Libmonster ID: RU-19543

Как известно, еще в 1883 г. Румыния была вовлечена своими правителями в союз с Австро- Венгрией и Германией. Однако, когда началась первая мировая война, Румыния не поддержала своих союзников, сохранила нейтралитет, а в 1916 г. вступила в войну на стороне Антанты. Возникает вопрос: под влиянием каких факторов произошло столь крутое изменение внешнеполитического курса правящих кругов Румынии? Ответы, которые давали на этот вопрос буржуазные румынские историки и публицисты, никоим образом не могут нас удовлетворить.

Буржуазные авторы руководствовались идеалистическими концепциями и, как правило, игнорировали социально-экономические факторы. Правда, некоторые из них отмечали засилье австро-германского капитала в Румынии (Н. Базилеску, М. Джувара, И. Урсу, М. Бибирь-Стуря, Г. Чоричану1 и др.), но фактически отрицали его влияние на политику правительства. Они изображали дело таким образом, будто все классы и группировки румынского общества вели борьбу против опутавшего страну своими сетями австро-германского капитала. С другой стороны, они замалчивали роль антантовского капитала и его влияние на политику правящих кругов. Большинство буржуазных историков и публицистов пыталось представить внешнюю политику Румынии в начале XX в., как общенациональную. Лишь немногие из них критиковали (с позиций буржуазного национализма) правящие круги за их германофильство. Так, Н. Иорга в ряде своих работ доказывал, что правители Румынии стали отходить от Австро-Венгрии и Германии лишь под сильным давлением со стороны общественного мнения2 . Германофилам он противопоставлял всю румынскую нацию как нечто единое и однородное, не делая при этом даже попыток проанализировать ее социальную структуру и выявить интересы и цели (в том числе внешнеполитические) различных классов.

Отход Румынии от Австро-Венгрии буржуазные авторы объясняли главным образом политическими мотивами, прежде всего позицией, которую заняла Австро-Венгрия в период Балканских войн, когда она, по мнению румынской буржуазии, не оказала Румынии должной поддержки в конфликте с Болгарией. В качестве второй причины отхода Румынии от Тройственного союза указывался национальный гнет, которому


1 N. Basilesco. La Roumanie dans la guerre et dans la paix. T. I - II. P. 1919; M. Djuvara. La guerre roumaine 1916 - 1918. P. 1919; I. Ursu. Pourqoui la Roumanie a fait la guerre. P. 1918; M. Bibiri-Sturia. Cresterea influenei economice germane in Romania. Bucuresti. 1915; G.D. Cioriceanu. La Roumanie economique et ses rapports avec l'etranger de 1860 a 1915. P. 1928.

2 См., например., N. Iorga. Histoire des roumains et de leur civilisation. P. 1920, p. 288; ejusd. Istoria romanilor. Vol. X. Bucuresti. 1939, pp. 327 - 329 s. a.

стр. 94


подвергались румыны Трансильвании и который вызывал рост их национально- освободительного движения и национально-объединительного движения в Румынии. Отсюда делался вывод о том, что, вступая в первую мировую войну, правители Румынии стремились якобы к освобождению угнетенных братьев и к объединению всех румын в рамках единого национального государства. Однако трансильванский вопрос возник не в 1914 году. Он существовал еще в конце XIX в., что не помешало тем не менее румынским правящим кругам вступить в союз с Австро-Венгрией и Германией и в дальнейшем неоднократно возобновлять его (последний раз в 1913 г.). Недостаточно убедительной является и ссылка на противоречия с Австро-Венгрией в период Балканских войн. Можно напомнить, что Россия в эти же годы, как правило, не менее (а порой и более) решительно защищала интересы Болгарии. Однако это обстоятельство не помешало происходившему накануне первой мировой войны сближению Румынии с Россией. Ясно, что оба упомянутых фактора не играли решающей роли (хотя и ускоряли процесс отхода Румынии от Тройственного союза). В работах западных буржуазных историков (Э. Эбель, Э. Готтшальк, К. Грим, П. Оствальд, Д. Бадеван, Р. В. Сетон-Уотсон, Л. Чалдеа3 и др.) излагаются, по существу, те же основные тезисы, что и в румынской буржуазной историографии. Это объясняется в первую очередь общностью их классовых позиции и мировоззрения.

Историки-марксисты, как румынские, так и советские, посвятили немало работ исследованию внешней политики Румынии в годы первой мировой войны4 . Однако гораздо меньше внимания было уделено анализу предпосылок внешнеполитической переориентации правящих кругов Румынии накануне первой мировой войны. Для решения этой проблемы необходимо проследить, как социально-экономический строй Румынии, интересы различных классов и социальных групп определяли внешнеполитическую ориентацию страны. Попытка такого анализа предпринята в настоящей статье.

Румыния в начале XX в. представляла собой отсталую, аграрную страну с многочисленными феодальными пережитками, в экономическом и финансовом отношении зависевшую от иностранного капитала5 . Ей был присущ ряд черт, характерных для слаборазвитых стран: преобладание сельского хозяйства над промышленностью, легкой промышленности над тяжелой и добывающей - над обрабатывающей; типичная для отсталых стран структура внешней торговли (Румыния ввозила металлы, машины, готовые промышленные изделия, а вывозила продукты сельского хозяйства и нефтепродукты); преобладание в экономике страны иностранных капиталов и нехватка собственных; узость внутреннего


3 E. Ebel Rumanien und die Mitteimachte von der russisch-turkischen Krise 1877/78 bis zum Bukarester Frieden vom 10. August 1913. B. 1939; E. Gottschalk. Rumanien und der Dreibund bis zur Krise 1914. "Die Kriegsschuldfrage". B. 1927, N 7; K. Griem. Rumaniens Bundnispolitik. Kiel. 1948; P. Ostwald. So fing es an. Baden-Baden. 1957; D. Basdevant. Terres roumains contre vents et marees. P. 1961; R. W. Seton-Watson. A History of the Roumanians. L. 1934; L. Cialdea. La politica estera della Romania nel quarantennio prebellico. Bologna. 1933; D. Dvoichenko- Markov. Austria-Rumanian Relations. 1883 - 1916. "Balkan Studies". Vol. 9. 1968, N 4, pp. 41 - 54. Несколько иную позицию занимает американский историк Ш. Д. Спектор, который отвергает решающее значение трансильванского вопроса (Sh. D. Spec tor. Rumania at the Paris Peace Conference. N. Y. 1962, p. 229).

4 I. Gheorghiu. Relafiile romano-ruse in perioada neutrality Romaniei (1914 - august 1916). "Studii si referate privind istoria Rominieb. Partea II-a. Bucuresti. 1954; V. Liveanu. 1918. Din istoria luptelor revolutionare din Rominia. Bucuresti. 1960; Ф. И. Нотович. Бухарестский мир 1918 г. М. 1959; В. Н. Нарцов. Румыния в первой мировой империалистической войне. Кишинев, б/г; В. Н. Виноградов, Румыния в годы первой мировой войны. М. 1969, и др.

5 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 27, стр. 413; см. также Н. П. Фролов. Аграрные отношения в буржуазно-помещичьей Румынии. Кишинев. 1958, стр. 37; Г. Раваш. Из истории румынской нефти. М. 1958, стр. 34.

стр. 95


рынка и низкий уровень потребления; преобладание на внутреннем рынке иностранных товаров; наличие среди господствующих классов компрадорских слоев, тесно связанных с иностранным капиталом. Естественно, что и в политическом развитии Румынии было немало моментов, общих для всех слаборазвитых стран.

Подавляющее большинство населения страны занималось сельским хозяйством6 . В начале XX в. в нем тоже развиваются капиталистические отношения. Однако развитие это шло по прусскому пути. В деревне сохранилось много феодальных пережитков, следствием чего являлись низкая товарность крестьянских хозяйств, нищета и малая покупательная способность крестьян7 . Доля промышленного производства в годовом национальном продукте составляла лишь 30 процентов8 . Промышленная революция в Румынии началась только в 80-х годах XIX в. и происходила медленными темпами и неравномерно. Крупная механизированная промышленность долгое время сосуществовала с ремеслом, простой кооперацией и мануфактурой9 . В начале XX в. мощность механических двигателей Англии в расчете на 1 тыс. жителей составляла 323, Румынии же - не больше 30 лошадиных сил10 .

Характерным для Румынии в начале XX в. являлось то, что на долю нефтяной, горнодобывающей, лесной и пищевой промышленности приходилось 70% всех капиталов крупной промышленности, тогда как доля химической промышленности равнялась 7,4%, металлургической - 4,3%, строительной и стекольной - 3,3%, текстильной - 2,9 процента11 . Не удивительно, что Румыния, по выражению русского экономиста К. К. Гринвальда, в отношении большинства промышленных изделий являлась "данницей заграницы"12 . В этом плане весьма показательна структура румынской внешней торговли. Ввозились главным образом металлы, металлоизделия, машины и текстиль. 82,7% экспорта приходилось в 1910 - 1914 гг. на сельскохозяйственные продукты. Начиная с 1908 г. значительную часть экспорта составляли нефть и нефтепродукты13 . Ведущее место во внешней торговле страны накануне первой мировой войны занимала Германия. В 1913 г., по данным официальной статистики, на долю ее приходилось 23% внешней торговли Румынии, причем объем торговли между двумя странами быстро возрастал: за 10 лет он увеличился более чем в три раза. Второе место во внешней торговле Румынии принадлежало Австро-Венгрии (18,6% в 1913 г.). Торговля с последней с 1903 г. по 1913 г. возросла на 90%. Таким образом, Германия и Австро-Венгрия держали в своих руках 41,6% внешней торговли страны, в то время как на Англию, Францию, Бельгию и Россию приходилось в совокупности 32,78 процента14 . Однако эти данные румынской статистики нуждаются в уточнении. Дело в том, что большое количество хлеба доставлялось из Румынии в Германию транзитом через Бельгию (Антверпен) и Голландию (Роттердам и Амстердам). В статистике эта часть экспорта относилась на долю Бельгии и Голландии. С учетом сведений немецкой статистики доля Германии во внешней торговле Румынии со-


6 "Anuarul statistic al Romaniei". Bucuresti. 1912 (далее - AS), p. 15.

7 См. В. Н. Виноградов. Крестьянское восстание 1907 года в Румынии. М. 1958, стр. 21 - 61.

8 Е. Бернс. Румыния. "Очерки по аграрному вопросу". Т. 1, вып. V. М. 1925, стр. 51.

9 N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Capitalismul monopolist in Rominia Bucuresti. 1962, p. 5.

10 N.N. Constantinescu. Criza economics din Rominia in anii 1907 - 1908. "Studii privind istoria economica a Rominiei". Vol. I, 1961, p. 31.

11 N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Op. cit., p. 19.

12 К. К. Гринвальд. Румыния (экономический очерк). Птгр. 1917 стр 36

13 AS. 1912, pp. 324, 321, 325; G.D. Cioriceanu. Op. cit., p. 39; G. Ionesco-Sisesti. L'agriculture de la Roumanie pendant la guerre. P. 1929, p. 17.

14 К. К. Гринвальд. Указ. соч., стр. 83 - 85, 87, 88.

стр. 96


ставила в 1913 г. 31%15 . Особенно велика была роль Германии и Австро-Венгрии в румынском импорте (63% в 1913 году)16 .

Закабалению страны иностранными державами способствовал ввоз капиталов. В 1916 г. из всего капитала акционерных обществ крупной промышленности иностранный капитал составлял 80,2%, а свыше трети административного и технического персонала румынских предприятий состояло из иностранцев. Ежегодно от 40 до 50 млн. лей вывозилось за границу в виде прибылей иностранных монополий. Около половины банковского капитала также принадлежало иностранцам17 . В начале XX в. страна находилась в полной финансовой зависимости от Германии18 . Однако накануне первой мировой войны усилился ввоз капитала из стран Антанты.

Борьбу западных монополий из-за Румынии можно проследить на примере нефтяной промышленности, в которую было вложено в 1916 г. 2/3 всех капиталов акционерных компаний страны. До 1900 г. большая часть ее нефтяной промышленности принадлежала англичанам, но в начале XX в. на первое место вышел германский капитал. Однако в дальнейшем вновь усиливается роль Англии. В 1907 г. началось сотрудничество английского треста "Шелл" с голландским трестом "Ройял Датч", которые в 1910 г. создали в Румынии общество "Астра ромына". К 1914 г. англо-голландские капиталовложения в нефтяную промышленность Румынии почти вдвое превысили германские. К тому же на арену борьбы за румынскую нефть вышел новый мощный конкурент - американский трест "Стандард ойл", который основал общество "Ромыно-Американа". Американскому капиталу в 1914 г. принадлежали лишь 6% капиталовложений в румынскую нефтяную промышленность, но зато 31,4% добычи нефти19 .

Прямые капиталовложения различных стран в экономику Румынии (промышленность и банки) в 1914 г. составляли: Германия - 200, Англия- 128, Голландия - 100, Франция - 90, Австро-Венгрия - 80, Бельгия - 53 млн. лей20 . Таким образом, Германия и Австро- Венгрия вложили в экономику Румынии 280, а Англия, Франция и Бельгия - 271 млн. лей. Если же учесть, что голландский капитал (вложенный исключительно в нефтяную промышленность) сотрудничал с английским в рамках общества "Астра ромына", то перевес оказывается на стороне Антанты. К этому следует прибавить, что в нефтяной промышленности действовал и американский капитал (25 млн. лей в 1914 г.), который тоже вел борьбу против германских монополий.

Одним из методов закабаления Румынии иностранным капиталом были государственные займы. К 1 апреля 1914 г. государственный долг страны составил 1,8 млрд. лей. Около 90% этой суммы приходилось на внешний долг. Займы заключались главным образом в Германии (в первую очередь с участием таких немецких финансовых групп, как "Дисконто Гезельшафт" и "Соломон Блейхредер"), и в 1914 г. она оставалась основным кредитором румынского правительства: на ее долю приходилось 47% государственных займов Румынии, в то время как на долю Франции, Англии и Бельгии - 39 процентов21 .


15 Подсчеты автора.

16 К. К. Гринвальд. Указ. соч., стр. 85.

17 V.G. Axenciuc. Les monopoles dans l'industrie de la Roumanie. "Revue d'histoire roumaine". T. IV, N 1, 1965, p. 55; см", также N.N. Constantinesc. и, V. Axenciuc. Op. cit., p. 214; G.D. Cioriceanu. Op. cit., p. 368, 426; К. К. Гринвальд. Указ. соч., стр. 37.

18 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 27, стр. 413.

19 "Der deutsche Militarismus und Rumanien". Bukarest. 1963, S. 19; N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Op. cit., pp. 211 - 213. См. также А. А. Фурсенко. Нефтяные тресты и мировая политика. 1880-е годы - 1918. М. -Л. 1965, стр. 305.

20 G.D. Cioriceanu. Op. cit., pp. 402 - 416.

21 Ibid., pp. 420,421.

стр. 97


Таким образом, накануне первой мировой войны позиции Антанты и позиции Тройственного союза во внешней торговле, промышленности и финансах Румынии были примерно равны, причем в области внешней торговли, особенно импорта, возрастала доля Германии и Австро- Венгрии, но одновременно Антанта добилась успеха в области ввоза капитала. Период 1907 - 1914 гг. явился в этом отношении переломным. В 1914 г. общая сумма ввезенного в Румынию австро-германского капитала составляла, по нашим подсчетам, 1 130 млн. лей, а антантовского (включая капиталы Бельгии, Голландии и США) - 1102 млн. лей, причем положение продолжало изменяться не в пользу Германии. Проникновение в Румынию капитала стран Антанты способствовало ее внешнеполитической переориентации22 . Пока германо-австрийский капитал господствовал в Румынии, он оказывал значительное влияние и на ее политику. В ноябре 1908 г. русский военный агент в Румынии М. И. Занкевич сообщал в Главное управление генерального штаба, что все виднейшие политические деятели страны, "за малыми исключениями, материально заинтересованы в сохранении настоящих отношений румынского правительства к габсбургской монархии". Они, по словам Занкевича, "числясь членами административных советов или адвокатами многочисленных в стране австрийских кредитных учреждений, получают таким путем крупные подачки... достигающие 60 - 80 тысяч франков в год"23 .

Эти политики оказывали своим хозяевам, несомненно, не только коммерческие, но и политические услуги.

С австро-германским капиталом так или иначе была связана значительная часть румынской торговой и даже часть мелкой буржуазии24 , выступавших в роли посредников между иностранными фирмами и местным рынком. На Германию и Австро-Венгрию ориентировались и многие представители банковского капитала, тоже игравшие посредническую роль в ограблении своей страны иностранным капиталом. Такую роль играл, в частности, Национальный банк, тесно связанный с момента своего основания (1880 г.) с германскими и австрийскими банками. Руководящее положение в нем занимала семья Брэтиану, игравшая виднейшую роль в либеральной партии25 . Прогерманской ориентации придерживались многие крупные помещики, для которых Германия являлась основным рынком сбыта зерна, в то время как Россия была опасным конкурентом в области хлебного экспорта. Крупнейшим помещиком был король Кароль I (немецкий принц по происхождению), которому в 1884 г. парламент по предложению тогдашнего премьер- министра И. Брэтиану-старшего преподнес в дар 12 латифундий общей площадью свыше 130 тыс. гектаров26 . Но Кароль был не только помещиком, но и финансистом, коммерсантом и промышленником27 . Это был "ко-


22 Роль ввоза антантовского капитала во внешнеполитической переориентации Румынии впервые отметил И. Георгиу (см. "Русско-румынские отношения в период первой мировой войны. 1914 - февраль 1917 г.". (Канд. дисс). М. 1953, стр. 91, 286, и др.) Георгиу считает этот фактор решающим, однако полагает, что он проявил себя лишь во время мировой войны. Дальнейшие исследования показали, что еще в первом десятилетии XX в. англо-французский капитал завоевал в Румынии важные позиции, и это содействовало сближению Румынии с Антантой. См., например, Gh. Cazan. Cu privire la politica Rominiei faa de Rusia in anii 1879 - 1893. "Analele Universitatii C. I. Parhon. (Bucureti). Seria stiinte sociale. Istorie". N 16. Anul IX. 1960, p. 127; N. N.Constan-tinesci. V. Axenciuc. Op. cit, p. 252. Однако отход Румынии от Тройственного союза не может быть объяснен воздействием лишь внешних факторов.

23 ЦГВИА, ф. 2000, оп. N 1, ед. хр. 800, л. 35. См. также I. Ursu. Op. cit, p. 54.

24 "Rumanien. Wirtschaftliche Verhaltnisse 1909". Wien. Juli 1910, S. 81; N. Basilesco. Op. cit., t. II, p. 263.

25 N. Basilesco. Op. cit., t. II, pp. 263, 267.

26 P. Lindenberg. Konig Karl von Rumanien. Bd. I. B. 1923, S. 558.

27 См. "Un Allemand. Les dessous de la politique en Orient". P. 1916, p. 140.

стр. 98


ронованный агент германского империализма"28 , который защищал немецкие интересы не только из сентиментальных, но и из материальных соображений. В финансовом отношении он зависел от германского капитала. В частности, Кароль был заинтересован в делах немецких банков "Дисконте Гезельшафт" и "Дойче банк" и нефтяного общества "Стяуа ромына"29 . Король оказывал очень большое влияние на внешнюю политику страны. Он искусно лавировал между политическими партиями и группировками, чему способствовали некоторые особенности политической жизни Румынии конца XIX - начала XX века.

Румынские буржуазно-помещичьи политические партии долгое время носили верхушечный характер и мало отличались одна от другой как по составу, так и по целям и программам. Принято считать консервативную партию помещичьей, а либеральную - буржуазной. Но надо иметь в виду, что в Румынии буржуазию и помещиков связывали самые тесные узы. По мере развития капитализма все большая часть крупных землевладельцев приобретала акции промышленных и финансовых предприятий. В то же время разбогатевшие буржуа зачастую покупали имения и становились помещиками30 . В результате среди олигархии видное место занимали наряду с представителями банковского капитала и промышленных кругов также крупные землевладельцы, которые нередко были одновременно и помещиками, и банкирами, и промышленниками. Подобная картина была характерна и для политических партий: и в либеральной партии и в консервативной состояло немало крупных землевладельцев. Лидер либеральной партии И. Брэтиану заявил даже на ее съезде в 1913 г., что в либеральной партии больше помещиков, чем в консервативной31 . Политические партии, не имея четко выраженного классового лица, представляли собой скорее кучку деятелей, занимавшихся не столько политикой, сколько интригами32 .

Блестящую и в то же время убийственную характеристику политических порядков Румынии конца XIX - начала XX в. дал выдающийся румынский писатель, сатирик-демократ И. Л. Караджале в статье "1907 год от весны до осени": "Политических партий в европейском смысле этого слова, т. е. партий, основанных на старых или новых традициях и классовых интересах, следующих своим принципам и идеалам, в Румынии не существует... Администрация... состоит из двух больших групп. Одна находится у власти и кормится; другая голодает и ждет своей очереди в оппозиции. Когда кормящиеся становятся бессильными от чрезмерного ожирения, а голодные дошли до последней точки терпения, ...король... поручает главе оппозиции сформировать новое правительство, распустить парламент, все уездные, городские и сельские самоуправления, снова организовать парламентские выборы, заново выбрать все местные органы самоуправления, куда, естественно, согласно добрым обычаям, войдут по преимуществу сторонники нового правительства... Так создается олигархия, правящая Румынией... Разделенная на две шайки, претенциозно называемые "историческими партиями", - на либералов и консерваторов... - которые превосходят по своей жестокости и алчности дикие орды времен нашествия варваров, эта олигархия законодательствует, администрирует, попирает сегодня законы, которые она издала вчера, а завтра отвергает законы, которые она издала сегодня"33 .


28 Т. Бугнариу, Л. Банияй. Предательство Кароля I и Кароля II Гогенцоллернов по отношению к Трансильвании накануне первой и второй мировых войн. "Журнал общественных наук". Т. III. Бухарест. 1954, стр. 46.

29 А. А. Фурсенко. Указ. соч., стр. 214; Г. Раваш. Указ. соч., стр. 34.

30 И. Георгиу. Указ. соч., стр. 32 - 33.

31 Н. Копою. Рабочее движение в Румынии накануне первой мировой войны (1910 - 1914 гг.). (Канд. дисс). Л. 1957, стр. 12.

32 А. А. Фурсенко. Указ. соч., стр. 287.

33 И. Л. Караджале. Избранное. М. 1953, стр. 304 - 308.

стр. 99


Подобная система предоставляла возможность королю оказывать огромное влияние на политику страны. По свидетельству буржуазного историка И. Урсу, "глава государства давал власть шефу партии, тот назначал министрами своих личных сторонников, которые не могли позволить себе роскошь иметь другое мнение, чем то, которое разделял глава государства. Министры проводили в парламент своих сторонников, и вся конституционная жизнь стала таким образом пародией". Конституция превратилась в ширму, за которой скрывался режим личной власти. "Политику направляли люди, которые руководствовались не принципами, а личными интересами"34 . В этих условиях и стал возможным такой факт, как подписание в 1883 г. тайного союзного договора с Австро-Венгрией и Германией, имевшего немалое значение для определения судеб страны, но скрытого тем не менее не только от общественности и парламента, но и от многих политических лидеров и даже министров. Признание этого договора было одним из тех условий, которые король предъявлял кандидатам в премьеры, и те, независимо от партийной принадлежности, неизменно его принимали.

Однако английский, французский и американский капитал, проникая в Румынию, в свою очередь, устанавливал связи с частью местной буржуазии и помещиков и с продажными политиканами, "перекупая" их порой у немцев и австрийцев. Так, один из лидеров консерваторов, Т. Ионеску, был членом административных советов лесных австро- венгерских акционерных обществ и двух крупных банков - "Банка де кредита ромын" (с австрийским капиталом) и "Мармарош Бланк" (румынский с участием иностранного капитала). Но в 1905 г. он был "куплен" Рокфеллером и стал юрисконсультом общества "Ромыно-Американа"35 . Другой лидер консервативной партии, Г. Кантакузино, был связан с английскими монополиями и являлся членом административного совета общества "Астра ромына", которое контролировал англо-голландский нефтяной трест "Ройял датч шелл". На Антанту ориентировалась и значительная часть помещиков, недовольная таможенной политикой Австро-Венгрии и Германии36 . В результате к началу первой мировой войны "среди политических вождей буржуазии и помещиков в Румынии оба борющихся лагеря имели своих сторонников"37 . Проникновение в страну антантовского капитала ослабляло ее зависимость от Германии и Австро-Венгрии и создавало экономическую базу для возможного отхода от Тройственного союза.

Однако на политику Румынии оказывали влияние не только внешние, но и внутренние факторы. Одним из таких факторов было обострение классовых противоречий, чему способствовала русская революция 1905 года. В 1907 г. вспыхнуло крестьянское восстание, которое потрясло буржуазно-помещичье общество38 . Хотя восстание было потоплено в крови, оно сильно напугало правящие круги - как помещиков, так и тесно связанную с ними буржуазию. Наиболее дальновидные представители господствующих классов открыто высказывали в своих публичных заявлениях опасения относительно возможности нового крестьянского восстания, на этот раз соединенного с революционной борьбой проле-


34 I. Ursu. Op. dt., pp. 58, 60.

35 См. R.W. Seton-Watson. Histoire des roumains. P. 1937, p. 490.

36 Характерно, что организаторами бойкота австрийских товаров в период Боснийского кризиса выступили 60 крупных румынских землевладельцев - и это в то время, когда шли переговоры с Австро-Венгрией о заключении нового торгового договора и Румыния добивалась льгот для своего сельскохозяйственного экспорта (ЦГВИА, ф. 2000, оп. 1, ед. хр. 800, лл. 42, 54, 61).

37 "Der deutsche Militarismus und Rumanien", S. 22.

38 См. В. Н. Виноградов. Крестьянское восстание 1907 г. в Румынии. М. 1958; Е. И. Спиваковский. Подъем революционного движения в Румынии в начале XX в. М. 1958; А. Новак. Первая русская буржуазно-демократическая революция и революционное движение в Румынии (1905 - 1907 гг.). Кишинев. 1966.

стр. 100


тариата39 . Чтобы избежать этой угрозы, господствующие классы вынуждены были пойти на некоторые уступки народным массам, пообещать проведение аграрной и других реформ40 . Одновременно правители Румынии стремились внешними успехами укрепить свое положение, отвлечь внимание крестьянства от разрешения аграрного вопроса41 . Особенно желательным такой выход казался консерваторам, надеявшимся с помощью войны избежать не только революции, но и реформы42 .

Очень важную роль в переориентации внешней политики Румынии играло изменение соотношения классовых сил, вызванное развитием капитализма. Правда, развитие это задерживал ряд факторов: пережитки феодализма в сельском хозяйстве, узость внутреннего рынка, нехватка капиталов, засилье иностранных монополий, грабивших страну. Зато имелись значительные естественные богатства и дешевая рабочая сила43 . Во второй половине 80-х годов XIX в. Румыния стала на путь торгового и промышленного протекционизма. Государственная помощь и беспощадное ограбление народных масс позволяли крупным предпринимателям извлекать огромные прибыли. Норма прибавочной стоимости была очень высока - в начале XX в. в крупной обрабатывающей промышленности она достигала 192% (в то время как в США в эти же годы она составляла 94%). Норма прибыли в крупной промышленности в начале XX в. в среднем равнялась около 30 процентов44 . Несмотря на пассивность платежного баланса и утечку денег за границу, происходил неуклонный рост банковского капитала Румынии. За 36 лет он вырос в 16,6 раза: с 13,6 млн. в 1880 г. до 226 млн. лей к 1916 году45 . Значительная часть банковского капитала, как и промышленного, была иностранного происхождения. Тем не менее ввоз капитала в форме прямых капиталовложений в промышленность и банки, а также в форме кредитов частным компаниям и государственных займов наряду с мерами поощрения промышленности, которые осуществляло государство, способствовали ускорению темпов экономического развития страны. По данным статистики, за 10 лет - с 1900 по 1909 г. - общее число различных фирм увеличилось на 266346 . За 14 лет (1901 -1915 гг.) промышленное производство страны выросло в 2,5 раза47 .

Несмотря на то, что подавляющая часть предприятий крупной промышленности принадлежала иностранному капиталу, развитие капитализма способствовало росту, хотя и медленному, также национального капитала и национальной буржуазии. Румынам принадлежала известная часть банковского капитала. В 1913 г. доля румынского капитала в крупных банках составляла примерно 44%. Румынам принадлежал капитал 30 средних банков. Кроме того, существовало много мелких банков. В 1914 г. в каждом уездном центре или крупном городе имелись


39 См. В. Н. Виноградов. Русско-румынские отношения в годы первой мировой войны (1914 - 1916 гг.). "Новая и новейшая история Румынии". М. 1963, стр. 223 - 224.

40 См. Tr. Lungu. Consecinfele politice ale marii rascoale taranesti din 1907 asupra claselor dominante. "Studii. Revista de istorie". T. 20. 1967, N 2.

41 "История Румынии". М. 1950, стр. 417; А. Nicolau. Le crime de l'oligarchie roumaine. P. 1916, pp. 20 - 21.

42 A. Marghiloman. Note politice. 1897 - 1924. Vol. I. Bucure^ti. 1927, pp. 147 - 148.

43 См. V. Roman. Revolujia industrials in Rominia. "Probleme economice", Bucuresti, 1964, N 5, pp. 95, 96, 101, 103.

44 "Studii privind istoria economica a Rominiei". Vol. I. Bucuresti. 1961, p. 32; N. N. Constantinscu, V. Axenciuc. Op. cit., p. 264.

45 N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Op. cit., p. 134.

46 AS. 1912, pp. 500 - 501.

47 AS. 1912, pp. 380 - 381; N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Op. cit, pp. 7, 69.

стр. 101


мелкие и средние банки48 . Значительными капиталами располагали государственные сберегательные кассы. Общая сумма годовых взносов за период с момента основания Управления государственных сберегательных касс в 1880 г. до начала первой мировой войны увеличилась в 29 раз, отданный на сохранение капитал - в 92 раза. Эти данные свидетельствуют о росте накоплений прежде всего мелкой буржуазии, составлявшей основную часть клиентуры сберегательных касс. Рост национального капитала наблюдался и в промышленности. В крупной промышленности (пользовавшейся покровительством государства) румынским предпринимателям в 1907 г. принадлежало около 1/4 основного капитала49 . Что касается мелких и средних предприятий (в 1901 - 1902 гг. их насчитывалось более 61 тыс.), то они принадлежали почти исключительно румынским гражданам50 . Кроме того, в стране в 1911 г. насчитывалось 4813 торговых фирм. В городах значительным был также слой домовладельцев. На 1 апреля 1910 г. имелось всего более 120 тыс. коммерсантов51 .

Национальный капитал был представлен главным образом так называемыми средними слоями общества. Вместе с городской мелкой буржуазией средние слои насчитывали свыше 200 тыс. семей52 . Для этого "среднего класса" было характерно отсутствие связей с иностранным капиталом (исключение составляли мелкие коммерсанты, выступавшие в роли агентов крупных зарубежных фирм). Более того, именно этот "средний" слой в особенности тяготился иностранным засильем и стремился к ограничению и даже к вытеснению иностранного капитала. Борьба против последнего приобретала для этих слоев особое значение вследствие узости рынка сбыта, а также правительственного протекционизма, поощрявшего развитие крупной промышленности, в основном принадлежавшей иностранному капиталу, за счет мелкой и средней53 . Отсюда ярко выраженный национализм этих групп населения, доходивший до шовинизма. Так как на румынском рынке господствовал австро-германский капитал, то и местный национализм был направлен главным образом против Австро-Венгрии и Германии. Антиавстрийские настроения подогревались политикой притеснений и насильственной мадьяризации, которую проводили австро-венгерские власти по отношению к румынскому населению Трансильвании, а также борьбой трансильванских румын (как и других угнетенных народов двуединой монархии) за национальные права. В 1890 г. в Бухаресте было создано общество, носившее название "Лига культурного объединения всех румын". Это общество (сокращенно "Культурная лига"), деятельность которого активизировалась с 1907г., поддерживало борьбу трансильванских румын и все более определенно ставило целью не только культурное, но и территориальное объединение Трансильвании с Румынией54 . Лозунг объединения пользовался в стране широкой популярностью. Подобные цели отвечали интересам и той части крупной буржуазии, которая также боролась с иностранным капиталом (опять-таки в основном австро-германским) за рынок сбыта. Попытаться расширить внутренний рынок путем революционной ликвидации остатков феодализма румынская буржуазия не хотела,


48 G.D. Cioriceanu. Op. cit., pp. 387, 389; N. Xenopol. La richesse de la Roumanie. Bucarest. 1916, p. 226.

49 К. К. Гринвальд. Указ. соч., стр. 37, 116; N. Xenopol. Op. cit., pp. 84, 225.

50 C.C. Antonescu. Die rumanische Handelspolitik von 1875 - 1910. Leipzig. 1915, S. 286 - 287.

51 AS. 1912, pp. 296, 309.

52 Подсчитано на основании данных AS. 1912, p. 20 s. a.

53 G.D. Cioriceanu. Op. cit., p. 343; К. К. Гринвальд. Указ. соч., стр. 68 - 69.

54 См. I. Burlacu, Tr. Rus. Contributii documentare privind rolul Ligii culturale in faurirea statului national unitar romin. "Revista arhivelor". Anul XI. 1968, N 2, pp. 105 - 119; "Destramarea monarhiei Austro-Ungare. 1900 - 1918". Bucuresti. 1964, p. 135.

стр. 102


так как она была тесно связана с крупным землевладением и боялась революционной активности масс. Поэтому она полагала, как заявил один из ее идеологов, проф. И. Урсу, в марте 1910 г., что "для нас вопрос жизни или смерти - увеличить наше производство, объединив все производительные силы нашей расы"55 . Отсюда ее агрессивность, отмеченная В. И. Лениным в 1917 году56 . Буржуазия хотела также обеспечить Румынии господство над всем устьем Дуная и свободу плавания на Черном море и в проливах, не прочь была захватить и Бессарабию. Но все же в основном ее планы были направлены против Австро-Венгрии, в состав которой входили юг Буковины, Восточный Банат и богатая полезными ископаемыми Трансильвания, где большую часть населения составляли румыны. Однако буржуазия стремилась к захвату и территорий с нерумынским населением, и это является одним из самых убедительных доказательств того, что для правящих кругов Румынии лозунги "национального освобождения" и "национального объединения" были лишь удобной ширмой, прикрывавшей их истинные цели57 . На самом же деле для румынской буржуазии такое направление агрессии (альтернативой мог служить захват у России Бессарабии, которую обещала Румынии Австро-Венгрия58 ) было и удобнее и выгоднее других. По площади и населению австро-венгерские провинции, на которые претендовала румынская буржуазия, вдвое превышали Бессарабию. Кроме того, Трансильвания и Банат были гораздо более развиты в промышленном отношении, чем Бессарабия, и представляли собой более заманчивую добычу59 .

Присоединение этих территорий означало бы для румынской буржуазии приобретение новых рынков и капиталов. Такое направление внешней политики облегчалось фактами разложения Австро-Венгрии, роста в ней национально-освободительного движения угнетенных народов, особенно под влиянием русской революции 1905 - 1907 гг.60 , и возможностью мобилизовать народные массы под лозунгами национального объединения. Румынская буржуазия рассчитывала в этом случае также прибрать к рукам немецкие и австрийские капиталы, вложенные в экономику страны, освободиться от засилья и давления австро-германской промышленности, торговли и банков61 . Но осуществить подобные планы можно было (поскольку румынская буржуазия отказывалась от революционного пути), лишь опираясь на противников Германии и Австро-Венгрии, то есть на Антанту, и прежде всего, учитывая географическое положение Румынии, на Россию. Отсюда и соответствующее изменение внешнеполитической ориентации румынской буржуазии. Поддержка со стороны национальной буржуазии, усилившейся в связи с ускорением темпов развития капитализма, и склонила чашу весов в дипломатической борьбе за Румынию в пользу Антанты. Позиция на-


55 L Ursu. Op. cit., p. 244.

56 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 30, стр. 337.

57 См. N.N. Constantinescu, V. Axenciuc. Op. cit., p. 257.

58 L. Cialdea. Op. cit., p. 246.

59 См. данные об удельном весе этих территорий в промышленности Румынии после первой мировой войны, когда Трансильвания, Банат и Бессарабия оказались включенными в состав Румынии; "Studii privind istoria economica a Romtniei". Vol. I, p. 141; F. Blascovics. Wirtschaftliche und linanzielle Lage Rumaniens. Stuttgart. 1927, S. 7; см. также Л. Владимиров. Война и Балканы. СПБ. 1918, стр. 83; "Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Румынский фронт". М. 1922, стр. 8.

60 "Destramarea monarhiei Austro-Ungare...", pp. 123 - 136; Т. М. Исламов. Политическая борьба в Венгрии в начале XX в. М. 1959, стр. 264 - 266; Ю. А. Писарев. Освободительное движение югославянских народов Австро-Венгрии. 1905 - 1914 гг. М. 1962.

61 "Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг.", стр. 8; I. Ursu. Op. cit., p. 61; N. Basilesco. Op. cit., t. II, pp. 264 - 265 s. a.; M. Bibiri-Sturia. Op. cit, pp. 3, 5. 43 s. a.

стр. 103


циональной буржуазии приобрела особое значение в условиях роста революционного движения пролетариата и крестьянства.

Рост влияния и политической активности национальной буржуазии приводил и к некоторым переменам в физиономии политических партий - переменам, начавшимся опять-таки накануне первой мировой войны. С момента своего образования либеральная партия была все же "более буржуазной", чем консервативная. В начале XX в. в ней заметно усилилось влияние банковского капитала, выразителем интересов которого явилось "второе поколение" семьи Брэтиану- братья Ион, Винтила и Дину (Константин). Старший из них стал с начала 1909 г. лидером партии. В то же время партия вобрала в себя значительные слои городской и сельской средней и мелкой буржуазии. К либералам примкнул идеолог либерально- буржуазного народничества К. Стере со своими сторонниками. В либеральную партию вступили и предатели рабочего движения, ренегаты социал-демократии во главе с В. Морцуном (в 1914 г. он стал министром внутренних дел в правительстве И. Брэтиану). Если консервативная партия в начале XX в. переживала упадок, то либеральная, наоборот, окрепла организационно и усилила свое влияние. Однако, укрепляя связи со средней и мелкой буржуазией, либералы вынуждены были в большей степени, чем ранее, считаться с ее стремлениями, в том числе и во внешнеполитической области. Не удивительно, что либеральная партия оказалась более чувствительной, чем консервативная, к изменениям социально-экономической и политической обстановки в Румынии в начале XX в., к обострению противоречий между румынским капиталом и иностранным, особенно австро- германским. Поэтому, несмотря на давние связи (через Национальный банк и другие финансовые, коммерческие и промышленные предприятия) с австро-германским капиталом, в либеральной партии накануне первой мировой войны все более усиливались антиавстрийские и антантофильские настроения.

Консервативная партия представляла собой сложную и пеструю картину. Долгое время ядро этой партии составляли латифундисты, придерживавшиеся полуфеодальных методов эксплуатации крестьянства. В конце XIX в. все большее влияние стала приобретать группировка так называемых младоконсерваторов, или жунимистов (по имени литературного общества "Junimea", образовавшегося в 60-х годах в Яссах), выражавших интересы обуржуазившихся помещиков, ориентировавшихся на Германию. В начале XX в. и в консервативной партии усилилось буржуазное крыло во главе с Таке Ионеску, выходцем из кругов мелкой буржуазии, делавшим парламентскую карьеру сперва в рядах либералов, а с 1891 г. - консерваторов, предложивших ему министерский пост. В 1908 г. Т. Ионеску и его сторонники вышли из консервативной партии и создали новую партию - консервативно- демократическую62 . Эта партия вела демагогическую агитацию против "исторических партий"63 . Демагогия имела успех, и новая партия быстро приобретала популярность среди избирателей, особенно из средней и мелкой буржуазии64 . Стремление опереться на эти круги, несомненно, оказывало влияние и на внешнеполитическую ориентацию "такистов", которая становилась все более антантофильской. Сам Т. Ионеску стал, по словам короля, орудием Рокфеллера, "человеком американцев"65 . Успехи "такистов", в свою очередь, заставляли либералов удвоить усилия по привлечению на свою сторону избирателей66 . Приобретая массовую базу, обе эти партии по-


62 C. Xeni. Take Ionescu. 1858 - 1922. Bucuresti. 1933, p. 238.

63 "История Румынии", стр. 416. См. также: M. Polihroniade. Viaja politica a Romaniei sub Carol I. "Enciclopedia Romaniei". Vol. I. Bucuresti. 1938, p. 876.

64 Н. Копою. Указ. соч., стр. 15.

65 A: Marghiloman, Op. cit., p. 82 (запись от 27 ноября 1910 г.).

66 См. M. Polihroniade. Op. cit., p. 876.

стр. 104


лучали большую независимость по отношению к королю и помещичье-аристократической верхушке.

Передовые рабочие Румынии, румынская социал-демократическая партия, воссозданная в начале 1910 г., и профсоюзы вели борьбу против захватнической внешней политики правящих кругов. Однако рабочий класс был еще слабым и в идейном и в организационном отношениях. В социал-демократической партии преобладали реформистские элементы, а в профсоюзах был силен анархо-синдикализм67 . Внешняя политика Румынии определялась различными кругами помещиков и буржуазии, а их интересы все больше не совпадали с линией политики Австро-Венгрии и Германии. Рост влияния антантовского капитала на компрадорские круги и нажим со стороны национальной буржуазии заставляли правящие круги Румынии (в том числе и германофилов) постепенно отходить от Австро- Венгрии и сближаться с Антантой.

Отходу Румынии от Тройственного союза, несомненно, способствовала политика самой Австро-Венгрии. Во-первых, венгерские власти отказывались идти на какие-либо уступки трансильванским румынам, лишая тем самым правящие круги Румынии возможности маневрировать в этом вопросе. Во-вторых, Австро-Венгрия после 1903 г. проводила враждебный Сербии курс и в связи с этим стремилась сблизиться с Болгарией, чтобы натравить ее на Сербию. Правящие круги Румынии видели в Болгарии своего главного соперника и противника на Балканах. Поэтому стремление Австро-Венгрии ослабить Сербию и сблизиться с Болгарией, особенно ясно проявившееся в период Боснийского кризиса 1908 - 1909 гг., а затем Балканских войн 1912 - 1913 гг., не могло встретить сочувствия в Румынии. Более того, Австро-Венгрия не оказала своей союзнице Румынии полной поддержки во время конфликта с Болгарией из-за Южной Добруджи. Таким образом, союз с Австро-Венгрией становился для правящих классов Румынии все менее выгодным. К тому же после Балканских войн еще более усилилось национально-освободительное движение угнетенных народов Габсбургской монархии, распад которой становился неизбежным. Румынские правители не хотели упустить "свою" долю австро-венгерского наследства. С другой стороны, усиление соседей Румынии в результате Балканских войн заставляло ее правящие круги стремиться к новым захватам с целью установления своей гегемонии на Балканах68 .

Все эти факторы ускоряли и усиливали начавшийся ранее процесс переориентации правящих кругов Румынии, что привело к ее отходу от Тройственного союза. Этому способствовали серьезные изменения на международной арене, имевшие место после русско-японской войны 1904 - 1905 гг. и русской революции 1905 - 1907 годов. Ослабление царизма, усиление его зависимости от Англии и Франции делали царскую Россию менее опасным партнером для румынских правителей, чем раньше. Они могли рассчитывать - и не без основания - на большую, нежели прежде, уступчивость царского правительства. Образование Антанты привело вместе с тем к изменению соотношения сил в Европе не в пользу Германии и Австро-Венгрии69 .

Отход Румынии от Австро-Венгрии (а в конечном счете и от Германии) облегчался и некоторыми противоречиями внутри самого Трой-


67 См. А. К. Мошану. Социал-демократическое движение в Румынии (1910 - 1912 годы). "Исследования молодых историков Молдавии". Кишинев. 1965.

68 "Studii. Revista de istorie", 1958, N 6, p. 9; см. также Р. Lindenberg. Op. cit. Bd. II. S. 290 - 291; N. N. Schebeko. Souvenirs. P. 1936, p. 148.

69 Недаром Ион Брэтиану в беседе с великим князем Николаем Михайловичем в декабре 1912 г. дал понять, что "если Россия начнет войну с австро-германцами в благоприятных для нее условиях, т. е. совместно с Францией и Англией, то на стороне русских будут, бесспорно, симпатии большинства румын". "Николай II и великие князья (Родственные письма к последнему царю)". Л. -М. 1925, стр. 83.

стр. 105


ственного союза. Эти противоречия особенно обострились в 1910 - 1912 годах. Германия по тактическим соображениям обещала России во время Потсдамского свидания двух императоров в 1910 г. не поддерживать экспансионистскую политику Австро-Венгрии на Балканах. Последняя, в свою очередь, не поддержала Германию в период Агадирского кризиса70 . Серьезные разногласия возникли между ними и по вопросу об отношениях с Румынией. В то время как Австро-Венгрия стремилась привлечь на свою сторону Болгарию, соперника Румынии, германское правительство и кайзер относились к Болгарии с большим недоверием. Германский статс-секретарь по иностранным делам Готтлиб фон Ягов писал 23 марта 1913 г. австро-венгерскому министру иностранных дел Леопольду Берхтольду, что в болгарском народе "еще живет вера в царя-освободителя". Германское правительство указывало также на ненадежность царя Фердинанда и болгарских политиков71 . Румыния представлялась германским правящим кругам более твердой опорой. К тому же Румыния имела для Германии особенно большое экономическое значение72 . Поэтому Германия долгое время пыталась убедить Австро-Венгрию, что более выгодной является ставка не на Болгарию, а на ее противников - Румынию, Сербию, Грецию и Турцию.

Эти разногласия особенно ясно проявились в момент возникновения второй Балканской войны. Германия (поддерживаемая Италией) не только воспрепятствовала Австро-Венгрии вмешаться в конфликт, но и не противодействовала вступлению Румынии в войну на стороне противников Болгарии. Несомненно, что эти разногласия способствовали отходу Румынии от Австро-Венгрии. У правящих румынских кругов создавалось, очевидно, впечатление, что Германия если и не поощряет, то и не противодействует Румынии в ее сближении с Сербией и Грецией и даже с Россией73 . Таким образом, в течение длительного времени - вплоть до 1914 г. - Румыния имела возможность лавировать не только между Антантой и Тройственным союзом, но и между Австро-Венгрией и Германией.

Наконец, отход Румынии от Тройственного союза и сближение ее с Антантой ускоряли действия русско-французской дипломатии, особенно активизировавшейся в Румынии с 1910 года. Нетрудно заметить, что все перечисленные факторы возникли или резко усилились после 1907 года. Под их влиянием в течение десяти лет (1907 - 1916 гг.) внешняя политика Румынии претерпела эволюцию от тесного союза с Австро-Венгрией и Германией до вступления в войну против них.


70 "История дипломатии". Т. II М. 1963, стр. 700 - 701, 709; K.B. Winogradow, I.A. Pissarew. Die international Lage der Osterrekhisch-ungarischen Monarchie in den Jahren 1900 bis 1918; "Osterreich-Ungarn in der Weltpolitik 1900 - 1918". B. (1964), S. 16.

71 "Die Grosse Politik. der Europaischen Kabinette 1871 - 1914". Bd. 34/11. B. 1927, N 12937 Anm., 13012; "Osterreich-Ungarns Aussenpolitik von der Bosnischen Krise 1908 bis zum Kriegsausbruch 1914". Wien. 1930. Bd. V, NN 6065, 6082, 6127, 6172, 6275.

72 На долю Румынии приходилась почти половина всех германских капиталовложений на Балканах. См. H. C. Meyer. German Economic Relations with Southeastern Europe. 1870 - 1914. "The American Historical Review". Vol. LVII, N 1, 1951, p. 82.

73 Ф. Розен, бывший до июля 1912 г. германским посланником в Бухаресте, рассказывает, что тогдашний статс-секретарь по иностранным делам А. фон Кидерлен- Вехтер в ответ на предостережения короля Кароля о повороте общественного мнения Румынии в пользу России заявил якобы румынскому посланнику в Берлине, что "Румыния должна возможно теснее сблизиться с Россией, этого как раз желает германское правительство", и даже перевел Розена на другой пост из-за несогласия последнего с позицией Кидерлена (F. Rosen. Aus einem diplomatischen Wanderleben. Bd. 11. B. 1932, S. 62). В то же время Кидерлен критиковал политику австро-венгерского министра иностранных дел Берхтольдав беседах с румынскими дипломатами (R.W. Seton-Watson. Op. cit., pp. 494 - 495; см. также "Дипломатически документи по намъсата на България в европейската война". Т. 1. 1913 - 1915. София. 1920, N 168).


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДПОСЫЛКИ-ОТХОДА-РУМЫНИИ-ОТ-ТРОЙСТВЕННОГО-СОЮЗА-НАКАНУНЕ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ivan ProkhorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. Б. КРОСС, ПРЕДПОСЫЛКИ ОТХОДА РУМЫНИИ ОТ ТРОЙСТВЕННОГО СОЮЗА НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.06.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДПОСЫЛКИ-ОТХОДА-РУМЫНИИ-ОТ-ТРОЙСТВЕННОГО-СОЮЗА-НАКАНУНЕ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 16.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. Б. КРОСС:

Б. Б. КРОСС → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ivan Prokhorov
Samara, Russia
16 views rating
11.06.2024 (5 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РОССИЯ-АФРИКА: ГОРИЗОНТЫ СОТРУДНИЧЕСТВА НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОССИИ И КИТАЯ: ОСОБЕННОСТИ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ
Catalog: Философия 
Yesterday · From Россия Онлайн
СИРИЯ В НОВЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
9 июня 2024 года ушел из жизни Никитенко В.Ф. Он с мужеством и воинской доблестью выполнил свой долг в ВСО «Анадырь». Служил в Отдельном инженерно-строительном батальоне (в/ч 16515, в/ч п/п 65134), который построил в районе Гунхай (плато Эсперон, север Кубы), Ремедьос (центр Кубы) стартовые площадки для БРСД Р-14 и другие объекты.
РУАНДА. "KWIBUKA-20": ПАМЯТЬ О ГЕНОЦИДЕ, СПОРЫ, ДИСКУССИИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ФРАНЦИЯ - ТРОПИЧЕСКАЯ АФРИКА: НОВОЕ КАЧЕСТВО ОТНОШЕНИЙ?
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭНЕРГЕТИКА И ПРОМЫШЛЕННО-СЫРЬЕВОЙ СЕКТОР В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И КНДР В XXI в.
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЮАР В ЭКОНОМИКЕ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
ПРЕДПОСЫЛКИ ОТХОДА РУМЫНИИ ОТ ТРОЙСТВЕННОГО СОЮЗА НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android