Libmonster ID: RU-9123

История - это культурный текст, написанный человеком, от искусства чтения которого зависит возможность выявления опасности, угрожающей обществу...

А. С. Ахиезер

Анализ российской истории свидетельствует о характерных для нее периодических глобальных, охватывающих всё общество сдвигах культурных ценностей, обеспечивающих прорыв в качественно иное социокультурное пространство и утверждение в нем новых возможностей и способностей человека к самореализации и самоопределению. Тем не менее, горькие плоды исторических катастроф отечественной государственности далеко не всегда способствовали активизации процесса переоценки исторического опыта, критика которого служила бы осознанию потребности общества в переосмыслении уровня развития каждого субъекта воспроизводственной деятельности, активно формирующего свою способность к предвидению и предотвращению новых социокультурных катастроф.

Методологическое значение исследований, направленных на изучение специфики российской государственности и конструктивных путей ее развития, трудно переоценить. Многоаспектность и глубина проблемного комплекса, ориентированного на решение задач формирования субъектных способностей, обеспечивающих самоопределение и самореализацию членов сообщества, потребовали нового методологического подхода к изучению уроков исторических прорывов и катастроф российской государственности в

стр. 20

направлении переосмысления специфики ментальности субъектов социокультурного процесса в качестве носителей воспроизводственной деятельности. Исследование базируется на такой прогрессивной методологии, как метод дуальных оппозиций, разработанный К. Леви-Строссом для изучения примитивных культур [2] и впервые примененный А. С. Ахиезером при исследовании социокультурной динамики [1. Т. 3. С. 87], и закон самоорганизации социальных идеалов [3].

Анализ трансформаций культурной основы воспроизводственной деятельности, обусловленных ожесточенной борьбой разрушающихся и вновь формирующихся идеалов, позволил констатировать, что развитие общества служит производным развития-саморазвития субъектов вследствие динамических изменений идеалов культуры [4]. И чтобы у членов сообщества не возникало ошибочных представлений о социокультурной динамике с ее изменяющейся спецификой механизмов социокультурных трансформаций как о вулкане, чьи стихийные извержения не поддаются предвидению и предотвращению, требуется осмысление того факта, что и взрывы, и лава исторических катастроф порождаются представителями сообществ (в качестве субъектов воспроизводственного процесса). И поскольку отличие человеческой истории от биологических процессов состоит в ее рефлективности, качественный уровень рефлексии определяется эффективностью развития членов сообщества как субъектов истории, их способностью к преодолению границ ранее сложившихся культурных смыслов и переосмыслению механизмов социокультурных трансформаций. Тем самым именно специфические закономерности присущих российской государственности исторических прорывов и катастроф становятся фокусом проблемы социокультурной динамики общества, от успешного решения которой зависит эффективность процесса воспроизводства культуры и социальных отношений.

Однако уроки исторических прорывов и катастроф отечественной государственности констатируют печальный факт, что даже выступая в качестве субъектов истории, члены сообщества, вследствие неадекватного уровня рефлексии исторического опыта, в большинстве случаев не обладают способностью ни предвидеть, ни тем более предотвратить надвигающуюся социальную катастрофу. Таким образом, именно критика исторического опыта может помочь субъектам воспроизводственного процесса как в формировании их способности к анализу динамики культуры и механизмов развития цивилизации (в качестве особого феномена

стр. 21

истории), так и в обеспечении возможности самоопределения и самореализации.

Предлагаемый подход к изучению механизмов трансформации воспроизводимой государственности, определяющей динамику исторического процесса, требует осмысления культуры как специфической сферы, понимание действующих механизмов которой служит ключом к анализу механизмов формирования общества и государства.

Специфика механизмов воспроизводственной деятельности определяется характером возникающих в обществе социокультурных противоречий, обусловленных несоответствием накопленного культурного опыта и сложившихся социальных отношений. Каждое новое социокультурное противоречие, характеризующееся формированием соответствующих культурных программ, которые обусловливают сдвиг воспроизводственной деятельности и подрывают стабильность социальных отношений, проявляется в конфликтах между исторически сложившимися и инновационными программами, решение которых требует кардинальных изменений воспроизводственной деятельности. Состояние общества, пытающегося преодолеть очередной порог социокультурного противоречия, определяется процессами взаимопроникновения-взаимоотталкивания культуры и социальных отношений, способствующими утрате культурного основания для воспроизводства государственности, обеспечивающей целостность общества. Подобное состояние общества может угрожать катастрофой.

Причиной национальной катастрофы как социокультурного явления становится тем самым неспособность субъектов истории (общества в целом) к самовоспроизводству и преодолению социокультурных противоречий в условиях распада исторически сложившихся связей, культурной деградации членов сообщества и возникновения конфликтов между целым и его частями. Симптомы надвигающейся катастрофы обычно проявляются в усилении борьбы разрушающихся доминирующих и формирующихся оппозиционных социальных идеалов, ведущей к ослаблению государственности, что становится причиной распада культурной основы, обеспечивающей воспроизводство общества и социальных отношений.

Социокультурная динамика российского общества и специфика российской государственности. Результаты изучения специфических особенностей российской государственности позволили представить динамику ее трансформаций в виде блока

стр. 22

кардинальных дуальных оппозиций, каждая из которых может рассматриваться в качестве формы фиксируемой в культуре способности членов сообщества к решению проблемы двухполюсности и поиска меры синтеза между полюсами в ходе самореализации субъектов культурного процесса.

- Дуальная оппозиция, один полюс которой составляют члены сообщества, осмысляющие инерцию исторического опыта как высшую ценность, способную обеспечить стабильность воспроизводства государственной идентичности, а другой - члены сообщества, провозглашающие требование критики исторического опыта.

- Дуальная оппозиция, один полюс которой характеризуется способностью субъектов воспроизводственной деятельности к экстраполяции исторически сложившегося опыта формирования культурных смыслов на новый предмет (осмысления), а другой - способностью к формированию новых культурных смыслов посредством интерпретации уже существующих.

- Дуальная оппозиция, один полюс которой занимают члены сообщества, отвергающие потребность в развитии способности к рефлексии, а другой - члены сообщества, не только обладающие такой способностью, но и выступающие за трансформацию культурных смыслов и формирование новых логик синтеза.

Предлагаемый подход к осмыслению истории базируется на учете способности представителей этих групп к поиску меры синтеза в процессе воспроизводства социальных отношений в межполюсном пространстве методологической дуальной оппозиции "взаимопроникновение-взаимоотталкивание", которая позволяет избежать катастрофы посредством альтернативного выбора диалога, конфронтации или компромисса.

Учет прогрессивной концепции А. С. Ахиезера о социокультурном основании любой общественно значимой деятельности позволил нам, во-первых, выявить ведущую роль идеалов в динамике социокультурных процессов; во-вторых, вскрыть механизм смены социальных идеалов согласно закону их самоорганизации; в-третьих, осмыслить социальные идеалы, определяющие соответствующие культурные программы в качестве фундамента формирования человеческих отношений в их динамике; в-четвертых, проанализировать основные причины распада четырех типов российской государственности: Киевской, соборной; Московской, авторитарной; Романовской, самодержавно-милитаристской; и советской, тоталитарной. И, наконец, в-пятых, подтвердить гипотезу о взаимообусловленности специфики каждого из типов российской

стр. 23

государственности спецификой традиционного и либерально-модернистского типов суперцивилизации с присущими им доминирующими социальными идеалами.

Предлагаемый подход к изучению специфики российской государственности и ее уроков с позиций цивилизационной культуры, который позволяет проследить динамический процесс воспроизводства общества и государственности через призму воспроизводства конструктивной напряженности (обусловленной напряженностью культуры, личности и соответствующего сообщества), базируется на результатах анализа динамики культуры и механизмов развития цивилизации как особого феномена истории, отличительной особенностью которого служит самоопределение членов сообщества в выборе альтернативных путей, ориентированное либо на сохранение исторически сформировавшейся государственности вследствие некритического отношения к ней, либо на обеспечение выживаемости в усложняющихся условиях посредством критики этой специфики и преодоления ее исторической ограниченности. В связи с этим российская государственность (как и любая другая) может рассматриваться в виде дуальной оппозиции, один полюс которой составляют члены сообщества, выступающие за сохранение специфики государственности как ценности, воспроизводимой посредством формирования конструктивной напряженности, а другой - члены сообщества, провозглашающие требование развития-саморазвития в изменяющихся условиях на основе критики исторически сложившейся специфики государственности.

Результаты изучения специфических особенностей социокультурной динамики российского общества с позиций суперцивилизационных процессов позволили нам сделать немаловажный вывод о специфике российской государственности в качестве синтетического типа (государственности), присущего переходной (промежуточной) цивилизации, характеризующейся синтезом элементов традиционной и либерально-модернистской культур. В этом смысле Россия представляет собой наглядный образец реализации промежуточного типа, специфическим отличием которого служит социокультурный раскол, ослабляющий способность членов сообщества к воспроизводству государственной идентичности и обеспечению стабильных условий выживания. В качестве недостаточного развития исторической способности субъектов истории к трансформации культуры, диалогу и поиску общих интересов подобный раскол служил одной из основных причин четырех исторических прорывов и катастроф российской государственности.

стр. 24

Прорывы и катастрофы российской государственности и их специфика. Киевская государственность и ее уроки. Первая национальная катастрофа. Возникновение первой русской государственности в условиях усложнения общества характеризовалось дуальной оппозицией, один полюс которой был ориентирован на соборный идеал, а другой - на авторитарный, воплощаемый княжеской властью.

Формирование государственной власти в Киевской Руси сопровождалось военной экспансией, обеспечивавшей доступ к новым территориальным и человеческим ресурсам. При этом доминирующим идеалом, определявшим специфику Киевской государственности, служил соборный идеал, ориентированный на политику объединения общества посредством эмоциональной доминанты социальных отношений. Однако, являясь носителем локализма, угрожавшего распадом общества на регионы, страты и группы, соборный идеал препятствовал процессу интенсификации воспроизводства и, в отличие от авторитарного, создавал серьезную угрозу выбросов эмоциональной агрессивности в отношении членов других локальных сообществ внутри государства. Специфика подобного типа соборной государственности определялась, тем самым, спецификой соборного идеала, отвергавшего единоличную княжескую власть и редуцировавшего статус правителя к родоначальнику, полномочия которого были ограничены Всенародным вечем. Именно поэтому сформировавшаяся на Руси соборная государственность оказалась не в состоянии обеспечить интеграцию большого общества. Более того, низкий уровень развития массового сознания не мог служить основой для воспроизводства подобной интеграции. Дуальная оппозиция, один полюс которой был ориентирован на интеграцию и государство, а другой - на экстраполяцию и массовый локализм, стала причиной ожесточенной борьбы идеалов и обусловленных ими культурных ценностей, что, в конечном итоге, привело к краху государственности (государство прекратило свое существование после смерти киевского князя Мстислава в 1132 г.) и первой в российской истории национальной катастрофе.

Хотя киевский период ознаменовался переходом из догосударственного состояния в раннегосударственное с присущим ему культурно-историческим преодолением локально-племенной организации жизни и формированием первого института государственного типа во главе с киевским князем (и центром государственной власти в Киеве), завершающая стадия формирования киевской государственности была отмечена социокультурным расколом,

стр. 25

обусловленным дуальной природой принципа коллективного родового правления, с одной стороны, способствовавшего консолидации государственности, а с другой - подрывавшего ее основы, что стало причиной распада соборной государственности, оказавшейся не в состоянии преодолеть присущую ей изначально догосударственную природу [5. С. 96 - 98].

Московская государственность и ее уроки. Вторая национальная катастрофа. Разрушение соборного идеала как основы Киевской государственности способствовало утверждению авторитарного идеала в качестве доминирующего в обществе и прорыву к новой, авторитарной Московской государственности (восходящей к периоду правления Ивана I Калиты (1328 - 1341 гг.), экстраполировавшего авторитарные принципы, присущие княжескому уделу, на государство). Эта вторая, ориентированная на авторитарный идеал государственность сформировалась на основе удельной вотчины в качестве обособленного, самостоятельного княжества. Авторитарный идеал, который начал доминировать в большом обществе, базируясь на культурных ценностях локального общества, был ориентирован, с одной стороны, на поиск дополнительных территориальных и человеческих ресурсов посредством военной экспансии, а с другой, - на преодоление локализма и переход от эмоциональной доминанты социальных отношений к абстрактно-интеллектуальной. Специфика Московской государственности определялась, тем самым, спецификой авторитарного идеала, базировавшегося на традиционных представлениях о власти отца и насаждаемом им авторитарном монологе, инкорпорировавших все общество.

Предлагая качественно новые возможности развития нового типа государственности, авторитарный идеал (в качестве производного синкретического вечевого идеала) в то же время продолжал служить мощным препятствующим фактором на пути реализации конструктивных творческих инноваций вследствие своей неспособности отличать конструктивные инновации от деструктивных, ведущих к разрушению культуры и социальных отношений.

Таким образом, авторитарной российской государственности с новым центром в Москве удалось не только преодолеть архаичный родовой принцип реализации власти, но и накопить мощный потенциал для ликвидации зависимости от монгольского господства и обеспечения суверенитета. Однако, в отличие от западноевропейских абсолютных монархий, Московская государственность

стр. 26

развивалась в условиях отсутствия феодальной договорно-правовой системы, что препятствовало соответствующему оформлению юридических прав на частную собственность и формированию профессионального бюрократического аппарата [6].

Смута, выявившая несостоятельность этой второй, авторитарной Московской государственности, определила и тенденции ее дальнейшего развития на основе освоения западноевропейских социокультурных достижений. Заложенная Московской государственностью милитаристская традиция, ориентированная на военно-мобилизационные методы в условиях реализации гражданских задач, хоть и продемонстрировала способность к самовоспроизводству и формированию государственной идентичности, мало преуспела в решении исторической задачи преодоления социокультурного раскола и обеспечения массового освоения абстракции государства [5. С. 204]. Тем не менее, именно в недрах Московской государственности сформировался зародыш третьей, Российской, самодержавно-милитаристской государственности (Романовых), начавшей проявлять первые признаки несостоятельности уже на стадии своего эмбрионального развития. Эта несостоятельность была обусловлена дуальной оппозицией, на одном полюсе которой провозглашался принцип самодержавной власти, ориентированной на произвол, а на другом - коллегиальный принцип управления, гарантировавший защиту от самодержавного произвола. Авторитарный идеал, заложенный в основу второй, Московской, государственности, наложил вето не только на возможность сосуществования нескольких субъектов, но и на правовое урегулирование отношений между ними, что перекрыло третьей, Российской, самодержавной государственности дальнейшие пути к установлению правового порядка.

Так, если уроком соборной Киевской государственности послужило заимствование не подвергнутого критическому осмыслению принципа свободы, не регулируемой правом, авторитарная Московская государственность продемонстрировала нам урок замены принципа свободы оппозиционным, отторгающим и право, и свободу. Тем самым Московская однополюсная ("отцовская") модель государственности оказалась неспособной обеспечить консолидацию общества на основе религиозной общности, действенной только в условиях внешнеполитической угрозы. В случае угасания правящей династии эта, не защищенная принципом учета различий между правителем и государством (правитель рассматривался тождественным государству), однополюсная модель прекращала

стр. 27

свое существование из-за отсутствия наследственного правителя, легитимируя смуту, активизировавшую процесс расчленения образов правителя и государства в сознании членов сообщества. Вторая национальная катастрофа, разразившаяся в результате распада Московской государственности, наглядно продемонстрировала неприемлемость освоения абстракции государства в отрыве от абстракции универсального закона.

Прорыв к Российской самодержавной государственности. Третья национальная катастрофа. Динамический процесс трехсотчетырехлетней исторической эволюции авторитарной Московской государственности, завершившийся ее трансформацией в третью, Российскую самодержавную, определялся кардинальной дуальной оппозицией (один полюс которой был ориентирован на активное формирование качественно новой, европейски образованной правящей элиты, а другой - на консервацию огосударствленных членов сообщества на уровне ценностей догосударственной культуры), препятствовавшей преодолению социокультурного раскола в условиях непрекращающейся борьбы авторитарного и традиционного вечевого идеалов.

Процесс трансформации старомосковской государственности в утилитарную (Петровскую) предполагал замену религиозной составляющей авторитарного идеала утилитарной, что не только способствовало подрыву нерасчлененной целостности культурных стереотипов и динамическому сдвигу вечевых ценностей догосударственной культуры, но и позволяло обеспечить огосударствление частных интересов, препятствовавшее как управлению ими с помощью закона, так и развитию государственной ответственности. Однако милитаризация, затрагивавшая сферу государственного управления и позволявшая обеспечивать воспроизводство отечественной милитаристской государственности в соответствии с принципами военной самоорганизации, воспрепятствовала закону сделаться универсальным принципом, поставленным над властью. Более того, утрата внутриполитического влияния земских соборов, служивших альтернативой государственному началу, определила ориентацию новых милитаристско-бюрократических методов управления на исключение субъектов воспроизводственного процесса из процедуры защиты собственных интересов.

Действительно, государственный утилитаризм, воспроизводимый за счет милитаризации гражданской жизни, перекрывал путь к либеральному правовому порядку, а экстенсивная модернизация,

стр. 28

реализуемая государством и ориентированная на заимствование чужих инноваций без развития способности членов сообщества к осмыслению потребности в их воспроизводстве, вынуждала огосударствленных субъектов воспроизводственного процесса к преобразованиям, не способным качественно изменить природу самих субъектов. Иными словами, реализация государственной милитаристской (а не капиталистической) индустриализации гарантировала третьей отечественной государственности инновации, не обеспеченные человеческими ресурсами.

Тем не менее, воспроизводство милитаристской государственности в условиях мирного времени не могло осуществляться без ее поэтапной демилитаризации за счет легитимации частных интересов дворянского сословия согласно утверждающему свою доминирующую роль авторитарно-либеральному идеалу самодержавной государственности, который позволил уравновесить полюса кардинальной дуальной оппозиции посредством трансформации народного полюса власти (в соответствии с принципом демилитаризации) в придаток однополюсной модели (в соответствии с принципом самодержавия). Подобный компромисс мог быть достигнут только в межполюсном пространстве за счет предоставления сословиям дворянства и городских мещан прав самоорганизации и самоуправления.

Специфика демилитаризованной государственности, воспроизводимой за счет условности закона, имитация которого выражалась в локальной избирательности права, препятствовала утверждению принципа законности в качестве универсального регулятора, который обеспечивал бы формирование у членов сообщества соответствующего уровня правосознания. Стремление самодержавной государственности к синтезу авторитарно-самодержавной и либерально-правовой составляющих авторитарно-либерального идеала гарантировало верховной власти привилегии неограниченности, которые лишали принцип законности его универсального значения, превращая коррупцию дворянской бюрократии в сопутствующий фактор воспроизводства стабильной государственности. Остановившись в своем развитии на эмбриональной стадии формирования социокультурных предпосылок для перехода к законодательному ограничению самодержавия и разделению властей, самодержавная государственность ограничила процесс самовоспроизводства условием подавления либерально-правовой составляющей авторитарно-либерального идеала.

Фундамент самодержавной государственности был подо-

стр. 29

рван утвердившим свою доминирующую роль авторитарно-демократическим идеалом, обусловившим радикальные преобразования Александра II, ориентированные на переход к универсальным принципам законности и права. В условиях сложившейся дуальной оппозиции, один полюс которой утверждал образ сакрального государя, а другой - образ сакрализуемого народа, Александр III, выступивший в роли стабилизатора авторитарно-самодержавной государственности, предпринял очередную попытку интегрировать догосударственные локальные интересы в государство за счет милитаризации отношений государства и демилитаризованного сообщества.

Распад третьей Российской самодержавной государственности предопределила дуальная оппозиция (один полюс которой был ориентирован на либерально-европейскую культуру, другой - на общинно-вечевую, а межполюсное пространство - на компромисс с целью устранения угрозы протеста низших сословий и интеллектуальной элиты против самодержавной политики консервативной стабилизации), вынудившая Николая II к ограничению самодержавия конституционными законами, с одной стороны, а с другой, - способствовавшая утверждению тоталитарного идеала. В самом деле, новый лозунг "диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства", выдвинутый большевиками, обеспечил предпосылки для прорыва к четвертой, советской тоталитарной государственности, призванной расторгнуть политическую связь с доминировавшей в обществе догосударственной культурой и ее идеалами.

Прорыв к советской тоталитарной государственности. Четвертая национальная катастрофа. В отличие от коммунизма Маркса и Энгельса, ориентированного на ликвидацию частной собственности и эксплуататорских классов и замену государства народным самоуправлением, тоталитарная государственность, сформировавшаяся при Сталине, была нацелена на самовоспроизводство в соответствии с требованиями тоталитарного идеала. Специфика этой четвертой отечественной тоталитарной государственности определялась, во-первых, сакрализацией гиперлидера, власть которого не подчинялась закону и не легитимировалась ни именем Бога, ни принадлежностью к династии монархов. Во-вторых, сакрализацией партии, обеспечивавшей сакральность светской организации и ее идеологии, от имени которых действовал гиперлидер, который (в качестве вождя коммунистической партии) наделялся неотчуждаемым правом быть освобожденным от всех государственных постов.

стр. 30

В-третьих, заимствованием универсальных юридически-правовых абстракций второго осевого времени, которые позволяли, с одной стороны, провозглашать равенство членов сообщества перед законом и их равные социальные и политические права, а с другой, ограничивать юридический универсализм таким образом, чтобы он не распространялся на коммунистическую партию и ее вождя. И в-четвертых, возведением гиперидеала в ранг всеобщего исторического закона, обеспечивавшего юридически надзаконной власти коммунистической партии и ее вождя конституционный статус.

Насаждаемая тоталитарным государством надконфессиональная и надэтническая идеология соответствовала требованиям гиперидеала, в качестве производного авторитарного идеала составлявшего основу тоталитаризма как социального явления и провозглашавшего абсолютизацию относительного идеала посредством передачи ему качеств абсолютного и гарантии его реализации в обозримом будущем. Подобная абсолютизация относительного (частночеловеческого) идеала способствовала отождествлению утилитарного (политического) и духовного (эстетического) идеалов, активизируя процессы политизации культуры и эстетизации политической деятельности. Потенциал гиперидеала в тоталитарном обществе определялся степенью его влияния на коллективное сознание и обусловленной этим способностью вынуждать членов сообщества к коллективному самопожертвованию. Конечной целью гиперидеала, подменявшего материальную пищу духовной, являлась трансформация человеческой природы, а инструментом реализации служило тоталитарное государство, утверждавшее доминанту государственных интересов над личными [7]. Этот сакральный статус гиперлидера и возглавляемой им партии требовал достижения массового политического сопереживания посредством внедрения в коллективное сознание образа "осажденной крепости", обеспечивавшего легитимацию милитаризации (в качестве производного насаждаемой идеологии защиты от внешнего агрессора).

Ориентация преемников сакрального гиперлидера на принцип "коллективного руководства" с целью консолидации и самосохранения партийно-государственной элиты как монопольно правящей страты ускорила процесс распада тоталитарной государственности вследствие утративших свою актуальность сакральных методов легитимации институтов власти. Трансформация культурного генотипа, составлявшего основу тоталитарной государственности, вынудила коммунистическую элиту к двойному синтезу принципов коллективного и авторитарного руководства, с одной стороны, и

стр. 31

элементов социалистического идеала с утилитарным, с другой, с целью моделирования аналога западного общества массового потребления. Кризис четвертой, советской, государственности обусловил выбор и реализацию Россией реформаторского (по отношению к административно-командной системе) пути, ориентированного на синтез советского социализма с демократией и правовой государственностью. Однако государство, унаследовавшее советские методы правовых имитаций, могло лишь имитировать процедуру представительства общего интереса. Распад идеологической структуры коммунистической системы наглядно продемонстрировал историческую несовместимость социалистической идеи с идеей тоталитарной государственности, с одной стороны, и советской империи с демократией и правовой государственностью, с другой. Тем самым коммунистический путь цивилизационного самоопределения привел Россию к четвертой государственной катастрофе, обеспечив прорыв в качественно иное цивилизационное пространство.

Заключение

Предлагаемый подход к изучению специфических закономерностей процесса социокультурного развития российского общества в исторической панораме динамической смены социальных идеалов и обусловленных ими типов государственности позволил нам извлечь уроки, имеющие важное методологическое значение для исследования трансформаций механизмов воспроизводственной деятельности, определяющих пути цивилизационного самоопределения.

1. Ориентация России на европеизацию и обретение цивилизационной идентичности в условиях воспроизводства самодержавной государственности продемонстрировала свою несостоятельность, обусловленную дуальной оппозицией, на одном полюсе которой провозглашались принципы европейской организации, а на другом - принципы самодержавия, служившего единственным политическим инструментом для воспроизводства расколотого социума. Эта дуальная оппозиция, на одном полюсе которой декларировалась универсальность закона и права, а на другом - универсальность самодержавия, не обеспеченная поддержкой синтетического политического идеала (в качестве производного синтеза самодержавно-авторитарного и либерально-демократического идеалов), препятствовала процессу идеологического интегрирования в российскую государственность европейских цивилизационных принципов

стр. 32

второго осевого времени, придававших закону и правам личности универсальное значение.

2. Поиски места и роли православной России в католическо-протестантском европейском цивилизационном пространстве продемонстрировали свою несостоятельность, обусловленную тем, что факт трансформации религиозной государственности в светскую не гарантировал устранения религиозной составляющей цивилизационной идентичности, которая сохраняла свою принадлежность к цивилизации второго осевого времени. Стремление к воспроизводству государственной роли православной веры с целью обеспечения особого цивилизационного статуса России в мировом историческом времени подорвало исторический ресурс российской самодержавно-монархической государственности и ускорило ее крах.

3. Выбор Россией путей цивилизационного самоопределения был обусловлен кардинальной дуальной оппозицией, на одном полюсе которой доминировала государственная культура с присущими ей идеалами и ценностями, а на другом - догосударственная культура и обусловленная ею общинно-вечевая организация, препятствовавшая освоению абстракций государства и общего интереса.

4. Выбор Россией советского пути цивилизационного самоопределения был обусловлен дуальной оппозицией, на одном полюсе которой провозглашалось требование укрепления общинно-вечевой организации, препятствовавшей росту массовой пролетаризации, а на другом - требование отказа от традиционных общинно-вечевых институтов вследствие их тенденции к трансформации в советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, претендующих на власть.

5. Преимущество советской тоталитарной государственности состояло в ее способности к ликвидации кардинальной дуальной оппозиции (обусловившей крах самодержавной государственности), на одном полюсе которой провозглашался традиционный вечевой идеал и обусловленные им ценности догосударственной культуры, а на другом - авторитарно-демократический идеал и провозглашаемые им ценности.

6. Распад четвертой, советской, государственности был предопределен дуальной оппозицией, один полюс которой провозглашал идею социализма, а другой - идею правовой государственности, не обеспеченной поддержкой надзаконной силы. Эта оппозиция обусловила и присущую четвертой, советской, государственности

стр. 33

псевдокультуру правовой имитации, действие инерционного механизма которой воспроизводилось за счет фиктивной возможности освоения коллективным сознанием универсальных абстракций законности и права, которые не могли служить поведенческим императивом, определявшим порядок взаимоотношений государства и членов сообщества.

7. Возможность интеграции России в западное цивилизационное пространство в современных условиях определяется, с одной стороны, степенью заинтересованности Запада в реализации данного процесса, а с другой, - уровнем развития Российской государственности, требуемым для успешного осуществления подобных задач.

8. Специфика современной ситуации ставит Россию перед выбором альтернативных путей цивилизационного самоопределения.

- Путь поиска качественно новой конструктивной модели воспроизводства отечественной государственности, ориентированный на обретение собственной цивилизационной идентичности.

- Путь интеграции России в западную цивилизацию, ориентированный на переход к либерально-модернистской суперцивилизации в соответствии с требованиями либерального идеала, освобожденного от присущего ему деструктивного утилитарного аспекта.

Нам представляется, что горькие плоды беспрецедентных массовых самопожертвований во имя великих побед тоталитаризма (в качестве одного из средств воспроизводства стабильной отечественной государственности) свидетельствуют, скорее, в пользу второго пути цивилизационного самоопределения, позволяющего России учесть специфику подхода к субъекту воспроизводственной деятельности как к творческому источнику конструктивных инноваций.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта. В 3-х тт. Т. 1. М., 1991. С. 19.

2. Levi-Strauss C. Myth and Meaning. New York: Schocken Books, 1978. P. 54; Levi-Strauss C. The Savage Mind. Chicago: University of Chicago Press, 1966. P. 21.

3. Бранский В. П., Пожарский С. Д. Глобализация и синергетический историзм. СПб., 2004. С. 119 - 123.

4. Микайлова И. Г. Субъект самовыражения в динамике сдвига культурных смыслов // Мир психологии. 2008. N 2.

стр. 34

5. Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М., 2005.

6. Михайлова И. Г. Субъект идеи культуры в межполюсном пространстве дуальных оппозиций (Креативный человек и власть) // Философские исследования. 2008. N 2.

7. Михайлова И. Г. Художественное моделирование как фактор фантастического видения реальности. СПб., 2005. С. 174 - 175.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ-СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ-ДИНАМИКА-ПРОРЫВОВ-И-КАТАСТРОФ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. Г. Микайлова, РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА ПРОРЫВОВ И КАТАСТРОФ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ-СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ-ДИНАМИКА-ПРОРЫВОВ-И-КАТАСТРОФ (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. Г. Микайлова:

И. Г. Микайлова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
857 views rating
14.09.2015 (2147 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА ПРОРЫВОВ И КАТАСТРОФ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones