Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8686
Author(s) of the publication: М. К. КОЗЛОВ

Share with friends in SM

Определяющим качеством, отличающим человека и выделяющим его из всего окружающего мира, считается разумность. Homo sapience, человек разумный - таково наше общепринятое системное самонаименование. Доступна ли эта человеческая особенность какому-либо измерению, если даже качественная ее характеристика на сегодняшней день, в лучшем случае, неполна, если не спорна, и, во всяком случае, допускает различные трактовки и толкования?

Разумность, способность к мышлению, понимаемая в наиболее обобщенном смысле, характеризуется как "активный процесс отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т. п." [1. С. 258]. Разумность тесно связана, если не является вообще неотъемлемой частью и стороной сознания - "высшей, свойственной лишь человеку формы отражения объективной действительности", которая "представляет собой совокупность психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия" [1. С. 373].

Вот еще несколько выписок из популярной справочно-философской литературы. "Мышление - внутреннее, активное стремление овладеть своими собственными представлениями, понятиями, побуждениями чувств и воли, воспоминаниями, ожиданиями и т. п. с той целью, чтобы получить необходимую для овладения ситуацией директиву". При этом "мышление есть немая, внутренняя речь", а язык "есть озвученное мышление" [2. С. 280]. Если еще учесть, что мысль - это не только "мыслительный акт", но и "идея", то становится еще более очевидной увязка проблемы разума и мышления с проблемой сознания и его отношения к бытию как одной из фундаментальных философских проблем и одним из наиболее известных "проклятых вопросов" философии.

Пытаясь извлечь из всего философского многомудрия по этому вопросу наиболее лапидарную и сущностную формули-

стр. 223


ровку, мы можем заключить, что, по-видимому, наименее спорной сегодня будет характеристика разума как способности к суждению. При этом все было бы не так уж и плохо, если бы мы еще понимали, что собой представляет эта самая способность к суждению. Подход к изучению разума через физиологию высшей нервной деятельности не содержит, по-видимому, неказуистических попыток его прямой характеристики. Поэтому физиология лишь косвенно способствует развитию нашего самопонимания через изучение рефлекторных и иных механизмов, свойственных не только человеку в качестве стороны его особой сущности, но также характерных для более или менее родственных ему животных, включая столь, казалось бы, примитивных и далеко эволюционно отстоящих от нас, как черви и улитки. Тем не менее, даже на общефилософском уровне физиология как метод уже самой постановкой вопроса привносит в проблему известную дополнительную определенность. Даже давно раскритикованная метафора о том, что "мозг отделяет мысль подобно тому, как печень - желчь", дает немало, если извлечь заключенный в ней немой вопрос: а действительно, каков же материальный продукт, порождаемый мозгом, этой "самой большой железой в организме", наиболее тесно связанной с разумом и сознанием? В такой постановке просматривается и ответ, давно данный физиологией: этим продуцентом является импульсная афферентация, непрерывный поток электрических разрядов, направленных от мозга к мышцам, железам и вообще всем телесным органам, управляющий ими и организующий их активность в осмысленное целостное поведение. Тем самым, "физиологической целью" мозга, его функцией, обеспечивающей его роль и положение в организме, является поведение. Однако такова роль мозга и у всех обладающих им животных, включая столь "низких" тварей, как мыши, лягушки и т. п. Особость же ("сапиентного") человеческого мозга, соответствующая его анатомической развитости, очевидно, должна сказываться и на качестве его материальной продукции, причем это качество, будучи материальным свойством, должно быть вполне очевидным и измеримым в отличие от "мысли", так или иначе выступающей в роли внутреннего "полупродукта". Так же, как и чистая "способность к суждению", "мысль" является "внутренним делом" мозга, обеспечением его внешних, материальных свойств, а тогда, возможно даже, лишь вариантой, конкретным и случайно выбранным способом, ак-

стр. 224


циденцией, отнюдь не главной чертой, а привходящим обстоятельством, которое может сопровождать, а может и не сопровождать ведущую и сущностную особенность, выделяющую человека в тварном ряду, как принадлежащего к космически общему роду существ с особо гибким поведением.

При таком явном противоречии в оценках переклик с вышеприведенными философскими справками все же очевиден в ссылке на цель мышления как получение необходимой для овладения ситуацией директивы.

С другой стороны, исходя из представления о человеческой сущности как способности к именно "особо" гибкому поведению, мы сами оказываемся способными к продуктивной экспликации этой сущности в ее деятельностном проявлении. То, что отличает человека наиболее очевидно - его материальная культура; являясь продуктом всяческих технологий, она лишь иллюстрирует не имеющую никаких аналогов в окружающем нас животном мире поведенческую лабильность Homo через выработку и акцептацию им соответствующих этим технологиям поведенческих схем, уж никак не врожденных и не запрограммированных генетически. Соглашаясь с таким пониманием сущности "разума", мы не только адекватно обобщаем это понимание, поднимаясь над случайными сопутствующими обстоятельствами, затрудняющими усмотреть главное в единственном нам известном представителе упомянутого космического рода, но и, возможно, получаем основу для внешней, объективной характеристики этой человеческой черты.

Аналоги для этого можно обнаружить в SETI-проблематике * , в полуфантастической пока сфере поиска астрономических проявлений признаков деятельности так называемых "внеземных цивилизаций" [3, 4]. Земная "цивилизация" с такой "внешней" точки зрения, как и любой физический процесс, также оказывается источником и генератором различных характерных излучений в специфических спектральных диапазонах. Так, в силу действия радио - и телевизионных станций, в соответствующем диапазоне Земля на протяжении прошлого столетия рез-


* SETI (англ. аббревиатура от Search of Extraterrestrial Intelligence - поиск внеземного разума) - комплекс программ и методов поиска радиоастрономических признаков внеземной разумной жизни. В значительной степени SETI можно охарактеризовать и как моделирование перспектив нашей собственной цивилизации с космической точки зрения.

стр. 225


ко (на порядки) увеличила свою светимость, став вторым по мощности радиоисточником в Солнечной системе.

Известна попытка, если так можно выразиться, спектрально-энергетической характеристики гипотетических "космических цивилизаций", предложенная в свое время Н. С. Кардашевым [см., например, 3], включающая их классификацию по уровню потребляемой энергии (масштаб, сопоставимый с суммарной энергией, получаемой планетой от центральной звезды - цивилизация I-го типа, масштаб всей излучаемой этой звездой энергии - тип II, и масштаб общего объема энергии, вырабатываемой всеми звездами галактики - тип III, или сверхцивилизация). Для неспециалистов следует отметить, что это - нечто большее, чем чистая "научная фантастика", как может показаться с первого взгляда. В действительности, существует общий физический принцип, в соответствии с которым вся использованная "цивилизацией" энергия так или иначе должна быть излучена в окружающее пространство в виде тепла. Таким образом, в подобии и соответствии с тем, как возросла радиояркость Земли, "развитые цивилизации" (т. е. в этом понимании - наиболее энергопотребляющие) необходимо должны порождать мощные инфракрасные источники в космическом пространстве с определенными, более или менее характерными спектрами.

Помимо того, что подобные источники так и не были обнаружены (что однозначно решает вопрос об отсутствии по меньшей мере "сверхцивилизаций" не только в нашей Галактике, но и во всей более или менее обозримой для нас части Вселенной), все же возникает и вопрос о том, не могут ли существовать чисто природные, естественные космические источники с подобным же спектром излучения. И так как спектрально-энергетическая характеристика может являться, очевидно, лишь косвенным проявлением разумной деятельности, однозначного ответа на этот вопрос нет (принцип презумпции естественности в SETI). Другое дело, если бы по характеру излучения была бы очевидна его "искусственность", невозможность его возникновения в результате чисто природного процесса, подобно тому, как мы с первого взгляда распознаем как проявления разума наскальные рисунки, созданные древними людьми, египетские "тексты пирамид", вырезанные на их стенах или сами эти пирамиды. Но подобные свойства материальных проявлений разума если когда-нибудь и позволят выявить сигнал, по-

стр. 226


сланный нам какой-нибудь внеземной цивилизацией, то все же не дают возможности построить на их основе каких-либо числовых характеристик разумности "как таковой", так как, во всяком случае, крайне своеобразны.

В противоположность этому воздействие человечества на "окружающую среду", ставшее в настоящее время притчей во языцах, гораздо менее специфично и сходно с результатами естественных процессов, так что вопрос, например, о природной или антропогенной детерминации наблюдаемого глобального потепления пока не решается однозначно. Сквозь призму "экологизма" в этом воздействии легко усмотреть запланированную и незапланированную составляющие. Если к первой, очевидно, относятся все те материальные результаты человеческой деятельности, которые составляли ее цель, то во вторую часть входит все остальное, материальные изменения, которые возникают как предвиденные либо непредвиденные издержки. Здесь важно то, что данные компоненты не только вполне материальны, но и достаточно просты по своей природе, чтобы быть (принципиально, конечно) доступными измерению, например в их объеме либо интенсивности их выброса. Подобные подсчеты отнюдь не беспрецедентны, в литературе известны, например, оценки суммарных материальных масс, так или иначе вовлеченных в технологические процессы и в силу этого составляющих материальное тело ноо - либо техносферы [5].

Коэффициент сапиентности

Так как мы хотим характеризовать именно поведенческий аспект человеческого существования, то в той или иной степени должны определиться с самим понятием поведения и его представлениями. На философском уровне общности поведение может быть охарактеризовано как специфический вектор материального проявления креативной природы [6]. Не раскрывая связанных с этой формулой "дремуче-метафизических" определений и не вдаваясь в детали, отметим лишь в качестве потребного нам вывода, что в своей материальной сущности любое поведение не может не быть так или иначе оформлено, обладать той или иной структурной организацией, и потому принципиально вполне доступно для изучения и научной экспликации.

В этом ключе мы полагаем, что всю "общественную деятельность" можно, условно, конечно, и с той или иной степе-

стр. 227


нью точности представить как реализацию разнообразных "проектов", т. е. направленных коллективных акций, квантов поведения социума, подобных "действиям" в роли элементов поведения индивидуальных организмов. Конечно, эти "проекты" понимаются на высоком уровне обобщения, как абстрактные коллективные, вообще говоря, или, точнее, "общественно значимые" мероприятия. Например, постройка метрополитена в г. Москве или салуна в ковбойском городке где-нибудь в Техасе суть проекты в нашем понимании, равно как и "полиция" как постоянно действующее государственное мероприятие по поддержанию общественного порядка.

Согласно общему принципу материального детерминизма, индивидуальные "действия", как и коллективные "проекты", так или иначе чем-то обуславливаются, так что наша декомпозиция поведения приобрела бы ту или иную завершенность, если бы мы могли дополнить ее описанием этой обусловленности. Мы, однако, не ставим перед собой такой задачи в силу ее сложности, конкретности и, вероятно, неразрешимости, так сказать, "в общем виде". Проекты, однако, можно как-то характеризовать количественно, например, через энергозатраты (общие, включая физическую работу индивидуальных участников, а не только энергию машин) или через массу вовлеченного в технологический процесс вещества. По итоговой стоимости, наконец. Короче, определима в принципе тем или иным способом некая материальная "мощность" или "массивность" проекта. А это открывает привлекательную возможность определить и соответствующие количественные параметры, индексы, которые характеризовали бы нашу совокупную деятельность с интересующих нас сторон.

Так, под коэффициентом сапиентности как количественной меры некой сущностной особенности человеческой деятельности можно понимать относительную суммарную массивность "умных" проектов, т. е. таких, предполагаемый "результат" которых априори не очевиден, достаточно отдален по времени, а "полезность" может быть условна (как, например, открытие Америки), относительна либо трудноопределима. При этом, однако, такие проекты должны достаточно заметно влиять на образ жизни общественного организма, причем это влияние может быть связано, для примера скажем, с неким "общим улучшением", оптимизацией жизни, либо созданием в результате реализации проекта неких новых возможностей для всего

стр. 228


сообщества, хотя бы и изначально неопределенных в отношении своей меркантильной надобности, причем (что важно и, по меньшей мере, иллюстративно существенно), как правило, не для прямых участников проекта. Другими словами, выделяемые и противопоставляемые общей сумме проекты не должны быть ориентированы на прямое и очевидное "удовлетворение текущих потребностей". С нашей точки зрения, изощренность в достижении целей "обычного" проекта соответствует скорее "хитроумию", чем разумности, и может характеризовать сапиентность лишь на уровне индивидуальных участников проекта, а не на уровне их коллективно действующего сообщества.

Так или иначе, мы полагаем, что вне всяческих попыток формализации дихотомии, лежащей в основе нашего определения, каждому должно быть интуитивно ясно, о какого рода проектах идет речь. Если данный текст ориентирован в основном на определенный круг читателей, то легко представить, что в этом кругу не может не возникнуть образ исследовательской программы, под которую так трудно бывает "выбить" финансирование. В действительности, вопрос оказывается несколько более широким, и окончательная формулировка, которую мы осмеливаемся предложить, будет следующей:

коэффициент сапиентности (Ks) есть относительная массивность (т. е. доля в общей активности "цивилизации") всех немеркантильных проектов при условии, что суммарно они более или менее существенно и в целом позитивно влияют на модусы данного социума.

То, что "сапиентные" проекты вообще существуют, представляется достаточно очевидным. "Наука", например, как общее направление деятельности, есть пример такого "проекта". Наиболее ценный ее результат обычно непредсказуем, часто эта деятельность никак не может характеризоваться непосредственно в качестве жизненно важной, и затраты вроде бы не оправданы (отметим, что мы отличаем собственно науку от технологических разработок на основе давно известных принципов, с заранее заданной и понятной целью). Однако то, что мы вообще приравняли "сапиентность" как первичное свойство проекта к его "немеркантильности", может показаться неожиданным. Тем не менее, именно это мы и считаем наиболее существенной стороной предлагаемой характеристики уже и хотя бы в силу того, что у нас нет каких-либо иных строгих и объективных характеристик сущности разума, и подобные характерис-

стр. 229


тики вообще представляются принципиально недостижимыми, скажем, для любого взгляда на разум "изнутри". Отметим, что немеркантильные проекты не могут браться "ниоткуда" или быть выражением своенравия некоего сказочного царя. Так или иначе, за ними что-то стоит, и "качество", конкретное содержание этих проектов есть, по нашему мнению, лишь в той же мере своеобразие характеризуемой формы разума, в которой различные культуры, по Леви- Строссу, скорее несопоставимы, чем упорядочиваемы в одномерное представление через их уровень развития. Именно "причуда", заключенная в немеркантильном проекте, и составляет, на наш взгляд, сущность сапиентности. "Ученый" как литературный герой весьма часто "чудак", и наш вывод, во всяком случае, небеспрецедентен. Коэффициент же сапиентности как ее мера отвлекается от этого гипотетически возможного своеобразия форм разума и выражает лишь его количественную сторону.

Предлагаемое соотношение (меркантильность + сапиентность = 1) позволяет также классифицировать проекты не дихотомически, а приписывая им те или иные веса и вычисляя для определения Ks взвешенные суммы. Вряд ли такая форма коэффициента принципиально лучше, но, возможно, по отношению к некоторым ситуациям она может быть более привлекательной.

Более или менее неопределенным в предлагаемом представлении сапиентности остается "позитивность" влияния проекта. Но мы устраним и эту неопределенность, если будем понимать позитивность наиболее широким образом: раз завоевав те или иные возможности (в результате выполнения "сапиентного проекта"), социум не проявляет явной и очевидной склонности к отказу от его результатов. "Позитивность", таким образом, есть отсутствие "негативности", активного отторжения "плодов прогресса". В итоге, "разум" в нашей экспликации состоит не только и не столько в способности правильно формулировать и адекватно отбирать проекты с отдаленным и рискованным "результатом", но и в активной деятельности по их физической реализации.

Возможно, что такая характеристика, скажем, гипотетических космических цивилизаций, если только коэффициент сапиентности можно было бы измерять астрономическими методами, была бы заметно более содержательна, чем спектрально-энергетическая классификация по Кардашеву, тем бо-

стр. 230


лее, что последняя наблюдательно не оправдывается (данная ситуация составляет часть проблемы, известной как астросоциологический парадокс).

Нельзя не отметить, что сапиентность характеризуется нами как целостное свойство социума, а не отдельных индивидов. Однако и на индивидуальном уровне можно обнаружить, как минимум, аналогичность структур: уже изготовление простейших орудий труда являет собой деятельность ("проект") с отложенным потреблением. Это не только не есть непосредственное удовлетворение потребностей, но еще и являет собой некую авантюру с, вообще говоря, непредсказуемым результатом, так как мы не можем ручаться, что все изготовленные нами стрелы попадут в цель.

Последним вопросом, на который можно обратить внимание в связи с предлагаемым определением, это проблема отличения меркантильных проектов в ситуации "внешнего взгляда" (с точки зрения "внеземной цивилизации"). Если мы, напротив, отказались вырабатывать независимое "внутреннее" определение сапиентности для отдельного проекта, то опирались при этом на самоочевидность меркантильности. Так ли это, если смотреть на нас как на неизвестных существ с заранее неизвестным же набором "базовых потребностей" [7]? Является ли проект материального поддержания большого симфонического оркестра меркантильным с любой точки зрения? Все же восприятие музыки непосредственно, и проект (возможно, кто-то будет возражать) является очевидно меркантильным - но только для нас. А как обстоит дело для жителей Марса, лишенных к тому же, по С. Лему, слуха, для которых симфоническое собрание землян может быть очевидно лишь как материальный факт, но никак не в отношении его смысла и задачи [8]?

Разумеется, мы не можем, не располагая соответствующими данными, выработать хотя бы грубо приблизительно конкретные оценки значений коэффициента сапиентности для различных земных эпох и исторических человеческих общностей, социумов или цивилизаций. Однако одного лишь представления о такой характеристике достаточно, чтобы можно было сформулировать почти строгое утверждение, интуитивно (как предположение, по крайней мере), на наш взгляд, достаточно обоснованное: коэффициент сапиентности общества (земной цивилизации) был максимален где-то в эпоху строителей пирамид, а с течением "научно-технического" и всякого иного

стр. 231


"прогресса" лишь убывает. Иными словами, сапиентность, подобно пассионарности по Л. Н. Гумилеву [9], выражает некую качественную мутацию в организме всей цивилизации (в том смысле, в котором этот термин понимается в SETI), и, в отличие от этнически привязанной пассионарности, лишь на более длительных отрезках времени и в более значительных коллективах, чем пассионарность, претерпевает сходное развитие исключительно и только лишь в направлении деградации и распада. Но если этногенетические "взрывы" суть явления повторяющиеся, то сапиентный импульс представляется исторически уникальным, что и объясняет, возможно, известный астросоциологический парадокс ("молчание Вселенной", отсутствие видимых проявлений внеземного разума). Можно полагать, что психозой как палеонтологическая эпоха вовсе не сходит на нет (т. е. "космические цивилизации" вовсе не вымирают, что действительно было бы странно), а лишь относится к сапиентности как к своей зоревой и (палеонтологически), быстро преходящей фазе становления. В зрелом же состоянии сапиентность в смысле предложенной характеристики незначительна. Это не означает, что члены соответствующих ("развитых") цивилизаций уже "вовсе не соображают". Они просто "по жизни" иначе ориентированы. И думают "в другую сторону". Для них "прогресс" уже принес все свои плоды и, потеряв скрытую в нем необходимость, утратил привлекательность так же, как и свое истинное основание. При этом, доминирующий сегодня для нас, как для космической цивилизации, находящейся в определенной фазе развития, стремительный количественный рост, перекрывающий и скрывающий убывание сапиентности, систематически, для подавляющего большинства цивилизаций на последующих фазах заканчивается в силу естественных причин раньше преодоления ими "космического порога", за которым, в принципе, могла бы наступить меркантилизация и стереотипизация космически ориентированной активности, если таковая вообще в принципе возможна. Либо же "десапиентизация" разрушает и часть, скажем, "слишком сложных" или "вычурных" и потому становящихся "ненужными" меркантильных проектов, и начавшаяся было "космическая экспансия" все же завершается ничем, а астрономическая "светимость" психозоев во всех материальных диапазонах остается слишком ничтожной для их обнаружения. При этом реликтовые психозои не только выживают, но и эффективно подавляют биосферные ме-

стр. 232


ханизмы, которые в противном случае привели бы к возникновению новых психозойных видов и смене планетарного лидера.

Конечно, астросоциологический парадокс может иметь и другое объяснение [см., например, 10], однако рассмотренная нами гипотеза, на наш взгляд, не менее основательна, чем многие другие.

* * *

В земной истории известна мегалитическая эпоха, соответствующая постройке сооружений, подобных Стоунхеджу, египетским пирамидам, инкскому городу Мачу-Пикчу или Баальбекской веранде. При относительно малой численности населения и очевидной немеркантильности большинства мегалитов мы не можем не оценить тогдашнее состояние цивилизации как высокосапиентное. На наш взгляд, здесь вовсе нет никакого парадокса. Возражение могло бы быть со стороны результативности всего "мегалитического проекта" как единого целого и как всей эпохи.

Подобным образом проектами (обычного масштаба) с высоко концентрированной сапиентностью являются (либо, возможно, являлись) многие, по меньшей мере, религиозно-культовые сооружения, с тем же очевидным основанием для критики.

Если принять во внимание, что, видимо, именно в мегалитическую эпоху создавалось, либо претерпевало существенную мутацию самое мифологическое ядро современной человеческой культуры, на тысячелетия определившую основные векторы индивидуации архетипов коллективного бессознательного и тем самым сформировавшую базовые ментальные структуры нашей цивилизации, такая возможная критика позитивности "мегалитического проекта" представляется необоснованной. В условиях "чистого листа" астрономическая направленность Стоунхеджа была не более результативно- поисковой, чем попытки магического воздействия на природу, поиск метафор для восприятия, описания, понимания и осознания природных явлений, как и формулирование тех или иных представлений о загробном мире. Работа, проделанная в те времена нашими предками, вполне возможно была действительно более значительна, чем совершаемая

стр. 233


нами, а распространенная сегодня абстрактно-знаковая стереотипия, основанная на научных формулах, часто является в большей степени пустым и суеверным заклинанием, чем любые образно-метафорические экспликации, лежащие в основе дошедших до нас древних мифов.

1. Философский словарь. М., 1972.

2. Краткая философская энциклопедия. М., 1994.

3. Троицкий В. С. Развитие внеземных цивилизаций и физические закономерности // Проблема поиска внеземных цивилизаций. М., 1981. С. 5.

4. Кардашев Н. С. О неизбежности и возможных формах сверхцивилизаций // Проблема поиска жизни во Вселенной. Труды Таллинского симпозиума. М., 1986. С. 25.

5. Бондарев Л. Г. Техногенез - новый фактор в развитии природы Земли // Земля и Вселенная. 1996. N 1. С. 30.

6. Козлов М. К. Психическое как объект категориального анализа // Философские исследования. 1998. N 2. С. 25.

7. Моррис Д. Голая обезъяна. СПб., 2001.

8. Лем С. Магелланово облако. Библиотека "Артефакт" - http://andrey. tsx. orq/. С. 108.

9. Гумилев Л. Г. Этногенез и биосфера земли. Л., 1990.

10. Козлов М. К. Астрал как результат деятельности астросоциального фактора // Философские исследования. 1999. N 4. С. 33.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗУМ-ПОД-ЧИСЛОВЫМ-МИКРОСКОПОМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. К. КОЗЛОВ, РАЗУМ ПОД ЧИСЛОВЫМ МИКРОСКОПОМ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РАЗУМ-ПОД-ЧИСЛОВЫМ-МИКРОСКОПОМ (date of access: 11.12.2019).

Publication author(s) - М. К. КОЗЛОВ:

М. К. КОЗЛОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
1001 views rating
10.09.2015 (1553 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
2 days ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
2 days ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
10 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗУМ ПОД ЧИСЛОВЫМ МИКРОСКОПОМ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones