Libmonster ID: RU-10392

Среди великих творений, созданных гением Маркса, выдающееся место занимает бессмертный памфлет - "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта". Эту книгу, говорил Вильгельм Либкнехт, "будут читать и через тысячи лет"1 .

Еще не успело отзвучать эхо выстрелов, которыми жалкий носитель громкого имени Бонапарт возвестил свой приход к власти и погребение французской революции, как появился памфлет Маркса, давший непревзойденный по глубине и силе анализ декабрьских событий 1851 года.

Государственный переворот 2 декабря 1851 года, вызвавший панику в рядах мелкобуржуазной демократии, казалось, произошел совершенно неожиданно. Никто не мог объяснить, в силу каких причин сделалась возможной победа Луи Бонапарта.

Появившийся в 1852 году памфлет Виктора Гюго "Наполеон Малый" был полон, как замечает Маркс, едких и остроумных личных нападок на "ответственного издателя государственного переворота", но самое событие "изображается у него, как гром из ясного неба. Он видит в нем лишь насильственнее деяние одного индивидуума. Он не замечает, что возвеличивает этого индивидуума, вместо того чтобы умалить его, приписывая ему беспримерную во всемирной истории мощь личной инициативы"2 .

Французская мелкобуржуазная эмиграция в Лондоне, Брюсселе и других европейских и заокеанских городах изливала свое возмущение в звучных, эффектных фразах и проклинала "чудовище", теряясь в попытках объяснить происшедшее. Луи Блан печатал в английской газете "Daily News" статьи, полные громких слов, на которые он был мастер. "Французский народ - благородная гордость - неукротимое мужество - вечная любовь к свободе. -слава побежденному мужеству"3 , - язвительно охарактеризовал Энгельс содержание этих статей в одном из своих писем к Марксу. Но на вопрос, почему произошла катастрофа, Луи Блан ответить не мог.

Другой видный политический деятель, Феликс Пиа, не придумал ничего лучшего, чем сочинение пьесы с мелодраматическими сценами изгнания демократов, ссылки и т. д. "Можно ли более низким образом спекулировать на бедствиях своей страны? - с негодованием писал Маркс. - И этот осел считает это проституирование французского несчастья патриотическим актом"4 .

Пруд он в отличие от других пытался в своей книге "Государственный переворот" отыскать исторические корни событий. Но, не различая отчетливо классов французского общества и их борьбы, Прудон ограничился установлением элементарной причинной связи событий. Его работа превратилась, как указывал Маркс, в "историческую апологию" Луи Бонапарта.

Политические деятели и ученые Европы оказались не в состоянии проникнуть в смысл французских событий ни тогда, когда эти события разразились, ни даже много лет спустя. Только Маркс выступил непосредственно после государственного переворота Луи Бонапарта с краткой, сжатой работой, в которой объяснил "чудо" 2 декабря и показал его героя в истинном свете. Этот герой "изображен здесь в своем натуральном, неприкрашенном виде, без того ореола славы, каким окружил его минутный успех"5 , - писал Энгельс. С полным правом мог поэтому Энгельс заявить в предисловии к третьему изданию "Восемнадцатого брюмера": "Такое превосходное понимание живой истории дня, такое ясное проникновение в смысл событий в самый момент, когда они происходили, поистине беспримерно"6 .

Мысль о написании "Восемнадцатого брюмера" подал Марксу Энгельс. 16 декабря 1851 года он получил из Чикаго от находившегося там в эмиграции И. Вейде-


1 "Воспоминания о Маркое", стр. 89. М. 1940.

2 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 249 - 250. Госполитиздат. 1940.

3 К. Маркс к Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 311.

4 Там же, стр. 345 - 346.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII. Ч. 1-я, стр. 319.

6 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 251.

стр. 10

мейера письму с просьбой прислать материал для организуемой им революционной газеты, "...люди жаждут там анализа и ориентировки по поводу французской истории, - сообщал Энгельс в тот же вечер Марксу, -и если бы можно было сказать что-нибудь особенно интересное по поводу ситуации, то этим можно было бы обеспечить успех предприятия, начиная с первого номера"1 .

Энгельс предложил Марксу написать такую статью.

Маркс дал согласие и в тот же день (17 или 18 декабря) приступил к работе. Первоначально Маркс предполагал ограничиться одной статьей небольшого объема и в письме к Вейдемейеру от 19 декабря обещал отправить ее уже 23 декабря.

Однако в ходе работы объем статьи значительно вырос. В конце декабря или в начале января Маркс отправил Вейдемейеру первую статью, за которой должно было последовать продолжение. Около 8 января была закончена и отправлена вторая глава, 30 января - третья, 13 февраля - четвертая. "В процессе работы вещь все разрастается, - писал Маркс Вейдемейеру, - и на эту тему ты получишь еще две статьи"2 .

В дальнейшем Маркс решил написать еще и седьмую главу. 27 февраля он отправил Вейдемейеру пятую главу, в начале марта - шестую, 25 марта - седьмую. Работа над "Восемнадцатым брюмера" потребовала у Маркса, таким образом, свыше трех месяцев.

В нелегких условиях пришлось работать Марксу. В течение почти всего января он был серьезно болен и продолжал работу в постели. Маркс не имел тогда никакого постоянного заработка и очень нуждался. В феврале нужда еще более обострилась. Чтобы купить продукты, ему пришлось заложить пальто, и он не мог посещать библиотеку я вообще выходить из дому. Но несмотря на все это Маркс неустанно работал.

В марте работа была закончена.

Опубликование ее оказалось очень нелегким делом. Задуманное Вейдемейром издание еженедельной газеты "Die Revolution" потерпело неудачу. Уже на втором номере газета прекратила свое существование, не успев опубликовать "Восемнадцатое брюмера". Тогда Вейдемейер решил выпускать непериодические сборники под прежним заглавием и поместить работу Маркса в первом же выпуске. Однако издание и этого сборника оказалось нелегким делом вследствие отсутствия средств. Маркс безуспешно пытался организовать печатание "Восемнадцатого брюмера" в Америке в английском переводе, лито в Лондоне на немецком, английском или французском языках.

Только в конце апреля Вейдемейеру удалось с величайшим трудом собрать деньги для издания первого сборника, в котором должна была быть опубликована рукопись Маркса. Один немецкий рабочий, портной из Франкфурта (Вейдемейер, к сожалению, не сообщает его фамилии), пожертвовал для этой цели Все свои сбережения в сумме 40 долларов. Большую помощь оказал и другой немецкий эмигрант, коммунист А. Клусс, также вложивший в издание "Восемнадцатого брюмера" свои скудные средства. В результате в мае 1852 года работа Маркса увидела, наконец, свет.

В Америке ее распространение взяли на себя Клусс, Вейдемейер и другие друзья Маркса. Часть тиража была послана в Европу, но Маркс долго не мог выкупить посылку в лондонской таможне, так как нужно было уплатить 10 шиллингов в 9 пенсов за пересылку. Когда эти экземпляры были, наконец, получены, Маркс не имел средств для пересылки их в Германию. Кроме того прусская полиция наверняка попыталась бы конфисковать работу, подписанную его именем. Энгельс и тут пришел на помощь Марксу и за счет фирмы "Эрмен и Энгельс", в которой он работал, выкупил остальные экземпляры книги, предназначенные для распространения в Германии.

Маркс пытался организовать переиздание "Восемнадцатого брюмера" в Германии, но безуспешно. Книгопродавцы отклонили предложение о переиздании, так как уже "одного имени (Маркса) достаточно, чтобы навлечь на свою голову всякого рода неприятности"3 .

Книгоиздатель Виганд, которому Маркс предложил перегадать "Восемнадцатое брюмера" хотя бы даром, без уплаты авторского гонорара, ответил грубым отказом. С гневом писал впоследствии Лафарг об этом времени: "...против него лично и против его трудов составился заговор молчания. Абсолютно игнорировали его "18 брюмера", работу, доказывающую, что из всех историков и общественных деятелей 1848 года он один сумел понять причины и предугадать последствия государственного переворота 2 декабря 1851 года. Ни одна буржуазная газета не упомянула об этом труде, несмотря на то, что это был прямой ответ на злобу дня"4 .


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 311.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 130.

3 См. Карл Маркс "Даты жизни и деятельности", стр. 120. Партиздат. 1934.

4 "Воспоминания о Марксе", стр. 67.

стр. 11

Только спустя 17 лет, в 1869 году, Марксу удалось осуществить второе издание "Восемнадцатого брюмера".

С большими трудностями было связано также издание книги на иностранных языках.

Еще в сентябре 1852 года Маркс вел. переговоры с одним лондонским издателем об издании "Восемнадцатого брюмера" в английском переводе. Друг Маркса, немецкий коммунист Пипер, перевел I главу книга. По просьбе Маркса Энгельс, уже тогда превосходно владевший английским языком, отредактировал этот перевод. Однако попытка издания не увенчалась успехом. В равной мере не имели результатов переговоры Маркса с Э. Джонсом о публикации "Восемнадцатого брюмера" в "People's Paper". Гениальная работа Маркса в течение почти полувека не увидела света на европейских языках, если не считать упомянутых двух немецких изданий и третьего издания, вышедшего в 1885 году. Первое издание "Восемнадцатого брюмера" в английском) переводе появилось лишь в 1898 году в Нью-Йорке, второе - через год в Лондоне.

Французский перевод был предпринят в начале 80-х годов Фортеном. Энгельс редактировал его уже после смерти Маркса, в 1885 - 1886 годах, но не имел тогда возможности закончить эту работу ввиду того, что был крайне загружен работой по "Капиталу".

Во французском переводе "Восемнадцатое брюмера" было впервые напечатано лишь в 1891 году в журнале "Le Socialiste". В 1892 году эта работа вышла отдельным изданием. В 1896 году, уже после смерти Энгельса, вышел итальянский перевод.

Интересно отметить, что и английскому, и итальянскому переводам предшествовал русский перевод. Уже в 1894 году в Женеве вышло русское издание "Восемнадцатого брюмера". В 1905 - 1906 годах эта работа Маркса появилась почти одновременно в четырех русских изданиях: в Женеве (Куклин), Москве ("Колокол") и Петербурге ("Молот" и издание Львовича).

Буржуазная пресса пыталась окружить "Восемнадцатое брюмера" заговором молчания. Мелкобуржуазные политиканы встретили криками негодования и мутным потоком клеветы смелую книгу, показывающую события в их истинном свете. Но пролетариат и его идейные вожди оценили работу Маркса по заслугам. Коммунист И. Вейдемейер, издавший "Восемнадцатое брюмера" в Америке, писал в предисловии к этой работе Маркса: "Чем более важна роль, которая выпала на долю Франции в европейской революции, тем важнее правильное ее изображение. Только с помощью такого изображения могут быть разоблачены те душераздирающие иеремиады, которыми унижают себя перед всем светом обманутые в своих ожиданиях вожди мелкобуржуазной демократии... Даже противники Маркса не могут отрицать, что Маркс и по оригинальности своих воззрений - а они есть результат глубокого и всестороннего исследования - 2 по классической ясности языка стоит неизмеримо выше всей этой кучи политических литераторов"1 .

Вскоре после выхода в свет "Восемнадцатого брюмера" Маркс получил письмо от видного венгерского революционного деятеля Семере с восторженным отзывом, о книге. В декабре 1852 года английская рабочая газета "People's Paper" посвятила два номера работе Маркса. "Поистине замечателен тот факт, - говорится в первой статье, - что все французские писатели, которые поведали миру о последнем coup d'etat и которые, как можно было предполагать, должны обладать наилучшими сведениями не только о ходе событий, но и о причинах этих событий, потерпели неудачу в своих попытках объяснить эти причины, между тем как немецкий писатель, являющийся только наблюдателем, следивший издали за развитием событий во Франции, дал не только первое, во и единственное научное изложение истории бонапартистского переворота. Секрет успеха автора заключается в его принадлежности к партии, которая, правда, не была непосредственно втянута в борьбу, но которая, в силу условий, в силу ее все растущей и несокрушимой мощи, в силу ее будущего, станет, в конце концов, главным арбитром во всех столкновениях; партии, поражения и победы которой образуют подлинную историю последних событий во Франции"2 .

"...это была гениальная работа"3 , великолепный образец применения марксистской теории, писал Энгельс о "Восемнадцатом брюмера".

Чрезвычайно высоко оценивал значение "Восемнадцатого брюмера" и Ленин, не раз ссылаясь на эту работу Маркса.

В чем же заключается разгадка этого необыкновенного успеха произведения Маркса? Она состоит в том, что Маркс сумел в этой книге не только проникнуть глубоко, как никто, в подлинный смысл событий во Франции, но и извлечь из их анализа гениальные выводы, имеющие первостепенное значение для международного пролетариата. Блестящее применение


1 "Die Revolution" N 1 - 2. 1852. New-York.

2 "People's Paper", 11/XII 1852.

3 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 251.

стр. 12

метода диалектического материализма к анализу общественного развития, превосходное знание истории позволили Марксу создать этот замечательный труд.

2

К углубленному изучению истории, в особенности истории Франции, Маркс приступил еще в университетские годы. Напряженный интерес Маркса к истории Франции имел глубокие основания. "Франция, - указывает Энгельс в предисловии к третьему немецкому изданию "Восемнадцатого брюмера", - есть страна, в которой историческая борьба классов больше, чем в других странах, доходила каждый раз до решительного конца... И борьба поднимающего голову пролетариата против господствующей буржуазии выступает здесь в такой острой форме, которая другим странам неизвестна. Этим объясняется, почему Маркс с особенным "предпочтением не только изучал прошлую историю Франции, но и следил за ее текущей историей во всех деталях, собирая материал для использования его в будущем. События поэтому никогда не заставали его врасплох"1 .

Изучать историю Франции Маркс начал еще в Крейцнахе в 1843 году. Сохранились его записные книжки этого периода, позволяющие установить крут чтения Маркса. За короткий срок - несколько месяцев - он прочел и законспектировал десятки фундаментальных работ по истории Франции. Среди них трехтомная "История Франции" Гейнриха, двухтомная "История последних пятидесяти лет" Людвига, трехтомная "История Франции" Лакретелля, двухтомный труд Байеля о посмертном сочинении де Сталь, "Дух законов" Монтескье, "Общественный договор" Руссо, "История Франции" Шмидта, две книги Шатобриана, работа Ланчицолле об июльских днях, двухтомная "История Франции" Ваксмута, работа Жофруа о наследственном пэрстве, "О государстве" Макиавелли, "Историко-политический журнал" Л. Ранке. Особое внимание Маркса привлекли вопросы политической истории Франции и ее государственного устройства. Так, конспектируя работу Ланчицолле, Маркс особо отметил проблему централизации государственной власти и мысль о том, что парламент лишь фиктивно является представителем народа. В Париже Маркс в 1844 - 1845 годах читает и конспектирует книгу Е. Бюре "О нищете трудящихся классов в Англии и во Франции" и четырехтомные мемуары Левассера. В 1845 - 1847 годах в Брюсселе Марке продолжает занятия французской историей. Обширный материал он собирает и в последующие годы, побывав во Франции весной 1848 года и летом 1849 года.

В произведениях Маркса, относящихся к 40-м годам, мы находим много положений и отдельных мыслей, развитых им впоследствии в "Восемнадцатом брюмера".

Так, в работу "К критике гегелевской философии права" (1843 год) содержится место, близко примыкающее к начальным строкам "Восемнадцатого брюмера". Маркс пишет: "Современный ancien regime - скорее лишь комедиант миропорядка, действительные герои которого вымерли. История действует основательно и проходит через множество фазисов, когда несет в могилу устарелую форму жизни. Последний фазис всемирно-исторической формы есть ее комедия"2 .

Исключительный интерес представляет относящийся к 1845 году набросок Маркса, озаглавленный "Гражданское общество и коммунистическая революция". Дальнейшее развитие отдельных положений, намеченных в этом наброске, дано Марксом в "Немецкой идеологии", "Морализирующей критике и критизирующей морали" и, наконец, в "Манифесте коммунистической партии".

Революционные годы (1848 - 1851) позволили Марксу и Энгельсу обогатить теорию научного коммунизма огромным новым опытом. Особое значение имел для Маркса опыт французской революции. В "Новой Рейнской газете" он систематически освещает события во Франции, обобщает опыт революционной борьбы, извлекает из него важнейшие уроки для германского и международного пролетариата и европейского демократического движения.

Уже в одной из первых статей, посвященных июньскому восстанию парижских рабочих, Маркс поднимает важнейший вопрос о задачах революции в отношении аппарата государственной власти. "Ни одна из бесчисленных революций французской буржуазии, начиная с 1789 года, - пишет Маркс, - не была покушением на порядок, так как все они оставляли в неприкосновенности классовое господство, рабство рабочих и буржуазный порядок, как бы часто ни менялась политическая форма этого господства и этого рабства"3 .

В ноябре 1848 года Маркс публикует в "Новой Рейнской газете" статью "Парижская "Reforme" о положении во Фран-


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 251.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. I, стр. 389.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 199.

стр. 13

ции", содержащую глубокий анализ соотношения классовых сил во Франции и межеумочной позиции мелкобуржуазных демократов. С гениальной прозорливостью Маркс вскрывает назревающий поворот в политике французской буржуазии - поворот к роялизму. Не прошло и месяца, как избрание Луи Бонапарта президентом стало фактом. Маркс посвятил этим выборам блестящую статью, в которой он с убийственной иронией сравнивает Луи Бонапарта с уличным шарлатаном, обещающим показать зрителям необычайные фокусы и заранее собирающим у доверчивых людей несколько су в свою тарелку.

В новогодней статье "Революционное движение" Маркс доказывает, что "поражение революционного французского рабочего класса имело своим неизбежным следствием поражение республиканской французской буржуазии, которая только что нанесла рабочему классу удар"1 . С предельной ясностью Маркс оценил международное значение июньского поражения парижского пролетариата и указал на неизбежные последствия событий во Франции для судеб европейской революции.

Через месяц в статье "Положение в Париже" Маркс во всеуслышание предсказывает возможность государственного переворота во Франции. "Монархическая реставрация или красная республика - такова теперь единственная альтернатива во Франции"2 .

Уже в 1850 году Маркс развернул гигантскую теоретическую работу по подведению итогов революционного двухлетия. Плоды этой работы были им опубликованы в шести выпусках "Политико-экономического обозрения "Новой Рейнской газеты". В марте-апреле вышли в свет первые три выпуска, содержащие замечательную работу Маркса - "Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 год", - которая, по свидетельству Энгельса, была "первой попыткой Маркса на основе своего материалистического понимания объяснить определенную полосу истории, исходя из данного экономического положения"3 .

В "Классовой борьбе" Маркс подвел итоги предшествующего многолетнего изучения истории Франции и выдвинул в общих чертах ту схему истории французской революции, которая нашла законченное отражение в "Восемнадцатом брюмера". "Сравните, - говорит Энгельс, - это, второе изложение, написанное в свете совершившегося через год с лишним решающего событий, с первым изложением, к вы убедитесь, что автору пришлось изменить лишь очень немногое"4 . Действительно, в основе своей ход мыслей и изложение событий в этих двух работах совпадают. Но между ними есть и существенное различие. Во-первых, в "Классовой борьбе" изложение могло быть доведено лишь до 10 марта 1850 года, в то время как "Восемнадцатое брюмера" охватывает и события последних двух лет, вплоть до февраля 1852 года. Во-вторых, Маркс уточняет в "Восемнадцатом брюмера" периодизацию всей истории французской революции, еще более отчетливо определяя внутреннее содержание каждого из периодов. В-третьих, - и это особенно важно - Маркс выдвигает в "Восемнадцатом брюмера" замечательные по силе и глубине научные обобщения. Всю историю Франции от февраля 1848 года, столь богатую событиями, Маркс разработал здесь заново.

В последующих выпусках "Обозрения "Новой Рейнской газеты" Маркс подверг рассмотрению события, развернувшиеся во Франции в течение 1850 года, уже после выхода в свет "Классовой борьбы во Франции". Раньше чем кто-либо другой, он разгадал тайные замыслы Луи Бонапарта в вскрыл внутреннюю логику событий, предвещающую государственный переворот.

В третьем международном обзоре (ноябрь 1850 года) Маркс писал: "В своей борьбе против народа партия порядка принуждена постоянно увеличивать силу исполнительной власти. Всякое усиление исполнительной власти усиливает ее представителя - Бонапарта. Поэтому всякий шаг, который предпринимает партия порядка для усиления своего общего могущества, усиливает боевые средства Бонапарта с его династическими претензиями, увеличивает его шансы - в решительный момент силой помешать конституционной развязке. Тогда Бонапарт в своей борьбе с партией порядка не остановится перед нарушением отгон из основ конституции... По всем вероятиям он апеллировал бы даже против Собрания к всеобщему избирательному праву"5 .

Эти слова Маркса еще раз свидетельствуют о гениальной силе его предвидения.

В течение 1851 года Маркс занимался углубленным изучением политической экономии. Однако он продолжал с величайшим вниманием следить за ходом событий во Франции, собирал материалы, относящиеся к социальному движению во Франции. Из бесед с французскими демократами, посетившими Лондон, он получал подробную информацию о положении во Фракции.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VII, стр. 102 - 103.

2 Там же, стр. 107.

3 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 138.

4 Там же, стр. 140.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VIII, стр. 251 - 252.

стр. 14

В феврале 1851 года Маркс встретился с французским демократом, участником июньских событий 1849 года, Тессье де Мотэ; в феврале 1852 года Маркса навестила группа французских революционных деятелей: Массаль, Вальер, Бианки, Сабатье, - информировавших Маркса о положении во Франции.

Кроме того Маркс вел переписку с некоторыми друзьями, жившими во Франции, и, в частности, с немецким эмигрантом в Париже Рихардом Рейнгардтом (секретарем Генриха Гейне), которого он называл одним из своих "лучших и наиболее умных друзей"1 .

Большое значение при работе над "Восемнадцатым брюмера" имели для Маркса письма и работы Энгельса. Уже 3 декабря, на другой день после государственного переворота во Франции, Энгельс отправил Марксу письмо, в котором поделился с ним своими мыслями о событиях в Париже: "...кажется, будто историей на самом деле (руководит старый Гегель из гроба в качестве "мирового духа", с величайшей добросовестностью заставляя все события повторяться дважды, раз - в качестве великой трагедии, и второй раз - в качестве жалкого фарса. Коссидьер вместо Дантона, Луи Блан вместо Робеспьера, Бартелемп вместо Сен-Жюста, Флокон вместо Карно и недоносок с дюжиной отягощенных долгами лейтенантов вместо маленького капрала и его рыцарственных маршалов"2 .

Вступительные слова "Восемнадцатого брюмера", несомненно, навеяны этим письмом Энгельса. В письмах от 10 и 11 декабря Энгельс разбирает вопрос о причинах относительной пассивности парижских рабочих в дни декабрьских событий. В феврале 1852 года Энгельс опубликовал специальную статью на эту тему в "Notes to the People". Разбирая в VII главе "Восемнадцатого брюмера" вопрос о том, почему парижский пролетариат не восстал после 2 декабря, Маркс поддерживает и развивает аргументацию Энгельса, приведенную им в упомянутых письмах и статье.

В очном из писем от марта 1852 года Энгельс высмеивает демагогические заявления Луи Бонапарта, объявлявшего любое свое мероприятие "социалистическим". "Все та же старая история! - писал Энгельс. - Почтовая реформа = социализм! Конверсия ренты = социализм! Свободная торговля = социализм!"3 .

Эта мысль Энгельса также нашла свое отражение в VII главе "Восемнадцатого брюмера". Работа над "Восемнадцатым брюмера", как и работа над всеми другими произведениями, вышедшими из-под пера основоположников научного коммунизма, является ярким примером их творческого сотрудничества.

3

Как уже указывалось выше, "Восемнадцатое брюмера" распадается на семь небольших глав. Все это сочинение написано удивительно стройно, проникнуто железной логикой и представляет собой, как и "Капитал", художественное целое.

С поразительным мастерством Маркс прослеживает единую нить исторического развития в водовороте событий, среди калейдоскопа лиц, причудливой, пестрой ткани живой истории. От тщательного, скрупулезно точного анализа отдельных фактов, выступлений, голосований, законов он переходит к глубочайшим теоретическим обобщениям, развивающим науку о революции.

Показывая, как часто люди ошибочно принимают собственные иллюзии за отображение действительной истории, Маркс великолепно определяет объективную роль этих иллюзий и ошибок и их воздействие на развитие исторических событий.

Образы классической литературы, мифологии, живые исторические примеры щедро рассыпаны на страницах этой необыкновенной книги. Широко черпая из сокровищницы человеческой культуры, Маркс создал гениальное по образности и яркости историческое полотно.

В этой работе, писал Вильгельм Либкнехт, "стиль становится stilus, то-есть тем, чем он быт в руках римлян - острым стальным клинком, который пишет и колет. Стиль - кинжал, без промаха поражающий прямо в сердце"4 .

Первую главу Маркс начинает с анализа того места, которое занимает революция 1848 - 1849 годов в истории революционного движения во Франции. Маркс указывает, что несмотря на внешнее ее сходство с предшествующими революциями на ней лежит своеобразный отпечаток. Это своеобразие придало ей самостоятельное выступление парижского пролетариата. Именно пролетариат, "завоевавший республику с оружием в руках, наложил на нее свою печать и провозгласил ее социальной республикой"5 . Именно он ответил на провокации буржуазии июньским восстанием, "этим грандиознейшим событием)


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 134.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 303.

3 Там же, стр. 343.

4 "Воспоминания "о Марксе", стр. 87.

5 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 258.

стр. 15

в истории европейских гражданских воин"1 . Правда, пролетариат потерпел поражение, но он отступил с честью. Буржуазия, добившаяся поражения пролетариата, попыталась упрочить режим буржуазной республики. Но, лишенная союзников и разорванная на враждующие фракции, она не смогла помешать заговорщикам во главе с Луи Бонапартом захватить 2 декабря 1851 года государственную власть. Республиканские свободы были ликвидированы - и во Франции водворился режим военной диктатуры.

Не следует, однако, думать, указывает Маркс, что революционные годы прошли даром: "В течение 1848 - 1851 г.г. французское общество наверстало по сокращенному, т. е. революционному, способу уроки и опыт, которые при правильном, так сказать методическом, ходе развития должны были бы предшествовать февральской революции, чтобы сделать ее чем-то более серьезным, чем простое сотрясение поверхности"2 . Задача заключается в том, чтобы исследовать этот опыт, учесть эти уроки. "...пролетарские революции, каковы революции XIX столетия, постоянно критикуют сами себя, то и дело останавливаются на ходу, возвращаются к тому, что кажется уже выполненным, затем, чтобы еще раз начать это сызнова..."3 , - отмечает Маркс.

Пролетариат должен подвергнуть смелой я бесстрашной критике и самокритике пройденный им путь, чтобы почерпнуть в этой критической работе новые силы для успешного продолжения борьбы, для победоносного движения вперед.

Мелкобуржуазным демократам падение монархии Луи-Филиппа в феврале 1848 года казалось началом новой эры. Но, видя, как шаг за шагом у народа отнимают его революционные завоевания, они ожидали чуда от 2 мая 1852 года - дня, когда кончались полномочия Луи Бонапарта и его должен был сменить новый президент. Государственный переворот 2 декабря 1851 года был воспринят ими как страшный сон, как наваждение. "Слабость, как всегда, спасалась верой в чудеса"4 , - саркастически замечает Маркс. Пролетариат не нуждается в самообмане и самообольщении. Он должен знать, как и почему оказался возможным такой исход революции.

Но, чтобы дать научный ответ на этот вопрос, надо было научно исследовать и оценить весь предшествующий ход событий, надо было рассмотреть, хотя бы в общих чертах, историю французской революции 1848 года. И Маркс приступает к сжатому ее изложению, начиная с первого дня революции, дня свержения Луи-Филиппа.

Маркс делит всю историю революции на три крупных периода: 1) "Февральский период", или "пролог революции", - от 24 февраля до 4 мая 1848 года; 2) период учреждения республики, или Учредительного национального собрания, - от 4 мая 1848 года до 29 мая 1849 года; 3) период конституционной республики, или Законодательного национального собрания, - от 29 мая 1849 года до 2 декабря 1851 года.

Февральский период революции был периодом, когда классовые противоречия между пролетариатом и буржуазией еще не успели обнаружиться воочию. Пролетариат находился еще во власти революционных иллюзий и верил в возможность создания "социальной республики" мирным путем, не посягая на буржуазный общественный порядок. Крупная монархическая буржуазия еще не успела оправиться после февральской бури. Но скоро она опомнилась и начала группировать вокруг себя мелкую буржуазию города и деревни, используя ее доверчивость и политическую незрелость.

Второй период - от 4 мая 1848 года до 29 мая 1849 года - Маркс делит на три этапа. Первый из них - от 4 мая до 25 июня 1848 года - это период учреждения буржуазной республики. Он начинается открытием Национального собрания, которое было "живым протестом против притязаний февральских дней и должно было низвести результаты революции до буржуазного уровня"5 . Буржуазия, оправившись после замешательства и почувствовав за собой реальную силу, переходит в наступление на пролетариат. Пролетариат вынужден обороняться. Трехдневные уличные бей в Париже завершаются победой буржуазии. "Со времени этого поражения пролетариат отходит на задний план революционной сцены"6 .

Вторая глава "Восемнадцатого брюмера" открывается анализом второго и третьего этапов революции: от 25 июня до 10 декабря 1848 года и от 10 декабря 1848 года до 29 мая 1849 года. История Учредительного собрания со времени июньских дней - это, по выражению Маркса, "история господства и разложения республиканской фракции буржуазии..."7 .

Буржуазные республиканцы отстаивали во времена монархии Луи-Филиппа ряд прогрессивных требований. Но они чуждались революционного пути борьбы и не


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 259.

2 Там же, стр. 256.

3 Там же.

4 Там же, стр. 257.

5 Там же, стр. 259.

6 Там же.

7 Там же, стр. 261.

стр. 16

хотели допустить самостоятельного выступления демократических масс народа. Как только они получили большинство мест в Учредительном собрании, они удалили из правительства социалистов, а затем и мелкобуржуазных демократов. Своего политического господства буржуазные республиканцы добились не путем "либерального бунта" против монархии, а в результате подавления с помощью военной силы восстания пролетариата. Сосредоточив в своих руках власть, они законодательно закрепили ее, выработав конституцию французской республики, в которой свободы были обставлены таким количеством оговорок и примечаний, что утрачивали почти всякое реальное значение. К тому же старая, сложившаяся еще при монархии государственная машина осталась, по существу, нетронутой.

Самое же главное заключалось в том, что было сохранено и увековечено фактическое неравенство граждан, поскольку осталась эксплоатация человека человеком, осталась власть капиталиста над рабочим. Никакая конституция вообще не могла, разумеется, устранить ото неравенство. Для ее устранения нужна была социальная революция и обобществление средств производства.

Стремясь закрепить антидемократический, буржуазно-парламентарный решим в стране, республиканцы довели до крайних пределов "разделение властей" и наделили президента всей полнотой исполнительной власти. В его руках сосредоточилось управление административным аппаратом и армией. Предоставляя президенту столь широкие полномочия, буржуазные республиканцы рассчитывали, несомненно, на удержание этого поста в своих руках и выдвигали кандидатуру генерала Кавеньяка, "отличившегося" во время подавления июньского восстания пролетариата. Но расчеты буржуазных республиканцев оказались ложными. Крупная буржуазия тяготилась режимом республики и тосковала по монархии. Притязания Луи Бонапарта на французский трон не были для лее тайной, и она поддержала кандидатуру Луи Бонапарта. Армия, недовольная расчетливым и прижимистым хозяйничанием буржуазных республиканцев и опьяненная мечтами о военной славе, также выступила на стороне Луи Бонапарта. Темные крестьяне, полные недоверия и неприязни к городу, в котором они видели только источник поборов, притеснений и кабалы, в знак протеста против режима буржуазной республики голосовали за Луи Бонапарта, демагогически изображавшего "друга крестьян". И даже часть рабочих и городской мелкой буржуазии, чтобы выразить свою ненависть к Кавеньяку, отдала свои голоса его сопернику - Луа Бонапарту.

Опубликование конституции (ноябрь 1848 года) и избрание на ее основе президента республики (10 декабря) открывают собой следующий этап истории революции.

Конституционный режим, созданный буржуазными республиканцами для увековечения собственного господства, послужил почвой, на которой "вырастали силы, сулившие гибель республиканцам. "Основав республику для буржуазия, прогнав с поля битвы революционный пролетариат и на время зажав рот демократической мелкой буржуазии, они сами были отстранены массой буржуазии, которая с полным правом завладела этой республикой как своей собственностью"1 . Общей платформой крупной буржуазии было требование такого политического "порядка", который обеспечил бы безраздельную власть капитала. Республиканцы не внушали доверия монархически настроенной крупной буржуазии; не доверяла она и Учредительному собранию. На протяжении полугода шаг за шагом буржуазные республиканцы теряли свои политические позиции и шли навстречу собственной гибели.

Третий и последний период истории французской революции - от 29 мая 1849 года до 2 декабря 1851 года - Маркс определяет как период "конституционной, ищи парламентарной, республики"2 . Маркс расчленяет его, как и предшествующий период, на три главных этапа. Первый из них обнимает короткий, но полный значительных событий промежуток времени от 29 мал до 13 июня 1849 года; второй - занимает почти целый год - от 13 июня 1849 года до 31 мая 1850 года; наконец, последний - охватывает события от мая 1850 года до 2 декабря 1851 года. Третья глава "Восемнадцатого брюмера" посвящена анализу июньских событий 1849 года, т. е. первому этапу указанного периода истории революции. 29 мая 1849 года начало свою работу Законодательное собрание, избранное на основе конституции 1848 года. Крупной буржуазии удалось провести в его состав своих ставленников, представителей монархической "партии порядка". Эта партия сосредоточила теперь в своих руках правительственную власть и военное командование.

Но в радах партии порядка не было полного единодушия. Одна ее часть стояла за реставрацию династии Бурбонов,


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 268 - 269.

2 Там же, стр. 272.

стр. 17

другая - за реставрацию Орлеанов. В основе этого различия лежали экономические причины. Крупные помещики помнили, что власть Бурбонов - это власть феодального дворянства и церкви. Банкиры, спекулянты, заводчики первого ранга были, напротив, больше привязаны к дому Орлеанов, так как знали, что июльская монархия была, как указывает Маркс, "лишь политическим выражением! узурпаторской власти буржуазных выскочек"1 . Однако несмотря на взаимную борьбу этих двух фракций их объединяли глубокие общие интересы - интересы всей массы собственников, интересы охраны и упрочнения режима господства буржуазии. Материальные интересы здесь, как и всегда, оказывались сильнее иллюзий, чувств, старых воспоминаний и надежд.

Буржуазия, нанесшая в июне 1848 года удар революционному пролетариату, решила покончить теперь и с демократической мелкой буржуазией. Безоружная демонстрация национальной гвардии была рассеяна войсками. Гора - партия демократической мелкой буржуазии - была разбита. Громкие революционные фразы демократов оказались пустыми угрозами. Полностью выявились слабость, бессилие мелкобуржуазной демократии, ее неспособность к самостоятельной политической борьбе.

Революция двигалась по нисходящей линии в отличие от революции 1789 - 1794 годов. Демократическая партия опиралась на поддержку буржуазных республиканцев. Но "не успели буржуазные республиканцы почувствовать себя твердо на лотах, как они сбрасывают с себя докучливых товарищей и сажи спешат опереться на плечи партии порядка. Партия порядка поводит плотами, опрокидывает буржуазных республиканцев и сама становится на плечи вооруженной силы. Она еще продолжает думать, что садит на плечах последней, когда она в одно прекрасное утро открывает, что эти плечи превратились в штыки..."2 .

Четвертая глава работы Маркса посвящена второму этапу истории революции в период господства Законодательного собрания - от 13 июня 1849 года до 31 мая 1850 года.

В этот период власть президента с его полицией и армией чиновников все возрастает. Широкие слои буржуазии, представленные в Собрании, постепенно оттесняются от непосредственного руководства политической жизнью страны. Партия порядка, вместо того чтобы апеллировать к народу против исполнительной власти, осуществляет программу ненавистных народу законодательных проектов вроде налога на вино, реакционного закона о школах и т. д.

Луи Бонапарт благоразумно отделял себя от реакционного Собрания и злорадно подчеркивал каждый его антинародный шаг, стремясь показать, что сам он якобы придерживается иного политического курса, направленного на поддержку "простого народа". Он выставлял напоказ изобретенные им приманки: ссудный банк "для рабочих", прибавку жалованья унтер-офицерам и т. д.

Народный гнев против натиска реакции усиливался. На дополнительных выборах в Собрание в марте 1850 года прошли левые кандидаты, поддержанные народом. Эти признаки оживления народной активности толкнули партию порядка на неслыханный шаг: она лишила пролетариат избирательных прав (31 мая 1850 года). Бонапарт ухитрился и тут остаться в тени. Политическую ответственность за закон 31 мая несла перед лицом общественного мнения партия порядка. Ее престиж, престиж парламентского режима, быстро падал, и одновременно росли шансы Луи Бонапарта, росли его расчеты на личную диктатуру.

Заключительный этап политической истории французской революции вплоть до государственного переворота 2 декабря 1851 года Маркс расчленяет на четыре небольших отрезка времени: май 1850 года - январь 1851 года, январь - апрель, апрель - октябрь, октябрь - декабрь.

Пятую главу "Восемнадцатого брюмера" Маркс посвящает описанию первого года, последовавшего за отменой всеобщего избирательного права. Характерной чертой этого года является расширение и обострение борьбы между Собранием и президентом. В то время как лагерь партии порядка был ослаблен внутренней распрей, Луи Бонапарт активно организовывал свои силы. С помощью шайки проходимцев, питавшихся его подачками, он создал пресловутое "Общество 10 декабря", объединившее в своих рядах, по словам Маркса, отребье, накипь всех классов, отбросы, призванные "изображать народ". Вынужденный после ряда скандальных разоблачений формально распустить эту продажную банду, Луи Бонапарт фактически сохранил ее как свою "частную армию". С удвоенной энергией он развернул бесстыдную кампанию, направленную на подчинение ему армии. Льстивые и успокоительные речи и послания Национальному собранию, подкуп солдат и офицеров колбасой и вином, призывы к "спокойствию" и финансовые аферы - все средства он пустил в ход.


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 275.

2 Там же, стр. 272.

стр. 18

Со смешной и жалкой пунктуальностью. Собрание констатирует день за днем все новые" нарушения конституции президентом. Страдая "парламентским кретинизмом", оно верило, что поражает противника насмерть своими бумажными протестами.

Потеряв способность действовать, партия порядка быстро вдет навстречу близящейся гибели. 11 апреля 1851 года Бонапарт открыто бросил ей вызов и назначил антипарламентское министерство. Собрание размахивало картонным мечом конституции, а Бонапарт отвечал на это бряцанием боевого оружия. Развязка приближалась.

Шестая глава "Восемнадцатого брюмера" посвящена заключительному этапу борьбы за власть между Национальным собранием и президентом. Предстоящее истечение срока действия полномочий президента ставило на очередь вопрос о пересмотре конституции. В лагере партии порядка вопрос о пересмотре конституции вызвал ожесточенную борьбу. Вновь выплыли противоречия между легитимистами и орлеанистами. Их междоусобная борьба ослабляла партию порядка и была лишь наружу Луи Бонапарту.

Грызня в Национальном собрании вызвала рост недовольства внепарламентских кругов буржуазии существующим политическим режимом. Буржуазия тяготилась неопределенностью политического положения в стране и тосковала по "твердой власти".

Тогда для Луи Бонапарта пришло время действовать. Он ловко использует выигрышный козырь-лозунг восстановления всеобщего избирательного права, растоптанного партией порядка. Раздраженные депутаты принимают "закон об ответственности", угрожающий карами президенту в случае нарушения конституции. В ночь на 2 декабря Луи Бонапарт расставляет войска на площадях, арестовывает виднейших депутатов, деятелей партии порядка и "вступает в Тюильрийский дворец как "спаситель общества"1 .

Последняя глава "Восемнадцатого брюмера" посвящена анализу событий 1848 - 1851 годов и важнейшим историческим и теоретическим выводам, сделанным Марксом на основе этого анализа.

Маркс начинает главу с оценки позиции основных классов французского общества. Он объясняет, почему пролетариат не восстал после 2 декабря: силы его были истощены июньским поражением; он не имел хороших вождей и не верил мелкобуржуазной демократии, не раз уже изменявшей ему. Самая же главная причина пассивности пролетариата заключалась в том, что ему, в сущности, нечего было защищать, так как, антинародность национального собрания вскрылась уже давно с полной ясностью. Оно собственными руками превратило конституцию 1848 года в клочок бумаги и проложило Луи Бонапарту дорогу к власти.

Крестьянство не, сразу распознало истинную природу бонапартизма и выступило на стороне Бонапарта, который умело использовал отсталость, темноту крестьян, их предрассудки, их наивную веру в силу имени Бонапарта, их надежды на сохранение своего клочка земли.

Несмотря на показное сочувствие крестьянству Бонапарт вел и не мог не вести в деревне ту же политику, что и его предшественники, политику разорения, порабощения, полицейской и финансовой кабалы.

Классовая основа режима Луи Бонапарта - господство буржуазии. Его социальная задача-охрана этого господства, всесторонняя защита интересов буржуазии. В этом смысле режим 2 декабря ничем не отличается и от предшествовавшего ему конституционного режима. Своеобразными являются, однако, методы господства Бонапарта. Их основа, с одной стороны, -открытая диктатура сабли и штыка, с другой, - безудержная, разнузданная социальная демагогия. Бонапарт заигрывал поочередно с разными классами, стараясь их расположить к себе мелкими подачками, с ловкостью фокусника извлекая из кармана все новью и новые неожиданные "благодеяния". Ему "хотелось бы играть роль патриархального благодетеля всех классов... Ему хотелось бы украсть всю Францию, чтобы подарить ее Франции или, вернее, чтобы купить потом Францию на французские деньги..."2 . Бонапарт насаждал атмосферу продажности, подкупа и казнокрадства в высших правительственных сферах.

Но режим бонапартизма не мог быть прочен. Его разъедали изнутри глубокие противоречия. Буржуазная государственная машина, лишенная ореола святости, предстала перед народом во всей своей отвратительной наготе. Идея революционного взрыва бродила в умах рабочего класса. Режим Луи Бонапарта способствовал, таким образом, разоблачению и развенчанию бонапартизма.

"...Если императорская мантия падет, наконец, на плечи Луи Бонапарта, бронзовая статуя Наполеона низвергнется с высоты Вандомской колонны"3 , - предсказал Маркс. И уже в предисловии ко второму изданию "Восемнадцатого брюмера" в 1869 году Маркс мог отметить: "Заключи-


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 261.

2 Там же, стр. 338.

3 Там же, стр. 339.

стр. 19

тельные слова моего сочинения... уже сбылись"1 .

Империя Луи Бонапарта быстро теряла престиж в массах французского народа и шла навстречу собственной гибели.

* * *

Трудно переоценить значение книги Маркса в истории марксистской мысли, в истории человеческой культуры.

"Восемнадцатое брюмера" было и остается острейшим оружием революционной борьбы пролетариата. Именно в ходе работы над этой книгой Маркс пришел к гениальному определению сущности теории научного коммунизма. Закончив шестую главу "Восемнадцатого брюмера", Маркс написал Вейдемейеру: "То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов"2 .

Именно в этой книге Маркс показал, что задача пролетариата состоит не в том, чтобы взять в свои руки и усовершенствовать прежнюю государственную машину, а в том, чтобы ее разбить, сломать и построить на ее месте новые органы государственной власти - органы диктатуры рабочего класса. Именно здесь он высказал гениальную мысль о том, что крестьяне должны увидеть своего "естественного союзника и вождя в городском пролетариате, призванном ниспровергнуть буржуазный порядок"3 .

Великий продолжатель дела Маркса, Ленин в борьбе за торжество идей коммунизма не раз обращался к "Восемнадцатому брюмера" Маркса, черпая в нем новые и новые глубочайшие мысли. Уже в 1898 году в борьбе против народничества и струвизма Ленин ссылался на "Восемнадцатое брюмера", доказывая связь между бюрократией и буржуазией. В 1899 году в "Развитии капитализма в России" и "Проекте программы нашей партии" он привел слова Маркса из "Восемнадцатого брюмера" о раздробленности и внутренне-противоречивом положении крестьянства при капитализме. В 1901- 1902 годах в "Что делать?" Ленин, бичуя "экономистов", игравших с лозунгом "штурма", напомнил о призывах Ткачева к "набату вечевого колокола" и отметил, что история повторяется и то, что было трагедией, становится фарсом, жалкой карикатурой. В 1904 году, выступая на II съезде партии по программным вопросам против меньшевика Либера, Ленин напомнил о знаменитом рассуждении Маркса в "Восемнадцатом брюмера" относительно крестьянина, его рассудка и предрассудка.

В 1905 - 1906 годах Ленин, борясь против героев революционной фразы, вспоминал о разящем сарказме, с каким Маркс в "Восемнадцатом брюмера" противопоставил пролетарские революции буржуазным, указывая, что "слабость, как всегда, спасалась верой в чудеса". "Никакой фальши! Наша сила в заявлении правды!" - так озаглавил Ленин одну из своих статей.

С огромной силой Ленин развернул борьбу против "парламентского кретинизма" меньшевиков. В статьях против тифлисских меньшевиков, против Парвуса и Плеханова Ленин показал, что этот кретинизм порожден верой в то, что парламентская борьба "есть единственная или при всяких условиях главная форма пиитической борьбы"4 . Ленин разоблачил меньшевиков, выдававших блок с кадетами за "боевое соглашение", в то время как на деле он являлся "игрушечно-конституционным боем"5 , проявлением парламентского кретинизма.

В 1917 году в тетради "Марксизм и государство" и в своей великой работе "Государство и революция" Ленин рельефно определил историческое значение "Восемнадцатого брюмера". Приведя выдержку из VII главы этой работы по вопросу о государственной машине и задачах пролетариата в отношении этой машины, Ленин писал: "В этом замечательном рассуждении марксизм делает громадный шаг вперед по сравнению с "Коммунистическим Манифестом". Там вопрос о государстве ставится еще крайне абстрактно, в самых общих понятиях и выражениях. Здесь вопрос ставится конкретно, и вывод делается чрезвычайно точный, определенный, практически-осязательный: все прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать. Этот вывод есть главное, основное в учении марксизма о государстве"6 .

Блестящая работа Маркса "Восемнадцатое брюмера" является острым теоретическим оружием в той великой борьбе, которую ведут сыны рабочего класса во всем шире против власти буржуазии, за победу коммунизма.


1 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 250.

2 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. I, стр. 345.

3 Карл Маркс "Избранные произведения". Т. II, стр. 334.

4 Ленин. Т. IX, стр. 204.

5 Ленин. Т. X, стр. 158.

6 Ленин. Т. XXI, стр. 387 - 388.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАБОТА-МАРКСА-ВОСЕМНАДЦАТОЕ-БРЮМЕРА-ЛУИ-БОНАПАРТА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. СЕЛЕЗНЕВ, РАБОТА МАРКСА "ВОСЕМНАДЦАТОЕ БРЮМЕРА ЛУИ БОНАПАРТА" // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 05.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАБОТА-МАРКСА-ВОСЕМНАДЦАТОЕ-БРЮМЕРА-ЛУИ-БОНАПАРТА (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - К. СЕЛЕЗНЕВ:

К. СЕЛЕЗНЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
3256 views rating
05.11.2015 (2098 days ago)
0 subscribers
Rating
1 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
35 minutes ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАБОТА МАРКСА "ВОСЕМНАДЦАТОЕ БРЮМЕРА ЛУИ БОНАПАРТА"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones