Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9120

Share with friends in SM

В начале было слово.

Евангелие от Иоанна

  
  
 Жизнь - без начала и конца  
 Нас всех подстерегает случай.  
 Над нами - сумрак неминучий,  
 Иль ясность божьего лица? 
  
 

А. Блок. Возмездие

Все события, происходящие в мире, бывают или случайными, или закономерными, или преднамеренными. Это аксиома. Совершенно очевидно, что всё многообразие Вселенной возникло под воздействием только или случайностей, или закономерностей, или чьих-то намерений. Во всяком случае, никаких иных событий человечеству наблюдать пока что не приходилось.

Обычно под событием понимают какое-то, имеющее определенную законченную форму изменение. Действительно, если ничего не меняется, значит, нет и события. Но изменение - это всего лишь завершающий этап любого события. Само по себе изменение всегда является результатом взаимодействия двух или нескольких объектов. Не случайно слово "событие" буквально означает совместное бытие. Так же, как "содействие" значит совместное действие, "согласие" - совместный глас, "сожительство" - совместное жительство, "сознание" - совместное знание и т.д.

Если один материальный объект действует на другой, между ними, конечно, возникает односторонняя причинно-следственная связь, по которой действие первого объекта на второй является причиной какого-то изменения. Но второй объект по известному нам ещё со школьной скамьи закону Ньютона обязательно

стр. 139

противодействует первому, и между ними тут же устанавливается противоположно направленная обратная причинно-следственная связь. Так возникает взаимодействие - процесс, объединяющий в себе и действие, и противодействие. Взаимодействие - неизбежное следствие любого материального действия. Сугубо односторонних причинно-следственных связей в материальном мире не существует, и всякая причина всегда приводит к своему следствию только через взаимное действие объектов друг на друга. Или, другими словами, через сумму противоположно направленных причинно-следственных связей.

Но этим, конечно, не исчерпывается вся сложность такого явления, как событие. Любое взаимодействие в свою очередь, естественно, является результатом движения объектов. Причем, движение, приводящее объекты во взаимодействие, может быть каким угодно: физическим, химическим, биологическим, психологическим, социальным и т.д. Отсюда и события бывают самыми разнообразными. Таким образом, первой стадией события является движение объектов, второй стадией - взаимодействие объектов и третьей - их изменение.

Но на практике возможны такие виды событий, которые оказываются лишены какой-то из своих составных частей, и тогда возникают незавершенные события. Например, относительное, прямолинейное и равномерное движение объектов, не приводящее к их взаимодействию, сводится лишь к изменению расстояния между ними. Изменение одного только расстояния является изменением скорее информационным, чем материальным, так как расстояние - понятие одномерное, а наше пространство трехмерно. Кроме того, изменение расстояния не требует изменения внутреннего состояния материальных объектов, т. е. оно не ведет вообще ни к какому изменению их качества.

Возможны также такие незавершенные события, при которых присутствует взаимодействие, но отсутствует движение. В таком случае взаимодействие носит стационарный характер, и оно также не приводит ни к каким изменениям, а значит, и ни к каким полноценным событиям. Примером такого стационарного взаимодействия может служить зажатая в тисках деталь. Давление между ними есть, а движения нет никакого, и поэтому нет ни изменений, ни полноценных событий.

И, наконец, возможны даже такие незавершенные события, при которых присутствует и ускоренное движение, и взаимодействие, но изменений всё равно никаких нет, а, значит, и полноценных со-

стр. 140

бытий так и не наступает. Речь идет о свободном и равномерном вращении по инерции. Такое движение, хоть и фиксируется по различным центробежным силам, которые постоянно растягивают вращающийся объект, но взаимодействие частей внутри этого объекта носит стационарный характер. В принципе оно ничем не отличается от того взаимодействия, которое возникает между тисками и деталью. Оно также не сопровождается внутренними движениями и изменениями, и поэтому никаких внутренних событий при свободном вращении не происходит. Если же какое-то движение приводит к изменению его внутреннего состояния, оно всегда проявляется внутри объекта в виде движения между его частями. И такое изменение делает любое событие вполне полноценным. Получается, именно внутреннее изменение, изменение качества объекта является настоящим, реальным изменением, главным признаком полноценного события. Но такое изменение в принципе невозможно без взаимодействия. Например, при изменении температуры обязательно необходим тепловой обмен с внешней средой. В однородной среде, находящейся в замкнутом пространстве, любое нагревание или охлаждение в принципе невозможно - это противоречило бы закону сохранения энергии. Если изменение температуры в какой-то изолированной от внешнего мира среде всё-таки происходит, значит, среда не однородна, и в ней всегда можно выделить минимум два объекта: один теплее, а другой холоднее. Тогда изменение температуры, как и всякое изменение внутреннего состояния, оказывается событием, обусловленным взаимодействием различных частей одного объекта, что в принципе ничем не отличается от той ситуации, в которой взаимодействуют разные объекты.

Итак, любое сугубо материальное событие является следствием движения вступающих во взаимодействие объектов, которые в результате этого взаимодействия претерпевают различные изменения своего внутреннего состояния. Само взаимодействие - это всегда сочетание противоположно направленных естественных природных причинно-следственных связей, являющихся непосредственным следствием естественных природных свойств объектов. Поэтому всякое взаимодействие, всякое изменение, а, значит, в конечном счете, и всякая завершающая стадия любого события могут быть только закономерными и никакими другими. Но кроме взаимодействия и изменения у любого полноценного события есть ещё и начальная стадия в виде движения, которое этому взаимодействию предшествует и является его причиной.

стр. 141

Однако у этого движения тоже должна быть своя причина в виде какого-то взаимодействия. Если причиной движения объектов оказывается взаимодействие, возникающее между ними же, а не между какими-то другими, внешними по отношению к данному событию объектами, то в таком событии и у движения, и у наступающего вследствие этого движения изменения оказывается одна и та же общая для всего события в целом причина - закономерное взаимодействие между одними и теми же объектами. Тогда и всё событие, имеющее на всем своем протяжении только одни закономерные причины, также оказывается вполне закономерным. Если же между объектами-участниками событий не установилось внутренней связи, которая привела бы их в движение, а событие всё равно произошло, значит, их привело в движение взаимодействие с какими-то другими, внешними по отношению к данному событию объектами. Значит, у этого события оказываются какие-то внешние причины. И таких причин, в отличие от закономерного события, должно быть не менее двух, потому что, как было показано выше, в каждом событии должно участвовать не менее двух объектов, иначе никакое взаимодействие просто невозможно.

Действительно, у движения, приводящего объекты во взаимодействие, может быть не одна и даже не две, а сразу несколько причин. Событие при этом всё равно остается одно, потому что у этих разных причин одно следствие. И если каждая из этих причин вполне закономерно вносит свой вклад в общее следствие, то их сочетание никакими естественными, материальными причинами обусловлено быть не может. И тогда сумма всех изменений, которые внесли причины, оказывается, с одной стороны, конечно, причинно обусловлена, но с другой стороны, сочетание этих причин всё равно остается абсолютно беспричинно. И поэтому, в конечном счете, беспричинным оказывается и сам результат такого события. Именно эта причинная недообусловленность сочетания разных причин одного общего следствия создает некое, ничем не регламентированное поле свободы, в рамках которого и становятся возможными такие интересные процессы, как усложнение и упрощение строения различных объектов, развитие, деградация и т.п.

Разные причины одного события могут действовать не только параллельно, но и последовательно. Очень часто результат события возникает под воздействием совершенно беспричинного сочетания двух разных неполных закономерных событий, одно из которых является начальной стадией этого события, а другое - его завершающей стадией. Главная особенность такого события состоит в

стр. 142

том, что у каждой его части (и у движения, и у взаимодействия) появляются свои отдельные закономерные причины. И тогда между частями события возникает разрыв причинно-следственной цепочки. Результат такого события также оказывается беспричинным.

На практике же каждое следствие, в конечном счете, всегда является результатом сочетания сразу нескольких причин. Поэтому каждое событие обязательно несет в себе какой-то элемент случайности, элемент недостаточной причинной обусловленности. Есть, правда, один фактор, который вопреки естественным законам материального мира способен объединять разные причины одного и того же события в одну, единую причину. И тогда оказываются возможны самые невероятные события. Этот фактор называется намерение. Если сочетание причин какого-то события явилось результатом живого намеренного воздействия, то такое событие получается уже не случайным и не закономерным, а преднамеренным. Приведем простой пример: яблоко падает с дерева на землю. Между яблоком и планетой Земля всегда действуют закономерные силы взаимного притяжения. Эти силы являются причиной и их движения, и их столкновения. Поэтому и падение, и удар, и связанные с ним изменения - всё это результаты закономерного взаимного притяжения двух объектов, т. е. составные части одного закономерного события. А вот между яблоком и, к примеру, головой Ньютона до их соударения вообще не было никакой связи и, соответственно, никакого взаимодействия. Ни закономерного, ни преднамеренного. Но событие все-таки произошло. Можно сказать, произошло два последовательных события: первое - незавершенное закономерное в виде ускоренного движения яблока в направлении Земли и второе, являющееся завершающей стадией всего события в виде закономерного разбивания яблока об голову Ньютона. И хотя сами процессы движения яблока и физического взаимодействия головы с яблоком по отдельности как самостоятельные события были полностью детерминированными, надо признать, что движение яблока в направлении именно головы бедняги Исаака причинно вообще ничем не было обусловлено. Значит, их столкновение и произошедшие затем с ними закономерные изменения были беспричинными и абсолютно случайными, что, кстати, не помешало потом этому событию иметь огромные последствия для развития всего человечества.

Однако истинной причиной открытия закона всемирного тяготения явилось не столько случайное совпадение яблока с головой Ньютона, сколько постоянно жившее в этой замечательной голове

стр. 143

намерение видеть естественные закономерности во всем, что её окружает. Но при анализе последствий этого события надо учитывать, что сам процесс открытия новых истин относится к явлениям особого информационного нематериального мира, в котором движутся, вступают во взаимодействие и изменяются не реальные объекты, а их нематериальные, абстрактные образы, движение которых не подчиняется законам природы материального мира.

Закономерное событие - результат взаимодействия материальных объектов, движение которых вызвано установившейся между ними с самого начала события естественной, закономерной связью: физической, химической и т.п. Эта связь определяется материальными свойствами самих объектов-участников. Она является причиной как их движения, так и их взаимодействия, т. е. причиной события, и представляет собой прямое проявление действия законов природы. А действия законов природы, как известно, неизбежны и неискажаемы. Поэтому такие события абсолютно детерминированы и совершаются они со 100%-й вероятностью. Движение Земли вокруг Солнца происходит под воздействием сил инерции и взаимного притяжения, т. е. между Землей и Солнцем установлено естественное прямое физическое взаимодействие, приводящее к тому, что они неизбежно вертятся друг вокруг друга. Параметры орбиты Земли определяются двумя действующими параллельно закономерными причинами. С одной стороны, массы Земли и Солнца оказывают свое закономерное воздействие на траекторию их движения, а с другой стороны, скорость, или точнее, определенный уровень кинетической энергии движения Земли вокруг Солнца также оказывает на орбиту Земли свое закономерное воздействие. Вроде бы всё так закономерно, что дальше некуда.

Но когда-то и планеты, и само Солнце образовались из облака космической пыли и газа под воздействием огромного количества разных, совершенно не связанных друг с другом факторов, т. е. случайно. И во времена их образования сочетание их масс и энергий, которое только и определяет все параметры их теперешних орбит, никакими законами природы регламентировано не было. Потому что таких законов просто нет в природе. Образование масс и наделение их тем или иным количеством кинетической энергии происходило независимо друг от друга, т. е. беспричинно, по воле случая. Кроме того, совсем не исключено, что когда-нибудь планета Земля столкнется с достаточно крупным метеоритом, совершенно случайно залетевшим в нашу Солнечную систему, и её вращение вокруг Солнца перестанет быть таким уж закономерным.

стр. 144

Получается, в любом, даже самом неизбежном событии возможна какая-то неоднозначность, какая-то неопределенность, недостаточная причинная обусловленность. Но всё это совсем не значит, что движение небесных тел совершается по воле случая. Просто в такой ситуации по воле случая одно закономерное событие заменяется на другое закономерное событие. Только и всего. Поэтому, кстати, философы и утверждают, что все закономерности проявляют себя через случайности.

Случайные события.

При игре в рулетку шарик, согласно всем законам физики, движется в одну сторону, а сама рулетка тоже под воздействием своих естественных и абсолютно независимых от шарика причин - в другую. В конце их движения возникает совпадение шарика с одним из секторов рулетки. Конечно, если крупье не имеет намерения обмануть казино, попадание шарика в тот или иной сектор рулетки каждый раз обусловлено огромным количеством различных очень мелких, но вполне естественных и закономерных причин. Тут и скорость, с которой крупье раскручивает рулетку, и скорость, с которой он кидает шарик, и место, в которое попадает шарик в момент бросания, и многое, многое другое. Однако если у крупье нет никакого злого умысла, никакого намерения, то между движением рулетки и движением руки крупье нет никакой специальной причинно-следственной связи, и сочетание всех этих причин (всех этих закономерных событий), которое только и определяет, где остановится шарик, оказывается причинно вообще ничем не обусловлено. Оно поистине беспричинно. Поэтому в идеале случайное событие есть событие, порожденное беспричинным сочетанием других событий, т. е. случайное событие есть событие беспричинное, недетерминированное и (ничего не поделаешь!) самим фактом своего существования грубо нарушающее один из основополагающих законов бытия - закон причинности. Из-за отсутствия причинно-следственной связи между движущимися относительно друг друга и вступающими во взаимодействие объектами (рукой крупье и рулеткой) возникает ситуация с возможностью реализации многих беспричинных и поэтому совершенно равновероятных событий. Предсказать заранее, куда именно попадет на рулетке шарик, невозможно в принципе. А вот вычислить степень неопределенности такой ситуации и вероятность каждого из возможных событий довольно просто. Предположим для простоты, что секторов на рулетке 50. Тогда её неопределённость равна 50-ти, а вероятность, что выпадет именно тот сектор,

стр. 145

который мы загадали заранее, равна 1/50, или 2%, потому что из всех возможных 50-ти вариантов разных событий мы делаем только одну попытку. Если же мы сыграем на рулетке два раза, то неопределенность всей игры будет равна 25, а вероятность успеха 1/25, или 4%. Если возможных событий всего два, как, например, при подбрасывании монеты, то неопределённость такого эксперимента будет равна 2-м, а вероятность каждого из двух возможных событий равна 1/2, или 50%. Вероятность случайных событий в данной неопределенной системе называется среднестатистической вероятностью. Равенство вероятностей всех возможных в данной неопределенной (или вероятностной) системе легко подтверждается экспериментально. Это доказывает, что между порождающими случайность объектами действительно нет никакой специальной связи, которая могла бы стать причиной как их движения, так и их взаимодействия на стадии изменения. Иначе среднестатистическая вероятность была бы нарушена. Отсутствие такой связи создает состояние неопределенности. Неопределенность и среднестатистическая вероятность - объективные признаки любой ситуации, в которой возможны именно случайные события. Таким образом, случайность - это не дефицит информации о причинах события и не непознанная закономерность, а явление вполне объективное. По своей природе она противоположна закономерности. Случайность ничем причинно не обусловлена, а закономерность всегда абсолютно детерминирована.

Каждое случайное событие является следствием взаимодействия независимых друг от друга объектов.

Конечно, всякое движение независимых объектов определяется суммой огромного количества пусть мелких, но всё-таки вполне реальных естественных причин. И это создает иллюзию какой-то причинной обусловленности случайных событий. Но если с самого начала события причина движения не являлась одновременно и причиной взаимодействия, то эта сумма каждый раз оказывается разной, и приводит она, соответственно, к разным результатам. В случае с монетой таких результатов может быть всего два. И поскольку между огромным количеством причин, определяющих, какой стороной она должна упасть, нет никакой материальной причинно-следственной связи, каждый раз эти причины складываются в разные комбинации. Но, несмотря на это, они каждый раз сочетаются в такие группы причин, по которым, скажем, из ста бросков примерно пятьдесят раз выпадает одна сторона монеты и пятьдесят другая. Значит, как бы они ни сочетались, в конечном

стр. 146

счете, именно из-за отсутствия между ними каких бы то ни было связей, в сумме они оказываются равны друг другу. Но как мы помним из школьной физики, равные, противоположно направленные и приложенные к одной точке силы в сумме дают ноль. По аналогии с этим физическим явлением можно сказать, что поскольку в неопределенных ситуациях причины, по которым совершается выбор, равны друг другу и направлены в противоположные стороны, постольку это равносильно тому, что их как будто бы и нет вовсе. В сумме они равны нулю. Из-за чего и результаты, к которым они приводят, оказываются равны друг другу. А вот действительно определяющей в таких ситуациях причиной всегда является одна, единая, общая для всех возможных событий причина. Для подбрасываемой монеты или шарика на рулетке эта причина - притяжение Земли. Она всегда равна сама себе, и, если система действительно неопределенна, она одинакова для всех возможных в данной неопределенной системе событий. Поэтому сумма вероятностей всех возможных в любой неопределенной системе событий всегда равна 100%. И поэтому выпадение любой из сторон монеты - явление закономерное, а выпадение какой-то одной стороны - случайное.

В области физики очень похожее абсолютное равенство двух сил наблюдается в проявлениях всё того же третьего закона Ньютона, по которому "действие всегда равно противодействию". Удивительное абсолютное и постоянное равенство этих двух противоположно направленных сил объясняется тем, что на самом деле причиной и действия и противодействия является одна общая для них обоих сила, а уж она-то, конечно, всегда равна самой себе. Очевидно, что-то похожее происходит и при возникновении поразительного равенства причин, заставляющих подброшенную монету всегда примерно одинаковое количество раз выпадать то одной своей стороной, то другой. В математике аналогом подброшенной монеты с неопределённостью, равной двум, может служить всем нам знакомое ещё со школы квадратное уравнение. В нём, как и в опыте с монетой, одни и те же исходные данные приводят к двум совершенно разным и совершенно равноправным результатам.

Ещё одно возражение против объективного существования случайных событий заключается в том, что по закону больших чисел любое, даже самое маловероятное событие становится неизбежным при достаточно большом количестве проб. Действительно, не может быть, чтобы при подбрасывании монеты выпадала только одна сторона. Рано или поздно, но и другая выпадет обязательно.

стр. 147

А раз обязательно, значит неизбежно. А неизбежное событие так похоже на закономерное и так не похоже на случайное!

Предположим, что при первых трёх бросках у нас выпала решка. Вероятность же выпадения любой из сторон 50%. Значит ли это, что вероятность выпадения орла при следующем броске будет больше 50%, и, следовательно, его выпадение станет почти закономерным? Монета не имеет памяти, и всё, что было перед сотым или даже тысячным броском никак не влияет на результаты следующего. Вероятность и неопределённость подбрасываемой монеты - явления вполне объективные, они не меняются от количества бросков. И после тысячи бросков неопределённость следующего будет равна двум, а вероятность 1/2, как и перед первым броском. С любого момента можно начать новую серию, и среднестатистическая закономерность от этого не будет нарушена. От количества проб события не становятся более неизбежными, и, значит, они не становятся и более закономерными. Вот если под один из секторов рулетки подложить достаточно сильный магнит, между ним и шариком установится дополнительная физическая причинно-следственная связь. Неопределённость ситуации сразу станет равной единице, и попадание шарика именно в этот сектор будет событием уже не случайным, а вполне закономерным.

Теперь представим себе, что мы прикрепили под один из секторов рулетки очень слабый магнит. Шарик попадает туда хоть и не всегда, но всё-таки чаще, чем в другие сектора. Ситуация осталась неопределённой, но у сектора с магнитом неопределённость понизилась, а вероятность увеличилась, и события на рулетке стали неравновероятными. Можно даже сказать, что в отношении сектора с магнитом они стали менее случайными, потому что между шариком и этим сектором установилась, пусть слабая, но всё-таки прямая физическая причинно-следственная связь в виде взаимного притяжения магнита и шарика. Такая связь - это признак присутствия какой-то, пусть слабой, но всё-таки закономерности. Значит, более частое попадание шарика в сектор с магнитом явление в некоторой степени уже и не совсем случайное. Но и не совсем закономерное. Возникла тенденция, которая, как и положено всякой скрытой закономерности, проявляется через множество случайных и неравновероятных событий. Точнее, возник смешанный вид события: оно стало частично случайным и частично закономерным. А теперь представим себе, что совершенно случайно в результате производственного брака один из секторов рулетки оказался глубже, чем остальные. Между шариком и рулеткой во время броска никакой

стр. 148

связи не устанавливается, однако в более глубоком секторе шарик будет останавливаться всё-таки чаще, чем в других. Совершенно очевидно, что это явление также объясняется действием естественных законов природы, но предварительная причинно-следственная связь между более глубоким сектором и шариком не возникает. Однако она возникает при попадании шарика в более глубокий сектор. Падает шарик на вращающийся диск рулетки по одной причине, а задерживается в более глубоком секторе по другой. Значит, в этом примере мы имеем дело не с чисто случайным событием, а со смешанным, случайно-закономерным событием, как в примере со слабым магнитом. В конечном счете, практически все, свершающиеся в материальном мире события, имеют такую смешанную случайно-закономерную природу.

Всё-таки многое в нашем довольно хаотично устроенном мире ещё недостаточно причинно обусловлено. Но оно, может, и к лучшему. Значит, в нём есть ещё что обустраивать. И как будто специально для этих целей с возникновением во Вселенной жизни появились в ней такие, прямо скажем, не совсем естественные явления, как преднамеренные события. Они так же, как и любые другие события имеют обусловленную естественными законами природы закономерную, завершающую стадию, потому что на стадии своей реализации преднамеренные события, как и все остальные материальные процессы, являются результатом взаимодействия различных материальных объектов. Но на своей первой стадии, на стадии возникновения движения между объектами-участниками у преднамеренных событий не устанавливается никакой материальной причинно-следственной связи, никакого физического взаимодействия. Буквально, как у случайных событий. Однако некая предварительная связь все-таки устанавливается. И поэтому преднамеренные события ни в коем случае не являются случайными. Просто связь эта не закономерная, не физическая и вообще нематериальная. А информационная. Настоящая причина преднамеренных событий кроется не в свойствах объектов и не в сложившихся перед их появлением ситуациях. Причина, по которой объекты - участники преднамеренных событий приходят в движение, а затем во взаимодействие в виде физического контакта, так же, как и причина, по которой они изменяются, заключена в нашем сознании или в подсознании. Но, может, где-то и ещё глубже. Её информационное содержание заключается в представлениях обладающего намерением живого существа о цели, которой он намеревается достигнуть, и средствах для её достижения. Именно

стр. 149

этим содержанием определяется суть особого, информационного воздействия преднамеренного события на действительность. И хотя в физическом, материальном плане намерение проявляет себя как явление вполне естественное и закономерное природа этой связи, да и самого преднамеренного события кроется где-то в свойствах самого загадочного явления во Вселенной - жизни. Поэтому если, к примеру, опытный крупье в казино специально бросит на рулетку шарик с определенной скоростью и на заранее намеченное место, он этим самым установит между шариком и рулеткой информационную причинно-следственную связь, и выпадение того или иного числа перестанет быть таким уж случайным, хотя оно и не станет от этого закономерным. И магнитное поле, возникшее между специально прикреплённым под рулеткой магнитом и шариком, если это поле рассматривать не как физическое явление, а как причину непосредственно данного события, является по своей природе не столько физическим и закономерным, сколько преднамеренным, преследующим определенную информативную цель.

Как будет показано ниже, информация - явление само по себе нематериальное, причем нематериальное до такой степени, что она даже не подчиняется никаким законам природы. Например, по третьему закону Ньютона любое действие приводит к взаимодействию, а воздействие информации вполне обходится без взаимодействия. Ярким примером того, как информация способна действовать, вообще не подвергаясь при этом никакому искажающему противодействию, является то, как её тиражирует компьютер, когда она записана в цифровом формате. Все копии, даже если они сделаны с предыдущих копий, с точки зрения качества записи информации ничем не отличаются от оригинала. Но дело тут не в цифровом формате, а в свойствах самой информации, как таковой. "Илиаду" и "Одиссею" Гомера переиздают уже не одну тысячу лет, а их содержание от этого не подвергается никакой амортизации. А вот Сфинкс в Египте постепенно разрушается, хотя его никто даже и не пытается копировать, потому что разрушима не информация, а её материальный носитель.

Из-за наличия дополнительной, преднамеренной причины случайные события перестают быть беспричинными и превращаются в преднамеренные. Преднамеренное обретает причину в виде реализованного намерения, и его вероятность в отличие от случайного события повышается и становится принципиально выше, чем среднестатистическая вероятность того же события. Так намерение материализует преднамеренные события в окружающем мире, делая

стр. 150

маловероятные, невероятные и даже невозможные с точки зрения теории вероятности события почти неизбежными. Почти, потому что средства для реализации возникшего намерения всегда довольно сильно ограничены возможностями того, у кого оно возникло. Все действия и людей, и животных имеют предел точности. Поэтому преднамеренные поступки в отличие от закономерных событий всегда чуть-чуть случайны, и их вероятность всегда ниже 100%. Проявления же естественных законов природы, хотя бы в условиях макромира, абсолютно совершенны. Они пределов точности не имеют, и в них нет места случаю. Но преднамеренные события часто делают возможным то, что нигде во Вселенной, сколько бы она ни существовала, не происходило и не произойдет ни как закономерность, ни как случайность. Поэтому преднамеренные события и должны быть выделены в отдельный вид событий, принципиально отличающихся и по происхождению, и по структуре, и по реализации от любых случайностей и закономерностей. Поясним все эти явления на достаточно простом примере.

Предположим, ползёт по крыше кирпич. Это событие и закономерно, и случайно одновременно, потому что его сползание определяется такими закономерностями, как сила гравитации, размеры и форма кирпича, коэффициент трения, угол наклона крыши и т.д. Но также такими случайностями, как погода, небрежность рабочих и т.п. И идёт мимо этого дома человек. Его движение также имеет много причин. Все эти причины наверняка также являются целым набором и случайностей, и закономерностей, и преднамеренностей. Но между движением человека и движением кирпича нет никакой взаимной причинно-следственной связи. Нет никакой взаимосвязи. Возникает ситуация с довольно большой степенью неопределённости. Значит, это событие (попадание по голове) абсолютно случайно, и его вероятность равна среднестатистической. Скажем, если будут идти два человека, то вероятность попадания, какой бы ничтожной она ни была, обязательно увеличится ровно в два раза. А если пройдёт сто человек, то и в сто раз. Но событие всё равно останется случайным. Если же мимо этого дома люди будут идти сплошным потоком, как на демонстрации, то неопределённость уменьшится до единицы, а вероятность увеличится до 100%. Но попадание так и останется случайным, хотя и с вероятностью 100%, потому что между планетой Земля и кирпичом будет существовать прямая физическая причинно-следственная связь, а между потоком людей и кирпичом нет. По той же причине попадание по какой-то одной определённой

стр. 151

голове в сплошной толпе будет такой же ничтожной, как и при прохождении одного человека.

Однако возможно и другое. Человек пусть опять идет один, а кирпичи при этом будут совершенно случайно падать с крыши сплошным потоком. Вероятность попадания опять повысится до 100%, и человек погибнет наверняка. Тем не менее это будет совершенно случайное событие, несмотря на то, что в такой ситуации возможен только один исход, и поэтому её неопределенность равна единице. Вот только кирпичей будет разбито огромное количество. На научном жаргоне это называется "метод научного тыка". Он всегда требует огромных энергетических и материальных затрат. Но зато он не требует никаких особых интеллектуальных усилий.

В противоположность ему есть один способ, который позволяет снизить неопределенность ситуации и, соответственно, повысить вероятность попадания, практически не увеличивая при этом ни физических, ни материальных затрат. Предположим, что кирпич не сам сползает, а его кто-то аккуратно подталкивает именно в тот момент, когда другой человек, ничего не подозревая, проходит внизу. Кирпич по-прежнему один, человек под ним тоже один, а неопределённость ситуации резко снижается почти до единицы и вероятность попадания повышается почти до 100%, потому что между кирпичом и человеком внизу возникает нематериальная, информационная причинно-следственная связь, обусловленная реализовавшимся преступным намерением. Именно реализация этого намерения и приводит к увеличению причинной обусловленности события и, как следствие, к отклонению вероятности возможного травматизма от среднестатистической вероятности. Возникновение дополнительной преднамеренной причины снимает огромную неопределённость ещё до совершения самого события. В резльтате очень маловероятное событие превращается в почти неизбежное, потому что вероятность такого события в идеале будет определяться уже не среднестатистической вероятностью, а исключительно меткостью злоумышленника.

А вот законы природы во всех этих случаях будут действовать совершенно одинаково. На них ведь ничто и никто не может повлиять. Они неизменяемы и независимы ни от каких намерений и ни от каких случайностей. Они - константа. И падать кирпич будет с ускорением свободного падения, минус, конечно, сопротивление воздуха. Влияние законов природы абсолютно одинаково всегда и во всём. Поэтому, кстати, на своей третьей, завершающей стадии все события только закономерны. Но пока в сложившейся

стр. 152

ситуации присутствует хоть какая-то неопределённость, выбор из возможных будущих закономерных событий происходит по воле либо случая, т. е. без причины, либо по воле намерения.

Вообще, не надо путать закономерные события с действиями законов природы. Действия законов природы неотвратимы, а все закономерные события, являются всего лишь завершающей стадией случайных, или преднамеренных событий. Воздействие каждого закона природы на любое событие всегда одно и то же, оно неподвержено никаким изменениям. Любые же события всегда индивидуальны в своей конкретной форме, и всякое намерение и даже просто случайность способны заменить одно закономерное событие на другое закономерное событие. Те же закономерности, которые учёные изображают в виде математических формул и которые мы принимаем за математические модели закономерных событий, это вообще не события, а объективные свойства предметов и явлений. В отличие от событий они существуют всегда, а материальные события возникают только во время взаимодействия одних объектов с другими. По своим функциям законы природы больше похожи на некие правила игры, которым всё подчиняется. Однако правила игры и сама игра - это не одно и то же. Действие правил или законов природы всегда одинаково и потому вполне предсказуемо. Однако в событиях, из которых, собственно, и состоит игра, в содержании игры, в том, что только и вызывает к ней интерес, всегда присутствуют далеко не неизбежные преднамеренности и совершенно непредсказуемые случайности. Впрочем, если смотреть, скажем, футбол, не зная его правил, как это случилось однажды со стариком Хоттабычем в известной сказке, многие самые простые действия игроков будут восприниматься как совершенно нелогичные и даже хаотичные, т. е. случайные. Так происходит, потому что непознанные закономерности, погружающие человека в состояние субъективной неопределённости, обычно воспринимаются людьми как проявление случайности. Поэтому точнее будет сказать, что события, представляющие для человека хоть какой-то познавательный интерес обязательно должны происходить в ситуации, для которой характерна хоть какая-то, пусть только субъективная, но все-таки неопределённость. В конечном счете, если принять во внимание всю цепочку причин и следствий, приведших к какому-то событию, эта неопределенность присутствует вообще во всяком событии: и в случайном, и в закономерном, и в преднамеренном. При этом все события, конечно, никогда не нарушают законы природы. Просто сами эти законы регламентируют далеко не всё,

стр. 153

что происходит в мире. События, порождённые неопределённой ситуацией, не так строго детерминированы, как закономерные. Состояние неопределённости чревато многовариантностью событий, однако закономерность лишена состояния многовариантности, и поэтому её последствия всегда однозначны.

Впрочем, в случайностях также есть свои специфические закономерности. Если, например, подбрасывать монету, то, конечно, за орлом не обязательно будет выпадать решка, а за решкой - орёл. Могут выпасть и две одинаковые стороны подряд, и три, и четыре. И чем больше подбрасывать, тем больше будет появляться длинных серий с выпадением какой-то одной стороны. Однако хоть у монеты и нет памяти и считать она не умеет, но чем больше проб, тем ближе будет количество выпадений каждой из сторон к 50%, несмотря на выпадение длинных серий с одной из сторон. Ведь в среднем примерно такое же количество серий будет выпадать и с другой стороной. Следовательно, в сумме среднестатистическая закономерность не нарушится, а наоборот, станет только более точной. Это проявляет себя так называемый закон больших чисел. По нему получается, что системы случайных событий, в конечном счёте, лишь увеличивают равенство своих частей относительно друг друга. Такое внутреннее равновесие приводит к тому, что случайно сложившиеся системы обладают минимальной разностью потенциалов, минимальной степенью внутреннего напряжения - потенциальной энергии, минимальной сложностью структуры и, соответственно, минимальной степенью порядка. Чем больше случайных событий, тем они сильнее выравнивают все свои внутренние различия, что приводит к утрате их внутренних различий, к утрате их информационного содержания. Структуры, порождённые случайными событиями, менее упорядочены, менее информативны, и потому их возникновение всегда сопровождается увеличением меры хаоса.

Конечно, случайное возникновение какой-то упорядоченности тоже вполне возможно, но оно слишком маловероятно. Случайности не способны уменьшить общее количество хаоса. Конечно, случайно можно один или два раза выиграть в лотерею. Однако при длительной игре по закону больших чисел более или менее равномерное распределение убытков между всеми постоянными игроками, в конечном счёте, практически неизбежно. Разумеется, при определённом намерении можно устроить беспроигрышную лотерею, но тогда выигрыши будут уже не случайными, а преднамеренными. Объективный мир так устроен, что если исклю-

стр. 154

чить влияние преднамеренных поступков из всех возможных в неопределенной ситуации случайных событий, их подавляющее большинство обычно ведёт к увеличению хаоса, и только какие-то единицы событий приводят к уменьшению хаоса и увеличению порядка, который, кстати, тут же разрушается огромным количеством последующих случайностей. Но вероятность случайных событий никак не может зависеть от того, увеличивают они меру хаоса или уменьшают. Поэтому вероятность случайного увеличения порядка всегда ничтожно мала, а вероятность увеличения хаоса всегда почти неизбежна. Именно поэтому ломать всегда легче, чем строить.

Возьмём равные количества одинаковых шариков окрашенных в два разных цвета, поместим их в колбу и герметически её закроем. Пока они не перемешаны, их расположение носит упорядоченных характер, один цвет сверху, другой снизу. Из этого и состоит внутреннее различие, или порядок их расположения, можно даже сказать - заключённая в их расположении информация. Теперь начнём эту колбу трясти. Шарики в ней станут перемещаться по совершенно случайным траекториям. И сколько бы вы ни старались, они будут всё равномернее и равномернее смешиваться друг с другом. А теперь выньте из этой банки половину шариков наугад, не глядя. Количество шариков разных цветов будет примерно одинаковое. Значит, в колбе они лежали почти равномерно. Хотя специальных сил, равномерно распределяющих шарики разных цветов относительно друг друга, разумеется, нигде в природе нет. Произошло это потому, что возможных направлений движения шариков огромное количество, все они равновероятны, но при этом почти все они ведут к их перемешиванию, к уменьшению порядка их расположения. И только сравнительно ничтожное количество траекторий их одновременного движения приводит к их расположению в каком-то определенном порядке. Так под воздействием случайных событий информация сама по себе превращается в хаос, отличающийся минимально возможной сложностью своей структуры, своего внутреннего устройства.

Конечно, в каждой неопределённой ситуации количество равновероятных событий различно. У подбрасываемой монеты их всего два, у игрального кубика - шесть. Чтобы в выпадении разных сторон прослеживался какой-то порядок, их чередование должно подчиняться какой-то закономерности. Количество возможных упорядоченных комбинаций во много раз меньше, чем количество возможных хаотических комбинаций. Но все комбинации равновероятны, т. е. все они выпадают примерно одинаковое количество

стр. 155

раз. Поэтому даже минимально неопределённые ситуации приводят лишь к увеличению степени хаоса. Если при игре в шахматы один из игроков все ходы будет делать наугад, проигрыш наступит очень быстро, потому что в шахматах, как и в жизни, почти все возможные действия ведут к поражению, и только какие-то единицы - к победе.

Итак, случайные события в конечном счете лишь увеличивают меру хаоса. Закон больших чисел также подтверждает этот вывод, но с одним уточнением. Случайности, конечно, увеличивают меру хаоса, но не до абсолютного хаоса, а только до минимально возможного количества различий. До пределов минимально возможного порядка, отличающегося предельной простотой своей структуры и значительной уравновешенностью всех своих частей. Так что лучше его называть не хаосом, хоть он к нему и очень близок, а специальным научным термином - "энтропия".

Среднестатистическая закономерность, как и положено естественному закону, проявляется не только в целой серии событий, но и в любой из её частей, если только эти части выбраны наугад. Единственная поправка: чем часть меньше, тем хуже эта закономерность проявляется. Если вы вынете из колбы всего два шарика, совсем не обязательно, что они будут разных цветов. Среднестатистическая закономерность все-таки не закон природы. В отличие от всех остальных законов природы, она соблюдается не совсем точно. Именно так, не точно, а приблизительно, ведёт себя материя, когда её движение недостаточно регламентировано естественными законами, когда для её однозначного поведения недостаточно причин. Возможно, случайные события, возникающие из состояния неопределённости, - это такие белые пятна в правовом поле природы. У них ведь в отличие от всех остальных событий между вступающими во взаимодействие объектами отсутствует специальная прямая причинно-следственная связь. Отсутствует причина. А для появления среднестатистической закономерности с её удивительной уравновешенностью всех её частей в природе также нет никаких причин. Значит, и здесь мы имеем дело с нарушением закона причинности.

Но не всякое усложнение строения какого-либо объекта ведёт к увеличению его упорядоченности. Если приделать к автомобилю пятое колесо, да ещё перпендикулярно всем остальным колёсам, сложность его устройства несколько увеличится, но свойства такой машины сразу будут сведены к свойствам совершенно неупорядоченной груды металла. Если же мы уберём это пятое

стр. 156

колесо, сложность строения машины станет меньше, но свойства она обретёт такие, которыми не обладала ни одна из её частей, взятая по отдельности. Получается, усложнение структуры привело к росту энтропии, а упрощение - к росту порядка. Недаром говорят, "гениально то, что просто". Значит, порядок - это не всякое усложнение структуры, точнее, не случайное усложнение, а только такое усложнение, которое ведёт к обретению объектом принципиально новых свойств. Таких свойств, которыми ни в коей мере не обладали его части, пока они не были объединены друг с другом в определённом порядке. Порядок только тогда действительно порядок, а не хаос, когда эти приобретённые свойства являются следствием не столько составных частей объекта, сколько следствием самого порядка, как такового. Следствием той идеи, которой этот порядок подчинён.

Если взять тот же автомобиль и разобрать его на запчасти, потом сложить их в какой-нибудь достаточно большой и крепкий мешок и начать их трясти там, пусть даже и бесконечно долго, то можно быть абсолютно уверенным: обратно в машину они не соберутся никогда. Действительно, их случайное соединение никогда не обретёт тех принципиально новых свойств, которые были не свойственны всем этим частям, взятым по отдельности. Скорее всего, эти запчасти просто превратятся в груду искореженного металла. Но если за их сборку возьмётся автослесарь, который знает, как автомобиль устроен, пройдёт совсем немного времени, и они получат совершенно несвойственную им способность гонять по дорогам с огромной скоростью. Если это были части не автомобиля, а самолёта, то они ещё и летать будут по воздуху, как птицы, что уж совсем не свойственно никакому металлу. Итак, рост упорядоченности - это обретение объектом такого порядка, за которым стоит какая-то идея, мысль или в более общей формулировке - информация. Суть увеличения упорядоченности объекта заключается в том, что обретённые новые свойства и обретённый новый порядок имманентно присущи именно этой информации, а не составным частям объекта. Поэтому составные части и не могли обладать этими новыми свойствами, пока они не объединились с информацией - непосредственным идеальным носителем этих свойств. Также поэтому одна и та же информация может быть материализована в самых разных веществах без потери этих новых свойств. Скажем, шкаф может быть сделан и из дерева, и из металла, и из пластмассы. Его идея, функциональные свойства останутся одними и теми же. Если сломать этот шкаф, материал, из которого он был сделан,

стр. 157

останется прежним, а вот его идея, порядок, материализованная в нём информация, исчезнут без следа.

Но если взять смесь кислорода и водорода и поднести к ним спичку, они соединятся, выделив огромное количество энергии в виде тепла, и превратятся в воду. Вода по своим физическим и химическим свойствам не имеет ничего общего с теми газами, от соединения которых она произошла. Значит, если примеры с автомобилем или со шкафом универсальны, вода должна быть субстанцией более упорядоченной, чем гремучий газ. Но если пропустить через воду электрический ток, она превратится обратно в смесь кислорода и водорода. Полученная смесь газов по своим свойствам также не будет иметь ничего общего с той водой, из которой эта смесь получилась. Но смесь кислорода и водорода обладает значительно более высоким уровнем потенциальной энергии. Она не однородна и не равновесна. Следовательно, она обладает значительно более высоким уровнем порядка, чем вода. Так может быть, критерием порядка являются не обретённые новые свойства, а энергетический потенциал объекта?

Критерии порядка могли бы быть одновременно критериями прогресса и эволюции. Такие критерии, как некий компас, совершенно точно показывали бы, какое направление развития человечества истинно, какое произведение искусства более ценно, какой человек лучше и т. д., и т. п. Вряд ли современное человечество способно дать однозначные ответы на все эти вопросы. Конечно, с одной стороны, чем большей потенциальной энергией обладает объект, тем выше уровень его порядка. С другой стороны, совершенно очевидно, что любой кристалл является структурой значительно более упорядоченной, чем какое-нибудь аморфное тело. Аморфное тело, например такое, как парафин, вполне может быть значительно калорийнее, чем любой кристалл. Так какое же из этих тел обладает более высоким уровнем порядка?

Еще один пример противоречивых свойств понятия "информация". Согласно динамической теории информации информативность объекта тем выше, чем больше требуется знаков для его описания, или (что в принципе одно и то же) чем больше в нём непредсказуемости. В таком случае, максимальным количеством информации должна обладать поверхность, образованная случайным нагромождением чего-нибудь, например, камней. Или утверждение, что 2x2=5. Если дважды два может быть равно пяти, значит изначально, еще до появления результата, ответ мог бы быть вообще каким угодно. Мы выбрали пять и сняли этим бесконечно

стр. 158

большую неопределенность. Следовательно, получили бесконечно большое количество совершенно ошибочной, лишённой всякого смысла информации. Но, с другой стороны, случайное, непредсказуемое нагромождение, или ошибочно решенное уравнение - это всё результаты случайных, хаотических процессов. Их результаты, какую бы степень неопределенности они не снимали, обладают максимальной энтропией, а не порядком, и, следовательно, они обладают минимальной информативностью. Таково свойство информации, созданной случайными событиями. С одной стороны, она есть, а с другой стороны, она является наиболее полным воплощением хаоса, а не порядка.

Хаотически образованные формы не только не несут в себе никаких принципиально новых свойств, они даже не способны сохранять те свойства, которыми обладали элементы структуры до того, как они попали под воздействие хаотических процессов. Случайные события производят информацию энтропии. Например, попадание кирпичом по голове, конечно, создаёт информацию о самом факте попадания. Но одновременно это попадание еще и увеличивает энтропию черепа. И только если это попадание было не случайным, а преднамеренным, т. е. если за ним стояла какая-то идея, оно, помимо увеличения энтропии черепа, должно увеличивать ещё и уровень порядка (информативную составляющую) в личных делах убийцы.

Зеркально ровная поверхность воды, льда, стекла, того же кристалла, конечно, более предсказуема, и именно в силу этого она значительно более упорядочена, а значит, и более информативна. Однако на описание строения всей площади ровной поверхности у любого компьютера уйдёт значительно меньше знаков, чем на описание формы поверхности хаотично разбросанных камней или перечисления возможных ошибочных результатов. Получается, что в количественном отношении хаотические процессы создают значительно больше информации, чем закономерные или преднамеренные. С точки зрения качества или смысла информации они вообще никакой информации создать не способны. Информация, не создающая новых свойств и не сохраняющая старых, обладает вполне определенным количеством, но она напрочь лишена всякого качества.

Эти противоречивые свойства информации объясняются тем, что любую информацию создают события (без них ведь вообще ничего не происходит). События же бывают трёх видов, поэтому и информация может быть именно трёх видов. Случайные события,

стр. 159

когда их много, в сумме создают информацию, не обладающую качеством. Её можно вообще за информацию не считать. Преднамеренные события создают информацию, несущую объектам новые свойства, т. е. обладающую смыслом, закономерные - обладающую повторяемостью, периодичностью, которую люди воспринимают как закономерность. Но эта закономерная информация всегда стара, как мир, и в отношении своего объективного качества, т. е. в отношении к тому, что происходит во всей Вселенной, она не может обладать никакой новизной. И это имеет принципиальное значение.

Куличики, которые лепят дети в песочнице, несут в себе куда больше информации, чем та куча песка, из которой они сделаны, ибо они более сложно организованы. Но чтобы эти куличики потеряли для детского восприятия свою информативность, их даже не обязательно разрушать. Достаточно просто потерять к ним интерес. Пока они новые, пока в них есть что познавать, они интересны, потому что в процессе познания существующая в сознании неопределённость меняется на определённость. Потом неопределенность снимается, куличики надоедают и их перестают замечать. Или разрушают - превращают в хаос. Для восприятия это одно и то же. Поэтому в отношении к человеческому сознанию информация бывает новой и старой. Неопределённость давно всем известной информации равна нулю, снимать нечего и её информативность тоже оказывается равной нулю. Две книжки одинакового содержания - это одно содержание, а не два. Количество информации не зависит от количества её экземпляров. Информация не подчиняется закону сохранения материи. Таково уж её нематериальное свойство. Старую, т.е. уже существовавшую ранее, но всё-таки ещё раз воплощённую в материю, информацию собственно и информацией-то назвать нельзя. Скорее это просто фрагмент упорядоченной материи, и не более того. Поэтому, кстати, количество порядка зависит от количества одинаково упорядоченных объектов, а количество информации - не зависит. Проще говоря, информация - это не просто порядок, это новый порядок. Новый в смысле ранее небывалый или хотя бы ранее никому не известный порядок. Поэтому увеличение количества информации невозможно за счет её повторения. Вот законы природы всегда неизменны, их действие может только повторять то, что уже было.

Закономерные события порождают такой порядок, в котором все части данной системы отражают свойства всей системы в целом, потому что все они в каждом конкретном случае являются следствием воздействия одних и тех же законов природы. Законы

стр. 160

природы, хоть и создают определённую упорядоченность, их содержание никогда не меняется, и поэтому они не создают никакого принципиально нового порядка. Проявления законов природы приводят лишь к повторению, тиражированию той информации, которая уже существовала раньше как информативное содержание самих законов. Так, по капле морской воды можно судить о составе воды во всём океане. Или по строению одного миллиметра ровной поверхности о форме всей поверхности. Раз закономерные события не способны создать никакой новой информации, значит, любое развитие, прогресс не могут быть следствием закономерных событий. Однако преднамеренные действия за счет информационной связи взаимодействующих объектов способны создавать такие упорядоченные искусственные системы, в которых целое обладает новыми свойствами, вообще никак не присущими ни одной из его частей. Эти новые свойства являются главным критерием всякого развития, тем, что отличает осмысленную информацию от бессмысленной информации, порожденной хаотичными, бессистемными процессами. Поэтому перед тем как материализовать такой принципиально новый, осмысленный порядок намерение вынуждено создавать его идею в виде существующей в субъективной форме принципиально новой информации.

Итак, все виды порядка, как бы они ни отличались друг от друга в конечном счёте являются разными формами одного и того же явления - материализованной информации. Порядок возникает, естественно, из хаоса или, точнее, из меньшего порядка. В противном случае новый порядок только увеличивал бы энтропию объекта. Но одного этого условия для материализации информации недостаточно. Хаос не только неинформативен, он ещё и максимально уравновешен, т.е. он лишен неопределённости. Неопределенность ситуации, в которой вообще невозможно никакое событие, равна нулю. Это и есть состояние так называемой "тепловой смерти". Песок в пустыне расположен совершенно хаотично, если, конечно, не учитывать закономерного по своей природе влияния гравитационных сил, влияния атмосферы и вообще всех внешних воздействий. Но никакой неопределённости в расположении песчинок нет, и песок может пролежать в таких условиях, не снижая уровня своей энтропии, века и даже тысячелетия. А уж упрощение расположения песчинок даже под воздействием внешних сил невозможно, потому что проще просто некуда. Сам по себе хаос вообще не подвержен никаким изменениям. Он не способен ни к какому движению, ни к каким событиям и, конечно, от него невоз-

стр. 161

можно ожидать никакой самоорганизации. Даже если эта система из закрытой превратится в открытую, получив энергетическое воздействие, например от упавшего метеорита, неопределенность системы, конечно, резко увеличится. Если не вдаваться в некоторые подробности, она будет равна количеству взлетевших песчинок. Но когда они упадут, неопределенность опять будет снята, а уровень энтропии так и останется таким, который был до удара метеорита. Значит, хаос бывает статическим с нулевой неопределенностью и динамическим со сколь угодно большой неопределенностью. Однако и тот, и другой всё равно остаются хаосом - результатом случайных событий, и в конечном счете они никакой объективной информации создать не способны.

Если же ситуация чревата только одним событием, она имеет неопределённость, равную единице. Однозначно возникающее событие, как правило, закономерно. Оно снимает неопределённость, равную единице. Тогда, по знаменитой формуле К. Шеннона, количество полученной информации оказывается равным нулю. Так математически подтверждается, что старая информация, которую создают закономерные события, собственно информацией в полном смысле этого слова не является. И это вполне естественно: при неопределённости, равной единице, полученная из возникшего события информация потенциально уже была заложена в той ситуации, которая это событие породила. При совершении такого события новый порядок, действительно, возникает, но новой информации от этого не становится больше. В этом случае просто тиражируется старая информация.

Однако чисто закономерных событий не бывает. Любому закономерному событию всегда может помешать какая-нибудь случайность. Поэтому все события, происходящие в неживой природе, в той или иной степени случайны. Но в этих случайностях (в одних больше, в других меньше) всегда проявляются различные закономерности. Суть этого явления заключается в том, что каждое закономерное событие в конечном счете является всего лишь завершающей стадией какого-то более общего случайного события. Получается, что все неживые (небиологические) события по своей природе случайны. Значит, все вместе они должны только уменьшать общее количество порядка, да и само информативное содержание действительности тоже. Но не только случайности уничтожают порядок. Электрические батарейки разряжаются не случайно. И на Солнце не случайно, а вполне закономерно постоянно сгорает в термоядерной реакции дейтерий и тритий.

стр. 162

Поэтому закономерные процессы не только поддерживают когда-то однажды установленный порядок, но и в полном соответствии со вторым началом термодинамики разрушают порядок и приводят к увеличению хаоса. Получается, все непреднамеренные события в конце концов приводят лишь к разрушению порядка и росту энтропии.

Другое дело преднамеренные события. У живых существ, обладающих субъективной сферой, неопределенность также субъективна. Она присуща не объективно возникшей ситуации, а самому намерению. Неопределённость, возникающая перед преднамеренным событием, в отличие от случайности или закономерности определяется не объективными свойствами этой ситуации, а возможностями того, кто этим намерением обладает. Человек может прийти в пустыню с нулевой неопределённостью расположения песчинок и создать там из песка в смеси с водой и цементом какие угодно упорядоченные формы. Захочет - дворец построит, захочет - хижину. Поэтому у преднамеренного поступка выбор между различными вариантами и снимаемая им степень субъективной неопределённости значительно выше, чем у случайного события в той же ситуации. Например, объективная неопределённость случайно падающей монеты равна двум. Преднамеренно же можно укрепить монету на ребре, да ещё и под любым углом. И это всё будут разные события. Вероятность падения монеты на ребро равна практически нулю, а вероятность преднамеренной установки монеты на ребро равна практически 100%. У случайности чем неопределённость выше, тем вероятность ниже, т.е. зависимость обратно-пропорциональная. У преднамеренных поступков степень неопределённости и вероятность, с которой совершается то или иное событие, находятся не в обратной, а почти в прямой зависимости, потому что зависят они не друг от друга, а от того, насколько возможности субъекта совпадают с его намерениями. Чем больше его возможности, тем выше многовариантность ситуации, а значит, тем выше и её неопределённость. Но чем больше возможности, тем выше и вероятность, с которой эта неопределённость снимается. Из этого, кстати, следует, что свобода в некотором смысле действительно является осознанной необходимостью, т.е. степень свободы определяется не столько крепостью кандалов или тюремных решеток, сколько возможностями сознания - наличием необходимой информации. Не бывает много тюрем, бывает мало информации. Если сумма вероятностей всех возможных случайных событий не может быть больше 100%, то вероятность каждого из возможных

стр. 163

преднамеренных поступков вполне может приближаться к 100%, а их сумма, следовательно, может быть сколь угодно большой. И пока одно из них не совершилось, все они могут оставаться почти равновероятными, поскольку в отличие от случайных событий любое преднамеренное событие при принятии соответствующего решения может стать неизбежным ещё до того, как оно начнёт свершаться. При принятии решения неопределённость снимается заранее, теоретически. Так в сознании рождается информация. Когда выбор сделан, объекты приводятся в движение не хаотически, а так, чтобы в результате их взаимодействия возникшая в сознании информация материализовалась в действительность. При этом благодаря установленной между объектами информационной причинно-следственной связи событие совершается почти неизбежно, а неопределённость превращается в определённость. Появившаяся материальная определённость и есть порядок - снятая и материализованная субъективная неопределенность. А короче - материализованная информация.

М. Ломоносов однажды провёл в запаянной реторте химическую реакцию. Выяснилось, что после реакции количество участвующих в ней веществ никак не изменилось. Так был открыт закон сохранения материи. Когда мы перемешивали шарики в герметически закрытой колбе, мы точно такой же эксперимент проводили с информацией. И созданная нами информация прямо у нас на глазах исчезла из герметически закрытой колбы неизвестно куда и без всякого следа, но количество материи в ней так и оставалось прежним. Выходит, на информацию в чистом виде вне её материальной формы не распространяется закон сохранения материи. Из чего прямо следует, что сама по себе информация - явление не материальное. Вполне возможно, что до своей материализации, до вербализации, до превращения в какую-то упорядоченную материальную структуру она способна находиться в сознании человека вне её материальной формы. Не случайно слово "информация" буквально означает "вне формы". Следовательно, информация - это не форма, сама по себе, а то, что способно наполнить форму содержанием. Например, математическая идея прямой линии имеет всего одно измерение ипока её очень приблизительное подобие не начертили мелом на доске, пока она существует только в воображении, она может существовать либо в одномерном пространстве либо вне пространства вообще. Но все материальные объекты в нашем мире имеют три пространственных измерения. Значит, сама по себе идея прямой линии не материальна

стр. 164

Любая ситуация чревата огромным количеством случайных событий. Этих теоретически возможных событий почти бесконечное количество. Все они совершаются по разным причинам, и поэтому одни из них более вероятны, другие менее, какие-то почти неизбежны, какие-то почти невозможны. Но их вероятность никак не зависит от того, увеличивают они степень порядка данной системы или, наоборот, уменьшают, поскольку между причинами, их порождающими и их способностью к упорядочиванию строения системы нет и не может быть вообще никакой естественной причинно-следственной связи. Значит, по отношению к своей, условно говоря, созидательной или разрушительной функции все естественные, т. е. не преднамеренные события ни в коем случае не закономерны. И уж, конечно, не преднамеренны. Следовательно, они абсолютно случайны. Если все естественные события по отношению друг к другу могут быть самыми разновероятными, то по отношению к своим созидательным, упорядочивающим возможностям они абсолютно случайны, а, значит, абсолютно равновероятны. Но без вмешательства намерения на каждое случайное упорядочивающее действие приходятся буквально миллионы случайных действий, ведущих любую естественную систему не к порядку, а к хаосу. Таким образом, всякое случайное возникновение порядка ничтожно маловероятно, а возникновение хаоса, соответственно, почти неизбежно. Отсюда прямо следует, что любое увеличение вероятности упорядывающих, созидательных, материализующих какую-то информацию событий может иметь своей причиной только чьё-то намерение.

В мёртвой, не способной на преднамеренные действия природе всё само стремится к разрушению. Сделать автомобиль из груды металлолома очень трудно, а превратить автомобиль в груду металлолома можно, шевельнув всего лишь один раз случайно пальцем. Эта же зависимость проявляется и в космических масштабах. Энергии звёзд постоянно расходуются, разности потенциалов уменьшаются. Энтропия возрастает. Растёт угроза знаменитой "тепловой смерти". И одних только законов природы недостаточно для поддержания хотя бы стабильного уровня порядка во Вселенной. Как и всякое материальное образование, Вселенная стареет и разрушается. Чтобы преодолеть подавляюще высокую вероятность разрушительных событий и увеличить вероятность созидательных, надо, чтобы перед совершением каждого действия возникала его идея - информация о новом порядке в её идеальной, субъективной форме. Но неживая природа не способна на создание новой информации - самого

стр. 165

сложного и нематериального продукта. На это способна только жизнь - явление также самое сложное и, очевидно, также не совсем материальное.

Случайные события, как мы выяснили, уничтожают порядок значительно быстрее, чем его создают, увеличивая этим меру хаоса, что в конечном счёте уменьшает информативность материальных объектов. Закономерные события уже создали весь тот порядок, на который они были способны, и ничего нового от них ждать не приходится. Значит, новую информацию создают только преднамеренные события. Лишь они усложняют структурированность окружающего мира. Таким образом, информация возникает только как следствие преднамеренного поступка.

Однако намерение присуще только живым организмам. Но тогда оно должно быть имманентно присуще всему живому, должно быть отличительной чертой жизни вообще. Вспомним известную нам со школы, одноклеточную инфузорию-туфельку. Как целенаправленно переползала она из капли с солёной водой в каплю с пресной. Имея, кстати, в своей оболочке только набор хромосом с закодированной в нескольких молекулах ДНК наследственной информацией, пищеварительные вакуоли и цитоплазму. Капля воды для неё - всё равно, что для нас озеро Байкал. Но она всегда ползёт в сторону от кристаллика соли, положенного в воду, находит водную перемычку и через неё перебирается в другую каплю с водой, больше подходящей ей по химическому составу. Значит, это событие не случайное, а закономерное, или преднамеренное: между кристалликом соли и действиями амёбы существует прямая причинно-следственная связь. Вопрос лишь в природе этой связи. Если она имеет только естественную физико-химическую природу, значит, амёба действует автоматически, как некий биоробот, и тогда её движение является событием закономерным. Но в этом случае придётся допустить, что хлорид натрия (соль) так действует на химические свойства её оболочки и цитоплазмы, что это приводит не к каким-то хаотичным движениям, а к её перемещению именно в нужном направлении, причём без карты и компаса. Сегодня наука способна определить функциональное значение практически каждой из её многочисленных молекул. Но представить себе, как мог бы работать механизм, приводящий её молекулы к таким целенаправленным действиям, совершенно невозможно. Ведь в этом одноклеточном животном вообще нет даже намёка на нервную деятельность. И всё-таки, несмотря на это одноклеточным организмам присущи все самые главные функции

стр. 166

более сложно устроенных животных, а именно такие, как питание, размножение, движение, обмен веществ, функциональное поведение (например, охота, поглощение добычи) и т.п. Так что по большому счёту принципиально мы ничем не отличаемся от амёб и инфузорий. Почему бы не предположить в таком случае, что, так же как и нам, им присуще намерение?

Мы не можем проникнуть во внутренние ощущения амёбы, но ни что не мешает нам допустить, что её движение продиктовано каким-то, пусть самым примитивным, но всё-таки вполне естественным и понятным любому живому существу желанием глотнуть пресной водички. Конечно, о природе такого намерения ничего определённого сказать нельзя. Ощущения других существ нам в наших ощущениях не даны. Ясно одно: в каждом намерении должна быть заложена какая-то информация о будущем изменении, которое надо внести в устройство окружающего мира, чтобы чувствовать себя лучше. Поэтому любое намерение информативно по своей природе. В преднамеренных событиях причинно-следственная связь состоит из двух частей: одна - собственно намерение, т.е. информационная часть, и другая - исполнение, физическая часть. Закономерные события также состоят из двух частей. Но в причинах закономерных событий нет функции производства новой информации, так как законы природы не меняются и они лишены намерения. В информационной части причинно-следственных связей, порожденных естественными законами природы, заключена информация, созданная еще при сотворении мира Поэтому и в их физической части, в их конкретных проявлениях также не может быть ничего принципиально нового.

Конечно, действия неживых информационных систем - роботов - напоминают поведение живых организмов. Но разница между ними заключается в том, что информационная часть, присущая намерению и создающая новую информацию, у роботов заменена закономерными физическими процессами, которыми и определяются их действия. Эти процессы записаны в виде специальных программ - систем команд, в каждой из которых запрограммированы, а точнее записаны цепочкой естественных, физических процессов все те действия, на которые они в принципе способны. Вся работа этих программ ограничена естественными физическими процессами. Действия роботов по своей природе закономерны. Всё причинно обусловлено, однозначно, реальная неопределённость отсутствует, снимать нечего. При работе шахматной программы компьютер очень быстро перебирает миллионы возможных ходов

стр. 167

и останавливается на каком-то одном. Неопределённость ситуации, перед которой находится шахматист или компьютер огромна. Но какой ход самый лучший? Шахматист, выбирая ход, руководствуется конечной целью игры - намерением выиграть, компьютер - теми критериями оценки, которые были однозначно заложены программистом при разработке программы. Но, несмотря на закономерности своей работы, если компьютер встречается с двумя равнозначными решениями, он не уподобляется Буриданову ослу и выбирает ход, подчиняясь генератору случайных событий. Так что, если неопределённость в работе компьютеров и снимается, то это всегда происходит по воле случая, а случайности в конечном счёте лишь увеличивают энтропию и, следовательно, не создают, а лишь уменьшают общее количество информации.

Вообще, не надо путать познание информации и её создание. Проблема происхождения информации в первую очередь имеет отношение именно к её созданию. Познание в узком смысле этого слова сводится к процессу узнавания, т. е. классификации, выбору для неизвестного предмета или явления того или иного множества, объединяющего группу предметов или явлений по определённым общим признакам. Так возникают суждения типа "муравей - это насекомое" или "дядя Вася - человек". В данном процессе принципиально новой информации не создаётся. Происходит лишь подбор подходящего множества путём мысленного перемещения информации с объекта на поле этого множества. На такое узнавание, конечно, способен любой компьютер. Другое дело - создание информации. Создание принципиально новой информации - это всегда создание нового множества, нового класса объектов. Даже если количество предметов в нём по началу и не более одного. Этот процесс в принципе не воспроизводится никакими компьютерами, но любой ребёнок буквально вынужден постоянно знакомиться с новыми, ранее неизвестными объектами и постоянно создавать для них новые множества, потому что от природы, с рождения их у него явно недостаточно для того, чтобы идентифицировать всё, что его окружает. Можно сказать, что новая информация появляется в голове у человека оттуда, откуда появляются в ней новые множества. Однако в компьютерах новые множества естественно могут возникнуть только из головы программиста. Их программы работают на основе естественных закономерностей, и именно человек в конечном счёте выбирает, какой должна быть новая информация. В принципе сами компьютеры не создают информацию, они всего лишь очень быстро её обрабатывают.

стр. 168

Поэтому, строго говоря, намерение - это единственно возможный источник возникновения информации.

Тем временем до причин возникновения намерения человечеству добраться пока что не удалось. Значит, за ними может стоять всё что угодно, Не исключено, что настоящий источник намерения вообще находится вне живых организмов. Или, поскольку это явление информационное и, следовательно, не материальное, даже вне материального мира. Помните, как пушкинский Сальери "холодно смотрел, как мысль моя и звуки мной рожденны, пылая с лёгким дымом, исчезали". Это исчезала информация. А булгаковский Воланд, как будто специально возражая Сальери, восклицал: "Не верю! Рукописи не горят". Кто из них прав? Слава Богу, нам всем пока ещё рановато судить о том, куда исчезает информация, когда она лишается своей материачьной формы.

Впрочем, та информация, на основе которой построена неживая часть Вселенной, не исчезает вообще никуда и никогда. Содержание всех открытых и ещё не открытых законов природы, насколько мы можем судить, неизменно. Потому под их воздействием ничего в принципе и не меняется. То же, что в природе меняется с уменьшением информативной составляющей, меняется под воздействием случайных событий в сторону увеличения хаоса. Все остальные изменения - результат действия той живой её части, которая способна создавать новую информацию. И эта, созданная жизнью информация так структурирует природу и придаёт ей такие новые свойства, какие даже естественным законам природы, всем естественным силам Вселенной создать оказывается не под силу. Именно поэтому, кстати, археологи всегда довольно легко отличают то, что было создано когда-то человеком, от того, что создала непосредственно сама природа. Таким образом, случайности уменьшают меру порядка, закономерности поддерживают его на одном уровне, и лишь намерение увеличивает количество порядка в мире.

Древнегреческий философ Платон говорил о том, что все предметы материального мира - лишь тени нематериальных идей на экране нашего сознания. Похоже, он был в чём-то прав. Только напрасно он считал, что эти тени (предметы) менее реальны, чем их идеи. И нематериальные идеи (информация в чистом виде), и та материальная форма, которую они приобретают, пусть по-разному, но всё-таки абсолютно реальны. Более того, не все тени (материальные объекты) - следствие идей. Случайные процессы образуют материальные формы без всяких идей, без всякой информации. Все предметы являются материальными воплощениями идей лишь

стр. 169

настолько, насколько они не оказываются результатом случайных событий. За случайностями никаких идей нет и быть не может.

Всё на свете имеет свою форму и содержание. Под содержанием, конечно, подразумевается какая-то определённая идея или мысль, в общем - информация, а под формой та материальная структура, которую эта информация обрела в процессе материализации. Если взять любой объект и абстрагироваться от его материальной формы, от того, из чего он сделан, от него останется только его идея - его нематериальная информация. Обретение информацией своей материальной формы и есть процесс её материализации.

Структур, образованных только случайными процессами, на практике не существует. Действие законов природы проникает абсолютно во всё, и поэтому любые объекты естественного происхождения - это результат совместного воздействия случайных и закономерных процессов. Но если влияние хаоса при образовании какого-то объекта было значительным, то количество информации в нём оказывается минимальным. Но из-за гармонизующего воздействия законов природы, все, даже самые хаотические объекты всегда не лишены какой-то соразмерности, гармонии и даже эстетики. Таковы, например, груды камней, скалы, береговая линия моря, форма рек, вид звездного неба и т. п. Очень часто всему этому беспорядочному нагромождению человек придаёт какое-то содержание по ассоциации с тем, что заложено у него в памяти. Так, форма облаков может напоминать ему каких-то животных, вершина горы - голову человека и т. п. На самом деле этой информации ни в облаках, ни в горах, конечно, нет. Память, кстати, бывает не только приобретённой, но и, как показали недавние исследования, генетической, т. е. врождённой. Именно её проявлениями, наверное, и объясняется механизм одухотворения различных природных явлений. Возможно, поэтому человек, как правило, не может оставаться равнодушным к грозе, огню, горам, морю и т.п. Слишком много у него было связано со всеми этими явлениями ещё в те далёкие времена, когда он только формировался как человек.

Если же создание какой-то материальной структуры является следствием воздействия преимущественно закономерных событий, практически без влияния случайностей или намерения, возникают математически точные и потому наделённые некоторой упорядоченностью объекты. Это, например, зеркально ровная поверхность воды (когда на неё не дует ветер), правильные многогранники кристаллов, радуга, восходы и закаты, шарообразные планеты, их эллиптические орбиты и многое другое. Все мы, наверное, помним

стр. 170

тот урок физики, на котором нам показывали опыт с магнитом и железными опилками. Как стройно выстраивались вдоль линий магнитного поля хаотически разбросанные по листу бумаги опилки. Этот опыт производил на всех завораживающее впечатление, потому что в нём прямо у нас на глазах порядок мгновенно возникал из хаоса под воздействием чисто закономерных факторов. Но по большому счету информативность этого порядка была равна нулю, потому что он совершался в ситуации отсутствия всякой реальной неопределенности. Да и людям он давно известен, а для Вселенной такой порядок вообще стар, как мир. Поэтому собственно информация создаётся всё-таки человеком, а не природой. Только человек способен создавать такой порядок, какого до него нигде и никогда не было.

Таким образом, получается, что случайные процессы уничтожают присущую их структурам информацию, закономерные её сохраняют, живые, не обладающие сознанием организмы, всё время стремятся её распространить вокруг себя, и человек с удивительными возможностями своего сознания способен ещё и создавать новую информацию. Потом он её распространяет, сохраняет или разрушает. Причём, у разных людей все эти информационные функции (создания, распространения, сохранения или разрушения) представлены в разных пропорциях, чем в конечном счёте, наверное, и определяется, насколько далеко удалось каждому из них уйти в своём духовном развитии от своих животных предков.

Конечно, сегодня преднамеренные поступки людей и создаваемая ими информация практически никак не влияют на рост энтропии во Вселенной. В пределах Земли суммарная человеческая деятельность, с одной стороны, конечно, увеличивает количество порядка, но с другой, ведёт к ещё большему росту энтропии. Отсюда угроза экологии и самой жизни на Земле. Но если человечеству всё-таки хватит ума переломить эту губительную тенденцию, оно получит почти бесконечное время для развития своих возможностей. А развивается оно быстро. Подумать только! Всего через какие-то 200 лет после изобретения парового двигателя человек высадился на Луне. В эру технологического развития человечество вступило какую-то сотню лет назад. По геологическим меркам - мгновение. А уже на ближайшие десятилетия планируется освоение Марса. Возможности же информационного воздействия на действительность ещё более грандиозны.

Вообще, информационный или, проще говоря, командный принцип воздействия на действительность принципиально отличается

стр. 171

от всего того, что до сих пор изучала классическая наука и применяла на практике техника. Ньютон, к примеру, утверждал, что действие всегда равно противодействию. Но там, где вмешивается информация, одно и то же действие в силу её нематериальности может приводить к совершенно разным результатам. Скажем, взмах платочком - невинное действие. В одном случае в полном соответствии с третьим законом Ньютона оно может привести только к некоторому лёгкому дуновению ветерка. Но оно же может вызвать и сладкое томление в груди у молодого человека, а может вызвать и залп артиллерийской батареи. А если платок белого цвета, то и капитуляцию гарнизона крепости. Красный плащ, если верить тореадорам, почему-то вызывает агрессию у быков. Как видите, Ньютон, конечно, был прав: действие действительно равно противодействию, но лишь тогда, когда этому действию не сопутствует какая-нибудь специальная информация. Однако чтобы эта информация работала, всегда должен быть кто-то, кто знает, какая информация присвоена той или иной команде и что ему с нею делать. Тогда материальный носитель этой команды (например, тот же белый платок) из физического объекта превращается в некий символ, закодированный знак, который из-за этого обретает совершенно новые и не совсем физические, точнее, не совсем материальные свойства. Это означает, что классическая физика справедлива только в неживых системах, в которых невозможны процессы кодировки информации. Какие бы значения различных команд не были записаны в памяти компьютера, в его операционных системах действие всегда равно противодействию. В живых же информационных системах между причиной и следствием возможно рождение своей оригинальной, принципиально новой информации, приводящей к таким же оригинальным, самостоятельным последствиям. Эта информация и является содержанием намерения. Поэтому у преднамеренных событий свой, двойной тип причинности. Первая, информационная часть этой связи является причиной для появления второй - физической.

Влияние преднамеренности оказывает воздействие на закономерные события, и они лишаются своей неизбежности. На практике в живом информационном режиме это может привести к чему угодно! Нажатие кнопки в ядерном чемоданчике - к гибели человечества. Замена нескольких генов, отвечающих за развитие лобных долей головного мозга, в молекуле ДНК человекообразной обезьяны, наоборот, к возникновению человечества - всё это примеры информационного управления действительностью. Этим

стр. 172

и отличается информационный принцип воздействия от просто физического, где действие, действительно, всегда равно противодействию. Информационный принцип позволяет минимальными усилиями целенаправленно оперировать явлениями практически любой мощности. Запомним это удивительное его свойство; впоследствии оно поможет нам понять источник возникновения прибавочной стоимости, да и всякого богатства вообще. Нематериальная способность информативных процессов давать больше, чем на них было затрачено, противоречит закону сохранения энергии, второму началу термодинамики, и в этом, очевидно и заключается секрет устройства вечного двигателя прогресса и саморазвития.

Происхождение генетической информации

Закономерные события вообще ничего принципиально нового создать не способны. Но и преднамеренно созданная информация, как правило, ограничена в своем содержании либо логикой, либо господствующими в сознании стереотипами, либо различными врожденными или приобретенными рефлексами. Только случайные события в силу того, что их содержание не ограничено никакими причинно-следственными связями, способны иногда вносить такие принципиальные изменения, которые никак не следуют логически из исходных условий и вообще никак с ними не связаны информационно. Именно тогда и оказываются возможны те редкие случаи, когда происходит создание принципиально новой информации. Но последующие разрушительные случайности, поскольку их несоизмеримо больше, чем созидательных, обязательно уничтожают этот новый порядок. Однако если в природе будет действовать какой-то фактор, сохраняющий от разрушения случайно возникающий порядок, в мире начнется процесс его накопления, процесс роста информационного содержания материальных объектов. И тогда на основе совершенно случайных изменений окажутся возможны и эволюция, и прогресс и, многие другие созидательные процессы. Но идти они будут страшно медленно, потому что случайности, приводящие природу в порядок, - явление крайне редкое. Кроме того, далеко не всякий порядок может сохраняться без вмешательства живого сознания, способного отличать смысл от бессмыслицы.

Если, к примеру, взять разные физические и математические символы и бесконечно долго их перемешивать, то рано или поздно из них на какое-то мгновение, может быть, и сложится формула

стр. 173

E=mc2. Но для того, чтобы из неё возникла специальная теория относительности, надо не только знать, что значит каждый из её символов, надо понять смысл этой формулы. А для этого необходим не просто интеллект, а интеллект именно Альберта Эйнштейна. Так что такая обратная положительная связь возможна только на основе как минимум не случайных, а преднамеренных событий.

В современных компьютерах все события происходят с совершенно фантастической скоростью, что позволяет имитировать подобные, основанные на обратной положительной связи, информационные процессы. Например, именно по этому принципу действуют компьютерные шахматные программы. Компьютер очень быстро и совершенно случайно перебирает миллионы ходов, отбирая из них по каким-то заранее запрограммированным критериям те, которые с точки зрения создателей программы должны быстрее приводить к победе. Но если для компьютера с его быстродействием метод "научного тыка" в каких-то ограниченных программой параметрах и возможен, то для человека он связан с огромными временными и физическими затратами. Случайно новая информация возникает со среднестатистической вероятностью, и поэтому её появление таким способом в обыденной жизни крайне маловероятно.

Новая модная наука синергетика утверждает, что обратная положительная связь способна обеспечить отбор и сохранение созданной случайными событиями информации по признаку её прогрессивности и без вмешательства человека. Хватило бы только времени. Поскольку времени у Вселенной, кажется, на всё должно хватать с избытком, в качестве главного и, похоже, единственного примера, подтверждающего самоорганизующие, созидательные возможности случайностей, конечно, приводится эволюционная теория Ч. Дарвина.

Действительно, живые организмы подвержены обратному избирательному воздействию среды своего обитания на строение своего потомства по признаку приспособляемости. Среда обитания сохраняет более приспособленные особи и уничтожает менее приспособленные. Таким образом, благодаря череде постоянных смертей и рождений механизм естественного отбора способствует передаче потомкам полезных признаков и тормозит передачу вредных. У более приспособленных особей, естественно, больше возможностей для передачи генетической информации будущим поколениям. В результате в природе возникают процессы отбора и закрепления случайно возникших положительных изменений

стр. 174

строения живых организмов. В этом, собственно, и заключается механизм обратной положительной связи. И отсюда, конечно, делается вывод: эволюция (постоянное усложнение строения живых организмов и как следствие увеличение их приспособляемости и возможностей) основана на огромном количестве совершенно случайных изменений генотипа.

Но обратная связь между объектом и средой обитания возникает только тогда, когда событие (в данном случае генетическая мутация) уже произошло. И поэтому никакая связь - ни положительная, ни отрицательная - не способна повысить вероятность возникновения полезных мутаций или понизить вероятность вредных. А по существующему между случайными событиями естественному соотношению почти все возможные изменения строения ДНК понижают приспособляемость организма, и только ничтожно малое количество возможных изменений приспособляемость увеличивает. Поэтому вероятность нанесения вреда устройству живого организма при хаотичной бомбардировке его генов радиоактивными частицами безмерно выше, чем вероятность случайного улучшения его приспособляемости и расширения его возможностей. Если генетические мутации только случайны, они обязательно должны приводить к настолько быстрому увеличению хаоса в строении молекул ДНК, что полезные изменения просто не успеют себя проявить. В условиях постоянной борьбы за выживание практически все вредные изменения будут скорее всего несовместимы с жизнью. Чтобы хоть одно полезное изменение реализовалось в чьём-то потомстве и численность популяции при этом не уменьшалась бы до полного исчезновения, каждая особь должна производить миллионы потомков. Иначе все они погибнут, не успев передать свои полезные мутации следующим поколениям. Но тогда выжить в эволюционной гонке могли бы только виды, отличающиеся крайней плодовитостью. В живой природе плодовитость, близкая к таким требованиям, встречается только у самых примитивных, т.е. у менее всего подверженных эволюции существ. Это, кстати, говорит о том, что на первых этапах существования жизни на Земле случайные процессы имели для выживания значительно большее значение, чем на более поздних этапах. Но даже если какие-то мелкие, непринципиальные изменения вроде таких приспособительных реакций, как изменение цвета крыльев у бабочки или формы клюва у птицы и возможны по воле случая, обладающего обратной положительной связью, то происхождение новых классов, родов и семейств совершенно не вписывается в

стр. 175

закономерности теории вероятности. Для таких кардинальных изменений необходим целый комплекс одновременных, т. е. происходящих у одной особи полезных мутаций, каждая из которых в отдельности не только бесполезна, но даже вредна. Вредна хотя бы потому, что в той жестокой борьбе за существование, которую вынуждены вести на Земле животные, всё бесполезное - вредно. И, следовательно, такая особь должна погибнуть, не передав потомкам тех генетических изменений, которые в будущих поколениях сделают её мутацию полезной.

Дарвин назвал свой труд о механизмах естественного отбора "Происхождение видов...", а не происхождение родов, классов и т.п. Скорее всего, это произошло потому, что примеров межвидовой изменчивости он набрал более чем достаточно, а вот примеров межродовой, межклассовой, или межсемейственной изменчивости что-то не встретил ни одного. И это не удивительно, потому что их просто нет. Настолько нет, что даже терминов таких в науке не существует. Если эволюция - процесс случайный, то промежуточные формы должны существовать не только между различными видами живых существ, но и между различными родами, семействами и классами. Мы же видим в ней одни только непроходимые пропасти. Такие, как между органикой и неорганикой, между живой и неживой природой, между растениями и животными, пресмыкающимися и млекопитающими. Между обезьяной и человеком, наконец. И никакая селекция не способна все эти пропасти преодолеть. Объяснить это можно только тем, что для возникновения таких принципиально новых свойств, как, например, способность к фотосинтезу в организме должны возникнуть несколько принципиально новых белков. Отдельно друг от друга эти белки для выживания абсолютно бесполезны, и закрепиться в генотипе по отдельности, т. е. сначала один в первом поколении, потом другой во втором, потом третий в каких-то следующих и т. д. они никак не могут. Значит, для возникновения способности к фотосинтезу все эти белки должны были возникать не постепенно, а сразу одновременно у одной и той же особи. Причём, что интересно, принципиально новые формы в эволюции биосферы Земли появлялись только тогда, когда прежние формы уже не могли дальше не только развиваться, но и просто существовать. Например, живые организмы, существовавшие до эпохи фотосинтеза, обрели к нему способность только тогда, когда они лишились источников питания и должны были либо исчезнуть, либо обрести способность получать питание из углекислого газа и солнечного

стр. 176

света. И они обрели эту способность, потому что именно в этот период, не раньше и не позже, некоторые особи поверглись целому комплексу генетических изменений, которые обеспечили возможность появления реакции фотосинтеза. Именно тогда в атмосфере Земли появился кислород, который для их предков являлся самым настоящим ядом.

Вероятность синтеза принципиально новой молекулы белка, состоящей из 100 аминокислот, равна 1/20100. Количество же особей, у которых они могли возникнуть (количество возможных попыток), не превышает 1028. Вероятность появления у одной и той же особи, да ещё и в совершено определённое время сразу нескольких нужных мутаций по самым скромным подсчётам равна 1/2400. Это значит, что как случайность такие мутации невозможны в принципе. В современной науке, правда, есть мнение, что невозможность подобных мутаций преодолевается так называемой блоковой генетической изменчивостью. Оказывается, огромное количество фрагментов ДНК хранится в хромосомах, не принимая никакого участия в формировании организма. Как книги в библиотеке. На протяжении миллионов лет передаются они от поколения к поколению и ждут своего часа. При блоковой изменчивости в ДНК изменение вносится сразу таким фрагментом, что и приводит к возникновению нового вида. Но что удивительно: при расчетах практической возможности таких принципиальных изменений учеными как будто нарочно никак не учитывается вероятность тех случайностей, благодаря которым когда-то возник нужный для этих изменений фрагмент. Стоит её учесть, и вероятность таких изменений становится настолько ничтожной, что сами изменения как случайные события оказываются просто невозможными. Если способность к фотосинтезу появилась когда-то в результате блоковой генетической мутации, значит, что у предков тех, кто эту способность приобрел, заранее возник такой набор рецессивных генов, в котором был закодирован порядок строительства нескольких белков, необходимых для осуществления реакции фотосинтеза. Причем, этот набор возник без участия естественного отбора, потому что когда он только появился, необходимости в фотосинтезе не было, а, значит, он вообще никак не проявлялся фенотипически. Совершенно очевидно, что случайно, да ещё и без влияния механизма обратной положительной связитакой замечательный набор не мог возникнуть в принципе.

Вообще, рассчитывать на то, что эволюция живых существ является следствием хаотических ударов радиоактивных частиц по

стр. 177

генетическому коду ДНК, это всё равно, что вечно бить кувалдой по автосвалке, отбирать наиболее понравившиеся куски железа и бить по ним снова в надежде когда-нибудь построить таким способом "MERSEDES-600".

Наверно, путём упорной многовековой селекционной работы из кошки и можно вывести тигра. Но никакой искусственный отбор, не говоря уже о естественном, не превратит кошку в собаку, ибо в основе этих животных лежат разные принципы. Может быть, даже разные идеи. Такие превращения если и возможны, то только методами генной инженерии. Но это уже будет процесс не случайный, а преднамеренный. Генетическая запись устройства живых организмов настолько универсальна, что позволяет не только кошку в тигра превратить, но даже создавать гибриды из животных и растений! Этот идеальный механизм как будто нарочно придуман для экспериментов по генной инженерии.

Да, пора, наконец, признать: эволюционные процессы никак не вписываются в закономерности теории вероятности. Отсюда вывод: эволюция - явление как минимум не случайное. Может быть, она закономерна? Но тогда и избыточность полезных мутаций закономерна. И значит, ещё на стадии возникновения генетических изменений в молекулах ДНК должен действовать какой-то автоматический механизм прогнозирования полезности или вредности мутационной изменчивости. Полезные изменения этот механизм должен вносить в генетический код, а вредные, наоборот, не допускать. Такой оценочный и прогнозирующий механизм как естественное, природное и закономерное явление невозможен в принципе. Ядра яйцеклетки или сперматозоида не располагают и не могут располагать информацией о том, какие изменения в генах окажутся полезны будущему организму после его рождения, а какие будут ему вредны. А если генетическая изменчивость не случайна и не закономерна, значит (больше ничего не остаётся) она преднамеренна. И тогда остается предположить только одно: все мутации, приводящие к принципиально новым эволюционным изменениям, - результат какого-то намеренного воздействия с использованием чего-то более совершенного, чем известные нам сегодня методы генной инженерии. Кстати, учёными замечено, что когда вредных мутаций в организме становится слишком много, они по какой-то неизвестной причине оказываются не такими уж и вредными. Да и разные гены в составе молекул ДНК подвержены мутациям далеко не в одинаковой степени. В общем, экспериментально подтверждено: генетические мутации

стр. 178

демонстрируют совершенно невозможную для естественных процессов избирательность относительно их полезности.

Единственно в чем, безусловно, правы сторонники естественного, эволюционного пути развития живой природы, так это в том, что в строении животных, принадлежащих к разным классам, отрядам и т.д., что-то уж слишком много общего. Ясно, что все они происходят друг от друга. Информационная теория эволюции не отрицает родственных связей между всеми живыми организмами. Взять хотя бы тот факт, что люди по составу своего генотипа процентов на 80 ничем не отличаются от кукурузы. Конечно, всё живое на Земле имеет общее происхождение, и вполне возможно, что 35 млн. лет назад наши предки действительно были кем-то вроде современных лемуров. Сомнение вызывает не сам факт эволюции, а лишь причина, ее порождающая. Слишком уж всё, что происходит на Земле, похоже на какой-то грандиозный научный эксперимент.

Например, известно, что мозг человека в отличие от мозга других животных задействован всего на 9% или в редчайших случаях на 10% своего объёма. 90% просто лишние. Более того, они - главная причина родовых травм матери и гибели плода при родах, потому что из-за этих ненужных для жизни процентов непропорционально большая голова новорожденного с огромным трудом проходит через родовые пути. По Дарвину, естественный отбор оставляет для воспроизведения в будущих поколениях только то, что необходимо, а не то, что десятикратно избыточно, да ещё и опасно для жизни. Значит, такая огромная избыточность в строении человеческого мозга - явление с точки зрения теории естественного отбора совершенно необъяснимое. Или возьмём разделение людей на расы. Откуда они появились? Современная наука не располагает ни одной сколько-нибудь доказательной теорией на этот счёт, хотя в различных гипотезах недостатка не наблюдается.

Совершенно очевидно, что если бы расы возникли из-за различия климатических условий обитания, то в жарком климате обитала бы белая раса, а в холодном - чёрная, потому что белый цвет отражает солнечные лучи, а черный поглощает. Но в тропиках везде жарко, а расы там встречаются и чёрные, и красные, и желтые, и серые (папуасы, например). Однако только белые на заре цивилизации почему-то оказались сосредоточены в одной маленькой и довольно холодной Европе. Согласитесь, все это выглядит довольно противоестественно. Скорее это похоже на то, как учёные маркируют цветными метками разные группы по-

стр. 179

допытных животных, чтобы не перепутывались при миграциях. Может быть, с самого начала при создании людей кем-то было заложено несколько групп по разному генетически модифицированных обезьян. Чтобы они внешне отличались друг от друга, их коже придали разные цвета. Не исключено, что эти таинственные создатели уже сейчас, в наше время, оценивают, какая из групп в наибольшей степени соответствует конечным целям эксперимента. Только не надо думать, что критерием успеха обязательно должна быть способность людей к научно-техническому прогрессу. Вполне возможно, что победителями в этой эволюционной гонке окажутся вовсе не европейцы, а какие-нибудь дикари с архипелага Туамоту только потому, что они лучше других людей могут впадать в транс, прыгая по ночам вокруг костра. Или потому что они до такой степени вообще никогда не лгут, что даже слова такого (ложь) нет в их языке. Да и коралловые острова, на которых они живут, что-то уж слишком подозрительно похожи на райские сады. Может, они так и не вкусили от древа познания добра и зла, и их не за что было изгонять из Рая? В отличие от нас.

Кстати, и в религии европейцев, и в религии папуасов, которые в далёком прошлом, конечно, не могли иметь с европейцами никаких контактов, утверждается, что первый человек был создан из глины. Оказывается, в этом нет ничего не реального. Дело в том, что кроме известных нам соединений углерода и водорода жизнь может существовать на основе соединений кремния, алюминия и кислорода. Так вот, эти соединения в химии так и называются - глины. Конечно, вполне возможно, что это просто такое совпадение. Однако возможно и другое. Может быть, первые живые организмы действительно создавались на кремниевой, а не на углеродной основе. Но по каким-то причинам эксперимент не оправдал ожиданий, глины забраковали, всю кремниевую органику уничтожили и продолжили работу на более перспективных соединениях углерода. А следы неудавшегося эксперимента с кремнием так и остались в Библии, Торе, в устных преданиях папуасов и в разных других религиозных первоисточниках.

Впрочем, это не единственные следы реальных событий, относящихся к временам творения. Когда Вселенная была ещё совсем молода и горяча, все её электромагнитные излучения происходили в диапазоне, намного превышающем диапазон видимого света, поэтому во всей Вселенной не светилось ни одного лучика света. В ней было абсолютно темно. Но она расширялась и от этого охлаждалась. От охлаждения частоты её излучений становились всё

стр. 180

ниже и ниже. Наконец, настал такой момент, когда они достигли видимого диапазона. И во всей Вселенной из конца в конец, как по команде, вдруг вспыхнул свет. Поначалу он был фиолетово-синий, но потом, постепенно переходя через оттенки различных цветов, все звёзды засияли тем белым светом, который мы видим сегодня. Однако наблюдать это грандиозное событие тогда было некому. В те времена во всей Вселенной ещё не было ни одного живого существа. И всё-таки через многие миллиарды лет в Торе, а вслед за ней и в Библии появились всем нам известные слова: "И сказал Бог: да будет свет. И стал свет" (Бытие. 1;3). Может быть, это тоже совпадение. Но что-то уж слишком много совпадений с действительностью собралось в главной книге человечества.

Всем известно, что строение каждого живого организма закодировано в строении молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты. Но в какой бы микроскоп мы ни рассматривали спираль ДНК, мы не увидим в ней ни рук, ни ног, ни печенки, ни селезёнки. ДНК - это не уменьшенная копия организма и даже не её чертёж. Это её запись. Причем запись в самом буквальном смысле этого слова.

Хранение, передача и размножение информации в конечном счёте возможны тремя способами: 1) в виде материализации её в самой реальности или создания чертежа, т. е. копии этой реальности (первая сигнальная система); 2) в виде кодированной записи отдельных понятий (вторая сигнальная система); 3) в виде записи, содержащей определённый смысл (третья сигнальная система). Копия передаёт информацию через внешнее сходство с оригиналом. В такой форме в известных пределах она может быть понятна даже животному, но её размеры сравнимы с размером оригинала, что, конечно, создаёт определённые трудности для оперирования такой информацией и её хранения. Для преодоления этих трудностей был придуман метод кодировки. Такая кодировка в значительной степени сокращает размеры записи, но требует отдельной записи (или запоминания) значения каждого символа. Экономия происходит за счёт того, что значение каждого символа можно зафиксировать один раз, а использовать его можно сколько угодно раз.

Смысловая запись на уровне (если можно так выразиться) третьей сигнальной системы позволяет ещё больше сократить её размеры и расширить её содержание. Для расшифровки смыслового содержания кодированных символов помимо знания кодов (словаря) требуется ещё и процесс мышления. О содержании такой записи необходимо догадываться, домысливать то, что в неё не попало, но следует из неё чисто логически или ассоциативно.

стр. 181

Поэтому, кстати, команды, которые выполняют животные, состоят не больше, чем из одного слова. Животные способны воспринимать информацию на уровне максимум второй сигнальной системы. Человек в отличие от них способен воспринять смысл целой фразы, группы фраз и даже целого художественного произведения. Это и есть запись и воспроизведение информации на уровне третьей сигнальной системы, т. е. на уровне смысла. Вероятность случайного возникновения информации уменьшается при переходе от первой сигнальной системы ко второй и далее к третьей на многие и многие порядки. Если случайное возникновение какой-то горы, похожей своей формой на голову человека, явление довольно распространенное, то случайное расположение горной породы в виде какого-то слова или даже целой фразы - явление в принципе невероятное не только для Земли, но и для всей нашей Галактики, а может быть, и для всей Вселенной. Так вот, информация, записанная в молекулах ДНК, записана там на определенном языке. Это не метафора, это надо понимать буквально. Язык этот универсален для всех живых существ: и для животных, и для растений, и для человека. В этой записи есть даже свои знаки препинания, как в самой настоящей фразе. Те фрагменты ДНК, которые посвящены записи строения одной молекулы белка, отдачены от записи другой молекулы знаками препинания в виде специальных генов. А ведь любая фраза, если она состоит больше чем из одного слова, это не только кодированная, это ещё и смысловая запись. Значит, генетическая запись строения отдельных белков и тем более всего организма осуществляется на уровне третьей сигнальной системы, на уровне смысла. Не случайно синтез белка в пробирке до сих пор осуществить невозможно. Только в живой клетке.

Кстати, как показывает математический расчет, вероятность случайного возникновения информации при наличии обратной положительной связи допускает ее возникновение только на уровне максимум второй сигнальной системы. Случайное возникновение смысловой информации в принципе может быть и возможно. Вот только количества попыток для ее возникновения требуется гораздо больше, чем произошло событий на макроуровне во всей Вселенной за всё время её существования. Впрочем, результаты эти расчётов, основанных на знаменитой формуле Шеннона, в плане смысловой информации оказываются очень сильно занижены, поскольку в них никак не может быть учтена та информация, которая домысливается при восприятии смысла. Например, в Новом завете фраза "Возлюбите врагов своих" состоит всего из трёх слов,

стр. 182

а информации в ней, если учесть те мысли, которые она вызвала и ещё вызовет в людях, будет, пожалуй, побольше, чем во всех романах Льва Толстого.

Любой белок, обеспечивающий огромное количество различных функций, происходящих в живом организме, строится всего лишь из двадцати аминокислот. Код (словарь) генетической записи представляет собой соответствие этих двадцати аминокислот шестидесяти четырём сочетаниям четырёх кодонов, каждый из которых состоит из трех нуклеотидов. Самих нуклеотидов всего четыре: аденин, гуанин, урацил и цитозин. Этот код универсален и для животного, и для растительного мира, но связь между кодонами и теми белками, которые строятся по их командам, не физическая и не химическая, а информационная. То, что информация придана кодонам извне, доказывается тем, что в некоторых случаях (например, внутри митохондрий) этот код меняется, и тот ген, который обычно отвечает за какую-то одну определенную аминокислоту, вдруг начинает обозначать другую аминокислоту или превращается в знак препинания, отделяя запись строения одного белка от записи строения другого. Естественно, возникает вопрос: где находится знание того языка, на котором в генах записано строение всего организма? И где тот интеллект, который домысливает содержание генетической записи? На сегодня ничего похожего в строении клетки не только не обнаружено, но даже представить себе невозможно, как смысл ДНК расшифровывается при построении живого организма.

Впрочем, даже если все химические реакции, задействованные при синтезе белковых молекул, как им и положено, являются событиями вполне закономерными и естественными, все они, как и всякие закономерности, должны являться завершающими стадиями каких-то либо случайных, либо преднамеренных событий. Так вот, никакие случайности не в состоянии заставить встретиться друг с другом точно в нужном месте внутри клетки нужные для синтеза именно данного белка молекулы аминокислот и ферментов. А именно их движение навстречу друг другу и является начальной (т. е. случайной или преднамеренной) стадией всякого закономерного биохимического синтеза. Да, конечно, чуть ли не каждый год генетики получают очередные Нобелевские премии за очередные открытия в области механизмов передачи генетической информации. Давно уже известно, что транспортные РНК подвозят к местам сборки новых белков аминокислоты. Информационные РНК копируют сами себя, превращаются обратно в ДНК, раз-

стр. 183

множаются. Одни ферменты разрезают их на отдельные блоки, другие ферменты сшивают эти блоки в новые информационные РНК. Ненужные генетические блоки при этом консервируются в ядре на долгое хранение. На всякий случай, авось пригодятся. Затем модифицированная молекула РНК, являющаяся частью ДНК, покидает ядро клетки и уже в протоплазме по записанным в ней командам синтезирует новые белковые молекулы. Каждый фермент, как завзятый чиновник, какие-то химические реакции разрешает, какие-то запрещает, при этом сам вообще не принимает ни химического, ни физического участия в этих реакциях (чем, кстати, грубо нарушает закон причинности, что, в общем-то, вполне обычно для информационных процессов), и организм мало-помалу, непонятно как, но всё-таки успешно строится. Очень похоже на то, что каждая клетка работает как самая настоящая лаборатория или даже целый научно-производственный комплекс по нанотехнологии и генной инженерии. Только самих инженеров и, главное, стоящих над ними проектировщиков почему-то совсем не видно.

Если кто-то ещё не убедился в том, что эволюция - это результат последовательных и целенаправленных генетических изменений, загляните через электронный микроскоп в любую живую клетку, и вы своими глазами увидите, как целенаправленно работает в ней чье-то намерение. Совершенно очевидно, что любая запись и воспроизведение кодированной информации не может быть ни случайным процессом, ни закономерным. И остается для объяснения их происхождения одна только преднамеренность.

К сожалению, хотя официально, так сказать, на уровне сознания современная наука и признает критерием реальности практику, но подсознательно, очевидно, из страха перед возможными обвинениями в якобы ненаучном подходе ученые частенько исходят из того, что всё реальное обязательно должно быть объяснимо материалистически. Это на первый взгляд безобидное утверждение опасно тем, что из него прямо следует, что всё необъяснимое материалистически не реально. Но что не реально, то не существует и, следовательно, изучению подлежать не может. А всё, что не достойно изучения, просто обречено на необъяснимость. И - круг замкнулся!

Процесс от ДНК к организму - это процесс от смыслового, т. е. очень сокращенного обозначения реальности к самой реальности. Это процесс, направленный от простого к сложному. Но событие, сопровождающееся усложнением структуры, увеличением количества информации, не может быть ни случайным, ни закономерным. Оно может быть только преднамеренным. Значит, в работе

стр. 184

клетки мы имеем пример преднамеренности с информационной поддержкой, источник которой расположен явно за пределами той реальности, которая может быть доступна нашему изучению. Возможно, потому и вероятность у неё 100%, как у закономерного события. Таким образом, источник возникновения информационного обеспечения закономерных событий также явно находится где-то за пределами возможностей нашего сознания. Если же и у живой, и у неживой природы автор один, то, может быть, информационное содержание неживой материи также где-то зафиксировано на чем-то вроде молекул ДНК. Только, конечно, значительно более мелком - где-то на уровне элементарных частиц. В таком случае первой на следы записи строения материи должна наткнуться, конечно, квантовая физика. И, похоже, ей это уже удалось.

Главное отличие квантового микромира от хорошо нам знакомого макромира заключается в том, что наш мир непрерывен, а мир элементарных частиц дискретен. Потому он и называется квантовый, т. е. существующий отдельными частями - квантами. Так, например, непрерывная электромагнитная волна на уровне элементарных частиц оказывается тем, чем она, будучи волной, не может быть в принципе, а именно потоком дискретных частиц, т.е. квантов света. Причем, когда эти кванты несутся со скоростью 300 тыс. км/сек, они обладают массой. А в покое они массы не имеют вообще. Выходит, то они есть, то их нет. Электрон также обладает некоторыми противоречивыми и не совсем материальными свойствами. Например, математический анализ показывает, что его вращение вокруг своей оси (спин) должен создавать весьма специфическое торсионное поле, лишенное энергетической составляющей и способное без переноса энергии передавать информацию со сверхсветовой скоростью. Очень похоже на пресловутое нематериальное информационное поле. При этом само существование электрона также дискретно. Пока он движется по орбите, он есть, а во время его перехода на другую, более высокую или более низкую орбиту его попросту нет. Вполне возможно, что этими же свойствами в той или иной степени обладают и другие элементарные частицы.

Такое дискретное существование элементарных частиц явно нарушает основополагающие законы природы. Но законы природы являются свойствами всей материи вообще. Они не могут здесь действовать, а там не действовать. Если же что-то противоречит законам природы, значит, это что-то скорее всего имеет отношение не к материи, а к информации как явлению нематериальному. И

стр. 185

действительно, нечто похожее на парадоксы квантового микромира мы встречаем каждый день в своей обыденной жизни, когда сталкиваемся не непосредственно с самой реальностью, а с её преднамеренным изображением. С тем или иным видом записи или воспроизведения информации. Взять хотя бы разрыв непрерывности существования электрона во время его перехода с одной орбиты на другую. На экране кинотеатра изображение реального мира также прекращает своё существование во время перехода от одного кадра к другому, но это совсем не мешает нам воспринимать кино как абсолютно непрерывную реальность. В принципе любое экранное изображение, любая картина или фотография, в общем, любая модель действительности обязательно дискретна. Ей, как сказали бы философы, имманентно присущ какой-то предел разрешения. Фиксация реальности в буквенной или цифровой записи также имеет разрыв непрерывности между буквами и цифрами. Используя терминологию квантовой физики, можно сказать, что любая, даже аналоговая запись информации в конечном счете явно имеет квантовую природу. Случайны ли все эти информационные и квантовые совпадения? На сегодня ничего утверждать наверняка нельзя, но не исключено, что, изучая поведение элементарных частиц, физики-теоретики, сами того не подозревая, постоянно наталкиваются на материальную проекцию записи нематериальной информации о строении неживой материи. И именно эта дискретная проекция на уровне макромира воспринимается нами как вполне непрерывная реальность.

Реальность электрона, утверждают физики, подтверждается тем, что он обладает постоянным зарядом, постоянным спином и массой. Но и любые образы, зафиксированные в какой-то записи, также обладают постоянством, вполне сравнимым с постоянством материального мира. Например, сколько бы мы не перечитывали роман Л. Толстого "Война и мир", в четвертом томе Наташа Ростова обязательно выходит замуж за Пьера Безухова. Если рассматривать удивительное постоянство этого явления исключительно изнутри романа, т. е. если уподобить пространство романа пространственно-временному континууму Вселенной, то её замужество по своей неизбежности ничем не отличается от действия какого-то очень специфического, присущего только данному пространству закона природы.

Материя, как утверждал В. И. Ленин, дана нам в ощущениях, т.е. мы воспринимаем действительность исключительно нашими чувствами. Я бы еще добавил - и сознанием тоже. Мы, напри-

стр. 186

мер, читаем роман с помощью зрения, но воспринимаем-то его содержание как минимум с помощью нашего сознания. Однако, как бы там ни было, и наши чувства, и наше сознание - всё это явления, которые никак не объясняются свойствами сугубо материального мира. Наверное, неслучайно именно они как будто специально предназначены для восприятия информации. Значит, у нас есть все основания допустить, что наши чувства и сознание по своим исключительным свойствам и по своей природе больше относятся к нематериальному миру информации, чем к грубому миру материи.

Также, наверно, совсем неслучайно очень много общих свойств наблюдается между закономерными и преднамеренными событиями.

- Закономерные события - результат действия законов природы, которые всегда поддерживают в мире определенный порядок, а преднамеренные события всегда увеличивают упорядоченность материи. Другими словами, и те, и другие противостоят росту энтропии.

- И в тех и в других событиях между порождающими их объектами-причинами образуется предварительное взаимодействие в виде взаимной причинно-следственной связи. Другими словами, в отличие от случайных событий эти события вполне причинно обусловлены.

- И те, и другие события несут в своей основе определенную информацию. Эта информация является содержанием той связи, которая объединяет объекты, участвующие в этих событиях. У закономерных событий природа этой связи определяется информативным содержанием законов природы, а у преднамеренных событий эта связь содержит в себе информацию о намерении живого существа.

- Вероятность закономерных и преднамеренных событий всегда выше среднестатистической.

Такое большое количество общих свойств дает нам право предположить, что и в происхождении этих двух видов событий может быть что-то общее. Информация в макромире существует в виде той формы, которую она придает материи. Но на квантовом, а может быть, и на ещё более глубоком уровне всё наоборот - материя является формой существования информации. Недаром слово "информация" буквально означает "вне формы". Если материя при некоторых условиях может существовать в состоянии хаоса, т. е. вне своей информационной формы, то, очевидно, и информация

стр. 187

должна быть способной к существованию вне материи. До Большого взрыва существовала такая абсолютная пустота, что там даже пустого пространства и то не было. Совершенно очевидно, что в этом абсолютном ничто не было ни хаоса, ни неопределённости. Некая абсолютная определенность абсолютного ничто. Математическая модель этого состояния говорит о том, что в таких условиях информация может существовать в своем идеальном, первозданном состоянии - без материального носителя и в бесконечно большом количестве. Потом Первовзрыв, сплошная, порождённая им неопределённость, постепенное ее снятие и как следствие материализация той информации, которая должна была существовать еще до Взрыва в каком-то своем идеальном, нематериальном состоянии. В таком случае законы природы когда-то, ещё на первых стадиях творения были для новорожденной материи совершенно новой информацией, явлением, устанавливающим новую меру порядка.

Очевидно, Первовзрыв, положивший начало Вселенной, был взрывом не только элементарных частиц, электромагнитных полей и т.п., но и, если можно так выразиться, взрывом информации. Информации, творящей Вселенную. Именно тогда законы природы устанавливали впервые возникающий порядок взаимодействия различных материальных объектов. Порядок, или упорядоченность по научному называется негоэнтропия. Во время возникновения материи и обретения ею новых свойств каждое первое их проявление предварялось актом материализации новой информации, процессом не только поддержания, но и роста негоэнтропии. Количество негоэнтропии увеличивалось вместе с развитием постоянно возникающей Вселенной. Кстати, как показали недавние исследования в области элементарных частиц, законы природы, которым подчиняется сегодня материя, вполне могли бы быть и другими. Значит, первоматерии, не подчинявшейся законам природы, была присуща неопределённость, перед ней был выбор. Но случайно или закономерно никакой новый порядок не возникает. Для появления любой новой системы, упорядоченной структуры, чего-то рационально устроенного надо, чтобы сначала где-то, у кого-то заранее возникла информация об этом устройстве. Значит, создание Вселенной - событие такое же преднамеренное, как и всё, что увеличивает упорядоченность материи. Случайно, да еще и за очень короткое время может возникнуть только хаос, энтропия и больше ничего.

Таким образом, получается, что законы природы - это реликтовые преднамеренности времён творения. А заключенная в них

стр. 188

информация - это материализованная идея, или точнее, намерение творца. В общем, как ни взгляни, а все события упорно делятся не на три, а всего лишь на два вида: случайные и преднамеренные. Причём, случайные через снятие объективной неопределенности в конечном счете ведут к увеличению хаоса, т. е. к разрушению, а божественные преднамеренные события (закономерные) - к сохранению порядка в мертвой природе, а преднамеренные человеческие поступки через снятие субъективной неопределённости (через преодоление незнания) ведут к созданию информации, уменьшающей хаос, увеличивающей упорядоченность, т.е. к развитию и созиданию. Что, кстати, совершенно противоречит основному выводу из второго начала термодинамики о самопроизвольном увеличении энтропии. Впрочем, все достаточно сложные, смысловые информационные процессы явно противоречат естественным законам природы. Взять хотя бы информационное воздействие. Оно действует, не вызывая противодействия, т. е. нарушая третий закон Ньютона. А тиражирование информации, как было показано выше, нарушает закон Ломоносова о сохранении материи. Особенно хорошо всё это заметно на процессах, в которых участвует информация, зафиксированная в цифровом формате. Поскольку противоестественные информационные процессы неразрывно связаны с феноменом жизни, то получается, что и сама жизнь - это явление довольно противоестественное.

Главный вопрос философии: "Что первично - бытие или сознание?" можно сформулировать более конкретно: "Что причина, а что следствие - материя или информация?". Материя в своём первичном, хаотическом состоянии, лишенная всех характеристик, кроме массы, к созданию смысловой информации, естественно, не способна в принципе. Значит, она и не может быть причиной её возникновения. Нематериальная информация материализуется в нее и придает ей определённую форму, организовывает её в некий порядок. Получается, что все в нашем мире - это либо материя в состоянии хаоса, либо материя, организованная информационно. А хаос - это материя без информации.

Вообще, материя и информация, или бытие и сознание функционально явно противопоставлены друг другу. Во всем материальном мире постоянно происходит грандиозная битва намерения со случайностью. Живое намерение организует порядок из хаоса, создавая и материализуя в нём свою информацию, а неживые, т. е. абсолютно материальные и лишённые своей воли случайности постоянно превращают порядок обратно в хаос. Раз материя и ин-

стр. 189

формация осуществляют совершенно противоположные функции, значит, никто из них не может быть для другого ни причиной, ни следствием. Однако это не исключает того, что они являются следствием какой-то одной общей первопричины. В той степени, в которой рождение информационного содержания преднамеренного поступка скрыто от нашего сознания за гранью материального мира, мы можем говорить о том, что для нашего восприятия преднамеренные события недостаточно причинно обусловлены. Это придаёт им некую многовариантность или видимость многовариантности, которую мы воспринимаем как некоторую степень самой настоящей свободы воли, основанной на пусть частичном, но всё-таки совершенно реальном (в пределах материального мира или в пределах возможностей нашего восприятия) нарушении закона причинности.

Конечно, намерение не всегда ведет к созиданию. Бывают и разрушительные намерения. Бывают и такие благие намерения, которые, как известно, ведут в Ад. Но они не могут здесь рассматриваться как довод против, поскольку являются всего лишь проявлением несовершенства некоторых намерений, результатом такой деятельности человека, в которой превалируют хаотичные, случайные, недетерминированные мотивы. А совершенное сознание, создающее законы природы, которые в свою очередь организуют хаос в порядок, вряд ли имеет намерение увеличивать меру хаоса. Хаос и так возникает. Сам по себе, без его участия.

Закономерные события, если им не мешать, совершаются только со 100%-й вероятностью. Значит, в них всё сплошная объективная упорядоченность, всё - когда-то созданная информация. А информацию порождает только чьё-то сознание, и чье-то намерение затем материализует ее в окружающем мире.

Итак, и сознание человека, и сверхсознание так называемого Бога обладают свободой, намерением и способностью к созданию информации. Приятно думать, что у нас со сверхсознанием так много общего. Но его идеи в отличие от наших настолько совершенны, что в них нет и доли хаоса. Да и возможности для реализации или, точнее, материализации уже созданной информации у нас с ним, конечно, далеко не одинаковые. Что для этого надо сверхсознанию, неизвестно. Хотя кое-что мы уже обнаружили: вспомним, например, как при материализации кодов ДНК отдельные молекулы действуют как самостоятельные, наделённые сознанием живые существа. Может, и правда ему, как сказано в Библии, достаточно одного только слова, т. е. одной только информации для

стр. 190

реализации своего замысла? Впрочем, всё это лишь догадки. А человеку для реализации своих намерений обязательно требуется вторая, физическая часть причинно-следственной связи, т.е. некоторые энергетические затраты. Чтобы что-то сделать, человеку обязательно надо прилагать усилия. Или, выражаясь экономически, тратить рабочую силу. Библия, кстати, и этот момент не обошла своим вниманием. Необходимость траты рабочей силы в ней трактуется как наказание Божие: "В поте лица своего будете вкушать хлеб свой..." и т.д. Очевидно, до грехопадения, когда люди были совершенны, все их намерения осуществлялись сами по себе, без усилий. Действительно, трата рабочей силы в отличие от её восстановления далеко не всегда праздник. Это, конечно, неприятно, но зато теперь люди всё время стремятся сократить её расходы. Что является чуть ли не главной движущей силой прогресса. В некоторых случаях - движущей силой личностного развития.

Но, слава богу, за человеком всё-таки осталась одна сфера деятельности, в которой ему до сих пор, как в Раю, всё даётся само, сразу и без усилий.

Продолжение следует...

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОИСХОЖДЕНИЕ-ИНФОРМАЦИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Р. Трофимов, ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОИСХОЖДЕНИЕ-ИНФОРМАЦИИ (date of access: 11.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. Р. Трофимов:

Ю. Р. Трофимов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
1571 views rating
14.09.2015 (1549 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
2 days ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
2 days ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
10 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones