Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9191

Share with friends in SM
 Жизнь - без начала и конца.  
 Нас всех подстерегает случай.  
 Над нами - сумрак неминучий,  
 Иль ясность божьего лица. 
  
 

А. Блок

Все события, происходящие в мире, бывают или случайными, или закономерными, или преднамеренными. Это аксиома. Совершенно очевидно, что всё многообразие Вселенной возникло под воздействием только случайностей, закономерностей и чьих-то намерений. Во всяком случае, никаких иных событий человечеству наблюдать пока что не приходилось. Но не всё, что происходит, является событием. Все доступные нашему восприятию объекты конечны не только в пространстве, но и во времени. Поэтому полноценное, завершенное событие - это такое их изменение, которое имеет начало и конец. Действительно, если ничего не меняется, значит, нет и события. А если что-то меняется без конца, значит, событие просто еще не достигло своего завершения. Отсюда следует, что событие - это закончившееся изменение. Но всякое изменение по своей сути является движением. Поэтому вместе с завершением изменения объектов должно заканчиваться и изменявшее их движение. Из чего прямо следует, что любое закончившееся движение это всегда завершение какого-то события.

Рассмотрим структуру событий на примере самого доступного для изучения механического движения.

Все физические тела, как известно, обладают массой. Поэтому все они инерционны, из-за чего их собственное движение согласно первому закону Ньютона может быть только равномерным. Само

стр. 108

по себе это движение по определению не имеет ни начала, ни конца, так как всякое начало и окончание движения неравномерны. Следовательно, равномерное движение (движение по инерции) является не событием, а всего лишь процессом равномерного изменения координат движущегося тела относительно какой-то точки отсчета. По большому счету механическое движение бывает всего двух видов: либо равномерное, либо неравномерное. Значит, любое событие может быть результатом только неравномерного движения. И действительно, лишь оно способно привести к изменениям не относительным, а абсолютным, к изменениям не количества, а качества объекта. Следовательно, для того чтобы событие произошло, т.е. для того, чтобы произошло какое-то изменение не просто координат, а именно внутреннего состояния физического тела, надо, как минимум, преодолеть его инерцию. Согласно второму закону Ньютона, преодолеть инерцию тела можно лишь воздействуя на него какой-то внешней силой, носителем которой может быть какой-то другой материальный объект. Только когда один объект действует на другой, между ними возникает та причинно-следственная связь, которая и изменяет внутреннее состояние другого объекта. Но поскольку перед законами природы все физические тела абсолютно равны, второе тело тоже действует на первое, и между ними одновременно с прямой связью обязательно устанавливается противоположно направленная обратная причинно-следственная связь, из-за которой уже со вторым телом также происходят какие-то внутренние изменения. Так, в полном соответствии с третьим законом Ньютона, возникает взаимодействие - процесс, объединяющий в себе и действие и противодействие. Конечно, не всякое взаимодействие по своей сути является взаимодействием именно масс, но пространственное перемещение присутствует практически в любом движении материи. Значит, не только в механическом движении, но и во всем материальном мире односторонние причинно-следственные связи невозможны, и все причины в нем всегда приводят к своему следствию только через взаимное воздействие объектов друг на друга. Короче говоря, взаимодействие - процесс, присутствующий в любом материальном событии.

Правда, бывает и так, что во взаимодействие вступают не разные объекты, а разные части одного объекта. Но в принципе это ничем не отличается от взаимодействия разных объектов, поскольку любое изменение внутреннего состояния возможно только при наличии какой-то внутренней неоднородности, внутренней разности

стр. 109

потенциалов, которая и выравнивается по мере реализации такого изменения. Например, сияние нашего Солнца - грандиозное незавершенное событие, к которому приводят его собственные внутренние термоядерные реакции. Но запасы водородного топлива когда-нибудь обязательно иссякнут, и тогда характер этих реакций изменится настолько, что Солнце то ли взорвется, то ли (по другой версии) неимоверно расширится, и это событие (сияние) так или иначе, но обязательно завершится. Причем, завершится оно не в результате взаимодействия двух разных небесных тел, а в результате взаимодействий, происходящих внутри Солнца между отдельными частями составляющих его атомов.

Каждый процесс взаимодействия и изменения участвующих в событии объектов в мире неживой природы целиком определяется теми естественными свойствами этих объектов, которые совершенно объективно и закономерно им присущи. Поэтому все сугубо материальные процессы всегда только закономерны. А это значит, что и любая взятая по отдельности причинно-следственная связь тоже закономерна. И поэтому все события принципиально отличаются друг от друга не тем, что у них разные причины и следствия, а тем, что причины событий могут занимать разное положение относительно своих участников.

Например, если какое-то совершенно абстрактное яблоко, падая неважно когда и неважно откуда, сталкивается не с какими-то конкретными листьями или камнями, лежащим на земле, а с Землей вообще, то такое событие имеет всего одну закономерную причину в виде сил взаимного притяжения, действующих непосредственно между его участниками: яблоком и планетой Земля. При таких предельно абстрактных условиях всё событие целиком действительно оказывается сугубо закономерным и абсолютно неизбежным.

Итак, каждое событие должно обязательно иметь три объективных признака.

1. Оно должно быть следствием только одной причины, потому что иначе оно будет вызвано не закономерной причиной, а незакономерным сочетанием закономерных причин.

2. Эта причина в виде закономерной причинно-следственной связи должна находиться внутри события между его же объектами-участниками, потому что если она будет следствием какого-то другого, предыдущего события, то она уже не единственная причина.

3. Любое закономерное событие абсолютно неизбежно, так как действия законов природы не изменяемы в принципе, и, значит,

стр. 110

все закономерные события происходят только со 100%-й вероятностью.

Совершенно очевидно, что ни одно конкретное событие всем этим требованиям удовлетворять не может, так как на практике ни абстрактных яблок, ни абстрактных мест на Земле не бывает. Более того, даже абстрактной планеты Земля в природе не существует. Все объекты, как и все события, в которых они участвуют, всегда конкретны. А у каждого конкретного объекта обязательно есть причина, или даже несколько причин, благодаря которым они оказались в данное время в данном месте и именно с такими физическими параметрами. Причем, поскольку эти причины по определению являются следствием каких-то других, предыдущих событий, располагаются они не между объектами-участниками данного события, а между ними, и участниками этих предыдущих событий. А поскольку для взаимодействия необходимо не менее двух участников, у любого события обязательно оказывается не менее двух таких, действующих параллельно внешних причин. Поэтому событий, вызванных всего одной причиной, т.е. чисто закономерных событий в действительности просто не существует.

Значит, все события в мире неживой природы могут быть: либо следствием сочетания только внешних причин, являющихся результатом каких-то предыдущих взаимодействий. И тогда такие события оказываются сугубо случайными; либо следствием сочетания как внешних, так и внутренних причин. И тогда они оказываются закономерно-случайными, которые мы для краткости будем в дальнейшем иногда называть просто закономерными. Тем более, что причинно-следственная связь, расположенная между участниками закономерно-случайного события, придает ему неизбежность закона природы, а случайные сочетания тех причинно-следственных связей, которые находятся снаружи события, подчиняются всего лишь среднестатистической вероятности.

Сочетание причин событий в мире неживой природы явление совершенно парадоксальное. Его с полным правом можно было бы назвать "беспричинной причиной событий", потому что если все отдельные причины, как и все отдельные процессы, в мире неживой природы были только закономерны, то законов природы, которыми бы регулировались сочетания причин, не существовало бы вообще, потому что закономерные причинно-следственные связи возникают, как естественные свойства взаимодействующих объектов. Без взаимодействия материальных объектов их просто не существует. И поэтому сами по себе они, минуя материальные

стр. 111

объекты, т.е. напрямую, не могут вступать друг с другом ни в какое взаимодействие. Вот и выходит, что любое событие является следствием сочетания независимых друг от друга причин. Значит, по своей сути все события в той, или иной степени обязательно случайны и беспричинны. Точнее, каждая, взятая по отдельности причина любого события вполне закономерна, а беспричинным является только их сочетание.

Например, всякое падение на Землю конкретного яблока именно в данный момент, именно с этой ветки, как и его удар именно по этому месту, или по какому-то конкретному, лежащему под яблоней камню, имеет не одну, а множество независимых друг от друга и предшествующих данному событию причин. Тут и момент созревания, и время и место посадки яблони, и погодные условия, и многочисленные причины появления под яблоней именно этого камня, и многое, многое другое. Перечислять можно хоть с перво-взрыва, положившего начало образования Вселенной. И все-таки, сколько бы ни было у падения яблока закономерных причин, его падение порождает сразу два события. Первое - случайно-закономерное падение именно этого яблока на именно эту планету, поскольку в нем присутствует и закономерная, и случайная составляющие. И второе - его совершенно случайное попадание именно по этому камню, потому что если между планетой Земля и яблоком причина их взаимодействия в виде закономерной силы взаимного притяжения есть, то между камнем и ударившим по нему яблоком никакой причинно-следственной связи нет и быть не может. А без такой связи сочетание тех причин, которые обусловили их взаимодействие абсолютно не закономерно и беспричинно, т.е. случайно.

В наше время еще довольно часто встречается мнение, что настоящих беспричинных случайностей нет вообще, а вместо них есть одни только непознанные закономерности. Конечно, все события в неживой природе всегда имеют свои причины. Эти причины выстраиваются в бесконечные цепочки, расположенных последовательно закономерных причинно-следственных связей. И если замечать только их последовательное расположение, то действительно - все события воспринимаются как закономерные, а каждая причинно-следственная связь - как событие. Но причины событий располагаются не только последовательно, но и параллельно. А при таком расположении причин между ними не может быть никаких закономерных причинно-следственных связей, так как между ними по определению нет материальных объектов,

стр. 112

через которые они могли бы влиять друг на друга. Из-за чего их сочетание и оказывается беспричинным.

Поэтому все случайности имеют три вполне объективных признака, которыми закономерные процессы не обладают в принципе.

1. Каждое случайное событие является результатом сочетания нескольких причин.

2. Между участниками чисто случайных событий обязательно отсутствует какая бы то ни было прямая причинно-следственная связь.

3. Все чисто случайные события подчиняются закону больших чисел, или, другими словами, среднестатистической вероятности.

Итак, все причины, как и все результаты событий, или просто все события в мире неживой природы либо случайны, либо случайно-закономерны. А те закономерные процессы, которые являются сутью всех взаимодействий, это всего лишь средние части событий. Недаром, пока мы наблюдаем какой-нибудь закономерный процесс, мы всегда имеем дело, с одной стороны, с уже начавшимся, а с другой стороны, с еще не завершенным событием, завершение которого, как и его начало, обязательно оказывается результатом сочетания сразу нескольких причин, т.е. явлением в той или иной степени случайным. Например, каким бы закономерным ни было вращение Земли вокруг Солнца, началось оно в результате сочетания огромного количества совершенно независящих друг от друга закономерных процессов, благодаря которым четыре с лишним миллиарда лет назад образовалась Солнечная система. И закончится оно либо когда с нашей планетой совершенно случайно столкнется какой-нибудь достаточно крупный астероид, либо когда на Солнце закончится случайно образовавшийся именно в таком количестве запас водородного топлива.

Но, если до появления во Вселенной жизни все причины событий были только закономерными, а все сочетания этих закономерных причин были вообще беспричинными, то с возникновением жизни ситуация изменилась кардинально. Вспомним знакомую нам еще со школы одноклеточную инфузорию-туфельку. Как целенаправленно переползала она из капли с соленой водой в каплю с пресной! Каждая капля для нее всё равно, что для нас целое озеро. Но она упорно шевелила своими ресничками в нужном направлении, хоть в ней и намека нет ни на какую нервную деятельность. Оболочка, цитоплазма, вакуоли, два набора молекул ДНК в центре, реснички по краю - вот, собственно, и вся инфузория. И ника-

стр. 113

ких механизмов определения направления, никаких механизмов передачи соответствующих команд двигательным ресничкам. Из внутренних процессов - несколько биохимических реакций и всё. Между кристалликом соли и ее поведением не просматривается вообще никаких сколько-нибудь существенных закономерных причинно-следственных связей. Но и беспричинным, т.е. случайным ее поведение ни в коем случае быть не может, потому что оно явно выходит за рамки среднестатистической вероятности. Значит, понятное всем нам желание инфузории глотнуть пресной водички представляет собой совершенно невозможное для мира неживой природы явление - незакономерную причину, приводящую к незакономерному и в то же время неслучайному поведению. Кстати, именно такие - неслучайные и одновременно незакономерные события и называются в быту чудом.

Впрочем, что там инфузория! Она все-таки состоит из миллиардов молекул, и нельзя исключить того, что какие-то происходящие среди них сложные закономерные процессы были все-таки нами упущены. Но возьмем, например, вирус - вообще доклеточная форма жизни - самое первое из всех возникших на Земле живых существ. Он настолько примитивен, что состоит из одной молекулы даже не ДНК, а всего лишь РНК, окруженной белковой оболочкой. Самостоятельно размножаться вирус не может, потому что не располагает механизмом тиражирования своей наследственной информации. Вне какой-нибудь чужой клетки его даже и живым-то назвать нельзя, потому что в этом положении в нем отсутствуют вообще какие бы то ни было биопроцессы. Но стоит ему совершенно случайно прикоснуться к мембране живой клетки, и он тут же, несмотря на всю предельную простоту своего устройства, приступает к проведению сложнейшей операции по генной инженерии. Сначала он через мембрану внедряется в клетку другого организма, затем направляется к ее ядру и встраивает свою примитивную молекулу РНК в чужую молекулу ДНК. И клетка, не заметив подмены, начинает копировать не только свой наследственный материал, но и материал самого вируса тиражировать или, проще говоря, буквально рожать эти вирусы один за другим. Согласитесь, более экономичного и эффективного способа размножения трудно себе и представить. Непонятно только, как эти вирусы размножались до того, как на Земле появились одноклеточные организмы?

Впрочем, что там вирусы?! Даже обыкновенные молекулы внутри живой клетки ведут себя так, словно они тоже обладают и самыми разными намерениями, и глубочайшими познаниями в об-

стр. 114

ласти генной инженерии. В электронный микроскоп очень хорошо видно, как какой-нибудь состоящий всего из нескольких молекул фермент вдруг без всякой видимой причины срывается с места и несется туда, где в его присутствии должен быть начат синтез того или иного необходимого для строительства новой клетки белка. Или как транспортная молекула РНК доставляет на стройплощадку молекулярный строительный материал для постройки новой молекулы ДНК. А если надо создать какой-нибудь принципиально новый белок, то специальные ферменты-рестриказы разрезают по какому-то одному им известному плану информационную и-РНК. Часть ненужных блоков РНК оставляют в ядре, а нужные части уже другие ферменты-лигазы сшивают в новую, модифицированную и РНК. И опять между участниками всех этих внутриклеточных событий не просматривается никаких причин в виде расположенных между ними закономерных причинно-следственных связей, без которых, как мы уже отмечали выше, никакие события закономерными быть не могут. Без них они могут быть или случайными, или преднамеренными. Случайности в происходящих внутри клетки событиях исключены, потому что они не вписываются в среднестатистическую вероятность. Значит, ничего не поделаешь, остается только одно - чье-то намерение.

Впрочем, чтобы увидеть, чем преднамеренные события отличаются от закономерных, совсем необязательно прибегать к помощи электронного микроскопа. На макроуровне и невооруженным глазом очень хорошо видно, как различные совершенно неживые предметы, участвуя в преднамеренных событиях, вступают друг с другом в явно неслучайные взаимодействия, не имея при этом между собой в виде причины вообще никаких закономерных причинно-следственных связей. Ведь животные не только двигаются сами. Своими преднамеренными действиями они еще и приводят в движение окружающие их предметы. И тогда уже среди неживых предметов происходят такие события, которые никак нельзя отнести ни к случайным, ни к закономерным. Случайными они не могут быть, потому что не подчиняются среднестатистической вероятности. А от закономерных они отличаются отсутствием между их участниками причины их взаимодействия в виде закономерной причинно-следственной связи.

Но причины у взаимодействий неживых участников преднамеренных событий, конечно, все-таки есть. Просто находятся они не между самими объектами-участниками, как это должно быть у закономерных событий, а где-то в идеальной, субъективной сфере

стр. 115

живых участников, что наделяет эти причины совершенно невозможными для неживой природы возможностями. Например, преднамеренные причины, находясь в субъективной сфере, способны так влиять друг на друга через идеальные образы материальных объектов, что это практически равносильно их взаимодействию непосредственно друг с другом! Что породило особый вид субъективных событий, составляющих одну из основных сторон процесса мышления, благодаря которому люди и другие высшие животные оказались способны даже объединять разные причины событий под одной общей преднамеренной причиной в одно сложное событие, что в свою очередь породило особый вид уже чисто материальных событий, наделенных смыслом. Например, постройка дома - огромное событие, состоящее из бесчисленного множества мелких простых событий. А общая преднамеренная причина у всех этих событий - одна. Обычно ее называют замыслом, идеей, или, если уж совсем конкретно - проектом. Ни закономерно, ни случайно сам по себе дом не сложится никогда, даже если природа предоставит для этого действительно бесконечное количество попыток. А ведь человек сегодня создает кое-что и посложнее, чем дом.

Повышение вероятности любого события возможно только из такого состояния, в котором его вероятность ниже 100%., т.е. из состояния неопределенности. Поскольку чисто закономерных, как и чисто преднамеренных событий не бывает вообще, все события всегда происходят в ситуации с той или иной степенью неопределенности. Так что, хотим мы того, или нет, но нам приходится жить в довольно-таки беспричинном мире. Сама по себе неопределенность - удивительное состояние, в котором с равной вероятностью возможно несколько разных событий, что, конечно, является следствием сугубо беспричинного сочетания их причин. Недостаточная причинная обусловленность порождает для материи некое поле ничем не детерминированной свободы, в котором оказывается одинаково возможно любое из нескольких разных событий. Поэтому неопределенность, так же как и беспричинность, является объективным свойством существующей реальности. Степень неопределенности всегда равна количеству возможных в данной ситуации событий. Из чего прямо следует, что с вероятностью они находятся в обратно пропорциональной зависимости. Действительно, если при падении монеты вероятность выпадения решки или орла равна одной второй, то неопределенность падающей монеты равна двум. Если же какие-то события не равновероятны, значит, мы имеем дело со смешанным видом событий, в которых кроме

стр. 116

случайности присутствует еще и какая-то закономерность в виде причинно-следственной связи, установившейся непосредственно между участниками данного события. Например, если под один из секторов рулетки прикрепить довольно слабый магнит, металлический шарик будет останавливаться в нем пусть не всегда, но все-таки чаще, чем в других секторах, нарушая этим ту среднестатистическую вероятность, на которой, собственно, и основана эта игра. В такой ситуации эта скрытая от посторонних глаз закономерность проявляет себя как закономерная тенденция, а само событие относится к смешанному случайно-закономерному виду.

Снятие неопределенности, т.е. повышение вероятности того или иного события, всегда приводит к появлению некоторой определенности. Полученная определенность и есть информация. Чем больше снято неопределенности, тем больше создано информации. Например, остановившийся в одном из секторов рулетки шарик снимает неопределенность, равную 49, а упавшая монета снимает неопределенность равную 2. Но как обнаружил в 1948 г. американский ученый К. Шеннон, зависимость между снятой неопределенностью и полученной информацией не прямая, а логарифмическая. I = Log2 N, где I- информация, а. N - неопределенность. При логарифме, взятом по основанию два, количество информации получается в битах.

Неопределенность, образованная беспричинным сочетанием причин событий, объективна, т.е. непосредственно или, говоря научным языком, имманентно присуща той, или иной материальной ситуации. А неопределенность, в которой находится наше сознание, когда мы чего-то не знаем, является субъективной. Например, когда знаменитый Буриданов осёл не мог сделать выбор между двумя одинаковыми стогами сена, он находился в состоянии субъективной неопределенности равной двум. Также двум равна субъективная неопределенность тех, кто наблюдает за падающей монетой. Если же монета уже упала, ее неопределенность, как и неопределенность тех, кто за ней наблюдал, снимается до нуля, потому что в ситуации, возникшей после ее падения, с ней по определению не может произойти ни одного события. Порядок это материализованная определенность. А любая определенность (материализованная или нет, т.е. находящаяся в объективной или в субъективной форме - не важно) - это информация. Поэтому снятие объективной неопределенности равной двум создает один бит материализованной информации (21 = 2), что приводит к повышению на один бит упорядоченности материи, а снятие субъек-

стр. 117

тивной неопределенности, равной двум, дает один бит информации в субъективной форме, которая, соответственно, на один бит повышает степень упорядоченности сознания или, другими, словами, уровень знаний наблюдателя.

Но если учесть, что до начала эксперимента монета наверняка занимала какое-то одно из двух возможных положений, т.е. уже содержала в своем положении один бит информации, то получается, что сначала упорядоченность, равная одному биту, была разрушена (в момент броска), а затем она же была всего лишь восстановлена до прежнего уровня. Таким образом, в общем виде данное случайное событие вообще никак не повысило количества материализованной в мире информации.

Из этого примера ясно видно, что случайные события в принципе неспособны снять большую степень неопределенности, чем та, которая изначально была присуща данной ситуации. Просто потому, что нельзя снять то, чего нет. А это значит, что они не могут повысить уровень порядка изначально присущий объекту, т. е. в конечном счете случайно новая информация создана быть не может.

Другое дело преднамеренные поступки.

Степень субъективной неопределенности, присущая находящемуся в данной ситуации субъекту, может быть значительно выше, чем степень неопределенности, объективно присущая этой ситуации, что дает преднамеренным событиям возможность поднимать упорядоченность окружающего мира намного выше того уровня, который был ему присущ изначально. Например, если уровень знаний человека позволяет ему установить монету в любом из положений, а монета при этом лежит в каком-то одном вполне определенном положении, то объективная неопределенность ситуации равна нулю, а субъективная неопределенность оказывается равна не нулю, как у лежащей монеты и не двум, как у падающей монеты, а вообще восьми. Принимая решение, как именно установить монету, он снимает субъективную неопределенность, равную восьми, и создает три бита информации в субъективной форме (23 = 8) еще до того, как событие произошло. Затем он поднимает монету из состояния с нулевой неопределенностью и устанавливает ее в одном из восьми доступных для его возможностей положений, т.е. материализует эти три бита информации. И тогда уровень материальной упорядоченности не остается прежним, как при лежащей монете, а повышается на целых три бита Количество создаваемой информации согласно формуле К. Шеннона с математической точностью зависит от ко-

стр. 118

личества снятой неопределенности. Поэтому для каждого события в отдельности случайное создание информации и материализация соответствующего ее количеству порядка в размерах, превышающих логарифм от той степени объективной неопределенности, в которой происходит данное событие, невозможно в принципе. А преднамеренно в субъективной форме еще до начала события, человек может создать какое угодно количество информации, увеличивая этим упорядоченность своего субъективного мира. А затем он может также преднамеренно материализовать эту информацию в объективной форме, повысив этим упорядоченность материальных объектов сверх того уровня порядка, которым они обладали до его вмешательства. Что, конечно, придает участникам его преднамеренных событий такие свойства, которыми они ни в коей мере не обладали ранее и которые они ни в коем случае не смогли бы обрести в будущем случайно. Т.е. материализовав такие события, которые ни случайно, ни закономерно нигде никогда не происходили и не произойдут, сколько бы во Вселенной ни существовало галактик и сколько бы в объективном мире ни существовало Вселенных.

Например, если взять часы в разобранном виде, сложить все их шестеренки, стрелки, детали корпуса и т. п. в мешок и начать их сколь угодно долго трясти, они, конечно, сломаются, может быть даже обратятся в пыль, но обратно в часы они не соберутся никогда. А преднамеренно часовщик, заранее знающий, в каком порядке все эти детали должны располагаться в корпусе, соберет из них часы буквально в считанные минуты. И тогда они, именно благодаря материализации субъективного порядка, заранее существовавшего в сознании мастера, обретут способность показывать время с огромной точностью. С другой стороны, если взять уже собранные часы, положить их в мешок и начать его очень долго трясти, рано или поздно часы в нем обязательно превратятся в груду беспорядочно расположенных деталей, а затем и в просто металлолом. Направление движения от порядка к хаосу для случайных событий - явление естественное и необратимое, а движение от хаоса к порядку - невозможное для случайных событий, является вполне доступным для событий преднамеренных.

Конечно, иногда какие-то объекты и по воле случая получают качественно новые свойства. Но, во первых, случайно материализованная информация количественно никогда не может быть выше, чем логарифм от объективной неопределенности, присущей породившей новое качество ситуации, а во вторых, это новое качество,

стр. 119

которое все-таки иногда возникает, как правило, обязательно разрушается под воздействием других случайностей. Мир так устроен, что количество случайностей, ведущих к увеличению хаоса всегда несоизмеримо больше, чем количество случайностей, ведущих к его уменьшению и к увеличению порядка. Поэтому обычно случайности разрушают несоизмеримо больше порядка, чем создают. Таким образом, в сумме действие случайных событий всегда направлено в сторону уменьшения упорядоченности участвующих в них объектов. Чем выше уровень порядка участников случайных событий, тем, естественно, более разрушительны их последствия (есть, что разрушать). Для иллюстрации этого их свойства проведем следующий эксперимент.

Возьмём сотню камешков самой разной формы (для удобства, например, мелкую гальку с берега Черного моря) окрасим их в два разных цвета, поместим в мешок (сначала один цвет, потом другой) и его закроем. Пока они не перемешаны, их расположение носит упорядоченных характер: один цвет сверху, другой снизу. Из этого состоит их внутреннее различие, или порядок их расположения, или - материализованная в них информация. Теперь начнём этот мешок трясти. Камешки в нем станут перемещаться по совершенно случайным траекториям. Неопределенность такой ситуации огромна, поскольку количество возможных сочетаний камней в их взаимном расположении почти бесконечно. Но сколько бы мы ни старались, если окраска камней никак не зависела от их физических свойств, они будут всё равномернее и равномернее смешиваться друг с другом. А теперь, после основательной их перетряски вынем половину наугад, не глядя. Количество камней разных цветов окажется примерно одинаковым. Значит, в мешке они лежали почти равномерно, хотя специальных сил, равномерно распределяющих их внутри мешка, разумеется, нигде в природе нет. Произошло это потому, количество упорядоченных положений камешков считанные единицы, а количество их беспорядочных положений почти бесконечно. И все эти положения равновероятны. Так под воздействием случайных событий порядок - материальное воплощение информации превращается в хаос, отличающийся минимально возможной сложностью своей структуры, своего внутреннего устройства. Такое соотношение упорядоченного и хаотического расположения материальных объектов относительно друг друга характерно не только для камешков в мешке, но и вообще для всех совокупностей объектов в мире. Но даже если представить, что когда-нибудь совершенно случайно эти камешки и разделятся

стр. 120

строго по цветам (чисто теоретически такое вполне возможно, хотя и крайне маловероятно даже за всё время существования Вселенной), то это их упорядоченное положение наверняка тут же будет разрушено дальнейшей тряской. Поэтому, в конечном счете, случайные события лишь увеличивают меру хаоса.

Закон больших чисел также подтверждает это правило, но с одним уточнением. Случайности, конечно, увеличивают меру хаоса, но не до абсолютного хаоса, а только до минимально возможного количества различий. До пределов минимально возможного порядка, отличающегося, с одной стороны, предельной простотой своей структуры, а с другой, довольно-таки значительной уравновешенностью всех своих частей. Этот минимальный порядок очевидно и есть та материализованная, но лишенная всякого качества информация, которую создают случайные события в процессе снятия объективной неопределенности. Так что лучше называть его не хаосом, хоть он к нему и очень близок, а специальным термином - энтропия.

Наверное, настоящие случайные события, возникающие в неопределенных ситуациях, вследствие беспричинного сочетания своих закономерных причин, это такие белые пятна в поле природы. Потому что для появления среднестатистической закономерности с её, пусть не совсем точной, но все-таки уравновешенностью всех её частей, в природе не может быть никаких физических причин. А она все-таки есть - единственная естественная закономерность, которая каким-то явно беспричинным способом пусть приблизительно, но все-таки описывает реальную частоту случайных событий. Что, кстати, и позволяет с огромным успехом применять на практике теорию вероятности, предсказывая результаты больших групп случайных событий. Получается, среднестатистическая закономерность совершенно беспричинно регулирует сочетания независимых причин. На самом деле, конечно, никто ничего беспричинно не регулирует. Просто именно так, не точно, а приблизительно ведет себя материя сама по себе, когда ее поведение не регламентировано никакими законами природы, когда она, если хотите, отпущена на свободу.

А вот в ситуациях, в которых происходят чисто закономерные процессы, объективная неопределенность всегда равна единице. Потому что любой процесс, в котором полностью отсутствуют случайные или преднамеренные составляющие, совершается по одной причине и со 100%-й вероятностью. Всякий чисто закономерный процесс неизбежно приводит только к одному результату. А когда снимается неопределенность равная единице, информации по

стр. 121

формуле Шеннона не возникает вообще никакой (2°= 1). Поэтому сами по себе закономерные процессы вообще не способны создавать никакой новой информации. Сами по себе они способны лишь повторять, тиражировать ранее уже существовавшую информацию. Информация, материализованная в результате закономерного процесса, изначально всегда однозначно присутствует в причине этого процесса точно так же, как ответ на арифметическую задачу потенциально присутствует в ее условиях. Поэтому, кстати, информация, которую получает школьник, решая задачу, заключается не в ответе, а в определении способа, алгоритма ее решения. А поиск алгоритма, как известно, - процесс не однозначный, творческий. И совершается он интуитивно или методом проб и ошибок из состояния некоторой неопределенности. Если же мы поднесем к магниту на листе бумаги хаотично разбросанные железные опилки, они закономерно выстоятся вдоль магнитных линий, и порядок в расположении именно этих конкретных опилок, конечно, сразу увеличится. И качество их расположения так же изменится. Но количества в мире информации, от того, что они выстроились в определенный порядок, больше не станет, потому что потенциально еще до того, как мы провели этот эксперимент, она существовала в форме линий магнитного поля. Точно также закономерный рост кристаллов лишь повторяет порядок расположения атомов в кристаллической решетке. Однажды созданную информацию нужно повторять для ее тиражирования. Но для ее создания она в своем повторении не нуждается совершенно. И в этом ее принципиальное отличие от любых материальных объектов, которые при их повторном производстве надо обязательно создавать заново. Любая информация, после своей повторной материализации, способна увеличивать количество порядка в мире, но это всё равно не приведет к увеличению степени его информативности. Например, во всех книгах одного тиража, каким бы огромным он ни был, заключено ровно столько же информации, сколько содержит в себе каждая из его книг, что бы там ни утверждал диалектический закон перехода количества в качество. На информацию он явно не распространяется. Автомобиль и стальная болванка того же веса имеют совершенно разное качество, несмотря на то, что количество металла в них абсолютно одинаково.

В свое время М. В. Ломоносов открыл закон сохранения материи, проведя в запаянной реторте химическую реакцию. Для доказательства этого закона ему оказалось достаточным всего лишь показать, что суммарная масса веществ в реторте до и после химической

стр. 122

реакции одна и та же. Проведем подобный эксперимент с информацией. Возьмем запаянную реторту с камешками, расположенными в ней строго по цветам (один цвет снизу, а другой - сверху), и взвесим ее сначала до смешивания, а затем после. Совершенно очевидно, что результаты этих двух взвешиваний будут абсолютно одинаковыми. Значит, порядок, как и материализованная в его форме информация, не обладает массой, что явно нарушает закон сохранения материи.

Нематериальность информации подтверждается еще и тем, что информационное воздействие преднамеренных событий легко нарушает все три закона И. Ньютона Например, в сфере человеческих отношений действие информации бывает равно противодействию только в знаменитом "дурак - сам дурак". Впрочем, информация и не может подчиняться этим законам, поскольку она (кстати, как и любое физическое поле) не имеет массы.

А с отсутствием инерции в информационных процессах мы сталкиваемся в быту практически на каждом шагу. Например, пока под кастрюлей горит огонь, суп в ней нагревается. Но как только мы огонь погасим, нагревание супа тут же прекратится. Хотя горячим он останется еще довольно долго. Выходит, температура тела инерционна, а изменение температуры инерцией не обладает. Объясняется это, конечно, тем, что само по себе колебательное движение атомов, которым обусловлена температура, как и всякое колебательное, равномерное физическое движение,инерционно. А изменение температуры, как и всякая неравномерность в физическом движении, есть явление по сути своей не инерционное, а информационное, изменяющее информационное содержание, т.е. внутреннее состояние. Происходит оно вследствие взаимодействия объектов и является, соответственно, результатом всякого события. Но сама по себе информация, если ее рассматривать отдельно от ее материального носителя, лишена не только массы и инерции.

Математическая идея точки, существующая исключительно в нашем сознании, по определению не имеет ни одного пространственного измерения. А все материальные объекты имеют три пространственных измерения. Значит, идея математической точки, как и сфера нашего сознания, не материальны, что и позволяет ей существовать в нашем сознании вне пространства Но тогда и идеи нуля, прямой линии, плоскости, да и вообще всех математических символов также не материальны. А если нематериальны эти идеи, значит, нематериальны и все идеи вообще. Платон объяснял нечто подобное более двух тысяч лет тому назад в Афинах, когда

стр. 123

рассказывал про свои "идеи вещей". Очевидно, под ними он имел в виду информацию об устройстве различных материальных объектов, абстрагированную от ее материальных носителей, но тогда, к сожалению, таких понятий не существовало. Впрочем, надо признать, что слово "идея" точнее передает тот смысл, который мы обычно вкладываем в понятие информация. Потому что идея, это не всякая информация, а только та, которая обладает определенным предназначением, смыслом, материализация которой качественно увеличивает меру порядка материального мира.

Смысл - это такой вид информации, который в силу своей сложности не может быть выражен каким-то одним сигналом. Он воплощается только в сочетании нескольких сигналов. Точно так же содержание мелодии заключается не в одном звуке, а в сочетании разных звуков. А смысл, выраженный вербально, возникает только из объединения слов во фразу, или даже в целое литературное произведение. Значения всех слов в отдельности и так хорошо всем известны. Они закодированы в языке, и их коды записаны в толковом словаре. А значение каждой новой фразы нигде не закодировано и не записано, ее смысл существует не в словах, а в их сочетании. В этом и состоит принципиальное отличие смысловой информации от понятийной, от того, что называется "вторая сигнальная система". Но называть смысловую информацию третьей сигнальной системой было бы не совсем правильно. Процесс осознания действительности на уровне смысла намного сложнее, чем действие любой сигнальной системы, потому что он основан не на рефлекторной, а на мыслительной деятельности человека.

Современная наука утверждает, что слова являются формой существования мысли, и она не только существует, но даже возникает сразу в виде слов. Но рождаться уже облеченная в слова мысль не может хотя бы потому, что фраза растянута во времени, а знать с какого слова начинать фразу можно только представляя себе всю мысль целиком. Значит, мысль рождается вне слов, вне своего материального носителя, как нечто нематериальное, лишенное протяженности во времени и пространстве, как нечто единое целое, едва уловимо осознаваемое каким-то краешком нашего сознания. Именно в этот момент информация и существует вне своей материальной формы, вне материи. Но сохраняется и передается другим людям наделенная смыслом информация конечно только в сочетании чего-то материального: слов, музыкальных звуков, красок на холсте, линий на ватмане и т. п. Из чего прямо видно, что мысль, т. е. информация, первична, а ее материальное воплощение,

стр. 124

т.е. материя - вторична. Именно поэтому даже при восприятии мысли, уже кем-то ранее воплощенной в той или иной материальной форме, ее надо обязательно домысливать, воспроизводить самому, или, говоря совсем просто, догадываться о том значении, которое было заложено автором в созданное им сочетание слов, звуков, красок и других материальных символов.

Хотя не интеллектуальная, а чисто рефлекторная деятельность мозга все-таки не может не оказывать своего влияния на содержание преднамеренно созданной информации. Даже у гениев творческая деятельность в той или иной степени всегда ограничена господствующими в его сознании стереотипами. А закономерные процессы, рожденные отдельными, единичными причинами, настолько жестко ограничены неизменяемыми законами природы, что они способны лишь тиражировать то, что в них было заложено изначально. И только беспричинные случайные события не ограничены почти никакими причинно-следственными связями. Из-за чего, пусть чисто теоретически, пусть крайне редко, но они все-таки способны вносить такие усложняющие действительность изменения, которые никак не следуют логически из исходных условий и вообще никак информационно с ними не связаны. И тогда происходит создание такой принципиально новой информации, на которую не способно ни одно даже самое сверхчеловеческое намерение. Но последующие разрушительные случайности, поскольку их несоизмеримо больше, чем созидательных, обязательно уничтожают этот новый, случайно народившийся порядок, и мера хаоса, в конечном счете, только увеличивается.

Однако если в природе появляется какой-то закономерный фактор, сохраняющий всё менее хаотичное и более сложное, более полезное, а точнее, более приспособленное, эта новая, случайно материализованная информация получает шанс на существование, и, соответственно, на накопление. Так возникает закономерный механизм случайного понижения уровня энтропии.

В науке синергетике такой механизм сохранения всего более упорядоченного называется "обратная положительная связь". Совершенно очевидно: то, что разрушить труднее, сохраняется дольше, чем то, что разрушить легче. На этой немудреной истине основана эволюционная теория Ч. Дарвина, и на нее же опирается вся горячая вера синергетиков в то, что эволюция живой природы объясняется только сохранением тех случайных генетических мутаций, которые увеличивают приспособляемость организмов. Действительно, если в мире и есть какое-то неосознанное движе-

стр. 125

ние от простого к сложному, от хаоса к порядку, то это, конечно, эволюция жизни на Земле.

Но математические расчеты очень убедительно показывают, что надежды синергетики на достаточную эффективность случайных генетических мутаций абсолютно напрасны. Обратная положительная связь в эволюции, безусловно, существует, и она, конечно, способствует сохранению новых, обладающих более широкими приспособительными возможностями видов растений или животных. Но не случайно Ч. Дарвин назвал главный труд своей жизни "Происхождение видов...", а не происхождение родов, или семейств, или хотя бы классов. Теоретически вполне возможно, что создавать новые виды механизм естественного отбора и может. Но создавать новые рода и семейства или преодолевать эволюционные пропасти подобные тем, что существуют между живой и не живой природой, между растениями и животными, естественный отбор не способен в принципе.

Например, способность к фотосинтезу возникла у первого растения благодаря появлению нескольких новых белков, каждый из которых в отдельности никакого адаптационного смысла не имел. Поэтому в условиях естественного отбора для возникновения реакции фотосинтеза, совершенно необходимо, чтобы у какой-то одной отдельной особи эти белки появились сразу все одновременно. Но почти все наследственные изменения генотипа приводят потомство того организма, в котором они произошли, к гибели. Поэтому без надежной защиты наследственной информации от случайных изменений жизнь на Земле была бы просто невозможна. И действительно, по расчетам специалистов Гарварда (штат Массачусетс, США) скорость потомственных генетических мутаций составляет всего 6 мутаций на геном одного поколения. Причем все они, как правило, должны быть отрицательными, а не положительными. Например, в вечной мерзлоте одного из самых северных островов Исландии недавно был обнаружен фрагмент листа секвойи, вмерзший в лед 70 млн. лет назад. Когда ее ДНК сравнили с ДНК современной секвойи, растущей в Китае, оказалось, что за все 70 млн. лет секвойя, как вид, вообще не подверглась никаким положительным генетическим изменениям.

По данным Д. С. Чернавского, приведенным им в его книге "Синергетика и информация", вероятность возникновения у одной и той же особи набора нужных для фотосинтеза мутаций равна 1/20400. Т.е. для того, чтобы именно этот набор белков случайно возник хотя бы у одной из них, нужно, чтобы случайные на-

стр. 126

следственные генетические мутации произошли примерно у 20400 живых организмов. Только тогда реакция фотосинтеза станет то ли возможной, то ли нет. А количество особей, предоставленных для этих мутаций Землей, не превышает 1028. Вот и получается, что случайное появление в природе растений в принципе невозможно. Правда, профессор Чернавский допускает, что невозможность подобных мутаций преодолевается так называемой блоковой генетической изменчивостью. Оказывается, огромное количество незадействованных в работе клетки фрагментов ДНК хранится в хромосомах буквально, как книги в библиотеке. На протяжении миллионов лет передаются они от поколения к поколению и ждут своего часа При блоковой изменчивости в ДНК вносится изменение сразу таким фрагментом (блоком), что и приводит к возникновению нового класса, рода, или даже семейства. В частности, именно такой генетический блок и сформировал в свое время у некоторых первобытных организмов способность к фотосинтезу. Но что удивительно: при расчетах практической возможности подобных принципиальных изменений Чернавский рассматривает внедрение всего блока как одну случайную мутацию. Он как-будто нарочно не учитывает вероятность тех случайностей, благодаря которым когда-то такой блок сначала был создан. Вот яркий пример того, как современная наука упорно закрывает глаза на те факты, которые явно противоречат ее глобальным мировоззренческим установкам. Кстати, этот блок был создан явно вопреки теории Дарвина, так как он формировался без всякого участия механизма естественного отбора, поскольку в процессе своего создания он никак не мог проявляться фенотипически. Стоит эту вероятности учесть и становится совершенно ясно: возникновение растений, как случайное событие, невозможно в принципе. Более того, наличие блоковой генетической изменчивости ясно указывает на то, что в ДНК живых организмов закодировано не только их устройство в настоящее время, но возможно и вся программа их дальнейшей эволюции.

Блоковая генетическая изменчивость потребовалась эволюции, конечно, не только для того, чтобы в мире появились растения. Любое образование новых семейств и классов также возможно лишь при внесении сразу в один организм целого комплекса наследственных изменений, причем изменений не хаотических, а связанных друг с другом общим смыслом. Таким образом, мы вынуждены прийти к выводу, что эволюция жизни на Земле обусловлена не случайным естественным отбором, а той программой, которая до

стр. 127

сих пор существует как в виде уже реализованных, так и в виде еще не использованных, а только ждущих в будущем своего часа блоков генетической информации.

Синтез вообще всех белков определяется информацией, зашифрованной в генах с помощью определенного кода. И содержание этого кода иногда меняется подобно значению слов в зависимости от их положения в тексте. Например, некоторые гены в одних ситуациях являются катализаторами определенных химических реакций, а в других они же просто отделяют запись строения одного белка от записи строения другого, как самые настоящие знаки препинания. Если содержание генетического кода может меняться, причем меняться явно не случайным образом, значит, воздействие гена на синтезируемый белок имеет не химическую, т.е. не закономерную, а информационную, преднамеренную причину. Ведь новая информация, как мы выяснили выше, создается только преднамеренно, снаружи события в чьей-то субъективной сфере.

В общем, если неживая природа это случайное сочетание закономерных процессов, то жизнь это, наоборот, - неслучайное сочетание незакономерных процессов. В отличие от всех остальных, преднамеренные события не только увеличивают уровень упорядоченности объектов, но и вносят в них принципиально новые наделенные смыслом информационные изменения. Поэтому действительно полноценными, содержательными, усложняющими устройство мира событиями являются не случайные и закономерные, а именно преднамеренные.

Конечно, в структуре закономерных событий, в отличие от событий преднамеренных, стадии создания новой информации нет, иначе законы природы менялись бы прямо у нас на глазах. (Кстати, именно так меняется иногда генетический код отдельных генов.) Но информация, изначально заключенная в законах природы, существовала не всегда Когда-то и она возникла впервые вместе с Вселенной и была совсем новой. А новая информация создается только преднамеренно. Следовательно, все нынешние закономерности по своему происхождению являются реликтовыми преднамеренностями времен творения. Просто, эта величайшая группа задуманных кем-то четырнадцать миллиардов лет назад закономерных событий пока еще не достигла своего завершения.

Значит, не только в живой, но и в неживой природе причины всех событий, хотя бы по своему происхождению, являются не закономерными, а преднамеренными. В конечном счете, все события, происходящие во Вселенной, бывают не трех, а всего лишь двух

стр. 128

видов: случайные (беспричинные) и преднамеренные (причинно-обусловленные). Именно поэтому закономерные и преднамеренные события, в отличие от случайных, имеют один общий родовой признак - информационную составляющую.

Что же касается самого процесса реликтового, т.е. якобы "закономерного" творения порядка, то если "природе" хватило своих внутренних возможностей для того, чтобы записать информацию о строении живых организмов, закодировав ее в определенном расположении атомов ДНК, значит, она вполне могла использовать тот же принцип и в отношении неживой материи. И действительно, ведь вся видимая часть Вселенной состоит в основном из элементарных частиц. А мир элементарных частиц называется квантовым именно потому, что его объектам одновременно свойственна не только непрерывность, но и дискретность. Вот только зафиксировать одновременно и непрерывную волновую и прерывистую квантовую природу элементарных частиц невозможно в принципе. Этот парадокс в квантовой физике известен под названием "принцип неопределенности Гейзенберга". В макромире такое же взаимоисключающее сочетание дискретности и непрерывности присуще лишь различным формам записи информации. Если сама по себе информация, точнее, ее содержание, смысл является чем-то непрерывным, единым и цельным, то ее запись всегда дискретна. Неслучайно каждый кадр, фотография, картина, фраза обязательно имеет какой-то предел разрешения. И рассматривая при большом увеличении зерна или пиксели на фотографии, мы не можем одновременно видеть и их, и то, что на ней запечатлел фотограф. Еще один парадокс квантового мира - исчезновение электрона во время его перехода с одной орбиты на другую. Для макромира подобное явление в принципе невозможно. А в записи информации оно запросто встречается, например при исчезновении с экрана изображения во время перехода кинопленки от одного кадра к другому. Хотя в восприятии зрителей отраженная на экране реальность существует вполне непрерывно. И лишь взглянув на работающий кинопроектор, можно одновременно наблюдать и отдельные кадры, и непрерывное движение того, что на них отснято. Жаль только, что мы не в силах, как говориться, обратить свой взор к свету (т.е. к источнику информации). Впрочем, мы даже от экрана свой взгляд отвести и то не в состоянии.

А отвести его стоит. Ведь на кинопленке одновременно существует и проецируемое на экран настоящее (в кадровом окне), и прошлое (на той ее части, что уже прошла кадровое окно) и буду-

стр. 129

щее (до кадрового окна). А время, природу которого мы так и не можем до сих пор постичь, с точки зрения киномеханика является всего лишь скоростью проекции.

Конечно, на самом деле ни экрана, ни пленки, ни проектора в природе не существует. Но зато вместо них, как утверждают современные физики-теоретики, есть некое вездесущее "единое поле", которое, подвергаясь определенному информационному воздействию, материализует нематериальные идеи элементарных частиц, атомов, молекул и всей Вселенной в целом. В общем, похоже на то, что "природа" буквально записывает информацию об устройстве нашего мира, преднамеренно модулируя соответствующим образом колебания этого самого единого поля, которые мы затем интерпретируем в своей субъективной сфере, как мир конкретных материальных объектов.

Впрочем, две тысячи лет тому назад апостол Иоанн сказал об этом намного проще и, может быть, даже намного точнее:

1В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.

2. Оно было в начале у Бога.

3. Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

Евангелие от Иоанна, гл. 1.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОИСХОЖДЕНИЕ-ИНФОРМАЦИИ-2015-09-16

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Diana FreshContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Fresh

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Р. Трофимов, ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 16.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОИСХОЖДЕНИЕ-ИНФОРМАЦИИ-2015-09-16 (date of access: 09.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. Р. Трофимов:

Ю. Р. Трофимов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Diana Fresh
Нижний Тагил, Russia
775 views rating
16.09.2015 (1545 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
8 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
8 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
8 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
8 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
8 days ago · From Россия Онлайн
  Расширения, Вселенной устанавливает функцию перехода энергии в массу. Предполагается, Вселенная замкнутая система, энергия и масса не излучается и сохраняется. Сохраняется число нуклонов при расширении Вселенной. Сохраняется структурная единица энергии нуклонов при расширении Вселенной. При образовании ядра дейтерия, энергия не выделяется. Законы сохранения массы и энергии, являются ключевыми законами в физике.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Рассматриваются физические параметры нейтронного ядра Земли. Масса ядра. Градиент гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре Земли и их свойства. Ядро Земли предоставляет собой нейтронный объект. Диаметр ядра \sim125m. Дан качественный анализ образования ядра Земли. Гипотеза образования взрывов сверхновых. Образование планеты Земля.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones