Libmonster ID: RU-8530
Author(s) of the publication: Э.М. ВИКТОРОВ

Провожая уходящий век и встречая новый, человеку, чей земной срок почти всегда короче столетия, нам - сей миг живущим, трудно осознать всю "хорошо забытую старость" надежд и опасений, венчавших каждый такой календарный узел в исторически обозримом прошлом. Но почему на "дне" уходящего XX в. мы видим не просто остатки жизни, той, "до отлива", но и явственно подмечаем несвязанность между собой этих недавно всесильных А и Б, и понимаем, что приходящее им на смену, рожденное по их образу и подобию также будет не связано между собой?

Законы общественного развития исходят из нашего внутреннего мира. А раз он неоднозначен, есть возможность воспользоваться их частными особенностями ради сиюминутных целей. Но в обозримых прошлом и будущем такой "обход" стал постоянным: субъективно представляя бытие хаотичным, мы, руководствуясь этим своим пониманием, делали его таковым уже объективно. В целом законы общественного развития незыблемы и, преломляясь в нашем субъективном сознании, отражаются таким образом на социальном бытии. В этом замкнутость круга.

Пожалуй, стоит вернуться к разговору, начатому в 1998-2001 гг. на страницах различных изданий автором этих строк, развить тему социального антиномизма. Антиномиями в философии называют противоречия, короче, естественную разницу между А и Б. Анти - против, номос - закон, правило. Но если каким-то образом ставятся под сомнение законы общественного развития, надо говорить о социальном антиномизме как факторе, определяющем особенности событий и явлений. У него, по мысли автора, два истока. Первый - слагаемые бытия: не только предметы и явления, но и возможные соотношения между ними. Второй - поскольку, как уже сказано, законы общественного развития исходят непосредственно из внутреннего мира человека, одновременно безразмерного и узкого, человек в своем социальном подходе к слагаемым бытия и их соотношениям и движение понимает социально.

Человек всегда живет конкретикой момента, потому субъективность толкования соотношения между слагаемыми бытия всегда социальна,

стр. 212


всегда рассматривается с точки зрения человека. Взрывной рост слагаемых бытия - количественный и качественный к началу XX в. заставил человеческое общество социально хаотизироваться, чтобы соответствовать изменившемуся бытию. Но законы общественного развития никуда не исчезли. Не возвращаясь к предыстории социального антиномизма, о чем писал автор в других работах, стоит отметить: социальный антиномизм можно объяснять как фактор, но нельзя теоретизировать, так как теория в современном понимании - некая конструкция, направленная на решение четко определенного круга вопросов. То, что по своей сути переменно, не теоретизируешь. В этом есть и свой плюс: ничем не регламентированное исследование напрямую выходит в реальный изменяющийся мир, свободно объясняя и изменяя его. Первая победа на этом пути - логическое признание разницы между Божественным (надбытийным) и бытием, абсолютно объективного и относительного субъективного в их дружественном противоречии: Бог обнимает бытие "сверху", человек разумом, данным ему Богом, приходит к творцу через слагаемые бытия, только признав естественность разницы надбытийного и бытия. Вторая победа -упорядочение социального познания. Многие считают, что любая идея или подрывается невежеством, или уродуется ради посторонних целей. Основному идеологическому багажу современности около 150 лет. Целый мир не может быть невеждой или исказителем. Значит, есть некие достаточно объективные потребности общества. К тому же любая идея отражает оптимальный расклад общества, а человек живет в конкретике. Непрерывной. В этом смысле между любым "измом" нет принципиальной разницы. Любая идея важна лишь в роли социального двигателя, и если ей пытаются придать какой-либо "сверхсмысл", она становится добычей посторонних произвольных интересов.

Как же развивалось общество в XX в.? Социальный антиномизм - это хаотичность соотношений между слагаемыми бытия. При такой хаотичности социума личность бессознательно ищет опору в той или иной части социума. Личности наиболее важны из всех социальных закономерностей законы экономические. Хаотичность социума, приведшая к абстрагированию, абсолютизации экономики, привела естественную разницу между индивидами к бессознательному слепому индивидуализму, влиявшему на социум, ибо стержень его - личность, человек вообще. Империализм начала XX в. - императивная социально- политическая форма управления экономической сферой на макроуровне в хаотичном социуме. Личностное было бессознательным, экономическое (включая и его общесоциальную форму) - вседовлеющим. Личностное начало, создавшее тогдашний мир в его специфике, оказалось невостребованным как таковое. Неопределенность процессов в социуме преувеличенно воспринималась человеком, абсолютизируя узость социума и всесилие индивида.

стр. 213


Таковы исходные точки социального взрыва начала XX в. Противостояние непонятному, но вседовлеющему социуму и поиск некоего "своего" "полушария", поиск, полностью порожденный внутренним миром. Взрыв, упрощенно говоря, был столкновением гуманитарного и экономического, и обе порожденные им системы были политизированы настолько, что и капитализм и социализм были более продуктом внутреннего мира, "полушариями", чем социально- экономическими формациями. Но империализм как общемировой экономический принцип умер, и далее размежевание двух систем носило политический, более близкий внутреннему миру характер. Человек как единственное разумное слагаемое бытия искал сходимости индивидов, но при их привязке к иным слагаемым хаотизированного социума. Это обернулось процессом раскола мира.

Каковы они, эти две системы? Внутренний мир конкретизировался в общих и частных особенностях мира внешнего - той или иной страны и ситуации, в какую она попала. Так ситуационная конкретика делала субъект А капиталистическим, а Б - социалистическим. Капитализм перед лицом возраставшей хаотичности социума абсолютизировал экономику. Социализм жил за счет непрерывности конкретики: человек думает прежде всего о данном моменте. Но, как и прежде, разница между конкретной личностью и бессознательностью личностного начала, выходя в социум, заставляла все и вся жить по правилам борьбы за мировое господство: бытие хаотично, но цели общего и частного всегда законны и естественны. Мировые системы, да еще враждующие, оказались непосильными и личности, и личностному началу. Капиталистическая экономика слишком "забетонирована", социалистические порядки слишком произвольны. Национальное в хаотичном социуме, нация А или Б возносились или угнетались исключительно в зависимости от ситуации, возношение или гнет ничем не ограничивались, даже экономичность капитализма не всегда была контролером. Вот почему национальное стало идеей фикс для личности. Но именно социальная система была единственной опорой личности и орудием ее действий: верность своим или переход к врагу зависели от ситуации. Политизация общества исходила только из уличного как личностного, потому три политические группы, условно называемые "демократы", "коммунисты", "фашисты", при важной роли их конкретных союзов, мало отличались по сути. Образно говоря, хулиганообразная политизация "на троих". Давление хаотичного социума было абстрактным, в конкретике верхи и низы действовали через социальные системы как силу конкретную. Хаотичность общемирового социума создала потребность в вычитании всего, ситуационно неудобного. Такой слепой суд вседовлеющих систем над бытием привел к мировой трагедии 30-40 годов, из какой нельзя вычленить или противопоставить ни безумства тираний, ни 2-ю мировую войну, ни ее

стр. 214


социальный итог. Причиной 2-й мировой войны был - в силу хаотичности социума - несбалансированный количественный и качественный рост всех сфер и структур обеих систем. С начала XX в. системы слишком одномерно, не учитывая многогранности общества, дистанцировались друг от друга. Дисбаланс был "выпрямлен" трагическим ударом по миру. Ударом бессознательным, ибо личность, став почти абсолютным двигателем общества, абстрагировалась. Трагедия, еще более дистанцировав системы в интересах общества, обнажила личность в ее конкретном содержании. Продолжавшим враждовать системам потребовались некие объединяющие условности именно как условности, понятные личности.

Система международной безопасности базировалась на представлениях о неких "преступлениях против человечества", по своей структуре утопических настолько, что, применить их по аналогии (недопустимо в юриспруденции, но понятно на бытовом уровне) можно было бы ко всему обществу. Заказной характер этих норм показали злодеяния Франции во Вьетнаме в том же 1945 г. Не будем останавливаться на их роли как громоотвода для "сильных" и для шельмования социального протеста с чьей бы то ни было стороны. Отметим, что это свидетельствует о том, что дальнейшее размежевание систем признало личность как движущую силу. Потребности опирающегося на личность общества определяются тем, насколько личность реализовала свои цели. Межсистемные военные удары заменил условный атомный шантаж. Социальное содержимое в силу определенных побед личностного начала стало удобнее переводить с государственного в личностную плоскость. Потому 3-я мировая война оказалась невостребованной обществом. Действия рожденных личностью систем и до и после были антиличностными.

Обе системы продолжали развиваться, ставя главным образом на количественное, ибо в хаотизированном социуме трудно понять внутреннюю качественную неисчерпаемость каждого предмета. Что суть безразмерность человека? Его качественное. Его узость всегда рождается внешним миром. Таким образом, при все большей свободе личности - а большая развитость социума всегда удобна человеку, личность все более абстрагировалась, все меньше ролей играла в повседневной жизни. Обе системы к началу 60-х гуманитаризировались и гуманизировались абстрактно. В обеих - в разных формах, конечно - началась борьба за гражданские права, сводившаяся в целом к перетасовке реалий в их внешнем, количественном, что объясняется элементарной зависимостью личности от мира внешнего и стремлением преодолеть его любым способом ради утверждения, пусть не всегда осознаваемых, но неотступных велений внутреннего мира человека. Личностное начало входило в каждый сегмент структуры общества, но в социуме, несбалансированном законами общественного развития, хаос определялся сиюминутностью

стр. 215


ситуаций, что породило неравноправие индивидов. Конвергенция была востребована внутриличностным началом и произошла на внутриличностном уровне, сделав мировые социальные системы орудиями этого процесса. Но реалии систем, так удобно развитые сообразно абстрагированному внутриличностному, дали ему неограниченное поле социального действия, не соответствуя безразмерности внутреннего мира в его конкретном. Личность как бы "делегировала" себя социальной системе, а это размыло к началу 80-х четко определяемое социально-экономическое и политическое содержание обеих систем. Реалии каждой из систем внешне остались привычными, но элиты каждой из них все более опирались не на некий слой общества, а на хаотичные субъэлиты. Мировые социальные системы продолжали существовать в своем привычном виде, но, будучи размытыми изнутри и потому недостаточно управляемы в привычном смысле, бессознательно чувствуя условность критериев действия, в качестве громоотвода в начале 80-х выбрали путь нагнетания международной напряженности. Понимая опасность такого пути, целью как западных политиков рейгановского типа, так и сил, подобных Ю. Андропову стало создание социальной машины, систематизирующей реалии. Механизм может быть бездушным, но он управляем и направляет количественное начало, в известной степени качественно изменяя его посредством систематизированной оценки.

"Все стоит лишь то, что оно стоит", - говорил Андропов. Опора на реалии должна была сделать элиты и субъэлиты управляемыми, поскольку они могли использовать само бытие в узкокорыстных целях. И хотя "систематизация системы" при капитализме упрощалась наличием в нем абсолютизированных экономических опор, а при социализме - непрерывностью цепи ситуаций, все же личность, не способная воспользоваться неограниченным полем социального действия, выбрала путь наименьшего сопротивления: межсистемное военное противостояние было подано как основная причина любого социального негатива. Такой допинг катализировал личностное начало до его независимости от системы сообразно как хаотичности социума, так и субъективности человеческого сознания. Капитализм сохранился благодаря его экономичности, социализм сгинул как политическая сила.

Чем сильнее примат личности, тем больше роль сил системообразующих. У нас возможен возврат к власти коммунистов, только поэтому маргиналам, экстремистам ничего не светит. Все разговоры об их возможном воцарении, кроме политического шельмования голодных-недовольных, базируются опять же на неспособности личности разобраться в причинах хаотичности социума и ее возможных последствиях. Неограниченное поле на рубеже XX-XXI вв. не нуждается в глобальном сломе систем, ибо сытые, свободные силы, его создавшие, в своей независимости друг от друга уже воплотили во внешнем мире свое личност-

стр. 216


ное. Глобализация мировой экономики, субъективный "золотой миллиард", полярность мира не зависят от развитости количественного, ибо внутреннее бессознательное - качественное, а внутренний мир всегда так или иначе - исток социального бытия - уже вступил как сила, добившаяся победы, ради какой был расколот мир. Но хаотичный социум на пути этого раскола породил неравноправие людей не ради разделения социальных ролей, как в прошлом, а в силу нестыковки личностного начала; ситуация, момент абсолютизировали неравноценность индивидов, доводя ее до их неравноправия. Необходимо заглянуть внутрь личностного начала. Как оно воспринимало мир в хаотизированном социуме?

Символы и идеи как двигатели социума

Все упирается в тебя и меня, сей миг живущих. В прошлом все возможные оттенки судьбы человека и его представления о мире выглядели довольно определенно в силу социального постоянства общества. "Миф не требует веры" (С. Наровчатов). В хаотичном социуме миф становится и психологической самозащитой, и основой действия. Переменность и переменчивость бытия создает его символическое, условное восприятие как одно из средств Обращения с ним. Лишь знание возможного на сей день не дает символам подчинить нас. Мы приблизительно знаем о технически возможном на сегодня, и СОИ влияет на политику, но не на социум. А личностное! Бесит "не та" краска по ТВ. Экран возбуждает едва открытыми коленками звезды в той же мере, что и ее нагота в будничной обстановке.

Искусство и культура - вещи обобщающие - умело обошли хаотичность бытия, пользуясь поочередно как символами, так и реализмом личностного восприятия. Стандартизация сознания и масскультура - миф, полуправда, прикрывающая моменты бытия, где человеку просто не до разума и искусства. Так же как тезис, что в XX в. самыми продвинутыми в искусстве были люди крайних социальных воззрений. В антиномическом хаосе часто на великие творения смотрят как на свод незыблемых законов жизни. Но непрерывная сменяемость ситуаций немного даст от переориентации с "Войны и мира" Л. Толстого (где утверждается неизменность "правил жизни") на В. Гюго и В. Шекспира, говорящих: неизменность не есть однозначность. Символы исходят из личностного начала. Если они активно служат задачам социума, то мы имеем дело не с плакатной стереотипностью мышления и даже не с властью пропаганды, а с нечто. Суть его: 1) для утверждения позитива или устрашения негативом факты всегда найдутся, ибо личность воспринимает конкретику, обращенную к тебе, живущему, почти абсолютно; 2) восторг или страх индивида внутриличностны и не корректируются социально; 3) при этом пропагандистский образ защищается или отторга-

стр. 217


ется личностью без малейшего анализа; 4) раз лично тебе не дано биться за (или против) в реальной жизни, слепая аксиома становится частью тебя самого. Так действовали не только "комми", "наци", неуравновешенные демократы, так действовал весь мир XX в.

Говорить о негативе слишком тяжело, потому заметим лишь, что пепел Клааса, стучащий всегда, во внешнем мире подвигает на действия в зависимости от социального пропагандистского образа. Позитив? Экранные успехи социализма скрывали, что на одну счастливую судьбу - несколько драм и бед. Улыбчивый образ "столиц мира" прячет за лоском не меньше кошмаров. Самый важный пример: атеизм XX в. держался не на несовершенстве научного знания, а на равнодушии, порожденном социальной пропагандой. Не зная истоков символического мировосприятия, ты обречен блуждать в трех соснах. Пример - образы "зла разумного" Ленина или "зла безумного" Сталина и Гитлера. На деле первый, оказавшись в эпицентре социального взрыва начала XX в., отточил гибкость мышления, а двое вторых, укрепляя каждый свою систему, низвели вычитание всего системно чуждого до безмыслия и безумия. Влияние пропагандизированного мировосприятия на внешнюю реальность велико. Распад колониальной системы, непростой как для метрополий, так и колоний прежде всего экономически, во многом вызван общими представлениями о порочности колониализма в сознании, поделенном на конгломерат ничем не связанных индивидуальных сознаний. В хаотичном социуме глобальное макро и бытовое микро, не будучи разумно дистанцированны друг от друга, бессистемны и неконтролируемы. И потому важно обобщать безразмерное внутриличностное, тем паче оно само стремится отразиться в символах. Ведь специфику ситуаций в хаотичном социуме трудно систематизировать своевременно и должным образом. Личность готова создать сладкую, усыпляющую тиранию сверхобеспеченности, где не надо выбирать между необходимостью и недопустимостью власти штыка и кованого сапога, но где об их всесилии отлично знают, пряча их за портьерой очередной "морали", как поймешь гуманитарную природу золотого миллиарда: в хаотичном социуме нет нужды определять степень твоей личной упакованности и упакованности соседа, если общество, во многом в силу условного символистского мировосприятия, считает себя обеспеченным и потому гуманным.

Возможные злодеяния золотого миллиарда и предотвращение их

Беспощадная критика этой идеи идет давно. Согласно этой идее, бессильные бедняки и безвольные богачи проедают и растаскивают нашу шаткую планету. Ее адепты видят выход в механическом повышении качества бытия в сокращении его количественно. Критики, апеллируя к

стр. 218


последнему, решают не относящиеся к делу задачи. Критика золотого миллиарда в таком ключе - борьба групп, а не принципов. Смычка нищих террористов с магнатами доказывает бессилие такой критики. В хаотичном бытии экономика всегда инструмент гуманитарного, личностного начала, не всегда подчиняющаяся общесоциальному. В двухсистемном мире капитализм абсолютизировал экономику как щит против социализма и своих зарвавшихся тиранов. Далеко зашедшая деспотия живет лишь срок, отмеренный конкретной ситуацией, разбиваясь о бетон капэкономики. Экономичность (настоящая, а не репрессивная) третьего рейха - попытка здоровых сил, попавших под копыта злодеев, размыть тиранию изнутри.

Социальный антиномизм, хаотизировавший бытие, особо ярко представлен социалистической экономикой, опирающейся на непрерывность жизненных ситуаций. Она напрямую исходит из хаотичного социума. Но раз социалистическая экономика прямо тождественна личностному началу, она обходит конкретную личность. К началу 80-х годов при относительной защищенности личности социализм клюнул на технологический рост, пытался вычеркнуть реальное экономическое составляющее - алкогольную отрасль из гуманных личностных соображений, какие не мешали продолжать растление подрастающего поколения патриотическим воспитанием; будучи нежизненным, оно создавало слой неуживчивых хулиганов, подпитывавший неэффективную лагерную экономику. Но личность абстрагирована, а экономика, по сути, выполняет не свою роль. Капитализм 80-х модифицировал ее при ведущей роли индивида, но монетаризм как условное выражение экономики не мог учесть конкретную личность: "зарабатываешь - плати за лечение и учебу"!

В обеих системах личность попала в свои же сети. Созданные Андроповыми и Рейганами "социальные систематизирующие машины", упорядочив социум в каждой из систем, сделали личность активной и независимой. Но такая личность, абсолютизируя себя и не считая себя связанной с социумом, идеологизировала внешний мир согласно миру внутреннему. В этих условиях тезис о ненасилии стал опасным орудием, ни в чем не контролируемым социумом. Обеспеченный человек социально близорук, и потому обслуживающая его идея ненасилия куда опаснее открытого экстремизма. Абстрактный гуманизм - слепое социальное безумие, укрытое нормативными условностями. Одна французская газета писала в 1908: "Художественный гений Льва Толстого неоспорим. Но тем опаснее его роль философа-учителя, насадителя разрушительных идей, Жан-Жак Руссо своей чувствительной философией довел Францию до ужасов 1793 года. Дай Бог, чтобы изобретенная Толстым доктрина любви не разразилась над Россией со столь же катастрофическими последствиями".

стр. 219


Социализм убедительно прикрывал свою социальную пустоту идеалами, обращенными в самую суть человека. А зверства капитала? Они тоже обращались к внутреннему миру в его чистоте. Кто эти идеологи и что их идеология? А. Евлахов в книге "Конституциональные особенности психики Л.Н. Толстого", созданной по непредвзятым свидетельствам, вывел патологическую личность с почти всеми возможными античеловеческими и асоциальными качествами. Среди людей творческих такое не редкость. Куда важнее то, что насаждаемые Толстым ценности и порядок их насаждения удивительно точно совпадают с общественными ценностями последних 200 лет, особенно" раздуваемыми на пороге XXI в., когда над личностью довлеет уже не хаотичность социума, а реалии не всегда ясной действительности. Но Евлахов, верно давая факты, ничего из них не выводит. А ведь живая мысль (если живая!) может любое болото превратить в стартплощадку.

Болезнь Махатмы Ганди совпала с недугом Толстого. Его авантюризм был ужасен. То в угоду нищей толпе он становился на негласные прогитлеровские позиции, то в пожарном порядке затевал кампанию в поддержку СССР, ставя под удар террора жителей советского Востока как "шпионов" и вышедших на несчетные митинги индийцев - под пули полиции. Но та же линия, если смотреть беспристрастно, создала почву для мирного развода Индии и Англии.

Итак, первоначальная природа золотого миллиарда - это природа внутреннего мира, в равной мере направленного на добро и зло. Но раз социум хаотичен, то мир внутренний подчинен миру внешнему. Потому он стремится создать некий довлеющий на бытие знаменатель. Абстрагированная личность хочет сделать глобализацию мировой экономики внеэкономическим средством воздействия на социум и индивида. В таких условиях реалии внешнего мира превращают гуманизм в слугу хаотичного социума. Помните, как обязательность всеобщего среднего советского образования принуждала закончить школу в местах, заведомо выталкивающих из жизни! Реалии, если они все же довлеют в хаотичном социуме, вычитают все и вся потому, что равны посреди хаоса самим себе и иного объять не могут.

Так называемая система международной безопасности, созданная в 1945г., не нужна была обществу! Она заставляла признавать трагедии и победы, как это было выгодно победившим силам, затыкая "не те" боль, кровь, память. Все создано личностным началом. Но наиболее произвольно личность обращается с внешним миром согласно своей субъективно понимаемой выгоде, когда начинает сознательно (субъективно, конечно) считать себя не связанной с социумом. Учитывая известную условность капитализма и социализма как формаций, после политического краха второго выяснилось, что сохранить обе системы как общности удобно в целях воздействия на реалии. Если капитализм легко пере-

стр. 220


вел социальные претензии личности в Возрождение целомудренного этикета старины, в "нет!" смертной казни и натуральным мехам как дань уважения всему живому, то постсоциализм набором подобных доводов давил на реалии, пользуясь неравноправием неравноценных, тем, что их не защитит абсолютизированная капитализмом экономика. Достаточно услышать довод "Бог - следствие морали" и поймешь заказанность ахинеи об "экстремизме". Это крик " прижмем не тех"! Личностное начало всегда выбирает цепь компромиссов для самосохранения во внешнем мире при решающей роли мира внутреннего.

Теряя связь с социумом, конкретная личность запирается в своей конкретной ситуации, что порождает потребность в почти абсолютизированной общности. Поскольку таковая опять не может учесть конкретную личность в конкретном, произвольность обращения как с внешним, так и внутренним миром возрастает. Сначала, как и подобает личности, лжегуманитарные изыски доводятся до абсурда. Но, погорев на практике, приходит пренебрежение личным ради дележа богатств внешнего мира между более сильными из неравноправных, что не мешает и далее апеллировать к внутреннему миру, ибо субординация социальных систем давно сметена. "Объединяющие идеи", по сути повторяют проклятое "один народ, один рейх, один фюрер", "одно человечество в лице сильных мира сего". Внутренний мир, подчиняясь в своем стремлении обладать внешним, становится средством. Духовные ценности становятся условной силой. Личность - величина постоянная, ее содержимое переменно, что доказывает их разницу.

Личность, сделавшая внутренний мир формой внешнего ради обладания им - вот основа золотого миллиарда, вот почему в нем совмещается несовместимое. Первый удар его - по личности: введение единого для РФ почти безэкзаменационного "общенационального тестирования" потребовало бы вычеркивания из социальной жизни практически всех "не тех", и вежливый цинизм "слесарю - слесарево" уже прикрывается разговорами о возврате истребительных исправспецов, давно являющихся подпольными фабриками трансплант сырья. Возврат к разговору о "гене преступности", несмотря на всю переменность как любых компонентов внутренней предрасположенности к ней, так и юридических норм - все та же бессознательная самозащита. Если не хочешь быть как- либо связанным с социумом, ты вынужден запереться в золотой миллиард как закрытую от неудобного тебе мира зону. Но будучи всецело подчинены миру внешнему, силы, могущие составить золотой миллиард, раздирают его заранее. Вспомним балканскую трагедию 1998-99 гг. Понимая слепоту обеспеченного Запада и вытекающую из нее способность к авантюрам, социалистический режим СРЮ готов был уйти. Российское левое лобби не дало ему сделать это, надеясь, что война ледоколом взломает расклад сил в мире, дав возможность левым вернуть-

стр. 221


ся к власти в России. Не пересказывая известное, отметим: все три стороны, подставляя всех, создавали угрозу для себя, в какой бы форме ни шли к данной цели.

В чем стержень? Личность пытается преобразовать внешний мир, исходя не из неравноценности, а неравноправия отдельно взятых личностей. Неравноправие порождено хаотичностью социума.

Итог такой регламентации - бунт всех против всех, и даже если ядерный гриб обойдет Землю стороной, то это не будет выходом. Победа "золотых" над "серыми" - тирания ради наведения порядка, как его понимают "золотые" в своем бездушии и слепом рационализме, кончится новым взрывом. Победа "серых" - и все "золотые", независимо от сущности каждого, получат волчий билет. При таком раскладе нормальное развитие общества невозможно.

Реальный выход - в мобильности личности. Уже на количественном, внешнем уровне ей тесны постоянные политические и иные объединения, составляющие группы, индивиды и социальные силы показывают свою заменяемость в любой ситуации, не поступаясь собственными интересами. Перво-наперво надо размыть устойчивый расклад по признаку неравноправия. Если анархизм говорил о самоуправляющемся обществе, либерализм - о гражданском, а буржуазный тоталитаризм - о корпоративном, то, пожалуй, стоит подойти к делу, минуя и хаотичный социум, и ненадежный примат личности. Говоря об ученической стачке как средстве воздействия на административное управление системой образования, я имел в виду также и последующий на ее почве союз населения округи и педколлективов, быстро поймущих выгодный способ воздействия как ради своих микроинтересов, так и ради придания самостоятельной роли системе образования, очищения ее от ориентации на неравноправие как изнутри, так и сверху, ибо она - самое удобное средство воздействия на массы. В хаотичном социуме одна из его главных сил должна обслуживать текущие потребности населения.

Такая линия социального поведения должна быть мобильной, золотой миллиард, пытаясь насадить себя на бытовом уровне, прежде всего ищет в наших действиях некий условный обездвиживающий знаменатель. Личность искала его глобальную вариацию как средство воздействия на социальное микро и макро. Мировые социальные системы строились, не взирая на цену. Такова особенность и личности, и личностного начала. На чем держится пресловутая система международной безопасности! Грубо говоря, на исторической мифологии, стержнем которой является "консолидация против всеобщей гибели". Такая постановка вопроса лишает сознание способности познавать и изменять мир, ведет в перспективе к гибели планеты, и сейчас, задолго до возможного оформления золотого миллиарда, является балластом любой сколь-то

стр. 222


здоровой политики. Было бы логично России при ее ведущей роли в мире и застарелой внутренней нестабильности и США при их неоднозначно толкуемых глобальных планах признать такие нормативы продуктом трагической эпохи. При этом не надо выдумывать моно-биполиполярный мир. Социальная взаимозаменяемость дана нам социальным антиномизмом, хаотизировавшем социум. Личность, преобразовывая хаотичное бытие, уперлась в конкретные реалии, почти изжив абстрактные представления о них. Тезис об изначальной негативности или ограниченной позитивности самого бытия подогревался общей природой сверхтираний и "свободного общества", ибо они в межсистемной борьбе не отличались друг от друга, и желанием неустроенного индивида абсолютизировать свой искомый бытовой комфорт. Но при таком развитии все упрется в недвижный мирок, не соответствующий безразмерности внутреннего мира. Не разумнее ли признать его как нечто бесконечное, где качество - не прилагательная категория, а самостоятельная сила, имеющая бесконечное множество форм, по сути движущих социальное бытие. Если социальный антиномизм рожден именно так, то и разумное организованное его использование - внутри нас.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗДУМЬЯ-НА-ПЕРЕКРЕСТКЕ-ВЕКОВ-СОЦИАЛЬНЫЙ-АНТИНОМИЗМ-В-РАЗВИТИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э.М. ВИКТОРОВ, РАЗДУМЬЯ НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВЕКОВ: СОЦИАЛЬНЫЙ АНТИНОМИЗМ В РАЗВИТИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗДУМЬЯ-НА-ПЕРЕКРЕСТКЕ-ВЕКОВ-СОЦИАЛЬНЫЙ-АНТИНОМИЗМ-В-РАЗВИТИИ (date of access: 22.06.2021).

Publication author(s) - Э.М. ВИКТОРОВ:

Э.М. ВИКТОРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
679 views rating
09.09.2015 (2113 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
14 hours ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
14 hours ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
14 hours ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
ЛЕВ КОПЕЛЕВ И ЕГО ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ. Под. ред. Я.С. Драбкина. М., 2002
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ВСЕ ОНИ ЖИЛИ НА ТОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
К. Ларрес. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ЧЕРЧИЛЛЯ. ПОЛИТИКА ЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Нью-Хевен - Лондон, 2002
2 days ago · From Россия Онлайн
КНЯЗЬ А. М. ГОРЧАКОВ - МИНИСТР И ВИЦЕ-КАНЦЛЕР
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
МАТЕРИАЛЫ VII СЪЕЗДА РОССИЙСКОГО СОЮЗА РЕКТОРОВ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ. Документы VII съезда Российского Союза ректоров высших учебных заведений
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТВЕТЫ ДИРЕКТОРА ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ДЕПАРТАМЕНТА МИД РОССИИ П. В. СТЕГНИЯ НА ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ"
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗДУМЬЯ НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВЕКОВ: СОЦИАЛЬНЫЙ АНТИНОМИЗМ В РАЗВИТИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones