Libmonster ID: RU-8675
Author(s) of the publication: М. Л. ДРОБИЖЕВА

Время трансформаций на постсоветском пространстве было связано со взрывом этничности, национальными движениями, конфликтами. Но также оно было связано с возможностью вернуть русским и другим народам культуру дореволюционного прошлого, представить культуру развитую соотечественниками за рубежом, а репрессированным народам вернуть национальное достоинство.

В России, как и во всем мире, идут два взаимосвязанных процесса интеграции и этнической консолидации. Чтобы понять, насколько они зависят от воли элит, социальных факторов, а насколько от экономических, социальных, политических, психологических и политических факторов, полезно ознакомиться с современными теориями этничности и опытом социальной практики.

Теории этничности и национализма в современном обществе

Проблемы этничности обсуждаются в многообразных теориях: теории социальных изменений, межгрупповых отношений, дискриминации, этнической идентичности, ассимиляции. Различные концепции можно свести к трем подходам в понимании этнического феномена - примордиалистскому, конструктивистскому, инструменталистскому.

Что такое народ, этническая общность

Национальные движения и конфликты стимулировали споры вокруг теорий, объясняющих, что такое народ в значении этнической общности. Новые теории, объясняющие этническую солидарность действиями элит, конструирующих исторические

стр. 8


мифы и представления, мобилизирующие этнические группы, сталкиваются с традиционными "онтологическими", примордианскими теориями о народах как исторически сложившихся общностях, которые обладают своими особыми социально-культурными характеристиками и являются устойчивыми большими сообществами.

В примордиалистских теориях этноса выделяются два направления: эволюционно-историческое и социобиологическое.

Эволюционно-историческое направление рассматривает народ-этнос как социальное, исторически сложившееся сообщество с самоназванием, идентичностью, чертами культуры, языком, отличающими его от других этносов. Ни один из признаков в отдельности не является этнодифференциирующим. Только их совокупность позволяет определить этнос. Наибольшее распространение в отечественной науке получили представления об этносе, сформулированные Ю. В. Бромлеем. Согласно Бромлею, все перечисленные характеристики и свойства этноса формируются в соответствующих условиях - территориальных, природных, социально- экономических, государственно-правовых [1].

До 60 - 70-х гг. ХХ в. примордиалистское направление, в основном первого направления, доминировало в мировой науке, а в отечественной по сути было единственным.

В мировой науке его связывают с именем И. Г. Гердера, неоромантической трактовкой народа как общности, возникшей на основе единства "крови и почвы".

Второе направление в примордиализме - социобиологическое - объясняет этничность как "расширенную родственную группу": Пьер ван ден Берг [2] интерпретирует этничность как генетическую предрасположенность к родственному отбору, К. Гирц пишет о чувстве естественной близости, ощущении естественного родства.

В отечественной науке понимания этноса как природного биологического феномена придерживался Л. Н. Гумилев.

Между тем объяснить всю сложность включения этнических интересов и чувств, связанных с политической мобилизацией, с социальной жизнью в современном обществе с помощью примордиалистских подходов, особенно биосоциального, невозможно.

Когда в 70 - 80-е гг. ХХ столетия этнические проблемы активно заявили о себе в политической жизни общества - массо-

стр. 9


вые этнические, расовые движения - социологи, социальные и культурные антропологи предложили новые теории этничности.

Конструктивистская теори я интерпретирует народы, этнические группы как сообщества, объединяемые общими представлениями о культуре, языке, историческом прошлом, как обладающие солидарностью. Речь идет не о реалиях культуры или языка, а о представлениях о них, не об истории, а об исторической памяти, часто основанной на мифах, реальных или воображаемых традициях. Мифы и представления об этносе конструируют элиты: писатели, ученые, политики. Широкое распространение образования, деятельность средств массовой информации позволяют транслировать их идеи широким массам.

История современного общества дает немало материала конструктивистам для того чтобы обосновать их идеи. Пример знаменитой шотландской мужской юбки - некий демонстрируемый этнический символ - была придумана англичанином и благодаря деятельности любителей гэльской культуры стала ассоциироваться с гэльскими кланами.

Известно, как быстро в условиях подъема национальных движений осетинские интеллектуалы распространяли идеи об аланском прошлом. В результате Республика Северная Осетия стала называться Аланией, а футбольная команда "Алания" стала детищем не только любителей спорта, но и правительства республики, символом побед.

Лидеры казачьего движения формируют представление о казаках как этнической общности, хотя прошлое их связано со служилой социальной группой, в которую входили не только русские, но и люди других национальностей.

Этничность подвижна, изменчива, ее можно формировать, а, значит, и расформировывать. Для этого и изобретаются соответствующие мифы.

Наиболее известные и широко цитируемые конструктивисты - Б. Андерсен, Э. Геллнер, П. Бурдье, Дж. Комарофф, а в России - Т. В. Тишков, С. Соколовский.

Концепция конструктивизма вызывала немало споров. Если элиты такие всемогущие, что могут обеспечить мобилизацию, скажем, сепаратистского движения, или сецессию (полное отделение от государства), то почему они не могут остановить организованные движения, когда они становятся насильственными и деструктивными?

стр. 10


Почему людей удается объединить и мобилизовать даже тогда, когда средства массовой информации им недоступны, например, в горах Абхазии или селах и горных районах Чечни?

Тексты, транслируемые лидерами, могут читать или слышать все, но соответствующие воображения, представления возникают далеко не у всех и не всегда. "Воображения объединяют лишь тех, кто обладает сходным жизненным опытом" [3], - справедливо замечает В. В. Коротеева. И, конечно, прежде всего важно то, что способно, а не то, что не способно солидаризировать группу.

Среди специалистов, изучающих этничность и межэтнические отношения, широко известен сборник статей "Этничность, теория и опыт", вышедший под редакцией Н. Глезера и Д. Мойнихена, котором изложен инструменталистский подход к пониманию этноса.

Инструменталисты понимают этническую группу как общность, объединенную едиными интересами. Этничность в их трактовке - средство для достижения целей, мобилизации в политической борьбе. Этническую солидарность усиливают желаемые экономические и социальные цели. Об этом пишут Дж. Ротшильд, Д. Хоровиц, Дж. Нейджелр.

Объяснительные мотивы инструменталистов опираются на социально- психологические теории личности и общения. Исходя из функционализма и прагматизма, они считают, что мифы и представления создаются для этнической мобилизации во имя благоприятных изменений в социальном статусе, распределении ресурсов, разделении труда и доступа к власти.

Этничность в представлении инструменталистов нужна также для преодоления отчуждения, в их идеях многое согласуется с теорией аффилиации - потребности в сопричастности к общности, которая способна понять и поддержать в стремлении к равенству, достоинству и т. п. Представления инструменталистов близки к той реальности, которую изучают этносоциологи и этнополитологи.

Есть и другие концепции в понимании этноса. Так, С. А. Арутюнов и А. А. Сусоколов развивают представление об этносе как типе общностей, основанном на информационных связях, утверждая, что между людьми одной национальности устанавливаются более частые и более плотные связи [4].

Однако при объяснении сложной социальной реальности - этнической мобилизации, уровня и характера солидарностей,

стр. 11


направлений национальных движений - и поисках приемлемых способов регулирования конфликтов исследователи сталкиваются с ограниченностью возможностей той или иной теоретической концепции. Вот почему даже активные сторонники конструктивизма считают, что в трактовке этничности "обстоятельный анализ требует интеграции всех подходов".

Особенности марксистско-советского понимания наций и соответствующей политики. В советской историографии было принято выделять социально-исторические разновидности этноса - племя, народность, нация - именно в соответствии с общественно-экономическими формациями. В Советском Союзе народы делились на народности и нации. Нации имели свою государственность - союзные республики. Аргументом служило наличие своего рабочего класса, уровень урбанизации.

Но аргументы были относительными. У хакасов, имевших автономную область и поэтому считавшихся народностью, доля занятых в промышленности, на транспорте и в связи (показатель, синтезирующий уровень урбанизации и долю промышленного рабочего класса) была не меньше, чем у белорусов - нации, имевшей государственность. И это были не единственные случаи.

В новых теоретических концепциях нет типологизации этноса по социально- экономическим формациям. На волне подъема национальных движений автономные области - Хакасская, Алтайская, Адыгейская, Карачаево- Черкесская - провозгласили себя республиками и были признаны верховными органами власти Российской Федерации.

Эти решения продемонстрировали относительность деления на народности и нации. Постепенно такое деление стало уходить и из научной и политической литературы.

В Концепции государственной национальной политики, принятой в 1996 г., используется понятие народ, национальность, пригодные для любой этнической общности, или этнической группы, как чаще говорят социологи.

Понятие этнической группы самое широкое, оно применимо к этнической общности в целом, равно как и ее части. Например, если мы говорим вообще об осетинах или осетинах, живущих в Москве или Санкт-Петербурге.

Спорным осталось использование понятия "нация".

стр. 12


Дискуссии вокруг понятия "нация": нация - согражданство и этнонация

Споры вокруг трактовки нации связаны с идеями гражданского национального строительства в России и международной практикой использования этого термина в значении государственной общности.

В российской традиции, так же, как в некоторых европейских государствах, например, Германии, термин "нация" использовался в значении этнической общности. В Германии это связано с тем, что государственная общность формировалась там путем объединения близких территорий с населением, сходным в языковом и культурном отношении. Понятие нации в Германии до сих пор употребляется в значении "народ" (das Yolk).

В России не было единодушия при использовании этого термина, но к началу XX в. постепенно за ним закрепилось этническое значение. После того как в программных документах большевиков было провозглашено "право наций на самоопределение", термин этот приобрел еще и политическую нагрузку. Если народ называется нацией, то он имеет закрепленное конституцией право на самоопределение. Естественно, в условиях подъема национальных движений с началом перестройки право на самоопределение приобрело особый смысл.

Отечественные этнологи-конструктивисты (В. Тишков и др.) понимали это. Их предложения сводились к тому, чтобы перейти к интерпретации понятия в значении не этнической, а государственной общности, как это имеет место в международной практике.

В международном лексиконе (ООН) термин "нация" (nation) применяется только в значении государственной общности, например, в паспорте фиксируется гражданство.

Такое понимание нации имеет также историческую традицию. Оно утвердилось со времен Великой Французской революции конца XVIII в. для обозначения сообщества свободных граждан. Народ как суверенен имеет право на образование своего государства. В таком смысле понятие нации перешло в английский язык. И у нас, в России, оно тоже в ряде случаев применяется в этом же значении "национальный доход", "национальный банк".

Политологи Р. Абдулатипов, Э. Баграмов, социологи Ж. Тощенко, М. Руткевич, этнологи В. Козлов и др. выступают про-

стр. 13


тив изменения традиционного понимания нации, аргументируя это так: не надо отходить от привычных понятий русского языка и того научного багажа, который закреплен за ними.

Понимая эмоциональную и политическую легитимность привычного значения В. Тишков предлагает не вводить какие-то запреты на употребление понятия "нация" в этническом значении для активистов и этнических лидеров, но в официальных документах его не употреблять, оставив федеральной власти "пространство для процесса гражданского национального строительства, без чего не может существовать ни одно государство" [5].

Кроме принятого во всем мире понятия "этническая группа", целесообразно употреблять понятия "этнонация" или "национальность", "народ".

Право наций на самоопределение. В связи с дискуссиями о понятии "нация" обсуждалось и толкование принципа "право наций на самоопределение", закрепленное в Уставе Организации Объединенных Наций, в "Международном пакте о гражданских и политических правах".

Лидеры национальных движений трактуют эти положения как право народов в значении этнонаций. Сторонники понимания нации как согражданства считают, что речь идет о понимании народа в значении граждан государства.

Реализация права народов, в значении этнонаций, на самоопределение имеет разные формы. Это могут быть национально-культурные автономии, республики. Так, якуты, тувинцы или осетины, живущие за пределами республик, или немцы, ногайцы, у которых в России нет республик, или армяне и курды образуют в российских городах свои ассоциации, они реализуют свои права на самоопределение.

Самоопределение может быть реализовано путем образования республики - субъекта Российской Федерации. Но имеет место и борьба за большую самостоятельность, связанную с сепаратизмом, или сецессией (отделение), как это имеет место в Чечне.

В связи с такого рода движениями (например, басков в Испании, североирландцев в Великобритании, курдов в Иране и Ираке) во всем мире и обсуждаются проблемы национализма.

стр. 14


Национализмы на постсоветском пространстве

Внимание к национализму в мире было привлечено в связи с антиколониальными движениями, ростом этнического самосознания в развитых индустриальных странах, национальными движениями. Национализм находил проявление в этническом национализме и в гражданском.

О национализме как массовом явлении заговорили в СССР в связи с национальными движениями сначала в союзных республиках - Эстонии, Латвии, Литве, Армении, Молдавии, на Украине, а потом и в республиках России.

В советской литературе под национализмом имели в виду идеи или проявления политики, связанные с представлениями об исключительности, превосходстве своего народа, нетерпимостью, нежеланием смешиваться с другими этносами (эксклюзивизм исключение национально-смешанных браков), действиями, направленными на дискриминацию по национальному признаку. Такое понимание национализма было оценочным и служило основанием для осуждения и репрессий. Но для объяснения тех процессов, которые происходили у народов в условиях трансформации, оно не годилось.

К формированию национальных движений, процессу, который в республиках называли национальным возрождением (стремление повысить статус своего языка, культуры), больше подходило то понимание национализма, которое сложилось в мировой науке и политике. Здесь он понимался как доктрина, согласно которой нация должна быть как можно более независимой, что требует достижения ею некоторого политического суверенитета. Это - политическое движение, стремящееся к завоеванию или удержанию политической власти. Это также политика приоритета интересов и ценностей нации. Такое понимание национализма содержится в работах Эрнста Геллнера [6], Эрика Хобсбаума [7], Энтони Смита [8] и др.

Национализм разделяют на гражданский и этнический - этнонационализм. Первый направлен на консолидацию всего населения государства с помощью общегражданских прав, юридических институтов, идеологии и культуры. Но в крайних, гипертрофированных вариантах он может проявляться в государственной экспансии, агрессивных формах шовинизма, изоляционизма (например, в лозунге "Франция для французов"). Этнонационализм может быть олитическим или культурным.

стр. 15


Политический этнонационализм направлен на достижение или удержание своей государственности, включая государственные институты, ресурсы, систему образования и т. д. Культурный этнонационализм обычно имеет целью поддержание языка, культуры, исторического наследия. В крайних формах такой национализм содержит идеи культурной замкнутости, стремления возродить архаические формы культуры.

Критике и осуждению в обществе чаще всего подвергается политический этнонационализм, направленный на достижение преимуществ одного народа во власти, идеологии, культуре. Такими были движения в республиках Прибалтики, Грузии, в Чечне. Этнонационализм доминирующих народов в крайних формах проявляется в политике и практике дискриминации других национальностей (в недопущении их к власти, ограничении во владении собственностью, неравной оплате труда, занятии престижных мест и т. п.).

Этнонационализм недоминирующих народов, этнических групп - это борьба за приоритет своих интересов, а в крайних формах он проявляется в сепаратизме, борьбе за независимость, устранении неравенства любыми способам (абхазы в Грузии, курды в Турции).

Источником национализма в условиях полиэтнических государств имперского типа является национальное неравноправие, стремление народов получить больше прав, а иногда и независимость. В XX в. национализм подобного рода имел место во всем мире - среди франко-канадцев в Канаде, ирландцев в Великобритании, басков в Испании. Источником национализма могут быть представления о возможности утраты автономии внутри государства или потеря территории, ресурсов. Например, якуты видят угрозу своим интересам в преимущественном использовании природных богатств со стороны Центра, а осетины и ингуши спорят из-за территории. Подобные настроениях используются политическими лидерами во имя собственных целей - войти во власть или удержаться у власти.

В зависимости от источников и содержания требований национализма можно выделить его типы. Классический политический национализм - это движение за независимость или большую долю самостоятельности внутри государства. Такого типа национализм в СССР имел место в Эстонии, Латвии, Литве, на Украине, в Грузии, Молдове и других союзных республиках.

стр. 16


Экономический национализм - стремление к самостоятельности в экономической сфере, борьба с целью достижения большего политического статуса. Элементы такого национализма имели место в республике Саха (Якутии), Татарстане, Башкортостане.

Культурный национализм - стремление к культурному доминированию (украинцы на Украине), и, наконец, защитный национализм, при котором доминируют идеи защиты территории (Осетия, Ингушетия), языка, культуры (Карелия, Коми).

Национализм может носить характер модернизационный. Здесь декларируются идеи инновационного прорыва в условиях, когда метрополия переживает стагнацию. Например, российские реформаторы первой волны декларировали: "Сначала реформируем Россию, потом республики все к нам тянутся".

Считается, что гражданский национализм более либеральный, чем этнический, поскольку доктрина первого отдает приоритет правам личности, но не народа, тогда как второго - наоборот - правам народа, но не личности. Но, как верно заметил Э. Смит, оба вида национализма лишь идеальные образы, и каждый из них содержит гражданские и этнические элементы в разной степени и в разной форм [9].

В процессе социальных трансформаций в России этнонаионализм имел место не только в более или менее либеральных формах, таких, например, как требования государственного языка в республиках, декларации о суверенитете, включения в конституции ряда республик положения о приоритетном использовании природных ресурсов, но и в деструктивных, насильственных действиях - вооруженных столкновениях осетин и ингушей, в чеченских событиях. Со стороны этнического большинства в России этнонационализм имел экстремальные проявления в действиях "Русского национального единства" (РНЕ), погромах, организованных скинхедами.

К сожалению, переход к демократии не страхует от проявлений национализма, в том числе агрессивного, насильственного. Демократия, однако, дает шанс на решение проблем путем диалога, переговоров.

стр. 17


Межэтнические отношения и регулирование конфликтов

Межэтнические отношения реализуются на институциональном и межличностном уровнях. В постсоветской России они осложнялись в связи со стремлением республик к суверенитету, ростом этнического самосознания, притоком инонациональных мигрантов. Экономические трудности, дезорганизация в обществе, стимулировали поиски "врагов", которыми часто становились иные этнические группы. В стране разразились этнонациональные конфликты, некоторые из них приняли насильственные формы и не урегулированы до сих пор.

Усложнение этнодемографической ситуации в России

В сравнении с Советским Союзом Россия этнически более однородна. Но ситуация осложняется в связи с высоким притоком инонациональных мигрантов из стран СНГ, Китая, Вьетнама, с перемещением в города сельской молодежи из "национальных районов", изменением соотношения национальностей в городах российских республик.

В России живут более 170 народов, но большинство населения - 83 % - составляют русские. Среди других национальностей, - например, татар - более 5 млн, украинцев - 4 млн, а есть и такие, которые насчитывают несколько десятков тысяч человек. В России 21 республика, но народов, название которых вынесено в название республики, больше: Кабардино-Балкария, Карачаево- Черкессия, имеют в титуле упоминание двух народов. Имеется также 10 национальных округов и одна национальная область (Еврейская). Города, особенно большие, полиэтничны, сельские районы, за исключением пограничных территорий, как правило, мононациональны.

Отношения между народами, этническими группами реализуются на институциональном и межличностном, межгрупповом уровнях. Например, отношения между русскими и якутами на государственном уровне развиваются путем взаимодействия федеральных и республиканских органов власти. Последние в лице президента, парламента выражают интересы всех жителей республики. Но все же именно в республиках прежде всего реализуются социально-культурные интересы титульных национальностей. Также и федеральные органы власти, призванные представлять интересы граждан всех российских национально-

стр. 18


стей, реально выражают волю прежде всего доминирующего большинства в стране. Ведь уже в силу мажоритарной избирательной системы (один человек - один голос) большинство в Государственной Думе составляют русские. В Правительстве русские тоже в большинстве.

На межгрупповом и межличностном уровнях отношения между русскими и, например, якутами, так же, как и другими национальностями, осуществляются при взаимодействии по месту работы, в соседском, дружеском, семейном и т. д. общении. Нередко дружественные межиндивидуальные взаимоотношения представителей разных этносов контрастируют с напряженными публичными. Они протекают как бы в разных плоскостях, что представляет собой одну издавних проблем социологии и социальной психологии: несовпадение частного и публичного.

Особую сложность в последнее десятилетие создавал значительный приток инонациональных мигрантов в связи с распадом Союза, а также приток вьетнамцев, китайцев в восточные районы страны. В одни районы их приглашали из-за нехватки рабочей силы, в другие они проникали сами, далеко не всегда адаптируясь к новой среде.

В России в период трансформации имели место еще и другие этнодемографические тенденции, влиявшие на межэтнические отношения. В республиках с преобладающей долей титульной национальности, прежде всего в Северо-Кавказском регионе, эта доля возрастала вследствие более высокого уровня рождаемости в семьях титульных народов и оттока русских.

Одновременно рост образования стимулировал приток сельской молодежи в города республик (в русских селах этот процесс произошел раньше). В более урбанизированных регионах молодые сельчане могли найти работу или продолжить учебу (Татарстан, Башкортостан, частично в Северной Осетии - Алании, Саха-Якутии, но в Туве, Дагестане, ряде других северокавказских республик они пополняли ряды безработных, осложняя межэтническое общение. Ведь русские здесь были трудоустроены лучше и имели в городах, где они уже давно жили, лучшие жилищные условия. Представители титульного этноса опасались за стабильность своего положения. А вновь прибывающие, естественно, стрем лись обеспечить себе не худшие условия. Конкуренция за рабочие места росла.

Демократизация расширила возможности перемещения в большие города (отмена прописки), где легче можно было най-

стр. 19


ти работу. Этнические диаспоры в Москве, Санкт-Петербурге, других больших городах увеличились и отнюдь не всегда за счет легальных мигрантов. В России возник так называемыйрасколотый рынок за один и тот же вид работы приезжим разных национальностей платят неодинаково (таких мигрантов иногда называют немецким словом "гастарбайтер"). Это вызывает недовольство и коренных жителей городов, которые испытывают конкуренцию со стороны приезжих, готовых на любую работу с малой оплатой, но в не меньшей степени и самих мигрантов.

В связи с тем, что не все мигранты могут сразу адаптироваться к новым условиям, возникают относительно замкнутые "колонии" вроде "чайна-таунов" и "малых Италий" в Берлине, Торонто, Лондоне, крупных городах США, русско-еврейского района Брайтон Бич в Нью-Йорке и т. д. Среди специалистов появилось определение этого явления - как новой этничности. Ведь специфика поведения таких вновь прибывающих групп рождает ответную актуализацию своей этнической идентичности и у групп большинства.

Этническое самосознание и межэтнические установки: сложности взаимодействий в постсоветских условиях

Национальные движения, распад СССР, рост этнических сопоставлений в условиях открытых границ актуализировали этнические чувства и представления людей о своем народе.

Экономические трудности, отсутствие стабильности в обществе и социальном положении людей не способствовали улучшению межэтнических отношений.

Этническая идентичность - одна из наиболее устойчивых. Ее компонентами являются самоотнесение себя к этносу; автостереотипы - характеристики, приписываемые своему народу, - представления о культуре, языке, истории, возможно, территории, государственности своего народа, т. е. этнический образ "Мы ". Этническое самосознание в широком понимании это не только этническая идентичность, образ "МЫ", но и интересы, связанные с ним. Здесь присутствуют когнитивные элементы, эмоциональные (мы переживаем оценку своего исторического прошлого, гордимся им или что-то осуждаем в своей культуре) и поведенческие регуляные (готовность действовать во имя "Своих"). Такая готовность действовать как раз и связана более всего с интересами.

стр. 20


Функции идентичности - включение индивида в социальные взаимосвязи, внутригрупповую интеграцию [10]. В результате этноидентичность выступает психологической основой этнополитической мобилизации.

Этническая идентичность очень редко бывает доминирующей. Обычно она уступает место другим более значимым идентичностям. В социологии и социальной психологии широко используется тест Куна-Макпартлэнда. Респондента просят пять раз в свободной форме ответить на вопрос "Кто я". Чаще всего люди отвечают "Я - человек", называют свой пол, семейные роли - дочь, сын, мать, отец - и далее другие идентичности в зависимости от их актуализированности (нередко ситуативной) [11]. По результатам опросов, которые проводились среди русских, татар, тувинцев, якутов, осетин, башкир в 90-е гг. в числе первых пяти идентификационных самоопределений этничность встеречается примерно у 5 - 20 % респондентов. Чаще, чем русскими, она упоминалась людьми титульных национальностей, горожанами, людьми, пережившими межэтнические конфликты (осетины, русские в Северной Осетии-Алании) [12]. Но в целом доля людей, у которых актуализирована этническая солидарность, была высокой. До 60% респондентов считают, что "человеку важно чувствовать себя членом своей этнической общности". Не уменьшалась и пропорция тех, кто достаточно устойчиво осознает и ощущает свою этническую принадлежность - 30 - 40% (ответы: "я никогда не забываю, что я русский, татарин и т. д. ", "ощущаю близость с людьми своей национальности часто").

Это можно объяснить тем, что прежняя гражданская и социально-политическая идентичность была разрушена. В Советском Союзе независимо от места проживания до 80 % людей считали себя прежде всего гражданами СССР, в то время как новая государственная идентичность - российская - еще только формируется. Понятие "советский человек" ушло из публичного лексикона, но осталось в личном лексиконе, судя по опросам, у немалой части россиян. Многие потеряли устойчивый социальный статус - меняли работу, совмещали должности.

Менялась культура общества, привычные ценности, нормы общения, поведения. В такой ситуации этническая общность казалась многим более устойчивой и надежной защитой. В чем-то она помогала людям вместе переживать и противостоять трудностям и невзгодам, особенно в ситуации насильственных конфликтов в Чечне или Северной Осетий - Ингушетии.

стр. 21


Однако было бы неверным полагать, что обострение этнической идентичности всегда ведет к усилению этнонациональной напряженности. Многое зависит от конкретной ситуации в регионах, позиции правящих элит, их политической зрелости, равно как и других часто непредвидимых обстоятельств, например, внешнеполитических.

Межэтнические установки и стереотипы. Характер отношений между различными национальностями социологи оценивают, изучая межэтнические установки: готовность к общению с людьми иной этнической принадлежности в различных сферах - деловой, соседской, дружеской, семейной. В межэтнических установках так же, как и в других, выделяют когнитивный компонент, эмоциональный и регулятивный.

Этнические стереотипы можно рассматривать как барометр межэтнических отношений. В напряженных ситуациях резко ухудшаются - гетеростереотипы - представления о других и прежде всего о народе, который символизирует образ врага. Ему прежде всего отказывают в способностях - интеллектуальных, деловых - и, естественно, приписывают негативные коммуникативные и бытовые характеристики (негостеприимные, злые, нечистоплотные и т. п.).

Для изучения социально-культурной дистанции наиболее широко употребляется тестовая методика - шкала Богардуса, которая фиксирует готовность принять людей другой национальности как граждан государства, делового партнера, соседа, друзей, супруга и т. п.. Если человек готов к семейному или дружескому общению, то тем более он расположен к другим видам социальных контактов.

Отечественными и зарубежными исследователями было установлено, что избегающие контакта с представителями какой-то одной национальности, как правило предубеждены и против других.

Тем не менее в целях практического регулирования межэтнических отношений, выявления так называемого образа врага в конкретных регионах или сферах деятельности ставят вопросы о готовности к взаимодействию с той или иной национальностью.

Знание об образе врага позволяет если не устранить межэтническую напряженность, то хотя бы минимизировать ее и упредить дестабилизирующие стихийные или целенаправленные действия.

стр. 22


Вместе с тем люди могут неблагоприятно относиться к какому-то народу, но в конкретной ситуации бесконфликтно взаимодействовать с его представителями. М. Рокич предложил различать социальные установки (аттитюды) на объект и на ситуацию.

В многолетних исследованиях нами было установлено [13], что готовность к межэтническому общению в разных сферах - деловой, неформальной, в том числе семейной - зависит от разных факторов. В деловой, производственной сфере отношение к межнациональным контактам больше всего коррелирует с конкуренцией за рабочие (особенно престижные) места, в том числе за участие во власти, доступе к собственности. В неформальной, прежде всего семейной, сфере, установки на межэтническое общение в первую очередь зависят от традиций. Например, у народов мусульманской культуры при добром расположении к общению с русскими, а в советские времена даже престижности такого общения, тем не менее нормой были эндогамные браки. В советской Эстонии многие эстонцы придерживались негативных установок на общение с русскими в деловой сфере, но к вступлению в смешанные браки здесь относились вполне благоприятно (в европейской культуре это дело личного выбора).

Если исключить районы насильственных межэтнических конфликтов, то у большинства опрашиваемых все же сохранялись благоприятные или нейтральные межэтнические установки, и взаимоотношения между людьми разных национальностей оценивались как спокойные или, по мнению одного из опрошенных, "внешне спокойные, но внутреннее напряжение есть (остается)".

Политические осложнения в республиках не всегда сопровождались обострением межэтнических отношений. Известно, что достаточно сложными были взаимодействия Татарстана с федеральным Центром из-за противоречия ряда статей Конституции республики Основному закону Российской Федерации. Но межличностные отношения татар и русских при всех сложностях, связанных с приданием государственного статуса татарскому языку наряду с русским, повышением значимости татарской символики, недостаточным представительством русских во властных структурах, все же оставались одними из самых благоприятных в стране (не более 5 - 10 % оценивали отношения как

стр. 23


напряженные, около 20 - 25 % как внешне спокойные, но с внутренним напряжением).

Межэтнические установки и поведение зависят от истории взаимодействия народов, политической ситуации, социального положения, уровня экономического и социального неравенства этнических групп, психологических факторов (доверие, взаимное уважение достоинства и т. п.).

Межэтнические установки на индивидуальном уровне чаще бывают неблагоприятными в группах иммобильного населения - потерявших в социальном статусе, не имеющих возможности продвижения из-за недостатка образования, профессионализма.

Другой негативный фактор - низкий уровень общей культуры в группах малоквалифицированных и потому менее обеспеченных людей. В сложных ситуациях они более склонны искать виноватых в "других", каковыми, как правило, представляются люди иной национальности. Социальные психологи обозначают это библейской метафорой "поиска козла отпущения".

К сожалению, в постсоветский период межэтнические предубеждения заметно осложняли и продолжают тормозить выход страны на стадиюустойчивого развития [14].

Этносоциологи, работающие в русле мотивационного подхода, как и другие, принимающие концепцию П. Штомпки о культурной травме переходного периода, обращают внимание на растущие массовые фрустрации, которые в немалой степени связаны с этничностью.

Л. Берковиц, анализируя расовые волнения в США, связывал фрустрации с относительной депривацией - восприятием своих трудностей в сравнении с трудностями, переживаемыми другими [15]. Но в России имела место не только относительная, но и абсолютная депривация, что, естественно, осложняло межэтнические отношения.

Психология межэтнических отношений. В исследованиях психологии межэтнических отношений обращаются и к общей теории личности, рассматривая ее "в единстве индивидуальных свойств и социальных ролей" (И. С. Кон), и к деятельностному подходу (А. И. Леонтьев), изучающему личность в связи с иерархией деятельностей, каковые мотивированы личностными потребностями [16]. Среди них - потребность в безопасности, целостности группы, солидарности, аффилиации, в справедливости, достижительности, позитивном восприятии другими (Г. Кэнт-

стр. 24


рил) [17]. В 80 - 90-е гг. такие потребности людей разных национальностей, несомненно, актуализировались.

Многие этносы России воспользовались демократическими свободами ради того, чтобы утвердить свое достоинство, преодолеть дискриминацию, снять обвинения с репрессированных в сталинские годы, возродить родной язык и культуру. Вместе с тем активизировались эгоистические и корыстные побуждения, часть лидеров устремилась к удержанию или приходу во власть, гипертрофируя национальные цели, не исключая ради этого экстремальные средства [18].

Наиболее опасным с точки зрения возможности применения массового насилия был период распада Союза. К счастью, в отличие от Югославии, в нашей стране этого не произошло. Тем не менее, этнополитические и локальные насильственные конфликты имели место.

Межэтнические конфликты: причины, типы и формы проявлений

Межэтнические конфликты стали одними из самых распространенных в современном мире. В 90-е гг. XX столетия они составляли две трети всех насильственных конфликтов. Предупреждение и регулирование их стало заботой правительств, общественности, международных организаций.

Межэтнические конфликты - это гражданское, политическое или вооруженное противоборство, "в котором стороны или одна из сторон мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий" [19].

А. Здравомыслов считает, что это конфликты "которые так или иначе включают в себя национально-этническую мотивацию" [20]. По данным Центра этнополитических и региональных исследований (руководитель Э. А. Паин), на постсоветском пространстве имели место более 100 острых конфликтов. Наряду с "мирными" конфликтами в их число входят шесть - региональных войн длительные вооруженные столкновения с участием регулярных войск и тяжелого вооружения. Это Карабахский, Абхазский, Таджикский, Южноосетинский, Приднестровский и Чеченский; около 20 краткосрочных вооруженных столкновений - в Фергане, Оше, осетино-ингушское, в Сумгаите и др.

Типологизация межэтнических конфликтов. Есть разные принципы типологизации конфликтов. Э. Паин и А. Попов пер-

стр. 25


выми типологизировали постсоветские межэтнические конфликты по принципу стадиальности [21]: конфликты стереотипов - стадия, когда участники создают образ "недружественной группы" (социологические исследования еще накануне открытого конфликта фиксировали взаимные негативные стереотипы армян и азербайджанцев); "конфликты идей" - выдвижение притязаний (в Прибалтике оспаривалось вхождение республик в состав СССР на основе Пакта Риббентроп - Молотов, в Грузии, на Украине обосновывалось право на государственность в ходе национальных движений, в Северной Осетии и Ингушетии - право на территорию и т. п.); и третий тип - конфликты действий: митинги, пикеты, демонстрации, принятие новых положений конституций и другие столкновения.

Другая типологизация строилась по принципу содержания основных требований [22]. По этому критерию можно выделить статусные конфликты, борьбу за повышение политического статуса. Так, союзные республики вслед за Эстонией приняли конституционные поправки о верховенстве законов республики над общесоюзными, которые утверждали приоритетное право на распоряжение природными ресурсами. В России Татарстан, Республика Саха (Якутия), Тува также приняли конституции, согласно которым приоритетное право на использование ресурсов принадлежит республикам. Татарстан добивался права стать союзной республикой. Тува включила в Конституцию право на свободный выход из Федерации. Автономные республики добились права называться просто республиками, приняли Декларации о суверенитете, а четыре автономные области - Хакасия, Адыгея, Карачаево-Черкессия и Алтай приобрели статус республик. В бывших советских союзных республиках - Казахстане, Узбекистане национальные организации ставили вопрос о превращении федерации в конфедерацию. В конце концов конституционные статусные конфликты союзных республик с федеративным государством завершились распадом Союза.

Конфликты внутри РФ регулировались сначала Договорами между правительством Российской Федерации и правительствами республик. Наиболее сложный договор был заключен в 1994 г. с Татарстаном, но это было способом избежать развития событий по чеченскому варианту. Всего было заключено 40 договоров с республиками и областями.

С приходом путинской администрации путем переговорного процесса и использования Конституционного Суда Российс-

стр. 26


кой Федерации большинство несоответствий в республиканских (краевых и областных) конституциях с федеральной было устранено. Но в конституциях Башкортостана и Татарстана остались положения о суверенитете, хотя Конституционный Суд РФ их отменил. Так что элементы статусных конфликтов еще сохраняются.

Другой тип конфликтов - этнотерриториалъные. На постсоветском пространстве зафиксировано более 180 этнотерриториальных споров; этот тип конфликтов наиболее сложен для урегулирования. По мнению В. Р. Стрелецкого, к середине 90-х гг. сохраняли актуальность 140 территориальных притязаний [23]. Следующий тип - межгрупповые (межобщинные)конфликты. Они имели место в Якутии (1986 г.) Туве (1990 г). Массовые межгрупповые насильственные столкновения вспыхивали в Азербайджане, Армении, Кыргызстане, Узбекистане.

Конечно, любая типологизация условна. Например, осетино-ингушский конфликт одновременно и территориальный, и межгрупповой. Но, определив тип конфликта, легче его регулировать.

Источники, причины межэтнических конфликтов. Не менее важно понять причины конфликтов. Есть несколько подходов к их интерпретации. В рамках структурно-функциональнойлогики объясняли конфликты В. Ньюман, Д. Снайдер, Ч. Тилли, Л. Козер. Российские социологи тоже фиксировали рост новых потребностей у народов, активно вовлеченных в процесс урбанизации, модернизации. Но возможности, в том числе социально-экономические, росли в государстве медленнее, чем претензии этнических групп. Конкурентность в сфере власти возрастала, а отсутствие соответствующих политических институтов делало невозможным регулирование противоречий в рамках закона.

Другие исследователи (Д. Доллард, Н. Миллер, Л. Берковиц) концентрировали внимание на социально-экономических механизмах фрустрации - агрессии. Речь идет о страхе потерять язык, культуру, возможности удержания или достижения социального благополучия.

Т. Гурр, под руководством которого было проведено кросс-культурное исследование в 114 странах мира, показал значение относителъной депривации, разрыва между ценностями-ожиданиями людей и возможностями. К поиску врага приводит не только плохое материальное положение (в Канаде, Бельгии, Северной Ирландии живут неплохо). Акцент переносится на

стр. 27


ожидания и ориентации, которые оказывается невозможным реализовать, что и вызывает конфликт. Такие ожидания чаще возникают в группах с высоким интеллектуальным и экономическим потенциалом, но не обладающих соответствующими их представлениям престижем и статусом. Фрустрированное большинство в группах стимулирует конфликт (Г. Ленски).

Одна из популярных теорий - концепция коллективного действия. В соответствии с данным подходом не фрустрации, а коллективные интересы при возможности их достижения стимулируют этническую мобилизацию. Чаще всего это бывают интересы, связанные с борьбой за власть (Ч. Тилли, В. Тишков). Особая роль отводится здесь лидерам, этнической элите.

Мы считаем, что этническое манипулирование нельзя понять без изучения всего комплекса причин, процессов и условий протекания конфликтов. Действительно, понять причины конфликтов нельзя, исходя из одной теории.

Каждый конфликт имеет свои причины и специфику, причем основания, его вызвавшие, могут меняться, особенно в процессе затяжной эскалации.

Формы конфликтов проще всего определяют как насильственные и ненасильственные. Но можно выделять в качестве формы конфликта войны, вооруженные столкновения, институциональные столкновения на почве противоречий в правовых нормах (конституции, другие законы), манифестирующие формы конфликтов (митинги, демонстрации).

Наиболее сложный неурегулированный конфликт остается в Чеченской республике, где он модифицировал от статусного, конституционного конфликта, до войны и вооруженных столкновений, борьбы с терроризмом, принесших громадные жертвы.

Северо-Кавказский регион в целом наиболее конфликтная зона. Здесь есть и этнотерриториальные споры (кумыки и лакцы, осетины и ингуши) и народы, живущие в разных субъектах РФ (ногайцы) и даже государствах (лезгины), желающие объединиться. Здесь же и религиозные конфликты (ваххабиты в Дагестане), и противоречия в связи с доступом к власти между балкарцами (репрессированный в прошлом народ) и кабардинцами, между карачаевцами и черкесами, и претензии казаков на участие во власти и использование ресурсов.

С укреплением центральной власти и приобретением опыта регулирования конфликтов путем диалога уровень напряжений в регионах снижается (опыт Карачаево-Черкессии, осетино-ин-

стр. 28


гушских переговоров и др.), но конфликтность не преодолена. И в ряде стабильных обществ с устоявшейся демократией этноконфликты (Северная Ирландия, баски в Испании) остаются затяжными.

В заключение можно сказать, что лишь становление гражданского общества, утверждение демократических норм создают основу для того, чтобы межэтнические конфликты и напряжения могли регулироваться в диалоговом, переговорном режиме.

Успех будет зависеть от профессиональной компетентности и социальной зрелости участников переговорного процесса. Диалоговым формам важно обеспечить широкую общественную поддержку. К нарушителям должно применять законные методы примирения.

Межэтнические отношения - поле намного более широкое, чем регулирование открытых конфликтов. В большинстве районов страны, особенно в больших городах, люди разных национальностей находятся в повседневном общении. Оно усложнялось в силу быстрых изменений социальных ролей, которые выполняют люди разной этнической принадлежности, наличия расколотого рынка труда, невозможности быстрой адаптации новых мигрантов. Выход может быть лишь один - в соблюдении общероссийских и региональных законов, принципов мультикультурного общества, в укреплении толерантности, готовности терпимо воспринимать "других", непохожих на нас, взаимодействовать с ними на началах взаимного уважения и, конечно, в рамках закона.


1. Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М.: Наука, 1972; Этнология: Учебник для вузов / Л. Б. Заседателева, Ю. А. Зверева. М.: Наука, 1994. С. 7.

2. Van den Berghe P. L. The Ethnic Phenomenon. N. Y.; Oxford; Elsevier, 1981. P. 35.

3. Коротеева В. В. Теории национализма в зарубежных социальных науках / РГГУ; ИЭА РАН. М., 1999.

4. Арутюнов С. А. Этничность - объективная реальность // Этнографическое обозрение. 1995. N 5; Сусоколов А. А. Структурная самоорганизация этноса // Расы и народы.. 1990. N 20.

5. Тишков В. А. Как преодолеть интеллектуальные провокации // Независимая газета. 1997. 18 янв. С. 6.

6. Гелленер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991.

стр. 29


7. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 г. СПб.: Алейтейя, 1998.

8. Smith A. National Identity. L.: Penguin Books, 1991.

9. Smith A. The Ethnic Origin of Nations. Oxford, 1986.

10. Ядов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. N 3 - 4. С. 159 - 181.

11. Кун М., Макпартлэнд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: МГУ, 1984. С. 180 - 187.

12. Проекты "Национальное самосознание, национализм и регулирование конфликтов", 1993 - 1996, "Социальное неравенство этнических групп и проблемы интеграции в Российской Федерации", 1999 - 2000 (руководитель Л. М. Дробижева) реализованы сотрудниками Института этнологии и Института социологии РАН при поддержке фонда Дж. и К. МакАртуров. Опрашивались 1000 респондентов в каждой республике в ходе каждого проекта.

13. Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Межэтнические отношения и этнокультурные процессы (по материалам этносоциологических исследований в СССР // Советская этнография. 1981. N 3. С. 11 - 22; Она же. Национализм, этническое самосознание и конфликты в трансформирующемся обществе // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х гг. М., 1994. С. 16 - 47.

14. Одним из важных факторов успешности развертывания реформы рыночной экономики и демократических институтов является моно - или полиэтничность. Многонациональные государства Центральной и Восточной Европы, как и государства бывшего СССР, заметно отстают в темпах экономического роста и других показателях приближения к порогу стабильности развития.

15. О теории относительной депривации см. также: Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект-Пресс, 1996. С. 380 - 381.

16. Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Наука. 1994. С. 234; Кон И. С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. С. 7; Ядов В. А. О диспозиционной регуляции поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. Л.: ЛГУ, 1976. С. 120 - 195;

17. Cantril H. The Psychology of Social Movements. N. Y.: Wiley; L .: Chapman and Hall, 1941.

стр. 30


18. Такие люди были вместе с Дудаевым в Чечне, среди организации "Иттифак" в Татарстане, в начале 90-х гг. в среде "Конфедерации горских народов", движения Шамиля в Дагестане, среди крайних в "Хастых-Тува" в Туве. Среди русских националистических организаций выделялось "Русское национальное единство" Баркашова.

19. Тишков В. А. Очерки теории и политики этничности в Российской Федерации. С. 480.

20. Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М.: Аспект-Пресс, 1997.

21. Паин Э. А., Попов А. А. Межнациональные конфликты в СССР // Советская этнография. 1990. N 1.

22. Стрелецкий В. Н. Этнотерриториальные конфликты в постсоветском пространстве: сущность, генезис, типы // Идентичность и конфликт. М., 1998.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-МЕЖЭТНИЧЕСКИХ-ОТНОШЕНИЙ-В-ПОСТСОВЕТСКОЙ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Л. ДРОБИЖЕВА, ПРОБЛЕМЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-МЕЖЭТНИЧЕСКИХ-ОТНОШЕНИЙ-В-ПОСТСОВЕТСКОЙ-РОССИИ (date of access: 04.08.2021).

Publication author(s) - М. Л. ДРОБИЖЕВА:

М. Л. ДРОБИЖЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
4625 views rating
10.09.2015 (2155 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
3 hours ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОБЛЕМЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones