Libmonster ID: RU-8606
Author(s) of the publication: М. Ш. Шведов

Чарльз Сандерс Пирс, предпринимая попытку синтеза, казалось бы, несовместимых философских концепций - идеалистически- метафизической и реалистически-позитивной - и, ознаменовав тем самым, становление новой антропологической традиции в американской философии ХХ в., создает едва ли не самое противоречивое философское учение, в центре которого неизменно располагается Божество, как суть неотторжимое от сущего духовно-деятельностное начало, повсюду, однако, окруженное рефлекторно-агонизирующими явлениями человека, позитивно настроенного на всеобъемлющее познание, его верификацию и утилитаризацию. Принимая за основу именно эту, осознаваемую человеком, необходимость практического освоения мира, который у Пирса фигурирует в качестве некой синехической реальности, он создает свою идеалистически- позитивистскую концепцию, обозначенную, им же самим как "Прагматизм". Как мы знаем, для прагматизма, который в основе своей содержит известную долю персоналистических спекуляций, характерно субъективно-идеалистическое восприятие различных сторон человеческой жизни, несмотря на то, что упор, как в персонализме так и в прагматизме, делается на опытную верификацию знаний, в чем, явно ощущается влияние позитивных тенденций в американской философии.

Пирс очень часто отзывается о метафизике явно отрицательно, несмотря на то, что в своей классификации наук отводит ей роль завершающей философской науки, которая включает онтологию, религиозную метафизику и физическую метафизику, а иногда им даже предпринималась попытка отождествления метафизики и философии в целом. Он обвиняет метафизику в излишней абстрактности, в силу недоступности ее объектов прямому наблюдению, но понимая, что весь спекулятивно-идеалистический потенциал метафизики позволяет ей выходить далеко за пределы зрительной констатации, вооружившись эмпирио-критицизмом, уличает еще и в ненаучности, объясняя это тем, что все ее ведущие профессора были теологами, а не учеными. Для теологов же характерно четкое следование идеологической целесообразности. Именно в этой, неустанной критике спекулятивного метафизического подхода и состоит наиболее противоречивый момент прагматизма Пирса. Потому как, несмотря на все эти заявления о

стр. 156


несостоятельности онтологической метафизики, Пирс неизменно касается проблем, которые принято считать чисто метафизическими и главная из них - попытка, хотя и весьма самонадеянная, объяснения всего мира бытия. В этом смысле метафизика Пирса, должно быть, складывалась под влиянием идеалистов - Шеллинга, Гегеля, Эмерсона. В философии явно прослеживается попытка идеалистического истолкования основных гносеологических понятий, отвергнув всякое объективно-материалистическое их понимание. В этом смысле, связующим звеном метафизики и различных частей философии Пирса служит антропоморфизм, характерный, впрочем, для всей его философии. Но это не именно антропоморфизм в его общепринятом понимании, как спекулятивной практики одушевления, а в большей степени прагматический антропоморфизм, где человек предстает, как суть квинтэссенция познавательного процесса, обладающий критериями истинности, что позволяет ему приходить к верным теориям относительно природы без какого-либо принуждения. Отталкиваясь от тихизма, некоторые черты которого имеют место быть в философии Пирса, целесообразно утверждать, что это происходит случайно. Однако Пирс, не желая видимо отказываться от персоналистских оснований прагматизма, поднимает вопрос о наличии некоего сродства между человеком и природой. Но чисто физического сродства человеческого организма и материальной природы, как это постулирует биологизм, явно не достаточно. Необходимо психическое родство человека и вселенной, которое успешно достигается Пирсом, посредством истолкования мира по подобию человека. Он говорит о необходимости наличия достаточного родства между умом человека и природы и, что всякая возможная истинность обязана существованием родству человеческой души и души вселенной, несмотря на все несовершенство такого родства. В такой трактовке, антропоморфизм Пирса больше походит на шиллеровский рефлектирующий антропологизм, с присущей ему теистически-гуманистической начинкой. Прагматический же антропоморфизм определяет значение всех понятий в контексте человеческих действий, привычек, ощущений и переживаний. Пирс утверждает, что при прочих равных условиях гораздо вероятнее, что "приблизительно" истинным будет именно антропоморфное понятие, как то, чем в своей основе являются едва ли не все понятия. Выдвигая антропоморфизм в качестве методологического и, что характерно, онтологического основания поиска в окружающем мире признаков человеческой психики, Пирс апеллирует к тому, что в высшей степени невероятно, чтобы у человека была идея, которую можно адекватно представить как нечто нечеловеческое.

Пирс, будучи, как это уже отмечалось, поборником тихизма, в его наиболее абсолютистской констатации, реализует свой идеолого-

стр. 157


конструктивный и замешанный, опять же, на антропоморфизме настрой в критике детерминизма. Оперируя единственно доступным и "допустимым" для своего времени, индетерминистическим инструментарием и, в какой-то мере предвосхищая многих метафизиков ХХ в., Пирс выстраивает свою критику на противопоставлении случайности и необходимости, и далее подходит к опровержению механистического детерминизма в лапласовской формулировке. Однако же, и случай Пирс определяет как некую "произвольную детерминацию". И в этой своей прагматически-спекулятивной системе произвольной детерминации, он отводит Духу, как "self-intelligible thing", положение источника существования, разрешая, тем самым, как ему кажется, проблему связи души и тела. Такой подход, как это нетрудно заметить, в несколько иной формулировке, также находит свое выражение в экзистенциалистской теории трансценденции, в частности у Сартра, в его духовно-опосредованном психологизме.

Очевидно, что именно антропоморфизм, став в руках Пирса, некой связующей смесью из гуманизма и отголосков теоцентризма, снабдил философию Пирса, как впрочем, и всю последующую американскую философию необходимым конструктивно-постулативным аппаратом, чем обеспечил ей, выражаясь прагматически, "конкурентоспособность" на рынке буржуазных идеологий ХХ в.

Освоение человека - путь катехизиса

Так как в данном труде, в силу его всесторонней обобщенности, я изначально не отводил достаточного места детальному рассуждению о природе и сущности явлений внутричеловеческих, не говоря уже о тех глубинных проявлениях субъектно-объектного блуждания и как результат заблуждения, которые в совокупности своей рождают агностицизм мира и догматизм его идеологически "подкованных" обитателей. Ведь "большая дорога со множеством развилин ведет к гибели баранов. Ученые гибнут из-за бесконечности направлений" 6 . Исследование, целью которого явилось бы изучение и установление фундаментальных принципов заблуждательства, наиболее общих особенностей и категорий заблуждения и возможно, не побоюсь этого слова, приемов и конкретных методик их вычленения из общего и ниспровержения до уровня софизмов, которое в последующем и при непременном соблюдении упомянутых условий, могло бы обрести форму самостоятельного направления или раздела, названного бы, не иначе как "Делюзиология", может быть правомочно структурировано и защищено, но это уже удел отдельного исследования и его формального отражения - письменного труда.

Человек есть существо мыслящее, таким образом всякая мысль есть порождение сознания, вне зависимости от того, чем она, по разным ут-

стр. 158


верждениям мотивируется. Является ли она естественным эмпирико- рефлекторным событием, или же детерминирована "высшим разумом". Что ж до высшего разума, то он, исходя из предельно допустимого набора мысле-форм, проявляет чудеса изобретательности и оригинальности. Философия же, в свою очередь, есть не что иное, как любовь к этим своим мыслям, возведение их в ранг прерогативы и доминанты среди многообразия иных церебральных ухищрений различных представителей многоликого животного сообщества.

Философия - первая и любимая игрушка человечества. Плазма, которая даже при незначительном умственном напряжении приобретает столь замысловатые формы, являет взору заблудшего такие чудеса прозрения, что ей впору называться кладезью мудрости людской. Философия - это бесцветное знамя, которое мыслящий "тростник" несет впереди планеты всей, это хвалебная песнь человека человеку и песнь эта, конечно же полна критических замечаний, закономерных проявлений мазохистского эротизма, как неотъемлемой составляющей всякого любовного настроения. Философия - есть эссе человеколюбия, вожделение Нарцисса от внутренней своей универсальной завершенности и абсолютной красоты, от пластической своей формы, впитавшей в себя весь познавательный и созидательный потенциал мироздания, святую непосредственность детства и занудную мудрость старости. Философия сопряжена с человеком. Таким образом, предмет философо-антропологического исследования, в известном смысле синонимичен предмету исследования философии в целом с той лишь разницей, что в первом случае это любовь к мудрости, а во втором - любовь к человеческой способности мудрствовать. Во втором примере, философская антропология несколько выступает в нестройном ряду гносеологических утех "нарциссова потомка".

Итак, Человек! Или скорее так, Человек ?! И в этом его безграничная прерогатива в ряду из множества феноменологических ростков мироздания. Ростков различного масштаба и качества, различной формы и содержательной наполненности. Он - извечный вопрос в себе, для себя и что самое, наверное, интересное, вопрос вне себя и даже без себя. Человек неизменно существо событийное, так как факт собственной наличности уже событие, причем как мы понимаем, событие наиболее значительное как для самого человека, так и для всего окружающего мира вещей и идей! Каждое событие неизбежно сопряжено с одной из основных четырех форм вопросоположения, т. е. на данный момент мы имеем четыре события с вопросительным знаком, так как любое событие изначально вопросительно, в силу того, что требует своего детального рассмотрения, уяснения концептуальной связи причины и следствия, нахождения основных связующих сегментов сопоставления в морфологическом и идеологическом смыслах.

стр. 159


События сопряжены с человеком, соответственно уже предварительно необходимым образом подпитаны и пропитаны антропологическим и антропокосмическим смыслом. Перечислим их и целесообразно графически реконструируем:

1. Событие внутричеловеческое ? (вещь для себя)

2. Событие межчеловеческое ? (вещь в себе)

3. Событие общечеловеческое ? (вещь без себя)

4. Событие внечеловеческое ? (вещь о себе)

Исходя из данной реконструкции, следует: гнозис, как рецептивно- аффективный аналитико-синтетический процесс, и в особенности антропологический и антропокосмический гнозис, несет вопросительный событийно-сопоставительный характер и несомненно то, что всякий философ-антрополог влюблен в эту свою извечно вопросительную интонацию и даже в чем-то страдает от всякого соприкосновения с утверждением в своих гносеологических перверсификациях. Но ведь утверждений не избежать, так как именно утверждение послужит в последствии базисом дальнейшего научно-исследовательского практикума, т.е. постановки целого ряда вопросов, непосредственно вытекающих из данного утверждения и в большинстве своем противоречащих ему.

Все же перейдем непосредственно к рассмотрению процесса зарождения и начального этапа развития гностических интуиций человека о человеке.

Принимая во внимание факт неизбежности частичного отождествления предмета изучения философской антропологии предмету философии в целом, в узком смысле, предтечей философо-антропологического взгляда на феномен человека, не считая изначальный, "врожденный" феноменологический агностицизм Homo, который в свою очередь служит достойным дополнением всеобщего пространственно-временного агностицизма, можно считать обезображенного цыпленка, однажды брошенного Диогеном Синопским и в упрек Платону, иронично названного Человеком, что как мы с вами знаем, на тот момент полностью соответствовало Платоновской дефиниции человека, т.е. "двуногого без перьев". Однако ирония Диогена подвигнула Платона к дальнейшей конкретизации описания субъекта, и пресловутый "цыпленок" обрел широкие и плоские ногти. Это послужило своеобразным началом процесса приращения антропологических устремлений философов древности и всех последующих вплоть до настоящей эпох.

Каким бы трудным не казалось идентифицировать собственно антропологическую тему и каким бы безбрежным не казалось собственно антропологическое поприще, все же существуют те суть особенности антропологического познания при нахождении и единовременном соблюдении которых, в орбите всеобщего естественно-научного и гуманитарного знания из множества составляющих формируется и обретает

стр. 160


свое истинное место и значение ортодоксальная антропологическая идея. И особенности эти: человеколюбие, антропокосмо- гносиологическое целеполагание, естественно-научная целесообразность и теологическая адекватность, личностное одиночество исследователя как субъекта социально-идеологического пространства, способность конструктивного междисциплинарного сопоставительного синтеза, пренебрежение мировоззренческим аспектом Священного писания, научный либерализм, не допуская при этом зарождения анархистских настроений, и однозначно многообещающим венцом данной конструкции могла бы послужить врожденная гениальность исследователя как субъекта и объекта собственного исследования. Допускаю, что данный список может быть определенным образом дополнен по мере накопления антрополого- методологических знаний и навыков.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Прагматический-антропоморфизм-Пирса

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Ш. Шведов, Прагматический антропоморфизм Пирса // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Прагматический-антропоморфизм-Пирса (date of access: 06.08.2021).

Publication author(s) - М. Ш. Шведов:

М. Ш. Шведов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
816 views rating
09.09.2015 (2158 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПЕРЕСЛАВСКИЙ КРАЕВЕД С. Е. ЕЛХОВСКИЙ И ЕГО ФОЛЬКЛОРНО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ СОБРАНИЕ
18 hours ago · From Россия Онлайн
ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОАРХЕОЛОГИЯ ОХОТНИКОВ И СОБИРАТЕЛЕЙ
Catalog: История 
18 hours ago · From Россия Онлайн
ОДОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ К АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАВКАЗА
2 days ago · From Россия Онлайн
СТОЛ И КРАСНЫЙ УГОЛ В ИНТЕРЬЕРЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ И ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
2 days ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ РАЗГОВОРЫ С НЭНСИ РИС
2 days ago · From Россия Онлайн
О ВКЛАДЕ НЭНСИ РИС В "РУССКИЙ МИФ"
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТРЫВКИ РУССКИХ РАЗГОВОРОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
4 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Прагматический антропоморфизм Пирса
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones