Анвиль, один из величайших гениев мне известных"3 . В XIX в. широкую известность получил немецкий ученый Генрих Киперт (Hemrrch Kiepert), составивший атлас древней Греции, атлас античного мира 4 и ряд карт к древнеримским надписям, изданным Прусской академией наук5 , а также превосходные учебные стенные карты по древней истории, имевшие вплоть до первой империалистической войны широкое распространение также и в нашей стране. Ему же принадлежит и "Lehrbuch der alten Geographie", в основном посвященная изучению античной географической номенклатуры, Кроме указанных общих работ было написано немало и частных исследований, выяснявших местонахождение того или иного географического пункта прошлого или место, где произошло то или иное историческое событие. В вашей стране уже Татищев ставил и пробовал разрешать (вопросы такого характера. В первой книге своей "Истории Российской" он занимается проблемой об "имени, происшествии и обиталище" различных народностей, населявших в прошлом нашу страну. Когда в конце XVIII в. Мусин-Пушкин написал специальное исследование по вопросу "о местоположении древнего российского Тмуторо-канского княжения"6 , он не был первым исследователем вопроса, ко-


1 Ортелий - фламандский географ второй половины XVI в. (1527 - 1598) - получил европейскую известность изданием фундаментального географического атласа под названием "Theatrum orbis terrarum", вышедшего в свет в 1 - 570 году. Атлас выдержал 21 издание на латинском языке и по нескольку изданий на французском, немецком, испанском, фламандском, итальянском и английском языках. Вместе с Меркатором Ортелий считается выдающимся представителем фламандской картографической школы. В качестве дополнения к своему географическому атласу Ортелий составил первый в мире исторический атлас "Parergon theatri orbrs terrarum". Об Ортелий как географе существует довольно значительная литература (главнейшая указана в работе Багрова (Bagrow) "Abrahami Ortelii cataJogus geographorum". Gotha. 1928. Erganzttngsheft 199 zu Petermanns Mitteilungen); наоборот, историко-географические труды Ортелия, имевшие крупнейшее значение в свое время, в литературе XIX - XX вв. научному анализу не подвергались.

2 Вышел в свет в 1578 г. под заглавием "Synonimia geographica". Во втором издании заглавие было изменено на "Thesaurus Geographicus".

3 Niеbuhr. "Vortrage uber alte Lander-und Volkerkunde"; д'Анвиль был почетным членом Российской академии наук.

4 "Formae Orbis Antiqui". Работа окончена его сыном Рихардом.

5 "Corpus loscriptionum Latinarum".

6 Издано в 1794 году.

стр. 6

торый уже до него изучался Татищевым, Прокоповичем, Байером, Щербатовым и Болтиным.

В XIX в. вопросами такого рода занимался у нас уже целый ряд исследователей, например Лерберг1 , Брун2 , и в особенности крупное значение имели труды Н. П. Барсова, составившего "Географический словарь русской земли IX - XIV вв." и "Очерки русской исторической географии. География начальной летописи". Первая из этих работ по своей структуре похожа на "Thesaurus Geograplltcus" Ортелия, во второй автор подвергает разбору географические названия, встречающиеся в начальной летописи, определяет местоположение соответствующих пунктов, исследует расселение племен, границы земель и княжений, устанавливает географический кругозор летописца. Карты у Барсова отсутствуют.

Выяснением вопросов древней топографии занимаются и современные советские историки3 .

От определения географического положения мест, замечательных в историческом отношений, естественно было перейти к определению маршрутов исторических путешествий и походов знаменитых полководцев. Географические карты морских путей существовали с давших времен. На них обычно наносились берега тех стран, вдоль которых пролегал путь по морю. Эти карты служили руководством для мореплавателей. Особенное развитие они получили в XIV в. в Италии (так называемые Портоланы). Потом на картах стали обозначать линией и самый путь по морю. В вычерченном на пергаменте географическом атласе Аньезе (Agnese) 1546 года 4 нанесены на карту путь Магеллана и маршрут, по которому испанские корабли плавали в Перу. Для исторических карт этот прием впервые использовал в своем атласе Ортелий, вычертив маршрут путешествия библейского патриарха Авраама, Клювер в своей "Italia antiqua" исследовал, "по какому пути Ганнибал перешел через Альпы"5 . Широко применил этот прием в своем историческом атласе французский географ Дю Валь, изобразивший пути плавания Одиссея и Энея, маршрут отступления десяти тысяч греков на основании рассказа Ксенофонта и пути походов Александра Македонского6 .

С тех пор изучение исторических путей, в особенности путей передвижения войск, стало обычным в исторической географии. Этому вопросу уделяется внимание и в современных исследованиях не, только в странах Европы с их продолжительной военной историей, но ив Америке, история которой гораздо беднее такого рода событиями. В качестве примера можно привести вышедший в 1926 г. в Сан-Паулу в Бразилии - "Опыт генеральной карты походов паулистов", составленный Альфонсом де Тоней7 . Имеются труды на такого рода темы и в советской литературе, например опубликованная в 1937 г. в N 1


1 Лерберг "Исследования, служащие к объяснению древней русской истории". 1819.

2 Брун "Черноморье. Сборник исследований по географии южной России". 2 тома.

3 См., например, Кудряшов "Историко-географические сведения о половецкой земле по летописным известиям о походе Игоря Северского на половцев в 1185 г." в "Известиях Государственного географического общества". Т. 69. Выл. 1-й.

4 Экземпляр этого атласа хранится в отделе рукописей Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

5 См. Сluver "Italia antiqua", p. 363.

6 Du Val "Cartes geographiques dressees pour bien entendre les historiens, pour connoistre les entendues des anciennes Monarchies et pour lire avec" fruit les Vies, les Voyages, tes Guerres et les Conquestes des grands Caipitaines". A Paris. 1660.

7 Affonso de Taunay "Ensaio de carta geral das bandeiras paulistas" (речь идет об экспедициях плантаторов бразильского штата Сан-Паулу для захвата туземцев с целью обращения их в рабство).

стр. 7

"Исторических записок" статья В. Н. Худадова "Отступление десяти тысяч греков от Евфрата до Трапезунда через Закавказье".

От локализации на карте замечательных в историческом отношении мест естественно было перейти к изучению политических границ государств прошлого 'И тех изменений, которые они претерпели в ходе исторического процесса. Интерес к этому явственно заметен уже у Ортелля, который в своем "Parergon" выделяет границы государств, а иногда указывает и политические деления внутри отдельных стран. Особенное внимание на внутриполитическое деление обратил в XVII в. во Франции Николай Сансон (Nicolas Sanson), от которого французские историки иногда ведут начало исторической географии во Франции 1 . Сансон, однако, как и Ортелий, рассматривал политические границы прошлого в статике, не пытаясь проследить их динамику.

Первая попытка дать такую динамику была сделана в том же, XVII в. во Франции упомянутым выше Дю Валем, племянником и учеником Сансона. Дю Валь вычертил три карты роста территории Римской империи: Imperil Romani Infantia 2 , Imperil Romani Adolescentia3 и Imperii Romani Inventus 4 . В дальнейшем изучение эволюции политических границ стало едва ли не наиболее популярной задачей исторической географии. Особенное внимание этому вопросу уделялось и уделяется во Франции не только в научной, но и в учебной литературе. Со времени Июльской монархии там получили распространение учебники исторической географии, в которых дается изложение истории объединения и территориального роста Франции и изменений в ее административном делении. В научном отношении во Франции очень много сделал в данном направлении в конце XIX в. Лоньон (Longnon) своими кропотливыми изысканиями5 . В 1881 г. английский ученый Фриман издал написанный в духе этого направления курс исторической географии Европы. Работа Фримана состояла из двух томов - атласа и текста. В ней были показаны все основные изменения в политической и отчасти церковной географии Европы с древности и до XIX в. включительно. Книга Фримана получила большую известность: она выдержала три издания в Англии и была переведена на французский и русский языки. Русское издание вышло под редакцией И. В. Лучицкого в 1892 году. По внеевропейским колониальным странам аналогичный характер носит классический труд немецкого географа Supana "Die territoriale Entwicklung der europaischen Kolonien mit einem Kolonialgeschichtlichen Atlas von 12 Karten und 40 Kartchen im Text". Автор последовательно рассматривает, с географической точки зрения, историю раздела мира между европейскими державами до 1900 г. и дает ряд карт колоний в связи о важнейшими моментами этой истории. В противополож-


1 Например Жюлиан (Jullian) в предисловии к книге Mirot "Geographie historique de la France". Paris. 1930.

2 В атласе под заглавием "Diverses cartes et tables pour la geographie ancienne, pour la Chronologie et pour les itineraires et voyages modernes". A Paris. 1665.

3 В атласе, названном выше, на стр. 7.

4 В атласе под заглавием "Diverses cartes et tables pour la geographie ancienne, pour la Chronologie et pour les itineraires et voyages modernes". A Paris. 1665.

5 Лосьон является автором "Atlas historique de la France depuis Cesar jusqu'a nos jours" (доведен до 1380 г.); "La formation de l'unite frangaise, Geographie de ia Gaule au VI siecle"; "Les noms de lieux de la France" и других работ.

6 После опубликования труда Supan'a вышло еще несколько крупных работ, ставивших себе целью проследить историю политических границ в колониях и зависимых странах. Наиболее значительными из них являются две работы: трехтомный труд Hertslet "The map of Africa by treaty". London. 1909, в котором автор изучает по договорам между европейскими державами историю раздела Африки, иллюстрируя картами установленные договорами границы, и недавно вышедший труд Ireland Gordon "Bondaries possessions and conflicts in South America". 1938. В последней книге ее автор дает обстоятельную историю границ и конфликтов, связанных с ними, в Южной Америке.

стр. 8

ность книге Фримана, написанной ввиде справочника, у Supan'a монографическое историческое исследование. Эту работу высоко ценил В. И. Ленин, использовавший ее в своем труде "Империализм, как высшая стадия капитализма". В нашей стране еще в 1793 г. была издана "Историческая карта Российской империи", где был представлен территориальный рост РОССИИ от Петра I до Екатерины II включительно.

В XIX - XX вв. отдельными вопросами истории наших внешних и внутренних границ занимался ряд исследователей. Здесь особенно следует отметить работу Неволина "О пятинах и погостах новгородских в XVI в.". Чаще, однако, такие вопросы изучались не в специальных работах, а оказывались в поле зрения ученых или занимавшихся местной историей какой-либо отдельной части нашей страны или исследовавших организацию местного управления; так например М. К. Любавский в работе "Областное деление и местное управление Литовско-русского государства ко времени издания первого литовского статута" целый отдел книги посвятил политической географии Литовско-русского государства в XV - XVI вв.; Ю. В. Готье в качестве приложения к своему исследованию о Замосковном крае в XVII в. составил по писцовым и переписным книгам карту Замосковного края середины XVII в. и дал в качестве комментария к ней перечень станов и волостей, входивших в состав каждого из замосковных уездов; в другом исследовании - "История областного управления в России от Петра I до Екатерины II" - Ю, В. Готье специальную главу посвятил областному делению 1725- 1775 годов.

В современной советской исторической литературе изучению 'истории границ также уделяется внимание. В качестве примера можно привести работу С. В. Юшкова "О границах древней Албании", опубликованную в N 1 "Исторических записок" в 1937 году.

Для определения мест, к которым относятся географические названия прошлого, для изучения границ прежних государств и -провинций чрезвычайно ценным источником являются старинные исторические карты. Естественно, что изучение и издание этих карт сделались одной из задач исторической географии едва ли не с самого- момента ее возникновения. Уже в конце XVI в. Марк Вельзер, член известной аугсбургской купеческой фамилии и одновременно ученый гуманист, нашел в библиотеке гуманиста Пейтингера древнюю римскую карту, известную потом в науке под названием "Tabula Peutingeciana". Вельзер переслал карту Ортелию в Антверпен для изучения и издания. Ортелий не успел закончить этой работы, и "Tabula Peutmgeria'na" вышла в свет уже после его смерти1 . С той поры об этой карте накопилась огромная литература. У нас в СССР над ней работал недавно акад. Я- А. Манандян, изучая торговые сути древней Армении2 .


1 Карта была отпечатана Моретусом, владельцем известной издательской фирмы Plantin'a, под следующим заголовком: "Tabula Itineraria ex fllustri Peutingerorum bibliotheca quae Augustae Vindelicorum est beneficio Marci Velseri septemviri Augustiani in lucem edita". Под заголовком было помещено следующее интересное обращение к Вельзеру: "Благороднейшему мужу Марку Вельзеру, септемвиру Аугсбургской республики, шлет привет Иван Моретус, антверпенский типографщик. Эту карту, благороднейший муж, не посылаем к тебе, а возвращаем как воду из твоего источника. Ты послал ее, найденную твоими стараниями среда бумаг Пейтингера, Ортелию (недавно умершему к прискорбию ученых) для издания; следовательно, она возвращается к тебе по праву. Сам Ортелий незадолго до смерти так мне поручал и мое собственное желание и уважение к тебе побуждали к тому же. Итак, прими, если тебе был дорог покойный, последний от него подарок - эту карту, некогда принадлежавшую лично тебе, а ныне благодаря тебе являющуюся общим достоянием. Antverpiae Typographeio nostro, Kai. Decemb. MCXCVIII". Таким образом, следует исправить ошибку, допущенную в только что вышедшей книге О. Л. Вайнштейна "Историография средних веков", где опубликование этой карты приписывается Пейтингеру (стр. 84), умершему за пятьдесят один год (в 1547 г.) до издания карты.

2 См. его работу "О торговле и городах Армении V - XV вв.". Ереван. 1930.

стр. 9

Особенно широко развернулось издание и изучение старинных карт в XIX веке. В середине века много сделали в этом отношении француз Жомар 1 и португалец Сантарем 2 в конце века - знаменитый шведских исследователь полярных стран и одновременно историк картографии Норденшельд 3 . В настоящее время это дело приняло за рубежом весьма значительный размах. Во многих странах, например в Италии 4 , в Чехии5 , в Югославии6 , были изданы "Monumenta cartographies" этих стран. Особенно роскошным по оформлению и исключительным по полноте материала является выпускаемое в Египте Юсуфом Камалем многотомное издание "Monumenta cartographica Africae et Aegypti" 7 .

В нашей стране заслуженной известностью пользуется работа В. А, Корд та "Материалы по истории русской картографии" в трех выпусках, вышедших последовательно в 1899, 1906 и 1910 годах. Тем же автором в 1931 г. изданы "Матеріяли до історії картографії України". К этой же группе историко-географических трудов надо отнести и издание "Книги большого чертежа"8 и карт Ремезова,

III

Изучение географических памятников прошлого как исторического источника, конечно, должно было толкать исследователей к изучению истории развития географических воззрений. С другой стороны, в ту же сторону должно было направлять научную мысль и расширение содержания исторической науки и развитие географии, "о понадобилось немало времени, чтобы все эти - влияния дали конкретные результаты. Гуманисты рассматривали античную культуру как единое целое, не умея различать, в ней периодов развития. Не различали они каких-либо периодов развития и в географической мысли древности.

Содержание исторических трудов XVI - XVII вв. сводилось к изложению одних лишь политических событий прошлого. Положение изменилось лишь в XVIII столетии. В "век просвещения" во Франции буржуазия поставила перед историками более широкие задачи. Как замечает испанский историк Альтамира, XVIII век выдвинул принцип, что "история является "е историей правителей, а историей народов". Зарождается история культуры, Фрере10 в это время кладет начало изучению 'Истории географических воззрений древности. В XIX в. предметом изучения делается развитие географии в средние века. Польский историк Лелевель, который, по словам Маркса, "сделал гораздо больше для выяснения порабощения своей родины, нежели целая толпа писателей, у которой весь багаж сводится просто к ругательствам по


1 Jomard "Les monuments de la geographic ou recueil d'anciennes cartes europeennes et orientates publiees en faosimile de la grandeur des originaux". Paris 1842 - 62.

2 Santarem "Atlas compose de rnappemondes et de portulans et d'autres monuments geographiques 'depuis le VI siede de notre ere jusqu'au XVII-me". Paris. 1842 - 53.

3 Nordenskiold "Atlas to the early history of cartography". Stockholm, 1889; "Periplus, an essay on the early history of charts and sailings direction", Stockhelm. 1897.

4 "Almagia Monumenta Italiae cartographica". 1930.

5 "Monumenta cartographica Bohemia"".

6 Синдик "Старе карте jyгославенских земальа". Беoград.

7 В продажу не поступает, а рассылается по крупнейшим библиотекам мира. В СССР имеется в Ленинградской Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина.

8 В первый раз была издана еще Новиковым в 1773 г., с тех пор переиздавалась несколько раз.

9 Altamira "La Ensenanza de la historia", p. 131.

10 Freret "Observations generales sur la geographie ancienne". Работа хранилась в бумагах Академии надписей в Париже и опубликована лишь в 1850 г. в "Memoires de l'Institut national de France. Academic des inscriptions et belles lettres". T. XVI.

стр. 10

адресу России" 1 , в эмиграции написал большой труд "La geographic du moyen age", не утративший своего значения до сих пор2 . В нашей стране И. Д. Беляев уже в 1852 г. напечатал исследование "О географических сведениях в древней России". С той поры в этом 'направлении сделано много.

Вряд, ли надо доказывать, что история географии - это вовсе не историческая география, хотя, конечно, между этими отраслями знания имеется много точек соприкосновения, и, в частности, географические работы прошлого, подобно старинным картам, часто могут служить историческим источником. Однако историческую Географию и историю географии очень часто смешивают, и притом смешивают специалисты, так например С. М. Середонин в своем курсе "Исторической географии" характеризует названную выше статью И. Д. Беляева как работу по исторической географии нашей страны.

Итак, локализация на карте мест, замечательных в историческом отношении, определение маршрутов военных походов, исследование истории политических границ и в связи с этим - изучение старинных карт как одного из видов исторкко-географических источников- вот комплекс родственных по своему содержанию проблем, вставших перед исторической географией с самого начала ее возникновения. Содержание этого комплекса вполне соответствует тем требованиям, которые предъявляет к исторической географии так называемая политическая история.

IV

Следующей проблемой, которую обычно также относят в область исторической географии, является вопрос о населении данной страны в прошлом и его распределении но территории. Этот "вопрос не был чужд и ученым XVI - XVTI веков. Когда они встречали у античных писателей упоминание о каком-либо -народе, они стремились определить место, где жил это? нарад, затем они старались, например, дать картину распределения племен и народов по территории древней Галлии, Германии к т. п.

В XIX 'в. под влиянием, национальною подъема в Германии и 'Национального возрождения у чехов,, хорватов и словенцев, а также и вследствие роста исторических знаний и развития научной лингвистики работа на этом участке исторической географии значительно расширилась и углубилась. Был введен новый источник - данные топонимики.

Стремление к истолкованию значения географических названий существовало уже в древности. В эпоху Возрождения и позднее историки также часто -пробовали объяснять географические имена, причем отсутствие у них лингвистической подготовки приводило к самым произвольным выводам. В первой половине ХIХ в., с ростом научного языкознания, топонимика нашла в нем прочную опору для своих изысканий. Во второй половине века в странах Западной Европы была организована широкая работа по собиранию географических названий. Эта работа продолжается и теперь. В Англии существует специальная научная организация - English place- name Society, издающая систематизированные списки географических названий по графствам. Аналогичные "издания существуют в Германии, Франции и некоторых других странах, В Германии издается специальный журнал по топонимике - "Zeitschrift fur Ortsnamenforschung", в Бельгии - "Bulletin de la commission de toponymie et dialectologie".


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 508.

2 Почти одновременно выпустил свой труд но истории географии в средние века упомянутый выше издатель средневековых карт Сантарем - "Essai sur l'histoire de ia eosmographie et de la geographic pendant le rnoyen age". Paris, T. I. 1849. T. II. 1850, T. III. 1852. Этот труд должен был служить комментарием к изданным им картам.

стр. 11

Топонимика - это, конечно, не историческая география, но ее данные широко используются исторической географией. Изучая географические названия, топонимика устанавливает не только их этимологическую структуру и их значение (когда это удается), но также и их принадлежность к тому или иному языку (без этого невозможен филологический анализ). В результате оказывается возможным на основании анализа географических названий какой-либо местности определить, какой народ дал эти названия и, следовательно, заселял эту местность в прошлом. На эту возможность еще в конце XVIII в. обратили внимание в Германии - в Лаузице, - где в журнале "Neuer Lausitziseher Magazin" появился ряд работ местных пасторов, использовавших материал местной топонимики для решения вопроса, были ли первоначальные обитатели Лаузица славянами или германцами 1 .

В 1821 г. один из основоположников научной лингвистики, Вильгельм Гумбольдт2 , опубликовал работу "Prufung der Untersuchungen uber die Urbewohner Hispaniens vermittelst der Vaskischen-Sprache", в которой попытался при помощи языка басков подвергнуть анализу географическую номенклатуру Испании с целью определить национальный состав первоначального населения страны. Деятели славянского возрождения рано обратили внимание на этот исторический источник: уже Коллар3 и Шафарик4 привлекают его к исследованию. С той поры в Западной Европе в этом направлении, было сделано очень много. Выяснился целый ряд методологических трудностей5 , выработаны методы использования данных топонимики; сложились научные направления, накопившие значительную литературу; существуют топонимические атласы, среди которых следует отметить обстоятельный "Atlas nazw geograficznych Slowianszczyzny Zachodniej" Козеровского6 , неутомимого исследователя славянской топонимики Восточной Германии.

Из классиков марксизма вопросами исторической географии интересовался Энгельс, использовавший для некоторых своих работ также и данные топонимики. В статьях "Германские племена" и "Франкский диалект", оставшихся в рукописи после смерти Энгельса я впервые опубликованных лишь в СССР7 , Энгельс дал мастерской набросок географического размещения древнегерманских племен и наречий.

В нашей стране на значение данных топонимики для исторической географии впервые указал более ста лет тому назад Н. И. Надеждин. В своей статье "Опыт исторической географии русского мира" Надеждин писал: "Первой страницей истории должна быть географическая ландкарта не только как вспомогательное средство, чтобы знать, где что случилось, но как богатый архив самых документов, источников" 8 . Он указывает, далее, что для историка важно не значение названия, а определение, к какому языку оно принадлежит, чтобы таким путем определить, какой народ заселял в прошлом данную местность. Сам он на основании анализа назвавши рек Восточной Европы набросал схему расселения на ней в прошлом славянских и финских племен. В своей статье Н. И. Надеждин, между прочим, упоминает названную выше работу Вильгельма Гумбольдта о древнем населении Испании. Статья Надеждина оказала значительное влияние на русскую историческую гео-


1 См. Egli "Geschichte der geographischen Namenkunde", S. 37. Leipzig. 1886.

2 Старший брат Александра Гумбольдта, считающегося вместе с Риттером основателем современной географии.

3 Коllаr "Rozprawyo gmienach, pocatkach i starozjtnostech narodu Slawskiego a geho Kmenu". 1830.

4 Safarik "Slovanske staixritnosti". Изд. 1836 и 1837 годов.

5 Характеристику их см. в капитальном труде Егорова Д. "Колонизация Мекленбурга в XIII в.". Т. I. Гл. IX. Материал топонимнстический.

8 Познань. 1934 - 1937.

7 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 1-я, стр. 376 и 412.

8 Опубликована в "Библиотеке для чтения" за 1837 год. Т. 22.

стр. 12

графию как с точки зрения метода, так и по тематике. Проблема населения заняла в ней надолго центральное место, например в известной книге Барсова1 очень много внимания обращено на расселение восточных славян по данным летописи. Курс исторической географии С. И. Середонина посвящен исключительно смене и размещению народов на территории Европейской России от времен Геродота до монгольского завоевания. От проблемы этнографического состава населения наши историки перешли к изучению истории колонизации территории Восточной Европы и Северной Азии русским и украинским народами. На значение колонизации в истории Росши было указано еще С. М. Соловьевым. Колонизация изучается С. М. Соловьевым с националистических позиций. Этот националистический уклон был свойственен в данном вопросе и многим последующим историкам дореволюционного времени. В нашей историографии много специальных работ посвящено колонизации отдельных частей нашей страны; точно так же большое внимание уделялось ей и в общих курсах. Так например В. О. Ключевский выдвигает колонизацию "как основной факт" русской истории 2 . М. К. Любавский построил курс исторической географии России как историю колонизации 3 .

V

Дальнейшей проблемой, которую часто связывают с исторической географией, является исследование влияния природных условий на ход исторического процесса в какой-либо стране.

О влиянии природы на человека и на ход истории рассуждали еще античные писатели. Высказывания на эту тему имеются у Фукидида и Ксенофонта. Страбон успехи римских завоеваний связывает с географическим положением и природой Италии 4 . Влияние природы занимает видное место в историко-соци'Ологической теории одного из крупнейших арабских историков - Ибн-Халдуна 5 . В эпоху Возрождения на этом останавливался французский государствовед и историк Боден6 . В XVIII в. влиянию природы на человеческое общества придавали большое значение Монтескье и целый ряд других мыслителей века Просвещения.

Такими образом, вопрос о "роли географического фактора в истории" - очень старый вопрос. Однако до XIX в. ставился этот вопрос обычно в общей форме и обычно разрешался в смысле признания решающего влияния одного из природных условий - климата данной страны - на психику человека, а через нее и на общество и на весь исторический процесс.

В XIX в., под влиянием знаменитого немецкого географа Риттера, который, по выражению испанского историка Альтамиры, "утвердил изучение географических явлений как элемента социальной истории"7 , проблема получила более конкретную постановку. Природные условия стали изучать как внешнюю обстановку, в которой развивается исторический процесс. Ученик Риттера историк Курциус написал в 1851 - 1852 гг. монографию о Пелопоннесе, где с искусством художника охарактеризовал всесторонне географию Пелопоннеса и ее влияние на исто-


1 Барсов "Очерки русской исторической географии. География начальной летописи". 1-е изд. 1874 г.; 2-е изд. 1885 года.

2 Ключевский В. "Курс русской истории". Т. I, стр. 23. 1914.

3 Любавский М. "Историческая география России в связи с колонизацией". Курс, читанный в Московском университете в 1908 - 1909 годах. (Литографированное издание 1909 г.)

4 Страбон "География", стр.286 - 287. Перевод Мищенко.

5 См. Беляев "Историко-социологическая теория Ибн-Халдуна". "Историк-марксист" N 4 - 5 за 1940 год.

6 Воdin "Six livres de la Republique". 1576.

7 Altamira "La eosenanza de la historia", p. 166.

стр. 13

рию этой страны в древности. Однако, как указывает Фютер1 , влияние Риттера захватило лишь немногих историков.

В 80-х годах XIX в., когда уже сформировалась современная география как ветвь естествознания, немецкий географ Pатцель выступил с попыткой построить новую ветвь географической науки - антропогеографию, которая должна была изучать влияние географической среды на социальную жизнь человечества 2 .

Во Франции несколько позже Ратцеля со сходной системой идей выступил Видаль де ля Бляш 3 . Его идеи были потом развиты его учениками4 . Антропогеография, или география человека, как ее называют французы и англичане, получила с тех пор в Западной Европе и Америке весьма значительнее развитие. В рамках данной статьи нет ни надобности, ни возможности подвергать критическому разбору буржуазную антрологеографию. Достаточно лишь указать, что ее развитие повлекло за собою не только усиление внимания историков, а также географов к влиянию природы на ход исторического процесса, - но и ряд попыток проследить это влияние на конкретных примерах отдельных стран. Особенно часто такие попытки предпринимались в Соединенных штатах5 - молодой стране с исключительно богатыми природными ресурсами. Причем там наиболее выделяются работы Тернера6 , построившего на огромном фактической! материале оригинальную концепцию североамериканской истории, в которой в качестве основного факта североамериканского исторического процесса представлено колонизационное движение на запад и освоение природных ресурсов.

В нашей научной литературе вопрос о влиянии географической среды тоже является старой проблемой, известной уже историкам XVIII в., например Болти и у. В XIX в. С. М. Соловьев, слушавший в Берлине лекции Риттера 7 , начинает свою "Историю России" с очерка природных условий; он возвращается к их роли и в дальнейшем, приступая к изучению эпохи Петра I. Ученик С. М. Соловьева В. О. Ключевский свой курс также начинает, как известно, с очерка природы Восточноевропейской равнины. Интересно отметить, что и у С. М. Соловьева и, в особенности, у В. О. Ключевского эти вступительные очерки слабо связаны с последующим изложением. Против такого подхода к природным условиям еще в 1864 г. высказался А. П. Щапов. В статье "Этнографическая организация русского народонаселения" он писая: "У нас много-книжные русские истории только в первой главе обыкновенно выскажут несколько слов о русских племенах и народах или просто перечислят только их, так же как только в первой главе скажут несколько слов о русской географии или географическом влиянии на историю, - как будто племена и народы вдруг исчезают потом бесследно с лица русской земли, не оказав никакого влияния на русский народ, на русскую историю, и как будто география не сопутствуем потом истории на каждом шагу, в каждой области. Где же земля


1 Fueter "Geschichte der neueren Historiographie". S. 497. 1911.

2 Основные работы Ратцеля: "Anthrppogeographie", Bd. I, Stuttgart. 1882; Bd. II, 1891 и "Politische Geographie oder die Geographie der Staaten, des Verkehrs und des Krieges". Munchen. 1903.

3 Основные работы Vidal de la Blache-"Principes de Geographie htimaine". Paris. 1918 и "Tableau de la Geographie de la France".

4 О школе Видаль де ля Бляша в советской литературе есть статья И. А. Витвера в "Ученых записках Московского университета". Вып. 35-й.

5 Здесь надо отметить работы популяризатора идей Ратцеля в астглотсаксонских странах. Semple E. "American History and its geographical conditions". 2-е изд. 1933: "The Geography of the Mediterranean region, its relation to Ancient History". 1932.

6 Основные работы Turner'a "Rise of the New West 1819 - 1829". N. Y. 1906; "The Frontier in the American History".

7 См. "Записки С. М. Соловьева", стр. 65.

стр. 14

и люди (разрядка Щапова. -В. Я). Ужели провалились куда-нибудь, а осталось одно государство?"

Сам А, П. Щапов -попытался проследить влияние географической среды на русскую историю в статье "Историко-географическое распределение русского народонаселения", где он изучает зависимость от природных условий размещения населения в России. А. П. Щапов считает географическую среду решающим фактором исторического развития. Она определяет, по его мнению, не только хозяйственную жизнь человека, но и его психику, при этом Щапов игнорирует производственные отношения и состояние производительных сил. Географическая среда, по мнению Щалова, воздействует Непосредственно на хозяйство и на самую природу человека. В результате А. П. Щапов "приходит к идеализму в понимании истории и принадлежит к той группе материалистов, которые не могли от материалистического взгляда на природу перебросить мост, чтобы по-материалистически объяснить общественные явления"1 .

В наши дни интересную по замыслу попытку проследить систематически влияние природных условий на исторический процесс сделал И. И. Полосина , который задачу исторической географии -видит именно в разработке данной проблемы.

В тесной связи с проблемой о роли природных условий в историческом процессе стоит вопрос об изучении состояния этих самых условий в прошлом, вопрос о реконструкции того, что немецкий географ Виммер3 удачно назвал "die historische Naturlandschaft". Вопрос о том, какой была природа данной страны в прошлом, насколько она изменилась в частности, за тот, с геологической точки зрения незначительный отрезок времени, в течение которого развивалась история человечества, - вопрос этот всегда интересовал ученых-естественников. С точки зрения специалиста по физической географии, задача исторической географии состоит прежде всего в разрешении этого вопроса, а все остальные ее проблемы являются, так сказать, исследующими. Историк русской географической науки Л. С. Берг4 в" своем труде параграф, посвященный исторической географии нашей страны, начинает прежде всего с данной проблемы. Специалисты - естественники много работали над выяснением эволюции растительного покрова5 , гидрографии, береговой "линии и тому подобными вопросами как у нас, так и заграницей. В качестве материала привлекались источники как естественно-научного, так и исторического порядка.

В меньшей степени этими вопросами занимались историки, опиравшиеся обычно лишь на источники исторические, а иногда использовавшие также труды естественников. В качестве примеров можно указать на Западе Дежардена, который дал подробную и тщательную реконструкцию физической географии Галлии6 , у нас - Замысловского7 , пытавшегося сделать то же самое для Московской Руси XVI в. на


1 Сидоров А. "Мелкобуржуазная теория русского исторического, процесса (А. П. Щапов)". В сборнике "Русская историческая литература в классовом освещении".

2 В курсе лекций по исторической географии СССР, прочитанном И. И. Полосиным в 1939 г. в Московском истарико-архивном институте. Курс не опубликован. За предоставление мне возможности ознакомиться со стенограммой лекций примощу благодарность И. И. Полосину.

3 Wimmer "Historische Landschaftskunde". Innsbruck. 1885. После Виммера термин этот упрочился в немецкой литературе.

4 Берг Л. "Очерк истории русской географической науки". Ленинград. 1929.

3 У нас они изучали знаменитую борьбу леса со степью в прямом, а не в переносном' смысле слова, как историки.

6 Desjardins "Geographie hfstorique et administrative de la Gaule Romaine".

7 Замыслвский "Герберштейн и его историко-географические известия о России".

стр. 15

основе данных Герберштейна, а также В. В. Бартольда, изучившего изменения в направлений течения Аму-Дарьи в историческом прошлом 1 .

Резюмируя все только что сказанное об изучении в исторической географии изменений географической среды в историческом прошлом и ее влияния на исторический процесс, надо признать, что в области первой проблемы сделано значительно- больше чем в области второй.

VI

До недавнего времени вопросы географии производства и географии хозяйственных связей мало привлекали к себе внимание специалистов по исторической географии.

Усиленное внимание историков и экономистов к вопросам экономической истории началось еще в последней трети XIX века. Значительное влияние на западноевропейскую науку в деле усиления ее интереса к проблемам социально-экономической истории оказали работы Маркса. Это не отрицают и сами буржуазные ученые. Характерно в этом смысле признание такого историка, как Доїли2 . Но развитие экономической географии значительно отставало и продолжает отставать и сейчас от развития экономической истории.

Основоположники буржуазной антроттогеографии, строя свою систему, обращали мало внимания на проблемы географии хозяйства. Экономисты-географы вместо изучения географии производительных сил и производственных отношений (последней проблемой и сейчас на Западе занимаются мало) .продолжали описывать состояние народного хозяйства по отраслям, как это они делали еще задолго до XIX века. Понятно, что при отсутствии экономической географии настоящего не могла сложиться экономическая география прошлого.

Когда крупный исследователь Дежарден в названном выше труде по географии Галлии попытался дать экономическую географию Галлии во времена римского владычества, у него получилась отраслевая характеристика хозяйства Галлии, примерно такого же типа, по какому строились тогда экономико-географические характеристики Франции. Авторам историко-экономических работ не чужда была мысль о необходимости изучения истории хозяйства по районам. Появлялись работы, посвященные, хозяйственному прошлому отдельных местностей. Но не было до недавнего времени работ, которые давали бы историко-экономическую географию какой-либо страны.

За последние 15 - 20 лет экономическая география сделала на Западе значительные успехи. От отраслевых описаний хозяйства центр тяжести перешел к порайонным характеристикам. Экономическая история накопила значительный материал в районном разрезе. В результате в работах по исторической географии делаются попытки построить экономическую географию прошлого. Такую задачу, например, ставит перед собой Ист (East) в своей книге "Historical geography of Europe", вышедшей їв 1935 году.

В советской литературе интересные работы по экономической геогра-


1 См. работы В. В. Бартольда "К вопросу о впадения Аму-Дарьи в Каспийское море". "Записки Восточного отдела Русского археологического общества". Т. XJV. Вып. 1-й. 1902; "Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVII в,". "Известия Туркестанского отдела Русского географического общества". IV, 1902; и "К истории орошения Туркестана". СПБ. 1914. Недавно этот вопрос, неоднократно изучавшийся ранее, вновь подвергся исследованию со стороны специалиста по физической географии А. С. Кесь, пересмотревшей на месте весь естественно-исторический материал и использовавшей труды историков. См. Кесь А. "Русло Узбоя и его генезис". 1939. "Труды Института географии АН СССР". Вып. XXX.

2 См. сборник "Histoire et historiens depuis cinquante ans", изд. французского журнала "Revue historique". T. I, p. 13.

стр. 16

фии нашего прошлого принадлежат покойному П. Г. Любомирову. Наиболее интересной из них по замыслу является его попытка дать для России XVII в. и для России XVIII в. деление на экономические районы 1 . К сожалению, попытка эта имеет эскизный характер.

VII

Если от отдельных проблем, изучаемых исторической географией, перейти к сводным работам, имеющим целью дать историко-географическую характеристику какой-либо страны или территории, то здесь можно констатировать весьма большое разнообразие. Первым трудом такого рода была "Italia illustrata" Биондо, крупного итальянского историка середины XV века2 . "Italia illustrata" - это порайонное описание Италии. Относительно каждого из описываемых районов Италии Биондо сообщает его местоположение, иногда называет реки, дает характеристику .населения в древности, вкратце упоминает о важнейших исторических событиях, происходивших на этой территории, далее, перечисляет города, как исчезнувшие, так и современные, говорит о каждом, чем он замечателен в историческом отношении и чем славится в современную автору эпоху3 . Карты в работе Биондо отсутствуют. Как видно из этой краткой характеристики, в "Italia illustrata" смешаны факты местной истории с элементами исторической и современной автору географии. Поэтому "Italia illustrata" можно считать зародышем исторической географии. "Italia illustrata" произвела сильное впечатление на современников и потомков.

Как указывает Фютер, в Германии были предприняты окончившиеся неудачей попытки'составить в подражание Биоядо "Germania illustrata".

Известное произведение английского историка Кемдена (Camden) "Britannia"4 , вышедшее в свет в 1586 г., написано по расширенной и улучшенной схеме сочинения Биондо. У Кемдена есть уже историческая периодизация. Еще в середине XVIII в. эльзасский ученый Шёпфлин (Schoepflin)5 составил по схеме, аналогичный схеме Кемдена двухтомный труд "Alsatia illustrata".

Смешение фактов местной истории с теми или иными элементами исторической географии стало характернейшей чертой общих, сводных работ по исторической географии. Включение фактов местной истории имело и имеет место в историко-географических работах как за рубежом, так и в нашей стране. Больше того: в дореволюционной русской литературе часто к историко- географическим относили чуть ли не большинство работ, посвященных местной истории; так например поступает С. М.. Середонин в том параграфе своей книги "Историческая география", где он дает краткий обзор развития исторической географии в на-


1 См. в Энциклопедическом словаре Гранат (Т. 36. Ч. 3-я) слово "Россия".

2 Биондо (Biondo) родился в 1392 г., как указывает его новейший биограф Ногара (Nogara). Обычно неправильно считают годом рождения Биондо 1388 год; умер Биоадо в 1463 году. Согласно оценке Фютера, к которой присоединяется и советский исследователь О. Л. Вайнштейн, Биондо "сделал для исследования средних веков и древнего Рима больше, чем все современные ему гуманисты, вместе взятые" ("Geschichte der neueren Historiographie", S. 109. 1911).

3 Фютер почему-то считает "Italia illustrata" написанной в форме словаря, чего, на самом деле нет. По-видимому, вслед за Фютером это неправильное мнение повторяет О. Л. Вайнштейн (цит. соч., стр. 87). Нельзя также согласиться с Вайнштейном, что Биондо был при папской курии чем-то вроде писца. Должности нотариуса папской камеры и "апостолического секретаря", которые занимал Биондо, не были должностями писца, но что папа Николай V держал Биондо "в черном теле", - что верно. См. Masius "Flavio Biondo, sein Leben und seine Werke", а также Фойгт "Возрождение классической древности".

4 "Britannia" написана не только под влиянием работы Биондо, но и под влиянием Ортелия, с которым Кемдея лично познакомился в 1577 г., во время поездки Ортелия в Англию, и с которым состоял в научной переписке. См. слово "Camden" в "Dictionary of national biography", edited by Leslie Stephen, vol. VIII и Denuce "Oud nederlandsche Kaartmakers in betrekk; ng met Plantijn". T. II, p. 41.

5 Был почетным членом Российской академии наук.

стр. 17

шей стране. Это, конечно, весьма способствовало, тому, что за исторической географией установилась репутация научной дисциплины с неопределенным содержанием.

В конце XIX в., после того как сформировалась современная научная география, появляются попытки построить географию прошлого как систему знаний, аналогичную географии настоящего. В 1876 г. Дежарден поставил перед исторической географией задачу - "изучит страну в продолжение определенного периода ее прошлого по тем же принципам и тому же методу и по тому же плану, как будто дело идет о современной стране"1 . Дежарден разрешил эту задачу по отношению к римской Галлии "на уровне тогдашнего состояния географической науки.

У нас двумя годами ранее Дежардена аналогичные взгляды высказывал Л. Н, Майков2 , но не попытался их осуществить. Попытка реализовать их была сделана Замысловским в книге "Герберштейн и его историко-географические известия о России", вышедшей в 1884 году.

В немецкой науке с конца XIX в.3 под влиянием Pатцеля и его последователей получило распространение деление содержания исторической географии на три осеотаных раздела: 1) Historische Naturlandschaft, 2) Historische Kulturlandschaft, 3) Historisch-politische Landschaft 4 . Первый термин здесь обозначает историю изменений природного географического ландшафта, о чем я уже говорил выше, третий - наиболее привычную историкам историко- политическую географию, - о ней тоже речь уже шла. Под вторым подразумевается изучение того, как выглядели в прошлом и как были расположены населенные пункты пути сообщения, поля, сады и т. п. Основной задачей этого раздела является выявление влияния природных условий на размещение хозяйства изучаемой страны в прошлом, а также на нравы и психику ее населения. Однако фактически в немецких работах по исторической географии, в главах, посвященных "Historische Kulturlandschaft", эти задачи обычно в таком объеме не разрешаются. В качестве примера можно указать на солидный труд Кречмера "Historische Geographie von Mitteleuropa", в котором даны для ряда дат краткие общие очерки состояния сельского хозяйства, лесов, горного дела и путей сообщения в Средней Европе почти без указаний, как соответствующие хозяйственные явления распределяются по территории и в силу каких причин это распределение имеет тот или иной вид, т. е., другими словами, їв этих очерках как раз географии очень мало.

Оживление на Западе в последние годы интереса к исторической географии опять поставило на очередь проблему сводной историко-географической характеристики страны и притом в том же направлении, в каком ставил ее Дежарден.

На Международном конгрессе историков в Брюсселе в 1923 г.5 и там же, на Международном конгрессе по исторической географии в 1930 г., Пергамени (Pergameni), президент бельгийского географического общества, выдвинул мысль, что историческая география - это "география человека, перенесенная в прошлое" 6 . Во время органи-


1 Desjardins "Geographie historique et administrative de la Gaule Romaine".

2 Майков Л. "Заметки по географии древней Руси". СПБ. 1874.

3 Впервые такое деление предложено, если не ошибаюсь, Виммером в книге "Historische Landschaftskunde". Innsbruck. 1885.

4 Это понимание исторической географии в послевоенные годы нашло сочувственный отклик также в польской научной литературе. См. Arnold "Geografja historyczna, jej zadama і metody" в журнале "Przeglad Historyczny" за 1929 г. Т. VIII.

5 См. "Compte-rendu du V oongres international des sciences historiques". Bruxelles. 1923.

6 "La geographic humaine transportee dans le passe".

стр. 18

зованной в 1932 г. в Лондоне исторической и географической ассоциациями дискуссии по вопросу о содержании и задачах исторической географии 1 Джилберт указал, что основной задачей исторической географии является "реконструкция районной географии прошлого". Из современных работ, написанных в духе этого направления, наиболее интересным является коллективный труд под редакцией Дарби - "Historical Geography of England before A. D. 1800", - вышедший в 1935 году. Авторы рассматривают изменения в природном ландшафте Англии, составе и распределении ее населения и экономической географии страны начиная с доисторических времен и до XVIII в. включительно. Они используют как письменные источники, так и археологические данные. Для истории заселения используются данные топонимики. При изучении изменений географического ландшафта под влиянием деятельности человека большое внимание уделяется истории осушения болот в XVII - XVIII веках. При изучении экономической географии прошлого они занимаются как географией производства, так и географией торговли. Не забыты и огораживания. Методология книги, обычная для английских исторических работ. Классовая борьба остается вне поля зрения авторов. Книга эта все же, безусловно, является лучшим достижением современной зарубежной исторической географии.

VIII

Остается сказать еще несколько слов об исторической картографии. Начиная с Ортелия и почти до самого конца XIX в. задача составителя исторической карты сводилась к установлению местонахождения замечательных в историческом отношении мест, к фиксации политических границ и их изменений, к установлению расположения и путей передвижения войска. Таково, содержание карт (Известных исторических атласов XIX в.: Шпрунера2 , Дройзена3 , Шрадера4 . В XX в. появляются специальные атласы по колониальным странам: Джоппена - по Индии5 , Уокера - по Южной Африке6 , Германа - по Китаю 7 . По своему характеру они не отличаются сколько-нибудь существенно от только что названных. К тому же в основном сводится и содержание наиболее распространенных современных школьных исторических атласов Пуцгера8 и Шепхерда9 , хотя в них имеются и некоторые особенности, в частности в атласе Шепхерда помешены карты торговых путей, типовой план английского манора, историко-этнографические карты, карта налогового обложения в дореволюционной Франции, экономическая карта Англии в эпоху промышленного переворота и некоторые другие.

Развитие научной исторической картографии пошло в XX в. по двум путям: Рихтер10 в Австрии и Фабрициус11 в Рейнской области, в Германии, обрабатывая со скрупулезной тщательностью актовый


1 См. выше, стр. 4.

2 Spruner "Handatlas fur die Geschichte des Mittelalters und der neueren Zeit". Атласом Шпрунера пользовался Энгельс, когда писал свою работу "О разложении феодализма и развитии - буржуазии". См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 1-я, стр. 443.

3 Droysen "Allgemeiner historischer Handatlas". 1886.

4 Schrader "Atlas de la geographic historique". Paris. 1896.

5 Joppen "Historical Atlas of India". 1-е изд. - 1907; последнее-1934 год.

6 Walker "Historical Atlas of South Africa". 1922.

7 Hermann "Historical and commercial Atlas of China", 1935.

8 Putzger "Historischer Schulatlas" - очень много изданий.

9 Shepherd "Historical Atlas" - несколько изданий.

10 Richter "Historischer Atlas der osterreichischen Afcpenlander". 1906.

11 Fabricius "Geschichtlicher Atlas der Rheinprovinz" выходил листами с 1895 года.

стр. 19

материал, стремятся дать чрезвычайно детальные карты административного и церковного деления и населенных пунктов прошлого. В годы мировой войны в Голландии начал выходить отдельными листами составленный подобным же методом "Исторический атлас Нидерландов" под редакцией Бекмана. В послевоенные годы польскими учеными по такому же типу стал выпускаться отдельными листами "Atlas historyczny Polski"2 . О степени детальности карт в этого типа атласах можно судить по следующему примеру: на карте Краковского воеводства эпохи четырехлетнего сейма (1788 - 1792) нанесены границы уездов, приходов (кроме более крупных церковных делений), населенные пункты, причем обозначены их размеры (по числу дымов;) и социальный характер владений (шляхетские, духовенства, королевские и т. п.), нанесены костелы и монастыри с указанием различных категорий их, суды различных инстанций и другие государственные учреждения, школы, госпитали, крепости, замки, корчмы, мельницы, разработки полезных ископаемых с указанием вада ископаемых, стекольные, железоделательные и бумажные предприятия, дороги с указанием их вида, мосты, перевозы, таможни, леса.

Другое направление в картографии представлено немецким "Geschichtlicher Atlas von Rheinprovinz", изданным в 1926 г. под редакцией Аубина (Aubin), и "Atlas of the historical geography of the United States" под редакцией Поллина (Gh. O. Paullin), изданным в 1932 году. В этих атласах, кроме историко-политических карт, содержится міного карт по экономической истории и по истории культуры3 . Но эти два атласа не отличаются такой степенью детализации, как названные выше.

В нашей стране исторической картографии уделялось мало внимания. Правда, в отдельных научных монографиях имеются превосходные исторические карты, например в трудах Ю. В. Готье4 , М. М. Богословского5 , М. К. Любавского6 . Но научный историческим атласом мы не располагаем. Из немногочисленных элементарных учебных атласов лучшим надо признать старый атлас Замысловского (последнее издание, 1887 г.). Автор этих строк сделал попытку в 1923- 1925 гг. внести в нашу историческую картографию историко- экономические карты изданием атласа по истории народного хозяйства России XVIII - XX веков 7 .

Среди исторических карт надо отметить еще особый их вид - карты археологические, имеющиеся как у нас, так и заграницей. Существуют даже специальные археологические атласы.

IX

Беглый обзор состояния 'исторической географии показывает, что репутация науки с неопределенным содержанием до некоторой степени


1 Вееkman "Gesehiedkundige Atlas van Nederland".

2 За присылку материалов по польской исторической географии автор приносит благодарность историческому факультету Львовского государственного университета имени Франко, в особенности заведующему отд. вспомогательных наук проф. Т. I. Модельскому. Автор благодарит также заведующего библиотекой Каунасского университета тов. Биржишка.

3 Если судить по опубликованной программе, к этому же типу должен быть отнесен и начавший выходить выпусками в Испании накануне гражданской войны "Atlas historico de la America hispano-portguesa", por J. Dantin Correceda у Loriente Cancio. Вышел, по-видимому, только один второй выпуск. Мадрид. 1936.

4 См. Готье Ю. "Замосказньгй край в XVII в." и "История областного управления в России от Петра I до Екатерины II".

5 Богословский М. "Земское самоуправление на русском севере в XVII в.".

6 Любавский М. "Областное деление и местное управление Литовско-русского государства".

7 Издавались учебным отделом Главполитпросвета под названием "Наглядные пособия по истории народного хозяйства России" (с текстом).

стр. 20

заслужена данной дисциплиной, она является следствием ряда причин. Историческая география развивается медленно; до сих пор ею занимались немногие историки и географы, поэтому старое продолжает жить в ней вместе с новым. Кроме того историки слабо знакомы с географией и наоборот. Наконец, понятие экономической географии очень долго отличалось значительной неопределенностью вследствие длительного господства в этой науке так называемого отраслевого направления. И сейчас еще экономическая география не может быть названа вполне сложившейся наукой.

Но, с другой стороны, обзор состояния исторической географии позволяет установить вполне определенную тенденцию в ее развитии. Развитие исторической географии тесно связано с развитием исторической науки и с развитием географической науки. Когда историческая наука сводилась в основном к "действиям королей и полководцев, к действиям "завоевателей" и "покорителей" государств" 1 , а в географии наиболее развитыми частями были математическая география и картография, тогда, естественно, содержание исторической географии сводилось к фиксации на карте замечательных в историческом отношении мест, к изучению границ государств и путей походов. Исследование же влияния природы на исторический процесс не могло пойти тогда дальше общих рассуждений, так как в географической науке было чрезвычайно слабо развито исследование самой природы, а в исторической науке отсутствовало изучение экономической истории, на фактах которой влияние географической среды может быть конкретно показано.

Развитие экономической истории, с одной стороны, формирование физической географии как естественно-научной дисциплины и одновременно с этим развитие экономической географии, с другой стороны, не могли не вызвать расширения содержания исторической географии, внесения в нее новых проблем, появления попыток построить историческую географию как систему знания по типу современной географии.

Каково же должно быть содержание марксистской исторической географии? "История развития общества, - сказано в "Кратком курсе истории ВКП(б)", - есть, прежде всего, история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история развития производительных сил и производственных отношений людей"2 . Историческая наука "должна, прежде всего, заняться историей производителей материальных благ, историей трудящихся масс, историей народов" 3 .

Основной задачей исторической географии должно быть изучение и описание географической стороны исторического процесса. Историческая география, являясь подсобной дисциплиной исторической науки и не претендуя на раскрытие основных закономерностей хода истории, должна на основе периодизации, принятой в исторической науке, дать ряд характеристик экономической и политической географии данной страны или территории на соответствующие моменты времени. Основными элементами названных выше характеристик и описаний должны быть: I) природный ландшафт данной эпохи, т. е. историческая физическая география, 2) население с точки зрения его народности, размещения и передвижения по территории, т. е. историческая география населения, 3) география производства и хозяйственных связей, т. е. историко-экономическая география, 4) география внешних и внутренних политических границ, а также важнейших исторических событий, т. е.


1 "История ВКП(б)". Краткий курс, стр. 116.

2 Там же.

3 Там же.

стр. 21

историко-политическая география. Все эти элементы должны быть изучаемы не изолированно, а во взаимной связи и обусловленности.

Географическая среда, согласно указаниям классиков марксизма, "является одним из постоянных и необходимых условий развития общества", и она оказывает влияние на человеческое общество. Однако "ее влияние не является определяющим влиянием" 1 . Целиком учитывая это решающее указание марксистской теории, историческая география все же при изучении явлений прошлого должна принимать во внимание и исследовать роль и влияние географической среды на историю общества.

Круг природных ресурсов, вовлекаемых в эксплуатацию человеком, с ходом истории постепенно* расширяется. В феодальную эпоху каменный уголь почти не добывался. При капитализме уголь приобрел крупное хозяйственное значение. Нефть стала в значительных количествах добываться лишь со второй половины XIX века. Фосфористые железные руды сделались полезным ископаемым лишь после изобретения томасовского процесса и т. д. С другой стороны, природное явление, вредное на одном уровне хозяйственного развития, может сделаться полезным с появлением новой техники. Водопады до развития гидроэлектростроительства были лишь препятствием для судоходства. Теперь они являются источниками белого угля. Таким образом, роль одной и той же географической среды на глазных этапах исторического развития может быть различной. Следовательно, роль географической среды должна в исторической географии учитываться на каждом историческом этапе, а не рассматриваться лишь во введении к дальнейшему изложению.

Как указано в главе IV "Краткого курса истории ВКЩб)", за тот весьма короткий, с геологической точки зрения, период времени, в течение которого развивалась история человеческого общества, коренных изменений географической среды не происходило. Поэтому на первый взгляд может показаться излишним включение в число задач исторической географии также и реконструкции природного ландшафта прошлого. Однако это только на первый взгляд. Во-первых, как указывает тот же "Краткий курс", незначительные изменения географической среды все же имели место и на протяжении исторического периода жизни человеческого общества. Эти изменения в отдельных случаях могли иметь некоторое значение, и нет оснований их игнорировать. К числу таких изменений относятся изменения береговой линии (например образование залива Зейдерзее в Нидерландах в XII - XIII вв.)2 , изменения в направлении течения рек, засорение их устья песком и т. п. В качестве примера изменения течения рек за исторический отрезок времени можно указать на реку Хуанхе, На протяжении китайской истории она много раз меняла свое русло, и устье ее перемещалось на протяжении 700 км, от района Шанхая до района Тяньцзина. Еще в первой половине XIX в. Хуанхе впадала в море к югу от полуострова Шаньдун, но в 1852 г. она прорвала окружающие ее дамбы и, изменив направление своего течения, стала впадать в море к северу от этого полуострова.

Изменения течения реки Хуанхе причиняли населению великой китайской равнины огромные бедствия, так как река при этих изменениях уничтожала тысячи селений и огромные пространства плодородных полей.

Мы должны учитывать, что географическая среда особенно сильно меняется под воздействием со стороны человека. Это воздействие


1 "История ВКП(б)". Краткий курс, стр. 113.

2 См. Demangeon "Belgique - Pays Bas - Luxembourg", p. 24.

стр. 22

человека на природу сказалось больше всего на почвенно-растительном покрове. Культурные почвы современной Западной Европы весьма значительно разнятся от тех почв, которыми обладала та же Европа в средние века. Много болот осушено. Истребление лесов - настолько общеизвестный факт, что нет надобности на нем останавливаться. Можно указать еще на прорытие каналов, в том числе таких, как Суэцкий и Панамский.

Особенно крупные изменения природы в результате деятельности человека происходят в нашей стране. Достаточно указать на реконструкцию Волги, которая не только делает Волгу более глубокой, чем создала ее природа, но и сопровождается созданием вдоль нашей великой реки ряда крупных озер-водохранилищ: "Московского моря", "Рыбинского моря" и др.

Изучением размещения населения по территории наша и зарубежная историческая география, как это видно и из сделанного выше краткого обзора, много занималась, и нет надобности пояснять сущность вопроса и способы его исследования.

Что касается географии производства и хозяйственных связей, то это те проблемы, которыми по отношению к настоящему занимается экономическая география. Историческая география должна исследовать эти вопросы по отношению к прошлому. Это самая сложная и трудная задача, но в то же время и самая благодарная задача, так как эти вопросы связывают в единое целое все элементы исторической географии, превращают последнюю из собрания разрозненных фактов, нужных лишь для познания фактов политической истории, в особую ветвь исторической науки.

Как уже указано выше, влияние географической среды на общество может быть изучено лишь через исследование влияния этой среды на хозяйство общества. География населения тесно связана с географией хозяйства. Связь между политическими границами какой-либо территории и ее экономикой также несомненна. При изучении экономической географии прошлого приходится вести исследование как по отраслям хозяйства, так и по районам. Встает сложная задача изучения экономических районов прошлого.

Иногда высказывается мнение, что современные экономические районы являются созданием капитализма (если речь идет о странах капиталистических) и в докапиталистических формациях экономические районы отсутствуют. Конечно, до капитализма районные различия были меньшими, но, конечно, они были, причем даже в весьма отдаленном прошлом. Это доказано целым рядом исторических работ. В качестве одного из примеров можно привести характеристику экономических районов в государстве Саманидов X в. в работе А. Ю. Якубовского "Феодальные общества Средней Азии и их торговля с Восточной Европой в X - XV вв."1 .

Локализация на карте географических названий прошлого, чему уделяла прежде столько внимания историческая география, конечно, остается необходимой предварительной работой для историко- географических исследований.

Чтобы нагляднее показать содержание исторической географии в предлагаемом здесь ее понимании, обратимся к конкретному примеру к содержанию исторической географин нашей страны. Само собой разумеется, что в рамках журнальной статьи нет возможности давать развер-


1 См. "Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР". М. 1933.

стр. 23

нутую программу. Я ограничусь лишь краткой характеристикой общей схемы ее построения и двумя конкретными примерами.

Периодизация исторической географии СССР должна быть той же, что и периодизация нашего исторического процесса. Для каждого периода нужно дать картину природного ландшафта, размещения населения и географию народностей, географию производительных сил, производственных отношений и хозяйственных связей, а также указать границы государственных образований на изучаемой территории и в тех случаях, когда это возможно и важно, внутреннее административное деление этих государственных образований.

Все эти элементы рассматриваются в их взаимной связи. Исследование ведется как в целом по территории нашей страны (общая картина размещения населения, сельского хозяйства, промышленности, политических и административных границ и т. п.), так и по важнейшим районам. Естественно, что деление на районы не может быть единым для всей истории нашей страны и для разных моментов исторического процесса оно различно. Было бы неправильно ограничиться одним лишь сопоставлением историко-географических характеристик на ряд дат. Надо показать, как они переходят одна в другую; следовательно, характеристики должны быть динамическими.

Исходя из этой схемы, остановимся на двух конкретных вопросах исторической географии нашей родины: на общей историко-географической характеристике нашей страны в XVIII в. и на исторической географии Центрально-черноземного района в XVI - XIX веках.

Для XVIII в. динамическую историко-географическую характеристику нашей страны придется давать отдельно по следующим, почти не связанным между собою экономически и слабо связанным тогда политически1 территориям: 1) Восточной Европе и Сибири,. 2) Кавказу, 3) Казахстану и Средней Азии.

Историко-географическая характеристика Восточной Европы и Сибири в своей общей, сводной части должна будет рассмотреть изменение политических границ в Восточной Европе, вызванное завоеванием Россией берегов Балтийского и Черного морей вместе с населявшими эти территории народностями и включением в состав Российской империи белорусского и большей части украинского народов. Центр внимания при этом должен быть сосредоточен на самих территориальных изменениях, а не на фактах военного и дипломатического порядка, явившихся непосредственной причиной этих изменений. Внимательному обзору необходимо подвергнуть процесс колонизации юга и востока страны в этом периоде, основание новых городов. Должен быть рассмотрен национальный состав колонистов. Серьезное внимание должно быть обращено на освоение новых, ранее не вовлеченных в хозяйственный оборот природных ресурсов - обширных пространств черноземных почв и ископаемых богатств Урала, Сибири и отчасти также центра и Карелии. Следует остановиться здесь и на научных экспедициях XVIII века. Колонизация и освоение новых природных богатств стоят в тесной связи с изменением государственных границ, но обусловлены они, конечно, далеко не одними лишь этими изменениями, и это должно быть правильно учтено при изучении. Надо дать здесь географию мануфактур XVIII в. (по отраслям промышленности) и объяснить ее. Следует, далее, обратить внимание на процесс складывания различий между потребляющей и производящей полосами. При изучении хозяйственных связей должно остановиться на строительстве каналов.

В области географии производственных отношений главное внимание должно быть обращено на географию крепостного права и геогра-


1 Присяга части казахских ханов на верность русскому правительству устанавливала чисто номинальную зависимость их от России.

стр. 24

фию барщины и оброка. Последняя должна быть поставлена в связь с процессом складывания потребляющей и производящей полос.

История административного деления XVIII в. также найдет свое место в исторической географии нашей страны. При этом интерес историка-географа - не в изучении органов местного управления, а в изменениях конкретных административных границ.

Для иллюстрации содержания исторической географии какого-либо района остановимся вкратце "а задачах изучения в этом отношении Центрально-черноземной области за XVI - XIX века.

Для XVI - XVII вв. основными вопросами исследования этой территории будут ландшафт "Дикого поля" XVI в., направление строительства укрепленных линий в этом "Диком поле", характер и направление колонизации, состояние земледелия, строительство городов и состав их населения.

Для XVIII в. историку придется отметить завершение колонизации и начало превращения этой области в земледельческий центр страны. География земледелия, география социального состава населения, география барщины и оброка, размещение возникающих вотчинных мануфактур, формирование административного деления, устанавливающегося надолго, - вот основные вопросы исторической географии Центрально-черноземной области для этого периода.

Для первой половины XIX в,, когда область превратилась в земледельческий центр и житницу страны, главное внимание исследователя будет обращено на географию земледелия и крепостного права, на размещение вотчинных суконных фабрик и сахарных заводов, на географию ярмарок и на географию хозяйственных связей области с соседними территориями и в особенности с Центрально-промышленным районом. Важной задачей будет поуездное исследование динамики распаханности и роста населения области за этот период.

После реформы 1861 г. основным фактором, влиявшим на жизнь области, стало так называемое оскудение центра. Это явление наложило тяжелый отпечаток на географию ее населения и хозяйства. Корни этого оскудения прежде всего лежали в условиях ликвидации крепостного права. Естественно, география этих условий в центральных черноземных губерниях должна быть рассмотрена. С этой географией должно быть сопоставлено размещение пережитков крепостничества в области после 1861 года. Должна быть изучена география динамики посевных площадей, рост которых прекращается, а также география других сельскохозяйственных явлений. Плодородие почв района в эту эпоху начинает истощаться. Это явление также должно быть географически изучено. Конечно, нельзя оставить без внимания географии железных дорог и промышленности. Наконец, должна быть изучена география выхода переселенцев и отхожих промыслов.

Я привел два примера историко-географического изучения нашей страны из эпохи XVI - XIX вв., но можно привести много примеров и из эпох более отдаленных. Укажу хотя бы на неопубликованную работу С. Б. Веселовского, дающую географию феодальной раздробленности в Северовосточной Европе в XIV - XV веках. С. Б. Веселовский составил чрезвычайно интересную карту, подобных которой раньше наша наука не имела.

X

Источником для исторической географии являются прежде всего исторические документы. Специфическим видом этих документов являются старинные карты и старинные географические описания той или иной страны или местности, например сочинения древних географов для

стр. 25

исторической географий античного мира, географий Грузии царевича Вахушти для исторической географии Грузии и т. п.

Кроме того источниками для исторической географии являются также археологические данные, в особенности необходимые для реконструкции экономической географии отдаленного прошлого. Для изучения смены народностей на какой-либо территории в далеком прошлом чрезвычайно ценным источником являются данные топонимики. Для реконструкции природного ландшафта необходимо также использование данных естественно-исторического порядка.

Характер источников определяет и метод исследования в исторической географии. Этот метод является прежде всего обычным историческим методом (критика и анализ исторических документов и археологических данных и т. п.).

При изучении исторических источников статистического порядка необходимо применение статистического метода, как это обычно делается в историко-экономических исследованиях. Привлекая данные топонимики, работнику исторической географии, если он не обладает специальной лингвистической подготовкой, приходится пользоваться результатами анализа этих данных лингвистами. При обработке данных естественно-исторического порядка для реконструкции природного ландшафта прошлого необходимо бывает пользоваться методами соответствующих отраслей естествознания.

Историки обычно считают историческую географию вспомогательной наукой. Это едва ли не единственный пункт, где мнения большинства историков сходятся относительно исторической географии. Вспомогательной наукой вместе с палеографией, дипломатикой, сфрагистикой, геральдикой и нумизматикой считает историческую географию Бернгейм (Bernheim) в своем известном "Lehrbuch der historischen Methode". К числу вспомогательных наук ее относят почти все библиографические справочники по истории, как то: издаваемая международным комитетом по историческим наукам "International Bibliography of historical sciences", германский справочник "Quellenkunde der deutschen Geschichte von Dahlmann-Waitz", чешская "Bibliografie teske historie Zirbt'a", польская "Bibliograf ja historji polskiej" и другие. Едва ли не единственным исключением в этом отношении является шведская "Svensk historisk bibliografi 1875 - 1920" Сеттерваля (Setterwall), помещающая работы по исторической географии в отдел местной истории. Географы обычно не склонны считать историческую географию лишь "служанкой" истории и отводят ей более самостоятельное положение1 .

Традиционное мнение историков в настоящее время, безусловно, устарело. Историческая география, несомненно, развивается в отдельную отрасль исторической науки. Это легко видеть из всего сказанного выше об эволюции ее содержания. В самом деле, такие дисциплины, как палеография, дипломатика или сфрагистика, принято называть вспомогательными науками, потому что результаты их исследований представляют мало самостоятельного интереса, а нужны как вспомогательное средство для исторического исследования в собственном смысле слова. Палеография в первую очередь интересует нас как средство для прочтения древних рукописей, а не как история письма. Дипломатика нужна историку не сама по себе, а для критики документов и т. п.

Пока содержание исторической географии не шло дальше отыскивания замечательных в истории мест и определения границ, результаты


1 См. Kfetschmer "Historische Geographie von Mitteleuropa". Einleitung; Oberhummer "Die Aufgaben der historischen Geographie" - доклад, напечатанный в "Verhandlungen des neunten deutschen Geographentages in Wien".

стр. 26

ее работы также имели главным образом служебное значение. Для науки политической истории важно было знать, где находились те места, в которых происходили описываемые ею события и где проходили границы, возникавшие в результате тех войн, которыми политическая история интересовалась. Курсы исторической географии в те времена представляли собою, по существу, справочники, в силу чего они в XVI - XVIII вв. даже составлялись в форме словарей с алфавитным расположением материала. Но и позднее, написанные в форме систематического обзора, эти курсы все же, по существу, походили не на обычные исторические курсы, а на справочники. Достаточно прочитать хотя бы одну главу в таких книгах, как названная выше "Историческая география Европы" Фримана, чтобы убедиться в этом.

Историческая география в том ее понимании, как это развито мною выше, - это уже не собрание сведений справочного характера, а определенная система знания, представляющая самостоятельный интерес.

В область исторических или географических наук следует относить историческую географию?

В основном она обрабатывает историческим методом исторические источники. Очевидно, историческая география - наука историческая. Это давно признают географы, например Оберхуммер (Oberhummer) 1 . Но это не значит, конечно, что работа в данной области является монополией историков. Географы также могут плодотворно работать и работали в области исторической географии. Здесь можно провести аналогию с другой отраслью исторической науки - с экономической историей. После цитированных выше указаний "Краткого курса истории ВКП(б)" вряд ли можно утверждать, что наука экономической истории, или истории народного хозяйства, как ее у нас обычно называют, не является органической частью, исторической науки, что работа над ее проблемами не является одной из первоочередных задач историков. Но, с другой стороны, кроме историков, в данной области успешно работают также и экономисты.

Что работа географов над проблемами исторической географии не исключает последнюю из числа исторических наук, на это указывают сами географы, например Оберхуммер говорит, что "географ, как только он покидает область географического исследования и начинает заниматься историей, перестает быть естествоиспытателем и сам становится историком"2 . Supan, написавший выдающийся труд по истории раздела мира, был крупным специалистом по физической географии, но это обстоятельство не делает его труд работой, не принадлежащей к числу трудов исторических.

Как уже было указано выше, реконструкция природного ландшафта прошлого требует, кроме использования исторических документов, также и привлечения материалов естественно- исторического порядка. В этой области исследователю приходится пользоваться методами естествознания. Поэтому эта работа с большим успехом может быть выполнена специалистами по физической географии, чем историками. Изучение влияния ландшафта страны на экономическую и политическую географию прошлого - дело исторической географии.

Нельзя закрывать глаза на трудности развития исторической географии в указанном выше ее понимании. Трудности эти больше всего в области экономической географии прошлого. Наибольшая трудность объективного порядка заключается в недостатке документального историко-экономического материала в районном разрезе. Трудности субъективного


1 Oberhummer "Die Aufgabe der historischen Geographie".

2 Ibidem.

стр. 27

порядка заключаются, с одной стороны, в том, что историческая география привлекала до сих пор мало работников, а с другой - в необходимости для занятия ею сравнительно широкой подготовки со стороны исследователя. Специалисту по исторической географии надо не только знать историю, но и иметь подготовку в области географии. Эти трудности субъективного порядка, конечно, не принадлежат к числу непреодолимых.

Развитие исторической географии в вышеуказанном ее понимании сможет принести большую пользу исторической науке в целом. Исторической науке как целостной системе исторического знания историческая география дает конкретную пространственную локализацию исторического процесса 'И тем, -во-первых, способствует конкретизации и углублению наших представлений о многих сторонах исторического процесса, во-вторых, позволяет уловить и объяснить ряд местных особенностей в его развитии. Это может также избавить от многих неправильных обобщений. Особенно важно это для истории народного хозяйства, где еще В. И. Ленин подчеркивал необходимость порайонного изучения. Развитие исторической географии позволит также исследовать с методологически правильных позиций роль географической среды в конкретном историческом развитии отдельных стран.

Большую роль может сыграть историческая география в формировании экономической географии как научной дисциплины. Экономическая география в настоящее время как научная дисциплина находится еще в процессе становления. Историческая география должна помочь экономической географии в установлении генезиса конкретных экономико-географических районов. Это важно уже само по себе, но это может способствовать также и установлению закономерности в формировании экономико-географических районов.

Историческая география может оказаться полезной и в школьном преподавании истории. До сих пор элементы исторической географии в школьном преподавании были представлены историко- политическими картами. Большой шаг вперед в деле школьной исторической картографии сделан учебником истории СССР под редакцией А. М. Панкратовой, где даны также историко- экономические карты. В этом отношении учебник под редакцией А. М. Панкратовой стоит впереди учебника истории СССР для высших учебных заведений, где историко-экономические карты играют не большую, а меньшую роль чем в учебнике для средней школы, в то время как можно было бы ожидать обратного.

В учебниках древней истории обычно перед изложением историй древней Греции, Египта и Двуречья даются краткие сведения о природе этих стран. Мне кажется, в этом отношении можно было бы сделать еще один шаг дальше, внеся небольшие элементы исторической географии непосредственно в изложение. В качестве примера, как это делать, можно привести характеристику природы и хозяйства Аттики в старом школьном немецком учебнике Кнейзеля 1 . Насколько конкретнее, живее, были бы исторические представления учащихся при таком подходе! Еще; в большей степени эти элементы должны быть включены в курсы истории в высшей школе. Когда-то А. П. Щапов протестовал против того, что в современных ему исторических курсах после упоминания в первой главе "земля и люди" куда-то "проваливались" и "оставалось одно государство". Аналогичный упрек предъявляют теперь наши географы историкам. Ю. Саушкин пишет в журнале "География в школе" (N 4 за 1940 г.) об учебнике истории СССР для высшей школы, что он отличается "почти полным игнорированием роли географической среды в .развитии СССР и его отдельных частей; исторические события в этом


1 Кneisel "Leitfaden der historischen Geographie". Berlin. 1874. Книга представляет собою учебное пособие для гимназий.

стр. 28

курсе, как правило, преподносятся так, как будто они происходили не в определенной конкретной природной обстановке, оказывающей свое влияние на эти события, а в безвоздушном пространстве".

Несмотря на оживление в СССР интереса к исторической географии ею занимаются у нас еще очень мало, гораздо меньше чем в буржуазных странах. Буржуазной исторической географии должна быть противопоставлена марксистская. Историко-географические темы должны быть включены в планы наших научно-исследовательских учреждений, исторических и географических. Особенно актуальным является создание академического исторического атласа СССР. Это большая работа. Исторические атласы за рубежом создавались годами. При осуществлении этой работы надо учесть весь накопленный опыт. Необходимо также организовать собирание, систематизацию и изучение наших географических названий подобно тому, как это сделано в Германии, Англии и Франции. Наконец, историческая география должна получить права гражданства в наших высших учебных заведениях.

От редакции. Необходимо отметить важность вопросов, поднятых в статье тов. В. Яду некого. Положение дела с исторической географией в наших научно-исследовательских учреждениях и высших учебных заведениях совершенно неудовлетворительно.

Редакция журнала считает, что Комитету по делам высшей школы, наркомпросам и университетам следует принять необходимые меры к изменению существующего положения в деле изучения исторической географии в высших учебных заведениях. Наши исторические научно-исследовательские учреждения должны, наконец, внести в свои планы разработку проблем исторической географии.

Редакция просит исторические учреждения и научных работников высказаться по существу вопросов, затронутых в статье тов. Яцунского, и о практических мерах, необходимых для развития научного исследования и преподавания историко-географических знаний в системе исторического образования.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДМЕТ-И-ЗАДАЧИ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-ГЕОГРАФИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Яцунский, ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДМЕТ-И-ЗАДАЧИ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-ГЕОГРАФИИ (date of access: 19.07.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. Яцунский:

В. Яцунский → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
4878 views rating
22.08.2015 (1426 days ago)
0 subscribers
Rating
1 votes

Related Articles
Харизма и ораторское искусство – залог успеха в любом начинании
9 days ago · From Россия Онлайн
Два матерых лжеца предлагают народу поход к ложной, внешней опоре, чтобы под шумок движения к ней чистить его карманы. Оплот же страны — в ней самой. Two seasoned liars offer people a crusade to a false, external support in order to clean out their pockets under the guise of movement to it. But the strength of the country is in itself.
Catalog: Философия 
10 days ago · From Олег Ермаков
27 июня в Москве состоялась международная конференция «Споры в Южно-Китайском море и поиск мирного решения». Конференция была организована совместно Международной ассоциацией юристов-демократов (IADL) и Международным фондом "Дорога Мира" в контексте многих напряженных и сложных событий в регионе Южно-Китайского моря. В конференции приняли участие представители из Ассоциации юристов Вьетнама и Вьетнамской Дипломатической академии.
11 days ago · From Марина Тригубенко
Великая Отечественная война оставила столь сильный и незаживающий след в судьбах людей бывшего СССР, что неуместными выглядят жалкие потуги современных некоторых кинематографистов представить это великое событие мировой истории как лёгкую и беззаботную компьютерную "стрелялку". данная статья представляет собой рецензию на фильм "Т-34".
Метафизика исторического процесса. Metaphysics of the historical process.
Catalog: Философия 
16 days ago · From Олег Ермаков
Центральный Совет МОО Ветеранов Тыла Вооруженных сил Российской Федерации (МТО ВС РФ) сердечно поздравляет полковника ветеринарной службы ЗАНОЗИНА АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА с Днем Рождения, его 97 - летием! Желает доброго здоровья и прекрасных дней на пороге Столетия! Действующий состав и Ветераны Тыла ВС РФ, в частности Военной ветеринарии, любят, уважают, чтут Заслуги уважаемого Ветерана и самого крайнего участника Великой Отечественной войны в военной ветеринарии - АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА! Передают нынешнему поколению все его наставления, заветы и пожелания! Заместитель председателя Центрального Совета Ветеранов Тыла ВС РФ, генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров
Роман М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” обладает столь сильной притягательной силой, стал огромным литературным (и не только литературным) событием XX-го века, привлекает громадное число желающих прокомментировать его, расшифровать, объяснить и разъяснить, но, иной раз, эти попытки “разъяснить Булгакова” очень уж бывают похожи на то, как “разъяснил” сову профессора Преображенского симпатичный пёс Шарик. Одному такому "исследованию" великого романа и посвящена данная статья.
БЛИЖНИЙ ВОСТОК: САМЫЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ "КОНФЛИКТ ВЕКА"
28 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones