Libmonster ID: RU-9352

А. ЯКОВЛЕВ, кандидат экономических наук, проректор ГУ-ВШЭ, директор Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ

Проблемы взаимоотношений предприятий и властей в регионах России с середины 1990-х годов привлекали внимание многих исследователей. Они сохраняют свою актуальность и в настоящее время в связи с двумя тенденциями.

С одной стороны, растущее давление глобальной конкуренции объективно порождает спрос со стороны отечественного бизнеса на государственную поддержку. Однако в России на федеральном уровне после "дела ЮКОСа" бизнес в целом оказался в подчиненном положении по отношению к власти. Поэтому можно ожидать более интенсивного взаимодействия российских компаний с региональными и местными властями в поисках благоприятных условий для ведения бизнеса.

С другой стороны, осуществление бюджетной реформы и разграничение полномочий между федеральным центром и субъектами Федерации привели к сокращению финансовых возможностей региональных властей при одновременном сохранении за ними большей части их прежних обязательств. В этих условиях у региональных властей в свою очередь могут возникнуть стимулы к изменению политики по отношению к бизнесу.

В настоящей статье, опираясь на данные нового эмпирического исследования российских АО, мы попытаемся оценить, в какой мере эти тенденции повлияли на реальные механизмы взаимодействия государства и бизнеса на региональном уровне.

Модели взаимодействия государства и бизнеса в России

В исследованиях взаимоотношений государства и бизнеса в России, проводившихся в конце 1990 - начале 2000-х годов, можно выделить два смежных направления. В рамках одного из них обсуждаются вопросы поиска и извлечения ренты различными агентами, действующими на стороне бизнеса и государства, в рамках другого - возможности и проблемы реализации промышленной политики.

Из числа относящихся к первому направлению наиболее известна модель, сформулированная в работах Дж. Хелмана и его коллег и получившая дальнейшее развитие в исследованиях ЦЭФИР1, которая


1 См.: Hellman J., Jones G., Kaufman D. Seize the State, Seize the Day: An Empirical Analysis of State Capture and Corruption in Transition Economies: Paper prepared for the ABCDE 2000 Conference. Washington, D.C., 2000, April 18 - 20; Slinko I., Yakovlev E., Zhuravskaya E. Laws for Sale: Evidence from Russia // American Law and Economics Review. 2005. Vol. 7, No 1. P. 284 - 318.

стр. 124


описывает так называемый феномен "state capture", или "захвата государства". Возникновение данной модели возможно в условиях слабого государства, не способного противостоять влиянию частных групп интересов. Таким образом, она предполагает активное перераспределение ресурсов от государства к конкретным компаниям или бизнес-группам. Наличие и относительная распространенность указанной модели в России и странах СНГ применительно к крупному бизнесу были подтверждены целым рядом эмпирических исследований в конце 1990-х годов.

Своего рода дополнением такой практики рентоориентированного поведения стала модель "хватающей руки", сформулированная Т. Фраем и А. Шляйфером для России в противовес модели "помогающей руки" государства, которая в разных формах реализовалась в странах ЦВЕ и Китае2. Модель "хватающей руки" предполагает создание искусственных барьеров для ведения бизнеса, вынуждающих предпринимателей, прежде всего мелких и средних, платить взятки чиновникам. Избыточность регулирования при отсутствии механизмов контроля за соблюдением правовых норм порождала среди предприятий процесс отрицательного отбора и выталкивала бизнес в теневую экономику3. При этом даже в отсутствие эффективных механизмов правоприменения массовое распространение неформальных отношений в бизнесе давало возможность избирательного применения санкций по отношению к компаниям, которые пытались противостоять давлению со стороны государства.

Общее укрепление государства и еще более заметная бюрократическая консолидация госаппарата в начале 2000-х годов создали условия для экстраполяции этой модели с регионального на федеральный уровень и использования ее по отношению не только к мелким, но и к крупным компаниям. В результате, на наш взгляд, сейчас можно говорить об альтернативной "state capture" модели "захвата бизнеса"4. Наиболее ярким примером ее реализации стало "дело ЮКОСа".

Вместе с тем результаты ряда других работ свидетельствовали также о существовании иных моделей взаимоотношений государства и бизнеса. В частности, опираясь на данные опроса 500 российских предприятий, проведенного в 2000 г., Т. Фрай5 говорил не о "захвате государства", а скорее о системе "обменов" между государством и бизнесом и параллельном существовании двух групп предприятий, вовлеченных и не вовлеченных в эту систему. При этом для предприятий, участвующих в системе "обменов", близость к региональным


2 См.: Frye T., Shleifer A. The Invisible Hand and the Grabbing Hand // The American Economic Review. Vol. 87, No 2. Papers and Proceedings of the Hundred and Fourth Annual Meeting of the American Economic Association (May 1997). P. 354 - 358.

3 См.: Johnson S., Kaufman D., Shleifer A. The Unofficial Economy in Transition // Brooking Papers on Economic Activity. 1997. No 2; Яковлев А. Почему в России возможен безрисковый уход от налогов? // Вопросы экономики. 2000. N 11.

4 См.: Яковлев А. Взаимодействие групп интересов и их влияние на экономические реформы в современной России // Мир России. 2003. Т. XII, N 4. С. 44 - 88; Яковлев А. Эволюция стратегий взаимодействия бизнеса и власти в российской экономике // Российский журнал менеджмента. 2005. Т. 3, N 1. С. 27 - 52.

5 См.: Frye T. Capture or Exchange? Business Lobbying in Russia // Europe-Asia Studies. 2002. Vol. 54, No 7. P. 1017 - 1036.

стр. 125


властям и возможность получения от них тех или иных субсидий обусловливали большой объем социальных обязательств. Напротив, представители второй группы, дистанцировавшейся от государства, не получали поддержки, но и не несли дополнительных расходов. Одной из причин относительной распространенности этой модели в России является феномен градообразующих предприятий6. Они унаследовали от плановой экономики значительные социальные активы и инфраструктуру и до сих пор продолжают предоставлять тепло и иные услуги населению соответствующих городов и поселков, а в обмен получают поддержку от местных и региональных властей.

Во всех трех названных моделях речь идет о движении потоков ресурсов между государством и бизнесом вне какой-либо связи с уровнем эффективности предприятий. Существенным здесь является лишь преимущественное направление движения финансовых ресурсов - от государства к бизнесу (rent-seeking, или "захват государства"), от бизнеса к государству (rent-extortion, или "захват бизнеса") или же относительный баланс в рамках системы "обменов". При этом весьма распространенным в экспертной и академической среде остается мнение о том, что государственная поддержка в основном предоставляется неэффективным предприятиям и проектам, в том числе в целях "сглаживания" социальных проблем и получения политической поддержки от соответствующих социальных групп7.

Данный тезис, однако, также нуждается в определенных уточнениях. В частности, результаты ряда исследований, проведенных в последние годы8, свидетельствуют о появлении во взаимодействии региональных властей и бизнеса новых подходов. Они порождаются в том числе и процессами глобализации, которая разрушает границы рынков, создает возможности для переноса производства не только в другие регионы, но и в другие страны и тем самым объективно приводит к усилению конкуренции между ними за привлечение капитала и инвестиций. В этих новых условиях конкурентного давления на государство на национальном и региональном уровнях возникают предпосылки для оказания государственной поддержки развивающемуся,


6 По данным Экспертного института, в конце 1990-х годов в России насчитывалось около 800 подобных предприятий. Исследованием практических механизмов их взаимодействия с муниципальными властями занимался Институт экономики города (см.: Ивченко С. В., Либоракина М. И., Сиваева Т. С. Город и бизнес: формирование социальной ответственности российских компаний. М.: Фонд "Институт экономики города", 2003). Анализ влияния этих взаимоотношений на поведение и основные параметры деятельности промышленных предприятий был проведен в рамках большого совместного проекта BOFIT и ЦЭФИР (см.: Haaparanta P., Juurikkala T., Lazareva O., Pirttila J., Solanko L., Zhuravskaya E. Firms and Public Service Provision in Russia: BOFIT Discussion Papers No 16. 2003; Juurikkala T., Lazareva O. Lobbying at the Local Level: Social Assets in Russian Firms: BOFIT Discussion Papers No 1. 2006;Solanko L. Coping with Missing Public Infrastructure: An Analysis of Russian Industrial Enterprises: BOFIT Discussion Papers No 2. 2006).

7 См.: Мау В. Посткоммунистическая Россия в постиндустриальном мире: проблемы догоняющего развития // Вопросы экономики. 2002. N 7; Журавская Е., Макрушин А., Слинько И. Причины возникновения плохих бюджетных стимулов / ЦЭФИР. 2002, янв.

8 Locke R. Building Trust: Paper presented at the Annual Meetings of the American Political Science Association. San Francisco, California, Hilton Towers, 2001, September 1; Кузнецов Е. Пробудиться, догнать и устремиться вперед: Механизмы запуска инновационного роста России: Препринт WP5/2002/07. М.: ГУ-ВШЭ, 2002 (см. также: Вопросы экономики. 2003. N 3).

стр. 126


растущему и более эффективному бизнесу. Одновременно происходит трансформация самих механизмов предоставления поддержки, способствующая уменьшению рисков поиска ренты и коррупции9. В целом указанные явления можно обозначить термином "новая региональная промышленная политика", и некоторые работы, основанные на российских данных10, позволяют рассматривать эту совокупность явлений как еще одну возможную модель взаимодействия государства и бизнеса.

Адекватность перечисленных моделей современным российским реалиям мы проверяли на данных специального опроса предприятий.

Исходные данные и базовые гипотезы

Базой для нашего анализа послужило обследование крупных и средних предприятий в промышленности и связи, действующих в организационно-правовой форме акционерного общества (АО). Данное обследование проводилось весной-летом 2005 г. в рамках проекта "Корпоративное управление и интеграционные процессы в российской экономике".

Основным критерием для проверки реалистичности выделенных выше моделей взаимодействия государства и бизнеса для нас выступали данные о том, кто и что получает в результате такого взаимодействия. В этой связи в анкету был включен ряд специальных вопросов о формах и интенсивности государственной поддержки предприятий со стороны местных и региональных властей, а также об оказании предприятиями помощи местным и региональным властям и о ее формах. Эти два блока вопросов являлись базовыми в нашем анализе. Все подобные вопросы в анкете охватывали период с 2001 по 2004 г. Причем, насколько нам известно, впервые в практике российских исследований предприятиям задавали вопросы не только о финансовой, но и об организационной поддержке. Помимо самого факта ее получения им предлагалось назвать конкретные формы поддержки, предоставленной со стороны местных и региональных властей.

Респондентам был задан вопрос и об их участии в программах государственных закупок на федеральном и региональном уровнях. Здесь нужно отметить, что в целом госзакупки не являются прямой формой


9 Более подробно данные механизмы проанализированы в работах: Drebentsov V. Diversifying Russia's Economy - Key to Sustainable Growth: Mimeo / The World Bank. 2004; Rodrik D. Industrial Policy for the Twenty-First Century: Mimeo / Harvard University, John F. Kennedy School of Government. September 2004, а также в докладе ГУ-ВШЭ, МАЦ "Об использовании в России опыта новых индустриальных стран в формировании "институтов развития" и стимулировании инновационного экономического роста" (Вопросы экономики. 2004. N 10).

10См.: Григорьев Л. М., Урожаева Ю. В. Влияние экономического подъема на региональное развитие // 1000 лучших предприятий России: Промышленность России: рынки, отрасли, регионы. М., 2003. С. 39 -48; Смирнов С. Н., Симачев Ю. В., Засимова Л. С, Чулок А. А. Механизмы повышения конкурентоспособности экономики регионов: Препринт WP1/2005/06. М.: ГУ-ВШЭ, 2005; Зубаревич Н. Зоны влияния крупных корпораций в российских регионах // Региональная элита в современной России / Под ред. Я. Фрухтмана. М.: Фонд "Либеральная миссия", 2005. С. 93 - 113; Самарская область: от индустриальной к постиндустриальной экономике / Под науч. ред. А. В. Полетаева. М.: ТЕИС, 2006; Козловская О. В. Региональное стратегическое планирование. Опыт Томской области // ЭКО. 2006. N 3; Russia: The Business Outlook / Economist Intelligence Unit. March 2006.

стр. 127


поддержки предприятий. Тем не менее в последние годы с учетом роста их объемов и повышения надежности государства как плательщика они приобретают все большее значение для предприятий. При этом, как показывает практика других стран, с помощью госзакупок государство объективно может влиять на поведение компаний, например предоставляя преференции отечественным производителям или малым и средним предприятиям. В указанном контексте госзакупки рассматривались как одна из форм косвенной поддержки предприятий.

Для нашего анализа наряду со стандартными данными о размерах, отраслевой принадлежности, структуре собственности предприятий важны еще два блока вопросов из анкеты обследования:

- о результатах деятельности и поведенческих характеристиках опрошенных АО (темпы роста выпуска в 2001 - 2004 гг., финансово-экономическое положение, привлечение банковских кредитов, масштабы инвестиционной активности, ввод новых производственных мощностей, наличие и масштабы экспорта, инновационная активность). Ответы на эти вопросы позволяют сформировать блок данных о предприятиях, который можно обозначить как "деловая активность и результаты деятельности";

- об участии в консультативных советах при органах власти, о членстве в бизнес-ассоциациях11, включении представителей региональных властей в состав советов директоров предприятий. Ответы на эти вопросы дают возможность разделить предприятия по принципу наличия или отсутствия у них "устойчивых контактов с властями".

Используя ответы на эти блоки вопросов в регрессионном анализе, мы попытаемся определить доминирующие модели во взаимодействии предприятий и региональных властей. При этом будем исходить из следующей интерпретации возможных результатов регрессионного анализа.

Гипотеза 1. Тесная связь между получением государственной поддержки и негативными результатами деятельности предприятий (плохое финансовое состояние, стагнация или низкие темпы роста выпуска, отсутствие инвестиций и т. д.) может рассматриваться как подтверждение традиционной гипотезы о неэффективности региональной промышленной политики.

Гипотеза 2. Напротив, наличие связи между получением государственной поддержки и позитивными результатами деятельности предприятий может выступать аргументом в пользу формирования в российских регионах "новой промышленной политики", в рамках которой поддержка предоставляется растущим и развивающимся фирмам.

Гипотеза 3. Взаимосвязь предоставления предприятиям государственной поддержки и оказания ими помощи властям может свидетельствовать в пользу гипотезы о существовании системы "обменов".

Гипотеза 4. Зависимость получения государственной поддержки от наличия у предприятия устойчивых контактов с властями может быть следствием "захвата государства".


11 Данный вопрос включен в этот блок, поскольку по результатам обследования обеспечение контактов с государственными органами было выделено предприятиями как вторая по значимости функция бизнес-ассоциаций.

стр. 128


Гипотеза 5. Явное превалирование "помощи властям" над получением государственной поддержки может служить индикатором "захвата бизнеса" и извлечения административной ренты.

Интенсивность и формы государственной поддержки предприятий и помощи властям с их стороны

Согласно результатам опроса, финансовую поддержку от региональных и местных властей в 2001 - 2004 гг. получали 23% фирм-респондентов, в том числе 6% предприятий - по двум и более каналам. Среди наиболее значимых форм финансовой поддержки можно отметить налоговые льготы и отсрочки по уплате налогов (их упомянули 12% респондентов). Еще по 5% респондентов назвали льготные кредиты или гарантии под банковские кредиты, а также бюджетные субсидии. Остальные варианты поддержки (льготы по аренде земельных участков и по оплате электроэнергии и коммунальных услуг) упомянули от 1,5 до 4% опрошенных предприятий.

Различные формы организационной поддержки распространялись на несколько большее число предприятий: 19% получали ее хотя бы по одному каналу, а еще 10% - по двум и более каналам. Наиболее распространенная форма организационной поддержки - помощь в контактах с федеральными органами власти и управления (14%, или практически каждый второй респондент, получавший организационную поддержку). Отметим, что очень мало респондентов выбрали варианты ответов, связанные с помощью в контактах с инвесторами (2 варианта, менее 5% в сумме) и с содействием в контактах с иностранными предприятиями-партнерами, инвесторами, финансовыми институтами (3 варианта, около 5% в сумме). Напротив, весьма высокой (более 11%) оказалась доля фирм-респондентов, которым местные и региональные власти помогали в контактах с российскими предприятиями-партнерами. Возможно, что в условиях недостаточной эффективности судебной системы это связано с участием властей в урегулировании конфликтов между поставщиками и потребителями в пределах региона.

В программе государственных закупок в 2001 - 2004 годах участвовали 24% предприятий, в том числе 15% респондентов выполняли федеральные госзаказы и 12% работали по заказам региональных и местных властей. Интересно, что эти группы практически не пересекались между собой - только 3% фирм-респондентов в указанный четырехлетний период имели одновременно федеральный и региональный госзаказы. Поскольку данная статья посвящена анализу взаимодействия предприятий с региональными и местными властями, в ходе дальнейшего анализа мы будем учитывать только факт выполнения фирмами-респондентами регионального госзаказа.

Сопоставление состава реципиентов различных типов поддержки показывает, что от региональных и местных властей ее в общей сложности получали почти 45% опрошенных предприятий. При этом 15% респондентов получали поддержку двух или трех типов.

стр. 129


Результаты опроса свидетельствуют о массовом характере помощи региональным и местным властям со стороны предприятий - в 2001 - 2004 гг. ее оказывали более 4/5 респондентов. Среди предложенных в анкете вариантов ответов, характеризующих формы помощи, руководители фирм-респондентов чаще всего выбирали "спонсорскую помощь региональным/городским программам" (63%), "ремонт школ, дорог, больниц" (35%), "содержание социальных объектов и жилья" (28%). Вместе с тем многие предприятия стремятся оказывать благотворительную помощь конкретным организациям и социальным группам (детские дома, инвалиды, пенсионеры). Также следует отметить достаточно большую группу предприятий (14%), которые совместно с региональными и местными властями реализовывали коммерческие проекты в социальной сфере. На наш взгляд, эти данные являются косвенным подтверждением более быстрого развития на региональном уровне механизмов государственно-частного партнерства. Подчеркнем также множественность каналов помощи региональным и местным властям, характерную для большинства предприятий. Так, если 35% респондентов оказывали ее только по одному каналу, то 24 - по двум, а еще 23% - по трем и более каналам.

Анализ взаимосвязи государственной поддержки и помощи властям с другими показателями деятельности предприятий

Проверка сформулированных выше гипотез осуществлялась с помощью логистических регрессий, позволяющих оценить вероятность предоставления государственной поддержки предприятиям и оказания последними помощи местным и региональным властям. В качестве объясняющих переменных использовался достаточно широкий набор индикаторов, которые можно объединить в три блока:

- блок I. Объективные параметры предприятий, собственность и корпоративное управление;

- блок II. Характеристики поведения и развития предприятия;

- блок III. Взаимодействие предприятия с государством.

Показатели, отнесенные к каждой из этих групп, и их характеристики представлены в приложении. Ниже приводится содержательная интерпретация результатов регрессионного анализа.

Имеет место значимая положительная связь между получением разных типов государственной поддержки. В частности, вероятность получения предприятием регионального госзаказа повышается в том случае, если оно уже является реципиентом финансовой или организационной поддержки (и наоборот). Особенно это касается предприятий, получающих поддержку одного типа по двум и более каналам.

Предоставление финансовой поддержки предприятиям со стороны местных и региональных властей не связано с характеристиками поведения предприятия (блок II), за исключением привлечения кредитов от коммерческих банков в 2001 - 2004 гг. (что может рассматриваться как

стр. 130


индикатор его относительной финансовой устойчивости). В то же время финансовая поддержка значимо связана с наличием у региональных властей пакета акций предприятия и вхождением его представителей в консультативные советы при органах власти (блок III).

Применительно к поставкам по региональным госзаказам наблюдается значимая положительная связь с уровнем конкуренции со стороны отечественных производителей и фирм с иностранным участием, расположенных в России (блок II). Отраслевые различия оказываются незначимыми (за исключением отрасли "связь").

Наибольшее число значимых связей имеет место при предоставлении организационной поддержки. В частности, ее чаще получают: предприятия - члены бизнес-ассоциаций; АО, контролируемые государством (оба индикатора из блока III); фирмы с горизонтом планирования свыше пяти лет; фирмы, столкнувшиеся с существенным сокращением численности работников; предприятия, успешно внедрившие стандарты ISO (блок II). По блоку I наблюдается связь между предоставлением организационной поддержки и наличием на предприятии контролирующего акционера, а также обратная связь с фактом заверения отчетности АО международным аудитором. Если эти две связи логически объяснимы (определенность собственника повышает четкость политики предприятия; АО, привлекающие международных аудиторов, как правило, являются крупными предприятиями, действующими на глобальном рынке и не нуждающимися в поддержке местных властей), то положительную связь с частотой смены генерального директора интерпретировать затруднительно.

Переплетение разных типов государственной поддержки являлось основанием для проведения регрессионного анализа не только с ее частными показателями, но и с интегральным индикатором, отражающим число различных типов поддержки, полученной конкретным предприятием. При таком подходе высокозначимыми (на 1%-ном уровне) оказываются привлечение предприятиями банковских кредитов, членство в бизнес-ассоциациях, а также государственное участие в капитале АО (с возрастанием значений коэффициентов при переходе к группе фирм, контролируемых государством). На вероятность получения государственной поддержки значимо и положительно влияет факт оказания предприятием помощи местным и региональным властям, но только в том случае, когда она осуществляется по двум и более каналам.

Вероятность оказания помощи местным и региональным властям повышается применительно к крупнейшим предприятиям (но данная связь тем не менее остается статистически незначимой) и в тех случаях, когда генеральный директор в 2001 - 2004 гг. не менялся, фирмы-респонденты являлись членами бизнес-ассоциаций, привлекали кредиты коммерческих банков и осуществляли инвестиции. Кроме того, значимо чаще оказывали помощь властям предприятия, расположенные в регионах с пониженным и незначительным инвестиционным потенциалом. Также наблюдается связь с интенсивностью конкуренции с производителями из стран СНГ и дальнего зарубежья, но она не поддается содержательной интерпретации.

стр. 131


Полученные результаты можно представить в виде схемы (см. табл. 1), где количество "Х" отражает интенсивность выявленных связей с соответствующим блоком показателей деятельности предприятий-респондентов.

Таблица 1

Выявленные связи между государственной поддержкой, помощью властям и показателями деятельности фирм-респондентов

 

Блоки показателей

размеры, отрасль, регион, корпоративное управление

характеристики поведения

взаимодействие с государством

Финансовая поддержка

-

х

хх

Госзакупки

-

х

-

Организационная поддержка

х

ххх

хх

Общий индикатор государственной поддержки

-

х

ххх

Помощь властям

х

хх

х

Суммируя полученные результаты, отметим следующее. Гипотеза 1 о заведомой неэффективности и политической "ангажированности" промышленной политики региональных властей в целом не подтверждается. Нет признаков предоставления систематической поддержки предприятиям с плохими текущими показателями деятельности. Единственный индикатор из этого ряда - сокращение занятых в течение 2001 - 2004 гг. на 20% и более, однако оно может быть следствием активной реструктуризации соответствующих предприятий. При этом значимым данный показатель оказывается только применительно к организационной поддержке.

Гипотеза 2 (о "новой региональной промышленной политике") частично подтверждается. Так, организационная поддержка чаще предоставляется фирмам с горизонтом планирования свыше пяти лет и предприятиям, успешно внедрившим стандарты ISO. Кроме того, господдержка в целом чаще оказывается предприятиям, которые в 2001 - 2004 гг. привлекали кредиты коммерческих банков (что можно рассматривать как косвенное свидетельство их относительной финансовой устойчивости).

Гипотеза 3 (о системе "обменов") также получает ряд подтверждений. Предприятия, активно оказывающие помощь властям (по двум и более каналам), существенно чаще фигурировали в качестве реципиентов государственной поддержки. Одним из организаторов "обменов", судя по всему, выступают бизнес-ассоциации: их члены чаще вовлекаются в систему господдержки и при этом регулярно оказывают помощь властям.

Если говорить о соотношении между "захватом государства" и "захватом бизнеса", то результаты регрессионного анализа, на наш взгляд, дают больше аргументов в пользу последней гипотезы. С одной стороны, наличие большого числа предприятий, оказывающих помощь властям, но не получающих от них какой-либо поддержки, а также тот факт, что помощь властям чаще оказывали предприятия,

стр. 132


осуществлявшие инвестиции, может косвенно свидетельствовать об административных барьерах и о возможностях "извлечения ренты" чиновниками. С другой стороны, как проявление "захвата государства" может интерпретироваться преимущественное получение господдержки предприятиями с государственным участием, которые при этом никак не выделяются в части оказания помощи властям. Однако здесь возможна и обратная интерпретация - чиновники чаще оказывают поддержку подконтрольным им предприятиям, через которые проще организовать "извлечение ренты".

Таким образом, в целом результаты регрессионного анализа не дают однозначного подтверждения какой-либо одной модели. Скорее можно говорить о сосуществовании различных моделей взаимодействия государства и бизнеса на уровне региона.

Характеристика моделей взаимодействия корпораций и региональных властей

Используя результаты простого парного распределения по двум интегральным переменным - "получение господдержки" и "оказание помощи властям", мы получили следующую матрицу (см. табл. 2).

Таблица 2

 

Помощь властям

не оказывали

оказывали

Поддержку от местных и региональных властей

не получали

98 фирм

347 фирм

получали

39 фирм

319 фирм

С учетом этого распределения была построена новая переменная, отражающая четыре возможных соотношения двух исходных параметров, и был проведен корреляционный анализ связей между ней и ключевыми индикаторами деятельности обследованных предприятий. Его результаты приведены в таблице 3. Подчеркнем, что в ней содержатся данные только по тем индикаторам, для которых различия, выявленные в парном распределении с интегральным индикатором "получение господдержки/оказание помощи властям", оказались статистически значимыми.

Как видно из приведенных данных, выделенные нами четыре группы предприятий неравнозначны по своим масштабам. В группу, дистанцирующуюся от государства (нет господдержки, нет помощи властям), попадает около 12% респондентов. Группы, оказывающие помощь властям без получения господдержки и при ее наличии, сопоставимы - соответственно 43 и 40%. Наконец, группа фирм, получающих господдержку без оказания помощи властям, составляет в нашей выборке менее 5%.

Первая группа отличается небольшими размерами (средняя численность работников - 1015 человек, медиана - 300 человек) и ориентацией на локальные рынки (только 9% фирм имеют значи-

стр. 133


Таблица 3

Основные характеристики групп предприятий, различающихся по типам взаимодействия с властями

Параметры

Группы предприятий (по типам взаимодействия с властями)

Статистическая значимость различий между группами

N 1.

Нет помощи, нет господдержки

N 2.

Помощь властям без господдержки

N 3.

Помощь властям при наличии господдержки

N 4. Господдержка без помощи властям

Число фирм-респондентов, отнесенных к данной группе

98

347

319

39

 

Объективные параметры предприятий, собственность и корпоративное управление

Объем продаж в 2004 г. - медиана, млн. руб.

100

190

300

130

 

Число занятых в 2004 г. - средняя

1015

1519

2708

844

 

Число занятых в 2004 г. - медиана

300

410

617

390

Х

Выработка на 1 занятого в 2004 г. - медиана, тыс. руб.

289

414

396

311

 

Фирмы с числом занятых до 300 человек

47

33

22

33

0,000

Фирмы с числом занятых свыше 1000 человек

23

24

37

18

 

Члены бизнес-групп (холдингов)

31

38

45

28

0,028

Имеется пакет акций у иностранных акционеров

8

14

17

7

0,101

Характеристики поведения и развития, %

Фирмы с ростом выпуска в 2001 - 2004 гг. в 1,5 раза и выше

47

57

59

33

0,003

Фирмы с ростом зарплаты в 2001 - 2004 гг. на 50% и более

53

68

69

34

0,000

Фирмы с экспортом свыше 10% выпуска

9

19

28

23

0,000

Фирмы, испытывающие на рынках сбыта умеренную и острую конкуренцию с зарубежными производителями

47

47

55

62

0,011

Фирмы с горизонтом планирования до 1 года

40

34

20

42

 

Фирмы с горизонтом планирования 5 лет и более

4

7

11

5

 

Фирмы, осуществлявшие инвестиции в 2001 - 2004 гг.

54

74

84

71

0,000

Фирмы, внедрившие стандарты ISO в 2001 - 2004 гг.

33

38

50

42

0,004

Фирмы, привлекавшие кредиты банков в 2001 - 2004 гг.

62

77

94

84

0,000

стр. 134


Окончание таблицы 3

Параметры

Группы предприятий (по типам взаимодействия с властями)

Статистическая значимость различий между группами

N 1. Нет помощи, нет господдержки

N 2. Помощь властям без господдержки

N 3. Помощь властям при наличии господдержки

N 4. Господдержка без помощи властям

Индикаторы взаимодействия с государством%

Фирмы с госучастием (пакеты акций 5% и более)

12

13

28

22

0,000

Имеется пакет акций у региональных властей

4

5

15

10

0,000

Представители властей региона присутствуют в совете директоров

2

8

17

5

0,000

Оказывали помощь властям по двум и более каналам

Х

50

65

Х

0,000

Участие в консультативных советах при органах власти (на региональном уровне)

13

21

29

24

0,000

Участие в бизнес-ассоциациях

35

49

71

33

0,000

тельные объемы экспорта; 53% на своих рынках сбыта практически не сталкиваются с конкуренцией со стороны зарубежных производителей). Предприятия этой группы по всем параметрам (общее государственное участие; наличие пакетов акций у региональных властей; присутствие представителей региона в совете директоров; участие руководителей предприятия в консультативных советах при органах власти) в наименьшей степени связаны с государством. Особенностью указанных предприятий является своего рода автономность: они реже входят в состав бизнес-групп и бизнес-ассоциаций, реже привлекают кредиты коммерческих банков. Для них также характерны более короткий горизонт планирования (у 40% - до одного года), низкая инвестиционная и инновационная активность. Тем не менее в целом они могут рассматриваться как относительно успешные: около половины из них в 2001 - 2004 гг. смогли увеличить объемы производства и зарплату работников в 1,5 раза и более.

Предприятия, оказывающие помощь властям (группы 2 и 3), - это крупные, активно растущие фирмы, входящие в бизнес-группы и имеющие более длинный горизонт планирования. В их советах директоров представители региональных властей могут присутствовать даже тогда, когда региону не принадлежит ни одной акции данного предприятия. При этом те фирмы, которые не получают господдержки (группа 2), отличаются низким уровнем государственного участия в капитале и низкой активностью в консультативных советах при органах власти. Они несколько реже участвуют в бизнес-ассоциациях. В данной группе также ниже средней по выборке доля активных экспортеров. Напротив, группа 3 (предприятия, оказывающие помощь властям

стр. 135


и получающие от них поддержку) характеризуется высоким уровнем всех рассматриваемых показателей, включая индикаторы развития (горизонт планирования, инвестиции, организационно-управленческие инновации, темпы роста выпуска и зарплаты, экспорт и т. д.). В сравнении с группой 2 они более активны в оказании помощи местным и региональным властям. В результате данная группа может иллюстрировать собой как модель системы "обменов", так и модель "новой региональной промышленной политики".

Последняя группа 4 - фирмы, получающие господдержку без оказания помощи властям - выделяется по доле фирм с государственным участием, активности в консультативных советах при органах власти и доле фирм-экспортеров. Вместе с тем для нее характерны наименьшие средние темпы роста в 2001 - 2004 гг. (лишь 1/3 фирм смогла увеличить выпуск и зарплату в 1,5 раза). Предприятия из этой группы также заметно реже входят в состав бизнес-групп (холдингов) и реже участвуют в деятельности бизнес-ассоциаций. В целом именно эта группа может рассматриваться как пример неэффективной "персонифицированной" промышленной политики региональных властей. Можно допустить, что через эти "приближенные к властям" предприятия происходит перераспределение в частные руки льгот и субсидий, предоставляемых за счет региональных и местных бюджетов. Однако одновременно отметим маргинальный характер этой группы фирм: по своей численности она в восемь раз меньше, чем динамичная и эффективная группа 3, участники которой столь же тесно взаимодействуют с региональными властями.

Таким образом, результаты корреляционного анализа подтверждают предположение о множественности моделей взаимодействия предприятий и региональных властей. В общей совокупности обследованных предприятий можно выделить фирмы, тесно связанные с местными и региональными властями (посредством участия государства в капитале, вхождения руководителей предприятий в консультативные советы при органах власти, членства предприятий в бизнес-ассоциациях). Эти предприятия существенно чаще получают государственную поддержку. Среди них есть неэффективные "аутсайдеры", но абсолютное большинство - динамично развивающиеся компании. И именно они наиболее активны в оказании помощи местным и региональным властям.

По итогам проведенного анализа можно сформулировать следующие выводы.

1. Масштабы явления. Несмотря на сокращение возможностей местных и региональных властей в результате реформы межбюджетных отношений и разграничения полномочий между федеральным центром и субъектами РФ, охват предприятий различными мерами господдержки на региональном уровне достаточно широк. Согласно данным опроса, ту или иную поддержку в 2001 - 2004 гг. получали около 45% фирм-респондентов, в том числе 29 - организационную, 23 - финансовую, 12% участвовали в выполнении регионального

стр. 136


госзаказа. Помощь региональным и местным властям также носит массовый характер: ее оказывали свыше 80% респондентов, в том числе 24 - одновременно по двум каналам, а еще 23% - по трем и более каналам.

2. Факторы предоставления господдержки. Местные и региональные власти заметно чаще поддерживают АО с госучастием, а также предприятия, представленные в консультативных советах при органах власти и участвующие в бизнес-ассоциациях. Таким образом, можно говорить о наличии тесных связей между региональными властями и предприятиями, получающими от них поддержку. Вместе с тем результаты опроса не дают достаточных подтверждений распространенного мнения об общей неэффективности мер промышленной политики региональных властей. Большинство предприятий, получавших поддержку на региональном уровне в 2001 - 2004 гг., - это динамично развивающиеся фирмы, осуществляющие инвестиции, организационно-управленческие инновации, экспортирующие свои товары и услуги. Одновременно они же были наиболее активными в оказании помощи местным и региональным властям.

3. Модели взаимодействия. Наши данные подтверждают параллельное существование нескольких различных моделей взаимодействия между предприятиями и региональными властями. Наиболее распространена, по-видимому, модель "обменов". В ее рамках предприятия, получающие льготы, субсидии и иную поддержку от региональных властей, одновременно несут больший объем социальных обязательств и чаще оказывают помощь властям. Наряду с предприятиями, вовлеченными в систему "обменов", существуют предприятия, дистанцирующиеся от государства. Значительная часть из них, однако, регулярно оказывает помощь местным и региональным властям, что можно рассматривать как один из механизмов извлечения чиновниками "административной ренты". Наконец, есть группа предприятий, получающих господдержку без оказания помощи властям. По целому ряду индикаторов эти предприятия приближены к власти, но при этом они отличаются низкими показателями динамики выпуска и заработной платы, коротким горизонтом планирования и т. д. Здесь, наверное, можно говорить о неэффективной "персонифицированной" промышленной политике региональных властей, как и о возможности перераспределения в частные руки через эти "приближенные к властям" предприятия льгот и субсидий, предоставляемых за счет региональных и местных бюджетов. Данная группа, однако, составляет менее 5% выборки.

В целом результаты опроса свидетельствуют об установлении более равноправных и цивилизованных отношений между предприятиями и региональными властями. Можно отметить активность региональных властей в поддержке предприятий, а также относительную эффективность предпринимаемых ими усилий. Подчеркнем все более широкое использование в регионах РФ механизмов организационной поддержки (которая во многих случаях сегодня важнее, чем прямая финансовая поддержка). В этих условиях актуально детальное изучение механизмов и инструментов региональной промышленной политики с последующим распространением "лучшей практики".

стр. 137


Приложение

Использованные переменные

Выбранные объясняющие переменные

Возможные значения выбранных показателей

Группа 1. объективные параметры предприятий, собственность и корпоративное управление

Отрасль

Связь; ТЭК; металлургия; машиностроение и металлообработка; химия и нефтехимия; лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная (ЛДЦБ); легкая; пищевая; промышленность стройматериалов (ПСМ)

Размеры (по численности занятых)

100 - 299; 300 - 499; 500 - 999; 1000 - 4999; 5000 и более

Инвестиционный потенциал региона (по данным рейтинга РА "Эксперт" за 2005 г.)

Высокий; средний; пониженный; незначительный (все - при умеренном уровне риска)

Наличие иностранных акционеров

Есть иностранные акционеры; нет таких акционеров

Наличие контролирующего акционера

Имеется контролирующий акционер; нет контролирующего акционера

Стабильность высшего менеджмента предприятия

Гендиректор в 2001 - 2004 гг. не менялся; гендиректор сменился 1 раз; гендиректор сменялся несколько раз

Тип аудитора, заверяющего отчетность предприятия

Международная аудиторская фирма; аудиторская фирма из нашего региона; аудиторская фирма из другого региона РФ

Группа 2. Характеристики поведения предприятия

Горизонт планирования

До 1 года; 1 - 3 года; 3 - 5 лет; свыше 5 лет

Оценка общего финансово-экономического положения

Хорошее; скорее хорошее; удовлетворительное; скорее плохое; плохое

Привлечение банковских кредитов

Кредиты в 2001 - 2004 гг. не брали; привлекали кредиты

Рост производства в 2001 - 2004 гг.

Рост более чем в 2 раза; рост в 1,5 - 2 раза; рост до 1,5 раз; неизменный объем (изменение в пределах +/-5%); снижение (более чем на 5%)

Динамика численности работников в 2001 - 2004 гг.

Рост более 20%; рост до 20%; неизменный уровень (изменение в пределах +/-5%); снижение до 20%; снижение более чем на 20%

Наличие экспорта у предприятия-респондента

Предприятие осуществляло экспортные операции; предприятие не занималось экспортом

Интенсивность конкуренции на рынках сбыта со стороны российских производителей и фирм с иностранным участием, расположенных в РФ

Высокий уровень; умеренный уровень; конкуренция практически отсутствует

Интенсивность конкуренции на рынках сбыта со стороны предприятий из стран СНГ и стран дальнего зарубежья

Высокий уровень; умеренный уровень; конкуренция практически отсутствует

Наличие инвестиций в 2001 - 2004 гг.

Инвестиции осуществлялись; инвестиций не было;

Ввод новых производственных мощностей в 2001 - 2004 гг.

Да, новые мощности вводились; нет, не вводились

Внедрение стандартов ISO в 2001 - 2004 гг.

Удалось внедрить стандарты ISO; не удалось внедрить стандарты ISO или не занимались этим

стр. 138


Окончание приложения

Выбранные объясняющие переменные

Возможные значения выбранных показателей

Группа 3. взаимодействие предприятия с государством

Участие региона в капитале АО

Региональные и местные власти присутствуют в составе акционеров; нет таких акционеров

Наличие государственного контроля

Государственный контроль; государственное участие; частная собственность без государственного участия

Вхождение представителей региона в советы директоров АО

В СД нет представителей региональных и местных властей; в СД есть представители региональных и местных властей

Участие руководителей предприятия в консультативных советах при органах власти

Не участвуют; участвуют на региональном уровне; участвуют на федеральном уровне

Членство предприятия в бизнес-ассоциациях

Предприятие не входит в бизнес-ассоциации; предприятие является членом одной или нескольких бизнес-ассоциаций

Участие предприятия в региональных государственных закупках в 2001 - 2004 гг.

Не участвовали; участвовали по 1 каналу; участвовали по 2 каналам

Получение предприятием финансовой поддержки от региона в 2001 - 2004 гг.

Не получали поддержки; получали поддержку по 1 каналу; получали поддержку по 2 и более каналам

Получение предприятием организационной поддержки от региона в 2001 - 2004 гг.

Не получали поддержки; получали поддержку по 1 каналу; получали поддержку по 2 и более каналам

Оказание предприятием помощи региональным и местным властям в 2001 - 2004 гг.

Не оказывали поддержки; оказывали поддержку по 1 каналу; оказывали поддержку по 2 и более каналам


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-КОРПОРАЦИЯ-И-РЕГИОНАЛЬНЫЕ-ВЛАСТИ-МОДЕЛИ-ВЗАИМООТНОШЕНИЙ-И-ИХ-ЭВОЛЮЦИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ЯКОВЛЕВ, РОССИЙСКАЯ КОРПОРАЦИЯ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЛАСТИ: МОДЕЛИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ИХ ЭВОЛЮЦИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-КОРПОРАЦИЯ-И-РЕГИОНАЛЬНЫЕ-ВЛАСТИ-МОДЕЛИ-ВЗАИМООТНОШЕНИЙ-И-ИХ-ЭВОЛЮЦИЯ (date of access: 25.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ЯКОВЛЕВ:

А. ЯКОВЛЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
1098 views rating
17.09.2015 (2108 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Мечта человека о телесном бессмертии неисполнима, поскольку царством смерти есть сам бренный мир, чьи мы пленники и часть чья есть наша плоть. Но телесное бессмертие Пришельцев есть реальность: ведь мир, шлющий их к нам, есть Вечность, вселенский Эфир.
Catalog: Философия 
2 hours ago · From Олег Ермаков
ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В. И. ГЕРЬЕ (1837 - 1919)
22 hours ago · From Россия Онлайн
СУДЬБА "ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ДНЕВНИКОВ" А. М. КОЛЛОНТАЙ
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
"ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД". ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 г.
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
О "НОТЕ СТАЛИНА" ОТ 10 МАРТА 1952 г. ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЙСКАЯ КОРПОРАЦИЯ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЛАСТИ: МОДЕЛИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ИХ ЭВОЛЮЦИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones