Libmonster ID: RU-17340
Author(s) of the publication: В.А. ТЮРИН

Рецензируемую монографию трудно отнести к четко очерченному и строгому жанру. С одной стороны, перед читателем предстает книга по истории Камбоджи, охватывающая период с конца XIX в. до середины 90-х годов XX в., с упором на время 50-90-х годов нынешнего столетия, т.е. исследование историческое. С другой стороны (и это делает книгу не просто еще одной историей Камбоджи), развитие страны анализируется с политологической точки зрения. В результате достигается синтез исторического и логического, столь необходимый нашей науке (и не только востоковедной).

О труде Д.В. Мосякова есть смысл судить не только исходя из законов жанра (вне всякого сомнения, новаторского для нашей науки), но и по тому, 1) что содержится в книге, 2) какие проблемы в ней ставятся, 3) как они анализируются и решаются и, наконец, 4) какой след этот труд может оставить в отечественном востоковедении (а может быть, и не только в нем, если говорить о востоковедении в традиционном понимании).

Итак, каково содержание книги? Это - история Камбоджи от установления французского протектората до падения полпотовского режима и событий первой половины 90-х годов XX в. Но история не чисто гражданская (этот элемент в ней присутствует, хотя, я думаю, ему можно было бы уделить и несколько больше внимания), а рассматриваемая с точки зрения прохождения страны через основные социально-экономические и политические модели развития, через которые как бы осуществляется история. Таких моделей Д.В. Мосяков усматривает три. Первая из них - колониальная, или натурально-товарная, когда хозяйство непосредственных производителей остается на натуральном или полунатуральном уровне, а изымаемый ростовщиками, перекупщиками и т.д. произведенный прибавочный, а подчас и

стр. 210


необходимый продукт превращается в товар лишь в фазе потребления (у ростовщиков), а не в фазе производства (у крестьян) (с. 4). Вторая модель - бестоварная, связанная с эпохой тоталитарного режима и полпотовского "коммунистического" эксперимента. И, наконец, третья модель, которую автор условно именует переходной к товарно-денежной, рыночной экономике и связывает ее с "эрозией" политического режима и возможностью появления полномасштабного рынка и товарного хозяйства.

Анализ этих моделей логически заставляет автора при рассмотрении им истории страны поставить в центр внимания два основных сюжета: 1) аграрные отношения (Камбоджа - страна крестьянская по преимуществу, и, как полагает Д.В. Мосяков, "эти отношения всегда играли определяющую роль в ее развитии"); 2) "причины, характер и последствия той социальной революции, оказавшей доминирующее влияние на историю Камбоджи в XX в." (с. 5).

Первой проблемой (хронологически и логически) для автора стал анализ становления и действия того, что он именует "натурально-товарной моделью" камбоджийского общества, прослеживаемой им от эпохи французского протектората до революции "красных кхмеров".

Д.В. Мосяков, отойдя от утвердившегося в отечественной литературе на долгое время тезиса о пагубности колониализма для развития стран Востока, пришел к выводу, что реформы, предпринятые французскими властями в Камбодже, "формировали новую реальность, иную политико-экономическую систему, в которой возникали иные, чем прежде, ценности и импульсы" (с. 21). На первое место он ставит восстановление многочисленного слоя мелких и средних сельских собственников, а также образование ростовщического капитала, занявшего ключевые позиции в сельской экономике. И хотя в книге присутствует некоторое легко объяснимое реакцией на необъективное и одностороннее освещение деятельности колониальной администрации в советской литературе, приукрашивание этой деятельности, автор в конечном счете приходит к выводу, что брошенное в стихию товарно-денежных отношений крестьянское хозяйство оказалось (не без "помощи" колониальных властей) в более чем затруднительном положении, что послужило основой для тех трагических событий, которые произошли в стране в 70-80-х годах. Это положение стало следствием построения французами "натурально-товарной модели", в основе которой лежало превращение товарно-денежных отношений в доминирующие, формирующие "новую реальность" (с. 37).

Вслед за В.Г. Растянниковым автор считает, что в Камбодже произошло "асимметричное включение крестьянского хозяйства в рыночную экономику", затормозившее формирование хозяйств капиталистического типа. Серьезным препятствием для этого стало и сохранение поведенческого стереотипа камбоджийского крестьянина, базировавшегося на традиционной патриархальной системе ценностей.

В результате в этой новой для Камбоджи системе возникли и новые противоречия многопланового порядка, ясно определенные Д.В. Мосяковым: 1) между крестьянами и ростовщиками, ставшими естественными проводниками изменений в деревне под покровительством французских властей; 2) между остававшейся на уровне натурального хозяйства деревней и все более богатевшим и капитализировавшимся городом; 3) между образовавшимися в результате перемен социально-имущественными слоями в деревне, где появилась небывалая по численности (в традиционном обществе) группа безземельных крестьян, фактически пауперов, выталкиваемых из традиционной деревни.

Следующий раздел книги, в котором рассматривается эволюция натурально- товарной экономики Камбоджи в постколониальный период - время правления Нородома Сианука (1953-1970), заставляет задуматься над проблемой, актуальной не только для страны, изучаемой в монографии, но и для структур, переживающих ломку в связи с переходом от традиционной системы (восточной или не совсем восточной) к, условно говоря, западной (рыночной, товарно- денежной, включенной в международный обмен, и т.п.). Д.В. Мосяков, весьма убедительно обрисовав неудачные и неумелые попытки режима Сианука действовать в рамках уже намеченной колониальными властями модели, подводит читателя к причинам краха этой модели, окончательно рухнувшей с переворотом генерала Лон Нола в 1970 г. в обстановке растущей нестабильности и углубившейся гражданской войны.

И в связи с этой, хорошо и фундированно разработанной автором, проблемой возникает вопрос, который присутствует в конкретных реалиях книги, но которому автор, поглощенный макроструктурным моделированием камбоджийского общества (очень убедительным и, несомненно, заставляющим по-новому взглянуть на переходные процессы в восточных, и не только в восточных, обществах), мог бы уделить чуточку больше внимания.

стр. 211


Речь идет о "человеческом" факторе в построении (или преобразовании) социально-экономических или социально-политических основ общества. Французы, трансформируя традиционный кхмерский порядок, переносили свою, европейскую систему не только постепенно, не боясь остановиться и даже отступить, если первые шаги были радикальнее, чем могло их воспринять или переварить местное общество, но и (может быть, это и есть главное?) не надеясь, что система сама себя проявит и даст нужные результаты. С этой точки зрения представляется очень интересным рассмотрение автором французской политики в отношении ростовщического капитала, аппетиты которого "в разные годы ограничивали, вводили в разумные рамки, но уничтожить его и не пытались, ибо это означало на деле крах всего камбоджийского рисового экспорта и получаемых от него значительных доходов" (с. 31). Продуманной (учитывающей в значительной мере местные особенности) и направляемой администрацией была и политика в отношении чиновничества, налогообложения, отмены рабовладения, закрепления права частной собственности на землю, судебной системы и т.д.

Я крайне далек от идеализации и тем более оправдания колониализма. Однако считаю, что недостаточно заявить о преимуществах новой модели и уничтожить старую, ведь основную ответственность за неудачи экспериментов несут те, кто оказался вершителем судеб своего или чужого народа. Вся заключительная часть первой главы монографии именно об этом и свидетельствует. И в камбоджийской трагедии, по моему глубокому убеждению, повинны не только "красные кхмеры", но и те, кто, получив власть в результате ухода французов из Камбоджи в 1953 г. и уже сформировавшуюся модель натурально-товарной экономики, пусть и пострадавшей в годы второй мировой войны и военных действий 40-50-х годов, не сумели наладить контроль государства над процессами, происходившими в социальной и политической жизни (не говоря уже о чисто экономических факторах).

Прав Д.В. Мосяков, когда пишет: ""Сильный" режим протектората, ограничивавший, с одной стороны, коррупцию, а с другой - разрушительные действия любой политической оппозиции, сменился на порядок более слабым в этом отношении режимом Сианука, который, как вскоре выяснилось, оказался неспособным поддерживать внутреннее равновесие и пропорции системы" (с. 43).

Характерно, что, несмотря на все военные невзгоды, к моменту независимости "гибридная" (как ее называет автор), или натурально-товарная, система, была еще устойчивой. Но Сианук и камбоджийская элита избрали в качестве альтернативы весьма неопределенную программу кхмерского "буддийского социализма", игнорировали экономические реалии, поставив крест на развитии крупных товарных хозяйств и попытавшись взять под свой контроль операции ростовщического (китайского по преимуществу) капитала. Та же судьба постигла и другую меру, удавшуюся в свою время французам, - организацию миграции крестьян из центральных в отдаленные пограничные области.

Не принесло успеха и широко разрекламированное кооперативное движение, организовать которое экономически оказалось правительству не по силам и которое использовалось в чисто пропагандистских целях (с. 62). Новая элита - хищническая, коррумпированная, нажившаяся на воровстве и разбазаривании иностранной помощи, подорвала натурально-товарную модель, основы которой были заложены в эпоху французского протектората и тем самым проложила путь "красным кхмерам".

Окончательный же удар нанес по этой модели, а заодно создал условия для победы тех, кто называл себя "красными кхмерами", переворот Лон Нола (1970), поддержанный американцами. Сделав ставку на городские слои и финансово- спекулятивные структуры, связанные с иностранным капиталом, правительство Лон Нола и его американских советников не только перестало уделять деревне даже то минимальное внимание, которое оказывалось ей при режиме Сианука, но и, развернув с помощью американской авиации массированные бомбардировки "красных" (и не только "красных") сельских районов, разрушило аграрную инфраструктуру, ввергло страну в хаос и в конечном счете уступило власть радикальной части кхмерских коммунистов, или "красным кхмерам" (1975).

Основные особенности последующих двух моделей - бестоварной системы аграрных отношений и переходной модели экономического и социально- политического развития Камбоджи - были проанализированы Д.В. Мосяковым в его предыдущих трудах, на последний из которых мною уже была написана рецензия (1). Это избавляет меня от необходимости подробно останавливаться на этой части монографии. Тем не менее следует отметить, что настоящая работа, не говоря уже о новом материале, привлеченном автором, заставляет

стр. 212


несколько по-другому взглянуть на обошедшие весь мир сведения о "красных кхмерах" и особенности их деятельности.

Как представляется, "красные кхмеры" - радикалы в камбоджийском коммунистическом движении - опирались в своих идеях не столько на "классический" опыт СССР, восточноевропейских стран и даже Вьетнама, сколько на ту разновидность марксизма с его не антикапиталистической, а антипотребительской направленностью, которая базировалась на резко негативном отношении к потребительскому обществу, характерном для западноевропейских радикалов 50-60-х годов. Именно там обучавшиеся во Франции в 50-х годах Пол Пот и Иенг Сари, а также целая группа их будущих сподвижников почерпнули основные свои идеи (в самой Франции их наставники и соученики приняли участие в майских событиях 1968 г. в Латинском квартале).

Вторым источником, подпитывающим идеи "красных кхмеров", стали связи с китайскими коммунистами эпохи "хунвэйбиновской дипломатии", когда ставка Мао и его окружения была сделана на разжигание "революционной войны" в ЮВА. Но, конечно, никакие идеи "европейских левых" или китайских маоистов хунвэйбиновского окраса не создали бы ту атмосферу ужаса и массовых убийств, если бы в стране не существовало тех противоречий, о которых так точно и убедительно написал автор, и если бы (здесь я, может быть, усиливаю мысль Д.В. Мосякова) не накопилась в деревне ненависть не просто к коррумпированным чиновникам и разглагольствующим политикам, а к городу - средоточию этих чиновников и краснобаев, - в котором бесследно исчезали результаты крестьянского труда.

Д.В. Мосяков отошел от одномерной характеристики "красных кхмеров" на всем протяжении их деятельности и сумел воссоздать ситуацию не в Камбодже вообще, а в главных ее областях, где положение населения и политика нового руководства были далеко не однозначны. Кстати, я не думаю, что действия "красных кхмеров" в контролируемых ими районах в 1970-1972 гг. (освобождение бедных крестьян от налогов, отмена ростовщических долгов и обязательств и т.д.) не была по сути уловкой, элементарным обманом, с помощью которого "красные кхмеры" укрепляли свою власть" (с. 101). Полагаю, что сами "красные кхмеры" не представляли определенной группы (об этом свидетельствуют и последующие события, описанные Д.В. Мосяковым, - в частности, положение в Восточной зоне, где до 1978 г. главную роль играли коммунисты, ориентировавшиеся на вьетнамский опыт).

Вызывают некоторые сомнения параллели между уничтожением городов "вливанием" городского населения в аграрный сектор (естественно, сопровождавшиеся массовой гибелью населения) и недолговечными (и больше существовавшими на бумаге) трудовыми армиями Троцкого в России в 1919-1920 гг. (с. 126) и бригадной организацией камбоджийского общества и сталинскими лагерями (с. 129). Сам автор полагает, что "черты традиционного кхмерского строя можно усмотреть и в непрерывном процессе внеэкономического принуждения со стороны государства, в организации массового принудительного труда и ирригационных работ" (с. 135). Правда, он считает, что связь между традиционной и бестоварной моделями общества - "чисто внешняя", поскольку они отличаются механизмами социальной организации и характером верховной власти. Думается, что не все, что случилось в Камбодже, можно объяснить только безудержной приверженностью доктринеров к таким образом понятому ими марксизму и его интерпретации в различных странах. Немалую роль сыграли и традиционные основы восточного общества, время от времени (еще до всяких социалистических учений) обнаруживавшие эти свои черты (достаточно вспомнить III династию Ура).

Интересны и удачны разделы книги, посвященные внутриполитической борьбе в руководстве "красных кхмеров", роли Вьетнама и Китая в камбоджийских событиях. Поскольку, в отличие от отечественных авторов преимущественно публицистических изданий, написанных по западным работам, Д.В. Мосяков знает кхмерский язык и какое-то время жил в Камбодже, он не демонизирует "красных кмеров" и тем более не защищает их. Он, скорее, следует историкам Французской революции - Альберу Вандалю и Луи Мадлену, написавшим когда- то, что в эпоху невероятного кризиса все, что есть темного в нации, поднимается на поверхность: "... белая пена, красная пена... а также вся зверская жестокость и все отвратительные страсти, о существовании которых до этих эпох не подозревают" (2).

Приход к власти прагматиков, поддержанных Вьетнамом, создал, по мысли автора, переходную модель, завершение которой началось весной 1989 г., когда начались и политические реформы, соответствовавшие новым экономическим реальностям - развитию товарных отношений и усилившейся социальной дифференциации в деревне. К октябрю 1991 г.,

стр. 213


полагает Д.В. Мосяков, "закончилась эпоха однопартийных и тоталитарных по своей природе режимов, возникла новая, многопартийная политическая реальность, определившая характер и формы политической борьбы в стране на 90-е годы" (с. 247).

Вывод автора не слишком утешителен, но и не безнадежно пессимистичен. Стране, несмотря на частую смену элит и моделей развития, не удалось создать социально и экономически равновесную систему, обеспечивающую политическую стабильность и экономическое процветание. Основную причину этого Д.В. Мосяков усматривает (на мой взгляд, справедливо) в расколе и слабой консолидации кхмерской правящей элиты. А потому "призрак гражданской войны все еще стоит у дверей камбоджийского дома" (с. 251).


ПРИМЕЧАНИЯ

1 B.A. Тюрин. Революция, революция... [Рец. на:] Д.В. Мосяков. Камбоджа: внутреннее развитие. 1979-1989. М., 1991.-Восток. 1993, N 3, с. 188-190.

2 Луи Мадлен. Французская революция. Т. 1. Берлин, 1922, с. 9.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РЕЦЕНЗИИ-Д-В-МОСЯКОВ-СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ-РАЗВИТИЕ-КАМБОДЖИ-В-XX-ВЕКЕ-ДЕРЕВНЯ-И-ВЛАСТЬ-М-Институт-востоковедения-РАН-1999-270-с

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.А. ТЮРИН, РЕЦЕНЗИИ. Д.В. МОСЯКОВ. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ В XX ВЕКЕ. ДЕРЕВНЯ И ВЛАСТЬ. М., Институт востоковедения РАН, 1999, 270 с. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 13.01.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РЕЦЕНЗИИ-Д-В-МОСЯКОВ-СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ-РАЗВИТИЕ-КАМБОДЖИ-В-XX-ВЕКЕ-ДЕРЕВНЯ-И-ВЛАСТЬ-М-Институт-востоковедения-РАН-1999-270-с (date of access: 19.01.2022).

Publication author(s) - В.А. ТЮРИН:

В.А. ТЮРИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
22 views rating
13.01.2022 (6 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЛЬВА ЗАЛМАНОВИЧА ЭЙДЛИНА (1909-1999). Л.З. ЭЙДЛИН В СУДЬБЕ В.М. АЛЕКСЕЕВА
Catalog: Разное 
Yesterday · From Россия Онлайн
ЮРИЙ АШОТОВИЧ ПЕТРОСЯН (к 70-летию со дня рождения)
Yesterday · From Россия Онлайн
РЕЦЕНЗИИ. С ВОСТОКА СВЕТ. С.А. Серова. Театральная культура серебряного века в России и художественные традиции Востока (Китай, Япония, Индия). М., Институт востоковедения РАН, 1999, 219с.
Yesterday · From Россия Онлайн
ОБСУЖДЕНИЕ КНИГИ. А.Д. ВОСКРЕСЕНСКИЙ. РОССИЯ И КИТАЙ: ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ. М., Московский общественный научный фонд; ООО "Издательский центр научных и учебных программ", 1999, 408 с.
Yesterday · From Россия Онлайн
РОССИЯ И АЗИЯ, ИЛИ АНТИ-БЖЕЗИНСКИЙ (ОЧЕРК ГЕОПОЛИТИКИ 2000 ГОДА)
Yesterday · From Россия Онлайн
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ УЗЕЛ: КАК ВСЕ ЗАВЯЗЫВАЛОСЬ
Yesterday · From Россия Онлайн
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ДЕБЮТ СССР В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ: ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКО-ЛИБЕРИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ, 1945-1960 гг.
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
Catalog: Разное 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
3 days ago · From Россия Онлайн
ВЛАДИМИРЦОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РЕЦЕНЗИИ. Д.В. МОСЯКОВ. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ В XX ВЕКЕ. ДЕРЕВНЯ И ВЛАСТЬ. М., Институт востоковедения РАН, 1999, 270 с.
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones