Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8678
Author(s) of the publication: О. САВЕЛЬЗОН

Share with friends in SM

1. Понятие открытого общества

Идея открытого общества выдвинута К. Поппером (1945). Основатель знаменитого фонда "Открытое общество" Дж. Сорос (1998) сформулировал идею Поппера в виде постулата о том, что "никто не имеет доступа к абсолютной истине. Наше понимание мира, в котором мы живем, - несовершенно по своей сути, а совершенное общество в принципе недосягаемо. Однако несовершенное общество может постоянно совершенствоваться... Все наши институты не могут не иметь недостатков, и поскольку мы считаем их существование необходимым, мы не должны уничтожать их. Вместо этого мы должны создать институты с встроенными механизмами исправления ошибок". Данное описание кратко выражается определением "несовершенное общество, всегда открытое совершенствованию".

Причем нынешний капитализм расценивается как искаженная форма открытого общества, поскольку в нем идеология саморегулируемости и самоорганизации рынка абсолютизирована, внедрена в неподходящие для этого сферы общественной жизни (например, в политику) и тем самым превращена в "рыночный фундаментализм" (Soros, 1998). Первейшим фактором развития подлинной открытости к общественному самосовершенствованию определено позитивное и продуктивное отношение членов общества к ошибочности. [Речь идет о развитии открытости в обществе, где уже имеются институты - рыночная экономика, демократия, гражданское общество и т. п. - о совершенствовании которых ставится вопрос.] В качестве второго и третьего важных факторов становления подлинно открытого общества определены: (II) - искоренение рыночного поведения в коллективном принятии решений с переориентацией последнего на

стр. 77


общие интересы и (III) - укоренение в общественном сознании общественных ценностей.

Рассматривая три этих фактора вместе, мы следующим образом ответили себе на основные принципиальные вопросы по поводу механизмов осуществления постоянного совершенствования общественных институтов. Почему общество придет к тому, что при возникновении ошибки в функционировании того или иного института вопрос о ее исправлении будет с высокой вероятностью попадать в повестку принятия общественных решений? Это произойдет потому, что и общество, и его отдельные члены будут настроены на выявление несовершенств в своей жизни и деятельности - так проявится их позитивное и продуктивное отношение к ошибочности (I фактор). Что явится главным признаком ошибки? Неудовлетворительное воплощение в функционировании института общественных ценностей, которые будут укоренены в общественном сознании (III фактор). Как будет вырабатываться конкретный подход к исправлению ошибки? Посредством коллективного принятия решений, переориентированного на общие интересы (II фактор). Почему люди будут заниматься всей этой труднейшей деятельностью по совершенствованию общества? Потому что их поведение будут направлять, в частности, общественные ценности, укорененные в общественном сознании (III фактор).

Эти ответы дают, на наш взгляд, достаточное основание для того, чтобы принять формирование означенных трех факторов в качестве конкретной цели, достижение которой обеспечит развитие открытого общества. Это влечет за собой практический вопрос: что делать для того, чтобы способствовать формированию в обществе данных трех факторов? Без ответа на негосоросовская модель открытого общества представляет собой скорее утопию, чем идеологию. В самом деле, обрисована вдохновляющая цель, однако рабочих методов и средств ее достижения, а тем более программы инноваций, направленных на ее воплощение в реальность, не предложено. Ниже мы проанализируем факторы развития открытого общества, уточним их формулировку и взаимосвязь с самосовершенствованием и на этой основе попытаемся ответить на поставленный практический вопрос, обрисовав исходную модель искомых институциональных и духовных инноваций в России и Израиле.

Мы подчеркиваем слово "исходную", поскольку при проведении значительных общественных преобразований, если они

стр. 78


осуществляются впервые, обычно получается не совсем то и не точно тем путем, что планировалось. Ведь когда запускается какой-то новый процесс, появляются знания о нем, которых не могло быть до его начала. В связи с накоплением этих знаний может потребоваться переосмысление процесса, а значит, корректировка его модели.

Перед началом общественных преобразований строится их исходная концепция. В ней обрисовывается цель инноваций. [В нашем случае это формирование означенных трех факторов становления открытого общества вместе либо с распространением в новой форме соборности в России, либо с открытием Каббалы в Израиле (см. Разделы 5 и 6).] В концепции также представляются основания, по которым ставится именно такая цель. Дается анализ текущего состояния общества в аспекте его несоответствия воображаемому целевому состоянию. Предлагаются методы и средства достижения цели и ориентировочно намечаются действия на пути преобразований. План же первой стадии преобразований строится так конкретно, чтобы им можно было руководствоваться в проведении инноваций. Всю эту работу целесообразно осуществлять посредством рациональной (см. Раздел 3.1.1 ) процедуры принятия исходного решения. Ясно, что на осуществление выработанного решения будут воздействовать неучтенные и непредвиденные реалии. Поэтому вполне вероятно, что преобразования пойдут с отклонением от намеченного плана. Если это отклонение окажется приемлемым, то выполнение запланированных мероприятий первой стадии следует довести до конца, иначе приостановить в тот момент, когда преобразования станут контрпродуктивными. Уловить такой момент помогают рефлексия (Щедровицкий, 1994) и плодотворное отношение к ошибочности. Итак, вполне вероятно, что реальный итог первой стадии окажется отличным от планируемого. При этом на пройденном отрезке пути преобразований будут, наверное, приобретены новые существенные знания, относящиеся к проводимым инновациям. Значит, потребуется рефлексивная корректировка концепции преобразований, т. е. с учетом новых обстоятельств и полученных дополнительных знаний следует провести процедуру принятия скорректированного решения. Причем в новой скорректированной модели инноваций могут несколько измениться и цель, и методы, и средства ее достижения, а следовательно, и действия, планируемые на второй стадии преобразований. Например, в нашем случае целевым, возможно, окажется форми-

стр. 79


рование другого набора факторов становления открытого общества или другого духовного компонента, а может, и вовсе удаление последнего из процесса и, таким образом, превращение его только в институциональную общественную инновацию. В принципе также рефлексивно процесс пионерских преобразований должен развиваться и далее вплоть до достижениязавершающей цели.

Поэтому настоящая статья является попыткой построить вариант исходной модели процесса институциональных и духовных инноваций, направленных на становление открытого общества в России и Израиле. И эта модель изначально открыта для последующей перестройки.

2. Актуальность развития открытого общества в России и Израиле

Механизмы самосовершенствования неимоверно нужны тем обществам, которые подвергаются радикальным изменениям вне и внутри них, а поэтому переживают острейшую надобность в адаптации. Ведь для того, чтобы благополучно приспосабливаться к происходящим переменам, надо в ответ плодотворно меняться, т. е. самосовершенствоваться. Ясно, что адаптация всего общества в целом не может быть осуществлена без соответствующего воздействия общественных институтов. Значит, их деятельность должна стать гораздо более целенаправленной и эффективной. Вот почему в странах, которым для адаптации к кардинальным переменам необходимо совершенствовать свои институты, развитие открытого общества особенно актуально. [Более подробно об этом см. в Разделе 3.1.2, где показано, что ключевой детерминант развития открытого общества - радикальное повышение процедурной рациональности индивидуального и коллективного принятия решений - является одним из главных детерминантов, от которых зависит успех адаптации. ]

В (Savelzon, 2000) аргументировано положение о том, что кризисные явления в России и Израиле во многом проистекают из "дезадаптации". Последняя представляет собой состояние неосуществленной социальной адаптации (в нашем понимании, осуществление адаптации в социальном смысле означает, с одной стороны, приспособление личности к изменяющимся условиям жизни в обществе - индивидуальную адаптацию, с другой стороны, преобразования общественных институтов и механизмов их функцио-

стр. 80


нирования, делающие социум более приспособленным для жизни людей в нем - коллективную адаптацию). Наиболее известными государствами, пребывающими в состоянии дезадаптации, являются Россия и Израиль , которые и избраны для анализа.

В России и на личностном, и на общественном уровне не удалось приспособиться к колоссальным переменам во внутренней жизни и внешнем окружении страны. Большинство россиян не справляется с резким увеличением свободы выбора и неопределенности будущего, которое детерминируется двумя обстоятельствами.

С одной стороны, уничтожены жесткие рамки, которые в советской действительности не давали индивидууму возможности развивать свою жизнь во многих направлениях, ныне открытых. К тому же ушло в прошлое положение, при котором то, что человек "вставал" на определенную "жизненную дорогу", в значительной мере предопределяло то, что с ним происходило потом в социальном плане.

С другой стороны, уровни социальных гарантий и стабильности значительно снизились. Люди не чувствуют себя защищеными от новых болезненных решений властей, которые в любой момент могут, например, задержать выплату долгов по займам, зарплат или пенсий, резко повысить оплату коммунальных услуг, отключить отопление помещений в холодное время года, перекрыть подачу электричества или газа и т. п. [Причем подобные решения представляются властями как неизбежные. Всячески скрываются ошибки или нарушения рациональности в предшествующих или текущих решениях, не относящихся прямо к снижению уровней социальных гарантий и стабильности, но ведущих к этому. ]

Адаптироваться к неопределенности будущего означает извлечь пользу из первого вышеназванного обстоятельства и скорректировать второе. Первая задача - вопрос индивидуальной адаптации, вторая - коллективной (ведь только совместными усилиями люди смогут понудить властьимущих эффективно работать на общество). С первой задачей отчасти справляются лишь те, кто являются представителями рационально-достиженческой культуры - одной из двух культур, по принадлежности к которым психологи условно разделяют всех жителей России (Хисамова, 2002). Представители же другой культуры - эмпатичной - к индивидуальной адаптации просто не способны.

стр. 81


Таков вывод психологических исследований, описываемых в (Хисамова, 2002). В них моделировалась ситуация, когда членам общины с эмпатичной культурой надо было принять решение самостоятельно. Испытуемые тотчас от него отказывались, если оно не совпадало с мнением, доминировавшим в общине. А ведь индивидуальная адаптация к сильно изменившейся среде, как правило, требует внесения в поведение новых моделей. Но новое обычно не бывает общепринятыми, значит, представители эмпатичной культуры будут противиться его применению до тех пор, пока оно не получит общего признания. Это может произойти ныне только спонтанно - после долгой эволюции поведенческих установок. Пока же этого не произойдет, люди будут вести себя, по западным меркам, абсолютно иррационально - мучаясь от дезадаптации, противиться адаптационным поведенческим инновациям. [Вследствие данного иррационализма любые, даже самые либеральные реформы в России всегда делаются через мучительное насилие над большей частью россиян. Возможно, это во многом обусловливает злосчастную историю реформирования России. Ведь никого еще не удавалось сделать счастливым насильно. ]

Чисто теоретически можно себе представить отличный от долгой мучительной эволюции путь адаптации - проведение процедур коллективного принятия решений с тем, чтобы сообща, согласованно выработать новые поведенческие установки. Однако представители эмпатичной культуры слишком инертны, чтобы взяться за реализацию данной теоретической возможности на практике. В это их могли бы вовлечь носители рационально-достиженческой культуры, но те совершенно отвернулись от задач коллективной адаптации (подробнее об этом см. ниже).

Дезадаптация вызывает у людей болезненную фрустрацию, которая, как установлено выдающимся психиатром и философом Э. Фроммом (1941), вообще типична для всех, кому трудно сориентироваться в ситуации возросшей свободы выбора в условиях неопределенности будущего. В такой ситуации "структура современного общества воздействует на человека одновременно в двух направлениях: он все более независим, уверен в себе, критичен, но и все более одинок, изолирован и запуган". В первом Фромм видит "позитивную" свободу, второе же приводит к тому, что "индивид оказывается "свободным" в негативном смысле, то есть одиноким и стоящим перед лицом чуждого и враждебного мира".

стр. 82


"Однако, чувство изоляции и бессилия индивида, ощущаемое множеством так называемых невротиков, нормальным средним человеком совершенно не осознается..." [Вот и россияне не осознают собственную фрустрацию, а значит, не отдают себе отчет в своей болезненной реакции на дезадаптацию в связи с резким увеличением свободы выбора и неопределенности будущего. ] "...Осознать его слишком страшно - и человек прячет его под рутиной своих повседневных дел, под признанием, которое он находит в личных или общественных связях, под деловым успехом и целым рядом развлечений... Но одиночество, страх и потерянность остаются. Люди не могут терпеть их вечно. Они не могут без конца влачить бремя "свободы от"; если они не в состоянии перейти от свободы негативной к свободе позитивной, они стараются избавиться от свободы вообще".

При демократии главным путем бегства от свободы является "автоматизирующий конформизм", выражающийся в том, что "свободный" человек на самом деле живет чужими, внушенными ему обществом мыслями, чувствами и желаниями. Вследствие чего "индивид превращается в робота, теряет себя, но при этом убежден, что он свободен и подвластен лишь собственной воле". Однако, как показано в (Fromm, 1941), данный путь лишь "смягчает невыносимую тревогу, избавляет от паники и делает жизнь терпимой, но не решает коренной проблемы и за него приходится зачастую расплачиваться тем, что вся жизнь превращается в одну лишь автоматическую, вынужденную деятельность".

В статье "Иван Больной", опубликованной в начале 2000 г. авторитетным американским еженедельником "Тайм", приводятся оценки психического состояния россиян, данные Т. Дмитриевой, которая до 1998 г. занимала пост министра здравоохранения, и профессором-психиатром из знаменитого Института Сербского Б. Шостаковичем. Дмитриева утверждает, что почти 90 % населения нуждаются в помощи врача-психиатра. Шостакович объясняет это тем, что изменения в стране произошли так резко, что многие не сумели к ним адаптироваться.

Перестройка пробудила у некоторых россиян волю к общественным действиям. Немало таких действий были попытками реализовать потребность общества в коллективной адаптации. Данные попытки провалились, поскольку способность общества к самосовершенствованию угрожающе понижена из-за нерациональности. Но это вовсе не означает, что возможна только индивидуальная адаптация, а коллективной даже не следует пы-

стр. 83


таться заниматься. Однако ныне именно такая конформистская и "антиидеалистическая" жизненная позиция часто встречается у наиболее деятельных россиян - представителей рационально-достиженческой культуры. Многие из них считают, что плодотворным может быть лишь занятие собственным делом, устройство жизни своей семьи, приятное времяпрепровождение и т. п., идеи же каких-то новых общественных преобразований России просто не заслуживают внимания.

Это мнение - проявление катастрофического непонимания идеи самой адаптации. А именно того, что адаптация - двусторонний процесс. Не может быть полноценной индивидуальной адаптации без коллективной и наоборот. За годы реформ, кардинально обостривших вопрос об адаптации, неоднократно результаты долговременных усилий "среднего" россиянина по налаживанию собственной жизни в короткий срок рушились из- за ошибок в управлении обществом. Россия - наглядный пример, подтверждающий истину, которую удачнее всех выразил Альбер Камю: "Если вы не займетесь политикой, то она займется вами". Просто для того, чтобы заниматься коллективной адаптацией на пользу, а не во вред себе и окружающим, рядовые граждане должны быть достаточно рациональны (обоснования этого см. ниже). В таком случае они понудили бы политиков рационально и при участии самих рядовых граждан выработать и осуществить плодотворные социальные идеи.

Вообще положение в идеологической сфере страны имеет большое значение для адаптации России в силу особенностей ее исторического пути. Советский Союз был создан в результате того, что к России присоединились те республики, в которых власть захватили коммунисты. Коммунистическая идеология затем стала основой тоталитарного режима в стране, определяя все аспекты ее жизни (а значит, и жизни базовой части СССР - России). Вот почему коммунизм можно назвать "государствообразующей" идеологией СССР. В конце 80-х коммунизм утерял свое влияние, а следом и статус государственной идеологии, что и послужило одной из главных причин дезинтеграции СССР - государство распалось после того, как предельно ослабел государствообразующий фактор. Вместе с тем предложенная взамен коллективистского коммунизма индивидуалистическая либеральная идеология гражданского общества с рыночной экономикой не ассимилирована большинством населения России. Поэтому одна из причин дезадаптации российского общества, в

стр. 84


котором прежде направляющие и консолидирующие функции выполнялись коммунистической идеологией, заключается в том, что в настоящее время эти функции вообще не выполнены.

Аналогичные, хотя и на более благоприятном экономическом фоне, проблемы дезадаптации стоят и в Израиле.

Здесь громадные перемены происходят как внутри страны (массированная репатриация - "Алия" - из экс-СССР, увеличившая за 13 лет население Израиля на четверть, образование палестинской автономии и противостояние нарастающей террористической деятельности), так и в ее окружении (процесс стабилизации отношений либо даже мирного урегулирования с арабскими соседями на фоне прекращения противостояния двух сверхдержав на Ближнем Востоке и превращения мировой политической системы из двуполярной с полюсами в Москве и Вашингтоне в однополярную).

Особенно остро вопрос адаптации стоит в Алие - той части населения, которая вообще переместилась в новую, резко отличающуюся от прежней среду обитания. Как показали многочисленные исследования, проведенные среди репатриантов из бывшего СССР (см., например, материалы I-ой (1998) и II-ой (1999) международных конференций по личностной абсорбции; Фельдман, 2002), "культурный шок" (так принято называть ту разновидность шока дезадаптации, которая характерна для русскоязычных репатриантов) аналогичен шоку реформ - другой разновидности шока дезадаптации, той, что характерна для россиян. Еще одна аналогия состоит в том, что увеличение неопределенности будущего в жизни репатриантов из экс-СССР обусловлено теми же двумя обстоятельствами, что и у россиян: (1) появлением массы возможных направлений, по которым может пойти жизнь, вместе с отсутствием предопределенности того, что может произойти на каждом из этих направлений; (2) снижением стандартов социальных стабильности и гарантий по сравнению с теми, что были в СССР, и установлением их на уровнях, которые, естественно, ниже стандартов социальных стабильности и гарантий коренных израильтян и старожилов. Эти обстоятельства обострили проблемы адаптации тех же двух типов, что и у россиян, - индивидуальной и коллективной. И они остаются нерешенными не только в общине репатриантов из бывшего Советского Союза, но и в Израиле в целом (правда, в общенациональном масштабе они не так болезненно остры, как в Алие).

стр. 85


В отношении репатриантов это обусловлено, в частности, тем, что идеология "плавильного котла", принятая в Израиле много лет назад в качестве идейной базы адаптации, совершенно не подходит для Алии из экс-СССР. Однако новой идеологии не выработано, и адаптация Алии осуществляется во многом спонтанно. Положение в "общеизраильской" идеологической сфере немногим лучше российского - в этом уникальное сходство ситуаций дезадаптации в Израиле и России. Ведь кроме СССР в XX в. была создана еще одна страна с государствообразующей идеологией - Израиль. И до недавнего времени сионистская идеология определяла все важнейшие решения в стране. В начале 90-х правительство левых инициировало мирный процесс, что означало переход в геополитической сфере к совершенно другой идеологии "Нового Ближнего Востока". Хотя последняя так и не была принята значительной частью населения страны, реалии мирного процесса заставили правых отступить от жестких сионистских позиций. В экономике и левые, и правые являются сторонниками рыночных реформ, которые также ослабляют сионизм, поскольку способствуют утверждению в обществе индивидуалистических ценностей, все более и более вытесняющих коллективистские сионистские. В общем, Израиль вступил в период разрушения государствообразующей идеологии, причем новой идеологии, которая выполняла бы направляющие и консолидирующие общество функции сионизма, пока не имеется.

Способствовать продвижению идеологии открытого общества в Израиле поставила своей целью группа ученых, общественных деятелей, учителей и служащих, в основном из среды репатриантов из экс-СССР. Деятельность этой группы, которая носит чисто волонтерский характер, особенно необходима, т. к. фонд "Открытое общество" не работает в Израиле. Волонтеры самоорганизовались весной 2001 года под девизом "К открытому обществу" и провели ряд лекций, семинаров и деловых игр, направленных на привнесение в израильский социум через сферы политики и образования идеи становления открытого общества как пути общего развития страны и, в частности, совершенствования ее способности к адаптации.

стр. 86


3. Факторы развития открытого общества

Проанализируем три важнейших фактора развития открытого общества, означенные выше: 1) утверждение позитивного и продуктивного отношения членов общества к ошибочности, 2) искоренение рыночного поведения в коллективном принятии решений с переориентацией последнего на общие интересы и 3) укоренение в общественном сознании общественных ценностей.

3.1. Ориентация на поиск собственных ошибок. Сорос (1998) базирует свою концепцию радикальной ошибочности на теории рефлексивности. Рефлексивность в его интерпретации означает, что наше мышление активно влияет на события, в которых мы участвуем и о которых мы думаем. Участники событий строят свою деятельность на основе их представлений о реальности. Но эта деятельность и знания о реальности изменяют саму реальность. [Наглядный пример приводится из области биржевой деятельности. Предположим, авторитетным экспертом подготовлен и опубликован объективный отчет о состоянии фондового рынка. Сразу после того, как этот отчет вышел в свет, он повлиял на игроков фондового рынка, и состояние последнего изменилось. А значит, отчет стал неверен. ] Таким образом, представления участников о реальности не могут рассматриваться как объективное знание.

На этом основании в концепции радикальной ошибочности утверждается, что все построения человеческого мозга в любом случае имеют недостатки. Недостатки доминирующих идей и институциональной организации общества становятся очевидными лишь по прошествии времени, и теория рефрексивности оправдывает только одно заявление - что все человеческие построения потенциально ошибочны. Идеологии и политика могут быть действенными только временно, в определенный момент истории. Такие построения с изъянами называютсяплодотворными ошибками, поскольку первоначально они приносят выгодные результаты. Как долго результаты остаются выгодными зависит от того, признаются и исправляются ли эти изъяны. Т. е. построения постепенно могут стать более совершенными. Однако никакие плодотворные ошибки не могут приносить выгоду бесконечно долго. В конце концов, когда время для их совершенствования и развития будет исчерпано, нужно, чтобы утвердилась новая плодотворная ошибка. Вот почему очень важно,

стр. 87


чтобы люди и общество были постоянно настроены на поиск ошибок в своих мыслительных построениях и порожденных ими действиях или структурах. Это возможно в случае отношения к выявлению ошибочности как к ценности.

Ныне такого отношения нет - еще и поэтому современное капиталистическое общество расценивается как "незавершенная и искаженная форма открытого общества". К сожалению, Сорос не предлагает, как практически сориентировать людей на поиск собственных ошибок. Другими словами, обостряя постановку проблемы, он оставляет открытым вопрос о конкретном практически осуществимом пути ее решения.

Для того чтобы увидеть один из возможных подходов к решению данной проблемы, следует обратить внимание на характерное высказывание, часто звучавшее на семинарах и в деловых играх, проведенных группой "К открытому обществу". В ответ на призыв к выявлению ошибок в функционировании общественных институтов, кто-нибудь, как правило, возражал, что это не имеет смысла, поскольку политики даже не станут думать, как исправить выгодное для них ошибочное положение. Очевидно, необходимым условием самосовершенствования является распознавание изъянов в плодотворных ошибках или окончаний периодов их плодотворности, а важнейший фактор выполнения этого условия - настрой на постоянное отыскание собственных несовершенств. Однако одного этого мало, поскольку исправление изъянов в сложных построениях или утверждение новых таких построений - достаточное условие самосовершенствования - не может выполниться само собой. Для того чтобы скорректировать или утвердить новую идеологию, политический курс, институциональное устройство и т. п., надо выработать и осуществить целенаправленные решения.

В связи с этим прежде всего возникает вопрос о том, как их выработать. Сорос на данном вопросе не останавливается подробно, он просто указывает на необходимость перестройки коллективного принятия решений (II фактор развития открытого общества). Говоря же о способе принятия решений, он упоминает метод проб и ошибок. Между тем ясно, что возможных решений несметное количество, но только единицы из них могут быть хорошего качества. Поэтому очень маловероятно, что случайные пробы дадут нечто высококачественное. Вот если бы имелся инструмент выработки решений, который со значительной вероятностью давал бы решения хорошего качества, это было бы

стр. 88


важнейшим фактором выполнения достаточного условия самосовершенствования. Причем наличие данного фактора, как мы считаем, должно побудить общество к выявлению собственных ошибок.

Подобное заключение выглядит более очевидным, если речь идет об индивидуальном самосовершенствовании. [Кстати, об этом на наших семинарах и деловых играх участники говорили гораздо охотнее, чем о коллективном самосовершенствовании. Мы пришли к выводу, что вообще следует ставить не только задачу развития открытого общества, но и задачу развития открытого человека (т. е. индивида, всегда открытого совершенствованию). Это даже побудило нас изменить девиз группы на "К открытому человеку и открытому обществу". Поэтому в дальнейшем в слова "развитие открытого общества" вкладывается смысл "развитие открытого общества с открытыми людьми". ] Ясно, что пока человек не увидит, что у него есть инструмент исправления ошибок, ему не преодолеть психологическое сопротивление тому, чтобы признавать собственные ошибки. И здесь не поможет никакая даже самая изощренная пропаганда в пользу настроя на постоянное отыскание в себе несовершенств. Жить с ошибкой и не понимать этого индивиду гораздо комфортнее, чем сознавать свою ошибку, но не иметь инструмента ее исправления. Когда его нет, такой дискомфорт и не плодотворен, и не практичен - ошибка не устраняется, а психологическое состояние индивида ухудшается. И наоборот, если человек владеет ценным инструментом, у него обычно появляется естественное стремление использовать это свое достояние. Но для того, чтобы инструмент исправления ошибок можно было использовать, необходимо сперва выявить ошибки. Так что обретение инструментов выработки качественных решений по исправлению индивидуальных и коллективных ошибок - важнейший фактор выполнения достаточного условия самосовершенствования - будет, вероятно, способствовать и развитию плодотворного отношения к ошибочности, т. е. становлению фактора выполнения необходимого условия.

Каким должно быть существо искомых инструментов, подсказывает известная сентенция А. Эйнштейна о том, что проблемы, которые созданы нашим нынешним уровнем мышления, не могут быть решены тем же самым уровнем мышления. Здесь речь идет о ситуации, которая определяется двумя обстоятельствами: (I) в некоторой предметной области имеется проблема, (II) тре-

стр. 89


буется ее решить. Поэтому в России, например, выработать для экономических (политических, социальных) проблем эффективные решения невозможно не только без (I) перехода на новый более высокий уровень экономического (политического, социального) мышления (на необходимость которого указывают российские реформаторы), но и без (II) перехода на новый более высокий уровень мышления в принятии решений. [Вместо термина "мышление в принятии решений" предпочтительнее употреблять термин "культура принятия решений", означающий совокупность исторически сложившихся моделей принятия решений (интуитивных, аналитических и полуинтуитивных- полуаналитических), которые существуют в обществе в качестве потенциального руководства к поведению людей в сфере принятия решений.] Продвижение в решении проблем, относящихся к любой предметной области, обусловлено совершенствованием не только мышления в этой конкретной, явной области, но и культуры принятия решений - сферы гораздо более абстрактной и неявной. Поскольку в данной "неосязаемой" сфере есть неуясненные пока россиянами изъяны (отклонения от процедурной рациональности в принятии решений - см. Раздел 3.1.2), то и добиться существенного улучшения в "осязаемых" проявлениях российского кризиса - экономических, политических, социальных и др. - одними лишь "осязаемыми" - экономическими, политическими, социальными и др. - действиями не получается (по крылатому выражению В. Черномырдина, получается не лучше, а "как всегда"). Так мы аргументировали (Savelzon, 2000) положение о том, что кризис в России обусловлен помимо прочего еще и изъянами в культуре принятия решений. Из-за них отчасти в стране, с одной стороны, приняты реформаторские решения невысокого качества, а с другой стороны, обществу трудно адаптироваться к изменениям, происшедшим в результате этих решений.

Вот почему мы считаем, что радикальное повышение уровня культуры принятия решений является ключевым фактором как развития открытого общества, так и выхода России из кризиса. Ниже будет показано, что начинать переход на новый уровень культуры принятия решений целесообразно с радикального повышения процедурной рациональности в принятии решений (для краткости в дальнейшем будем именовать означенное повышенной рационализацией). Говоря о рационализации, мы будем иметь в виду, что речь идет о фундаментальных решениях, т. е.

стр. 90


таких, которые вырабатываются для важных проблем или несут в себе возможность существенно повлиять на будущее.

3.1.1. Процедурная рациональность. Под процедурой принятия решений разумеется весь процесс от начала рассмотрения проблемы до окончательного определения решения, готового к реализации.

Следует обратить особое внимание на то, что слово "рациональность" употребляется в различных областях в очень разных смыслах. Скажем, в обиходной речи его часто используют для обозначения определенной черты характера человека, широко распространено понятие научной рациональности, в психоанализе рациональность имеет свое специфическое значение и т. д. И даже в одной единственной сфере, такой, в частности, как рассматриваемое ниже принятие решений, термин "рациональность" может быть неоднозначным. Например, классическими являются введенные М. Вебером (1947) понятия ценностной и целевой рациональности. Дальнейшая спецификация дает рациональность субъективную, ограниченную, удовлетворительную и т. п. (Simon, 1960). В настоящей работе речь идет о сравнительно новом процедурном понимании рациональности в принятии решений. И только в этом понимании употребляется данный термин.

Рациональным полагается такое решение, процедура принятия которого осуществлялась грамотно. Обычно рациональная процедура аналитического принятия решения в сложных проблемах состоит из следующих фаз компетентного сбора, продуцирования и обработки сведений: 1) уяснение и постановка проблемы; 2) генерирование вариантов решения; 3) оценка предпочтительности вариантов во всех важных аспектах (если проблема актуализируется в условиях неопределенности будущего, предварительно прогнозируются последствия принятия каждого из вариантов); 4) выбор наиболее предпочтительного варианта решения. Эта четырехфазная схема рациональной процедуры мыслится гибкой в двух отношениях.

Во-первых, индивидуум или коллектив, принимающий решение, может возвращаться с более поздних фаз на начальные, если появившиеся в процессе решения данные наталкивают на переосмысление сделанных прежде выводов. [Что, как правило, и происходит при решении сложных проблем. ] Скажем, в связи со сгенерированным на второй фазе неожиданным вариантом решения может оказаться целесообразным уточнить постановку проблемы, вернувшись для этого на первую фазу. Или полу-

стр. 91


чение на третьей фазе неблагоприятного прогноза последствий каждого из вариантов решения возможно потребует вновь обратиться ко второй фазе для поиска новых вариантов или даже к первой фазе для модификации видения проблемной ситуации.

Во-вторых, в различных областях принятия решений для разных классов проблем вышеозначенная схема может воплощаться в разнообразных моделях принятия решений. Например, для принятия стратегических решений в менеджменте в науке принятия решений разработаны широко известные модели субъективной ожидаемой полезности (Edwards, 1954), последовательного ограниченного сравнения (Lindblom, 1959), логического инкрементализма (Quinn, 1978), а также ряд их модификаций и других менее известных моделей. В науке принятия решений создана как общая методология, так и обширный аппарат - многочисленные способы, техники, приемы и т. п. выполнения операций по сбору, продуцированию и обработке сведений, относящихся к различным классам проблем и фазам выработки решений. Выявлены возможные источники ошибок и найдены способы их преодоления. Помимо представителей науки принятия решений различные процедурные подходы к принятию решений предложены и учеными из других школ знания. Скажем, в СССР широкое распространение получили организационно-деятельностные игры, разработанные в Московском методологическом кружке (Щедровицкий & Котельников, 1983).

Представителями разных школ знания создана эффективная и разнообразная "технология" принятия решений. И если при принятии решения обоснованно избирается модель осуществления процедуры и на всех ее фазах не допускается ошибок, т. е. решение принимается "технологически" грамотно, то оно является рациональным.

Идея процедурной рациональности развита выдающимися учеными в области принятия решений лауреатом Нобелевской премии Г. Саймоном (1976), И. Джэнисом и Л. Манном (1977) и др. Она утвердилась в науке принятия решений, так как дает не только эффективный подход к выработке решения, но и (впервые!) - к оценке качества решения до начала его воплощения в жизнь.Для этого надо оценить качество проведенной процедуры принятия решения. По идее высокое качество решения со значительной вероятностью предопределяется высоким качеством (рациональностью) процедуры принятия решения. Данная идея - воплощение в области принятия решений более общей идеи,

стр. 92


давно утвердившейся в сфере производства, менеджменте, а также в естественных и технических науках: высокое качество продукта (изделия, проекта, научного результата) со значительной вероятностью предопределяется высоким технологическим качеством процесса выработки (производства, проектирования, научного поиска) продукта. Ведь решение - это тоже продукт, который вырабатывается в ходе процесса (процедуры) принятия решения.

Область высокоэффективного применения рациональных процедур личного, социального, делового, политического и т. п. принятия решений хоть и ограничена, но предельно широка. Дело в том, что ограничения связаны с очень редкими особенностями либо проблем принятия решений, либо субъектов, принимающих решения, либо условий, в которых рассматриваемые проблемы актуализируются.

В отношении проблем ограничения столь же очевидны, как и для технического проектирования. Если процедурно рационально проектировать, скажем, трактор, то получится хорошее проектное решение. Но никакая процедурная рациональность не даст решающего эффекта в проектировании, например, машины времени, поскольку нет ни малейшего представления о том, при помощи каких действий можно было бы осуществить путешествие во времени. Идея процедурной рациональности эффективна при выработке решений в ситуациях, в которых 1) средства достижения требуемых целей могут быть найдены среди существующих приемов и методов действий либо 2) хоть и не существует прямо пригодных приемов и методов, есть такие, которые можно очевидным образом приспособить в качестве средств достижения целей. К таковым относится подавляющее большинство ситуаций принятия решений, с которыми сталкиваются люди. Процедурно рациональный подход, как правило, теряет высокую эффективность (оставаясь, впрочем, отнюдь не бесполезным) в очень редких случаях: в сугубо творческих проблемах, решение которых не обеспечено в методическом отношении и требует нетривиальной поисковой деятельности, изобретательских озарений и т. п.

Ясно, что рациональные процедуры малоэффективны еще и в тех случаях, когда субъекта, принимающего решения, раздирают противоречивые стремления. В частности, при коллективном принятии решений так бывает в ситуациях, в которых между участниками принятия решений существуют непреодолимые

стр. 93


антагонистические противоречия. Следует отметить, что такие ситуации встречаются тоже очень редко. Зачастую антагонистические противоречия преодолеваются как раз правильной постановкой проблемы в ходе рациональной процедуры принятия решений. [Обычно это получается, когда участников удается побудить к беспредпосылочному рассмотрению проблемы, т. е. такому, при котором тот или иной участник рассматривает проблему и остальных участников не только со своей позиции, но в воображении встает и на позиции других и понимает, как с этих чужих позиций выглядят позиции остальных и, в частности, его самого. ] Например, если проблема повышения экономического благосостояния ставится как перераспределительная, то между участниками принятия решения по перераспределению возникают антагонистические противоречия, поскольку выигрыш кого-либо из них приводит к сокращению того, что остается на долю других. Если же решение проблемы искать в приращении общего объема благ при сохранении исходных пропорций их распределения, то при получении искомого решения выиграют все (такой подход принято называть политикой эффективности).

И наконец, от процедурной рациональности не следует ждать чудодейственного эффекта и тогда, когда решения принимаются в условиях очень большой неопределенности будущего. Такие условия могут сложиться, например, из-за полной недоступности априорных знаний о том, какие факторы и как воздействуют на те или иные аспекты проблемы. Впрочем, даже в данной редкой ситуации зачастую оказывается продуктивным многократное повторение рациональной процедуры выработки сначала исходного, а затем скорректированных решений, как это описано выше. Здесь принятие решений расширяется с одной процедуры, предшествующей практической работе и четко отделенной от нее, до процесса, пронизывающего всю деятельность в целом. Причем необходимо, чтобы мышлению деятеля процедурной рациональности постоянно сопутствовали рефлексия и плодотворное отношение к ошибочности, т. е. субъект, действующий этим методом, должен уметь смотреть на то, как осуществляется деятельность, как бы со стороны и быть настроенным на выявление собственных ошибок.

Итак, даже в тех редких ситуациях, в которых имеются вышеозначенные ограничения, процедурно рациональное принятие решений хотя и теряет высокую эффективность, как правило, все же остается довольно продуктивным. Для этого

стр. 94


требуемой в первую очередь процедурной рациональности должны сопутствовать еще три компонента - рефлексия, плодотворное отношение к ошибочности и беспредпосылочность мышления. На наш взгляд, вместе данные четыре компонента составляют основу того нового уровня культуры принятия решений, который поможет справиться с проблемами, созданными нынешним уровнем мышления.

Попутно заметим (на момент выходя за рамки темы, обсуждаемой в настоящей статье), что развитие последних трех компонентов могло бы, по всей видимости, существенно обогатить не только культуру принятия решений, но и мышление в целом. И касательно одного из них - плодотворного отношения к ошибочности - именно в этом и состоит I фактор становления подлинно открытого общества (тот, что связан с выполнением необходимого условия самосовершенствования - выявления собственных несовершенств). В настоящем разделе обсуждается исправление несовершенств - достаточное условие самосовершенствования, поэтому речь идет только о переходе на новый уровень культуры принятия решений.

Очевидно, начинать этот переход целесообразно с рационализации (Savelzon, 2000). Ведь если она будет проводиться корректно, то в принятии решений обязательно повлечет за собой продвижение и в аспектах остальных трех вышеозначенных компонентов. Например, само использование модели побуждает пользователя постоянно обращаться к рефлексии и плодотворно относиться к ошибочности.

3.1.2. Рациональность и адаптация. К сожалению, есть ряд психологических и культурных "стопоров", препятствующих процедурно рациональному принятию решений - это функциональная закрепленность (Birch & Rabinowitz, 1951); фиксация (Scheerer, 1963); различные предвзятости: в репрезентативности (Nisbett & Ross, 1980), в доступности (Taylor & Fiske, 1978), в "якорировании" (Dodd & White, 1980) и в оформлении проблемы (Tversky & Kahneman, 1981); социализация в культуре бедности (Lewis, 1966); ассимилирование российско-советской культуры принятия решений (Савельзон, 1990; Savelzon, 1998); иррациональные русские и ивритские языковые модели (Savelzon, 1994; Савельзон, 2003). Между тем, "технология" принятия решений, применение которой способствовало бы процедурно рациональному принятию решений, целенаправленно разрабатывается лишь с середины XX в. и знание ее пока не распрост-

стр. 95


ранено широко не только в Израиле и тем более в России, но и на Западе. Значительные отклонения от процедурной рациональности характерны даже для многих американских менеджеров (Simon, 1987). И это несмотря на то, что, с одной стороны, принятие решений является сутью управленческой деятельности (Simon, 1960), а с другой стороны, из всех областей современного менеджмента научные методы были применены к принятию решений в большей мере, чем к чему-либо другому (Duncan, 1990). В общем, для подавляющего большинства людей естественно отклоняться от рациональных процедур в принятии решений, а понимание необходимости искусственного устранения этих отклонений невелико на Западе, очень мало в Израиле и практически отсутствует в России.

Самые значительные отклонения от процедурной рациональности свойственны тем, для кого типично полностью полагаться на интуитивное принятие решений. Модели, описывающие принятие решений этого типа, разработаны в когнитивной психологии (Tversky & Kahneman, 1972, 1974) и в области искусственного интеллекта (Minsky, 1974). Они позволяют понять связь интуитивного и рационального принятия решений с адаптацией. И психологи и кибернетики сходятся в том, что интуитивные механизмы принятия решений (будь то эвристики, по теории А. Тверского и лауреата Нобелевской премии Д. Канемана, или фреймы, по теории М. Минского) вырабатываются у людей в процессе их жизни в привычной окружающей среде. Поэтому лишь в данной среде интуиция и может хорошо работать. Как только окружающая среда резко меняется (она может измениться в связи с радикальными преобразованиями старой среды, как для россиян и израильтян-старожилов, или в связи с перемещением в новую среду, как для репатриантов), апробированный жизненный опыт зачастую становится неподходящим - проблемные ситуации имеют иную природу, знакомые модели поведения оказываются непригодными.

Между тем резкое изменение окружающей среды приводит к необходимости принимать многочисленные важные решения в условиях неопределенности. В потоке жизненных вызовов появляется гораздо больше насущных, чем прежде. Если реагировать на них по интуиции, сформировавшейся в прежней среде, то до тех пор, пока не выработаются отвечающие новой среде интуитивные механизмы принятия решений, часто будут совершаться ошибки. Что и происходит у подавляющего большинства

стр. 96


людей, у которых превалирует интуитивное принятие решений. Не выход и удерживаться от принятия самых насущных решений. И в том и в другом случае существует большой риск ухудшить собственное положение в ходе адаптации. Вот почему у психологов широко распространено мнение о том, что для успеха индивидуальной адаптации во всех фундаментальных (имеющих большое значение для жизни и деятельности) проблемах предпочтительно переключиться с интуитивного или отчасти интуитивного на рациональный подход к принятию решений. [Как отмечено в (Simon, 1976), когда психологи используют термин "рациональный", они обычно имеют в виду процедурную рациональность. ] Аналогичное мнение по отношению к организациям утвердилось в теории менеджмента (Chandler, 1962; Hannan & Freeman, 1977; Aldrich, 1979; Dean & Sharfman, 1996) - при адаптации организаций к изменившимся условиям существования для достижения успеха в этом деле фундаментальные стратегические решения предпочтительно принимать процедурно рационально. Причем в (Dean & Sharfman, 1996) эмпирически доказано, что зависимость эффективности стратегических решений от процедурной рациональности тем сильнее, чем более изменчива среда существования.

Таким образом, для дальнейшего изложения очень важно отметить, что процедурная рациональность широко признана в качестве одного из главных факторов, которые способствуют адаптации индивидуумов и общностей людей.

3.1.3. Сеть поддержки в принятии решений. Как же, учитывая вышесказанное, построить на основе процедурной рациональности инструмент выработки индивидуальных решений, который с большой вероятностью давал бы решения хорошего качества? Напомним, мы добавили индивидуальный компонент (развитие открытости человека) к исходной постановке задачи, разрешению которой посвящена настоящая статья.

Очевидно, взрослые занятые люди не пойдут в массовом порядке изучать науку принятия решений на каких-нибудь курсах или в учебных заведениях типа российских послереволюционных классов ликвидации безграмотности. Другое дело, если повсеместно будет развернута сеть общедоступных (поначалу даже бесплатных и, главное, широко рекламируемых) высокопрофессиональных консультационных пунктов, оказывающих практическую помощь в выработке решений по конкретным жизненным вопросам. Например, вопросам трудоустройства, выбора

стр. 97


профессии или смены ее, открытия бизнеса, переезда на новое место жительства, жилищного устройства, выбора способа хранения и приумножения финансовых накоплений и т. п. Компетентные услуги такой сети несомненно привлекут "среднего" человека.

В процессе консультирования компьютер и консультант вместе будут чем-то вроде сложнейшего мощного инструмента принятия решений, который сам инструктирует клиентов, как с ним работать (Savelzon, 2000). Аналогичные в принципе инструменты разработаны и применяются в основном для решения стратегических проблем управления в бизнесе. Они называются системами поддержки решений. Слово "поддержка" в названии отражает то, что система не принимает решение за клиента, а лишь обеспечивает весь необходимый методологический и информационный сервис для рациональной выработки решения клиентом.

Из опыта принятия решений при помощи систем поддержки в управлении бизнесом известно, что это дает двоякий положительный психологический эффект. С одной стороны, даже на "неграмотного" в плане рациональности индивидуума производит впечатление научная обоснованность, логика и фундаментальность процедуры, учет всех возможных факторов и обстоятельств, использование математических методов обработки данных. Это дает уверенность в хорошем качестве принятого решения. С другой стороны, человек проникается сознанием ценности принятого решения и ощущением удовлетворенности от того, что оно, хоть и принято при поддержке системы, является все-таки его собственным решением. Это порождает сильное стремление реализовать данное решение, а высокая мотивация, как известно, - важнейшее условие успеха любого начинания.

Достижение успеха в результате реализации решения, принятого при поддержке специальной системы, подталкивает к тому, чтобы воспользоваться услугами подобных систем и в других проблемах принятия решений. Запускается рефлексивный (саморазвивающийся) процесс рационализации: 1) повышается рациональность принятия все большего и большего количества решений и 2) рациональность все больше и больше превращается в одну из жизненных ценностей.

Помимо психологического и рефлексивного эффекта пользование системами поддержки решений дает и обучающий,

стр. 98


и поведенческий эффект. Когда человека проводят через рациональную процедуру принятия решений, при этом разъясняя методологические и психологические азы того, что делается, он, естественно, усваивает кое-какие из них, овладевая техникой и приемами, способствующими рациональности принятия решений. Повышается его рациональная грамотность и в аспекте понимания возможных типичных отклонений от рациональности - психологических установок, ценностной ориентации и приоритетов, препятствующих рациональности. На этой основе в процессе консультации клиент начинает осознавать характерные для его стиля принятия решений отклонения от рациональности. А из практики психоанализа известно, что если осознать, вытащить наружу внутренние помехи, препятствующие оптимальному функционированию психики, то они сглаживаются. Это же происходит и с отклонениями от рациональности в индивидуальном стиле принятия решений. А значит, поведение человека становится более рациональным не только в проблемных ситуациях, в которых он пользуется системами поддержки решений, но и в других случаях принятия важных решений.

Представляется, что настроить людей на постоянный поиск собственных ошибок невозможно до тех пор, пока у них в распоряжении не появится действенный инструмент исправления ошибок. Но как только это произойдет, данный настрой, вероятно, удастся создать, широко демонстрируя публике сначала эффективность означенного инструмента, а затем - полезность выявления своих ошибок в ситуации, когда есть инструмент их исправления. Обычно у человека, обретшего какой-то действенный инструмент, вполне можно возбудить стремление им пользоваться. Но для того, чтобы удовлетворить стремление исправлять ошибки, их прежде необходимо выявить. Таким образом опосредованно можно будет побудить людей к поиску у себя ошибок. Развертывание сети поддержки рационального принятия важных жизненных решений опосредованно поспособствует формированию первого фактора развития открытого общества в индивидуальном аспекте.

Такого же эффекта резонно ожидать и от других мер по рационализации индивидуального принятия решений, которые могут быть предприняты в образовании, повышении профессиональной квалификации, средствах массовой информации и т. д. Эти меры намечены в (Savelzon, 2000), там же приведен и эскиз программы означенной рационализации.

стр. 99


3.2. Переориентация коллективного принятия решений на общие интересы. Второй важный фактор развития открытого общества Сорос (1998) связывает в первую очередь с функционированием представительной демократии как механизма принятия коллективных решений в современном обществе. Главные недостатки в этой области он видит в том, что избранные представители народа во власти не ориентируют свои решения на общие интересы, а избиратели не противятся такому положению вещей в достаточной мере. Причиной этих недостатков является господство "рыночного фундаментализма", в результате которого рыночное поведение, направленное на получение личной выгоды, воцарилось в политике.

В данном случае, как и в случае первого важнейшего фактора развития открытого общества, проблема только ставится, вопрос же о конкретном практически осуществимом пути ее решения остается открытым.

Ряд политологов представляют вышеупомянутые недостатки как выражение межгрупповой борьбы за большую долю из невозрастающего существенно объема общих благ. В этой борьбе прирост благосостояния достигается за счет сокращения того, что останется для других (такую политику называют перераспределительной). Но означенный прирост можно повышать и посредством существенного приращения общего объема социальных благ, увеличивающего благосостояние всех, т. е. при помощи принципиально иной политики, которая называется эффективной. Поборники политики эффективности считают, что представление о демократическом процессе как о соперничестве разных групп интересов является слишком узким (Mansbridge, 1980). Концентрация внимания на перераспределении, обусловленном специфическими интересами отдельных групп, может замедлить экономический рост и осложнить политическую жизнь из-за снижения значения общих для всего населения интересов (Olson, 1982). Для того, чтобы не допустить этого, по мнению многих, например, М. Шапиро (1988), следует перейти к эффективности как основному критерию социальной политики и рациональному процессу принятия решений. "Хорошей" должна считаться не та политика, которая представляет собой продукт межгрупповой борьбы, а тот курс, который разрабатывается на основе рационального политического анализа (Majone, 1996).

В развитие этих идей в (Savelzon, 2000; Савельзон, 2003) показано, что в условиях недостаточно "зрелой" демократии в Рос-

стр. 100


сии и Израиле конвенциональная процедура выборов работает на избрание политиков, предрасположенных больше к проведению политики межгруппового перераспределения, а не политики общенациональной эффективности. Процедура выборов проанализирована в плане ее отклонений от процедурной рациональности в принятии решений. Выявлены те отклонения, которые обусловливают означенную неэффективную работу конвенциональной процедуры выборов. Предложена новая, свободная от этих отклонений процедура, внедрение которой может способствовать избранию более эффективных по отношению ко всему обществу политиков и, сделав неуместными предвыборные кампании, сэкономить громадные средства, затрачиваемые в связи с ними. Предложена также и новая, построенная на том же приеме рациональная процедура референдумов. Вместе эти процедуры могли бы образовать систему общенационального рационального принятия важнейших общественно-политических решений.

Подобные, а также построенные на других приемах рациональные процедуры коллективного принятия решений способны дать большой эффект не только при проведении в общенациональном масштабе, но и в региональном и местном форматах, в государственных и общественных организациях. Набросок общей программы внедрения в жизнь страны или региона таких процедур представлен в (Savelzon, 2000). В (Савельзон, 2003) более детально намечен возможный сценарий формирования системы общенационального рационального принятия важнейших общественно-политических решений.

Недавно мы начали проведение новых рациональных коллективных процедур, направленных на решение насущных проблем в организациях. Помимо большого эффекта в ориентировании людей на общие интересы, от этих процедур мы ожидаем многого и в рационализации в силу следующих резонов. Во-первых, людей гораздо реальнее побудить участвовать в интересной коллективной работе, нужной к тому же для решения важной проблемы, чем заниматься индивидуальным самосовершенствованием. Во-вторых, охват публики при коллективном принятии решений может быть в десятки и сотни раз больше, чем при индивидуальном. В-третьих, в России имеется положительный опыт (к сожалению, все реже и реже применяемый на практике) проведения хорошо структурированных процедур коллективного принятия решений - организационно-деятельностных и проблемно-деловых игр.

стр. 101


Предлагаемые нами новые коллективные процедуры многое заимствуют от этих игр, отличаясь, с одной стороны, большей рациональностью, а с другой, нацеленностью на треннинг участников - постоянное пояснение им общего хода и отдельных этапов процедур. Причем в пояснениях сжато освещаются те положения науки принятия решений, в соответствии с которыми делается каждый шаг процедуры и строится вся последовательность шагов, а также обращается внимание участников на то, как обычно, а не по науке, люди осуществляют данные шаги (или вовсе не делают какие-то из них). В процессе решения насущной для участников проблемы на ее реальном материале им еще и органично дается представление о рациональной процедуре принятия решений и возможных типичных отклонениях от нее, которые обычно делаются людьми, но не допускаются в данном случае.

Как свидетельствует опыт проведения таких процедур в Израиле и России или ведущимися по нашим сценариям в России, участие в них зачастую дает обучающий и поведенческий эффект, аналогичный эффекту индивидуальной рационализации, описанному в Разделе 3.1.3. Еще об одном важном эффекте этих процедур - психологическом - речь пойдет в Разделе 5.

Резюмируя сказанное в Разделах 3.1 и 3.2, второй фактор развития открытого общества следует переформулировать как "радикальное повышение уровня культуры принятия решений". Путем к такому повышению является рационализация коллективного и индивидуального принятия решений.

3.3. Укоренение в общественном сознании общественных ценностей . Очевидно, что общественные компоненты первых двух факторов развития открытого общества - настрой людей на поиск несовершенств общественных институтов и радикальная процедурная рационализация общенационального принятия решений по исправлению выявленных несовершенств - эффективно заработают только тогда, когда для граждан станет очень важным удовлетворение интересов всего общества в целом. Для этого общественные ценности должны укорениться в общественном сознании (III фактор развития открытого общества). Иначе общественность просто не будет мотивирована заниматься всей этой труднейшей деятельностью по совершенствованию общества. А поскольку есть множество политических сил, противодействующих изменению устраивающего их нынешнего положения, отсутствие мотивации общественности может стать

стр. 102


главным препятствием к осуществлению институциональных преобразований, в которые должно воплотиться развитие открытого общества.

Сорос (1998), обсуждая возможные основы общественных ценностей, отмечает, что люди обычно ассоциируют фундаментальные ценности с религиозными верованиями, т. е. обращаются в этой сфере к внешнему авторитету (традиции, Богу). Попытка же философов Просвещения вывести универсальные императивы на основании доводов разума имела очень ограниченный и далеко не полный успех. Дело в том, что изобретенного ими рационального агента - некоего не связанного ни с чем индивида, одаренного разумом, подчиняющегося велениям собственной совести, - по мнению Сороса, не существует. Корни общественных ценностей лежат не в обособленном и необремененном связями с обществом индивиде, а в общности, к которой принадлежат люди. А значит, мораль основывается на чувстве принадлежности общности, будь то семья, друзья, племя, нация или человечество.

В связи с этим встает вопрос, нет ли какого-то способа усиления чувства принадлежности индивида к некоторой общности и ориентации на общественные ценности? [Данный практический вопрос, как и вопросы подобного характера в отношении первых двух факторов развития открытого общества, Сорос не обсуждает. ] Представляется, что искомым способом является вовлечение людей в рациональные процедуры коллективного принятия решений по важнейшим проблемам жизни данной общности. Как известно, в процессе рационально построенного коллективного принятия решений у его участников обычно сглаживается чисто индивидуалистическая установка и усиливается ориентация на общую выгоду (Rothstein, 1996). Это можно сформулировать и следующим образом: индивид приходит к тому, что получение сиюминутного собственного выигрыша за счет других менее выгодно в долговременной перспективе, чем достижение ситуации, при которой выигрывают все. Сие не значит, что эгоистические намерения индивида сменяются чисто альтруистическими побуждениями; скорее, он переориентирует свои интересы в соответствии с коллективными. Данный вывод политологических исследований (Goodin, 1986; Ostrom, 1990; Offe & Preuss, 1991; Miller, 1993) согласуется с общими результатами экспериментальных исследований в социальной психологии. Последние указывают на то, что при наличии институцио-

стр. 103


нальной структуры коллективного принятия решений у тех, кто вовлечен в ее работу, возрастает стремление к сотрудничеству и степень солидарности поведения (Dawes et al., 1977; Frochlich & Oppenheimer, 1992).

Таким образом, опосредованным эффектом общенациональных и других коллективных рациональных процедур, непосредственно направленных на решение важнейших проблем жизни общества или его частей, вероятно, будет и усиление ориентации их участников на общественные ценности. Впрочем, возможно, для многих людей данного опосредованного воздействия окажется недостаточно для того, чтобы общественные ценности укоренились в их сознании. По-видимому, для этого потребуется непосредственное воздействие, исходящее, например, из какого-то духовного источника.

Итак, из анализа трех важнейших факторов развития открытого общества - "несовершенного общества, всегда открытого совершенствованию" (Soros, 1998) - можно сделать следующие выводы.

Первый фактор - утверждение позитивного и продуктивного отношения членов общества к ошибочности - является важным фактором выполнения необходимого условия самосовершенствования - распознавания собственных несовершенств.

Второй фактор, переформулированный нами как "радикальное повышение уровня культуры принятия решений", является важным фактором выполнения достаточного условия самосовершенствования - исправления несовершенств.

Третий фактор - укоренение в общественном сознании общественных ценностей - является важным фактором мотивации общественного самосовершенствования и нужен для того, чтобы и необходимое, и достаточное условия работали.

Ключевым фактором является второй, так как его формирование, вероятно, будет опосредованно способствовать формированию и первого, и третьего факторов. Путем к формированию второго фактора является рационализация. Поэтому развитие открытого общества целесообразно начинать с мер по радикальному повышению рациональности коллективного и индивидуального принятия решений, предложенных в (Savelzon, 2000; Савельзон, 2003).

Как следует из Раздела 3.1.2, рационализация необходима и для успешной индивидуальной и коллективной адаптации. А это еще раз подтверждает то, что развитие открытого общества нео-

стр. 104


бычайно актуально в России и Израиле, поскольку их жители остро нуждаются в адаптации. Правда, нужды в решении конкретных насущных проблем, возникших в результате изменений вне и внутри этих стран, не осознаны ни российской, ни израильской общественностью как обобщенная нужда в адаптации. Россияне и израильтяне пока, выражаясь словами известной поговорки, за деревьями не видят леса. Вот почему есть серьезное опасение, что отсутствие мотивации общественности станет колоссальным препятствием к осуществлению институциональных преобразований, в которые должно воплотиться развитие открытого общества. Предположительно, содействовать укоренению в общественном сознании необходимых для мотивации общественных ценностей может какое-то преобразование в духовной сфере, несущее в мир аналогичные ценности.

4. Исторический экскурс: Институциональный и духовный процесс

Дабы изучить предположение о том, что осуществлению прогрессивных институциональных преобразований мог бы содействовать процесс обновлений в духовной сфере, совершим экскурс в историю. Посмотрим, что способствовало необычайно радикальным прогрессивным общественным преобразованиям, которые осуществились в Европе в XV-XVIII в. в невероятно малые в масштабах истории человечества сроки. Как столь быстро в экономике утвердились капиталистические отношения, казалось бы незыблемая абсолютная власть королей и аристократии была смещена демократией, полное невежество масс сменилось на почти всеобщую грамотность, а господствовавшая католическая церковь со всей своей мощной инфраструктурой и грандиозным влиянием отступила во многих странах перед реформаторскими учениями рядовых священнослужителей М. Лютера и Дж. Кальвина?

По нашему представлению, к становлению наиболее значительных общественных феноменов современности - капитализма и демократии - привели социальные процессы особого типа. Особость можно отразить названием "институциональный и духовный". Поясним, что здесь имеется в виду на примере развития современного капитализма.

Его ростки, появлявшиеся в ряде стран Западной Европы в XV-XVI в., трансформировали средневековую цеховую систему

стр. 105


производства и торговлю. Прежде эти экономические институты давали работавшим в их рамках рядовым ремесленникам, подмастерьям промышленных цехов, мелким торговцам и членам полунезависимых крестьянских общин чувство стабильности и относительной безопасности существования. Вследствие трансформации означенных институтов у этих людей резко возросли свобода выбора и неопределенность будущего (в нашей терминологии - они оказались в ситуации дезадаптации). В результате их охватила фрустрация. Смягчить ее помогли реформаторские религиозные учения основателей протестантства Лютера и Кальвина - таков вывод исследований Фромма (1941). Он показал, что протестантство получило широкое распространение, так как оно ответило настоятельной психологической потребности той самой социальной группы, фрустрацию которой обусловило начальное развитие институтов современного капитализма.

Действовала и обратная связь, как продемонстрировал М. Вебер (1930). Реформация привносила в общественное сознание жизненные ценности, которые ориентировали экономическое поведение протестантов так, что оно способствовало дальнейшему развитию институтов современного капитализма. Это можно приллюстрировать широко известной присказкой о ферме, на которой работали католики и протестанты. Однажды уродился исключительно большой урожай. Чтобы убрать его без потерь, хозяин увеличил почасовую оплату труда в два раза. В результате протестанты стали работать в два раза больше времени, а католики - в два раза меньше. Дело в том, что католики были ориентированы зарабатывать столько, сколько требовалось потратить на их обычную жизнь, а протестанты стремились к накоплению. Эта внеличностная мотивация к труду вместе с аскезой, которую также пестовала протестанская этика, способствовали тому, что многие люди не тратили заработанные деньги на себя, а вкладывали их в зарабатывание еще больших денег. Таким образом возникали и укреплялись все новые и новые капиталистические предприятия, т. е. все более и более развивалась институциональная структура современного капитализма.

В общем, имел место процесс, в котором составляющие его два субпроцесса (институциональная перестройка и преобразования в духовной сфере) как бы развивали друг друга. А именно, появление ростков капитализма создало социальную базу для распространения протестантских учений, они, распространяясь,

стр. 106


способствовали дальнейшему развитию капитализма, это в свою очередь расширяло социальную базу Реформации и т. д.

Вероятно, подобным образом развивали друг друга и протекавшие в XVII- XVIII в. демократизация и Просвещение. Возрастание политической и правовой свободы людей делало их более предрасположенными к духовному освобождению (избавлению от суеверий, невежества, религиозных и сословных предрассудков - всего того, что называется темнотой) и обратно, Просвещение, духовно освобождая массы, располагало их и к движению к своей свободе в обществе, а значит, способствовало их вовлечению в институциональный субпроцесс демократизации.

Эти соображения наталкивают на предположение о том, почему вышеозначенные необычайно радикальные прогрессивные общественные преобразования осуществились в Западной Европе в XV-XVIII в. в столь невероятно малые в масштабах истории человечества сроки. Видимо, дело в том, что они происходили в рамках двуединых процессов, в каждом из которых институциональная перестройка и преобразования в духовной сфере развивали друг друга.

Не следует, однако, представлять взаимообусловленность компонентов двуединого процесса жесткой, например, полагать, что для его формирования необходимо, чтобы оба составляющих его субпроцесса возникли одновременно. Достаточно вспомнить выводы Фромма (1941), показавшего, что сначала в XV в. появились ростки капитализма, и лишь в следующем столетии, в частности, благодаря созданной ими социально-психологической атмосфере, родилось и распространилось протестантство. В данном случае, по представлению Фромма (1941),институциональные преобразования способствовали не только утверждению, но и самому приходу в мир новой духовной доктрины.

Вообще, представления о двуедином процессе - не более, чем модель. И как в каждой модели, в ней сильно огрубляется действительность. Очевидно, никакой процесс коренных изменений общества не может состоять только из двух компонентов. Ясно, что такие изменения всегда имеют системный характер и охватывают практически все сферы жизни общества. Просто мы вычленяем тот случай, когда 1) в системе изменений явно выделяются два главнейших и 2) между ними еще к тому же имеется, как выразились бы физики, сильная положительная обратная связь - они развивают друг друга. Конечно же, в XVI в. в Запад-

стр. 107


ной Европе происходили изменения во множестве разных сфер жизни общества, но среди них явно выделяются два главнейших, не случайно об этом периоде обычно говорят как об эпохе развития современного капитализма и Реформации. Точно также XVII-XVIII в. - это эпоха современной демократизации и Просвещения.

Отметим, что главным образом нас интересует второй признак, по которому мы вычленяем данные эпохи - сильная положительная обратная связь между двумя главнейшими компонентами изменений. Ведь предположение о том, что наличие именно этой связи предопределило невероятно быстрое осуществление необычайно радикальных прогрессивных преобразований общества в Западной Европе в XV-XVIII в., подталкивает к следующему практическому выводу. Для преодоления кризисных явлений и в России, и в Израиле нужно инициировать двуединый процесс, в котором прогрессивные институциональная перестройка и преобразования в духовной сфере развивали бы друг друга.

Четыре условия инициирования такого процесса ясны из вышесказанного:

- одной составляющей процесса должна быть перестройка духовной сферы, которая

(i) каким-то образом способствовала бы "партнерскому" субпроцессу институциональных преобразований,

(ii) никоим образом не препятствовала бы данному субпроцессу;

- другая составляющая (эти самые институциональные преобразования) должна

(iii) каким-то образом способствовать означенной духовной перестройке,

(iv) никоим образом не препятствовать ей.

Пятое условие вытекает из упомянутого выше тезиса Фромма (1941) о том, что протестантство получило широкое распространение, поскольку оно ответило настоятельной психологической потребности большой социальной группы. На основе этого положения можно предложить следующую формулировку пятого условия. Для какой-то очень многочисленной либо очень влиятельной социальной группы перестройка духовной сферы или институциональные преобразования (а еще лучше, и то и другое) должны удовлетворять ту или иную насущную экзистенциальную либо психологическую нужду. Например, в аспекте

стр. 108


пятого условия процесс демократизации - просвещения удовлетворял потребность в возрастании свободы тех, кто не принадлежал к аристократии; а главное, что двигало демократизацию - она давала возможность буржуазии удовлетворить свою потребность во власти, отняв последнюю у аристократии.

И наконец, шестое условие состоит в том, что инновационные институциональные и духовные идеи должны нести в себе возможность быть представленными публике так, чтобы привлечь ее существенную часть.

Вероятно, институциональный и духовный процесс может быть инициирован искусственно. В частности, это возможно в ситуации, когда обособленные начинания и институциональных и духовных преобразований, удовлетворяющие шести сформулированным выше условиям, уже существуют. И проблема состоит лишь в том, что каждое из них ввиду маргинальности и/или слабости существует само по себе, вне взаиморазвивающей связи с потенциальным "партнером". В таком случае их обоих, по-видимому, может существенно усилить целенаправленное объединение в "партнерскую" пару посредством создания общественной организации или движения для совместной деятельности по воплощению в жизнь близких по духу идей. Логично предположить, что, усилившись в большой степени, эти начинания институциональных и духовных преобразований могут, развиваясь далее, охватить значительную часть общества, т. е. перерасти в социальный процесс.

В России совершенно очевидным потенциальным "партнером" развития открытого общества является распространение соборности. В Израиле составление "партнерской" пары гораздо более проблематично. Многообещающе в этом отношении выглядит открытие Каббалы.

5. О современной соборности

Согласно толковому словарю В. Даля, "собор - собрание, заседание членов, от земли или духовенства, для совету и решенья важных дел. Соборно, соборить - вообще, сообща, общими силами, содействием, согласием". В современном понимании собор связывается с общественным феноменом взаимного согласия. Точнее, в самом возникновении и переживании феномена взаимной согласованности мыслей, чувств и действий многих людей воплощается эффект собора.

стр. 109


Причем для россиян, особенно для представителей эмпатичной культуры, явление такого единения имеет большую ценность и несет в себе духовное содержание. Возможно, дело здесь в том, что эффект этот как бы дается свыше. Ведь методы и средства, которые со значительной вероятностью порождали бы феномен соборности на светских "собраниях и заседаниях", обществу неизвестны. Вместе с тем, переживание единения, подобное соборному, не относящееся к "совету и решенью важных дел", повторяется во время богослужений и совместных молитв.

Очевидно, нечто подобное соборному эффекту довольно часто возникало на завершающих стадиях организационно-деятельностных и проблемно-деловых игр, в которых мы участвовали. Причем, это был не просто эффект возрастания стремления к сотрудничеству и степени солидарности поведения, наблюдавшийся, как было отмечено в разделе 3.3, западными учеными. Похоже, участники игр переживали какой-то особый эмоционально-интеллектуальный подъем в связи с проделанной совместно работой по "совету и решенью важных дел", приведшей к взаимосогласованному решению. Вообще, представляется, что такие противоречащие нормам советской действительности процедуры непартийного, незаорганизованного коллективного принятия решений как организационно-деятельностные и проблемно-деловые игры могли происходить в СССР во многом потому, что они отвечали сохранившейся, по-видимому, подспудно в российском менталитете предрасположенности к соборности.

По нашим наблюдениям, чувство подъема в завершении игр происходило не только от достижения взаимосогласованного решения, но и от удовлетворения самим процессом выработки решения, в котором участвовали люди. И появление этого чувства в завершении игры было тем вероятнее и сильнее, чем более логичной, ясной, глубокой, честной ощущалась игра ее участниками, другими словами, чем более рациональной выглядела в их глазах процедура коллективного принятия решений, воплощенная в игре. Наверное поэтому те наши новые "самопоясняющие" процедуры коллективного принятия решений, о которых говорилось в разделе 3.2, часто давали психологический эффект, подобный соборному.

Думается, звучащие ныне в России с разных сторон призывы к соборности так и останутся неосуществленными, если они не будут подкреплены методами и средствами воспроизводимого достижения соборного эффекта. Такое подкрепление, навер-

стр. 110


ное, появится, когда в стране получат широкое распространение рациональные процедуры коллективного принятия решений, причем не только в формате организации, но и в форматах населенного пункта, региона, всей России. Ведь, например, важнейшие элементы предложенных в (Савельзон, 2003) обновленных процедурах выборов и референдумов - коллегии выборщиков и оценщиков - резонно рассматривать как "рациональные" соборы. Вероятно, эти институциональные инновации, нацеленные на развитие открытого общества в России, могут породить в духовной сфере "партнерский" процесс распространения в новой форме соборности, подобно тому, как появление XV в. в Западной Европе ростков капитализма способствовало зарождению и распространению протестантства.

Такие генетически связанные институциональный и духовный процессы должны, по идее, составить в России естественную "партнерскую" пару. Как уже отмечалось, открытие Каббалы в качестве "партнера" развития открытого общества в Израиле представляется более искусственным. Поскольку практические действия по составлению "партнерской" пары инициированы именно в Израиле, этому мы и посвятим дальнейшее изложение идеи институционального и духовного процесса.

6. Духовный процесс открытия каббалы

Каббала - это тайное учение, развившееся на основе иудаизма для углубленного постижения духовного мира. Еще и поныне в иудейской религиозной среде превалирует мнение об ограничениях, которые должны быть наложены на изучение Каббалы: заниматься ею запрещено женщинам, учить ее можно только после 40 лет, изучающий обязан быть женат, Каббалу может изучать только выполняющий все еврейские религиозные законы, прежде чем изучать тайную часть Торы, Каббалу, нужно знать открытую часть Торы (базис иудейского священного писания - Ветхого Завета, по христианской терминологии). Однако в конце XX в. появилось несколько групп каббалистов, считающих, что ныне эти ограничения уже нерелевантны, и занимающихся распространением Каббалы.

Самой авторитетной такой группой является организация "Бней Барух", центр которой находится в Израиле. За 8 лет работы этой организации в изучение Каббалы вовлечено несколько тысяч человек - большей частью в Израиле, а помимо того в

стр. 111


России и Северной Америке. Но руководитель "Бней-Барух", раввин М. Лайтман, не удовлетворен тем, как продвигается дело. Весной 2002 г. он обратился "К открытому человеку и открытому обществу" с просьбой помочь в организации и проведении коллективной процедуры принятия решений по выработке стратегии распространения каббалистических знаний по всему Израилю.

В ходе ознакомления с поставленной перед нами проблемой, выяснилось, что для каббалистов из "Бней Барух" освоение каббалистических знаний является не целью, а средством продвижения человека к цели - "исправлению". Причем в поведенческом плане "исправление" мыслится как превращение индивида из эгоиста в альтруиста. Любовь к ближнему, одна из 613 заповедей, считается общей (Лайтман, 1997). Все остальные 612 заповедей, включая и законы отношений с Создателем, - всего лишь составляющие этого правила. Данный закон отношения в обществе более важен, чем законы, относящиеся к связи с Создателем, поскольку его соблюдение в различных ситуациях позволяет человеку эффективно исправлять себя в нужном направлении. Поэтому вся Тора, как подчеркивает Лайтман (1997), существует для выяснения и выполнения лишь одного закона: "Люби другого, как себя".

Общественный идеал "Бней Барух" описан великим каббалистом Б. Ашлагом (1985), по имени которого и названа организация. Это общество, в котором превалируют альтруисты. Для его становления необходимо создать небольшую организацию, большинство членов которой будут альтруистами. В ней должны быть все виды отношений, какие есть в государстве, настолько, что, если эта организация, расширяясь, вместит в себя весь мир, не возникнет необходимости ничего изменять как в работе, так и в управлении. Важно отметить, что помимо освоения каббалистических знаний Ашлаг (1985) приветствует и другие средства привлечения людей к альтруистическим общественным ценностям (моральное вознаграждение, реклама, убеждение и т. п.).

Выходит, что в социально-психологическом плане цель "Бней Барух" представляет собой укоренение в общественном сознании еще более сильного варианта общественных ценностей, чем тот, что является фактором развития открытого общества. В самом деле, как можно описать человека, для которого общественные ценности имеют большой вес? Это тот, кто вся-

стр. 112


кую деятельность (даже прямо удовлетворяющую его собственные интересы) ценит тем более, чем более она удовлетворяет общие интересы. Такой человек не является эгоистом, но он может не быть и альтруистом. Будем называть его коллективистом.

Ясно, что коллективизм есть ступень на пути от эгоизма к альтруизму. Поэтому ориентирование эгоиста на общественные ценности - шаг к "исправлению", даже если этот шаг совершен и не посредством каббалистических занятий. [По замечанию Ашлага (1985), "духовным, в отличие от материального, не все обязаны заниматься, а только особые".] Значит, в продвижении от эгоизма к коллективизму цели развития открытого общества и открытия Каббалы в социально-психологическом ракурсе совпадают. В данном отношении эти процессы должны, по всей видимости, способствовать друг другу, что теоретически и является основным аргументом в пользу их возможного "партнерства" в рамках двуединого институционального и духовного процесса. Другими словами, условия (i) и (iii) инициирования институционального и духовного процесса, сформулированные в разделе 4, по логике наших рассуждений, выполняются.

7. Как инициировать институциональный и духовный процесс развития открытого общества и открытия каббалы?

Прежде чем ответить на вопрос, вынесенный в заглавие настоящего раздела, имеет смысл рассмотреть оставшиеся четыре из шести условий инициирования институционального и духовного процесса.

В отношении условия (v) вывод о его выполнении следует из материала раздела 2. Экзистенциальной и психологической нуждой, которой отвечает развитие открытого общества, является потребность в адаптации. Последняя необходима для всего израильского общества, а особенно насущна для социальной группы репатриантов из экс-СССР. Как отмечалось выше, надобности в решении конкретных насущных проблем, возникших в результате изменений вне и внутри Израиля, не осознаны общественностью как обобщенная нужда в адаптации. Но так обстоит дело постольку, поскольку широкой публике просто неизвестно положение о том, что одной из главных причин неспособности страны справиться с кризисом является сугубо недостаточная способность общества к адаптации. Положение

стр. 113


это, как показывает наш опыт, можно без больших затруднений донести до более или менее образованной аудитории при живом непринужденном изложении, иллюстрированном образными примерами и простыми графическими схемами. При таком изложении обыкновенные интеллигентные люди хорошо понимают и идею открытого общества, и то, почему его развитие посредством рационализации поможет решить как общие государственные, так и их частные жизненные проблемы. Предлагаемые институциональные преобразования несут в себе возможность быть представленными публике так, чтобы привлечь ее существенную часть, и в отношении них условие (vi) выполняется.

В отношении же духовных преобразований у нас уверенности нет. Похоже, неудовлетворительное продвижение в распространении каббалистического учения как раз и обусловлено тем, что в нынешнем виде его привлекательность очень ограничена. Таким образом, об открытии Каббалы следует вести речь не только в прямом смысле - как о широком открытии тайны, но и в переносном - имея в виду открытие учения для кардинального обновления. Это мнение, как показали наши беседы с раввином Лайтманом, и у него не вызывает возражений. Более того, нам известно, что на внутренних занятиях в "Бней Барух" высказывается предположение о том, что положения каббалистической доктрины могут оказаться ошибочными. Но в какой мере не на словах, а на деле каббалисты будут способны к обновлению? Удастся ли им так модернизировать древнее учение, чтобы сделать его привлекательным для большой части современной публики? Это покажет будущее.

Завершая рассмотрение условий инициирования институционального и духовного процесса, отметим, что теоретически не видно, чем объективно процессы развития открытого общества и открытия Каббалы могут препятствовать друг другу (условия (ii) и (iv)). Однако в нашем конкретном случае, возможно, обнаружатся какие-то препятствия субъективного характера, связанные с совместной работой группы "К открытому человеку и открытому обществу" и организации "Бней Барух". Окажутся ли их члены, работающие в совершенно разных парадигмах (одни - в рациональной, другие - в духовной), достаточно открытыми для установления по-настоящему партнерских рабочих отношений? И на этот вопрос ответ можно получить только в будущем.

Пока же принято решение проработать идею построения совместной организации, которая могла бы стать прообразом

стр. 114


открытого общества с открытой Каббалой. За основу была взята вышеупомянутая идея Ашлага (1985) создать нечто вроде зародыша общества будущего - его рост, расширение за счет принятия все новых и новых членов, в частности, будет элементом развития открытого общества с открытой Каббалой.

Первая стадия в процессе данного развития - это период времени, в течение которого в организации-зародыше будут развернуты три типа деятельности. Первый - по обеспечению возможностей индивидуального самосовершенствования членов организации - кого-то в социальной сфере, кого-то в духовной, кого-то и в той и другой. Поэтому в идеальном виде организация должна предоставлять возможности консультационной поддержки в рациональном принятии фундаментальных жизненных решений, психологического треннинга, занятий Каббалой и т. п. Второй тип деятельности - по совершенствованию самой организации и ее работы. Планировать данную деятельность необходимо посредством рациональных коллективных процедур принятия решений при участии по возможности всех членов организации. В рамках таких процедур должны приниматься все фундаментальные решения относительно жизни организации. Третий тип деятельности обращен вовне и состоит в разнообразном продвижении идей развития открытого общества и открытия Каббалы - посредством широкого распространения знаний о Каббале и открытом обществе (в частности, разъяснения его актуальности в ситуации, отчаянно требующей адаптации, и того, что Израиль находится именно в такой ситуации), пропаганды (в том числе и политической), оказания услуг в рациональном принятии решений организациям и индивидуумам, проведения особых общенациональных конкурсов на лучший проект решения той или иной важной общественно-политической проблемы, построенных как рациональные коллективные процедуры принятия решений, и т. п.

Проработка идеи построения совместной организации была начата на деловой игре с участием группы "К открытому человеку и открытому обществу" и ведущих представителей организации "Бней Барух", которая состоялась в июле 2002 г. В качестве следующего шага планируется проведение конкурса на лучший проект структуры управления и устава организации.

Этот конкурс будет построен по схеме, максимально приближенной к схеме, разработанной в (Савельзон, 2003) для общенациональной рациональной процедуры принятия решений (об-

стр. 115


новленного референдума). Главная особенность такого конкурса состоит в том, что в него вовлечены не только авторы проектов, но и широкая публика, у которой все время есть возможность участвовать в мероприятиях, составляющих конкурс. Он начинается с широкого публичного обсуждения (в прессе, по Интернету, на семинарах и т. п.) того, какие требования следует предъявить к структуре управления и уставу организации. По итогам этого оргкомитет конкурса формирует список требований, наиболее часто упоминавшихся в обсуждении. Затем по почте проводится голосование по выбору требований из списка, в котором может принять участие каждый желающий. Из списка-бюллетеня голосующий имеет право выбрать определенное небольшое число (например, пять) требований. Тот, кто пожелает, может обозначить номерами порядок, в котором он расставляет по важности выбранные им требования. Подводя итоги голосования, оргкомитет определяет, скажем, десять требований, получивших наибольшее число голосов, и порядок, в котором они стоят по количеству полученных голосов. Те из голосовавших, кто указал в своих бюллетенях пять первых требований и обозначил их правильный порядок, получают привлекательные призы. Это люди, суждение которых об установлениях организации точно отражает коллективное мнение, определенное по итогам голосования. Десять первых требований и их приоритетность, соответствующая порядку, в котором они расставлены, становятся критериями оценки проектов. Отводится некоторое время на подготовку проектов всеми, кто пожелает. Жюри конкурса формируется из тех желающих в нем участвовать голосовавших, чьи бюллетени наиболее близко отражают коллективное мнение, определенное по итогам голосования. Работа в жюри оплачивается. Процедуру оценки проектов членами жюри оргкомитет ведет так, чтобы она была рациональна. Деятельность жюри освещается в прессе и по Интернету столь подробно, сколь это можно сделать интересно. В тех же СМИ обеспечиваются широкие возможности для обсуждения работы жюри всеми пожелающими высказаться наблюдателями. Проект, признанный жюри наилучшим, награждается очень привлекательным призом и принимается как основа структуры управления и устава организации.

Затем людям, заинтересованным в членстве в организации, будет предоставлена возможность в рамках рациональной процедуры принятия решений уточнить и утвердить взятые за осно-

стр. 116


ву структуру управления и устав. Мы полагаем, большинство тех, кто в той или иной роли примет участие в конкурсе, станут членами организации.

Следующим шагом становления организации, вероятно, должны быть выборы в ее орган управления. Их можно провести по рациональной процедуре, разработанной в (Савельзон, 2003). Таким образом, с самого начала становления организации в ее жизнь, в ее "гены", войдут коллективные рациональные процедуры принятия решений, которые являются, на наш взгляд, ключевым фактором самосовершенствования, а значит, и открытости.

Как уже отмечалось, первая стадия процесса развития открытого общества с открытой Каббалой, представляющая собой становление организации- зародыша, завершится, когда в организации будут развернуты три типа деятельности, описанные выше (или - в худшем случае - когда выяснится, что открытие Каббалы не может партнерствовать с развитием открытого общества даже в рамках организации-зародыша). После этого необходимо провести корректировку концепции преобразований (в худшем случае - кардинально перестроить ее, найдя взамен открытия Каббалы нечто другое в качестве духовного компонента или даже продолжить один только институциональный процесс в надежде, что он будет способствовать зарождению какой-то новой духовной доктрины-"партнера"). Сам институциональный и духовный процесс, в котором компонентом является развитие открытого общества, должен быть открытым.


Aldrich H. (1979). Organizations and Environments. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall.

Birch N. & Rabinowitz, H. (1951). The Negative Effect of the Previous Experience on Productive Thinking // Journal of Experimental Psychology, 41, 121 - 125.

Chandler A. (1962). Strategy and Structure. Cambridge, Mass.: MIT Press.

Dawes R., Orbell J., Simmons R. (1977). Behavior, Communication, and Assumptions about Other People's behavior in a Commons Dilemma Situation // Journal of Personality and Social Psychology, 35, 1 - 11.

Dean J. & Sharfman M. (1996). Does Decision Process Matter? A Study of Strategic Decision-Making Effectiveness // Academy of Management Journal, Volume 39.2, 368 - 396.

стр. 117


Dodd D. & White R. (1980). Cognition: Mental Structures and Processes. Boston: Allyn & Bacon.

Duncan W. (1990). Great Ideas in Management. San Francisco: Jossey-Bass Publishers.

Edwards W. (1954). The Theory of Decision Making // Psychological Bulletin, 51, 380 - 417.

Frochlich N. & Oppenheimer J. (1992). Choosing Justice. Berkeley: University of California Press.

Fromm E. (1941). Escape from Freedom. New York: Rinehart & Co., Inc.

Garrett G. & Weingast B. (1994). Ideas, Interests, and Institutions: Constructing the European Community's Internal Market // J. Goldstein & R. Keohane (Eds.) Ideas and Foreign Policy. Ithaca (N. Y.): Cornell University Press.

Goodin R. (1986). Laundering Preferences // J. Elster & A. Hylland (Eds.) Foundations of Social Choice Theory. Cambridge: Cambridge University Press.

Hannan M. & Freeman J. (1977). The Population Ecology of Organizations // American Journal of Sociology, 82, 929 - 964.

Janis I. & Mann L. (1977). Decision Making. New York: Free Press.

Kahneman D. & Tversky A. (1972). Subjective Probability: A Judgment of Representativeness // Cognitive Psychology, 3, 430 - 454.

Lindblom C. (1959). The Science of "Muddling Through" // Public Administration Review, 19, 79 - 88.

Majone G. (1996). Public Policy and Administration: Ideas, Interests and Institutions // R. Goodin & H. Klingemann (Eds.) A New Handbook of Political Science. N. Y. Oxford University Press.

Mansbridge J. (1980). Beyond Adversary Democracy. New York: Basic Books.

Miller D. (1993). Deliberative Democracy and Social Choice // D. Held (Ed.), Prospects for Democracy: North, South East, West. Oxford: Polity Press.

Minsky M. (1974). A Framework for Representing Knowledge. Cambridge, Mass.: MIT.

Nisbett R. & Ross L. (1980). Human Inference: Strategies and Shortcomings of Social Judgment. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall.

Offe C. & Preuss U. (1991). Democratic Institutions and Moral Resources // D. Held (Ed.), Political Theory Today. Oxford: Polity Press.

Olson M. (1982). The Rise and Decline of Nations. New Haven (Conn.): Yale University Press.

стр. 118


Ostrom E. (1990). Governing the Commons. Cambridge: Cambridge University Press.

Popper K. (1945). The Open Society and Its Enemies. London: Routledge and K. Paul.

Quinn J. (1978). Strategic Change: Logical Incrementalism // Sloan Management Review, 20(1), 7 - 22.

Rothstein B. (1996). Political Institutions: General Problems // R. Goodin & H. Klingemann (Eds.), A New Handbook of Political Science. New York: Oxford University Press.

Savelzon O. (1994). Essay on narrowness // S. Shye & O. Savelzon, Decision-Making and Consultation by Expert Systems: The Analisis of Partly- Ordered Sets by Binary Comparison and Multiple Scaling. Jerusalem: The Guttman Israel Institute of Applied Social Research.

Savelzon O. (1998). The Russian-Soviet Culture Impact on Procedural Rationality: Decision-making of Immigrant Businesspeople from the ex-USSR in Israe // Collection of Materials of the International Conference on Personal Absorption. Netanya, Israel, 74 - 100.

Savelzon O. (2000). Russia and Israel in the XXI Century // Prospects of Developing Rational Open Society. New York: Liberty Publishing House.

Scheerer M. (1963). Problem-solving // Scientific American, 208, 118 - 128.

Shapiro M. (1988). Who Guards the Guardians? Athens: University Of Georgia Press.

Shye S. & Savelzon O. (1994). Decision-Making and Consultation by Expert Systems: The Analysis of Partly-Ordered Sets by Binary Comparison and Multiple Scaling. Jerusalem: The Guttman Israel Institute of Applied Social Research.

Simon H. (1960). The New Science of Management Decision. N. Y. Harper&Row.

Simon H. (1976). From Substantive to Procedural Rationality // Latsis S. J. (Hg.). Method and Appraisal in Economics. Cambridge: Cambridge University Press.

Simon H. (1987). Making Management Decisions: The Role of Intuition and Emotion // Academy of Management Executive, 1, 57 - 64.

Soros G. (1998). The Crisis of Global Capitalism. N. Y. Public Affairs.

Taylor S. & Fiske S. (1978). Salience, Attention and Attribution: Top of the Head Phenomena // L. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology, v. 11, N. Y. Academic Press.

Tversky A. & Kahneman D. (1974). Judgment under Uncertainty: Heuristics and Biases // Science. 185, 1124 - 1131.

стр. 119


Tversky A. & Kahneman D. (1981). The Framing of Decisions and the Psychology of Choice // Science, 211, 453 - 458.

Weber M. (1930). The Protestant Ethic and the Spirit of Capitalism. New York: Charles Scribner's Sons.

Weber M. (1947). The Theory of Social and Economic Organization. (A. M. Henderson & T. Parsons, and trans.) N. Y. Free Press.

Collection of Materials of the International Conference on Personal Absorption. (1998). Netanya, Israel.

2nd International Conference on Personal Absorption. Collection of Materials Presented for the Conference by Its Participants. (1999). Herzliya, Israel.

Ашлаг Б. (1985). Становление последнего поколения // Последнее поколение. www. kabbalah. info.

Лайтман М. (1997). Основные положения Каббалы в доступном пересказе. www. kabbalah. info.

Савельзон О. (1990). Как мы принимаем решения // Страна и Мир (Мюнхен), 60, 51 - 60.

Савельзон О. (2003). Как инициировать радикальное повышение эффективности политики в Израиле и России? (В печати)

Фельдман Э. (2002). Особенности психологии репатриантов. www. ISPR. org - Официальный сайт Института социальных и политических исследований. Израиль.

Хисамова З. (2002). Что подумает сосед Василий? // Эксперт, 345(38).

Щедровицкий Г. & Котельников С. (1983). Организационно- деятельностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности // Нововведения в организациях. Труды семинара. М., ВНИИ системных исследований.

Щедровицкий Г. (1994). Рефлексия в деятельности // Вопросы методологии. 3 - 4.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ОТКРЫТОГО-ОБЩЕСТВА-В-РОССИИ-И-ИЗРАИЛЕ-КАК-КОМПОНЕНТ-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО-И-ДУХОВНОГО-ПРОЦЕССА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. САВЕЛЬЗОН, РАЗВИТИЕ ОТКРЫТОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ И ИЗРАИЛЕ КАК КОМПОНЕНТ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО И ДУХОВНОГО ПРОЦЕССА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ОТКРЫТОГО-ОБЩЕСТВА-В-РОССИИ-И-ИЗРАИЛЕ-КАК-КОМПОНЕНТ-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО-И-ДУХОВНОГО-ПРОЦЕССА (date of access: 07.07.2020).

Publication author(s) - О. САВЕЛЬЗОН:

О. САВЕЛЬЗОН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
621 views rating
10.09.2015 (1762 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Русские офицеры военного времени. 1914-1917 гг.
2 hours ago · From Россия Онлайн
Л. Д. Троцкий и военное строительство. 1920-1924 гг.
2 hours ago · From Россия Онлайн
И. В. КУЗЬМИНА, А. В. ЛУБКОВ. Князь Шаховской: путь русского либерала
2 hours ago · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Тверской поход Дмитрия Ивановича 1375 года
Catalog: История 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Топливная трудовая повинность в Среднем Поволжье в 1918-1921 гг.
Catalog: Экономика 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Япония: демографические вызовы страны пожилых людей и «единичных паразитов»
13 hours ago · From Россия Онлайн
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной \Phi_{UV}. Каждая единичная масса создаёт потенциал взаимодействия. Все массы Вселенной создали потенциал взаимодействия всех масс, величиной: \Phi_{UV}\simeq9*10^{16}\frac{m^{2}}{s^{2}}. Любая масса имеет структуру потенциала взаимодействия в любой точке Вселенной. Масса нейтрона в любой точке Вселенной имеет энергию взаимодействия массы нейтрона с потенциалом взаимодействия Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Наровчат - город, ставший селом
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
Опыт единоличной власти в России в XVI-XX вв.
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·54 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗВИТИЕ ОТКРЫТОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ И ИЗРАИЛЕ КАК КОМПОНЕНТ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО И ДУХОВНОГО ПРОЦЕССА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones