Libmonster ID: RU-16673
Author(s) of the publication: Е. Ю. Полякова

Последняя четверть XX столетия знаменовала собой прорыв в отношениях между Ирландией и Россией (Советским Союзом). На протяжении столетий этих отношений не было, поскольку Ирландия не обладала государственной независимостью. Не возникло базы для постоянных контактов и в течение пятидесяти лет, прошедших после образования в ходе революционной борьбы двух молодых государств, хотя такие попытки предпринимались. Однако историки обеих стран были, увы, лишены возможности получить соответствующие документы и заняться изучением этой проблемы. Открытие архивов как в России, так и в Ирландии позволяет пролить свет на одну из неизвестных страниц истории отношений между нашими странами, когда, в 1920-1921 гг., была предпринята попытка установления взаимных контактов.

Первая мировая война и послевоенные годы стали временем крутого перелома в судьбе Ирландии. Обострив англо- ирландские противоречия, война явилась катализатором созревания предпосылок национально-освободительной революции, оформившихся в начале XX века. Отправной точкой нового подъема национально-освободительного движения стала знаменитая "Красная пасха" - Дублинское восстание 1916 г., в ходе которого была провозглашена Ирландская республика. Жестокое подавление восстания и расправа с его участниками всколыхнули страну, дали толчок росту национального самосознания, способствовали радикализации ирландского населения. Немаловажное значение имели и демократические ожидания, связанные с послевоенным мирным урегулированием. Идеи национального суверенитета и равноправия малых наций, высказанные президентом США В. Вильсоном и поддержанные руководителями союзных держав, были хорошо известны в Ирландии. Все это способствовало дальнейшей борьбе за независимость, за свободный выбор формы правления и пути развития страны.

На всеобщих парламентских выборах в Вестминстер в декабре 1918 г. в Ирландии внушительную победу одержала молодая партия Шин Фейн, завоевав 73 места из 105. Оставшиеся в живых руководители Шин Фейна и участники Пасхального восстания провозгласили своей целью создание независимой Ирландской республики. Подавляющее большинство ирландцев поддержало их и высказалось за независимую Ирландию. Выборы


Полякова Елена Юрьевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

стр. 116


показали, что Шин Фейн - доминирующая в стране сила. Предвыборная программа партии выдвигала три главные задачи: отказ от работы в Вестминстере, создание национального законодательного органа, признание Версальской мирной конференцией права Ирландии на самоопределение.

Получив мандат народа, депутаты-шинфейнеры объявили о создании ирландского парламента (Доила) как единственного правомочного законодательного органа в стране. Определенная политическая база для парламентской демократии и Ирландии имелась. Парламентская система существовала в Ирландии с XIII в., а с введением англо- ирландской унии 1801 г., когда ирландский парламент был ликвидирован, ирландцы получили представительство в Вестминстере, что развивало парламентские навыки и традиции.

Дойл - не просто древнее ирландское слово, это понятие, означавшее совет старейшин, уходившее корнями в многовековую гэльскую историю и опиравшееся на глубокие традиции. Новое законодательное собрание сразу же обрело ирландский колорит и самобытность. Первое заседание Доила состоялось в Дублине 21 января 1919г., а тремя днями раньше в Париже начала работу послевоенная мирная конференция. Именно к ней, к народам мира обратился ирландский Дойл с первым внешнеполитическим призывом. Это обращение было принято Дойлом вслед за Декларацией независимости, провозгласившей суверенную Ирландскую республику. В нем содержался призыв к народам мира признать ее как независимое государство и обеспечить представительство на Парижской мирной конференции, на которую были избраны трое делегатов: Э. Де Валера, А. Гриффитс и Дж. Планкетт. Ирландское правительство, сформированное 22 января, состояло из четырех министерств, в том числе иностранных дел. В Париже были аккредитованы два специальных представителя - Шон О'Келли и Каван Даффи. Их письма в Дублин - первые дипломатические отчеты молодого ирландского государства - свидетельствовали о сложности возложенной на них миссии.

Полгода представители Ирландии добивались допуска на конференцию трех избранных делегатов и рассмотрения вопроса о независимости страны. Эта миссия не увенчалась успехом и Ирландия не была допущена на конференцию. Тем не менее деятельность ирландских представителей в Париже можно рассматривать в качестве первой ирландской дипломатической акции. До 1922 г. Париж оставался важнейшим центром деятельности ирландских дипломатов. Парижская неудача не остановила ирландцев. Борьба за установление международных контактов и признание Республики продолжалась.

Для решения этой задачи необходимо было одержать победу в английской информационной войне. Ирландское правительство начало широкую кампанию, чтобы обеспечить поддержку мирового общественного мнения ирландской независимости. Министерство пропаганды и представители Ирландии развернули свою деятельность в ряде стран: Англии, США, Франции, Италии.

В Англии интересы Ирландии представлял сорокасемилетний инженер, лондонец ирландского происхождения Арт О'Брайен. Он в течение многих лет активно участвовал в деятельности ирландских культурных и политических организаций, возглавляя британскую Гэльскую лигу и являясь президентом совета Шин Фейна Великобритании (с 1914 и 1916 гг. соответственно). О'Брайен использовал свой офис для разнообразной деятельности в пользу Республики: занимался пропагандой в Англии и за ее пределами, создавал организации ирландских националистов, собирал информацию для Дублина, доставал деньги для приобретения и отправки оружия в Ирландию. Он создал Лигу в поддержку ирландского самоопределения, куда принимались только ирландцы.

В Париже главной фигурой был тридцатисемилетний Шон 0'Келли, приехавший туда 10 февраля 1919 года. Он имел определенный политический опыт, был участником восстания 1916 г. и членом Дублинской корпорации партии Шин Фейн. В 1915г. он обеспечивал сбор средств в США

стр. 117


для Ирландского республиканского братства - организации, подготовившей и возглавившей Пасхальное восстание. За свою деятельность О'Келли восемь раз подвергался аресту.

Это был худой, стройный человек с легкими движениями, подвижным лицом и типичными для ирландцев голубыми глазами. Невысокого роста, вспыльчивый О'Келли, преданный делу ирландской свободы, несмотря на ограниченность образования и опыта, стал профессиональным политиком. Он и сопровождавшая его в Париж супруга говорили по- французски. Карьера О'Келли, как государственного деятеля, длилась сорок лет. Высшей точкой стало избрание его президентом страны в 1945 году. На этом посту он оставался до 1959 года. В Париже О'Келли пробыл с 1919 по 1922 год, а затем был направлен в Рим. За это время ему и его помощникам удалось установить контакты с прессой. После приезда О'Келли в Париж каждый день во французских и европейских газетах стали появляться сообщения об Ирландии. Комиссия Доила по иностранным делам в августе 1919 г. отмечала: "Несмотря на трудности нашей пропаганды во Франции, наиболее серьезные газеты и обозрения публикуют хорошо информированные и сочувствующие ирландским требованиям статьи".

Выступая в парламенте в октябре 1919г., министр иностранных дел Дж. Планкетт сообщил о новой волне антиирландской пропагандистской кампании, поднятой Великобританией в зарубежной прессе, которой довольно успешно противостоят представители в Париже и Швейцарии. "Французская пресса очень консервативна и не хочет задеть Британию. Тем не менее, проделана большая работа, чтобы обеспечить дружественные Ирландии публикации во французских газетах. Прогресс в этом направлении наблюдается в Швейцарии, дружелюбен и общий настрой итальянской прессы. ...Сейчас мы прилагаем усилия, чтобы начать пропагандистскую кампанию в Австрии и других центральноевропейских странах, и перспективы в этом отношении хорошие".

Чтобы противостоять английской пропаганде, в Париже было открыто пресс-бюро, развернута агитационная работа. Одна из трудностей заключалась в том, что новости передавались в иностранную прессу через британские информационные агентства и, как правило, в искаженном виде с целью дискредитации ирландских требований. Находясь в состоянии необъявленной войны с Ирландией, Англия активно разворачивала информационную кампанию на европейском континенте.

Поставив задачу прорыва английской информационной блокады, Ирландия добилась того, что постепенно стали утрачивать свою значимость материалы агентства Рейтер как единственного источника информации по Ирландии, появилась ирландская пресса, в частности "Ирландский бюллетень" - официальный орган ирландского правительства, с ноября 1919г. выходивший в Дублине. Все это повышало интерес к Ирландии, улучшало вокруг нее политический климат. Борьба Ирландии за самоопределение вызывала сочувствие и поддержку французских левых, о чем заявил видный социалист Альбер Тома. Посланцы Дойла были направлены также в Германию, Швейцарию, Италию, Бельгию и Скандинавию. Ирландские представители в Париже наладили с ними связь и переписку. Фактически Париж стал связующим центром ирландской пропагандистской кампании в Европе.

Уже в 1919 г. при министерстве иностранных дел была учреждена консульская служба и назначены консулы в Аргентине, Швейцарии, Генуе, Нью-Йорке. "Я хочу сообщить о неуклонном прогрессе в наших отношениях с зарубежными странами, несмотря на все препятствия", докладывал парламенту Планкетт в октябре 1919 г., перечисляя многочисленные трудности, с которыми сталкивалась молодая ирландская дипломатия. А трудности были, и немалые - от сложных политических до финансовых и просто бытовых. Не хватало людей, обладающих необходимыми знаниями. Представители Ирландии за рубежом получали очень небольшое жалованье и исполняли свои обязанности "по совместительству". Поэтому Каван Даффи предлагал назначать консулами людей, имеющих собственный бизнес.

стр. 118


Первое поколение ирландских посланцев за рубежом представляли не карьерные дипломаты, а люди, попавшие на дипломатическую службу в силу различных обстоятельств (например, благодаря своим лингвистическим или юридическим знаниям), а порой и просто случайно. На начальном этапе значительное их число представляли женщины, но после 1922 г. работа в министерстве иностранных дел стала исключительно мужской профессией.

С самого начала ирландские представители за границей столкнулись с финансовыми проблемами. Уже в марте 1919г. посланники в Париже обнаружили, что значительные суммы денег необходимы не только для жизни в дорогой европейской столице, но и установления связей с политиками и журналистами. В письме О'Келли в Дублин об этом говорилось достаточно откровенно: "Здесь ничего нельзя добиться без денег, причем значительных. Стоимость жизни- ужасающая, но на нее уходит лишь очень незначительная часть требуемых денег. Мне нужно несколько тысяч фунтов - не будьте слишком шокированы той легкостью, с которой я об этом говорю - для налаживания контактов с большими людьми и привлечения внимания прессы. Иным путем здесь ничего не добиться. Все ожидают этого. Это стало правилом. И как показывает мой скромный опыт, политики, журналисты и даже государственные деятели весьма откровенны в этом вопросе" 1 .

Молодое государство остро нуждалось в средствах. В июне 1919г. в США была направлена ирландская миссия во главе с президентом Де Валерой. Лидер ирландских республиканцев в феврале совершил побег из английской тюрьмы, где находился по обвинению в антиправительственном заговоре. Вопрос о его возвращении в Ирландию обсуждался как шинфейнеровским руководством, так и британским кабинетом: Де Валера вновь мог подвергнуться аресту. После тщательного обсуждения в Дойле сочли, что Дублинский замок (так именовали британскую администрацию в Ирландии) на это не пойдет, и решили организовать массовую демонстрацию и торжественную встречу Де Валеры. Встревоженные этими приготовлениями, представители администрации направили в Лондон телеграмму, в которой назвали их отрытым вызовом "правительству его величества" и потребовали запретить митинг и демонстрацию. Обсудив этот вопрос, члены британского кабинета во главе с Д. Ллойд- Джорджем приняли решение о запрете всех мероприятий в Дублине 2 . Вскоре после возвращения тридцатисемилетний Де Валера на состоявшейся в начале апреля 1919г. второй сессии Доила был избран главой Совета министров. На протяжении сорока лет Де Валера оставался ведущей фигурой на ирландской политической сцене. Его называли "ирландцем N 1", считали символом нации. До конца своих дней Де Валера сохранил авторитет национального политического лидера, занимая посты премьера и президента страны.

Родившись в Нью-Йорке, Де Валера вырос в сельской Ирландии. Здесь он окончил университет и стал преподавателем математики, а затем школьным инспектором. Приняв участие в восстании 1916 г., Де Валера рисковал и своим комфортным положением представителя среднего класса, и судьбой своей многочисленной семьи. Один из немногих оставшихся в живых командиров он после подавления восстания оказался на переднем крае республиканского движения. Менее, чем за год он стал лидером борьбы за национальное будущее Ирландии.

На него была возложена миссия в США. Ее основной целью стал сбор средств в поддержку Ирландской республики. Де Валера и его спутники хотели информировать влиятельную американо-ирландскую диаспору о событиях в Ирландии, а также привлечь на свою сторону общественное мнение и конгресс США в конфликте в Великобританией. Проехав с многочисленными выступлениями через всю страну, Де Валера собрал значительные суммы и в декабре 1920 г. вернулся в Ирландию. Ирландская дипломатическая активность его соратников в Америке продолжалась ив 1921, и в 1922 годы. Эта миссия, наряду с парижской, стояла у истоков ирландской дипломатической службы.

стр. 119


На июньской сессии 1920 г. Дойл уполномочил кабинет расширить круг своих представителей за рубежом, включая назначение консулов и дипломатических агентов в ряде стран, в том числе в Скандинавии и Советской России, правительство которой поддерживало освободительную борьбу ирландского народа. Отмечая этот факт, газета "The Irish Nation" писала: "Новая Россия абсолютно бескорыстна в своем обращении к цивилизованному миру по поводу Ирландии". Лидеры ирландского рабочего движения были убеждены, что "правительство Советской России - самый лучший и бескорыстный друг Ирландии" 3 . Рабочая и левая шинфейнеровская пресса уделяла постоянное внимание событиям в России, заявление народного комиссара по иностранным делам Г. В. Чичерина в июне 1919 г. об особом поощрении ирландцев, египтян и других наций, угнетаемых союзниками, было воспринято в Ирландии как особая честь. Таким образом, складывались благоприятные условия для налаживания двусторонних контактов. Оба правительства нуждались в международном признании и искали взаимной поддержки. Первые контакты между ирландскими и российскими представителями имели место в начале 1919 г. в США, где находились эмигрировавшие после восстания 1916 г. ирландские республиканцы, полагавшие, что Россия заинтересована в признании Ирландской республики. Один из них, участник восстания П. Мак Картен исполнял функции посланца ирландского правительства, то есть пребывал в сходном положении, с непризнанным официально в качестве посла представителем РСФСР Л. Мартенсом. Факты, связанные с миссией Мартенса и созданием русского бюро в Нью-Йорке получили достаточно полное освещение в советской исторической литературе 4 однако нигде не отражено то обстоятельство, что именно через Мартенса и сотрудников бюро состоялись первые российско-ирландские контакты. Обмен письмами между МакКартеном и Мартенсом в мае 1919г. свидетельствовал о возникновении взаимного интереса Советской России и Ирландии.

Находящийся с июня 1919г. в Америке Де Валера изначально полагал, что первым государством, которое признает Ирландскую республику, должны стать Соединенные Штаты, а не Россия, но через несколько месяцев он изменил свое мнение и заявил, что Ирландская республика является другом Советской России. Весной 1920 г. после переговоров в Вашингтоне с российскими представителями Де Валера поручил Мак Картену готовить проект соглашения о взаимном признании России и Ирландии.

В письме А. Гриффитсу от 6 марта, адресованном также членам кабинета, Де Валера писал: "Вам следует рассматривать Мак Картена как представителя нашего правительства в России, который должен добиваться официального признания Советским правительством. Я надеюсь в ближайший день или два получить для него рекомендательное письмо от мистера Мартенса. Я считаю, что у него должно быть по меньшей мере двое сопровождающих- представителей от рабочих организаций и промышленности и торговли. Необходимо продумать, как лучше добраться до России. Может быть, делегатам стоит стартовать отсюда. Можно говорить о возобновлении торговли с Советами, если не возникнет трудностей, но сейчас - наиболее удачное время для попытки получить признание". Объяснение последней фразы мы находим в письме Де Валеры членам кабинета от 10 марта. "Мы должны добиться признания до того, как они (русские - Е. П. ) заключат соглашение с Британией", - писал он 5 . Будучи уже в то время тонким и прозорливым политиком, Де Валера понимал, что любой договор (торговый или дипломатический) между Россией и Великобританией существенно осложнит, а может быть сделает невозможными, официальные российско- ирландские отношения. Поэтому он торопился, и, как показало будущее, оказался прав в своем предвидении.

В положении обоих молодых государств было много общего: дипломатическая изоляция, отказ быть признанным международным сообществом, ведение военных действий, экономическая блокада. И Россия, и Ирландия стояли перед сложнейшими экономическими проблемами. Каза-

стр. 120


лось, перспектива взаимной поддержки должна была толкать их навстречу друг другу.

Проект договора между РСФСР и Республикой Ирландией, подготовленный весной 1920 г. Мак Картеном совместно с его российским коллегой, секретарем русского бюро в Нью-Йорке А. Ф. Нуортевой (Мак Картен называет его Нуратовым. - Е.П. ) во многом отражал схожесть ситуации и взаимную заинтересованность двух государств. В преамбуле говорилось, что правительства РСФСР и Ирландии, наделенные конституционными полномочиями, от имени народов своих стран выступают за мирные и дружественные отношения между государствами всего мира и особенно России и Ирландии.

Проект договора предусматривал взаимную помощь в обеспечении международного признания суверенитета обеих стран. Каждая из сторон обязалась приложить все силы, чтобы остановить поставки оружия и боеприпасов соответственно в Россию и Ирландию. Предусматривалось развитие торговли между ними, привлечение ирландских специалистов в Россию для участия в реконструкции промышленности, создание в России концессий для эксплуатации ее природных ресурсов. По предложению российской стороны, в документ был включен пункт о том, что правительство Ирландской республики обязуется обеспечить медицинскую и санитарную помощь населению России. Стороны призывали покончить с империалистической эксплуатацией, создать условия для свободного развития всех народов, провести всеобщее разоружение, способствовать обеспечению мира на земле.

Проект договора вызвал определенные сомнения у Де Валеры. Тем не менее, он поручил Мак Картену представить его на рассмотрение дублинскому кабинету с просьбой очень тщательно обсудить с точки зрения общей целесообразности. Если кабинет примет положительное решение, следует подумать, указывал Де Валера, какие условия выдвинуть, чтобы получить наибольшие преимущества. Со своей стороны, он считал, что миссия в Москву должна быть направлена, а вопрос в целом - воспринят очень серьезно. Касаясь состава делегации, Де Валера предлагал включить в нее помимо Мак Картена кого-нибудь от лейбористов, а также "менее социалистически настроенного представителя". "Интересно, есть ли у нас кто-нибудь, кто знает русский?" - спрашивал он 6 . Все эти соображения были высказаны в "Меморандуме президента по России", который вместе с проектом договора был послан в Дублин. В нем Де Валера выражал сомнения по поводу необходимости публикации документа, который (как и свои комментарии) он считал предварительным, и просил продумать и тщательно обсудить всю проблему.

Комментируя в сопроводительной записке сомнения и колебания президента, Мак Картен отмечал, что Де Валера лишь прочитал проект договора, но не имел возможности его изучить. По поводу публикации документа Мак Картен писал, что русские выступают против секретных договоров и хотят опубликовать проект. Вообще он относился очень серьезно к идее установления отношений с Советской Россией и, в частности, к своей миссии. В той же сопроводительной записке, посвященной миссии в Россию и проекту русско- ирландского договора, Мак Картен писал: "Нет смысла посылать миссию, если мы боимся последствий. ...Это вызовет только смех. Я считаю, что мы должны либо пройти весь путь, либо не стартовать вовсе. Среднего не дано" 7 .

Руководствуясь представленными документами, а также пожеланием Де Валеры, кабинет министров одобрил его предложение немедленно послать делегацию в Россию. Соглашаясь с тем, что делегация, цель которой добиваться формального признания правительства Ирландской республики, должна быть отправлена в Россию без промедления, члены кабинета вместе с тем полагали, что Россия, сама находящаяся в международной изоляции, не должна быть первой среди стран, признавших Ирландию. Эту почетную миссию ирландцы отводили США, и находящийся там Де Валера должен был обратиться с соответствующей просьбой к американскому

стр. 121


президенту. В кабинете опасались, что обращение к России будет использовано британской пропагандой для дезинформации и помешает признанию ирландского суверенитета другими странами.

Вместе с тем, в решении кабинета отмечалось, что этот аргумент не влияет на пожелание скорейшего отъезда делегации в Россию, и соответствующее предложение будет представлено на рассмотрение Доила. На июньской сессии 1920 г. Дойл единодушно одобрил резолюцию об отправке миссии в Москву с целью установления дипломатических отношений с правительством РСФСР. В резолюции, однако, предполагаемый договор с Россией не был упомянут. Таким образом, с самого начала российско-ирландских контактов ирландская сторона проявляла колебания и непоследовательность.

Осторожность ирландцев объяснялась боязнью устанавливать тесные контакты с коммунистическим государством. Опасения диктовались как неуверенностью в прочности и долговечности большевистского правительства, так и тем, что идеи социалистической революции и создания государства диктатуры пролетариата, как и сам характер советской власти, были чужды ирландским лидерам. Существенную, а, может быть, и главную роль играл международный аспект. О'Келли сообщал из Парижа о негативной реакции во Франции на резолюцию Дойла, воспринимаемую как союз с большевиками. "Трудно преувеличить отрицательные последствия этого шага", - писал он 8 . Мысль о том, что тесные связи с коммунистами с тревогой воспринимаются в Европе, развивал в своем сообщении из Парижа Дж. К. Даффи. Отправка делегации в Россию, по его мнению, будет означать конец всех политических усилий на континенте. "Я знаю, какая реакция будет во Франции, Швейцарии, Бельгии; ...реальная польза от этого шага проблематична, а потери очевидны", - добавлял он 9 .

Настороженность проявляли и в России. Об этом свидетельствует документ, хранящийся в Архиве внешней политики Российской Федерации (АВПРФ). К сожалению, документ, а точнее письмо, не имеет подписи, но на нем стоит дата- 20 июля 1920 г., и имеется обращение: "Многоуважаемый Владимир Ильич". Нельзя утверждать наверняка, но, скорее всего, это письмо, адресованное Ленину, в котором неизвестный автор довольно подробно и весьма критически высказывается "по соображениям ирландской политики". Он пишет: "Из прошедших через мои руки ирландских материалов, имеющихся в III Интернационале, видно, что в ирландском движении уже наметилась величайшая дифференциация между рабочими элементами с революционным классовым сознанием и буржуазными националистами. Революционные рабочие элементы относятся уже теперь отрицательно и отчасти враждебно к буржуазно-националистическим лидерам и стоят за независимость Ирландии только потому, что видят необходимость избавиться от английских усиленных охран и вообще деспотичных методов. Господствующая националистическая группа- де Валера, Гриффит, Планкетт и другие уже теперь обнаруживают реакционные тенденции. Те из них, которые ездили в прошлом году по Америке, при этом с целью подлизаться к Вильсону, страшнейшим образом ругали большевизм и подчеркивали свою ненависть к нему, в то время как левые рабочие элементы с нами солидаризировались. ...Усиливать позиции националистической клики в среде синфейнеров (шинфейнеров. - Е. П. ) не следует. К Ирландской же Республике надо относиться очень осторожно ввиду реакционного характера многих синфейнерских парламентариев. Было бы крайне необходимо по этим вопросам сноситься с каким-либо ирландским коммунистом... В высшей степени ценными были бы указания Ротштейна. ...Что же касается чисто политических шагов вроде признания Ирландской Республики, конечно, следует подождать, пока выясниться, какую форму примут наши отношения с Англией. В данный момент мы еще стоим перед вопросительным знаком" 10 . Скорее всего это письмо писал человек, связанный с Коминтерном и ориентировавшийся в своих оценках на ирландских коммунистов, которые именно в это время находились в Москве.

стр. 122


Несмотря на различные взгляды, в середине 1920 г. российское правительство проявляло дружескую расположенность и заинтересованность в контактах с республиканским Дублином. На это указывал, в частности, Дж. Планкетт в своем выступлении в Дойле в сентябре 1920 года. Тем не менее, делегация в Россию не была послана. Как пишет ирландский историк А. Митчелл, Де Валера хотел отправить Мак Картена в Россию, но тот запросил полномочий на заключение договора, а на это Де Валера не пошел. В меморандуме по поводу миссии в Россию и проекта российско-ирландского договора Мак Картен пишет: "Что касается меня лично, я поеду только в том случае, если получу абсолютные полномочия, вне зависимости от того, кто будет принимать окончательное решение, если возникнут разногласия" 11 . Но ирландское руководство не было готово к активным действиям. Оно надеялось на положительный ответ США о признании Ирландской республики. И лишь в конце 1920г., когда стало ясно, что шансов на это нет, Де Валера, перед тем, как покинуть Америку, дал согласие на поездку Мак Картена в Москву.

Россия приняла ирландского посланца не слишком доброжелательно. Приехав в начале февраля 1921 г. в Ревель, Мак Картен встретился там с М. М. Литвиновым, который, по словам самого Мак Картена, не выразил большого энтузиазма по поводу его визита. Он сообщил ирландскому представителю, что за последние несколько месяцев ситуация изменилась, по сравнению с 1920 г., когда был подготовлен проект российско-ирландского договора, а советское правительство было готово к переговорам.

Действительно, с того времени прошел почти год. Окончание гражданской войны и интервенции, завершившееся разгромом Врангеля, победа над международной и внутренней контрреволюцией привели к значительному укреплению международного положения советского государства и расширению его договорных отношений с другими странами. В новых условиях перед советской внешней политикой встала задача продлить завоеванный мир, наладить нормальные дипломатические и торговые отношения с капиталистическими странами. Россия вела переговоры о заключении торгового соглашения с Англией и потому, естественно, не могла вступать в официальные отношения с Ирландией, формально входившей в состав Соединенного Королевства. Любые контакты с Ирландской республикой, находящейся в состоянии вооруженного конфликта с Англией, привели бы к срыву готовящегося соглашения, чрезвычайно важного в тот момент для России.

Тем не менее, Литвинов посоветовал Мак Картену поехать в Москву и обратиться в Наркоминдел. И хотя Мак Картен понимал, что ситуация изменилась, у него еще оставалась надежда. В частности, он рассчитывал, что помощник наркома иностранных дел, тот самый Нуортева, готовивший в Нью- Йорке российско-ирландский договор, проявит большую благожелательность к Ирландии.

В Москву Мак Картен прибыл 14 февраля 1921 г., но путь его, судя по некоторым данным, оказался нелегким. С пометкой "товарищу Г. В. Чичерину" в АВПРФ находится вырезка из гельсингфорской газеты "Новая русская жизнь", где под заголовком "Ирландский посол" помещена следующая весьма любопытная заметка: "Только что прибывшие из Петрограда лица передают, что недавно через Мурманск и Петроград должен был проехать в Москву так называемый ирландский посол (его фамилию они не знают), но об этом в Петроград и на железную дорогу не сообщили и когда к Петрограду начал подъезжать какой-то иностранец, не говорящий по-русски, с массой чемоданов и в буржуйном виде, то его задержала железнодорожная милиция и когда он начал противиться этому, то его избили и доставили в железнодорожное Чека на вокзал в Петроград, где был осмотрен его багаж, в котором была обнаружена масса иностранной валюты, бриллиантов и литературы; он был принят за спекулянта, и вследствие этого все у него отобрали и отправили на Гороховую 2, где его опять избили и имущество разобрали по карманам, а самого посадили в одиночную камеру, куда затем прислали переводчика, который в скором времени и выяснил его личность. На запрос по этому поводу из Москвы ответили,

стр. 123


что давно уже ждут ирландского посла, но он что-то не едет. В чрезвычайке начался переполох, позвали врачей, которые начали лечить злополучного посла, вернули ему все отобранное и с почетом отправили в Москву" 12 .

Но и в Москве удача не сопутствовала Мак Картену. Время действительно было упущено. Нуортева подтвердил, что ситуация изменилась со времени их встречи в Нью-Йорке. Он дал Мак Картену понять, что, пока продолжаются переговоры с Англией, ему рассчитывать не на что; кроме того, необходимо начинать переговоры с чистого листа, а не на основе подготовленного ранее проекта соглашения. Из бесед с Литвиновым и Нуортевой было очевидно, что соглашению с Англией придавалось первостепенное значение. Нуортева, в частности, заявил, что Англия являлась организатором антироссийской кампании, и только после соглашения с ней станут возможны договоренности с другими странами. В то же время Нуортева проявлял всяческую учтивость и дружескую расположенность по отношению к Мак Картену.

17 февраля Мак Картен был принят Чичериным, показавшимся ему очень мягким, вежливым, но несколько нервным. Мак Картен поднял вопрос о признании советским правительством Ирландской республики и о взаимовыгодном для обеих стран сотрудничестве. Мак Картен заверил Чичерина, что Ирландия рассчитывает в первую очередь на моральную поддержку со стороны России, хотя любая материальная помощь будет, конечно, приветствоваться. Мак Картен заявил, что "акт о признании нашего правительства окажет огромное воздействие на моральное состояние народа Ирландии, а также будет иметь резонанс во всем мире. Народы мира признают советское правительство как правительство великой страны, хотя официального признания оно не получило. Признание Ирландии сделает каждого, кто ей сочувствует, активным сторонником советского правительства".

Коснувшись англо-ирландских отношений, Чичерин проявил осведомленность в этом вопросе, в частности о статусе доминиона для Ирландии и проблеме Ольстера. Однако, по мнению Мак Картена, Чичерин ориентировался на информацию из британских источников, в особенности, британской прессы. Один из вопросов Чичерина касался отношения к коммунистическому движению. Мак Картен ответил, что главная задача ирландцев состоит в борьбе против Англии, все остальное- не так существенно. Ирландский народ поддерживает коммунистическую Россию не потому, что она исповедует коммунистические идеалы, а потому, что Англия стремится свергнуть этот режим. Причислить себя к коммунистам значило бы не что иное, как попытку ввести собеседника в заблуждение. Обсудив ряд проблем, связанных с внутриполитической обстановкой в Ирландии, стороны договорились возобновить контакты, как только возникнет благоприятная ситуация. "Я полагаю, - пишет Мак Картен, завершая рассказ о встрече с советским министром, они серьезно думали о нашем признании. Моя уверенность основана больше на характере его вопросов, чем на его заявлениях" 13 .

Дальше события развивались следующим образом. Мак Картену дали понять, что после заключения договора с Англией Москва может вернуться к российско-ирландским переговорам. Договор был подписан 16 марта, но вскоре опять начались проволочки. В Наркоминделе МакКартену посоветовали подождать месяц, но по истечении этого срока, несмотря на многочисленные обещания, ни Чичерин, ни Литвинов его не приняли. Мак Картен обращался с устными и письменными предложениями о сотрудничестве. В письме начальнику англо-американского департамента Наркоминдела Г. И. Вайнштейну от 13 мая 1921 г. он писал, что, поскольку торговое соглашение с Англией подписано, можно немедленно начинать бизнес с Ирландией и предлагал предпринять конкретные шаги. Он перечислял российскую продукцию, которую Ирландия могла импортировать (в первую очередь, сырье), и называл ирландские товары для экспорта в Россию: сельскохозяйственные орудия, обувь, тракторы, рыба, бекон и другие 14 . Но ответа не было.

стр. 124


В это время Москва переживала эйфорию от своего дипломатического успеха. Чичерин говорил о новой странице, о поворотном пункте в истории русско-английских отношений. Он обещал, что Россия сделает все возможное для предотвращения всего, что могло бы вызвать враждебные действия или пропаганду, или поддержку таких действий против британских интересов, как предусмотрено договором. "Мы слишком высоко ценим наши вновь установленные отношения с Великобританией и всемерно стремится к установлению мира и торговли", - писал он в телеграмме официальному представителю РСФСР в Великобритании Л. Б. Красину 15 .

Поняв всю бесперспективность ожидания, Мак Картен в начале июня сообщил представителю наркомата о своем намерении покинуть Россию, оставив за собой право вернуться, если позволят обстоятельства. На этот раз его никто не задерживал. В ответ он получил заверения в том, что в России испытывают самую искреннюю дружбу к Ирландии, и лишь обстоятельства препятствуют ее проявлению. В июне 1921 г. Мак Картен покинул Москву.

Попытки сохранить в тайне советско-ирландские контакты не увенчались успехом. Сведения просочились в прессу. В июне Литвинову поступило сообщение из Ревеля, что в эстонской газете опубликована следующая заметка: "Надежные источники подтверждают союз Советской России с Ирландией. В Москве даже находится Ирландское посольство с Мак Картеном. Посольство помещается в гостинице Люкс. По договору с ирландцами Россия обязывается всячески поддерживать их самостоятельность". Публикации появились и в британской прессе, где говорилось, что шинфейнеры открыли в Москве посольство, и даже называлась его численность- 6 человек. Британское правительство посвятило этому сюжету Белую книгу, опубликовав и проект договора, и связанную с ним корреспонденцию 16 .

Недостоверная информация могла отрицательно повлиять на весьма хрупкие отношения с Англией, поэтому встал вопрос о публикации материалов, отражающих реальное положение дел. Как только Мак Картен появился в Ревеле, к нему обратились представители русской миссии. Их интересовало мнение Мак Картена по поводу публикации. Ответом на это обращение стало его письмо Г. И. Вайнштейну, написанное в Ревеле 18 июня.

Это письмо интересно рассуждениями и оценками МакКартена. Он рассматривает ситуацию, исходя из позиций обеих сторон - и Ирландии и России, и по каждой высказывает свое мнение. Ссылаясь на то, что текст проекта соглашения опубликован в Англии, Мак Картен пишет, что ирландская сторона не возражает, чтобы люди узнали правду, если это не противоречит интересам России. "Мы никогда не боялись правды, наоборот, мы хотим, чтобы вся правда о нашей деятельности была известна, и поэтому приветствуем самую широкую публикацию", - утверждал он. Мак Картен был убежден в том, что публикация в Англии была затеяна, с одной стороны, в ущерб Ирландии, а с другой - нацелена против России. Но для Ирландии это может принести только пользу, ибо из документов явствует, что ирландцы думают и действуют как суверенная нация. Такова, по мнению Мак Картена, позиция Ирландии.

Рассуждая об интересах России, Мак Картен писал: "Если вы хотите добиться уважения Англии, вам не следует пресмыкаться и бросаться давать объяснения по каждой газетной статье. Пусть газеты отвечают газетам. Насколько мне известно, британское правительство не обращалось к вам по этому поводу, поэтому на правительственном уровне этот вопрос не стоит. ...Англия будет больше уважать вас, если вы не раскроете все карты. Пусть подозревает и боится ваших действий в случае малейшей провокации с ее стороны. Если вы начнете оправдываться, они тут же перейдут в наступление. Как говорят французы "тот, кто оправдывается, обвиняет себя". ...Я пишу это, поскольку полагаю, что мы, ирландцы, знаем официальную Англию, как никто в мире, и надеюсь, что мои замечания будут вам полезны" 17 . Исходя из вышеизложенной оценки

стр. 125


ситуации, Мак Картен советовал игнорировать появившиеся в Англии публикации, что и было, судя по всему, сделано. В официальной прессе не последовало никаких заявлений советского правительства. Однако в газете "Общее дело" 19 июня была напечатана заметка с критикой Чичерина за "переговоры большевиков с шинфейнерами, поскольку это - не дружественный акт в отношении Англии" 18 .

Здесь можно было бы поставить точку, если бы не документ, сохранившийся в Национальном архиве Ирландии. Это так называемый меморандум, или проще, записки Мак Картена о его впечатлениях от пребывания в России, написанные тогда же, в 1921 году. Этот документ, посвященный положению в России, выявляет глубокие идеологические расхождения между политическими режимами двух государств. Мак Картен делает выводы и наблюдения, поражающие своей прозорливостью, вполне правомерные спустя десятилетия и не всегда очевидные для современников. Он пишет о диктатуре компартии, об отсутствии свободы, о пренебрежении общественным мнением народа и о многом другом.

Касаясь непосредственно перспективы российско-ирландских отношений, Мак Картен отмечает, что революция в Ирландии носит национальный характер и не имеет ничего общего с коммунизмом, а потому мало интересует российское правительство. Но оно признает Ирландскую республику в тот же день, когда сможет сделать это без ущерба для интересов России. Те, кто находится у власти, прекрасно понимают все преимущества такого шага. В то же время они полагают, что человечество ничего не выиграет от признания Ирландской республики. Необходимо, с их точки зрения, установить в Ирландии рабочую республику. Заключая, Мак Картен делает вывод, что пропаганда в пользу Ирландии в России бесполезна. Можно добиться лишь очернения Англии, но ее действия и так очевидны 19 . В этих словах Мак Картена звучит определенное разочарование и тем, что он увидел в Москве, и результатами своей поездки.

Дипломатические и торговые отношения между Россией и Ирландией не были установлены, и их негативная судьба в тот период решилась в Москве. Рассуждая о причинах этой дипломатической неудачи, следует отметить противоречивость советской внешней политики. С одной стороны, российское правительство поддерживало национально-освободительное движение. С другой, - страна находилась в дипломатической изоляции, ни одна из крупных держав не поддерживала с ней никаких отношений, и заключение торгового соглашения с Англией - первого крупного международного соглашения - означало признание России де факто, прорыв изоляционистского кольца. Красин, подпись которого стоит под соглашением, дал ему такую оценку: "Подписанный торговый договор является крупным успехом Советской России. Он означает фактическое признание Советского правительства крупнейшей капиталистической державой, главой и предводителем всей капиталистической коалиции" 20 .

Не нужно забывать и того, что Ирландская республика не была официально признана в мире, юридически она входила в состав Соединенного Королевства. Дипломатическое признание Ирландской республики Советским правительством могло отрицательно сказаться на судьбе торгового соглашения с Англией. Необходимо учитывать и классовый подход и специфическую ментальность советского руководства. В Ирландии в ходе национально- освободительной революции к власти пришла национальная буржуазия, советское отношение к которой было весьма критическим. Все вместе взятое и определило неудачу ирландской миссии в Москве.

стр. 126


Примечания

1. Documents on Irish Foreign Policy. V.l.1919-1922. Dublin. 1998, p. 42, 47, 10.

2. АВПРФ, ф. 836, oп. 1, д. 10, п. 10, л. 179.

3. The Irish Nation, 27.IV. 1918; MITCHELL A. Revolutionary Government in Ireland. Dail Eireann. 1919-22. Dublin. 1995, p. 189.

4. КОРСУНСКИЙ М. А. Дело жизни Мартенсов. Л. 1978, с. 23; см. Документы внешней политики СССР. Т. 2. М. 1958, с. 167, 737; Дипломатический словарь. Т. 2. М. 1985, с. 181-182; РЕЙХБЕРГ Г. Е., ШАПИК Б. С. "Дело" Мартенса. М. 1966; ШИШКИН В. А. Советское государство и страны Запада в 1917-1923 гг. Л. 1969. и др.

5. Documents, p. 56, 59.

6. АВПРФ, ф. 95, oп. 1, д. 1, п. 1, лл. 20-21.

7. Там же, л. 19.

8. MITCHELL A. Op. cit., p. 191.

9. Documents, p. 80-81.

10. АВПРФ, ф. 04, oп. 4, д. 570, п. 42, л. 23.

11. АВПРФ, ф. 95, oп. 1, д. 1, п. 1, л. 19; Documents, p. 60.

12. АВПРФ, ф. 95, oп. 1, д. 1, п. 1, л. 32.

13. Documents, p. 151, 153.

14. Ibid., p. 142-144., АВПРФ, ф. 95, oп. 1, д. 1, п. 1, лл. 27-28.

15. Документы внешней политики СССР. Т. 4. М. 1960, с. 13- 14, 72-73.

16. АВПРФ, там же, л. 33, 19-21.

17. Documents, p. 156.

18. АВРПФ, ф. 95, oп. 1, д. 1, п. 1, л. 16-17.

19. Documents, p. 156-161.

20. Правда, 23.III.1921, с. 2.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Первые-шаги-ирландской-дипломатии-Миссия-в-Москву

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. Ю. Полякова, Первые шаги ирландской дипломатии. Миссия в Москву // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 06.04.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Первые-шаги-ирландской-дипломатии-Миссия-в-Москву (date of access: 11.04.2021).

Publication author(s) - Е. Ю. Полякова:

Е. Ю. Полякова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
37 views rating
06.04.2021 (5 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Рассматриваются сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. - Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. - Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. - Синтез и распад ядер нуклонных объектов. - Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
4 hours ago · From Владимир Груздов
Проблемы гипотезы Большого Взрыва можно решить с помощью гипотезы Нейтронной Вселенной. В основу гипотезы Нейтронной Вселенной положена гипотеза образования Вселенной из нейтронного ядра, конечных размеров. При своём вращении нейтронное ядро распадалась на фрагменты, которые в свою очередь распадались на более мелкие нейтронные фрагменты.
Catalog: Физика 
20 hours ago · From Владимир Груздов
Гипотеза построена в первую очередь на данных полученных Бюраканской астрофизической обсерваторией в середине двадцатого века. Многочисленные работы В.А. Амбарцумяна без спорно доказали образование крупных астрономических объектов из сверхплотных объектов, которые являются потенциально взаимодействующими связанными системами.
Catalog: Физика 
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
На последней сессии 14-го созыва Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам господин Выонг Динь Хюэ стал новым председателем Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам. С 98,54% голосом присутствующих делегатов проголосовали за то, чтобы утвердить, член Политбюро, секретарь партийного комитета, глава ханойской делегации XIV Национального собрания (Национальное собрание) XIV созыва Выонг Динь Хюэ был избран председателем Национального собрания, председателем государственной избирательной комиссии. Это одна из четырех важнейших руководящих должностей в госаппарате. Избрание г-на Выонг Динь Хюэ председателем Национального собрания высоко оценено отечественной и международной общественностью.
3 days ago · From V. Grachev
Причины присоединения Поволжья и Приуралья к России
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
"Кристаллизация" горского освободительного движения. Размышления Б. Байтугана об истории мусульман Северного Кавказа и Дагестана
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая княгиня Елена Павловна
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Владимир Груздов

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Первые шаги ирландской дипломатии. Миссия в Москву
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones