Libmonster ID: RU-10411

Часть вторая. М. и Л. 1940. 506 стр.

М. Н. Покровский оставил после себя большое литературное наследство'. Его "Русская история с древнейших времен" и "Русская история в самом сжатом очерке" одно время получили широкое распространение по всей нашей стране. "Русская история" М. Н. Покровского долго была почти единственным источником, который знакомил с историей нашей страны широкую советскую аудиторию. Литературный талант М. Н. Покровского подчас увлекал читателей; к тому же М. Н. Покровский пользовался репутацией марксиста. Однако анализ произведений Покровского с позиций подлинного марксизма вскрыл антиисторизм его концепции, показал, что методологические приемы Покровского были, по существу, антимарксистскими.

Вред, причиненный глубоко ошибочной концепцией Покровского, усугубился тем, что некоторые историки усердно протаскивали и "развивали" его концепцию в советской исторической литературе. Часть этих историков, впоследствии разоблаченных как враги народа, сознательно искажала марксистскую историческую науку. Так появилась историческая "школа" Покровского.

Требуется огромная работа советских историков для ликвидации последствий деятельности "школы" Покровского и создания марксистской истории СССР.

М. Н. Покровским - своеобразная историческая фигура. Выйдя да исторической школы В. О. Ключевского, он скоро порвал с ней. Находясь "заграницей, в эмиграции, М. Н. Покровский приступил к составлению "Русской истории с древнейших времен" впротивовес широко распространенному "Курсу русской истории" В. О. Ключевского. Первый том "Русской истории" М. Н. Покровского был встречен с усмешкой дореволюционной историографией, тогда как молодое поколение историков отнеслось к нему с энтузиазмом. В глазах последних это был опыт марксистского построения "Курса русской истории", работа, которая позволяла порвать с буржуазной эклектической концепцией В. О. Ключевского.

Однако, по существу, М. Н. Покровский, стоя на позициях экономического материализма, часто не только сближался во взглядах со своим антагонистом, но иногда отдельные положения Покровского были, собственно, развитием мнений В. О. Ключевского (например вопросы о татаро-монгольском завоевании, об Иване IV, о Петре I и его реформах, о значении внешней торговли для Киевской Руси и т. д.).

Поскольку "Русскую историю" М. Н. Покровский писал заграницей, он не располагал иногда самыми необходимыми источниками и заимствовал факты из работ западноевропейских историков, в которых материал освещался далеко не полно, а часто и неверно. М. Н. Покровский был хорошо знаком с западноевропейской исторической литературой, но недостаточно - с русской. Это отразилось в его "Русской истории".

Искажения, вызванные недостаточным знакомством: с первоисточниками, усугублялись неправильной исторической концепцией М. П. Покровского. Теорией марксизма-ленинизма Покровский так и не сумел овладеть до конца жизни, не сумел преодолеть идеалистические построения и схемы Ключевского, Виноградова и других буржуазных историков.

Великая Октябрьская социалистическая революция предоставила все возможности: для углубленного изучения классиков марксизма и для пересмотра прежних теоретических точек зрения на характер исто-

стр. 115
рического процесса и его движущие силы. Совершенно очевидно было, что "Русская история" М. Н. Покровского нуждалась в радикальной переработке. Однако М. Н. Покровский не приступил к пересмотру и переработке этого труда. Наоборот, он несколько раз переиздавал эту работу почти без всяких изменений основного текста.

Больше того, М. Н. Покровский опубликовал "Русскую историю в самом сжатом очерке", в которой высказал ряд своих новых соображений, также далеких от подлинного марксизма. К тому же М. Н. Покровский не придерживался хронологической последовательности в изложении исторических событий, и поэтому его работа не могла дать систематических исторических знаний. Недаром В. И. Ленин отметил, что в "Русской истории в самом сжатом очерке" отсутствуют хронологический указатель и критика буржуазных историков. В. И. Ленин требовал от Покровского, чтобы его книга была перестроена так, чтобы у учащихся, работающих с ней как с учебником, "не было верхоглядства, чтобы знали факты, чтобы учились сравнивать старую науку и новую".

Однако Покровский не прислушался к словам Ленина и оставил свою книгу без радикальной переработки. Правда, М. Н. Покровский занялся историографическими вопросами, но, исходя из своих теоретических позиций, он свалил всех историков в одну кучу, не подметил закономерности в развитии русской историографии, не сумел правильно оценить оставленное буржуазной историографией богатое литературное наследство, без которого "Русская история" М. Н. Покровского никогда не появилась бы в свет.

Уже в постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 26 января 1936 года об учебниках по истории было, отмечено наличие в них множества извращений и несостоятельных установок, имеющих "в своей основе известные ошибки Покровского". В этом постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР отмечали, что "среда некоторой части наших историков, особенно историков СССР, укоренились антимарксистские, антиленинские, по сути дела ликвидаторские, антинаучные взгляды на историческую науку"1 . В замечаниях товарищей Сталина, Жданова и Кирова по поводу конспекта учебника по истории СССР, представленного группой учеников Покровского, отмечен ряд крупнейших извращений: "свалены в одну кучу феодализм и дофеодальный период... самодержавный строй государства и строй феодальный, когда Россия была раздроблена на множество самостоятельных полугосударств... свалены в одну кучу понятия реакция и контрреволюция, революция "вообще", революция буржуазная и революция буржуазно-демократическая"2 и т. д. Все эти указания свидетельствовали, что на историческом фронте, где господствовала "школа" Покровского, крайне неблагополучно.

В своей постановлении "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)" ЦК ВКП(б) отметил, что "в исторической науке до последнего времени антимарксистские извращения и вульгаризаторство были связаны с так называемой "школой" Покровского, которая толковала исторические факты извращенно, вопреки историческому материализму освещала их с точки зрения сегодняшнего дня, а не с точки зрения тех условий, в обстановке которых протекали исторические события, и, тем самым, искажала действительную историю"3 .

Рост советской марксистской исторической науки требовал незамедлительного пересмотра всего теоретического и исторического наследства М. Н. Покровского и критики его исторической концепции по существу.

В то же время эта критическая работа должна была быть и позитивной, так как она должна была дать правильную оценку исторических событий и периодов с позиций исторического материализма. Результатом такой работы явился первый сборник статей - "Против исторической концепции М. Н. Покровского", - а затеи второй сборник - "Против антимарксистской концепции М. Н. Покровского", в котором напечатаны следующие статьи: 1) Ем. Ярославского "Антимарксистские извращения и вульгаризаторство так называемой "школы" Покровского"; 2) С. В. Юшкова "М. Н. Покровский о раннем периоде русского феодализма"; 3) А. Н. Насовова "Татарское иго на Руси в освещении М. Н. Покровского"; 4) В. И. Пи четы "Крестьянская война и борьба с иностранной интервенцией в начале XVII века"; 5) Б. Б. Кафенгауза "Реформы Петра I в оценке М. Н. Покровского"; 6) М. В. Джервиса "Внешняя политика, русского самодержавия в XVIII веке в изображении М. Н. Покровского"; 7) С. К. Бушуева "Искажение образа Н. Г. Чернышевского в работах М. Н. Покровского"; 8) А. Л. Попова. "Внешняя политика самодержавия в XIX веке в "кривом зеркале" М. П. Покровского"; 9) А. В. Пясковского "Критика антиленинских

1 Сборник "К изучению истории", стр. 21. Партиздат. 1937.

2 Там же, стр. 22.

3 "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)", стр. 5. Госполитиздат. 1938.

стр. 116
взглядов М. Н. Покровского на буржуазно-демократическую революцию в России"; 10) Е. А. Луцкого "Извращение М. Н. Покровским истории иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР (1918 - 1920 гг.)"; 11) А. В. Фохт "Ошибки М. Н. Покровского в вопросах преподавания истории".

Второй сборник статей позволяет на основе марксистско-ленинской методологии составить научно-объективное представление о тех исторических проблемах, которые извращенно толковались М. Н. Покровским.

Руководящее место в настоящем сборнике занимает статья тов. Ярославского, который вскрывает антимарксизм и вульгаризаторство Покровского и его "школы". Ошибочность исторической концепции М. Н. Покровского тов. Ярославский объясняет тем, что М. Н. Покровский, находясь под идейным влиянием Богданова, являлся сторонником экономического материализма. "Эта "теория", - пишет в своей статье тов. Ярославский, - все сложные и противоречивые события и факты общественного развития объясняет автоматическим действием экономики. Она фактически совершенно игнорирует классовую борьбу, сводя объяснение исторического процесса только к слепой силе стихийного экономического развития. Самый термин "экономический материализм" - буржуазного происхождения... "Экономический материализм" был излюбленной теорией "легальных марксистов", экономистов и меньшевиков, стремившихся выхолостить революционную диалектику марксизма и использовать его для апологии капитализме.

Вместо глубоко жизненной и единственно правильной теории исторического материализма сторонники вульгарного экономического материализма изобретали абстрактные социологические схемы и применяли их с полным пренебрежением к подлинному историзму. Живую творческую деятельность и борьбу классов, партий, отдельных личностей они игнорировали"1 .

Покровский оставался "экономическим материалистом" до конца своей жизни. "Покровский в своих произведениях не стоял на точке зрения диалектического материализма, а проводил линию буржуазных и мелкобуржуазных "попутчиков" пролетариата, защищавших идеалистические взгляды" (стр. 7).

Находясь под сильным влиянием философии Э. Маха, Покровский "прямо призывал применять в области истории идеалистическое учение Маха о господстве принципа целесообразности. Покровский этим самым примыкает, с одной стороны, к буржуазной школе таких социологов, как Спенсер и др., и с другой - к вульгарным экономистам" (стр. 8).

М. П. Покровский был противником объективной исторической науки. В одном из своих последних выступлений (1 декабря 1931 года) он призывал "не идти "академическим" путем, каким шли мы, ибо "академизм" включает в себя как непременное условие признание этой самой объективной науки, каковой не существует. Наука большевистская должна быть большевистской"2 .

"С одной стороны, - отмечает тов. Ярославский, - как будто очень радикальное и правильное заявление: отбросьте академизм, отстаивайте партийность в науке. Но с другой стороны, - прямое заявление, что объективной науки не существует. Это заявление только на руку врагам марксизма-ленинизма. Оно дает повод вратам большевизма утверждать, что и большевистская наука не есть объективная наука, а это полностью противоречит марксизму-ленинизму" (стр. 9).

"Покровский и его "школа" учили, - пишет тов. Ярославский, - что "история есть политика, опрокинутая в прошлое". Это ведет к извращению исторической перспективы; исторические события берутся, не в той связи, в какой они происходят, на них субъективно переносятся характеристики и оценка сегодняшнего дня, происходит модернизация истории" (там же).

М. Н. Покровский "преуменьшает огромную роль Ленина как историка России, тогда как ряд трудов Ленина - "Развитие капитализма в России" и позднейшие его работы... являются, как и работы товарища Сталина, ценнейшим вкладом в историческую науку" (стр. 10).

М. Н. Покровский был против последовательного, хронологического изложения истории. "Прикрываясь громкой фразой, что "марксизм и ленинизм ориентируются не на прошлое, а на "будущее", Покровский отрицал самую необходимость изучения истории с древнейших времен... Он даже уверял, что "хронологические, даты не имеют ничего общего ни с какой действительностью" (там же).

Такая точка зрения на историю не имела, конечно, ничего общего с марксизмом-ленинизмом. Ленин на III съезде РКСМ отмечал: "Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество" (см. там же).

Не удивительно, что М. Н. Покровский и его ученики нанесли советской школе большой вред своими теориями и практикой.

Основным стержнем исторического про-

1 "Сборник", стр. 6 (дальше указываются только страницы).

2 М. Н. Покровский "Историческая наука и борьба классов". В 2-й, стр. 406.

стр. 117
цесса Покровский считал борьбу торгового и промышленного капитала. Вопреки высказываниям Маркса и указаниям Ленина, что всякий исторический анализ и всякое обобщение должны вытекать не из субъективного отношения к ним, а из фактов, установленных "с точностью естественно-исторического наблюдения", Покровский "стирает исторические грани всех эпох и событий и приводит к полному их извращению" (стр. 11).

М. Н. Покровский допустил множество извращений в своем: понимании русской истории. Так, Покровский отрицал, существование русского государства в Киевскую эпоху и утверждал, что "городская Русь X-XI вв. еще не знала общественных классов" (там же). Покровский не понял прогрессивного значения принятия христианства. Считая торговый капитал основным стержнем исторического процесса, Покровский полагал, что "войны Киевской Руси - это войны торгового капитала; и борьба опричнины с боярами - это борьба торгового капитала; и восстание Емельяна Пугачева - это борьба торгового капитала ("казацкого") против торгового же капитала (московского); и восстание декабристов - это борьба торгового капитала; и реформа 1861 г. проводилась также под влиянием торгового капитала; и русско-японская война есть воина торгового капитала; и последняя империалистическая война 1914 - 4918 гг. произошла в результате борьбы между двумя видами капитализма в России - торгового и промышленного" (стр. 12).

Разумеется, такое объяснение является не чем иным, как "антиленинским извращением истории ради искусственно придуманной социологической схемы" (там же).

Какого бы сложного исторического вопроса ни касался М. Н. Покровский, он изображал его в искаженном виде. Так, в вопросе о феодализме М. Н. Покровский защищал, по существу, идеалистическую теорию Павлова-Сильванского. Он видел "силу, создававшую Московское самодержавное крепостническое государство, не в класса феодальных землевладельцев, а в торговом капитализме" (стр. 12 - 13), идя таким образом в разрез с учением Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина "о смене общественно-экономических формаций".

Правда, иногда Покровский отказывался от своих частных ошибок, например от термина "торговый капитализм", но "на самом деле.., антиленинской была вся его схема истерического процесса России, и не только отдельные ее частности" (стр. 13). Тов. Ярославский раскрывает это на ряде конкретных примеров.

М. Н. Покровский не понимал социальной сущности крестьянских движении, как противофеодальных движений. Большие крестьянские движения XVII и XVIII веков Покровский презрительно называл "разинщиной", "пугачевщиной". В восстании Разина он видел борьбу торгового капитала Поволжья с торговым капиталом центра, а восстание Пугачева объяснял как казацкое, затушевывая его крестьянский характер.

Отечественную войну 1812 года Покровский объяснял неправильно. Вопреки указаниям Ленина он умалчивал о грабительском характере войн Наполеона, объявляя единственным виновником войны русское дворянство.

В оценке движения декабристов Покровский также расходится с Лениным, считавшим декабристов, революционными демократами, борцами против крепостничества и царское самодержавия. Для Покровского декабрист - "это обиженный самодержавием дворянин", тогда как для Ленина декабристы - дворянские революционеры, зараженные демократическими идеями Европы.

Тов. Ярославский отметил, что "народничество в изображении Покровского также получило неправильное антиленинское освещение" (стр. 16). Для Покровского "народничество есть общественное мировоззрение мелкобуржуазной интеллигенции", тогда как Ленин "определял народничество как идеологию мелкобуржуазной крестьянской демократии. Народнический, утопический социализм - это крестьянский социализм" (там же).

В русско-японской войне, по мнению Покровского, "руководителем авантюры был торговый капитал", между тем Ленин и Сталин установили, что царизм-это "военно-феодальный империализм". Покровский "не показал грабительских целей японского империализма, а изобразил дело так, что Япония только защищалась от хищнических устремлений царского правительства", что было, "несомненно, на руку японским империалистам" (стр. 17).

Покровский считал ненужным буржуазно-демократический этап русской революции, утверждая, что для ликвидации остатков крепостничества достаточно было провести правительственную реформу. Ленин же указывал, что покончить с остатками крепостничества и расчистить путь для классовой борьбы в России можно только революционным путем.

"Опасной и вредной, - как указывает тов. Ярославский, - являлась и данная Покровским, характеристика причин возникновения империалистической войны 1914 - 1918 г.г.", так как Покровский считал "главным виновником империалистической войны русское самодержавие и русскую военную клику" (стр. 20), нигде

стр. 118
не показывал "гнусной роли германского империализма и Англии как главных виновников войны и том самым ревизовал взгляды Ленина и Сталина на, войну 1914 - 1918 гг." (стр. 21).

Ошибочны взгляды. Покровского и на февральско-мартовскую буржуазно-демократическую революцию, которую Покровский считал "рабочей революцией". "Февральская революция, - писал Покровский, - была... не только пролетарской революцией по социальному составу той массы, которая низвергла самодержавие и фактически стала, у власти, но неизбежно была и социалистической революцией совершенно объективно" (стр. 21). Покровский клеветнически изобразил: позицию Ленина и партии большевиков, утверждая, что в 1917 году Ленин будто бы не шел дальше буржуазно-демократической революции и что будто Ленин в апреле 1917 года "ехал в Россию с убеждением, что социалистическая революция в России невозможна" (там же).

Во взгляде на сущность революции Покровский допустил крупнейшие извращения, ибо он "вопреки учению Ленина и Сталина о том, что главным и основным вопросом всякой революции является вопрос о завоевании власти... утверждал, что основным вопросом пролетарской революции является вопрос о постепенном процессе перехода производства в руки рабочих" (там же). Покровский, не понимая ленинского учения о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, "трактовал февральскую революцию как социалистическую, а Октябрьскую - просто как высшую точку подъема революционного движения 1917 г." (стр. 22). Вместе с тем Покровский, "стоя на позициях "левого коммунизма", не верил в возможность победы социалистической революции в одной стране" (там же).

М. Н. Покровский был автором многочисленных исторических работ. Его учебник был до последнего времени единственным в советский период учебником по русской истории. Покровский руководил многими советскими учреждениями, под его руководством воспитывались кадры историков на протяжении многих лет. "Поэтому, - пишет тов. Ярославский, - особенно важны разоблачение и критика антимарксистских взглядов Покровского... "Краткий курс истории ВКП(б)" помогает разоблачать эти антиленинские установки исторической "школы" Покровского... Без этого полного разгрома "школы" Покровского нельзя развернуть подлинную марксистско-ленинскую историческую науку" (стр. 23, 24).

Охватив в своей статье всю историческую концепцию М. Н. Покровского в целом, тов. Ярославский показал, как далеки схемы Покровского от подлинной истории.

В других статьях подвергнуты разбору и критике отдельные исторические проблемы, в первую очередь вопрос "о раннем русском феодализме", которым в последнее время много занимались советские историки: акад. Б. Д. Греков, С. В. Юшков, С. В. Бахрушин. В учебнике по истории СССР (часть 1-я) были подведены итоги этого изучения.

С. В. Юшков осветил в своей статье точку зрения М. Н. Покровского на ранний феодализм, начиная с Киевской Руси и кончая XVI веком - временем образования Русского государства, история которого в работах М. Н. Покровского занимает весьма скромное место. В самом определении феодализма М. Н. Покровским, по мнению С. В. Юшкова, допущены серьезные теоретические ошибки, благодаря чему его взгляд на феодализм далек от "тех ярких характеристик феодального государства и феодальной идеологии, которые имеются в сочинениях Маркса и Энгельса" (стр. 26). Для определения сущности феодализма Покровский привлек "политико-правовые признаки", следуя в этом отношении за буржуазной историографией, в частности за Павловым-Сильванским. Покровский очень далек "от марксистско-ленинского понимания феодализма как общественно-экономической формации" (стр. 26). Покровский неправильно подошел к вопросу о происхождении русского феодализма, не составив себе сначала отчетливого представления "об общественно-экономическом: строе, который предшествует феодализму и на основе разложения которого феодализм стал развиваться" (стр. 29).

Игнорируя работы основоположников марксизма-ленинизма, в частности работу Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", Покровский вслед за историками-юристами: Б. Н. Чичериным, В. И. Сергеевичем и др. - объяснял появление общины не на основе разложения первобытно-общинного строя, а ставил ее развитие в связь с финансовыми и политическими условиями и "земельной теснотой", о которой, как он говорил, "помину не было в домосковской и даже ранней Московской Руси" (стр. 31). Не понимай, что феодальная собственность могла возникнуть только на основе разложения общинного землевладения, Покровский не понял сущности общественно-политического строя Киевской Руси, отрицая самое существование Киевского государства.

Неправильны суждения Покровского о возникновении феодального города, развитие которого он, как и В. О. Ключевский, ставил в связь с внешней торговлей Киевской Руси, не разобравшись в высказываниях классиков марксизма-ленинизма о фео-

стр. 119
дальной торговле, о средневековом городе (см. стр. 34). Поэтому М. Н. Покровский не различает городов, возникших в дофеодальное время, от городов феодальной эпохи, XI-XII веков.

Для Покровского город Киевской Руси - не производственный и политический центр, а только "стоянка купцов-разбойников". Покровский не обратил внимания на развитие процесса отделения ремесла и торговли, процесса, который привел к возникновению посадов (см. стр. 35). Равным) образом М. Н. Покровский не дал ясной картины политического строя Киевского государства XI-XIII веков как феодального государства. Не имея четкого представления о городе и не понимая сущности классовой борьбы в Киевской Руси, М. Н. Покровский неправильно называл стихийные городские восстания 1068, 1113, 1175 годов народными революциями, "совершенно игнорируя борьбу феодальных групп в городе" (стр. 39).

Не понимая феодальной сущности Киевского государства, М. Н. Покровский не понял и причин его упадка, объясняя его экономическим оскудением Киевской Руси, завоеванием) Руси татарами и переменой торговых путей, что привело к упадку города и к "перегниванию ее в Русь деревенскую" (стр. 42). Между тем упадок Киевской Руси был связан с феодальным распадом Киевского государства, с ростом местных феодальных центров, с усилением княжеских междоусобиц, с упадком торговли Киева с Византией, с проникновением половцев в черноморские степи. Дав голую схему экономического развития Киевской Руси, в частности процесса феодализации, Покровский прошел мимо того факта, что степень экономического развития и процесса феодализации была не везде одинаковой.

М. Н. Покровский не понял, как правильно указывает С. В. Юшков, что "возникновение, возвышение и дальнейшее расширение и создание централизованного русского государства предопределялись развитием феодального хозяйства и классовой борьбы, а также необходимостью обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока" (стр. 57). Следует отметить, что М. Н. Покровский излагает этот вопрос крайне запутанно и вместе с тем игнорирует такие вопросы, как борьба Московского государства с татарами, окончившаяся освобождением от татарского ига, борьба с Литвой. Покровский не дает анализа деятельности московских князей, считая вслед за В. О. Ключевским московских князей "серыми и незаметными", причем делает из этого несколько странный вывод, что "именно поэтому им везло больше, нежели другим" (стр. 58).

Всесторонней критике А. Н. Насонова подверглись взгляды Покровского на татарское иго. В своей статье А. Н. Насонов показал, что Покровский при оценке татарского ига не считался с высказываниями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Под влиянием Костомарова Покровский объяснял возникновение самодержавия исключительно татарским завоеванием. Но при этом Покровский в отличие от Костомарова считал татарское нашествие "внешним" толчком, который помог развитию страны, завершив процесс разложения городской Руси X-XII веков. Покровский не понял, что "основы феодального строя не были сломлены татарским нашествием" и что "татарщина оказала, в действительности, огромное депрессивное влияние на развитие нашей страны" (стр. 87), задержала ее культурное развитие. Неверно утверждение" Покровского, что татары застали на Руси "процесс перегнивания городской Руси в деревенскую". Покровский упустил из виду, что в связи с татаро-монгольским завоеванием Юго-Западная и Западная Русь отошли к Польше и Литве, даже не упомянул о существовании Галицко-Волынской Руси. Правильно указав "на политику Орды на Руси, а также на политику князей в Орде, как на одну из причин возвышения Москвы... он забывает о роли татарских нашествий в усилении Москвы, на что указывал Соловьев..." (стр. 80).

Покровский не понял положения товарища Сталина о решающем значении борьбы с монголами в образовании централизованных: государств в Восточной Европе. Между тем изучение документов показывает, что именно со времени открытой борьбы с монголами началось объединение Руси вокруг Москвы. Покровский также совершенно не учитывал того, что монголы в своих интересах использовали существовавшие на Руси политические отношения. Все это исчерпывающе показал в своем исследовании А. Н. Насонов.

М. Н. Покровский не раз возвращался в своих трудах к "Смутному времени". Он подверг критике концепции "Смуты", существовавшие в буржуазной историографии, и требовал изучения "Смуты", как классовой борьбы, но тем не менее он не дал картины развернутой классовой борьбы во время "Омуты". М. Н. Покровский придавая второстепенное значение иностранной интервенции, идя в этом отношении за. С. М. Соловьевым, В. О. Ключевским и С. Ф. Платоновым. Подробный анализ всех ошибочных концепций "Смуты" в освещении Покровского дан в статье В. И. Пичеты. Опираясь на источники, В. И. Пичета раскрыл всю ошибочность утверждения Покровского о "Годунове, как крестьянском

стр. 120
царе", тогда как в действительности политика царя Бориса была дворянской. "Названный Димитрий" Покровского был не кем иным, как Самозванцем-Лжедимитрием I, агентом Речи Посполитой, которого Покровский также превратил в "крестьянского царя".

Ставленник бояр - царь Василий Шуйский - оказался у Покровского "посадским царем". При этом Покровский неправильно понял политическое содержание "Записи" Шуйского, видя в ней ограничение царской власти в пользу бояр и посадских людей, тогда, как в действительности подкрестная запись Шуйского - была не ограничением, а попыткой обеспечения личных и имущественных интересов от возможного произвола сверху, который имел место при Грозном и при Годунове (см. стр. 125).

Извращенно истолковал Покровский движение Болотникова. В оценке социальной программы Болотникова - вождя крестьянского движения - Покровский сделал шаг назад по сравнению даже с эпигоном буржуазной историографии С. Ф. Платоновым. Покровский не понял классовой сущности движения, его противофеодального характера. Не понял Покровский и того, что польская интервенция явилась реализацией восточных планов Батория, а отнюдь не была следствием того, что Москва заключила договор со Швецией. В этом отношении Покровский находился под сильным влиянием В. О. Ключевского. Неправильно освещена Покровским и освободительная борьба русского народа против интервентов, которой, кстати, он уделил сравнительно мало внимания. Национально-освободительное движение Покровский объясняет стремлением "буржуазии и дворянства" восстановить порядок и закрепостить крестьян. Покровскому нет дела до того, что его концепция находится в противоречии с фактами. Он игнорирует национальный подъем, охвативший широкие народные массы и нашедший свое выражение в выступлении нижегородца Минина и князя Пожарского. По Покровскому, Минин и Пожарский боролись не против интервентов; во главе народных масс, а стремились закабалить "меньших людей". Покровский органически не хотел или не мог понять того, что борьба русского народа против поляков была не борьбой в интересах излюбленного Покровским торгового капитала, а борьбой за национальное освобождение (см. стр. 138).

Чрезвычайно ценна и обстоятельна статья "Реформа Петра I в оценке М. Н. Покровского", принадлежащая перу Б. Б. Кафенгауза, одного из лучших советских знатоков времени Петра I. Б. Б. Кафенгауз указывает, что, изучая реформы Петра I, Покровский допустил ряд крупнейших ошибок, не поняв значения внешнеполитических успехов при Петре I и огромной важности реформы армии и создания флота. По мнению Покровского, экономическим базисом петровских реформ был "торговый капитализм" и власть в начале петровской эпохи перешла к "тортовой буржуазии". Покровский замалчивает заслуги Петра в создании крупной промышленности. Он не понял классовой природы петровской империи, как национального государства помещиков и торговцев. Политику правительства в отношении крестьян Покровский оставил вовсе без рассмотрения. Вне поля зрения Покровского осталась также классовая борьба крестьянства против феодального гнета. История народов СССР совершенно не освещена. Петра I Покровский изображал лишь как грубую и примитивную натуру, игнорируя марксистско-ленинское учение о роли выдающихся личностей в истории.

Автор отметает, что оценка петровских реформ Покровским находится "в противоречии с высказываниями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина...", но все же считает, что при всех указанных недостатках концепция М. Н. Покровского представляет известный интерес, как попытка преодолеть буржуазные взгляды.

Истории международных отношений царской империи - этому наименее изученному советской наукой участку - Покровский, как правильно указывает М. В. Джервис, уделил "минимальную долю внимания". Гражданская история в его работах является иллюстративным материалом к его социологической схеме. По Покровскому, "все международные отношения и внешняя политика России в XVIII в. руководились политической активностью торгового капитала" (стр. 197). Фактический материал в освещении истории международных отношений у него очень беден.

"М. П. Покровский исказил образ Н. Г. Чернышевского, не поняв его роли и значения в истории освободительного движения того времени, времени, которое Ленин называл "эпохой Чернышевского". С. К. Бушуев характеризует образ Н. Г. Чернышевского как величайшего деятеля своего времени, "боевого и последовательного демократа, имя которого так дорого было основоположникам марксизма-ленинизма" (стр. 199). У Покровского лее, "то Чернышевский рисуется славянофилом, идеалистом в истории, защитником своекорыстных интересов меньшинства, либералом, представителем "меньшевистской тактики" и т. д., то он оказывается "близко подошедшим к Марксу, как никто из социалистов домарксового периода" (стр. 203).

стр. 121
Не поняв того, что Н. Г. Чернышевский был последовательным революционным борцом против крепостничества, что он "всецело стоял на стороне крестьянских масс, требуя передачи помещичьей земли крестьянам без выкупа" (стр. 206), Покровский приписал Н. Г. Чернышевскому "меньшевистскую тактику в аграрном вопросе". Только в дни столетнего юбилея со дня рождения Н. Г. Чернышевского Покровский вынужден был отказаться от этого утверждения, извращающего историю революционного движения 60-х годов. Покровский должен был это сделать, "потому что стали широко известны освещенные Лениным факты истории 60-х гг. - эпохи Чернышевского, неопровержимо доказывающие громадную историческую роль Н. Г. Чернышевского как боевого и последовательного демократа в борьбе за идею крестьянской революции, за идею свержения всех старых властей" (стр. 207).

В обстоятельной и богатой фактами статье А. Л. Попова подвергаются критическому разбору взгляды Покровского на внешнюю политику самодержавия в XIX веке. Покровский не раз возвращался к вопросам внешней политики самодержавия в XIX веке и дал ряд концепций, "внутренне противоречивых и часто взаимно исключающих одна другую.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла дипломатические архивы, что в известной степени подтолкнуло М. Н. Покровского к более глубокому изучению вопросов внешней политики самодержавия в XIX веке. Оставаясь сторонником "экономического материализма" и неправильно понимая классовую природу самодержавия, М. Н. Покровский не мог объективно-научно разобраться в направлении и сущности внешней политики самодержавия. Покровский часто находился под сильным влиянием исследователей-иностранцев. С их позиций он критиковал внешнюю политику самодержавия, упуская из виду, что западноевропейские историки в сущности выступали апологетами политики своих правительств. Вполне понятно, что Покровский был не в состоянии дать научно-объективное объяснение внешней политики царизма.

В "Русской истории" Покровского вся внешняя политика царизма "автоматически" вытекала из экономики. Поэтому "на почве кризиса хлебных цен и "катастрофического" подъема русской промышленности вырастала на страницах истории Покровского внешняя политика николаевского самодержавия как политика промышленного капитала" (стр. 389). Неправильно представляя себе классовый характер самодержавия, М. П. Покровский был не в состоянии подойти к оценке политики Николая I как жандарма Европы. М. Н. Покровский считал, что Россия была "колониальной державой наиболее примитивного типа - аппаратом торгово-капиталистической эксплоатации малокультурных стран" (стр. 384).

В статье А. В. Пясковского дана "Критика антиленинских взглядов М. Н. Покровского на буржуазно-демократическую революцию в России". М. Н. Покровский не раз возвращался к проблеме "буржуазно-демократической революции 1905 - 1907 гг." и посвятил ей около 20 статей. После 1930 года Покровский внес некоторые изменения в свое понимание буржуазно-демократической революции, но в основном остался верен своим антиленинским взглядам. Тов. Ярославский указал в своей статье на основные ошибки Покровского, которые в работе тов. Пясковского нашли развернутое толкование.

Е. А. Луцкий в статье "Извращение М. Н. Покровским истории интервенции и гражданской войны в СССР (1918 - 1920)" дал марксистско-ленинский анализ содержания работ М. Н. Покровского в этой области. Е. А. Луцкий делает правильный вывод о том, что "в периодизации Покровского сказалась его антиленинское понимание Октябрьской социалистической революции, экономической политики диктатуры пролетариата, неправильное, антимарксистское и антиленинское понимание соотношения экономики и политики" (стр. 485). Автор показывает, что схема Покровского идет вразрез с конкретными фактами.

Статья А. В. Фохт, заключающая сборник, посвящена разбору ошибок М. Н. Покровского в вопросах преподавания истории. Ошибки здесь выразились в том, что из средней школы было изгнано преподавание систематического курса истории, и живая гражданская история была заменена сухой "историей общественных форм".

Таково содержание второго сборника статей "Против антиленинской концепции М. Н. Покровского", которые и в методологическом и в фактическом отношении производят полный разгром антиисторической концепции Покровского.

Еще много вопросов осталось нерассмотренными, в частности вопросы, связанные с историей Белоруссии, Украины и Польши. М. Н. Покровский допустил и в этой области грубейшие извращения, и их следует внимательно рассмотреть с точки зрения исторического материализма. Тогда разгром исторической концепции Покровского по всему фронту будет полным.

В. ПИЧЕТА, член-корреспондент Академии наук СССР


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОТИВ-АНТИМАРКСИСТСКОЙ-КОНЦЕПЦИИ-М-Н-ПОКРОВСКОГО-СБОРНИК-СТАТЕЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ПИЧЕТА, ПРОТИВ АНТИМАРКСИСТСКОЙ КОНЦЕПЦИИ М. Н. ПОКРОВСКОГО. СБОРНИК СТАТЕЙ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОТИВ-АНТИМАРКСИСТСКОЙ-КОНЦЕПЦИИ-М-Н-ПОКРОВСКОГО-СБОРНИК-СТАТЕЙ (date of access: 04.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ПИЧЕТА:

В. ПИЧЕТА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
1526 views rating
08.11.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
15 hours ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
6 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
6 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
6 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОТИВ АНТИМАРКСИСТСКОЙ КОНЦЕПЦИИ М. Н. ПОКРОВСКОГО. СБОРНИК СТАТЕЙ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones