Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8702
Author(s) of the publication: Г. А. КАРЦЕВА

Share with friends in SM

Серебряный век русской культуры знаменателен бурным расцветом религиозной философии, основоположником которой, а также одним из первых в России мыслителей, заинтересовавшихся философскими основами жизни, стал B.C. Соловьев (1853 - 1900). Он продолжал религиозно-философские традиции философа, писателя, драматурга, критика, поэта, публициста, члена-корреспондента Петербургской академии наук А. С. Хомякова (1804 - 1860), философа, публициста И. В. Киреевского (1806 - 1856), философа П. Я. Чаадаева (1794 - 1856). Соловьев также испытал влияние А. Шопенгауэра и особенно Ф. Ницше, что было характерно для русских мыслителей начала XX в. Расходясь с Ф. Ницше в принципиальных вопросах, Соловьев, тем не менее, уделял существенное внимание изучению трудов немецкого ученого. Он выделял в ницшеанстве стремление к эстетизации жизни и превращению красоты в ее смысл несмотря на то, что культ сильной и величественной красоты, действительно свойственный философии Ф. Ницше, не является в ней доминирующим, а существенно менее значим, чем воля к власти. Критикуя антихристианизм Ницше, В. Соловьев утверждал в центре процессов жизни божественную силу, создающую красоту: особенность этой силы состоит в том, что она не ослабевает, а красота не умирает, так как они неразделимы с добром. Эта божественная сила и является у Соловьева тем самым ритмом, который есть основа жизни и культуры человека.

Следует подчеркнуть, что со времен античности ритм, совершенствующий жизнь, часто связывался с красотой. Русские религиозные философы во главе с В. С. Соловьевым видели этот ритм в искусстве, в его способности к теургии: прекрасное, содержащееся в созданных руками людей творениях, должно преобразовать мир на основе божественного замысла, превратить физическую жизнь в духовную, способную одухотворять, преображать материю. Соловьев находил этот ритм в прекрасных произведениях искусства, в которых, как он полагал, уже содержится предвидение будущего. Следовательно, красота искус-

стр. 187


ства есть, по мнению мыслителя, связующее звено между красотою природы и красотою будущей жизни.

Стержневой идеей философской системы Соловьева стала идея всеединства, начинающегося от внутренней целостности природы и заканчивающаяся идеальным богочеловечеством. "Внутренний рост человека и человечества в своем действительном начале тесно примыкает к тому процессу усложнения и усовершенствования природного бытия, к тому космическому росту, который особенно ярко выражается в развитии органических форм растительной и животной жизни" [13. С. 630]. Триединство истины, добра и красоты - ритмическая составляющая этого всеединства. Данное триединство, характерное для европейской философии, превратилось у Соловьева в три грани единой всемирной идеи, в осуществление совершенной целостности бытия при сохранении полной самостоятельности всех ее сторон. В. В. Бычков [5] полагает, что прообразом этого всеединства является идеальное соединение свободных ипостасей Святой Троицы.

Здесь следует подчеркнуть, что проблема мировой целостности возникла не с Соловьевым. Она занимала мыслителей на протяжении многих веков от античности до наших дней, и особенно русских религиозных философов. Уже А. С. Хомяков начал разработку концепции объективного всеединства макро- и микрокосма. В своем обосновании вселенского принципа соборности он усматривал ритм, отражающий целостность и полноту мироздания, ритм, объединяющий всю культуру: общество, исторический процесс, церковь, человека, познание и творчество. В. С. Соловьев развил это учение. Он различал всеединство отрицательное, отвлеченное, предполагающее наличие некоторого общего ритмического начала (в материализме - материя, в идеализме - самораскрывающаяся идея), и положительное, конкретное, когда единое ритмическое первоначало понимается в форме отношения целого к составляющим его элементам. В своем обосновании всеединства Соловьев отталкивался от христианских постулатов, которые гласят, что мир лежит во зле, суть которого состоит во взаимном противоречии и несовместимости существ. Злое и бессмысленное в сущности одно и то же. Смысл же мира, убеждал Соловьев, во всеединстве: во всеобщем примирении, согласии и космосе, в порядке и ритмической организации. Движение к всеединству начинается не с осознания его идеи, а с любви, которая лишь одна есть сила, способствующая

стр. 188


победе духа над материей. Такое активное действие по одухотворению плоти В. С. Соловьев и назвал теургией.

Проблема всеобщего ритма бытия и каждого человека серьезно интересовала представителей философии истории. Религиозный философ Н. А. Бердяев (1874 - 1948) был убежден, что жизнь общественную и жизнь космическую связывает единый ритм. Усмотрев гармонию в сосуществовании в мире беспредельного хаоса и упорядоченного космоса, он попытался объяснить из этого стройный порядок периодических социальных изменений, борьбу консервативных и революционных начал. Главная проблема философии Бердяева - смысл существования человека и связанный с ним единым ритмом смысл бытия в целом. По мнению мыслителя, философия может познать бытие лишь из самого человека, поэтому смысл бытия можно найти только в смысле собственного существования. Осмысленное существование может быть достигнуто, в понимании Н. А. Бердяева, с помощью уединения и творчества. У Бердяева не личность является частью общества, а наоборот, общество составляет один из аспектов личности. Но это еще не все: не человек представляет собой часть космоса, а космос становится частью человеческой личности. Ритм личности и соответствующего ей субъективного находится, по мнению философа, в постоянном конфликте с ритмом общего и объективного. Окружающий мир воспринимался писателем также антропоцентристски. По его мнению, объективной реальности не существует, это иллюзия сознания, существует лишь созданная ритмом нашего духа объективация, поэтому мир не является подлинным миром, а лишь порождением субъекта. Объективация у Н. А. Бердяева означает трансформацию ритма духа в ритм бытия, превращение абстрактной вечности в ритмично протекающее время, субъекта - в объект. Это рождение с помощью воображения мира явлений, где результаты духовной деятельности человека приобретают формы пространства и времени и начинают подчиняться метрическим законам логики и формы.

В основной своей работе "Смысл истории" Н. А. Бердяев подверг критике позитивистское понимание истории, представлявшего ритм исторического развития как простую смену экономических формаций, видевшего движущую силу истории лишь в процессе материального производства и накопления. С точки зрения Бердяева, при изучении философии истории ученый не имеет права как выпускать из вида какую-либо составляющую

стр. 189


общественной жизни, так и сужать поле своего зрения на частных проявлениях, например, на экономических отношениях, которые представляют собой лишь один из фрагментов исторической целостности. Он указывал на то, что только с помощью философии истории возможно постичь всеединство мира: "Философия истории берет человека в совокупности действия всех мировых сил, т. е. в величайшей полноте и величайшей конкретности... И эта совокупность мировых сил порождает действительность высшего порядка, которую мы именуем исторической действительностью" [2. С. 14]. По мнению мыслителя, "философия истории, историческое познание есть один из путей к познанию духовной действительности. Это есть наука о духе, приобщающая нас к тайнам духовной жизни" [2. С. 13]. При этом понятия "историческое" и "историзм" не совпадают. Историзм имеет отношение к реальным историческим событиям, которые проходят одно за другим и обладают дискретным ритмом развертывания во времени. Историческое же принадлежит философии истории, которая осмысливает глубинную целостную во времени сущность бытия, где настоящее находится и в прошлом, и будущем. "Между человеком и "историческим" существует такое глубокое, такое таинственное в своей первооснове сращение, такая конкретная взаимосвязь, что разрыв их невозможен. Нельзя выделить человека из истории, нельзя взять его абстрактно, и нельзя выделить историю из человека" [2. С. 14]. История представляет собой процесс, развертывающийся во времени, укорененном в вечности, следовательно, историческое неразрывно связано с вопросом о природе и специфике времени, о соотношении времени и вечности. НА. Бердяев различал три времени: космическое с равномерным ритмом развертывания и метрическим измерением, историческое, являющееся частью космического и потому тоже с метрическим измерением по десятилетиям и векам, но направленное к новому, и экзистенциальное или "метаисторическое", которое не измеряется метрически, в нем нет различия между прошлым и будущим, концом и началом, а ритм его зависит от напряженности переживаний. История, хотя и проистекает в своем историческом времени от прошлого через настоящее к будущему при постоянно ускользающем настоящем, настолько неуловимо малом, что легко приносится в жертву будущему; она, тем не менее, причастна ко времени космическому. В историческое время через прорывы метаисторического начала в творчестве постоянно внедряется экзистенциальное время,

стр. 190


в котором прошлое живет в настоящем и продолжается в будущем. Чтобы проникнуть в тайну исторического, философ должен полностью сродниться с историей: "Настоящий путь философии истории есть путь к установлению тождества между человеком и историей, между судьбой человека и метафизикой истории" [2. С. 16].

Раскрывая особенности соотношения культуры и цивилизации, Бердяев отмечал, что признаками культуры неизменно являются символичность, иерархичность, органичность. Цивилизация же приводит к другому общественному положению, основой которого становятся реалистичность, демократичность, механистичность. В главное превращаются не цели, а средства жизни. Но несмотря на усиление бездуховности общества, культура не умирает, она вынуждена уйти с поверхности жизни в ее недра: "В более глубоком смысле - культура вечна" [2. С. 173]. По мнению Бердяева, значительно важнее ценности духовные, которые необходимо бережно воспринимать. Примером могут служить народности, у которых низкий уровень цивилизации как бы стимулирует расцвет культуры. Когда в основу существования человечества ставится научное знание, когда рациональность ценится выше эмоциональности, тогда, считал философ, наступает разложение культуры, разрыв с религиозными и духовными ценностями, что приводит к культу наслаждения жизнью, ее плотскими удовольствиями. Конец культуры совпадает с началом цивилизации, и парадокс состоит в том, что внешне это воспринимается как прогресс. Преемственность культуры - вот что нужно для развития общества. Ритм времени должен быть непрерывным, необходимо соединение прошлого, настоящего будущего. Это возможно лишь с помощью художественного творчества: "Только этика творчества впервые преодолевает отрицательную направленность духа, борьбу со злом и грехом прежде всего, и утверждает положительную направленность духа... для этики творчества борьба со злом происходит не столько пресечением и уничтожением зла, сколько творческим осуществлением добра и творческим преображением злого в доброе... Она преодолевает не только земной, но и небесный, трансцендентный эгоизм..." [1. С. 122]. Но ритм творчества сугубо индивидуален, поэтому оно не может подчиняться абстрактным законам. Да и сам человек не есть субстанция, он представляет собой высший творческий акт, для которого не может существовать никаких нормативов: "Творчество только и возможно из

стр. 191


бездонной свободы, ибо лишь из бездонной свободы возможно создание нового, небывшего" [1. С. 117].

Две основные области исследования философа - история и человек - оказались в неразрешимом противоречии: наделяя субъекта способностью создания объективной реальности только с помощью своего творческого воображения, неограниченной свободой в поступках, Н. А. Бердяев, тем не менее, интерпретировал историю как объективный процесс, имеющий собственный ритм развития, и ставил изучающего его человека в положение бережного хранителя непреходящих культурных ценностей, служения им, благоговейно подчиняющегося их объективной ценности.

Вопросы функционирования ритма в процессе движения истории волновали и еще одного интереснейшего ученого, в своих научных изысканиях проложившего дорогу от истории, через культурологию, к философии и теологии - Л. П. Карсавина. Л. П. Карсавин (1882 - 1952), хотя и прожил до 1952 г., получив в 1947 г. диплом доктора наук советского образца, относится к философам Серебряного века не только потому, что в 1922 г. был выслан из страны, но главным образом благодаря содержанию трудов, в которых воплощен дух Серебряного века. Его миропонимание было настолько индивидуальным, что живший в Литве, которая в 1940 г. стала советской, Карсавин, будучи с 1928 г. профессором всеобщей истории Каунасского университета в Литве, подвергся в 1949 г. аресту и осуждению за антисоветскую деятельность на десять лет.

Философское понимание истории культуры строилось ученым на убеждении, что ритм ее развития близок ритму душевного развития человека. В связи с этим постижение истории становится не только субъективным переживанием, но и проникновением в другой душевный процесс - исторический. Л. Карсавин дал характеристику коллективному сознанию, включающему в себя действие двух его элементов - разума и инстинкта. Инстинкт, по Карсавину, хотя и слеп, никогда не удовлетворен существующим положением вещей, поэтому он вечно стремится вперед. Он нуждается в разуме для осознания своих неудач и определения целей. Разум консервативен, так как доволен достигнутым. Эти компоненты постоянно находятся во взаимодействии и в меняющемся ритмическом соотношении, никогда не проявляясь отдельно друг от друга. Например, в стихийных процессах массового характера, разрушающего ста-

стр. 192


рые общественные формы, преобладает инстинкт. Напротив, в созидательной работе, создающей новые структуры, доминирующим становится разум [11. С. 159 - 160].

Современный ученому символизм, наполненный идеями мистицизма, навел его на мысль обратиться к углубленному изучению средневековой истории, сверху донизу пронизанной символизмом. Символы прятались в каждой детали средневекового культа: в библейских сюжетах, связанных с насквозь символичной жизнью Христа, который в своей мудрости совершал только имеющие смысл поступки; в религиозной жизни; в жизни природы и настроениях человека; в церковных обрядах. При анализе средневековой культуры Карсавин пришел к понятию формы как таковой, а также и формы-традиции как своеобразного проявления психики. По мнению ученого, возникающие социально- экономические и политические отношения тяготеют к тому, чтобы закрепиться в обычаях, которые очень быстро становятся окостеневшими. "Форма застилает содержание и самодовлеет, как часто самодовлеет и диалектическая техника, уродующая труды поздних схоластиков" [6. С. 206].

В "Философии истории" Карсавин уверял, что различные культуры живут каждая в своем собственном ритме и совершенно недоступны друг для друга. "Мне как русскому или европейцу недоступна и непонятна культура индийская" [8. С. 162]. Однако задачей истории, по мнению философа, является постижение мира в его всеединстве: "Высшей задачею исторического мышления является познание всего космоса, всего тварного всеединства как единого развивающегося субъекта. В этом смысле весь мир в его целом - объект исторического изучения" [8. С. 81]. При этом ученый придавал огромное значение в историческом процессе каждой отдельной личности, которая сама по себе есть единое целое: "Всякая историческая индивидуальность или личность определяется не извне, а изнутри, из нее самой. Всякая личность - всеединство своих моментов" [8. С. 118]. Карсавин обозначил четыре стадии в ритме становления и развития любой исторической индивидуальности, не существующих отдельно и переходящих друг в друга. Это: 1) потенциальное всеединство исторической личности - "переход от небытия к бытию"; 2) первоначальное дифференцированное единство, внутри которого элементы легко переходят один в другой и взаимозаменяются; 3) органическое единство, т. е. период функционального самоограничения и определен-

стр. 193


ной стабильности индивидуальности; 4) вырождение органического единства в систематическое, а затем и разрушение его через дезинтеграцию.

Особое внимание уделял ученый индивидуальному ритму личности, особенность которого заключается в непохожести в каждом отдельном моменте на ритм любой другой личности, что позволяет из отдельных элементов создать единое целое, где составные части перестают быть таковыми, а превращаются в его органические составляющие. Нет компонентов, абсолютно одинаковых у двух личностей, личность единственна и неповторима. В работе "О личности" Карсавин писал, что в каждом отдельном моменте личность реализуется полностью, и таким образом момент превращается в совершенно четко организованную ритмическую единицу - ее символ: "Момент личности должен быть и самим собою и особого рода выражением всех прочих моментов и всякого другого момента, т.е их символом. Потому-то мы всегда познаем личность чрез какой-нибудь конкретный ее аспект, чрез один из ее моментов, получающий благодаря этому символическое значение" [7. С. 77].

Изыскания Карсавина сохранили свое значение и поныне. Проблемы индивидуального ритма личности, ритмического соотношения разума и инстинкта как в индивидуальном, так и в коллективном поведении, символического выражения внутреннего мира в единицу времени особенно актуальны сегодня, когда нарушено соотношение рационального и иррационального в человеке.

Особенности личности беспокоили не только религиозную философию и философию истории. В русской культуре в целом характерно внимание к углубленному всестороннему изучению человека, а также его поступков в коллективе. Этими вопросами живо интересовались представители различных наук. Психолог, психиатр и невролог В. М. Бехтерев (1857 - 1927) стал создателем коллективной рефлексологии, которая заключалась в изучении ритмических проявлений рефлексов человека в коллективе по сравнению с ритмом индивидуальных рефлексов. При изучении поведения толпы на собраниях и митингах ученый обнаружил, что человек в коллективе ведет себя по- другому, его ритм начинает повторять ритм коллектива, причем при усилении подражательных рефлексов человека тормозящие рефлексы притупляются. Сплочению людей на собрании способствует общность их интересов, при этом величина образуемого коллектива обрат-

стр. 194


но пропорциональна сложности задач, выдвигаемых им: чем элементарнее эти задачи, тем больше толпа.

Вслед за другими учеными Серебряного века В. М. Бехтерев занялся процессом образования символов. Он считал, что символика базируется на экономии, так как пытается заместить какие-либо сложные явления доступным и ярким знаком [3. С. 358].

Творчество философа, физиолога, а в советский период академика Академии наук СССР А. А. Ухтомского (1875 - 1942) было направлено на создание единой науки о человеке на стыке философии, биологии, физиологии, психологии, социологии и этики. Ученый был убежден, что человек есть не только биологически целостное существо, но одновременно и составная часть человеческого общества, имеющего устойчивую социальную систему, а общественно-историческая среда оказывает решающее влияние на психику личности. Однако это не означает, что в человеке отсутствует биологическое начало. Наоборот, социальное рассматривалось Ухтомским как порождение биологического. Деятельность мозга воспринималась как продукт и условие энергетической и информационной связи организма с окружающей средой. Реакция организма на воздействие среды имеет не единичный или нерегулярный характер, но есть единый ритмичный процесс. Окружающая среда, в интерпретации А. А. Ухтомского, обязательно включает в себя не только объективный мир, в который входят как природа, так и сам человек с продуктами его созидательной деятельности, но и общество, в котором обитает человек, а также и его собственный субъективный идеальный мир, живущий в его психике. Все эти составные части среды сливаются в целое, образуя единый ритм, которому подчиняются все эти компоненты. Например, воспринятые сознанием идеи рождают план их воплощения, они материализуются затем в его творческой деятельности, которая в свою очередь приводит к созданию объектов окружающей среды.

Ухтомский по-новому истолковывал понятие рефлекса, который, в отличие от традиционного понимания его как простой последовательности отдельных отражающих среду актов, представляет собой активный деятельный процесс, когда происходит переход отражаемой реальности в психическое отражение. Им был выдвинут так называемый принцип доминанты,осуществляющей координацию всех составляющих организма в единую гармоничную деятельность [16]. Ухтомский называл организм оркестром из множества инструментов, следовательно, доминанта

стр. 195


выполняет в этом оркестре функцию дирижера, задающего ритм всему огромному составу. В связи с историческим развитием наших потребностей и их связанностью во времени, считал ученый, мы расщепляем и раскладываем однородную среду. Доминанта (лат. dominans - господствующий) - временно господствующая рефлекторная система, в определенный момент обусловливающая работу нервных центров и тем самым придающая характерную направленность поведению, определяет избирательность восприятия, что приводит к возникновению физиологической среды организма из внешней физической среды. Ритмическим стержнем, который обрастает новым опытом, рожденным естественным интересом индивида вследствие избирательного восприятия, становится при этом соответствующая данному моменту доминанта. Доминанты различных людей отличаются друг от друга, и это естественно, так как не существует двух абсолютно одинаковых личностей. Каждая из них, являясь уникальным микрокосмом, живет в своем индивидуальном пространстве и времени согласно внутреннему ритму. Человек не может существовать изолированно от общества, поэтому его ритм согласовывается с ритмом других людей. Происходит постоянное обогащение человеческой личности за счет других личностей. Таким образом, за время своего существования человек постоянно накапливает жизненный опыт, имеющий сложный состав: 1) индивидуальный опыт, который включает в себя как биологическое материальное начало, так и практику человеческой жизни со всеми ее материальными и духовными проявлениями; 2) опыт других людей; 3) опыт всей истории развития человечества. Вся эта развитая структура находится в сложном ритмическом взаимодействии: человек, вбирая в себя весь внешний и внутренний опыт собственной жизни, неуклонно раздвигает границы личностной деятельности, наполняется уверенностью в правильности своих поступков, становится более защищенным от жизненных трудностей, но одновременно, используя накопленный опыт, он своей деятельностью сам влияет на прогресс человечества, внося вклад в единый опыт эпохи. Опыт осуществляет ритмическую связь времен: принадлежа прошлому, он используется в настоящем, накапливаясь для применения в будущем.

В области социологии выделяется ученый, целью которого была всеобщая систематизация и создание на этой основе науки всех наук - тектологии - А. А. Богданов. Богданов (Малиновский) (1873 - 1928), интересовавшийся различными отраслями

стр. 196


знания, по праву считается предшественником кибернетики. Но помимо этого, его исследования стали составной частью теории самоорганизации, а также предвосхищением идеи коэволюции, а именно, ее организационных форм. Созданная им наука - тектология - вобрала в себя основные принципы эволюционной теории Ч. Дарвина и, основываясь на идее всеобщности развития как в живой, так и неживой природе, провозгласила согласованное развитие мирового целого. Ученый утверждал, опираясь на принцип единства и целостности мира, что "природа - великий первый организатор; и сам человек - лишь одно из ее организованных произведений. Простейшая из живых клеток... по сложности и совершенству организации далеко превосходит все, что удается организовать человеку. Он - ученик природы, и пока еще очень слабый" [4. С. 71]. Признаки, полагал исследователь, присущие живому, характеризуют любую организованную систему. В основание своей системы А. А. Богданов заложил активность отдельных составляющих ее комплексов, различные сочетания ритма которых могут либо усиливать, либо взаимно гасить часть активности. Для связывания комплексов, непременно разрушившихся при непосредственном взаимодействии, ученый предложил метод введения промежуточного звена между этими противоположными комплексами - метод ингрессии. Наряду с ингрессией Богданов обозначил другие способы организации - эгрессию, т. е. концентрацию активности, идегрессию, в различной степени тормозящую ее. В социальной жизни доминирующим всегда был эгрессивный тип организации, при этом по мере удлинения эгрессивной цепи, например, от монарха до крестьян, ритм воздействия высшего звена на низшие звенья все более смягчается. В течение существования эгрессивной цепи происходит постоянное накопление психологических и прочих противоречий, приводящих к несознательно дезорганизующим действиям, что насыщает упорядоченный ритм существования привычного комплекса хаотичностью. Дегрессия служит средством защиты системы, одновременно ограничивая ее дальнейшее развитие. Каждая дегрессивная система, по мнению Богданова, состоит из двух частей: пластической, отличающейся более высокой степенью организации, но и подверженной разрушительным воздействиям, и скелетной - более устойчивой, хотя и ниже организованной. Область идеологии, как полагал Богданов, есть вид социальной дегрессии ввиду того, что вся она состоит из символов, которые образуют суждения, теории, догмы. Сло-

стр. 197


во также есть вид дегрессии, так как оно с одной стороны обозначает смысл явления, с другой - сдерживает развитие с помощью привычной, но устаревшей терминологии. Военная организация имеет свою дегрессию в виде устава и дисциплины. Ритм разрушающего воздействия на ранние и более поздние связи различен: возникшие раньше и успевшие окостенеть - более устойчивы, поздние разрушаются быстрее. Богданов исследовал также и поведенческий ритм толпы, доказывая, что он способен выравниваться только по низшим реакциям, так как высшие у каждого собственные, отличные от других.

Тектология Богданова явилась качественно новой наукой, рассмотревшей процесс организации на системном уровне в едином процессе всеобщей эволюции. "Богданов был первым, кто рассмотрел динамику возможных изменений организаций под действием внешних и внутренних воздействий. И, что еще важнее, он перенес основы этой науки в область обществоведения. Более того, он сделал попытку анализа возможных механизмов, благодаря которым происходит изменение организационных структур" [10. С. 10].

Огромный вклад в развитие ритмологии в культуре внес социолог П. А. Сорокин (1899 - 1968) - один из создателей кафедры социологии в Петроградском университете, а затем и факультета социологии в Гарварде, после того как был выслан из России в 1922 г. с группой других известных ученых и, начиная с этого времени, жил в США. Уже в своей ранней работе "Система социологии" Сорокин разработал систему проводников- символов, оказывающих непосредственное влияние на человека и способных изменить ритм его поведения. Основой их классификации стали физические признаки, и символы разделились у Сорокина на механические, тепловые, двигательные, химические, электрические, предметные (деньги, семейные, религиозные, государственные реликвии), звуковые (заклинания, заговоры, молитвы, различные призывы, титулы "Ваше сиятельство", "Ваше превосходительство" и другие). Особый тип символов по Сорокину представляют светоцветовые, функционирующие во всех без исключения сферах нашей жизни. К ним относятся письменность, живопись, фонари, светящиеся на мачтах пароходов, световые эффекты в спектакле, свечи в церкви, цветные огни трамваев, цвет одежды (белое платье невесты, черная ряса монаха), окраска цветов, имеющая определенный подтекст (красная роза - любовь, белая лилия - невинность и так далее). Отдельно Сорокин выделил двигательно-

стр. 198


мимические проводники, способные полностью изменить тип поведения человека. Но все эти проводники-символы не существуют сами по себе - ритм одного вызывает к жизни другие, что образует сложную полифоническую цепь проводников, создающую центральную для общества структуру. Человек обязательно выступает в определенной общественной роли - врача, судьи, священнослужителя - и каждой из них соответствуют свои предметные проводники-символы: одежда, интерьер, которые порой могут изменить ритм поведения человека до неузнаваемости, порождая двигательно-мимические проводники. "Человек, выступающий в определенной общественной роли, облачаясь в свою символическую одежду, надевая на себя соответствующие атрибуты, окруженный предметными проводниками... часто совершенно трансформируется и перестает походить на самого себя, каким он бывает в частной жизни, вне этих атрибутов. Губернатор, король, жрец, комиссар имеют одно "я" в частной жизни и трансформируются в совершенно нового человека - и по манерам, и жестам, и голосу, и переживаниям, отличного от первого "я", когда они находятся "при исполнении своих служебных обязанностей"" [14. С. 183]. Но это еще не все: нарушение установленного ритма символов может изменить и ритм психики человека, если, например, у офицера сорвать погоны или на глазах у демонстрантов разорвать флаг, под которым они митингуют, и наоборот, если наделить маленького по значению человека громким титулом: "Оголите деспота - и вы сделаете его жалким и простым смертным. Окружите, оденьте простого смертного пышными знаками достоинства - и перед вами родится властный, самоуверенный, гордый самодур или властелин" [14. С. 184 - 185].

Кроме проводников-символов Сорокин обозначил еще одну ритмическую единицу, лежащую в основе общественной жизни - коллективные единства, которые могут образовываться как из потребности к сближению, так и вопреки воле участников. К ним относятся, например, армейские коллективы, супружеские пары, ставшие таковыми не по своей воле, а по желанию родителей, преступник и правосудие. Различные символические проводники играют здесь главную роль: "Связь многих индивидов с одним и тем же символом связывает их друг с другом" [14. С. 323], равно как и в процессе разрушения коллективных единств "всякое, малейшее ухудшение в сфере символических проводников - самым чувствительным образом отражается на существовании и жизни процессов взаимодействия" [14. С. 353].

стр. 199


В своих исследованиях. Сорокин отмечал, что развитие ряда социокультурных систем движется отнюдь не в одном направлении, где постоянно происходят новые, лишенные какой-либо повторяемости изменения, а характеризуется повторяющимися неидентичными ритмами и сменами направленности. Причина волнообразности социальных процессов была названа П. Сорокиным принципом предела.

Суммируя вышесказанное, мы можем обозначить характерную тенденцию в науках о человеке и обществе периода Серебряного века - интерес к личности, ее индивидуальному ритму. Он проявлялся по-разному: как к силе, способной к теургии, как к единству инстинктивного и разумного, как к хранителю индивидуального опыта и двигателя социальных изменений и так далее. Многие вопросы, поставленные мыслителями Серебряного века, до сих пор не решены до конца и останутся, по-видимому, вечными: самоорганизация, коэволюция, символическое проявление культуры и человека, соотношение стихийного и сознательного в человеке.

-----

1. Бердяев Н. А. О назначении человека: опыт парадоксальной этики. М., 1993.

2. Бердяев Н. А. Смысл истории: опыт философии человеческой судьбы. Берлин, 1923.

3. Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. Пг., 1921.

4. Богданов А. А. Тектология: всеобщая организационная наука. М., 1989. Кн. 1.

5. Бычков В. В. Эстетика Владимира Соловьева как актуальная парадигма // История философии. 1999. N 4.

6. Карсавин Л. П. Культура средних веков. Пг., 1918.

7. Карсавин Л. П. Религиозно-философские сочинения. Т. 1. М., 1992.

8. Карсавин Л. П. Философия истории. СПб., 1993.

9. Моисеев Н. Н. Проблема возникновения системных свойств // Вопросы философии. 1992. N 11; Моисеев Н. Н. Тектология Богданова - современные перспективы // Вопросы философии. 1995. N 8.

10. Почепцов Г. Г. История русской семиотики до и после 1917 года. М., 1998.

11. Соловьев В. С. Философия искусства и литературная критика. М., 1991.

12. Соловьев В. С. Сочинения в 2-х томах. Т. 2. М., 1988.

13. Сорокин П. А. Система социологии. Пг., 1920. Т. 1.

14. Сорокин П. А. Циклические концепции социально-исторического процесса // Россия и современный мир. Вып. 4(21), 1998. - http://abuss.narod.ru/ Biblio/sorokin.htm.

15. Ухтомский А. А. Доминанта. СПб., 2002.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РИТМИЧЕСКИЕ-ПЕРВООСНОВЫ-ЧЕЛОВЕКА-И-ОБЩЕСТВА-В-НАУЧНОЙ-КУЛЬТУРЕ-СЕРЕБРЯНОГО-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Tatiana SvechinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Svechina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. А. КАРЦЕВА, РИТМИЧЕСКИЕ ПЕРВООСНОВЫ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА В НАУЧНОЙ КУЛЬТУРЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РИТМИЧЕСКИЕ-ПЕРВООСНОВЫ-ЧЕЛОВЕКА-И-ОБЩЕСТВА-В-НАУЧНОЙ-КУЛЬТУРЕ-СЕРЕБРЯНОГО-ВЕКА (date of access: 18.09.2019).

Publication author(s) - Г. А. КАРЦЕВА:

Г. А. КАРЦЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Tatiana Svechina
Yamal, Russia
735 views rating
10.09.2015 (1469 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
3 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
3 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
3 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
3 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
3 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РИТМИЧЕСКИЕ ПЕРВООСНОВЫ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА В НАУЧНОЙ КУЛЬТУРЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones