Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15658

Share with friends in SM

В последнее время научной общественности стали доступны новые документы из архивов Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США. Речь идет о строго секретной контрразведывательной операции под кодовым названием "Венона", которую с 1943 по 1980 гг. осуществляли американская военная контрразведка, ЦРУ и Федеральное бюро расследований (ФБР) министерства юстиции США. Даже в книге британского специалиста по истории разведки Ф. Найтли "Шпионаж в XX веке", содержащей наиболее полный обзор крупнейших секретных операций завершающегося столетия, проект "Венона" не упоминается. Однако Найтли писал о связи разоблачения участвовавшего в передаче американских атомных секретов Советскому Союзу физика К. Фукса (1) и расшифровки американскими специалистами советских шифротелеграмм в 1949 г. (2) Речь шла, как теперь стало известно, о части проекта "Венона".

Об операциях спецслужб США по перехвату и дешифровке советской шифропереписки под кодовыми названиями "Венона" и "Брайд" упоминает в книге "Война ФБР - КГБ" бывший участник проекта "Венона" сотрудник ФБР Р. Ламфер (3). Однако неоднократные просьбы американских историков, в частности А. Шлезингера-младшего, рассекретить имеющие научное значение материалы проектов "Венона" и "Брайд" долгие годы оставались безрезультатными. Агентство национальной безопасности и правительственный центр связи США отказывались санкционировать рассекречивание этих документов на том основании, что они все еще содержат полезную оперативную информацию (4).

Лишь в июле 1995 г. тогдашний директор ЦРУ Дж. Дейч официально признал существование проекта "Венона" и разрешил ознакомиться с некоторыми из его материалов. В октябре 1996 г. ЦРУ открыло доступ к остальным документам проекта.


О'Салливан Донал - доктор, научный сотрудник Центрального института по изучению Центральной и Восточной Европы Католического университета в Айхштетте (ФРГ).

Перевод с немецкого и редакция к.и.н. Б.Л. Хавкина.

(1) В 1943 г., как отмечает участник операции советской разведки по проникновению в секретный атомный центр США в Лос-Аламосе А.С. Феклисов, "отец атомной бомбы" Р. Оппенгеймер предложил включить бежавшего из нацистской Германии в Англию научного сотрудника Бирмингемского университета К. Фукса в состав группы британских специалистов, направленных в США для участия в создании атомного оружия. Еще в 1941 г. Фукс сообщил находившемуся в Англии земляку- коммунисту-эмигранту Ю. Кучинскому о своем участии в атомных исследованиях. О роде занятий Фукса Кучинский информировал полпреда СССР в Лондоне И.М. Майского, который поручил военному атташе С.Д. Кремеру войти в контакт с Фуксом. Таким образом Фукс, пользовавшийся абсолютным доверием Оппенгеймера, еще задолго до прибытия в Лос- Аламос был связан с советской разведкой. - Феклисов А.С. "Героический подвиг Клауса Фукса". - Военно-исторический журнал, 1990. N 12,1991, N 1; его же. За океаном и на острове. М., 1994, с. 139-179.

2 Knightley Ph. Die Spionage im 20. Jahrhundert. Erfolge und Niederlagen der grossen Geheimdienste. Frankfurt a. М.,1992, S. 253.

3 Lamphere R., Shachtman T. The FBI-KGB War. A Special Agent's Story. New York, 1986.

4 См. об этом: Царев О., Костелло Дж. Роковые иллюзии. М., 1995, с. 540, прим. 14.

стр. 107


В том же году руководителем отдела истории ЦРУ М. Варнером и сотрудником Агентства национальной безопасности США Р.Л. Бенсоном был издан сборник отдельных документов по операции "Венона" (5). Первыми независимыми от спецслужб историками, изучившими архивы "Веноны", были Д.Е. Хейнс и X. Клер; они написали книгу "Разоблачение советского шпионажа в Америке" (6). Американский и российский исследователи А. Вайнштейн и А. Васильев соотнесли некоторые документы "Веноны" с советскими архивными источниками (7).

Автор статьи имел возможность ознакомиться с ранее не доступными историкам документами проекта "Венона", хранящимися в Лондоне в Британском государственном архиве (8).

Что же представляют собой материалы "Веноны" и почему они до конца "холодной войны" рассматривались как особая государственная тайна США?

Документы проекта "Венона" дают исследователям представление о методах работы американской контрразведки против советской разведки в США, Канаде и Мексике. Американцами были также прочитаны зашифрованные телеграммы советских разведчиков, отправленные из Стокгольма и Канберры. На основе этой информации ФБР получило возможность разоблачить и арестовать не только Фукса, но и сотрудника госдепартамента Э. Хисса (9). Данные о супругах Дж. и Э. Розенберг, по обвинению в атомном шпионаже в пользу СССР посаженных в США на электрический стул, были получены ФБР в результате проекта "Венона". Этот проект позволил ФБР выявить наблюдение, которое спецслужбы СССР вели за советским перебежчиком В. Кравченко (кодовое имя "Комар"). В расшифрованных телеграммах речь также шла о подготовке убийства Л. Д. Троцкого, именуемого "Старик" (10). Была частично прочитана шифропереписка между Москвой и резидентурами советской разведки в Нью-Йорке, Вашингтоне, Сан-Франциско и Мехико. Были также расшифрованы послания Главного разведуправления Красной Армии (ГРУ), Народного комиссариата внутренних дел (НКВД), Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) и Народного комиссариата внешней торговли (НКВТ).

В США еще до начала второй мировой войны пытались расшифровать секретные коды Москвы, в частности американо-советского торгового общества "Амторг". Об этом факте мало осведомлены и американские историки, так как многие документы ФБР по этой проблематике все еще остаются секретными.

Операция "Венона" началась 1 февраля 1943 г., когда военные контрразведчики из Арлингтон Холл (штат Виргиния) приступили к расшифровке перехваченных советских шифротелеграмм. В начале молодой сотруднице Г. Грабиль было поручено систематизировать тысячи зашифрованных депеш. Состоявшие из длинных рядов цифр телеграммы, собранные начиная с 1939 г., долгое время оставались не прочитанными. Однако американские эксперты обнаружили ошибку, допущенную советскими шифровальщиками: цифровой код, который должен был использоваться лишь


5 Warner М., Benson R.L. Venona: Soviet Espionage and the American Response, 1939-1957. Washington, 1996.

6 Haynes J.E., Klehr Н. Venona. Decoding Soviet Espionage in America. New Haven - London, 1999.

7 Weinstein A., Vassiliev A. The Haunted Wood. Soviet Espionage in America - the Stalin Era. New York, 1999.

8 Рассекреченные телеграммы цитируются с разрешения Британского государственного архива - Public Record Office (далее - PRO). Фрагменты используемых в статье документов приводятся в обратном переводе с английского.

9 Как отмечает бывший заместитель начальника разведуправления МГБ СССР П.А. Судоплатов, американский дипломат Э. Хисс стал "источником" для советской разведки еще в начале 30-х годов. В конфиденциальных беседах с полпредами СССР в Вашингтоне К.А. Уманским и его преемником М.М. Литвиновым Хисс раскрывал планы администрации США. Он был доверенным лицом советника президента Ф. Рузвельта по национальной безопасности Г. Гопкинса и входил в состав членов делегации США на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. По версии Судоплатова, Хисса на контакты с советскими представителями в США накануне Ялты подтолкнули Гопкинс и госсекретарь К. Хэлл, действовавшие с ведома Рузвельта: администрации США было важно иметь канал неофициальной связи с Кремлем. - Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. М., 1996, с. 270-273.

10 Там же, гл. "Ликвидация Троцкого", с. 75-99.

стр. 108


один раз, иногда повторялся, что и позволило американцам частично расшифровать тексты (11). Этот небольшой успех дал возможность осуществить самую крупную дешифровальную операцию США за все годы "холодной войны". В проекте "Венона" участвовало большое, пока еще точно не установленное число сотрудников, которым за 37 лет удалось полностью или частично расшифровать, прочитать и использовать в интересах контрразведки 2900 телеграмм. В течение многих лет эксперты заменяли колонки цифр соответствующими им фрагментами текста, стремясь получить целостную картину радиообмена. Работа велась вручную, без применения электронно-вычислительных машин. Решающий прорыв был достигнут в конце 40 - начале 50-х годов. К 1952 г. большая часть сообщений была расшифрована. Однако когда в 1980 г. проект "Венона" завершился, многие телеграммы так и остались непрочитанными, в чем, без сомнения, была большая заслуга составлявших их советских специалистов. В расшифрованных депешах многие группы цифр остались не разгаданными. В текстах встречается множество конспиративных имен, соответствие которых реальным людям удалось установить лишь частично.

До сих пор не разгадана тайна "N 19". Точно не известно, кто скрывался за этим номером. Но на основании документов "Веноны" можно предположить, что речь шла о человеке, лично знакомом с президентом Ф. Рузвельтом и британским премьером У. Черчиллем. В телеграмме N 812 от 29 мая 1943 г., адресованной "Виктору" (псевдоним генерал-лейтенанта П.М. Фитина, начальника 1-го управления НКВД, занимавшегося внешней разведкой; Фитин был подчинен наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии) говорится о том, что по инициативе Рузвельта и Черчилля во время их бесед в США присутствовал и "N 19". Последовавшая затем дискуссия, материалы которой удалось дешифровать лишь частично, была посвящена открытию в Европе второго фронта. По словам Черчилля, неудача с открытием второго фронта причинит ущерб русским интересам. Было бы эффективней ослабить Германию бомбардировками и открыть второй фронт в следующем, 1944 году.

В США обсуждается вопрос о том, не являлось ли высокопоставленное лицо, скрывавшееся за "N 19", близким другом и советником Рузвельта Гопкинсом (12)?

Однако тот факт, что определенному лицу советской разведкой был дан псевдоним, не означает, что этот человек был агентом Москвы. Возможно, доверием Гопкинса злоупотреблял один из советских разведчиков. В то же время Гопкинс мог иметь и собственные каналы связи с советским руководством.

Операция "Венона" выявила пять различных групп советских кодов. Первая группа применялась торговыми представительствами СССР, "Амторгом", а также всеми учреждениями, связанными с программой ленд-лиза. Вторая группа кодов использовалась для дипломатического и консульского радиообмена, третья - НКВД, четвертая и пятая - военной и военно-морской разведкой ГРУ. Лишь в 1945 г. сотрудникам проекта "Венона" удалось отличить телеграммы НКВД от посланий дипломатических миссий. При этом количество расшифрованных текстов и качество дешифровки было различным. М. Варнер и Р.Л. Бенсон приводят данные о том, что в 1945 г. было расшифровано лишь 36 телеграмм, посланных из Вашингтона в Москву, что составляло 1,5 процента депеш, перехваченных США в том году (13). Переписка велась на русском


11 Как признает бывший советский разведчик Ю.И. Модин, "шифровальщик нашего вашингтонского посольства допустил в 1942 году серьезную ошибку, которую проглядел его начальник. Израсходовав запас одноразовых перешифровальных таблиц для шифровки телеграмм в Центр, он использовал одну из них дважды". - Модин Ю.И. Судьбы разведчиков. Мои кембриджские друзья. М., 1997, с. 291. Британский историк разведки К. Эндрю полагает, что ошибка была допущена при передаче информации, так как объем передаваемого материала был значителен. - Andrew Ch. Anglo- American-Soviet Intelligence Relations. - The Rise and Fall of the Grand Alliance 1941-1945. Ed. by A. Lane, Н. Temperley. Basingstoke. 1995, p. 125.

12 Mark Е. Venona's Source 19 and the Trident conference of 1943: diplomacy or Espionage? - Intelligence and National Security, Summer 1998, v. 13, N 2, p. 1- 31.

13 Warner М., Benson R.L. Venona and Beyond: Thoughts on Work Undone. - Intelligence and National Security, v. 12, July 1997, N 3, p. 4.

стр. 109


языке и после расшифровки была переведена на английский; английские переводы в настоящее время и стали доступны историкам.

В 1945 г. США ознакомили с проектом "Венона" Великобританию. Английские эксперты прибыли в Виргинию. Летом 1946 г. участвовавший в проекте офицер военной контрразведки М. Гарднер начал расшифровку депеш НКВД, составленных в 1944 г. Найти ключ к разгадке ему помогла книга советских шифров, захваченная финнами в 1940 г. в Петсамо и переданная ими в 1944 г. американцам (14). В октябре 1948 г. сотрудник ФБР Ламфер сделал вывод о том, что из расшифрованных телеграмм следует, что многие граждане США активно занимались шпионажем в пользу СССР.

Телеграммы дают возможность узнать новые, ранее не известные подробности истории второй мировой войны и послевоенного времени. Историческая наука, хотя это и не является ее непосредственной задачей, может способствовать идентификации лиц, обозначенных в источнике условными именами.

Среди материалов проекта "Венона" есть детальные указания к повседневной разведработе: пароли, явки, связники, критические замечания, пожелания успеха. Во многих сообщениях речь идет о розыске советских моряков, оставшихся в портах США. Документы не содержат сведений о результатах разведдеятельности - технических, военных, политических тайн, добытых агентами и их информаторами из различных американских предприятий и учреждений. Микрофильмы, содержавшие эти данные, переправлялись в СССР в основном дипломатическим багажом.

Ответственными координаторами, отвечавшими за организацию взаимодействия всех звеньев разведки НКВД, были резиденты НКВД в Нью-Йорке. В источнике упоминаются резиденты: В.М. Зубилин (настоящее имя - Зарубин, условное имя - "Максим") (15), П.П. Кларин ("Лука"), С.З. Апресян ("Май"). Все они работали под дипломатическим прикрытием - занимали должность вицеконсула. Л.Р. Квасников ("Антон") отвечал за атомный шпионаж, а также за передачу информации об американской авиапромышленности. Квасников создал агентурную сеть, которая собирала информацию, связанную с производством ракет, реактивных самолетов, радаров. Одним из самых успешных советских разведчиков-нелегалов, работавших без дипломатического прикрытия, был И.А. Ахмеров ("Мер", "Альберт").

Москва знала, что американцы работают над дешифровкой советских телеграмм. Уже в июле 1943 г., через пять месяцев после начала операции "Венона", резидент ГРУ в Нью-Йорке П.П. Михайлов ("Мольер") сообщил в Центр о том, что в одном из американских университетов группа офицеров в количестве 81 человека закончила курс обучения русскому языку. Эта группа должна была создать при Комитете начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США специальный отдел по криптографии (16). В 1948- 1949 гг. Москва была подробно информирована об успехе американцев и англичан в работе по дешифровке советских кодов; об этом сообщали сотрудник Британского министерства иностранных дел и советский агент К. Филби, а также "источники" из администрации США. В 1949-1951 гг. Филби даже посещал Арлингтон Холл и беседовал с Гарднером и другими участниками проекта "Венона". Более того, Филби систематически получал аналитические справки о работе по дешифровке депеш, о чем и информировал Москву (17).


14 Модин Ю.И. Указ. соч., с. 299-302.

15 7 августа 1943 г. сотрудник резидентуры НКВД в Вашингтоне подполковник Миронов (Марков) направил директору ФБР Э. Гуверу письмо, в котором не только раскрыл себя, но и сообщил о том, что Зарубин - резидент разведки НКВД. Миронов выдал работавших в США советских разведчиков Долгова, Квасникова, Кларина, Лунянова, Мороза, Семенова, Тарасова, Шевченко, Хейфеца. Донос Миронова способствовал проведению крупных контрразведывательных операций, направленных против советской разведки, среди которых был и проект "Венона". - Письмо Маркова Гуверу впервые опубликовано П.А. Судоплатовым. См.: Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., 1997.

16 PRO, HW 15/48. "Мольер" - "Директору", от 12.7.1943 г.

17 Перед отъездом в Вашингтон начальник британской военной контрразведки Ми-5 М. Олтфильд сообщил Филби, что 200 советских телеграмм уже расшифрованы. Стало известно, что в британском посольстве в Вашингтоне под условным именем "Гомер" скрывался советский шпион. Вскоре Филби установил, что это его университетский товарищ, секретарь посольства Д. Маклин.

стр. 110


По данным группы "Венона", текущая работа советских спецслужб в США шла по нескольким направлениям:

"XY" - высокая технология, включая "Манхэттенский проект", т.е. атомную программу США (18);

"белая линия" - белогвардейская русская эмиграция;

"пятая линия" - безопасность советского торгового флота;

"вторая линия" - работа против националистических групп (украинцев, прибалтов, кавказцев);

"техническая линия А" - изготовление поддельных документов;

"земляческая линия" - связь с компартией США;

"легендирование" - составление легенд, по которым могли бы действовать офицеры разведки НКВД.

11 июля 1940 г. "Барч" (военный атташе Кремер) направил из Лондона в Москву "Директору", т.е. руководителю разведки ГРУ в Западной Европе, подробный обзор материалов о британской политике на Балканах и в Средиземноморье и о советских и германских интересах в этом регионе. Использованная нами версия является пятой формулировкой телеграммы, что свидетельствует о том, что американские специалисты по дешифровке по ходу работы по проекту "Венона" неоднократно дополняли расшифрованную часть текста (19). В первом пункте Кремер обращал внимание "Директора", что английская пресса и официальные круги Великобритании распространяли мнение о том, что в близком будущем нужно ожидать больших событий в регионе Средиземного моря и на Балканах. Это связывалось со столкновением интересов СССР и Германии на Дунае и в Средиземноморье. Основанием для этих слухов служила предполагаемая поездка полпреда СССР в Турции А. Терентьева в Москву. Влиятельные англичане сообщали "хозяину метро" ("метро" - условное обозначение советского дипломатического представительства в Лондоне; т.е. речь идет о полпреде СССР в Великобритании Майском), что они не возражали бы, если бы Советский Союз получил в свое распоряжение морские проливы. "Барч" сообщал, что лишь только лейбористская газета "Дейли геральд" выступила со злобным комментарием по вопросу о советском господстве на морских проливах. Другие газеты выразили надежду, что в результате осложнения ситуации на Балканах Великобритания получит столь необходимую ей передышку. Ожидалось, что сэр С. Криппс, назначенный 28 июня 1940 г. британским послом в Москве, будет там обсуждать вопрос о проливах. Но об этом в прессе пока еще ничего не говорилось.

Это сообщение свидетельствует о том, что в документах проекта "Венона" освещались и актуальные политические темы. Оно показывает, что шифровки разведки, направляемые в Центр, так же как и дипломатические депеши содержали всевозможные слухи и различные мнения. Как Центр использовал эти сведения? Этот вопрос до сих пор остается открытым.

18 марта 1941 г. из Лондона в Москву была передана телеграмма, содержание которой относится к предварительной фазе германо-советского конфликта. В этот день "Барон" (возможно офицер ГРУ, имя которого не идентифицировано) направил сообщение в Москву "Администратору" (вероятно, это был полковник ГРУ Ф. Кузнецов, руководитель 1-го Западноевропейского отдела) (20). Документы свидетельствуют, что "Барон" обобщил многочисленные сообщения, поступившие из занятой германскими


18 Атомным проблемам советская разведка уделяла особое внимание. Уже в 1940 г. Москва получила первые сведения о начавшихся в Германии опытах. В шифровке от 10 августа 1940 г. в связи с сообщением о работе над бомбой, равной по мощности "1000 тонн динамита", упоминалось имя ректора Берлинского физического института В. Гейзенберга, под руководством которого группа немецких физиков в течение двух лет вела секретные атомные исследования. - PRO, HW 15/55. Сравни: Holloway D. Stalin and the Bomb. The Soviet Union and Atomic Energy 1939-1956. New Haven-London. 1994, p.83; Судоплатов П.А. Указ. соч., с.275-277.

19 PRO, HW 15/43.

20 PRO.HW 15/44.

стр. 111


войсками Европы. Он отмечал активное продвижение частей и соединений вермахта на восток. В конце февраля множество военных транспортов из Германии шли через Пльзень и Прагу на северо-восток, очевидно в направлении Польши. На дорогах северной Богемии и северной Моравии было обнаружено движение немецких пехотных колонн в направлении Польши. С 24 февраля 1941 г. подразделения противовоздушной обороны и резервисты вермахта прошли через Прагу в направлении Кенигграца (Градец Кралове). На железнодорожной линии Берлин-Лейпциг обнаружены движущиеся в восточном направлении поезда с артиллерией и бронетехникой. "Барон" сообщал в Москву о прохождении германскими войсками Колина, Чешской Требовы, Моравской Островы, Брно. В предшествовавшие отправке телеграммы десять дней большое количество германских воинских поездов проследовало от Пршерова через Моравску Острову в направлении Богумина и Кракова, причем один из эшелонов был необычных размеров. Велись разговоры о массовой передислокации частей вермахта в Польшу. Эти сведения подтверждались показаниями германских солдат.

Депеша "Барона", направленная в ГРУ, подтверждает выдвигаемый в основанных на материалах российских архивов новейших публикациях тезис о том, что советская разведка была хорошо информирована о подготовке нападения Германии на СССР (21). Телеграмма свидетельствует о наличии широкой и хорошо информированной советской разведывательной сети, действовавшей на территории протектората Богемии и Моравии, а также в Польше. Агенты могли, не опасаясь своего разоблачения, беседовать с немецкими солдатами или ссылаться не содержание бесед, которые вели третьи лица. Характерным примером юмора советских разведчиков и их ассоциативного мышления является условное слово, которым они обозначали Германию - "Колбасная".

После роспуска Коминтерна, именуемого в телеграммах "Большой дом". Центр инструктировал офицеров разведки НКВД о том, как вести себя с "друзьями" из иностранных коммунистических партий (22). В материалах "Веноны" находится циркуляр от 12 сентября 1943 г., направленный из Москвы в Канберру, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Оттаву и наверняка в другие резидентуры. Отправителем был генерал-лейтенант Фитин, который предписывал изменить конспиративную работу в связи с роспуском "Большого дома". "Виктор" играл центральную роль в создании советской агентурной сети в США; он получал через Фукса американские атомные секреты (23).

Работники резиденту? теперь должны были искать другие пути разведывательного сотрудничества с руководителями местных коммунистических партий. Эти партии Фитин называл "земляческими организациями". Существовала опасность того, что контакты с местными коммунистами могут привести к разоблачению офицеров НКВД и дать местным органам власти повод предполагать, что "Большой дом" все еще существует. Это было бы крайне нежелательно для советского руководства. Центр предложил прекратить личные контакты и не принимать материал от руководителей "земляческих организаций" для передачи в Москву. Сотрудникам НКВД было разрешено встречаться только с надежно законспирированными связными из местных коммунистов. Эти связные не должны были попадать под подозрение властей. Разговоры со связными должны были затрагивать лишь специфические аспекты разведывательной деятельности: налаживание контактов, "наводки", проверку так называемых "культивируемых источников". Для каждой встречи необходимо было заранее получить согласие "Виктора".

Москва предписывала неукоснительно соблюдать конспирацию. 2 декабря 1943 г.


21 См.: Chawkin В., Coppi Н., Zorja J. Russische Quellen zur Roten Kapelle. - Die Rote Kapelle im Widerstand gegen den Nationalsozialismus. Berlin, 1994; Секреты Гитлера на столе у Сталина. Март-июнь 1941 г. М., 1995; Новые документы из архивов СВР и ФСБ России о подготовке Германией войны с СССР 1940-1941 гг. - Новая и новейшая история, 1997, N 4.

22 PRO, HW 15/1.

23 Сравни: Knight A. Beria. Stalin's First Lieutenant. Princeton, 1993, p. 133.

стр. 112


Центр снова послал циркуляр, в котором требовал от сотрудников на местах строжайшим образом выполнять директивы (24). В телеграммах из Москвы, направленных резидентурам, - среди адресатов были Канберра, Гавана, Мехико, Оттава, Сан-Франциско и Нью-Йорк - указывалось на то, что недопустимо вмешательство оперативных работников в дела резидентур. Это вмешательство было следствием излишней разговорчивости и весьма доверительных отношений между сотрудниками. Каждый разведчик должен знать только то, что необходимо для выполнения его задания. Недопустимо вести дискуссии по оперативным вопросам в зданиях полпредств и консульств. Были даже случаи, когда в служебных помещениях официальных советских представительств проводились конференции с участием всех сотрудников резидентуры. Это недопустимо, так как здания могут быть оснащены подслушивающими устройствами. Центр жестко указывал на то, что категорически запрещается упоминать в разговорах фамилии сотрудников, стажеров (агентов) и других секретных работников, а также названия городов и стран. Вся эта информация должна быть зашифрована.

Подписавший циркуляр Берия (псевдоним - "Петров") (25) перечислял несколько случаев ошибок, допущенных при конспирации, в результате которых тексты шифротелеграмм не поддавались дешифровке. Берия рекомендовал заменить разговоры при встречах обменом записками, которые должны сразу же уничтожаться. К требованиям конспирации относилось также и соблюдение определенной дистанции между сотрудниками как на работе, так и в частной жизни. В случае нарушения предписаний Москвы и нарушения конспирации Берия грозил принять строгие меры. Циркуляр заканчивался констатацией того, что соблюдение конспирации зависит в значительной мере лично от главы резидентуры. Резидент не должен сообщать своим подчиненным никакой лишней информации - лишь необходимое для работы. Этот циркуляр по вопросам безопасности - один из тех документов проекта "Венона", который американцы не могли расшифровать в течение длительного времени.

Однако доступная исследователям документация содержит не только технические подробности повседневной разведывательной деятельности. Она также заключает в себе информацию, которая позволяет судить о материальном обеспечении советских служащих за рубежом. Например, шофер в советской военной миссии в Лондоне получал в 1945 г. оклад в 1380 рублей в твердой валюте. Курьер и стенографистка получали по 1035 рублей, в то время как оклад шифровальщика составлял 1656 рублей (26).

Эксперты команды "Венона" придавали большое значение раскрытию псевдонимов. В документах, доступ к которым историкам открыт, отмечалось, какие лица контрразведчикам удалось идентифицировать. Из мемуаров П.А. Судоплатова и Ю.И. Модина известны псевдонимы ведущих советских агентов: "Гомер", "Стюарт" - Дональд Маклин, "Медхен", "Хикс" - Гай Берджесс, "Тони" - Энтони Блант, "Стенли", "Том" - Ким Филби (27). Разумеется, псевдонимы в течение времени могли меняться. Все зарубежные коммунисты именовались "Земляками". Наркоминдел назывался по телеграфной связи "Синдикатом". При обозначении "гражданской" службы шифровальщиков появилось слово "Крыша" (28). Обозначение степени родства "Отчим" и "Дедушка" использовались как условные имена советских начальников, как будто речь шла о сицилийских "крестных отцах". Какое-то время полпред СССР в Вашингтоне М.М. Литвинов проходил как "Дедушка", а его заместитель А.А. Громыко - как


24 PRO, HW 15/1.

25 Псевдонимами высших руководителей советского государства служили простые и обыкновенные русские имена и фамилии. Берия имел также псевдоним "Павел", а министр госбезопасности СССР B.C. Абакумов был "Борисовым". - PRO, HW 15/16.

26 PRO, HW 15/45. От 8.10.1945 г.

27 Судоплатов П.А. Разведка и Кремль, с. 42, 274; Modin Y. My Five Cambridge friends. London, 1994. Ю.И. Модин отмечает, что в справках НКВД не упоминалось о любовной связи Бланта и Берджесса. Однако гомосексуальный характер отношений между ними был известен советской разведке, давшей Берджессу псевдоним "Медхен" - "Девушка" - Модин Ю.И. Указ. соч., с. 50, 91-92, 115-116.

28 PRO, HW 15/12. От 25.1.1947 г.

стр. 113


"Отчим" или "Заместитель Дедушки". Псевдоним "Дедушка" был весьма любим чекистами: они называли так и советского вице-консула в Нью- Йорке Е. Киселева. Полпред в Стокгольме А.М. Коллонтай получила кодовое имя "Хозяйка".

Следовало обязательно зашифровывать названия стран, городов и различных организаций. Обращает на себя внимание склонность сотрудников НКВД подбирать точные краткие обозначения из уголовного жаргона. Тот, кто выдумывал кодовые названия, явно обладал чувством юмора: госдепартамент США был назван "Банком", ФБР - "Хатой", а управление стратегических служб (УСС) (29)- "Избой". США обозначались как "Страна", министерство обороны США - "Арсенал". Вашингтон назывался "Карфаген", а Сан-Франциско- "Вавилон". Ю. Розенберг фигурировал в сводках сначала как "Антенна", затем как "Либерал". Для руководителя Коммунистической партии США Э. Браудера было выбрано прозвище "Рулевой". Министр финансов США Г. Моргентау проходил как "Набоб".

Условные имена, даваемые советской разведкой упоминаемым в донесениях людям, свидетельствуют о чувстве уважения, которое советские разведчики испытывали к некоторым западным политикам. Так, президент США бывший офицер флота Рузвельт получил прозвище "Капитан". Очевидно, советским разведчикам понравилась эта игра слов, поскольку преемник Рузвельта на посту президента США Г. Трумэн был назван "Матросом". Возможно, это был намек на то, что тот был сыном простого торговца из штата Миссури. Большего пренебрежения к себе со стороны советской разведки удостоился лишь британский премьер Черчилль, чей псевдоним был "Кабан". Родина "Кабана" именовалась то "Островом", то "Колонией", а кодовое название Лондона был "Сидон". "Закоулком" именовалось министерство иностранных дел Великобритании. Оперативная зона Мексика получила определение "Деревня".

Другое семантическое поле использовалось НКВД для обозначения советских организаций: "Профессором" именовалось МГБ, "Юристом" - ГРУ, а "Доктором" - морская разведка. Генеральное консульство СССР в Нью-Йорке получило название "Завод", в то время как занятые там офицеры госбезопасности работали в "Конторе". Для родственных служб НКВД использовало обозначение "Соседи", причем "Дальними Соседями" было ГРУ, а "Ближними" - МГБ. Организации, не контролируемые СССР, именовались "Конкурентами".

Развернувшаяся в СССР после второй мировой войны борьба с "безродными космополитами" отразилась и на менталитете советской разведки: сионисты в текстах НКВД фигурировали как "Крысы" (30). Атомная бомба скрывалась за кодовым названием "Энормоз". Научный руководитель центра в Лос- Аламосе Оппенгеймер в секретной переписке именовался "Директором индейской резервации", "Робертом" или "Векселем" (31). Старший сержант Д. Гринглас, который работал в мастерских


29 Управление стратегических служб США, действовавшее в 1942-1945 гг. и являвшееся предшественником ЦРУ. УСС возглавлял генерал-майор У. Дж. Донован, под началом которого служили свыше 30 тыс. чел. Аналитический центр УСС - главное, управление исследований и анализа (РА) возглавлял профессор истории Гарвардского университета У. Лангер. В РА работала большая часть американских ученых-обществоведов, среди которых были историки А. Шлезингер-старший, У. Ростоу, философ Г. Маркузе, экономисты Э. Масон, У. Хитч и др. Как отмечают Д.Е. Хейнс и X. Клер, в УСС активно работали 12 советских агентов. - Haynes J.Е., Klehr Н. Ор. cit., p. 194.

30 В период разгула антисемитизма в СССР и разоблачения так называемого "сионистского заговора" советская пропаганда приписывала американским властям проведение антисемитской кампании в связи с процессом над обвиненными в шпионаже в пользу СССР супругами Розенберг. Дело Розенбергов превратилось в один из мощных факторов пропаганды. - Судоплатов П.А. Указ. соч., с. 258-259. См. также: Люкс Л. Еврейский вопрос в политике Сталина. - Вопросы истории, 1999, N 7.

31 Как отмечает П.А. Судоплатов, Оппенгеймер не знал, что он фигурировал в оперативных материалах советской разведки. Ни Оппенгеймер, ни Ферми никогда не были советскими завербованными агентами. Однако жена скульптура Коненкова, "наш проверенный агент... сблизилась с крупнейшими физиками... Она сумела очаровать ближайшее окружение Оппенгеймера. Коненкова... постоянно влияла на Оппенгеймера и... уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже были нацелены наши нелегалы и агентура". - Судоплатов П.А. Указ. соч. с. 222-224. В книге П.А. Судоплатова приводится документ со штампом "Венона", содержащий данные советской разведкой Оппенгеймеру псевдонимы. - Там же, с. 498.

стр. 114


Лос-Аламоса, именовался "Калибр". Агент Г. Гольд имел псевдонимы "Арно" и "Раймонд", Фукс - "Чарльз" или "Реет", а отвечавший за финансирование военно-морского флота США сотрудник министерства финансов Г. Д. Вайт - "Юрист", а так же "Ричард". Просоветски настроенный профессор О. Ланге из Чикаго заслужил прозвище "Приятель". Работавший в Голливуде агент НКВД Б. Мороз был назван "Фростом" - его фамилия просто была переведена на английский. Б.Н. Ярцев (Рыбкин), сыгравший значительную роль в советско-финляндских переговорах 1938- 1939 гг., именовался "Кин" - как условное имя использовался второй слог его фамилии; жена "Кина" Александра скрывалась под псевдонимом "Ирина".

Этот специальный словарь условных обозначений и имен позволяет понять смысл многих поначалу весьма загадочных телеграмм. 4 августа 1944 г. резидентура в Нью-Йорке послала отчет о разговоре с "Юристом", который вел офицер Кольцов (32). Из фрагментов текста можно сделать вывод о том, что речь шла о составе послевоенного правительства Польши и позиции США в вопросе о переустройстве Восточной Европы. "Юрист" придерживался мнения, что в польском вопросе будет достигнут компромисс, который предусматривает устранение из правительства "наиболее враждебных элементов" - т.е. представителей польского Лондонского правительства в изгнании. Финляндия лишилась симпатий общественности в США, поэтому восстановление границы 1940 г. не встретит сопротивления со стороны Америки. Что касается прибалтийских государств, то США считают, что СССР присоединит их к себе, но возвращение к предвоенной ситуации не вызовет протеста США. "Юрист" убежден, что "Капитан" победит на выборах, если ему не помешает серьезная военная неудача. Выдвижение же кандидатуры Трумэна нацелено на то, чтобы завоевать голоса консервативного крыла партии. Из сообщений Вайта становится ясно, насколько глубоко советским спецслужбам удалось проникнуть в американское правительство (33). Через "Юриста" Сталин получил информацию о том, что его настойчивость в вопросе о границах 1941 г. не встретит сопротивления со стороны западных союзников: сталинская политика свершившегося факта казалась весьма успешной. Имена Вайта и Хисса упоминаются в меморандуме, который в 1939 г. президенту Рузвельту послал А. Берли, предостерегая его от советских шпионов. Но Рузвельт не высказал заинтересованности в этом вопросе (34).

Исследование проекта "Венона" дает возможность хотя бы предварительно оценить тот урон, который нанесли США такие деятели как Вайт. "Источники" советской разведки были в состоянии поставлять Москве точную информацию о намерениях Вашингтона и влиять на формирование точки зрения высших чинов администрации США (35).

Очевидно, разведка НКВД имела задание проследить, какой резонанс в США имело образование в июле 1944 г. в Люблине просоветского Польского комитета национального освобождения (ПКНО) и подписание договора о дружбе и союзе между СССР и ПКНО. В конце июля 1944 г. Красная Армия достигла Рижского залива и блокировала группировку германских войск в Прибалтике. 1 августа 1944 г. началось Варшавское восстание, а 3 августа в Москве Верховный главнокомандующий вооруженными силами СССР И.В. Сталин принимал премьер-министра польского правительства в изгнании С. Миколайчика. ПКНО воспользовался случаем, чтобы потре-


32 PRO,HW 15/25.

33 Вайт участвовал в разработке плана Моргентау и организовал систему Бреттона Вуда. Трумэн настолько доверял Вайту, что сделал его американским представителем в Международном Валютном фонде. Сравни: Rees D. Harry Dexter White: A Study in Paradox. New York, 1973.

34 Andrew Ch. Op. cit., p. 125.

35 Недавно стало известно, что нота госсекретаря Хэлла от 26 ноября 1941 г., предъявленная правительству Японии и являвшаяся, по сути, ультимативным требованием вывести японские войска из Китая и Французского Индокитая и выйти из Тройственного пакта была делом рук Вайта. - Энциклопедия военного искусства. Операции военной разведки. М., 1997, с. 477-490. О роли Вайта в американо-японском конфликте см. также: Известия, 6.IV.1996 г.

стр. 115


потребовать убрать генерала Сосновского с поста главнокомандующего польскими вооруженными силами.

Остается неясным, почему в 1944 г. американские эксперты получили распоряжение временно прекратить дешифровку советских телеграмм. Варнер и Бензон объясняли это влиянием первой леди США Элеоноры Рузвельт. Имя супруги американского президента упоминается в телеграмме советских секретных служб от мая 1943 г. В этой телеграмме утверждается, что резидентура в Нью-Йорке имеет доступ к окружению жены президента США. Однако доступные автору материалы проекта "Венона" не позволяют установить, кто конкретно имеется в виду: двое советских агентов - сестра американского посла в Берлине М. Додд и служащий госдепартамента США М. Стрейт были лично знакомы с первой леди США (36). Кроме того, считалось, что художница Ж. Адамс, написавшая портрет жены президента США, также является "источником" Москвы. Адамс была подругой Элеоноры Рузвельт и входила в ближайшее окружение президента. При этом Адамс тайно состояла в Коммунистической партии США и была тесно связана с ее "Рулевым" Браудером, который верил всему, что художница рассказывала о президенте и его приближенных. Однако к информации Адамс следовало относиться критически: Адамс была психически больной женщиной, склонной к безудержной фантазии. Свою жизнь художница закончила в клинике для душевно больных (37).

Усилия американцев привели к значительному сдвигу в раскрытии советской разведывательной сети. Была проведена повторная проверка показаний сознавшегося агента В. Чамберса. С помощью показаний курьера Э. Бентли (псевдоним "Умница"), которая была членом группы Г.Б. Овакимяна (псевдоним "Геннадий"), было раскрыто около 80 советских разведчиков (38). В апреле 1941 г. Овакимян был арестован, но суд над ним не состоялся: после нападения Германии на СССР он был выслан из США (39). Согласно результатам исследования Варнера и Бензона и сведениям шифровальщика советского посольства в Оттаве И. Гузенко, перебежавшего к американцам в сентябре 1945 г., показания "Умницы" подтвердили первые результаты по дешифровке советских депеш.

С помощью "Веноны" власти США приобрели материалы для агентурной деятельности сотрудников своих разведывательных служб. 9 июля 1943 г. от резидента НКВД "Луки" Фитину было направлено сообщение о том, что УСС получило из Лондона два секретных донесения (40). "Источником" "Луки" был сотрудник УСС Д.К. Ли (псевдоним "Кох"), который работал на Советский Союз. Одно из сообщений, датируемое 30 апреля, содержало информацию о различных взглядах, существовавших внутри британского руководства на проблему территориального устройства послевоенной Европы. Министр иностранных дел Великобритании Э. Иден был склонен поддержать позицию польского правительства в изгнании, в то время как Черчилль придерживался иной точки зрения. Британский премьер-министр предлагал отдать Белоруссию и Украину СССР, а Восточную Пруссию - Польше.

В задачи советских спецслужб входило наблюдение за русскими эмигрантами. Среди прочего речь шла о том, чтобы манипулировать информацией, получаемой от них американской общественностью. 3 марта 1945 г. резидентуре в Нью-Йорке было дано соответствующее распоряжение Центра (41). В Москве заинтересовались книгой бежавшего на Запад бывшего советского дипломата А. Бармина, которая должна была


36 Weinstein A., Vassiliev A. Op. cit., p. 50, 74.

37 Haynes J.E.. Klehr Н. Op. cit., p. 214-216.

38 West N., Tsarev О. The Crown Jewels. The British Secrets at the Heart of the KGB Archives. London, 1998, p. 238.

39 Thomas Н. Armed Truce. The Beginnings of the Cold War. London, 1986, p. 249; Феклисов А.С. За океаном и на острове. М., 1994, с. 51.

40 PRO, HW 15/19.

41 PRO, HW 15/28.

стр. 116


появиться на английском языке под названием "Единственный, кто уцелел" (42). Эмигрировав из СССР в 1939 г., Бармин опубликовал подробности бесед Сталина и Ворошилова, состоявшихся в начале 30-х годов. Фитин отдавал приказ: "Мы весьма заинтересованы содержанием этой книги, тем, где находится рукопись, сколько существует экземпляров, кто издатель, где она будет опубликована, как можно помешать публикации, возможно ли выкрасть рукопись... Немедленно телеграфируйте подробный ответ. Виктор".

Документы "Веноны" позволяют в общих чертах проследить, какие цели преследовал НКВД и какая информация передавалась в Центр. Например, в сентябре 1945 г. Фитин дал задание "Игорю" (секретарю советского полпредства в Лондоне К.М. Кукину) получить сведения о польском правительстве в изгнании (43). Фитин телеграфировал Кукину: "Имеются сведения, которые могут вынудить Лондон отправить в отставку некоторых членов польского правительства, входящих в группу Миколайчика. Игорь должен сделать все возможное для проверки этой информации и прислать детальный отчет". Это распоряжение свидетельствовало, что НКВД и другие советские спецслужбы располагали "источниками" внутри польского эмигрантского правительства в Лондоне - среди приближенных Миколайчика была утечка информации.

В июне 1943 г. резидентура разведки НКВД в Нью-Йорке послала в Москву подробное донесение о взглядах на дальнейший ход войны, господствовавших в правящих кругах США и Канады (44). "Директор" получил сообщение о том, что один "источник" передал информацию о военных планах союзников. Согласно этой информации, генерал Дж. Маршалл и адмирал Э. Дж. Кинг настаивали на том, чтобы отложить проведение наземных операций в Европе и ограничиться бомбардировками Германии с воздуха. Таким образом, в 1943 г. второй фронт в Европе открыт не будет. Наступление союзников начнется летом на Средиземном море. Из расшифрованных фрагментов телеграммы следует, что "Кинг и другие адмиралы" пользовались поддержкой профашистских кругов (очевидно, в США - Д. О'С.) и поэтому стремились к взаимному истощению вермахта и Красной Армии. Эти профашистские круги через Международный банк в Базеле поддерживали постоянный контакт с Германией. Благодаря военному корреспонденту ряда американских газет Болдуину стало известно, что этим летом в Европе не будет открыт второй фронт, американцы и англичане не хотят нести больших потерь и поэтому ждут, когда немцы начнут на Востоке новое крупное наступление. Если СССР окажется в критической ситуации, то планы изменятся и будет предпринято наступление во Франции и Голландии.

Сообщение исходило от Михайлова ("Мольера"), постоянно работавшего в генеральном консульстве СССР в Нью-Йорке. В начале мая 1943 г. от него было получено еще одно донесение о планах американцев (45). Не идентифицированный "источник Рандольф" подтверждал, что генеральная линия США определялась политикой выжидания. Болдуин сообщал об убеждении КНШ вооруженных сил США в том, что война в целом уже выиграна и США сумеют избежать крупных сражений. Можно позволить СССР собственными силами отразить новое наступление вермахта. По мнению КНШ, Германия в 1943 г. была не в состоянии осуществлять наступление по всему советско-германскому фронту, как это было в 1941 и 1942 гг. Очевидно, что инициативу скоро перехватит Красная Армия. Американская стратегия оставалась неизменной: тянуть время, дожидаясь результатов блокады, бомбардировок и роста германских потерь на Восточном фронте. По этим причинам темпы производства танков и вооружения для сухопутных войск в США были замедлены. В 1943 г. вторжение в Европу предпринято не будет. Возможно, оно состоится в следующем году; это


42 Книга Бармина была опубликована в 1939 г. в Париже под названием "Двадцать лет на советской службе. Тайны советской дипломатии".

43 PRO, HW 15/16. От 21.9. 1945 г.

44 PRO, HW 15/48. От. 9.6. 1943 г.

45 PRO, HW 15/48. От 7.5. 1943 г.

стр. 117


будет зависеть от размера германских потерь зимой 1943-1944 гг. На средиземноморском театре военных действий - все как прежде. Без больших потерь американцы занимают остров за островом. Вероятно, вторжение на Балканы было бы возможно в конце лета при условии взятия Сардинии, Сицилии и Додеканезских островов, если германская армия будет отвлечена масштабной операцией на восточном фронте.

Республиканец адвокат Керн, близкий губернатору Дьюи, сообщал: "Дьюи уверен в том, что второй фронт в Европе в этом году открыт не будет. Война продлится еще два-три года, так как американцы и англичане по политическим причинам избегают больших потерь. Республиканцы хотят использовать затягивание войны в качестве аргумента против выдвижения Рузвельта в президенты на четвертый срок".

"Мольер" цитировал журналиста Ленера: "В правящих кругах есть убеждение, что в этом году второй фронт открыт не будет. Рузвельт и Черчилль только делают вид, что они планируют открытие второго фронта, а на самом деле ждут взаимного ослабления Германии и СССР. Они готовы в конце концов заключить сделку с германскими промышленниками и военными; беседы Девея с промышленниками продолжаются". По сообщениям Керна, на которые ссылался Михайлов, госдепартамент США оказывал давление на президента Чехословакии Э. Бенеша с целью его сближения с польским правительством. Бенеш находился под большим влиянием американских антисоветских групп. Михайлов делал вывод, что в целом эта информация подтверждает прежние сообщения других "источников".

В ином фрагменте, который смогли дешифровать американские эксперты, Михайлов докладывал, что венгерская и румынская "белые гвардии" будут продолжать переговоры с союзниками. Все готовы пойти на большие уступки в пользу англичан и американцев, если союзники защитят их от СССР.

В мае 1943 г. Рузвельт и Черчилль согласовали вопрос о том, чтобы перенести вторжение во Францию на май 1944 г., а вместо этого провести наземную операцию в Южной Италии.

В мае 1944 г. "Май" сообщил в Москву, что У. Липпман (псевдоним "Империалист") сказал агенту "Сергею" об уверенности КНШ в успехе предстоящего вторжения союзников в Европу. В резерве находится достаточное количество обученных войск, которые можно послать генералу Д. Эйзенхауэру в качестве подкрепления. "Островитяне" отбросили свои сомнения. Черчилль был согласен с оперативными планами американцев (46).

Существует мнение, что информация спецслужб об отсрочке открытия второго фронта в Европе способствовала тому, что Сталин подверг предварительной проверке возможность заключения сепаратного мира с Германией. Для этого Советскому Союзу нужно было иметь политического партнера в лице оппозиционного Гитлеру представительства немецкого народа и армии. Роль прообраза будущего антигитлеровского правительства Германии должен был, по замыслу Сталина, сыграть созданный 12 июля 1943 г. в подмосковном Красногорске "Национальный комитет "Свободная Германия"" (НКСГ) (47). Есть очевидная связь между сообщениями советской разведки о планах западных союзников и созданием НКСГ (48). Хронологическая взаимообусловленность затяжки Запада с открытием второго фронта в Европе и созданием НКСГ подтверждается и документами "Веноны".

9 августа 1943 г. резидентура в Нью-Йорке направила в Москву телеграмму о реакции политических кругов США на создание НКСГ (49). "Директору" было сообщено, что "источник Рандольф" имел беседу с редактором журнала "Ньюсуик" Э. Линдлеем. Линдлей был тесно связан с госдепартаментом США и лично знаком с госсекретарем Хэллом. Линдлей сообщил, что создание НКСГ вызвало удивление в госдепартаменте.


46 Нью-Йорк - Москва, N 696-697, май 1944 г.

47 Chavkin В. Die deutschen Kriegsgefangenen in der Sowjetunion 1941-1955. - Forum fur osteuropaische Ideen und Zeitgeschichte, 1997, N 2, S. 179.

48 Weinberg G. A World At Arms. A Global History of World War Two. Cambridge, 1994, p. 611.

49 PRO, HW 15/48.

стр. 118


Далее в телеграмме была ссылка на договоренность союзников с королем Италии проводить консультации без участия СССР. Однако экспертам "Веноны" не удалось расшифровать весь текст документа, что не позволяет с уверенностью утверждать, не рассматривало ли руководство госдепартамента создание НКСГ как реакцию на переговоры союзников в Италии. Во всяком случае, невозможно точно установить, о ком именно идет речь в следующем предложении: "Он рассматривает образование НКСГ как доказательство того, что СССР будет принимать односторонние решения". Ясно лишь, что высказывается мнение о том, что НКСГ был нужен для создания в Германии дружественного СССР правительства. Чье это мнение - Линдлея или Хэлла? Без полного текста документа ответить на этот вопрос невозможно. Обратимся к расшифрованной части этой телеграммы. Согласно сообщению, госдепартамент настаивал на том, чтобы президент Рузвельт потребовал от СССР объяснений по поводу образования НКСГ и получил гарантии, что в соответствии с декларацией НКСГ СССР не заключит с ним сепаратный мир как с новым правительством Германии.

Образование НКСГ вызвало негативную реакцию в польском правительстве в Лондоне, и оно обратилось к госдепартаменту с предложением не признавать НКСГ.

В день создания НКСГ резидентура в Нью-Йорке направила в Центр новую телеграмму (50). "Источник" Л.Э. Минс ("Смит") сообщал, что он имел беседу с заместителем начальника русского сектора УСС Дж. А. Моррисоном. Моррисон упоминал о группе офицеров батальона связи министерства обороны США, известной как "Двенадцать апостолов". Среди этих офицеров пропагандировалась идея возможной войны против СССР. По мнению Моррисона, недавно были начаты приготовления к такой войне. Цель - подготовить почву для сохранения многочисленной армии США в Европе после окончания войны с Германией, что позволило бы генералам сохранить свои высокие посты и большое жалование. Моррисон полагал, что эти планы являются лишь одним из мероприятий милитаристской клики, нацеленных на установление военной диктатуры в США. Он говорил также о трениях внутри администрации Рузвельта и разногласиях между администрацией и Конгрессом. Удалось расшифровать фрагмент документа, названный "Передача власти в руки военных после войны". "Смит" беседовал также со служащим администрации, занимавшимся планированием организации управления освобожденными от войск противника территориями С. Гайденом. Гайден говорил о существовавшей в то время тенденции перехода к военной диктатуре, которую поддерживает группа крупных промышленников. Служащий министерства финансов Г. Вольнер имел разговор со "Смитом" на ту же тему. По словам Вольнера, в США наблюдается тенденция к созданию диктатуры фашистского типа. Возможно, сообщения такого рода укрепляли недоверие советского руководства к политике США.

Намного больше, чем к администрации Рузвельта, советское руководство испытывало недоверие к ставшему после смерти Рузвельта президентом США Трумэну. Это подтверждается оценками политики Трумэна, содержащимися в тайных сообщениях. "Источник" разведки НКВД "Сергей" (корреспондент ТАСС в Нью-Йорке B.C. Правдин) информировал Фитина о ходе учредительной конференции ООН, проходившей в Сан-Франциско в апреле-июне 1945 г. В конце мая "Сергей" послал в Москву подробное донесение. По данным "Сергея", в результате прихода к власти Трумэна американская внешняя политика претерпит значительные изменения, которые в первую очередь коснутся отношений с СССР (51). Это объясняется давлением тех деловых кругов, которые в прошлом не были в состоянии оказывать влияние не внешнюю политику США. Правдин констатировал: проводится организованная кампания с целью принудить Трумэна изменить политику по отношению к СССР. Кампания, развернувшаяся в реакционной прессе США, рассчитана на то, чтобы


50 PRO, HW 15/48. От 12.7.1943 г.

51 PRO, HW 15/28. От 25/26.5.1945 г.

Правдин (B.C. Хавкин) занимался также вербовкой агентов. Он завербовал Дж. Коплона (псевдоним "Сима"), - Нью-Йорк - Москва, N 27 от 8.1.1945 г.

стр. 119


изменить механизмы формирования внешнеполитических решений: внешняя политика США более не будет определяться одним только президентом, как это было во времена Рузвельта. Возрастет влияние Конгресса, включая тех его членов, которые враждебно настроены по отношению к СССР. Поскольку Трумэн плохо разбирается во внешней политике, реакционеры в Конгрессе и за его пределами возлагают надежду на то, что внешняя политика полностью перейдет в их руки. Во главе антисоветской кампании стоят представители госдепартамента, армии и флота. Среди прочих следует назвать Маршалла и Кинга. Информаторы Правдина, к которым относился и влиятельный политический деятель Липпман, сообщали, что одним из наиболее рьяных антисоветчиков был "Капиталист" (возможно А. Гарриман). В частных беседах "Капиталист" выражал мнение, что СССР стремится к мировому господству. Трумэн прислушивался к советам, раздававшимся из кругов госдепартамента и вооруженных сил.

Предостережения Правдина об определяющем влиянии крупного капитала на американскую политику усиливали недоверие Москвы к Вашингтону и способствовали росту тенденции видеть в США нового врага. Следует заметить, что именно Гарриман в мае 1944 г. жаловался на ФБР, которое везде видело происки коммунистов. В этом смысле он не соответствовал клише "ненавистник коммунистов", часто употребляемом советскими спецслужбами (52).

Годы второй мировой войны были вершиной в деятельности советской разведки. Она имела доступ по меньшей мере к одному сотруднику Белого дома, а также к заместителю министра финансов, советнику госдепартамента, помощнику директора УСС и сотруднику министерства юстиции. Существовало еще множество агентов и "источников" в военно- технических и научных учреждениях, способствовавших, в частности, проникновению в атомную программу США. В Великобритании советская агентурная сеть была еще шире, чем в США. В британской столице во время войны были идеальные условия для работы советской разведки, так как все маневры британской контрразведки были заранее известны советским спецслужбам (53).

Операция "Венона" способствовала укреплению системы государственной безопасности в США и Великобритании. Общественность этих стран была встревожена большим количеством арестов, увольнений и скандалов. В неожиданном выявлении сведений о коммунистическом проникновении был один из источников страха перед "скрытыми врагами из Москвы", достигшего своего пика во времена маккартизма.

Историческое значение документов проекта "Венона" велико: они позволяют по-новому взглянуть на многие проблемы американо-советских отношений времен "холодной войны". Разумеется, к этому ценному историческому источнику следует относиться критически. Подвергая материалы проекта "Венона" источниковедческому анализу, можно установить, что исследователям стал доступен большой массив документов, которые сотрудники спецслужб (как советских, так и американских) рассматривали только с точки зрения своих специфических задач, не учитывая их политического значения в общем контексте "холодной войны".

Научное сотрудничество историков Запада и России позволит дать ответы на многие вопросы проекта "Венона", раскрыть тайную историю советско- американских отношений времен "холодной войны". Исследование документов "Веноны" начато. Впереди - годы кропотливой работы.


52 Thomas Н. Ор. cit., p. 249.

53 Ю.И. Модин вспоминал, что летом 1944 г. он был буквально завален донесениями трех десятков агентов. Эти сообщения даже не удавалось полностью обработать. - Modin Y. Ор. cit., р. 51, 109.

стр. 120


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Основанный на документах ЦРУ США очерк историка из ФРГ д-ра Д. О.'Салливана представляет, без сомнения, большой научный интерес: в нем дана, хотя неполная и односторонняя, но в целом объективная картина деятельности советской разведки в Америке.

Однако после прочтения очерка требуются некоторые пояснения. 4 ноября 1952 г. в США появилась новая разведывательная служба - Агентство национальной безопасности (АНБ). АНБ входит в состав министерства обороны США и занимается перехватом закрытых каналов связи и дешифровкой кодированных сообщений. В настоящее время в АНБ работают свыше 100 тыс. чел., из совокупного бюджета в 30 млрд. долл. США, расходуемого на все разведывательное сообщество США, включающее 15 организаций, АНБ поглощает свыше 20 млрд. долл.

У АНБ были свои предшественники. В 20-е годы криптоаналитики министерства военно-морских сил США вели работу по вскрытию дипломатических и военно-морских шифров Японии. В 1930 г. военные криптоаналитики пытались расшифровать около трех тысяч шифрованных телеграмм советской торговой миссии "Амторг". Но безуспешно: советские шифры оказались стойкими.

В ноябре 1944 г. начальник Управления стратегических служб США, являвшегося предтечей ЦРУ, У. Дж. Донован купил у финнов полторы тысячи слегка обгоревших страниц шифровальных блокнотов НКВД, которые были захвачены во время советско-финляндской войны 1939-1940 гг. О покупке Донован не информировал даже президента Ф. Рузвельта. Однако государственный секретарь США Э. Стеттиниус, узнавший об этом факте, убедил Рузвельта в том, что негоже ради сиюминутной выгоды ставить под удар отношения с СССР - главным союзником США по антигитлеровской коалиции. В 1945 г. шифровальные блокноты НКВД были переданы советскому послу в Вашингтоне А.А. Громыко.

Советская разведка, используя свои возможности в США, узнала, что американцы бросили большие силы на чтение шифропереписки между советскими учреждениями в США и Москвой. Американским криптоаналитикам удалось примерно на 70 процентов дешифровать одну телеграмму, направленную в Москву "Амторгом". Специалисты в Москве пришли к выводу о том, что телеграмма была дешифрована в результате грубейшей ошибки шифровальщика, допустившего повторное использование одного и того же листа шифроблокнота.

В 1945 г. Элизабет Бентли, любовница генерального секретаря Коммунистической партии США Браудера, осуществлявшая связь между Браудером и резидентурой советской разведки, явилась с повинной в ФБР. Бентли выдала контрразведке имена нескольких десятков агентов, работавших в годы войны на НКВД. В результате в США прошли громкие судебные процессы над агентами Москвы, началась "охота на ведьм".

В том же году шифровальщик резидентуры ГРУ Гузенко совершил предательство и остался в Канаде. Он также выдал много совершенно секретных сведений, включая шифры. Шифры НКВД сразу же сменил, однако старые шифротелеграммы, которые отправлялись с международного телеграфа в Вашингтоне в виде групп пятизначных цифр, стали добычей американской контрразведки.

К моменту создания АНБ американцы накопили значительное количество шифротелеграмм различных советских учреждений в США, включая резидентуры чекистской и военной разведок. С появлением электронно- вычислительных машин процесс их дешифровки пошел быстрее, хотя и не привел к скорым результатам. Проект дешифровки получил кодовое наименование "Венона", что означает "яд, отрава". В 1996 г. американцы, как отмечается в очерке, рассекретили значительное число материалов, относящихся к деятельности советской разведки в США в годы второй мировой войны. Однако множество документов не расшифрованы и не рассекречены до сих пор.

стр. 121


Советские специалисты разработали и использовали весьма стойкие шифры, которые, по их оценкам, могли быть расшифрованы только через пятьдесят лет. Опубликованные по проекту "Венона" документы не дают возможности судить о том, в какой степени справились американцы с этой задачей. Отметим, что многие приводящиеся в "документах КГБ" сведения о разведывательной деятельности тех или иных американцев в пользу СССР не соответствуют действительности. Скорее всего, ценная секретная информация была получена ЦРУ от предателей и перебежчиков Носенко, Голицына, Гордиевского, Мартынова, Полещука и прочих. Что же касается упоминаемого в очерке сотрудника вашингтонской резидентуры подполковника Миронова, то он действительно направил в ФБР и в Москву на имя Берии письмо, в котором обвинял резидента НКВД Зарубина, находившегося в США с паспортом на имя Зубилина, и его жену Елизавету Зарубину в том, что они завербованы ФБР. Зарубина с супругой, которая также была видной советской разведчицей, в 1944 г. отозвали в Москву. В результате служебного разбирательства все обвинения против них были сняты, а Миронов, оказавшийся душевно больным человеком - шизофреником, помещен в психиатрическую больницу. Об этом рассказывается в новой книге известного советского разведчика Героя России полковника СВР в отставке А.С. Феклисова (1).

В целом документы "Веноны" показывают, насколько эффективно работала советская разведка в годы второй мировой войны. Отметим, что главной задачей советской разведки было не вмешательство во внутренние дела Вашингтона, а своевременное выявление политических и дипломатических намерений США в отношении СССР, а также выяснение их планов в отношении противников - Германии и Японии и союзной Вашингтону и Москве Англии. Напутствуя Зарубина перед командировкой в Вашингтон, Сталин сказал: "Ваша главная задача - смотреть за тем, чтобы правящие круги США не сговорились с гитлеровской Германией и не закончили войну сепаратным миром" (2). Советская разведка, как показала история, успешно выполнила эту задачу.

Что же касается США, то они сумели вскрыть японские шифры и в годы второй мировой войны читали всю шифропереписку японского посла в Москве, о чем было известно советской разведке. Из этой переписки руководящие круги США постоянно убеждались в том, что Кремль ведет честную игру в отношении своих союзников по антигитлеровской коалиции и что Москве можно доверять.

В.Н. Карпов, полковник, старший консультант пресс-бюро Службы внешней разведки России


1 Феклисов А.С. Признания разведчика. М., 1999.

2 Очерки истории Российской внешней разведки, М., 1999, т. 4, с. 203.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОЕКТ-ВЕНОНА-НЕИЗВЕСТНЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ЦРУ-США

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. О'САЛЛИВАН (ФРГ), ПРОЕКТ "ВЕНОНА": НЕИЗВЕСТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЦРУ США // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.01.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОЕКТ-ВЕНОНА-НЕИЗВЕСТНЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ЦРУ-США (date of access: 29.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. О'САЛЛИВАН (ФРГ):

Д. О'САЛЛИВАН (ФРГ) → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
450 views rating
14.01.2020 (320 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Органы управления отечественного Военно-морского флота в 1917-1921 гг.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Н. Н. Полянский - непременный член Московского губернского присутствия
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
"Якобсон, конечно, возмутится..."
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Многими авторами рассматривался “парадокс близнецов” и большинство из них придерживаются выводов А. Эйнштейна по этому вопросу в той или иной форме видоизменяя его. Поэтому в данной статье рассмотрены некоторые вопросы, по теории относительности А. Эйнштейна и показаны ряд неточностей и ошибок, которые, в конечном итоге, привели к неверным выводам и постулатам этой теории. Показано, что положение А. Эйнштейна о влиянии движения системы на возраст живых, заключенных в футляр, является не верным, т.к. оно противоречит постулату о равенстве физических законов в инерциальных системах
Catalog: Физика 
2 days ago · From джан солонар
Реликтовое излучение можно рассматривать как элементарные волны возмущения эфирной среды, фотонов и гравитонов, состоящих из микроэлементарных частичек - реликтов и фононов, которые являются квазистабильными частицами, не распадающимися на более мелкие частицы.
Catalog: Физика 
2 days ago · From джан солонар
Вьетнам принимал 37-й Саммит АСЕАН с 12 по 15 ноября 2020 года. В условиях беспрецедентной региональной и глобальной неопределенности под председательством Вьетнама АСЕАН проявила решимость и стойкость, став сильнее, чем раньше.
Выдающийся успех в организации саммита АСЕАН 2020 помог Вьетнаму стать специальным гостем саммита G20 По приглашению Короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук принял участие в Саммите «Большой двадцатки» (группа двадцатки, G20), который состоялся в онлайн-формате. Это важная многосторонняя дипломатическая деятельность Вьетнама в этом году в качестве Председателя АСЕАН-2020 и непостоянного члена Совета Безопасности ООН на срок 2020-2021 гг., что демонстрирует конструктивный дух, ответственный вклад Вьетнама в решение глобальных вопросов.
Мир глаз наших как бездна без центра — рознь Истине. Древние зрили его Колесом на Оси, Боге и парой Вечности, Огня, и бренья, его тени, в сцепке колец сих Луною как осью в восьмерку ∞. Разъяв их и Вечность поправ как пустяк, гонцы Зла, нас губя, сняли тем Луну с неба — и, скрепы лишась, Мир распался в очах, став той прорвой, что зрим мы сейчас.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Во время ковида популярность онлнай игр только возросла. По статистике Ассоциации производителей интернет-игр, в 2020-м году нагрузка на сервера возросла на 170% в сравнении с аналогичным периодом в 2019-м году.
Catalog: Разное 
4 days ago · From Россия Онлайн
Жизнь во время ковида. "Лев" рекомендует "Суши-бар" (обзор слота)
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·200 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОЕКТ "ВЕНОНА": НЕИЗВЕСТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЦРУ США
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones