Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8500
Author(s) of the publication: Т.Г. ЩЕДРИНА

Share with friends in SM

С.Л. Франк однажды заметил: "...философия истории и социальная философия... - вот главные темы русской философии. - Самое значительное и оригинальное, созданное русскими мыслителями, относится к этой области" 1 . Но, говоря это. Франк имел в виду конечно же не только онтолого-содержательную тематику философии истории, но и тематику философско-методологическую. целью которой было выяснение гносеологических корней и логических оснований исторического метода, обоснование статуса и специфики метода исторического познания, поиск критериев истинности и правильности исторического мышления. Эти задачи решались в трудах Н.И. Кареева, А.С. Лаппо-Данилевского, М.М. Хвостова и др 2 . К их числу принадлежат труды и Шпета.

Если использовать типологию, предложенную санкт-петербургской исследовательницей русской философии Н.М. Дорошенко, для анализа развития философии и методологии истории в России, то можно выделить два уровня проникновения в эту проблематику 3 . Первый уровень - философия метода, содержащая анализ исторического метода, его генезиса, структуры, функций, его статуса и специфики. Второй уровень, к которому приближались лишь немногие, представлял собой, по существу, философию методологии истории, т. е. учение о самой методологии истории. Предметом последнего являлось не столько философское осмысление метода, сколько исследование опыта такого осмысления. Шпет достигает с этой точки зрения второго уровня, поскольку он не только разрабатывает методологию истории, но и рассматривает ее в историческом развитии, показывая, какие этапы прошла методология истории в своем становлении. Кроме того, он определяет ее структуру и функции для


1 Франк С.Л. Сущность и ведущие мотивы русской философии Франк С.И. Русское мировоззрение. 1996. С. 153.

2 См.: Каpeeв Н.И. Теория метрического знания. СПб.. 1913; Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. СПб.. 1910. Ч.1; Хвостов М.М. Лекции по методологии и философии истории. Казань. 1913.

См.: Дорошенко Н.М. Философия и методология истории в России (конец XIX начало XX в.) СПб.. 1997. С. 167

стр. 175


выяснения ее места в системе философского и исторического знания. Шпет раскрывает ее связи с различными философскими, социологическими, историческими теориями, а также показывает изменение содержания этой отрасли гуманитарного знания в связи с меняющейся исторической практикой. Наибольшее значение для развития исторической науки и философии истории имеет установленная им связь методологии истории с общей методологией и методологиями специальных наук и определение ее места в системе методологического знания.

Шпет отождествлял логика исторической науки с методологией истории, поэтому он, фактически, поставил вопрос о необходимости разработки специальной логики исторической науки, которая не отвергает остальную логику, но специфицируется сообразно особенностям исторического предмета. Соответственно в его концепции, как замечает Дорошенко, и методология истории не есть какая-то новая методология, отрицающая общую методологию, а специальная методология, определяемая особенностями предмета и метода исторической науки. Рассматривая исторический процесс как реальность, а историческое сознание как осуществленность, он создает специфическую методологию исторической науки, отождествляя ее с логикой истории. Важно при этом подчеркнуть, что "идея истории" развивалась и уточнялась Шпетом на протяжении всего его творчества.

Разработка "исторической философии" 4 , так определял цель своего творчества, свою философскую программу сам Шпет. Он противопоставляет ее как сциентистскому рационализму, так и позитивизму. По его мнению, предложенная позиция дает возможность понять конкретное сознание, страсти и конфликты, которые влияют и на конкретных людей, и на исторические идеи. Историческую философию Густава Шпета можно с уверенностью назвать философией истории, так как последняя определяется им не как панорамное видение будущего человечества, но как интерпретация настоящего и прошлого, связанная с осознанием человеком самого себя в исторической реальности.

В письмах к своей невесте, а потом жене Н. Гучковой он много писал о своих идеях. В них же он наметил задачи, которые необходимо решить для последовательного восхождения к этой цели:

1. Критика существующих концепций философии и методологии истории.

2. Создание собственной методологии истории.

3. Создание собственной философии истории. Прежде чем перейти к анализу его эволюции по этому намеченному им самим плану, хочется особо оговорить смысл третьего этапа. Некоторые


Шпет Г.Г. Философия и история Вестник МГУ. Серия 7. Философия. 1994. N 3. С. 12.

стр. 176


исследователи его творчества считают, что Шлет не ставил целью создание концепции философии истории 5 . Но, приведя одно из писем становится понятно, в каком направлении собирался работать философ.

"Политика, увы, играет большую роль, что и говорить, но и величина роли не свидетельствует о ее ценности, а что "в ней вся сила" - это не верно.

Я лично все-таки верю в прогресс человечества и думаю, что как не сильно зло, но не в нем вся сила. До сих пор в истории чередовались эпохи власти политики и власти культуры, - и как ни велика сила политики, культура не уничтожена. Но я ясно вижу симптомы того, что среди лучших представителей политики начинает обнаруживаться понимание того, что они не господа, а слуги, - слуги народа. Но что значит народ - не толпа же, а народ, как нация, т.е. некоторая культурно-творческая единица.

...Моя мечта ведь "закончить" свою философскую деятельность работой по философии истории, там роль политики и культуры будет вскрыта целиком. Подумать только, какой бы идеальной была Россия, если бы поняли роль политики, воистину была бы святой!" 6 .

Однако философ не успел воплотить свою мечту в реальность, и мы можем только предпринимать попытки реконструкции этого третьего этапа по написанным им критическим работам. И этот процесс усмотрения идеи философии истории в творчестве Шпета нельзя назвать утопическим, так как при написании своих произведений мыслитель руководствовался принципами положительной философии, которые строятся на общении идей. "Идеи не могут объясняться, они подлежат интерпретации и ищут общения, т.е. требуют уразумения, после чего принимаются или отвергаются" 7 . Вот почему критические произведения Шпета имеют огромную ценность для исследователей.

Важно подчеркнуть, что для анализа истории идей как самого Шпета, так и любого другого мыслителя биографический метод вреден, так как он "может повлечь за собой неправильное сопоставление и противопоставление. ...Единственный надежный источник - "дух его творчества", собственные произведения автора. Через них он решает свои вопросы, в них находит ответ на вопросы смысла" 8 . Выводы интерпретации могут и должны идти дальше того, что заявлено самим автором, они могут даже вступить в видимое противоречие с открытыми заявлениями


5 Щеглов В.В. Философия смысла Густава Шпета // Там же. С. 5.

6 Письмо Г.Г. Шпета к Н.К. Гучковой от 8 июня 1912 года // Частный архив семьи Шпет. (прим.: все выделенные в тексте слова подчеркнуты Г.Г. Шпетом)

7 Шпет Г.Г. Герберт Спенсер и его педагогические идеи (1915 г.) // ОР РГБ. Ф. 718. К 1. Ед. хр. 9. Л. 1.

Шпет Г.Г. Внутренняя форма слова // Психология социального бытия. М, Воронеж, 1996. С. 74.

стр. 177


автора, "но их оценка и критика может и должна иметь в виду только одно: признание внутренней плодоносности или пустоты самых идей и чисто логическую возможность интерпретативных выводов" 9 .

Исходя из "духа" его творчества, а также из этапов, намеченных самим философом, можно выделить четыре ступени эволюции взглядов Шпета на философию истории:

1. Становление идеи философии и методологии истории.

2. Критика существующих концепций философии и методологии истории.

3. Герменевтический поворот Шпета и создание им методологии истории.

4. Создание собственной философии истории.

"Еще в самых ранних работах Шпет намечает задачи своих будущих философских трудов. Во-первых, он обосновывает предпосылки выделения истории как самостоятельной теоретической науки, подчеркивает необходимость разработки специальной методологии исторической науки. Еще в 1904 г., рассматривая творчество Канта и отношение к нему неокантианцев - О. Либмана, А. Риля, Г. Риккерта, В. Виндельбанта и др., он приходит к выводу о том, что "Кант не считал науками химию и психологию; мы не сомневаемся в том, что это науки... -исторические науки. Разработка их методологии - задача сегодняшнего дня. Во времена Канта на историю смотрели просто как на беллетристику, но нельзя не признать, что перемена взгляда произошла исключительно благодаря внесению в научное исследование "критического духа", духа критической философии. История предъявляет свои права рядом с естествознанием на теоретическое учение. Собственно в логике и методологии обращено внимание на задачи и формы исторического мышления, к тому же должна стремиться и теория познания" 10 . Однако Шпет уже в ранних произведениях подчеркивает, что попытки неокантианцев построить свои собственные философско-исторические системы на основе важнейших принципов кантовской трансцендентально- критической методологии не приводят к преодолению позитивного (естественнонаучного) отношения к наукам о духе и в том числе истории.

Во-вторых, Шпет приходит к выводу о том, что использование исторического метода является непременным условием объективного отношения к решению проблем теоретической философии. Он убежден, что, в философском исследовании важно проследить "последовательность и зависимость синтезов, исторически следовавших друг за другом


9 Там же. С. 74.

10 Шпет Г.Г. Zu Kants Gedachtniss. Zvvolf Festgaben zu seinem 100-jahrigen Todestage. Berlin. 1904 // Вопросы философии и психологии. 1904. Кн. Ill (73). С. 408- 409.

стр. 178


таким образом, что каждый последующий поглощал предыдущий" 11 . И несмотря на то, что историческое и теоретическое рассмотрение философии - это две различные системы координат, определяющих ее форму и положение, "..предпочтительным будет являться исторический путь изучения" 12 .

В-третьих, русский философ, следуя за А.С. Лаппо-Данилевским, ставит вопрос о выделении наук о духе, подчеркивая при этом специфичность предмета истории как науки 13 . Шпет усматривает непосредственную связь между психологией и историей как науками о духе. Он подчеркивает, что их значение состоит в непосредственной направленности на изучение внутреннего опыта в его целостности, именно в этом проявляется специфичность их предмета.

На втором этапе своей идейной эволюции Шпет уже твердо стоит на своих философских позициях. Он формулирует первое определение философии истории. И выделяет круг мыслителей, которым удалось построить собственную философско-историческую концепцию. При этом Г.Г. Шпет, как и Н. А. Бердяев, определяет эпоху Просвещения как подлинное начало развития философской истории 14 . Кроме того, он подготавливает материал для собственного теоретического обоснования логики и методологии исторической науки, без которой невозможна философия истории, и в результате творческого поиска он приходит к оригинальным выводам.

В пояснениях к позиции немецкого философа Гармса Шпет ясно и недвусмысленно говорит о том, "что философия истории - не только новая дисциплина философии, но она есть современная философия" 15 . В этот же период Шпет впервые говорит о возникновении новой науки философии истории и дает ей следующее определение. "Философия истории - особая ветвь знания, направленная на раскрытие смысла самого исторического процесса 16 . С одной стороны, философия истории как система возникает в немецкой классической философии. Однако Шпет, исходя из принципов положительной философии, обращается к историческим корням философии истории. Такой эпохой, по мнению Шпета, является рационалистическая философия XVIII в. Он исследует философские концепции Вольфа, Хладениуса,


11 Шпет Г.Г. Проблема причинности у Юма и Канта. Ответил ли Кант на сомнения Юма? Киев, 1907. С. 10. 12 Шпет Г.Г. Скептицизм и догматизм Юма // Вопросы философии и психологии. 1911. Кн. 1(106). С. 2-3.

13 См., например: Лaппo-Данилевский А.С. Методология истории (Посмерт. изд.). Пг., 1923.

14 Бердяев Н.А. Смысл истории. М., 1990. С. 8.

15 Шпет Г.Г. К истории рационализма XVIII века (отрывок) // Вопросы философии и психологии. 1915. Кн. 126 (1). С. 60.

16 Шпет Г.Г. Первый опыт логики исторических наук // Там же. 1915. Кн. 128 (III). С. 413.

стр. 179


которые являются основаниями для положительного развития философии истории. Шлет обнаруживает решительное преимущество рационалистических оснований для исторической методологии и прежде всего потому, что они утверждают научность истории" 17 . История получает право быть в ряду наук, требующих не только описания, но и теоретического (рационального) объяснения.

Но особая заслуга Шпета состоит в том, что он усмотрел в рационалистической философии XVIII в. одну особенность, которая заключается в том, что в ней "наряду с объяснением из причин отводится место объяснению из сущностей, т.е. допускается возможность истории как науки, так и философии истории" 18 .

В это же время философ развивает идею спецификации логики исторической науки. Показательным в этом отношении является учение Хладениуса о "Loci communes" 19 , другими словами - теория общих мест. Отсюда Шлет заключает, что логика истории должна быть спецификацией учения о Loci communes как специфическом историческом предмете. Такое осознание Шпетом семиотического значения исторических источников познания должно поставить на очередь совершенно новый вопрос о той специфической данности предмета, при которой только и возможно говорить о его предварительной интерпретации и о роли достигаемого ею уразумения предмета для всего нашего познания. Исследование философской истории XVIII в. приводит русского философа к мысли о том, что "герменевтика является связующим звеном между философией и гуманитарными науками" 20 .

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что уже в этот период у Шпета возникает как идея необходимости привлечения к научному объяснению имманентного фактора, определяемого по сущности соответственного предмета, так и идея герменевтической логики, как логики исторической науки и философии истории.

Второй период - это и период первой попытки выработки метода исследования социального предмета. Таковым Шпет считал феноменологию. Но ее внутренних средств оказалось недостаточно для постижения смысла, сущности специфического социального предмета. Он полагает, что феноменология со своим методом феноменологической редукции заключает в скобки и бытие социальное, следовательно не ставится проблема его постижения. Отсюда вытекает, что и деление интуиции как особого способа постижения мира на чувственную и идеальную не


17 Шпет Г.Г. К истории рационализма XVIII века (отрывок) // Там же. 1915. Кн. 126(1). С. 58. ?

18 Там же. С. 59.

19 Loci communes - предложение, которым обозначается интуитивное суждение, образованное о множестве. Например. "Растения расцветают весной". 20 Горский B.C. Историко-философское истолкование текста. Киев, 1981. С. 36.

стр. 180


является исчерпывающим. Поэтому Шпет выделяет интеллектуальную интуицию, которая, по его мнению, и будет являться способом понимания смысла истории 21 . Однако на втором этапе своей творческой эволюции философ еще только ставит вопросы к феноменологии. Их решение, а именно разработку метода феноменологической герменевтики и способ его применения к философии истории, Шпет будет осуществлять на третьей ступени развития собственной концепции.

Расцвет творчества - так можно условно обозначить следующий этап эволюции идей Шпета. Это время герменевтического поворота и создания собственной методологии исторической науки. Произведения, которые созданы им в это время, являются основополагающими в его творчестве. Среди них: "История как проблема логики", "История как предмет логики", "Сознание и его собственник", "Скептик и его душа", "Герменевтика и ее проблемы" и ряд других работ. Разрабатывая методологию исторической науки, Шпет подчеркивал, что философия истории единственно возможна не как логика исторической науки, а как философия исторической действительности. В широком смысле главная задача философии истории состоит в познании подлинно сущего. При этом она опирается в своих специальных изысканиях на те данные, которые получает прежде всего от основной философской дисциплины, всеобщей онтологии, или, говоря точнее, от феноменологии. Здесь историческая действительность рассматривается как один из видов данной нам действительности, и притом методами, которые имеют в виду только чистое определение того, что нам действительно дано. "Феноменология истории устанавливает, конечно, данность исторической действительности не в ее абстрактной изолированности, потому что так историческая действительность не дана, а в отношениях и соотношениях с другими видами бытия и действительности, другими словами, историческая действительность рассматривается здесь включенной в действительность "всего" 22 . Что касается второй части онтологии, рациональной или теоретической, то, поскольку речь идет о построении теории всего целого, всего космоса, историческая действительность как бы теряется в этом целом, составляя только частную и, может быть, производную его проблему. Поэтому выделение ее как специального центра внимания и есть собственно создание специальной философии истории, со всеми теми проблемами, которые ставятся космологией вообще и которые здесь находят только свое более специальное выражение. Это и есть уже в узком смысле проблемы философии истории, т.е. гипотезы и теории, касающиеся смысла и объяснения исторической действительности в ее отношении к абсолютному бытию и абсолютному смыслу.


21 Блок М. Апология истории или ремесло историка. М., 1986.

22 Шпет Г.Г. История как проблема логики. Возможно продолжение второй части. 1916.//ОРРГБ. Ф. 718. К. 1. Ед. хр. 1. Л. 43.

стр. 181


Таким образом, Шпет уже отчетливо видел то место, которое занимает в системе исторических дисциплин философия истории. Чтобы показать всю важность этого положения, необходимо сделать небольшое историческое отступление.

Дорошенко отмечает, что "в российской философии истории конца XIX - начала XX в. существовало по меньшей мере пять дисциплин, разрабатывавших методологические проблемы исторического познания: философия истории, теория исторического процесса, теория исторического знания, логика истории, учение о ценностях" 23 . Каждая из них имела свой предмет и метод, но по сути предмет был один - история. Такое разнообразие наук, разрабатывавших проблемы исторического познания рождало поляризацию методологических направлений, дивергенцию между различными школами в рамках одних и тех же направлений, дифференциацию между различными стилями в рамках одних и тех же школ. Заслуга Шпета состоит уже в том, что он своей методологией вносит ясность и четко определяет место для каждой отдельной отрасли исторического знания.

На последнем этапе своей творческой эволюции он задумывает написание работы собственно по философии истории. Он считает, что философия истории изучает историческую действительность как идеальное, но существует ведь и эмпирическая история. Только через синтез истории и философии истории можно добиться наилучших результатов. В качестве такой реальной истории Шпет рассматривает историю русской философии и через нее раскрывает свои идеи философии истории как процесса становления и развития духа, разума. "Историчность или неисторичность определяется не характером оценок и не изображением фактов, а введением их в должный контекст, установлением и выбором этого контекста. ...Я избегал всяких объяснений, зато от интерпретации, от усилия "дать понять" не хотелось отказываться. ...Мне не хотелось входить в эмпирию культурно-бытовой истории, хотелось оставаться в сфере философского и философско- исторического освещения..." 24 . Уже в этих словах Шпет мыслит свои очерки не как исторические, но одновременно этим он говорит нам о своем намерении обратиться к философии истории.

И действительно, на четвертом этапе эволюции Шпет приступает к воплощению своего философско-исторического замысла. В работах этого периода еще нет цельной концепции, но выражены идея исторического процесса, поставлена проблема роли личности в истории, определяется роль репрезентанта исторической реальности. Огромное внимание уделяется проблеме соотношения разума и духа. Можно сказать, что Шпет определяет


23 Дорошенко Н.М. Философия и методология истории в России (конец XIX - начало XX века). С. 163.

24 Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии // Шпет Г.Г. Соч. М., 1989. С. 13-14.

стр. 182


этапы осуществления мировой истории, а также ясно видит место национальной истории во всеобщем историческом процессе.

Для того чтобы обосновать идею исторического процесса, Шпет интерпретирует понятие "структура", которое "есть конкретное строение, отдельные части которого могут меняться в "размере" и даже качестве, но ни одна часть из целого in potentia не может быть устранена без разрушения целого. ...Структура может быть лишь расчленяема на новые замкнутые в себе структуры, обратное сложение которых восстанавливает первоначальную структуру" 25 . Шпет утверждает, что и духовные, и культурные, и социальные образования структурны. Поэтому можно сделать вывод, что изменение их структуры и есть исторический процесс, который совершается в результате взаимодействия частей единого целого.

Таким образом, взгляды Шпета на философию истории на первый взгляд являются противоречивыми: с одной стороны, она является "метафизической" по своему предмету, но с другой- она реально существует и как наука, как знание. Это противоречие снимается с помощью феноменологического описания предмета философии истории. Таким предметом является социальная организация. История изучает социальное как эмпирическую, конкретную организацию. Что же будет являться тожественным ей в идеальном? Идеальная организация есть "тоже" организации эмпирической. Это организация Духа, Разума, Мысли. Мысль человека реально существует и объективируется в организациях мысли. "Дух не метафизический Сезам, не жизненный эликсир, он реален не в "себе", а в признании. "В себе" он только познается, в себе он только идея. История, культура, творчество - вот его реальное осуществление. Дух создается. Без формы - он чистое и отвлеченное небытие" 26 . Только объективированный дух может стать предметом философии истории как науки. Но прежде чем перейти к рассмотрению ее специфических особенностей, необходимо остановиться на анализе шпетовского понимания науки как таковой.

Шпет полагает, что "наука имеет свои собственные жизненные силы и свои имманентные ступени развития" 27 . На первом этапе она служит человеку через магию, астрологию, алхимию. Этот интерес нагляднее всего проявляется на второй стадии в опытном и математическом познании природы, с одной стороны, и в систематическом познании человека и его общественных отношений, - с другой. Вторая стадия в культуре науки ведет к более углубленному пониманию названных отношений через изучение истории человека в его быте, нравах, творчестве. "Еще позже зарождается незаинтересованный интерес к силам, движущим


25 Там же. С. 382.

26 Там же. С. 359.

27 Там же. С. 32.

стр. 183


человека, к его душе, мировоззрению, идеям, к его, наконец, сознанию, словом, философский интерес в очищенном, а не практическом смысле" 28 . Таким образом история науки имеет три стадии: магическую, практическую и эротическую.

Философия истории превращается из метафизики в науку только на последней (эротической) стадии, когда дух приобретает форму. Предметом ее изучения становятся "внешние организации духовной жизни человека". Становление и развитие философских школ, их влияний, взаимоотношений стоят вне времени, вне истории как науки, а являются предметом науки философии истории. Тоже самое относится к истории литературы, культуры, верований и т.д. В этой связи особенно важно обращение Шпета к проблеме соотношения духа и языка 29 . Ведь "язык есть орган внутреннего бытия. Он исходит из такой глубины человечества, что его нельзя назвать произведением самих народов; он обладает видимо проявляющейся самодеятельностью и не может рассматриваться как произведение деятельности, а лишь как непроизвольная эманация духа" 30 . Шпет подчеркивает, что особенности духа и строение языка так интимно слиты, что если дано одно, другое из него можно вывести, так как интеллектуальность и язык допускают и поддерживают только взаимо пригодные формы: "язык есть как бы внешнее явление духа народов; их язык есть их дух и их дух есть их язык. ...Мы различаем интеллектуальность и язык, но в действительности такого разделения не существует" 31 .

Следуя в своих рассуждениях за Гумбольтом, Шпет интерпретировал его концепцию философии языка и сформулировал понятие "форма", под которым он подразумевает не только правила словосочетания и словообразования, но и "применение общих логических категорий действия субстанции, свойства и т.д. к корням и основным словам" 32 , а также и к образованию основных слов, если мы стремимся познать сущность языка как исторической реальности. В.В. Иванов подчеркивает, что русского мыслителя интересовал не только лингвистический, общефилософский и семиотический аспект теории Гумбольта, его занимало, как соотносятся друг с другом слово-знак, его значение и те логические понятия и психологические образы, которые со словом связаны 33 . Таким образом, Шпет производит определенную


28 Там же.

29 См., например: Митюшин АЛ. О статье Г. Шпета "Литература" // Уч. записки Тартуского ун-та. Труды по знаковым системам. Вып. 15. Тарту, 1982. С. 146-149.

30 Шпет Г.Г. Понятие внутренней формы у Гумбольта и его возможная интерпретация, (конспект доклада, читанного в Комиссии по изучению художественной формы при философском отделении ГАХН. 1923г.) // ОР РГБ. Ф. 718. К. 1. Ед. хр. 6. Л. 1.

31 Там же. Л. 2.

32 Там же. Л. 4.

33 Иванов В.В. Очерки по предыстории и истории семиотики // Иванов В.В. Избранные труды по семиотике и истории культуры. М., 1998. Т. 1. С. 647-648.

стр. 184


онггологизацию герменевтики, что и сближает ее с феноменологией. И если признать, что язык есть социальный предмет, то первый вывод, который можно сделать, оставаясь в русле шпетовской методологии, состоит в том. что он дается нам в своей истории и требует исторического подхода к его изучению. Историческое дается нам в акте интерпретации, смысл конкретно-исторического бытия должен быть подразумеваем в своей истории. Следовательно, история есть сама действительность в ее сигнификационной данности.

Еще одна черта, характерная для шпетовской философско-исторической концепции, - разумный антропологизм. Сохраняя преемственность отечественной философии и опираясь на произведения B.C. Соловьева. П.Л. Лаврова, А.И. Герцена, П.Д. Юркевича, Г.Г. Шпет развивает гуманистическую идею истории и сосредоточивает свое внимание на человеке, без которого невозможно осуществление мысли. Следовательно история осуществления мысли - есть человеческая история. Только человек может определить смысл своего существования в истории, "и кто хочет, чтобы и его капля труда нашла себе место в этой сокровищнице, должен иметь общение с этими великими прошлого - а это есть прежде всего чтение книг... Во вселенской мудрости тонут, сливаясь все личные усилия, этим она и жива..." 34 . Характеризуя творчество Лаврова, Шпет посвящает ему замечательные строки, которые с уверенностью можно отнести и к нему самому: "Все его произведения пропитаны духом истории, его самого всегда вел исторический разум. ...Наконец его история мысли есть осуществление его философии истории..." 35 .

Таким образом, рассматривая истоки и духовную эволюцию философии истории Шпета, можно с уверенностью сказать, что онтологические и гносеологические основания его философско-исторической концепции прочно укореняются как в западноевропейской, так и в русской философской традиции. Его философско-историческая концепция базируется на принципах положительной философии, в основе которой лежит идея синтеза всего предыдущего развития философской мысли. Шпет диалектически перерабатывает философию Платона, Гегеля, Гуссерля, Дильтея. Соловьева и др. и создает не только специфическую методологию гуманитарных наук, но собственную философско- историческую концепцию.


34 Письмо Г.Г. Шпета к Н.К. Гучковой от 5 июля 1912 года // Частный архив семьи Шпет.

35 Шпет Г.Г. Антропологизм Лаврова в свете истории философии // П.Л. Лавров. Статьи. Воспоминания. Материалы. М., 1922. С. 138.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИДЕИ-ИСТОРИИ-В-ФИЛОСОФИИ-ГУСТАВА-ШПЕТА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т.Г. ЩЕДРИНА, РАЗВИТИЕ ИДЕИ ИСТОРИИ В ФИЛОСОФИИ ГУСТАВА ШПЕТА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИДЕИ-ИСТОРИИ-В-ФИЛОСОФИИ-ГУСТАВА-ШПЕТА (date of access: 29.09.2020).

Publication author(s) - Т.Г. ЩЕДРИНА:

Т.Г. ЩЕДРИНА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
1162 views rating
08.09.2015 (1848 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
17 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
27 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
31 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
47 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
51 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
51 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
51 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·139 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗВИТИЕ ИДЕИ ИСТОРИИ В ФИЛОСОФИИ ГУСТАВА ШПЕТА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones