Libmonster ID: RU-8711
Author(s) of the publication: К. В. МОЛЧАНОВ

В ходе обсуждения трансцендентного познания [1-3] выступили рассуждения о том, что существен некоторый неразрывный комплекс областей познания (он не является системой),обусловленный продолжением движения познания в сфере философии. Его начальной точкой становления (началом, как и проявляющейся в будущем новой системы) являются "Начала... " [4]. Основными из областей познания в области общественных наук являются в первую очередь воспроизведение философии Гегеля, объективный материализм, а также трансцендентная философия [3] и рассматриваемая позже философия политической экономии. В настоящей статье обсуждаются проявление и два собственных момента воспроизведения философии Гегеля 1 .

О философии великого мыслителя и не о ней

Могут возникнуть, по крайней мере, два вопроса. Первый заключается в том, почему же в начале XXI в. необходимо обращаться к философии Гегеля? Второй вопрос заключается в том, а как же к ней подступиться, как познать ее и осуществить на ее основе требуемые для научного познания и прогрессивного развития исследования?

Сова Минервы начинает свой полет лишь с наступлением сумерек, но это означает не только наступление ночи, но и после-


1 Вопросы и существо процесса воспроизведения философии великого мыслителя в достаточно полном объеме будут изложены в готовящейся к изданию книге серии "Новейшая философия", которая открыта нашей работой "С чего следует начинать сызнова науку" [4].

стр. 71


дующее наступление утра. С его приходом все начинает пробуждаться, вызывая к жизни то, что заснуло на время, в том числе и великое философское учение Гегеля. Именно оно, собственно, необходимо сейчас, когда встают глобальные вопросы, не решаемые современной общественной наукой, когда выступает все более запутываемой неясность общественного развития, или когда проступают рассуждения о безысходности. При этом необходим уже не поиск, а четкое определение путей прогрессивного развития, с одной стороны, чего сделать, как оказывается, нельзя. Да и мысли в темных тонах и о безысходности не могут быть востребованы, когда необходимо преодолевать трудности и развиваться. С другой стороны, пессимизм и уныние, следующие из метаний или романтизма исканий при их столкновении с ужесточающейся действительностью, могут породить лишь мысли, например, о мистике или о наркомании, легко позволяющие уйти от проблем, но либо в нищету и голод, либо вообще в мир иной.

Поэтому требуются сильные учения, которые могут стать основой преодоления накопившегося отрицательного и выхода на линию поступательного движения в общество достойно и благополучно живущих людей. Нужны сильные учения, которые в философской и общественнонаучных областях представлены только, пожалуй, философией Гегеля. Она, по определению Ф. Энгельса, "...имела огромное влияние на духовное развитие нации". Согласно Дж. Х. Стерлингу, именно "...Гегелю и, в особенности, его философии этики и политики обязана Пруссия своим могуществом и организацией, которую она быстро развивает в настоящее время. Разве не суровый Гегель находится в центре организации, которая, посовещавшись с невидимым мозгом, наносит молниеносный удар своей тяжелой рукой? И если речь заходит о ценности этой организации, то для многих она станет более ощутимой, если я укажу, что в то время как в конституционной Англии обладатели преимущественных прав и. правительственных облигаций разоряются господствующей коммерческой безнравственностью, то простые собственники акций прусских железных дорог могут рассчитывать на гарантированный средний доход 8,33%. Вот уж, воистину, аргумент в пользу Гегеля!" [Цит. по: 8. С. 43 - 44].

Можно очень долго приводить доводы в пользу величия философии Гегеля, о ее силе, влиянии, глобальности, о потребности в ней во всех областях науки и жизни и т. п. Об этом написано

стр. 72


много книг (как, впрочем, лжи и непрофессиональных мнений), хотя Гегеля даже в начале прошлого века и даже в Германии мало изучали и плохо знали [9. С. 10]. Но все же известно, чтовеликий мыслитель "сочетал романтику чувств с диалектикой мысли" [10. С. 4], "во вселенной не было ничего, скрытого от Гегеля" [11. С. 71], он принадлежал действительному миру с его общечеловеческими проблемами и был истинным демократом и либералом (а А. И. Герцен вообще определил, что "философия Гегеля - алгебра революции, она необыкновенно освобождает человека..." [12. С.185]).

Итак, философия Гегеля имеет требуемый влиятельный аспект, и она ценна идя любой страны, в первую очередь в областях этики и нравственности, политики и социологии, политической экономии и экономики (каждая из указанных областей крайне важна для процветания любого государства). Главное, она имеет наступательный характер, в то время как общественные науки лишь рассуждают и обсуждают, а многие - просто прислушиваются и умирают.

Но как же подступиться к философии Гегеля, считающейся потаенной и непознанной, которая до сих пор является не постигнутой? Например, еще К. Маркс написал: "...Я с большим удовольствием изложил бы на двух или трех печатных листах в доступной здравому человеческому рассудку форме то рациональное, что есть в методе, который Гегель открыл, но в то же время и мистифицировал" [5. Т. 29. С. 212]. (Однако и К. Маркс свое намерение по каким-то причинам таки не осуществил. Быть может, именно поэтому, как определил В. И. Ленин, никто из марксистов не понял Маркса. И в начале XXI в. признается, что якобы "...сам Гегель немало сделал для того, чтобы запутать своих читателей".

Так как же познать философию Гегеля и осуществить требуемые для прогрессивного развития исследования?

Этот вопрос пока, собственно, не был разрешен в связи, например, с прямолинейностью, с которой философия Гегеля штурмовалась два столетия. Но есть в ней нечто, что не позволяет взять бастионы гегелевской философии штурмом. Даже знание ее разбивается о мощь фортификационных сооружений крепости философии Гегеля.

Можно о философии Гегеля отзываться в нелицеприятных выражениях, как это позволяют себе многие деятели. Можно ею восхищаться, вдаваясь в ликующее и многостороннее обсуж-

стр. 73


дение. Но все это - вокруг гегелевской философии. С высоты ее бастионов жалкие потуги и восторженные ликования не видны, тонут либо в тени надвигающегося вечера, либо в клубах утреннего тумана, либо в ослепляющем свете солнца, ласкающего только знамена крепости, как находящиеся ближе всех к нему. И та дорога к знаниям, которую защищает непреступная крепость (это именно так, но обсуждение этого вопроса не является предметом настоящей статьи), остается закрытой, заставляя ищущих, по сути, топтаться на месте. Можно в очередной раз бросаться на штурм, неся громадные потери времени, которое столь дорого. Можно отступиться от штурма крепости, можно пойти иной дорогой, но это - или отход, или слабость, или поражение...

Можно также сказать, что даже обсуждать философию Гегеля (как и иные философские учения) невозможно с позиций философских наук, более того, его исследования имеют собственную, специфическую, но не раскрытую до сих пор базу.

Таким образом, вопрос связан или обусловлен не изучением философии Гегеля, а ее истинным постижением (этот вопрос не является предметом настоящей статьи), что нельзя сделать и "изнутри" (к этому уже в основном сводились известные методы исследования), и на основе других исследований, так и не достигнувших соответствующих гегелевской философии высотыи основательной всеобъемлемости. При этом может быть также существенно некоторое (обычное) познание, когда его "процесс, как отчуждающий себя и возвращающийся к себе из этого отчуждения и в то же время вбирающий его обратно в себя... это -чистое, безостановочное кружение в самом себе" [5. Т. 42, С. 170]. Такое кружение около или внутри философии Гегеля (в-себе себя процесса "познания"), которое и было в течение последних двухсот лет, приводит к освещению ее как архитектурного памятника прожекторами, но не дает возможности понять конструкцию и существо, войти внутрь.

Но и постижение столь мощного философского наследия необходимо. Однако каков его алгоритм, если просто изучения явно недостаточно?

Познание философии Гегеля, которая содержит в себе нераскрытые тайны, возможно только при ее постижении, но ее постижение невозможно без ее познания, и, поэтому, на первый взгляд, существен неразрешимый парадокс, противоречие. Но именно противоречие есть корень всякого движения и жизненности. Его необходимо, сохранив, исключить, прекратить, тем са-

стр. 74


мым снять. Неизбежно, поэтому, соответствующее снятие философии Гегеля, возвращающее ее глубинный смысл на основе ее рефлексирования, раскрывая метафизику, перенося его, следовательно, в новое, становящееся частью грандиозной философской системы, которая выступит, тем самым, в новых своих гранях и восстановит философию Гегеля с расширениями в ряде областей современного научного познания.

Таким образом, необходимы включение (что может быть, как известно, печальным процессом) и, безусловно, преодоление философии Гегеля.

Иными словами, постижение философии Гегеля невозможно только на основе ее известного восприятия (изучения, обсуждения...). Постижение философии Гегеля возможно только на основе проникающего в нее созерцания, постижение философии Гегеля возможно только на основе ее продолжения, развития, по ходу и сохраняющего достижения философии Гегеля, ивосстанавливающего ее,, и создающего новые моменты, как ее продолжения, так и нового.

Поэтому для постижения философии Гегеля не остается ничего другого, как только развить его учение (в частности, следовать его собственным замечаниям и управляющим фразам), давая развитие новому в полной мере его проявления, расширяя начало в той мере, в которой оно может поглотить гегелевское начало, полагая продолжение. (Вопрос о новом на чале уже разрешен [4].)

Итак, в ином философии Гегеля, но ином ее же, следует искать ответ. {Отрицательное для философских "аул; утверждение! Но именно в отрицательном философии Гегеля и следует искать ответ на вопрос.) Тем самым становится возможным не штурм философии Гегеля, которая достаточно защищена и издевательски отбивает любые потуги или наступления, а ее развитие(продолжение) и требуемое осознание. Продолжение философии Гегеля возможно, очевидно, лишь в новых исследованиях, и, с другой стороны, только они смогут обнаружить тайны и потаенные метасмыслы философского учения всех времен. Но для этого требуется начинать сызнова.

Дух познал себя в философии Гегеля и "должен начинать сызнова", из чего следует продолжение ее движения, отражающее, очевидно, и новые знания в новых сферах.

Иными словами, во-первых, рассуждения о продолжении философии Гегеля ("начинать сызнова") на основе достижений

стр. 75


наук ("на ступени более высокой") в первую очередь, естественных, есть объективное положение, требующее реализации. Во-вторых, как было показано в нашей работе "С чего следует начинать сызнова науку" (4], продолжение философии Гегеля уже имеет собственное (второе диалектическое) начало - неопределенно непосредственную область. В-третьих, философия Гегеля сейчас дана в его системе, которую следует признать метафизической, как этого и хочется противникам (но это - не признание критики и не уступка ей, а начало ее уничтожения), но требуется-то движение, которое, с другой стороны, уже влечется и начинанием сызнова духа, и новым началом, имеющим свою определенность, и объективностью определенного (нового) неопределенного непосредственного. В этом отрицании (метафизика системы философии Гегеля и движение объективного начинания вновь) и снимается противоречие (метафизика)системы философии Гегеля; ее развитие становится именно неизбежным. При этом становятся понятными хотя бы одни из причин и смыслов движения: говоря о продолжении философии Гегеля, говорится о противоречии его системы и динамики ее продолжения, о наличии в динамичном процессе сохраненного и нового, т.е. говорится о том, что продолжение (развитие) философии Гегеля должно быть таким же, как и она, и от нее отличаться.

Система и продолжение - единство и различение, философские знания и их развитие, основа и движение, определенность возможности проведения исследований и получения их результатов!

Однако необходимо показать действительное различие философии Гегеля и ее продолжения, т.е. их глобальное различие, без которого любые качественные отличия - несущественны, ибо учение великого мыслителя поглотит все их. Иными словами, это только для наук качественное различие обозначает для-них-новое, а для философии Гегеля, в которой фа постиг себя, любые качества - лишь внутреннее указанного постижения, т.е. любые новые качества (познания на любой из его стадий) уже включены (явно или неявно) в философию Гегеля, они не являются значимыми для нее, - они значимы лишь для наук и практического приложения. Именно поэтому нужно обозначить глобальное отличие.

стр. 76


О первом собственном моменте воспроизведения философии Гегеля

"Поскольку идея полагает себя как абсолютное единство чистого понятия и его реальности и тем самым собирает себя в непосредственность бытия, она, как тотальность в этой форме, естьприрода". Можно было бы, дав умозаключение Гегеля, продолжать повествование, но приведенная цитата всегда вызывала споры и непонимание, и поэтому следует ее обсудить, что обозначит краеугольное диалектическое положение.

Ф. Энгельс в "Людвиге Фейербахе..." определил, что сотворение мира у Гегеля принимает еще более несуразный невозможный вид, чем в христианстве, а В. И. Ленин относительно приведенной цитаты Гегеля отметил, что рукой подать к материализму. Если В. И. Ленин в своих конспектах обозначил идеологически выгодную мысль о неизбежности перехода от идеализма к материализму (это нужно было для политической борьбы), то почему же даже в современных научных трудах имеет место формулировка "переход логической идеи в природу"?

И раньше, и в XXI в. приведенное умозаключение Гегеля связывалось с "вопросом о "переходе" логической идеи в природу". Об этом написано слишком много работ. При этом "в наилучшем положении при рассмотрении этого пункта оказываются те, кто вообще отказывается от самостоятельного продумывания гегелевской мысли... Те же авторы, которые относятся к делу серьезнее, вынуждены признать, что речь идет не о какой-то "неясности", пусть и в очень важном месте, а о том, что совершенно непонятно как то, что говорит здесь Гегель, так, что еще хуже, и то, что он вообще мог бы здесь сказать" [16]. Но и те, кто не продумывают гегелевскую мысль, и те, кто "серьезно" относится к ней в своих рассуждениях, все равно что-либо обсуждают. Иными словами, во всех случаях, и имея "неясность", и не имея даже ее, рассуждения продолжаются, но в них совершенно непонятно как то, что говорит автор (если "то" - не оголтелая критика), так, что еще хуже, и то, что он вообще мог бы сказать. При этом советский и современных российских исследователей нельзя винить в обсуждении "вопроса о "переходе" логической идеи в природу" - слишком сильна была пропаганда трудов В. И. Ленина, в частности, цитаты "переход логической идеи к природе. Рукой подать к материализму" [13. С. 215]. (Хотя В. И. Ленин выше на полях написал: "переход от идеи к

стр. 77


природе...", что, очевидно, имеет совершенно иной смысл. Его, получается, В. И. Ленин понял, но не стал раскрывать по определенным причинам.) Зарубежные исследователи имели свои цели. Но все же стоило бы обратить внимание на обозначенную самим Гегелем суть перехода: "...чистая истина как последний результат становится также и началом некоторой другой сферы и науки".

И не логическая идея, обозначенная несколькими строчками выше, переходит в природу, обозначенную несколькими строчками ниже, а чистая истина становится {переход есть то же самое, что и становление) результатом (в определенном смысле), являющимся началом некоторого продолжения. Об этом писал Гегель, что, очевидно, не является переходом логической идеи вприроду ! Да, не зря Т. Рокмор определил, что существенны случаи "часто встречающегося неверного прочтения Гегеля" [17]. (Или действительно "утрачено непосредственное чувствованиегегелевской мысли" [9]?)

При этом одним из главных метасмыслов приводимых положений является умозаключение Гегеля о том, что "...чистая истина как последний результат становится также и началом некоторой другой сферы и науки", т.е. философия становится началом некоторой другой сферы (определяет другую сферу познания чистой истины) и опять началом науки вновь (определяет продолжение науки).

Таким образом:

1) Гегель вообще не ведет речь о переходе логической идеи (в частности, в природу) - она "замкнута в чистую мысль";

2) "переход" тождествен "становлению" "последнего результата" в "начало некоторой другой сферы и науки";

3) идея есть природа (при этом следует правильно понимать значения терминов "есть" (следует учитывать снятие), "бытие" и "природа" !!! - не зря некоторые термины Гегель в ряде случаев выделял, как, например, "наука" ; при этом природу не следует ограничивать бытием или отождествлять с ним, а бытие - природой и с ней 2 ).

Следует также учитывать, что:


2 Именно это определило упоминание Гегеля о рассмотрении после "Науки логики" науки о духе и дает различие просторов бытия и понятий и достаточность "Началам..." [4].

стр. 78


* во-первых, в смысле философии Гегеля чистая истина, в частности, представляется как (чистая) философия, что ранее не рассматривалось критикой и совершенно меняет устоявшееся понимание философии. (Это положение, как уже было отмечено выше, является новым; оно будет обсуждено в ряде работ, в частности, в серии "Новейшая философия".) Тем самым Гегель указал на неизбежность развития философского познания, в первую очередь (и в основном), диалектической философии 3 ;

* во-вторых, "наука" понимается не как некоторая конкретная наука, в частности, философская (например, этика), а, согласно труду Гегеля "Наука логики", как наука вообще: и как "наука логики", и как "философия", и как "научная область, ведущая к постижению философии или способствующая этому". Можно также сказать, что наука является и началом пути к философии и, в определенном смысле, ее частью; философия образует науку и науки, но только наука представляет философию. Этого будет достаточно для понимания "наук", как единичных в бытии, и"науки", как области, относимой к стихии всеобщности, к философии ("философия по существу своему относится к стихии всеобщности, которая включает в себя особенное" [6. Т. 4. С. 1]);

* в-третьих, понятие "новое начало науки" (ибо понимание первого начала было дано в начале труда "Наука логики") имеет предельно важное особое значение, так как говорится о продолжении науки, о новом постижении (о продолжении постижения) в некоторой другой сфере.

Итак, в своем конкретном проявлении чистая истина ( здесь: знания, философия ) полагает себя, как диалектическая философия, в философии Гегеля и определяет через нее в новом свое продолжение в другой своей же сфере.

В смысле сферы и науки следует говорить, таким образом, о диалектической философии и о философии Гегеля; в смысле начала другой сферы и науки следует говорить о начале ее, продолжении и, следовательно, именно о другой сфере и о науке - о


3 Для этого следовало определить сначала "новое начало науки", что было сделано в нашей работе "С чего следует начинать сызнова науку" [4]. Тем самым "новое начало науки " , которое, как содержание (непосредственная область), имеет в самом себе диалектику, для (нового, последующего) философского познания полагает его движение и движение далее, т.е. развитие.

стр. 79


продолжении философии великого мыслителя. (Если сферы, как области движения познания, должны быть различными, то наука есть только, как она сама, в частности, ее развитие принадлежит ей же; развитие познание также есть его сущее.)

В смысле философии и науки философия Гегеля и ее продолжение - одно и то же. С другой стороны, с нового начала начинается новое, т.е. продолжение философии Гегеля отлично от нее. Тем самым и полагается приведенное выше утверждение: продолжение (развитие) философии Гегеля должно быть таким же, как и она, и от нее отличаться. Отличие же существенно в чистом движении философии Гегеля - в движении ее и ее продолжения - в различии духа и идеи (точнее, в движении идеи опять в субъективном духе [7]); и если дух постиг себя, то идея осознает себя. Движение философии Гегеля в смысле раскрытия знаний определено постижением себя духом, а продолжение философии великого мыслителя обозначено вечной абстракцией идеи, осознающей свои противоречия, которые обозначают ее бесконечное движение, соответствуют ему и начинают его вновь и вновь.

Тогда, следовательно, философия Гегеля определена постижением духом себя, а процесс развития, продолжения философии великого мыслителя определяется осознанием себя идеей. Это и есть глобальное отличие философий Гегеля и ее продолжения.

Таким образом, полагается действительное различие философии Гегеля и ее продолжения: дух и идея, в сути отличные, полагают различные, но они же, как единое в различных, объединяютих.

И если разум, который "есть дух", заключает в себе знания, многие из которых раскрыты в философии Гегеля, то поиск новых или нераскрытых знаний (в частности, осознание современной общественно-экономической ситуации) соответствует движению познания (знание - "способу каким существует сознание"), определяемому в тотальности идеей...

И становится феноменология идеи...

Определение процесса воспроизведения философии Гегеля

Осознание себя идеей или становление феноменологии идеи соответствует, в частности, развитию процесса диалектического

стр. 80


познания, становлению ее качественно нового - после философии Гегеля настает процесс ее воспроизведения 4 .

Воспроизведение философии Гегеля 5 исследования в области процесса воспроизведения философии Гегеля или процесс воспроизведения философии Гегеля- диалектический процесс развития учения Гегеля и образования современной философской системы, единой с философией Гегеля, но и отличной от нее. Воспроизведение философии Гегеля - это диалектическое "начинание сызнова" (ибо, согласно Гегелю, дух "должен начинать сызнова") ее другого, выявляющее новое и, в частности, на ее же кругу постигающее ее саму.

Если философия Гегеля соответственна духу, то ее воспроизведение соответственно идее, но, как указывалось выше, не следует понимать их раздельно. В этом смысле разрешается одно из выше приведенных противоречий: являясь тем же, что и философия Гегеля, т.е. сохраняя ее достижения и знания, воспроизведени е учения великого мыслителя - иное, актуализируемое. (Таким образом, в частности, объясняется то, что философия Гегеля до сих пор оставалась потаенной, - нельзя было исследовать и понять ее сущее из-нее же. Необходимо создать нечто новое и свое - продолжение философии Гегеля, которое сможет осознать ее из-вне.)

Можно сказать, что воспроизведение философии Гегеля - это второй круг (в смысле кругов наук Гегеля) ее же развития, представляющий и ее же, и ее иное, переходящие друг в друга; они и едины, и различны, и приходят друг в друга.

Используя рассуждения Гегеля о бытии я ничто, можно сказать, что философия Гегеля и исследования в области процесса воспроизведения его философии а) суть одно и то же (в частности, в своей сути), б) различны (например, в смысле начал и учета в воспроизведении достижений естественных наук в XIX и XX вв.), в) переходят друг в друга, г) образуя в движении единый диалектический комплекс [4. С. 35], определенный новыми моментами философского познания, впитывающий познание в


4 Как написал сам Гегель, "самое легкое - обсуждать то, в чем есть содержательность и основательность, труднее - его постичь, самое трудное - то, что объединяет и то и другое, - воспроизвести его" [6. Т. 4. С. 3].

5 Понятие "воспроизведение философии Гегеля" было введено в 2002 г. [18], а самому процессу и его основанию будет посвящена отдельная работа.

стр. 81


области философии и естественных наук и влекущий новую волну профильных исследований.

О втором собственном моменте воспроизведения философии Гегеля

Постижение в философии Гегеля достигло своей возможности реализации за счет восхождения себя как такового, как единичного, не справлявшегося с собой в стихии общей неопределенности. В то время как оно оставалось на уровне осознания себя, оно было лишь сознанием происходящего вне него, не понимало окружающее, ибо ограничивало себя и собою, и внешним, бытуя своей единичностью. (Этим объясняется образование неясности, довлеющей над науками и обществом, и невозможность разрешения ряда насущных проблем. С другой стороны, это полагает подход к пониманию до сих пор не осознанных или искаженных метасмыслов философии И. Канта.)

Но сознание постижения, с другой стороны, должно измениться для понимания происходящего, для чего оно должно пройти определенные ипостаси, обособиться, двигаться к возвышению, определяясь сначала в особенном. Это достигается обобщением сознания собою, когда оно замечает себя не только в отдельном, но и в целом, в особенном. Тем самым полагаемое постижениеначинается в бытии, с эмпирического, с единичных, с окружающего неопределенного мира, но не вообще, а с определенного момента; как определил Гегель, "то, что является первым в науке,должно было явить себя первым также и исторически" [6.Т. 5. С. 75]. (Тем самым влечется закономерное определение некоторого момента, с которого следует начинать движение познания далее, но момента, принадлежащего стихии всеобщности, в бытии лишь имеющего свое проявление.)

В особенном постижение становится собой, получая общие определенности, выделяя новые положения. Его единичное, таким образом, осталось как таковое ив соотношении с собой, и в неопределенности, а оно само, приобретая особенность, раскрыло для себя новые просторы. Но и они еще неопределенны, ибо остались за границами постижения существа (смысл,понятие...) постигаемого. Поэтому сознание постижения не может оставаться ив особенности, тем самым, оно влечется во всеобщность, где, согласно философии Гегеля, уже больше не может принадлежать лишь самому себе, - например, оно должно находится во

стр. 82


внешней связи и к наличному бытию; стало быть, определяется опосредование постижения. Таким образом, постижение единичных есть определенное соотношение с собой, но оно выступает благодаря особенности во всеобщность; и единичное уже больше не принадлежит себе, отдаляет себя от своей конкретной самости, приходя во всеобщность, где может действовать, ибо в силу обретения им себя от единичного и соотношения с бытием из вне таковое постижение уже становится некоторым принадлежащим всеобщности, оно относится к области познания во всеобщем, где определилось главенствующее для рассмотрения происходящих процессов из вне - идея.

Обсужденное развитие постижения соответствует известной фигуре умозаключений Гегеля "Е- О-В" ("единичное" - "особенное" - "всеобщее"). "Всеобщее значение этого умозаключения состоит в том, что единичное, которое как таковое есть бесконечное соотношение с собой и, стало быть, было бы лишь некоторым внутренним, выступает благодаря особенности во вне, вступает в наличное бытие как во всеобщность, где оно уже больше не принадлежит лишь самому себе, но находится во внешней связи" [6. Т. 6. С. 109]. С другой стороны, определенное значение этого утверждения состоит и в том, что единичное постижение нечто, которое как таковое есть бесконечное соотношение только с собой, выступает благодаря особенности во всеобщность, когда единичное уже больше не принадлежит лишь самому себе, отдаляет себя от своей конкретной самости, приходя к главенствующему, к всеобщности, обретая ее, возвышается и именно поэтому находится во внешней связи к бытию, которое все видно как частность, но в целом остается под восхождением единичных, не раскрывающих его ни в нём, ни вне него. (Этим и объясняется невозможность постижения известным образом многого вообще теми или иными науками. Они бессильны ограниченностью, отсутствием полета над наличествующим. Поэтому была неясность, и для наук она останется, пока до них не снизойдет философия.)

Единичные не могут полностью осознать бытие, ибо, бытуя в нем, не видят и не могут видеть его полностью, а, имея возможность увидеть его из вне, следовательно, они-уже вне него, например, в царстве чистого сознания, чуждого им, и "вне" является, в силу иного качества объема, неизведанным простором. Единичные бессильны, а, присоединяясь к всеобщности, они уже отказываются от себя, перестают быть, вливаясь в дух, в

стр. 83


бесконечный поток разума, который есть дух. Существующее его - чистая истина, царство философии, которая, как определил Гегель, "есть его (духа. - К. М.) действительность и царство, которое он создает себе в своей собственной стихии" [6. Т. 4. С. 13]. Только философия может осмыслить любое, но к ней надо приобщиться, возвысить постижение до стихии всеобщности или, по меньшей мере, обеспечить его возможности в ней. (Это обусловливается поднятием постижения над бытием, нахождением сферы его беспокойства (бытие идеи) и инструмента решения задачи (философия Гегеля и ее воспроизведение).)

Но "для нас дух имеет своей предпосылкой природу, он является ее истиной, и тем самым абсолютно первым в отношении ее". И посылка постижения исходила от единичных в бытии, которые, следовательно, не погибли, всходя, и остались, как они были сами, в бытии. И если единичное определено бытием, воспринимаемым, то постижение определено не только бытием, но и вне него, в царстве, не изведанного единичными. Таким образом, постижение познает бытие, двигаясь от данного (что отражено диалектически в труде Гегеля "Феноменология духа"), только когда отторгнутые единичные собою, снимая себя, а, затем, и свою особенность, выступают во вне, находясь во внешней связи к бытию; там единичные уже не несут себя как таковых, они не принадлежат самим себе, они становятся иными, точнее, подчиняются воспринимаемому ими их же всеобщности, которая главная. Главенствующее ушедших от себя единичных воспринимается ими с этих пор как свое, они растворятся в нем, обретая истинно себя самих. И уже обретшие себя единичные стремятся обратно в наличное бытие, не принадлежа себе, но ища себя там; они находятся лишь во внешней связи к бытию, к существенности своего прежнего.

И связь обращается, давая место достаточности постижения на обозначенном пути, когда единичные потеряли себя в главенствующем, находящим себя еще до них, но лишь для себя, и бытовавшим в-себе. Возрождаемое его для-себя бытование снимает предположения единичных.

При этом для восхождения было принципиальным лишь то, что "Е-О-В" было заключением наличного бытия, когда единичное, восходя, смыкается с (неким) всеобщим определением. И становится опосредствование в частном (определяемом проблемой) во всеобщности от определенного отдельного, дающее ясность ему в отношении от всеобщих, определяя обратно осо-

стр. 84


бенное. Тем и снимается неопределенность единичных (например, философских наук, в частности, так и не познавших многие моменты философских учений). И вместо фигуры умозаключения(Гегеля) тогда выступает ниспадение, ибо разум, с другой стороны, "...порождает всеобщее и постигает в нем особенное" [6. Т. 5. С. 4].

Так постижение достигает своего некоторого (требуемого), что снимает имевшуюся неопределенность его. Тогда снимается и бытование постижения во всеобщем, ибо оно должно актуализировать себя в области своего начала - в бытии. Тем в исследованиях является определенность.

Таким образом, единичные определяются и являются в бытие обратно, И в этом главным стало, как и положено, опосредствование, получившее себя в единичных и имеющее свое отражение в них.

С другой стороны, и снятие неясности Требует возвращения в бытие.

Восхождение тем самым снимается ниспадением, в частности, к давшему началу отдельному. Оно происходит, ибо во всеобщем становится некоторая определенность, которая не может оставаться без особенности, но и она вне бытия остается абстракцией, которая, с другой стороны, уже разорвана самой получаемой определенностью. Поэтому требующееся возвращение при выступившем ниспадении реализуется, но ищет себя в обретаемой непосредственности или в первоположенном отдельном, которое, с другой стороны, не может не меняться (т.е. само возвращение не может быть единственным; этот параметр не является следствием диалектического противоречия, и он очень важен для построения рассуждений в рамках воспроизведения философии Гегеля).

Итак, теперь стало определенностью то, что восхождение снимается ниспадением; и, теперь, на основе воспроизведения философии великого мыслителя постижение обретает (для) себя определенность с учетом и своей обращаемости в последующем ниспадении, в своем технологичном возвращении в непосредственность бытия.

* * *

Таким образом, определены процесс воспроизведения философии Гегеля и два ее собственных момента - феноменология идеи и ниспадение.

стр. 85


Если феноменология духа - это истинный исток и тайна философии Гегеля, то феноменология идеи - это праведное всеобщее и мощь ее воспроизведения.

Если познание в феноменологии духа развивается от чувственной достоверности ко всеобщности, то в феноменологии идеи постижение происходит и с учетом обращаемости познания в последующем ниспадении...

И только в диалектической философии, актуализируемой на основе философии Гегеля и ее воспроизведения, возможно осмысление сознания постижения, (его) движения и насущных вопросов науки прогрессивного развития цивилизации; но сначала необходимо определиться с философией.

------------------

1. Молчанов К. В. Трансцендентный опыт или о первом моменте трансцендентного познания // Философские исследования. 2003, N 1.

2. Молчанов К. В. Качество трансцендентного опыта // Философские исследования. 2003, N 2.

3. Молчанов К. В. Комплекс областей познания, обусловленный становлением "Начал...". Статья первая. Трансцендентное познание и его значение // Философские исследования. 2004, N 1.

4. Молчанов К. В. С чего следует начинать сызнова науку. М., 2003.

5. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.

6. Гегель Г. В. Ф. Соч.

7. Молчанов К. В. Что делать? - 3 (некоторые аспекты феноменологии идеи и иности прогресса). Краткое изложение. М., 2004.

8. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992.

9. Ильин И. А. Собрание сочинений: Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. М., 2002, т. 1.

10. Пушкин В. Г. Философия Гегеля: абсолютное в человеке. СПб., 2000.

11. Мизес Людвиг фон. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. М., 2000.

12. Герцен А. И. Избранные философские произведения. М., 1949.

13. Ленин В. И. Философские тетради. М., 1969.

14. Коротких В. И. Система философии Гегеля как предмет историко- философского рассмотрения // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 2002. N 6. С. 3.

15. Труфанов С. Н. "Наука логики" Гегеля в доступном изложении: учеб. пособ. Самара, 1999.

16. Коротких В. И. О новом понимании структуры системы философии Гегеля // Вопросы философии. 2003, N 4. С. 177.

17. Рокмор Т. Об открытии Маркса после марксизма // Вопросы философии. 2000, N 4.

18. Молчанов К. В. Становление современной политической экономии. Ее основополагающие понятия // Философия хозяйства. М., 2002, N 3.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗЛИЧЕННАЯ-ФИЛОСОФСКАЯ-ОСНОВА-ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ-ФИЛОСОФИИ-ГЕГЕЛЯ-И-ДВА-ИЗ-ЕЕ-СОБСТВЕННЫХ-МОМЕНТОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Tatiana SvechinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Svechina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. В. МОЛЧАНОВ, РАЗЛИЧЕННАЯ ФИЛОСОФСКАЯ ОСНОВА: ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ И ДВА ИЗ ЕЕ СОБСТВЕННЫХ МОМЕНТОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗЛИЧЕННАЯ-ФИЛОСОФСКАЯ-ОСНОВА-ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ-ФИЛОСОФИИ-ГЕГЕЛЯ-И-ДВА-ИЗ-ЕЕ-СОБСТВЕННЫХ-МОМЕНТОВ (date of access: 15.06.2021).

Publication author(s) - К. В. МОЛЧАНОВ:

К. В. МОЛЧАНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Tatiana Svechina
Yamal, Russia
639 views rating
10.09.2015 (2106 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Гипотеза Нейтронной Вселенной построена на определениях и свойствах потенциалов взаимодействия масс Вселенной. Предполагается, что первоначальной материей Вселенной было нейтронное ядро размером
Catalog: Физика 
29 minutes ago · From Владимир Груздов
Начальник Пулеметной команды (с 12.05.1915) 10-го Кубанского пластунского батальона, прапорщик Дмитриев И.С. Послужной список: участвовал в боях против Австро-Германцев с-по: 1915: мая 12-25, июня 8-12, июля 2-3, авг. 25, сент. 28, окт. 25-28; 1916: января 24, ранен (31.01.1916 умер от ран на ногах). Соответствие с записями в Журнале военных действий 10-го КПБт
6 hours ago · From Анатолий Дмитриев
БЕСЕДА ПРОФЕССОРА Г. А. КУМАНЕВА С М. Г. ПЕРВУХИНЫМ (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.)
Yesterday · From Россия Онлайн
ОПЕРАЦИЯ "ТОЛСТОЙ". ВИЗИТ У. ЧЕРЧИЛЛЯ В МОСКВУ В ОКТЯБРЕ 1944 г.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
НОВЫЕ ДАННЫЕ О КАРИБСКОМ КРИЗИСЕ 1962 г.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ЛЕГЕНДА О НАУМАНЕ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗЛИЧЕННАЯ ФИЛОСОФСКАЯ ОСНОВА: ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ И ДВА ИЗ ЕЕ СОБСТВЕННЫХ МОМЕНТОВ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones