Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15554
Author(s) of the publication: А. БОШКОВИЧ, И. ВАН ВИК

Share with friends in SM

Введение: создание поля исследований

Начало антропологии в ЮАР было положено в XIX в. работой таких миссионеров, как Александр Жюно (Junod), и в этом качестве антропология вполне вписывается в клише "колониальной" науки (Hammond-Tooke 1997; Thornton 1998). Вместе с тем антропология представляла собой нечто большее даже в виде таких скромных начинаний в бывшей британской колонии (Cocks 2001; Thornton 1983). Она являлась ареной столкновений и борьбы различных мнений, а также важной лабораторией для различных политических экспериментов, часть из которых оказала длительное и разрушительное влияние на южноафриканские общества.

В данной статье мы кратко характеризуем трудные времена, которые пережила эта дисциплина с 1921 г., а также описываем положение вещей в современной антропологии страны и ее перспективы. Хотя во многих отношениях антропология в ЮАР прошла те же этапы, что и антропология в других странах, например, в Великобритании, необычная связь южноафриканской антропологии с политикой придала своеобразие ее направленности и осложнила ее поиск идентичности.

Предшествующие исследования облегчают нашу задачу. К примеру, покойный Дэвид Хэммонд-Тук (Hammond-Tooke 1997) представил в свое время замечательный обзор антропологии в ЮАР, охватывавший 1920-е - 1990-е годы, а Джон Шарп еще в 1980 г. заметил, что в рамках антропологии сосуществовали два различных направления (Sharp 2001, 2002)1 . Другие весьма полезные статьи включают обзор Роберта Гордона и Эндрю Шпигеля (Gordon et al. 1993), представляющий собой реакцию на более ранний обзор Б. По (Pauw 1980), а также инаугурационное обращение Адама Купера на первой общей встрече южноафриканских антропологов в 2001 г. (Kuper 2002). Тем не менее предлагаемый ниже очерк - по преимуществу продукт нашего собственного опыта и взглядов, а также того контекста, с которым мы связаны, в частности, того факта, что оба автора - члены факультетов, на которых преподавание антропологии и антропологические исследования имеют длительную традицию (более 70 лет в Претории и более 60 - в Грейамстауне).

Одно из наиболее распространенных клише о развитии этой дисциплины в Южной Африке - утверждение о существовании двух далеких друг от друга и взаимно несовместимых исследовательских традиций. Считалось, что подавляющая часть антропологов (или этнологов), говорящих на африкаанс, проводили свои исследования в традиции немецкой Volkskunde, или как ее называли здесь - volkekunde, поддерживавшей систему расовой сегрегации, известную как апартеид 2 , в то время как их англоязычные коллеги работали в рамках социальной антропологии (преимущественно британской) и в основном находились в оппозиции к апартеиду3 . Купер резюмирует содержание этого клише в утверждении, что volkekunde "целенаправленно развивалась как идеологическая подкладка апартеида" (Kuper 1987: 2). Однако в реальности трудно отыскать южно-африканского антрополога (независимо от ее/его первого языка!), который бы никогда не работал в той или иной форме на бывшее


Александар Бошкович (Boscovic) - профессор кафедры антропологии Университета Родса (Грейамстаун, Южно-Африканская Республика).

Илана Ван Вик (Van Wyk) - аспирант кафедры антропологии и археологии Университета Претории (Претория, Южная Африка).

стр. 96


правительство до 1990 г., например, как консультант правительственного агентства или департамента. Это то, что Хэммонд-Тук довольно наивно объясняет нехваткой в то время рабочих мест для англоязычных антропологов (Hammond-Tooke 1997).

Следует сказать, что работа нескольких выдающихся современных ученых, говорящих на африкаанс (например, Майк де Йонг (de Jongh), Крис де Вет (de Wet) или Кис ван дер Ваал (van der Waal)), осуществляется в рамках лучших традиций международной социальной и культурной антропологии и оставалась таковой даже в годы апартеида.

Антрополог в контексте: У. Д. Хэммонд-Тук

Интересно рассмотреть антрополога, чья жизнь и работа может восприниматься как "показательный случай" из этой региональной традиции. Дэвид Хэммонд-Тук (1926 - 2004) был плодовитым автором и, возможно, последним из выдающихся южно-африканских антропологов. Его интересы охватывали обширную область от сравнительной этнографии и доколониальной социальной истории до таких исследовательских тем, как колдовство, мифы, целительство и родство. Он был редактором известного сборника о бантуязычных народах Южной Африки (Hammond-Tooke 1974) - пересмотренной и обновленной версии шедевра, опубликованного в 1938 г. под редакцией его бывшего учителя Айзека Шапера (Schapera).

Хэммонд-Тук соединял свой интерес к истории с большим опытом полевой работы, результатом чего стало значительное число написанных им книг и статей. На его ранние работы большое влияние оказала структурно-функциональная традиция, характерная для "золотого века" южно-африканской антропологии (1930-е - 1950-е годы). В 1970-е годы на него повлиял структурализм Леви-Стросса, в результате чего он написал несколько работ с весьма оригинальным анализом зулусских мифов. Его интересовала религия вообще - Хэммонд-Тук рассматривал религиозные верования и ритуалы как часть мировоззрения, глубоко укорененного в традициях и истории народа. Его главной целью, таким образом, стало выявление скрытой структуры различных верований, и в ее достижении ему сопутствовал успех: его монографию о народе kgaga широко цитируют (и ею восхищаются) исследователи антропологии религии (Hammond-Tooke 1981).

Кроме того, неприятие Хэммонд-Туком марксизма не принесло ему слишком много друзей в южно-африканской социальной антропологии, в которой марксизм и функционализм доминировали вплоть до конца 1990-х годов4 .

Интерес Хэммонд-Тука к культуре резко контрастировал с тем, что его коллеги избегали исследований по этой теме, ставшей политически немодной в контексте идеологии "раздельного развития" апартеида. Многие из его идей противоречили общепринятым. Например, исследователь утверждал, что в южной части Африки никогда не было никаких "клановых обществ", или "линиджей", а следовательно, и "сегментированной системы линиджей". Вместо этого большинство обществ были организованы как вождества с домохозяйством в качестве ядра.

В 1990-е годы Хэммонд-Тук составил обзор черных обществ Южной Африки, в котором аргументированно возражал против романтизации доколониальных обществ, в то же время демонстрируя сложность и уникальность традиционных культур (Hammond-Tooke 1993). Другие антропологи посчитали эту книгу старомодной, поскольку ее сфокусированность на культуре плохо согласовывалась с их собственным игнорированием этой темы. Он также написал чрезвычайно интересную историю антропологии в ЮАР (с ее непростыми отношениями с правительствами колоний и позднее апартеида) от ее славного начала в 1921 г. до уже не столь славного 1990 г. (Hammond-Tooke 1997). Разумеется, ему было трудно описывать собственное прошлое, в особенности тот факт, что он работал в период с 1946 по 1955 г. в Депар-

стр. 97


таменте по делам туземцев (Department of Native Affairs), как он сам отмечает в книге "Несовершенные интерпретаторы": "Оглядываясь назад, это не слишком удачное решение".

Дэвид Хэммонд-Тук был незаурядным наблюдателем южно-африканских этнографических реалий и в этом своем качестве - влиятельной фигурой в историографии всего рассматриваемого региона. Его попытки обнаружить "глубокие структуры" мышления, управляющие поведением людей, завоевали ему широкое признание, и весьма вероятно, что результаты его работы будут использоваться еще шире, когда такие дисциплины, как антропология и история, сблизятся и станут дополнять друг друга.

Однако интересно взглянуть и на особый политический контекст, в котором существует антропология в Южной Африке. "Несовершенные интерпретаторы" критиковались некоторыми англоязычными антропологами страны за излишнюю вежливость по отношению к говорящим на африкаанс носителям традиции volkekunde. Вместе с тем сами антропологи, говорящие на африкаанс, полагали, что он обошелся с ними слишком сурово. Уже сам факт, что этот относительно краткий (но весьма проницательный!) обзор вызвал такие диаметрально противоположные реакции, свидетельствует, что внутри дисциплины до сих пор сохраняются линии разлома.

Совсем недавно антропологи, говорящие на африкаанс и английском, сформировали единую профессиональную организацию "Anthropology Southern Africa" (учредительная конференция состоялась в апреле 2001 г. в Претории). Успех этой организации был, однако, недолгим, поскольку на последующих встречах представители бывшей volkekunde отсутствовали. Ссылаясь на трудности с финансированием, эти ученые выражали глухой протест против оказываемого на них давления, принуждающего их сменить теоретический фокус и подстроиться под традицию марксистской критики. Они чувствовали себя изолированными в рамках новой организации и сетовали на то, что их подробные этнографические работы игнорируются из-за вменяемой им негласной поддержки правительства апартеида.

Раса, идентичность и "новая Южная Африка"

1990-е годы сделали центральными такие важные области исследований, как этничность, серьезным вкладом в которые стали работы Джона Шарпа (Sharp) и Патрика Макаллистера (McAllister). He менее важной была и проблема "нон-расиализма" (Sharp 1998). Некоторые из наблюдателей очень критично относились к расовому и колониальному уклонам в южно-африканской антропологии и в особенности в антропологии "Африки". Здесь можно упомянуть работу Арчи Мафедже (Mafeje), который зарекомендовал себя решительным критиком как институциональной организации (или ее отсутствия) в дисциплине, так и ее постколониальных затруднений. К сожалению, работа Мафедже в последние три десятилетия в большей степени отражает его личный гнев и отчаяние, нежели демонстрирует знакомство с более ранними критиками колониализма, такими, например, как Мишель Лейрис (Leiris 1934; Boscovic2003), или понимание более современных критиков, например, Джеймса Клиффорда (Clifford 2003).

Так, когда он утверждает, что в Южной Африке "антропология использовалась как непосредственный инструмент колониального угнетения" (Mafeje 2001: 30), он не считает возможным обеспечить какие-либо свидетельства в поддержку этого в противоположность политологам, критикующим наследие колониализма, таким как Мамдани (Mamdani 2001). Авторы с другими претензиями, например, Кокс (Cocks 2001), иллюстрируют их конкретными примерами и ссылками. Нехватка научной дисциплинированности превращает большую часть критики Мафедже либо в совер-

стр. 98


шенно нерелевантную в методологическом отношении, либо в безнадежно устаревшую.

В "новой Южной Африке" критика Мафедже приобрела оттенок риторики африканских националистов, явным выразителем которой на конференции "Секс и сокрытие", проходившей в Университете Витуотерсранда в 2003 г., стал Нокутула Схосана (Nokuthula Skhosana). Согласно Нокутуле, чужаки (в особенности белые исследователи) не могут достичь уровня эмпатии, необходимого для подлинного понимания культурных ценностей африканского народа. Еще в 1980-е годы Купер отметил (Kuper 1987: 2 - 5), что похожие аргументы выдвигаются националистическими интеллектуалами и в других странах Африки. К нашему разочарованию, это притязание на привилегированное понимание на основе этничности не получило необходимого теоретического отпора, помимо усмотрения некоторыми марксистами махинаций новой черной элиты (Gibson 2004).

Разумеется, темнокожие южно-африканские антропологи делают свой весьма важный вклад в дисциплину: недавний пример - блестящий и своевременный анализ, осуществленный Рамфеле (Ramphele 2001). К сожалению, Мамфела Рамфеле покинул страну, получив работу во Всемирном банке, что приводит нас к рассмотрению проблемы выезда интеллектуалов и к более широкой теме будущего антропологии в Южной Африке.

Роль южно-африканской антропологии сегодня

Есть несколько существенных моментов, определяющих место и, следовательно, роль антропологии в современной Южной Африке. Прежде всего, как это было уже замечено в ходе длительного включенного наблюдения такими наблюдателями, как Хэммонд-Тук (Hammond-Tooke 1997), происходит постепенное снижение международной значимости дисциплины, сопровождающееся выездом многих южно-африканских антропологов за пределы страны (в особенности в Великобританию и США), и одновременно с этим - постепенное уменьшение числа антропологов в южно-африканских университетах.

Теоретические модели, используемые во многих отделениях антропологии (и особенно на неомарксистских), остаются безнадежно устаревшими, и им не удается привлечь молодых ученых или вдохновлять их на серьезные исследования. В конечном счете все больше и больше студентов задают вопрос о релевантности антропологии в Южной Африке после апартеида, а нестабильный рынок занятости выталкивает многих возможных кандидатов в более безопасные сферы занятости, например, в экономику и юриспруденцию.

На институциональном уровне правительственные субсидии университетам все более зависят от того, что именуется "обучением, основанным на результате". Главный упор в этой программе делается на демонстрацию практических умений, которые могут непосредственно использоваться на рынке труда. Вследствие этого на отделения антропологии оказывается давление, чтобы они включали "полезные" курсы, часто за счет курсов теории.

В то время как важность полевых исследований справедливо подчеркивалась уже с 1960-х годов и вследствие этого новаторская работа Филипа Мейера (Mayer) из Университета Родса в области городской антропологии оказала существенное влияние на исследователей за границей, начиная с 1990-х годов и позднее ощущается систематический недостаток внимания к современным теоретическим новациям в дисциплине - Торнтон (Thornton) здесь представляет собой одно из крайне малочисленных исключений, однако его влияние остается весьма ограниченным. Значительное число южно-африканских антропологов продолжают вести довольно интересные и качественные исследования местных сообществ, но в большинстве случаев в них

стр. 99


странным образом отсутствует сравнительная перспектива, столь необходимая для самого существования социальной антропологии.

Все больше антропологов работают в качестве консультантов, что также ограничивает их возможности работы в поле и слежения за развитием их области исследований. Мысль о том, что консультирование - это "погребальный звон" по южно-африканской антропологии, не нова и не оригинальна - ее высказывали неоднократно многие из именитых ученых, включая Хэммонда-Тука, Джона Шарпа и Айзека Нихауса (Niehaus). Однако только упоминание этой мысли одним из авторов данной статьи на конференции южно-африканских антропологов в 2003 г. в Кейптауне вызвало гнев и смятение у Пэмелы Рейнолдс, которая председательствовала на сессии.

Будущее южно-африканской антропологии в весьма значительной степени зависит от тех долгосрочных решений, которые сделают местные антропологи. Последние могут либо позволить антропологии постепенно слиться с социологией, социальной работой и иными близкими дисциплинами, либо продолжить собственные исследования (и воодушевлять своих студентов делать то же) с большим энтузиазмом, принимая во внимание важные теоретические результаты, которые были достигнуты за последние несколько десятков лет. Для нас самих выбор представляется очевидным.

Примечания

Александар Бошкович благодарен ныне покойному У. Д. Хэммонд-Туку за неоднократные встречи в 2001 - 2003 гг. и за возможность критически оценить место и будущее южно-африканской антропологии. Он также выражает признательность Айзеку Нихаусу (Университет Претории), Роберту Торнтону и Рехане Эбрахим-Вэлли (Университет Витуотерсранда), Роберту Палмеру, Крису де Вету и Майклу Уиссону (Университет Родса), Файоне Росс (Университет Кейптауна) и Яне Ур (Министерство иностранных дел Республики Словения). Это, однако, не означает единства взглядов перечисленных выше лиц с тем, что изложено в данной статье.

1 Это заключение было еще раньше сделано Мартином Уэстом в 1979 г. в его инаугурационной лекции в Университете Кейптауна (West 1979).

2 О роли, которую в этом играл в 1930-е годы Эйзелен (Eiselen) и его коллеги из Университета Стелленбош, см. в работе Хэммонд-Тука (Hammond-Tooke 1997).

3 В соответствии со знаменитым финалом инаугурационной речи Рэдклифф-Брауна в Университете Кейптауна в 1922 г.: "сегрегация не может быть действенной" (Kuper 2002).

4 Бантуязычные народы Южной Африки.

5 Бывшие студенты как в Университете Витуотерсранда, так и в Университете Кейптауна сетовали на академическую изоляцию и жесткую критику, с которой им приходилось сталкиваться, если они не приспосабливались к марксистскому подходу.

Литература

Boscovic 2003 - Boscovic A. Phantoms of "Africa": Michel Leiris and the Anthropology of a Continent // Gradhiva. 2003. Vol. 34. P. 1 - 6.

Clifford 2003 - Clifford J.T. On the Edges of Anthropology. Chicago, 2003.

Cocks 2001 - Cocks P. Max Gluckman and the Critique of Segregation in South African Anthropology, 1921 - 1940 // Journal of Southern African Studies. 2001. Vol. 27. N 4. P. 739 - 756.

Gibson 2004 - Gibson N.C. The Dialectics of Liberation in South Africa: Frantz Fanon Memorial Lecture, Centre for Civil Society, University of KwaZulu-Natal, 9 July 2004.

Gordon et al. 1993 - Gordon R.J., Spiegel A. Southern Africa Revisited // Annual Review of Anthropology. 1993. Vol. 22. P. 83 - 105.

Hammond-Tooke 1974 - Hammond-Tooke W.D. The Bantu-Speaking Peoples of South Africa/Ed. W.D. Hammond-Tooke. L., 1974.

Hammond-Tooke 1981 - Hammond-Tooke W.D. Boundaries and Belief. Johannesburg, 1981.

стр. 100


Hammond-Tooke 1993 - Hammond-Tooke W.D. The Roots of Black South Africa. Johannesburg, 1993.

Hammond-Tooke 1997 - Hammond-Tooke W.D. Imperfect Interpreters: South Africa's Anthropologists, 1920 - 1990. Johannesburg, 1997.

Kuper 1987 - Kuper A. South Africa and the Anthropologist. L., 1987.

Kuper 2002 - Kuper A. Today We Have Naming of Parts: The Work of the Anthropologists in Southern Africa // Anthropology Southern Africa. 2002. Vol. 25. N 1 - 2. P. 7 - 16.

Leiris 1934 - Leiris M. L'Afrique fantome. P., 1934.

Mafeje 2001 - Mafeje A. Anthropology in Post-Independence Africa: End of an Era and the Problem of Self-Redefinition // African Social Scientists Reflections. Pt 1. Nairobi, 2001.

Mamdani 2001 - Mamdani M. Beyond Settler and Native as Political Identities: Overcoming the Political Legacy of Colonialism // Comparative Studies in Society and History. 2001. Vol. 43. N 4. P. 651 - 664.

Pauw 1980 - Pauw B.A. Recent South African Anthropology // Annual Review of Anthropology. 1980. Vol. 9. P. 315 - 338.

Ramphele 2001 - Ramphele M. Citizenship Challenges for South Africa's Young Democracy // Daedalus. 2001. Vol. 130. N 1. P. 1 - 17.

Sharp 1998 - Sharp J. "Non-Racialism" and Its Discontents: A Post-Apartheid Paradox // International Social Science Journal. 1998. Vol. 156. P. 243 - 252.

Sharp 2001 - Sharp J. The Question of Cultural Difference: Anthropological Perspectives in South Africa // South African Journal of Ethnology. 2001. Vol. 24. N 3. P. 67 - 74.

Sharp 2002 - Sharp J. Two Separate Developments: Anthropology in South Africa // The Best of Anthropology Today/Ed. J. Benthall. L, 2002. P. 245 - 253.

Thornton 1983 - Thornton R.J. Narrative Ethnography in Africa, 1850 - 1920: The Creation and Capture of an Appropriate Domain for Anthropology // Man. 1983. Vol. 18. P. 502 - 520.

Thornton 1998 - Thornton R.J. Capture by Description. Unpublished manuscript, 1998.

West 1979 - West M.E. Social Anthropology in a Divided Society. Inaugural lecture. Cape Town, 1979.

Перевод с английского С. В. Соколовского

Special Section of the Issue: The Discipline and Society: National Traditions (guest editor: A.L. Elfimov)

This issue's special section is a discussion of the relationship between ethnology (social anthropology, cultural anthropology) and society in different national and international contexts of the present. The discussion addresses the following questions: 1) What was historically and is now the role of ethnology in different societies? 2) What does the general, non-academic, public know about ethnology in different societies? 3) What is the stereotype of "ethnologist" in different societies? 4) To what degree does ethnological knowledge penetrate the broader society beyond the academic walls in different countries? 5) What is the status of ethnology among other social science/humanities disciplines in different societies? 6) What meaning is attached to terms "anthropology", "ethnology", "ethnography" in different academic traditions? 7) What are considered privileged and less-privileged spaces within ethnology (social anthropology, cultural anthropology) as a research terrain in different academic traditions? These issues are discussed in essays and comment pieces by V.A. Tishkov, S.V. Cheshko, A.N. Yamskov, S.V. Sokolovski, O.Y. Artemova, A.M. Kuznetsov (Russia), P. Harvey (Great Britain), A. Gingrich (Austria), G. Marcus (USA), A.R. Ramos (Brazil), M. Abeles (France), H.F. Vermeulen (The Netherlands), A. Boscovic and I. Van Wyk (South Africa).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ИДЕНТИЧНОСТИ-АНТРОПОЛОГИЯ-В-ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ-РЕСПУБЛИКЕ-1921-2004-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. БОШКОВИЧ, И. ВАН ВИК, ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ: АНТРОПОЛОГИЯ В ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (1921-2004 гг.) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.11.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ИДЕНТИЧНОСТИ-АНТРОПОЛОГИЯ-В-ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ-РЕСПУБЛИКЕ-1921-2004-гг (date of access: 09.12.2019).

Publication author(s) - А. БОШКОВИЧ, И. ВАН ВИК:

А. БОШКОВИЧ, И. ВАН ВИК → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
7 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
7 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
7 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
7 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
7 days ago · From Россия Онлайн
  Расширения, Вселенной устанавливает функцию перехода энергии в массу. Предполагается, Вселенная замкнутая система, энергия и масса не излучается и сохраняется. Сохраняется число нуклонов при расширении Вселенной. Сохраняется структурная единица энергии нуклонов при расширении Вселенной. При образовании ядра дейтерия, энергия не выделяется. Законы сохранения массы и энергии, являются ключевыми законами в физике.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Рассматриваются физические параметры нейтронного ядра Земли. Масса ядра. Градиент гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре Земли и их свойства. Ядро Земли предоставляет собой нейтронный объект. Диаметр ядра \sim125m. Дан качественный анализ образования ядра Земли. Гипотеза образования взрывов сверхновых. Образование планеты Земля.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ: АНТРОПОЛОГИЯ В ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (1921-2004 гг.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones