Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9013

Share with friends in SM

В отечественной истории Русская православная церковь всегда занимала особое место, оказывая исключительное влияние на формирование специфическим образом ориентированного морально-нравственного климата в армии, на воспитание личного состава. Христианские традиции: представления о грехе и добродетели, святости и преступлении, чести и бесчестии - складывались на протяжении тысячелетия, во многом определяя духовно-нравственный облик воина1.

К началу XIX в. актуальные вопросы отечественной церковной истории начинают рассматриваться в фундаментальных работах видных деятелей российского ученого монашества митрополитов: Платона (Петрова), Евгения (Болховитинова), Макария (Булгакова), архиепископа Филарета (Гумилевского), епископа Иннокентия (Смирнова), а также в трудах немецкого профессора Филиппа Штраля (длительное время проживавшего в России и уехавшего из нее в 1812 г.)2.


1 Православие // Библиографический указатель книг на русском и церковнославянском языках за 1918 - 1993 гг. Сост.: Н. Ю. Бутина, К. К. Тарасов. М.: Православный Свято-Тихоковский Богословский Институт; Российская государственная библиотека, 1999. С. 60 - 61, 64 - 65, 70 - 75, 88 - 91, 125 - 126, 130 - 131, 143, 147, 158 - 165, 171, 188, 191 - 193, 196.

2 Платон (Петров), митрополит. Краткая российская церковная история. М., 1805. Т. 1 - 2; Евгений (Болховитинов), митрополит. История российской иерархии. М., 1807 - 1815. Т. 1 - 6; Макарий (Булгаков) митрополит. История русской церкви. СПб., 1910; Филарет (Гумилевский), архиепископ. История русской церкви. Рига, Москва, 1847 - 1848. Т. 1 - 4; Иннокентий (Смирнов), епископ. Начертание церковной истории от библейских времен до XVIII в. СПб., 1817. Т. 1 - 2.

стр. 143


Однако в эти годы даже маститые предстоятели Русской православной церкви, не говоря уже о светских авторах, не стремились к всеобщему отражению истории своей конфессии. По всей видимости для преодоления существовавших цензурных условий начала XIX в. одного лишь иерархического авторитета было недостаточно. По этой причине проблема влияния военного духовенства на воспитание личного состава русской армии не получила необходимого развития ни в церковной, ни в отечественной исторической литературе.

Основными историческими работами второй половины XIX в. являются исследования Т. Барсова и Н. Невзорова, появившиеся в 70-е гг., а также работы И. Бердникова, А. Боголюбова и Ф. Ласкеева.

Особую историческую и научную ценность, по нашему мнению, имеет работа доктора канонического права, обер-секретаря Святейшего Синода Т. В. Барсова "Об управлении русским военным духовенством", впервые обобщившего многолетний опыт деятельности военного и морского духовенства. Проследив постепенное образование самостоятельного военного и морского ведомства православного исповедания, автор на примере богатейшего и уникального фактологического и оценочного материала раскрывает опыт духовно-нравственного воспитания личного состава. Книга Т. В. Барсова базируется на документах архива Святейшего Синода, канцелярий главного священника армии и флота, Главного штаба гвардейского и гренадерского корпусов и архива Александро-Невской лавры.

Отличительной особенностью работы другого церковного историка Н. Невзорова "Управление духовенством военного ведомства в России" является предпринятая им попытка персонификации истории православного военно-морского ведомства путем оценки личных заслуг первых руководителей духовного правления. Обращение автора к биографическим сведениям из жизни обер-священников П. Я. Озерецковского, И. С. Державина, В. Б. Бажанова, В. И. Кутневича и др. следует рассматривать как первые шаги к научному осмыслению опыта формирования механизма религиозно-нравственного воспитания войск и сил флота, успех которого во многом определялся личностью обер-священника.

В советской исторической литературе оценки, связанные с ролью Церкви в воспитательном процессе, претерпели изменения с учетом теории классовой борьбы. Она признавала монархические и религиозные основания воспитания русской армии и фло-

стр. 144


та3. Одновременно в значительной части исторических трудов подчеркивалось, что в этом проявлялась классовая, дворянская ограниченность военной педагогики4. Сам воспитательный процесс в Вооруженных силах с участием духовенства назывался "религиозной обработкой солдат в интересах господствующего класса", "духовной кабалой", "одурманиванием солдат"5 и т.д.

В 90-х XX в. в результате отхода ученых в военно-исторических исследованиях от существовавших идеологических догм наметилась определенная тенденция возврата к концептуальным установкам дореволюционной литературы. Например, по мнению

И. А. Шеина, особенностью духовного содержания воинских традиций российской армии являлось тесное переплетение идей защиты религиозных, государственных и национальных интересов6. Подобная трактовка не противоречит истине. Религиозное начало воспитания воинов было заложено еще в петровских артикулах, которые учили, что "всякое благословение, победа и благополучие от единого Бога всемогущего, яко от истинного начала всех благ"7. Неоспорим и тот факт, что вера в Бога и идея защиты ее от посягательств иноверцев являлись могучим побудительным стимулом самоотверженности и героизма русских воинов. Религиозное чувство тесно переплеталось с чувством патриотизма, которое было неотделимо от идеи защиты русского самодержавия. На достижение этих конечных целей была ориентирована вся система формирования духовных и нравственных качеств в русской армии и на флоте - таков главный содержательный лейтмотив в освещении


3 См.: Геруа А. В. Полчища. София, 1923; Карсавин Л. П. Церковь, личность и государство. Париж, 1927; Краснов П. Н. Душа армии. Очерки по военной психологии. Берлин, 1927; Ольховский П. Воинское воспитание // Российский военный сборник. М., 1997. Вып. 13. С. 209 и др.

4 Например, см.: История военного искусства; Курс лекций. В 8 т. М., 1955. Т. 2. С. 116; Лещинский Л. М. Военное искусство во второй половине XVIII века. С. 112 и др.

5 См.: Василенко В. Офицеры в рясах. С. 111; Кандидов Б. Церковь и гражданская война на Юге. С. 173; Сидоров Д. И. Защита Родины и религия. С. 55; Платонов Н. Ф. Церковь и империалистическая война // Религия и церковь в истории России. М., 1975. С. 235 и др.

6 См.: Шеин И. А. Развитие воинских традиций российской армии во второй половине XIX-начале XX вв.: исторический опыт и уроки. Дис.... канд. ист. наук. М, 1994. С. 93.

7 Артикул воинский с кратким толкованием. Б.м., б.г. С. 8.

стр. 145


данной проблемы современной историографией8. Соглашаясь с тем, что основу процесса нравственного и культурного воспитания в дореволюционной армии и на флоте составляло православное христианское учение, исследователи разных периодов тем не менее участие в нем РПЦ обозначали в исторической литературе по-разному. В дореволюционных историографических источниках этот процесс на протяжении 1800 - 1880-х гг. назван как религиозное или религиозно-нравственное воздействие9. В публикациях конца XIX - начала XX вв. его чаще всего определяли религиозно-нравственным воспитанием10. В последующем этой же позиции придерживались представители русского военного зарубежья11.

Советская историография 20 - 30-х гг. называет участие РПЦ в воспитательном процессе в Вооруженных силах в дореволюционный период "религиозной агитацией"12. В немногочисленных публикациях конца 80-х - начала 90-х гг. XX в. этот же процесс назван "религиозным воспитанием"13.

Широкий диапазон мнений в обозначении деятельности Церкви в армии и на флоте находим в современно историографии.

Исследователи Л. Бублик, И. Калашников, Н. Печень и др.14


8 Например, см.: Гаврищук В. В. Строительство русской армии в XVIII в. Историографическое исследование. С. 134 - 136; Печень Н. А. Воспитание воинов русской армии отечественной историей: опыт, проблемы, уроки (вторая половина XIX века - февраль 1917 г.). М., 1999. С. 38 и др.

9 Например, см.: Мансветов Г. И. Краткие христианские поучения для воинов в церкви Успения Божией Матери, при Ширванском пехотном полку, состоящем в 24-й дивизии, в 1810 и 1811 гг. в Дубне и Старо-Константинове. Изд. 3-е. С. 54 - 58; Скворцов В. М. Содействие полкового духовенства делу религиозно-нравственного просвещения. Киев, 1886. С. 5 и др.

10 Например, см.: Обзор статей Вестника военного духовенства за 1895 год // Вестник военного духовенства. 1896. N 2. С. 51 - 53; Энгельман И. Г. Воспитание современного солдата и матроса. С. 160 - 161 и др.

11 См.: Осипов А. Армия и религия // Российский военный сборник. Вып. 12. С. 219; Митрополит Антоний (Храповицкий). О религиозном воспитании армии // Российский военный сборник. Вып. 12. С. 201 - 202 и др.

12 См.: Василенко В. Офицеры в рясах. С. 63, 72.

13 См.: Григорьев А. Б. В составе экипажа... // Московский церковный Вестник. 1989. N 8. С. 5; Сенин А. С. Армейское духовенство России в первую мировую войну. С. 163.

14 См.: Бублик Л. А., Калашников И. А. Во имя победы над врагом...

стр. 146


придерживаются позиции той части дореволюционных историков, которые называли ее "религиозно-нравственным воспитанием".

В. Осташкин, В. Минер, подчеркивая главенствующую роль РПЦ в формировании нравственного облика воина, сам процесс, в котором она принимала участие, называют "православным", "духовным" воспитанием15. Исследователи Н. Балошина, В. Плюхин, С. Чиненный считают, что РПЦ в армии и на флоте занималась "религиозным" воспитанием нижних чинов и офицеров16. А. Кузнецов, В. Котков, А. Плеханов в своих работах для обозначения данной деятельности духовенства в одних случаях используют понятие "религиозно-нравственное", в других - "духовно-нравственное" воспитание без каких-либо на то оговорок17. Особую позицию занимают С. Бордунов и А. Сушанский18. Они считают, что в дореволюционной армии Церковь наряду с государственными органами, военным и морским командованием участвовала в духовно-нравственном воспитании. В содержательном плане, по их мнению, оно включало в себя патриотические, религиозные, правовые и другие элементы. При этом А. Сушанский не склонен в отличие от предыдущих авторов сводить все духовно-нравственное воспитание в


С. 86; Чимаров С. Ю. Основные этапы формирования военно-духовного ведомства // КЛИО. 1998. N 2(5). С. 147; Печень Н. А. Воспитание воинов русской армии отечественной историей: опыт, проблемы, уроки... С. 38 и др.

15 См.: Осташкин В. Н. Православное воспитание офицеров и нижних чинов русской армии в часы досуга (вторая половина XIX в.). С. 4 - 5; Минер В. Л. Церемонии и ритуалы российской арии. М., 2004. С. 88.

16 См.: Балошина Н. Ю., Цветков И. Ф. Из истории православия в российской армии и флоте. С. 45; Плюхин В. И. Культура быта офицера российской армии в XVIII в. С. 123; Чиненный С. Вера - нравственный стержень солдат // Ориентир. 2000. N 12. С. 64.

17 См.: Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII-начала XX века). Автореф.... канд. ист. наук. С. 9, 17; Котков В. М. Религиозно-нравственное воспитание и досуг военнослужащих в русской армии. С. 43, 44, 50; Плеханов А. А. "Помни, что солдат - Христов и Государев Воин...". С. 36.

18 См.: Бордунов С. В. Развитие теории и практики подготовки офицерского состава в военной системе дореволюционной России (второй половины XIX - начала XX вв.). С. 158; Сушанский А. С. Духовно-нравственное воспитание в военно-учебных заведениях России XVIII - нач. XX вв. С. 13.

стр. 147


армии и на флоте к деятельности РПЦ. Одновременно автор подчеркивает, что оно определялось православным христианским учением, так как духовность того периода была обусловлена религиозным вероучением19.

В исторической литературе такая расстановка акцентов в обозначении деятельности Церкви объясняется пониманием авторами задач, которые решались в армейской и флотской среде. На сегодняшний день отечественная историография не содержит работ, которые были бы полностью посвящены повседневной деятельности военного и морского духовенства. В тоже время рассмотрение проблемы показывает, что она всегда вызывала интерес у исследователей20. Другое дело, что это обращение, как правило, носило фрагментарный характер.

Тем не менее анализ этих публикаций свидетельствует о существовании в отечественной историографии двух точек зрения на проблему первоочередности и значимости задач, решаемых военным и морским духовенством в русской армии и флоте21. В частности, сторонники первой точки зрения придерживаются мнения о том, что военное духовенство было призвано прежде всего удовлетворять религиозные нужды православных воинов. "Самый первый и самый главный предмет забот Церкви в армии и на флоте, - писали авторы юбилейного издания "Столетие Военного министерства", - составляли религиозные потребности войска"22. Через военное духовенство в армии и на флоте, епархиальное - в военно-


19 См.: Сушанский А. С. Указ. соч. С. 12 - 13.

20 Например, см.: Григорьев Н. Ю. Взаимодействие Вооруженных Сил Российской Федерации и Русской православной церкви в современных условиях... С. 104 - 105; Балошина Н. Ю., Цветков И. Ф. Из истории православия в российской армии и флоте. С. 45; Впечатления и заметки Протопресвитера военного и морского духовенства А. А. Желобовского во время путешествия его по обозрению церквей в 1894 году // Вестник военного духовенства. 1896. N 1. С. 11 - 12; Денисенко П. А. Современная религиозная ситуация в Российской Федерации и ее Вооруженных Силах... С. 124; Фалютинский Г. Положение и задачи священника в полку // Вестник военного духовенства. 1890. N 3. С. 70 - 72 и др.

21 См.: Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 8.

22 См.: Столетие Военного министерства. 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. С. 21.

стр. 148


учебных заведениях РПЦ, по мнению дореволюционного историка Н. Невзорова, была призвана "отправлять богослужения и христианские требы", "осуществлять надзор за непременным принятием исповеди и святого причастия". В этих условиях полковой священник, как констатирует один из современников, являлся лишь исполнителем церковных треб и обрядов23.

Эта точка зрения на роль военного духовенства получила развитие в современной историографии. По свидетельству Л. Мельниковой, удовлетворение религиозных чувств воинов через совершение богослужений и треб являлось основной задачей военного пастыря в начале XIX в.24. По мнению А. Байдакова, сложившаяся практика духовного окормления сохранялась вплоть до 60-х гг. XIX в.25. В. Осташкин в свою очередь утверждает, что религиозные потребности войск составляли самый первый и самый главный предмет забот и внимания духовенства на всем протяжении их деятельности26. Такой же позиции придерживаются Е. Исакова, М. Шкаровский, О. Золотарев27, М. Гуськов и другие28.

Сторонники второй точки зрения в большей степени рассматривали Церковь как орган религиозно-нравственного воспитания личного состава, как идеологический инструмент в руках государства. На первое место среди задач, решаемых военным и морским духовенством, они ставили формирование у личного состава патриотического сознания, верности воинскому долгу, готовности сра-


23 См.: Штабс-капитан Лоссовский. Забава и дело в казарме // Военный сборник. СПб., 1884. Т. VII. С. 98.

24 См.: Мельникова Л. В. Русская Православная Церковь в Отечественной войне 1812 года. С. 31.

25 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (Вторая половина XIX- начало XX века). С. 146.

26 См.: Осташкин В. Н. Православное воспитание офицеров и нижних чинов русской армии в часы досуга (вторая половина XIX в.). С. 37.

27 См.: Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. С. 27; Гуськов М. Д., Ивашко М. ИПравославие и российское воинство. С. 27 - 28; Исакова Е. В., Шкаровский М. В. Никольский морской собор и другие морские храмы Санкт-Петербурга. С. 251 и др.

28 См.: Боголюбов Ф. Взгляд генералиссимуса А. В. Суворова на религию в деле воспитания солдата. С. 1 - 16; Куропаткин А. Н. Русская армия. СПб., 2003. С. 361 - 363; Яковлев П. П. Влияние веры на воинское дело в нашей стране и иностранных армиях. С. 9 - 10; Скворцов В. М. Содействие полкового духовенства делу религиозно-нравственного просвещения. С. 2 - 3.

стр. 149


жаться за Родину. В отечественной историографии данная позиция и количество публикаций, где она нашла отражение, превалируют.

Выдвижение религиозно-нравственного воспитания в качестве главной задачи в деятельности военного духовенства в дореволюционной литературе освещалось, главным образом, в публикациях конца XIX - начала XX вв. Наиболее распространенной формой, которая фиксировала изменения в содержании, формах и методах, работы военных пастырей по воспитанию личного состава, как правило, выступали журнальные статьи. Примером могут служить такие издания, как "Вестник военного духовенства", "Разведчик", "Педагогический сборник", "Военный сборник" и др.29. С. Чимарову принадлежит заслуга в наполнении содержанием богослужебного и внебогослужебного компонентов, а также в определении принципов религиозно-нравственного воспитания личного состава армии и флота30.

Современные исследователи главное внимание сосредоточили на изучении внебогослужебной деятельности военного духовенства по религиозно-нравственному воспитанию личного состава армии и флота, продемонстрировали направленность содержания этой работы.

По мнению Н. Печеня, С. Чимарова, основной задачей религиозно-нравственного воспитания являлось развитие у воинов армии и флота патриотизма, формирование у них профессионально значимых качеств, верности своему гражданскому и воинскому долгу, высокой ответственности и дисциплины31. "Именно на развитие патриотизма, утверждают М. Гуськов и М. Ивашко, и делали основной упор войсковые священники"32. По мнению А. Кузнецова, участие в решении этой задачи являлось доминирующим в деятельности флотского духовенства33. А. Байдаков, фиксируя


29 См.: Поповицкий Д. Несколько слов о подвижных "летучих" библиотеках // Вестник военного духовенства. 1892. N 4. С. 180 - 185.

30 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. С. 99 - 100.

31 См.: Печень Н. А. Воспитание воинов русской армии отечественной историей: опыт, проблемы, уроки... С. 38; Чимаров С. Ю. Указ. соч. С. 98.

32 Гуськов М. Д., Ивашко М. И. Православие и российское воинство. С. 28.

33 См.: Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII- начала XX века): Автореф.... канд. ист. наук. С. 17.

стр. 150


приоритеты требований предъявляемых к военному священнику в конце XIX в., утверждает, что необходимость пастыря выступать в роли духовного отца верующих воинов находилась только на третьем месте34. На первые два выдвигались способность его готовить "воинов искусных, утверждая в них чувство доблести и самоотвержения", "развитие умственных и даже физических способностей".

Богослужебный компонент, по мнению С. Чимарова, основывался на христианском учении о нравственности и включал в себя такие элементы, как разъяснения понятий о нравственном законе (долге), о свободном исполнении закона (о добродетели), о высшем благе (конечной цели бытия человека). Содержательную основу внебогослужебного компонента составляли любовь к Отечеству, верность гражданскому и воинскому долгу, воинская честь, храбрость, стойкость, мужество и взаимовыручка. Трансформацию он ограничивает рамками второй половины XIX в. В результате существующие на сегодняшний день варианты периодизации системы религиозно-нравственного воспитания с участием духовенства не отражают всей полноты его деятельности в Вооруженных силах, и требуют своего изучения.

Итак, анализ публикаций, освещающих служение Церкви в армии и на флоте, показывает, что то многообразие обозначений ее деятельности, которое существует в отечественной историографии, объясняется, во-первых, содержанием задач, которые решало военное и морское духовенство на каждом из этапов своей истории. Во-вторых, целями, которые преследовал тот или иной автор при освещении истории военного и морского духовенства. Стремление выделить только одну из задач, на наш взгляд, ведет к односторонности в рассмотрении деятельности военного и морского духовенства.

Преобладание в современной исторической литературе публикаций, отражающих внебогослужебную деятельность военного и морского духовенства по культурному воспитанию, объясняется, по нашему мнению, светским взглядом ее авторов на роль Церкви в армии и на флоте в дореволюционный период, а также грузом тех проблем, которые стоят перед армией и Церковью сегодня.

Должное внимание в исторической литературе уделено освещению основных направлений работы военного и морского духовенства, формам, методам и средствам, при помощи которых оно ре-


34 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX - начало XX века). С. 144.

стр. 151


ализовывало стоящие перед ним задачи. Из дореволюционных трудов следует выделить работы А. Боголюбова, Ф. Ласкеева, В. Певницкого, В. Скворцова, А. Смирнова и др.35. Особо надлежит отметить значение публикаций "Вестника военного духовенства", которые содержат богатейший фактологический материал, характеризующий деятельность священника в войсках36.

Что же касается перемен в управлении военным и духовенством в эпоху Александра III, то А. Полунов предлагает рассматривать их через призму тех изменений, которые имели место в условиях, когда Церковь вновь выдвинулась на первый план в официальной идеологии и стала важной частью "образа самодержавия"37.

Отечественная историография не ограничивается демонстрацией роли царствующих особ в совершенствовании механизма управления военным духовенством. Например, дореволюционная литература особое место в этом процессе отводит роли руководителей военно-духовного ведомства38. Историографическую традицию персонификации истории военного духовенства продолжили современные исследователи В. Галайко, С. Чимаров, В. Котков39.


35 См.: Боголюбов А. А. Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях лавных священников его за время с 1800 по 1901 гг. С. 127 - 130; Ласкеев Ф. М. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800 - 1900 гг.). С. 136 - 151; Певницкий В. А. Служение священника в качестве духовного руководителя пасомых. Киев, 1890; Скворцов В. М. Содействие полкового духовенства делу религиозно-нравственного просвещения. С. 2 - 9; Столетие Военного министерства. 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. С. 48 - 66 и др.

36 См.: Гринберг Ф. Две династии: Вольные исторические беседы. М., 2000. С. 501.

37 См.: Полунов А. Ю. Церковь, власть и общество в России (1880-е - первая половина 1890-х годов) // Вопросы истории. 1997. N 11. С. 127.

38 См.: Автобиография протопресвитера В. Б. Бажанова // Исторический вестник. СПб., 1883. Кн. XII. С. 556 - 557; Столетие Военного министерства. 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. С. 20 - 48; Боголюбов А. А. Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 гг. СПб., 1901 и др.

39 См.: Галайко В. М. А Россия пребудет вечно (О Г. И. Шавельском) // Честь имею. 1994. N 4. С. 94 - 96; Он же. Не умирать - побеждать! // Журнал Московской Патриархии. 1994. N 3. С. 81 - 90;

стр. 152


Через оценку личных заслуг иерархов военного духовенства они раскрывают развитие механизма управления военно-духовным ведомством.

Помимо указанного, в исторической литературе можно встретить примеры, которые свидетельствуют о том, что влияние на организацию управления военным духовенством в разное время оказывали Св. Синод, главнокомандующие армий, Военная коллегия, а в последующем, Военное министерство40.

В обер-полевые священники и обер-иеромонахи на протяжении XVIII в. назначались местные архиереи и только на время кампании. Такая практика не отражает ту реальность, которая существовала в управлении военным духовенством на протяжении XVIII в. Если они и были "полноправными представителями", то на очень короткий период времени, а точнее на время кампании. Полагаем, что подобные оценки являются отражением сложившейся в наши дни тенденции приукрасить историю, подогнать прошлое под сегодняшний запрос. Это одна из черт, характерная для отдельных современных публикаций, посвященных истории управления духовенством армии и флота41.

Заслуги петровского времени в формировании системы военно-духовного управления в отечественной литературе оцениваются однозначно положительно. Так, С. Чимаров называет данный период "хорошей школой для самостоятельного существования армейских и флотских клириков"42. В. Котков - временем "организационного оформления и становления правления военного духовенства"43. Л. Мельникова - "определяющим этапом в формирова-


Чимаров С. Ю. Во главе военно-духовного ведомства России: П. Я. Озерецковский - первый обер-священник русской армии и флота // Военно-исторический журнал. 1998. N 1. С. 76 - 83.

40 Например, Н. Невзоров приводит факт, когда учреждение должности старшего благочинного было осуществлено по заявлению главнокомандующего заграничной армии князя Прозоровского. См.: Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 45.

41 См.: Чимаров С. Ю. Во главе военно-духовного ведомства России: П. Я. Озерецковский - первый обер-священник русской армии и флота. С. 76.

42 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. С. 48.

43 См.: Котков В. М. Социально-культурная деятельность в армии. С. 104.

стр. 153


нии собственно ведомства военного духовенства"44. В. Давлетшин считает, что в это время "был создан новый элемент государственно-церковного управления - институт военного духовенства"45 и т.д.

Мы солидарны с теми, кто склонен считать, что управление военным и морским духовенством получило вполне определенную и прочную организацию не сразу. На первых порах здесь было много неустановившегося. Отсюда та разноголосица, которую мы встречаем в исторической литературе.

В 1746 г. по просьбе главнокомандующего армии генерал-фельдмаршала Ласси Св. Синод назначил Антипа Мартемьянова на должность обер-полевого священника46. В то же время С. Чимаров утверждает, что в непосредственном подчинении главнокомандующего обер-полевые священники появились еще в начале XVIII в. Однако конкретного примера не приводит и ссылки на источники и литературу не дает.

Для дореволюционной литературы характерно, главным образом, фиксирование произошедшего. Сами изменения, которые имели место, авторы называли "резкими", "неожиданными" и связывали их, как правило, с личностью Павла I47.

В отличие от дореволюционных историков исследователи современного периода предприняли попытку анализа обстоятельств, которыми были вызваны эти изменения в управлении военным и морским духовенством. Так, по мнению А. Байдакова, необходимость обособления вызывалась, во-первых, практическими затруднениями в организации военного и морского духовенства, обусловленными особенностями его деятельности в воинской среде; во-вторых, отсутствием надзора или наоборот, многоначалием над духовенством, которое возникало в условиях частого передвижения войск48. С. Чимаров в свою очередь среди причин обособления воен-


44 См.: Мельникова Л. В. Русская Православная Церковь в Отечественной войне 1812. С. 21.

45 См.: Давлетшин В. Р. Институт военного духовенства в России (XVIII-XIX вв.): процесс введения и становления. С. 28.

46 См.: Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. С. 16.

47 См.: Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. С. 53; Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 14 - 15.

48 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (XIX-XX века). С. 58.

стр. 154


ного и морского духовенства называет: мнение в светских, церковных и военных кругах о военном духовенстве как сословно оформившемся; осознание военным духовенством своей корпоративности49. Кроме того, он считает, что определенную роль в этом процессе сыграл пример ставропигиальных монастырей50 и придворного духовенства51. Современные историки не отрицают в этих изменениях и роли Павла I.

Указ 1853 г. позволял обер-священнику в рамках своего ведомства назначать, увольнять и перемещать священнослужителей без получения на то разрешения Св. Синода. Указ 1858 г. переименовал обер-священников в главных священников. В 1865 г. им предоставляли право увольнять священно- и церковнослужителей в епархии, из которых они поступали, без согласования с епархиальным начальством52. В результате это позволило ряду исследователей сделать следующие выводы: во-первых, "главный священник получал всю полноту власти во вверенном ведомстве", во-вторых, "обер-священники по своим правам были поставлены в одинаковое положение с епархиальными преосвященными", в-третьих, "в постепенном превращении обоих главных священников в полностью самостоятельные административно-духовные единицы"53. По вопросу, когда же военно-духовное управление сравнялось в правах


49 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. - С. 48. Придворное духовенство так же, как и военное, до второй половины XVIII в. находилось в прямом подчинении епархиального начальства и не имело своего особого управления.С 1836 г. придворные духовенство будет находиться под властью обер-священника Главного Штаба.

50 Ставропигиальные монастыри, так назывались русские монастыри, бывшие под непосредственным управлением самих патриархов. Их было в России семь.

51 См.: Сорокин Ю. А. Отечественная историография о личности российского императора Павла Первого // Проблемы исторических наук. Омск, 1992. С. 61 - 80; Чимаров С. Ю. Во главе военно-духовного ведомства России: П. Я. Озерецковский - первый обер-священник русской армии и флота. С. 76 и др.

52 ПСЗРИ. Собр. 2-е. Т. XXXIII. Отд. 2-е. СПб., 1860. N 3561. ПСЗРИ. Собр. 2-е. XL. Отд. 1-е. СПб., 1867. N 42422.

53 См.: Давлетшин В. Р. Военное духовенство в России XVIII - начала XX века и его деятельность по морально-психологическому обеспечению охраны государственной границы: исторический анализ. Дис.... канд. ист. наук. М., 2004. С. 59; Исакова Е. В. Периодизация истории Института военного духовенства. С. 45.

стр. 155


с епархиальным, в отечественной историографии нет единого мнения. Например, историк церкви А. Доброклонский утверждал, что Св. Синод уже в 1853 г. предоставил обер-священникам полномочия епархиальных архиереев54. В современной литературе этой точки зрения придерживается С. Чимаров55. А. Байдаков считает, что это наступило только после решений в 1869 г.56.

По нашему глубокому убеждению, для того, чтобы избежать крайностей в оценках состояния системы управления военным и морским духовенством с 1815 по 1890 гг., необходимо учитывать всю совокупность перемен, которые имели место в это время.

Помимо высшего звена в исторической литературе должное внимание уделено развитию на протяжении XIX в. нижестоящих элементов системы управления военным и морским духовенством. В частности, определенное освещение получил институт благочинных. Исследование показывает, что историки, изучая эту проблему, пытались ответить на вопросы, что собой представлял институт благочинных, с какой целью был создан, как функционировал. Опираясь на инструкцию 1797 г., Н. Невзоров указывает, что первоначально это был особый орган для содействия полевому обер-священнику в управлении духовенством. На "особенность благочинных" обращает внимание и П. Знаменский. Т. Барсов называет его "вспомогательным органом в деле надзора и наблюдения"57 за полковыми пастырями. Авторы издания "Столетие Военного министерства", армейских и дивизионных благочинных называют "посредствующим органом в сношениях между высшею военно-духовною властью и подчиненным ей духовенством"58.

Такую же роль отводит благочинным и современная историография. Она видит в них "посредствующий орган, выполнявший вспомогательные функции", "связующее", "промежуточное" звено


54 См.: Доброклонский А. П. Руководство по истории Русской церкви. М., 1893. Т. 4. С. 145.

55 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. С. 63 - 64.

56 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX - начало XX века). С. 69.

57 См.: Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. С. 43; Знаменский П. В. История Русской Церкви. С. 343.

58 См.: Столетие Военного министерства. 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. С. 17.

стр. 156


между высшей военно-духовной властью и нижестоящим духовенством и т. д.59.

В то же время в исторической литературе нет единого понимания того, каким образом определялись в войска благочинные. В дореволюционной историографии одни утверждают, что благочинные избирались главными священниками и считались начальниками над всем духовенством, находящимся в дивизии. Другие считают, что они появлялись в войсках и на флоте по обстоятельствам60. Разные мнения по этому поводу высказывают и современные исследователи. Так, М. Гуськов, М. Ивашко констатируют, что дивизионные благочинные назначались61.

Например, Т. Барсов в известной работе "Об управлении русским военным духовенством"62 дал отличие должности полевого обер-священника от должности обер-полевого священника. В частности, должность обер-полевого священника существовала до 1800 г. и вводилась, как мы уже писали, лишь в военное время. Что касается обязанностей полевого главного священника, то они были совершенно одинаковы с обязанностями полевого обер-священника с тем лишь различием, что полевой главный священник назначался только в военное время, тогда как полевой обер-священник был начальствующим лицом подведомственного ему духовенства как в мирное, так и военное время. Благодаря дореволюционной исторической литературе мы узнаем, что учреждение должностей корпусных обер-священников было "периодическим" и по "требованию обстоятельств времени". Они пользовались правами полевого обер-священника действующей армии. Наглядным примером такого управления является история военно-духовного управления при Кавказском корпусе. Наиболее подробную историю этого управле-


59 См.: Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. С. 36; Осташкин В. Н. Православное воспитание офицеров и нижних чинов русской армии в часы досуга (вторая половина XIX в.). С. 16; Байдаков А. В.Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX - начало XX века). С. 73 и др.

60 См.: Ласкеев Ф. М. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800 - 1900 гг.). С. 44 - 45; Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 45 и др.

61 См.: Гуськов М. Д., Ивашко М. И. Православие и российская армия. С. 17.

62 См.: Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. С. 120.

стр. 157


ния дают авторы 13 тома "Столетия Военного министерства"63.

Прирост научных знаний, сделанный современной историографией по данному вопросу, заключается, на наш взгляд, в следующем. Во-первых, предпринята попытка углубить отдельные положения за счет введения в научный оборот новых исторических фактов. Например, Л. Мельникова установила, что полевыми обер-священниками 1-й и 2-й армий соответственно были назначены 29 апреля 1812 г. протоиереи: Преображенского всей гвардии собора Алексей Торопогрицкий и лейб-гвардии Финляндского полка Тимофей Таранецкий. В Дунайской армии полковыми священниками еще с 1808 г. руководил протоиерей Онисим Боровик64. Во-вторых, авторы современных исследований высказали свое видение роли и места данной управленческой структуры в общей системе управления военным и морским духовенством на протяжении XIX в.

Общий настрой откликов в дореволюционной литературе по поводу этих преобразований отражает высказывание одного из современников. В жизни военного духовенства наступило то долгожданное время, когда "единство в управлении военным духовенством необходимо соединилось с более цельным выяснением задач пастырского служения в воинских частях..."65. Не менее восторженны и оценки современных исследователей. Так, С. Чимаров называет сосредоточение в руках протопресвитера всей власти над всеми военно-морскими церквами и духовенством "коренным и существенным нововведением"66, А. Байдаков - "реформой управления"67, В. Котков - "важнейшим событием в жизни военного духовенства"68 и т.д.


63 См.: Столетие Военного министерства. 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. С. 12 - 14.

64 См.: Мельникова Л. В. Русская Православная Церковь в Отечественной войне 1812 г. С. 31.

65 Фалютинский Г. Значение нового Положения об управлении военными пастырями в преуспеянии их миссии и в нравственном сближении с епархиальным духовенством. С. 521.

66 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные силы России в 1800 - 1917 гг. С. 73.

67 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX- начало XX века). С. 90.

68 См.: Котков В. М. Становление и развитие социально-культурной деятельности в русской армии (вторая половина XIX - начало XX вв.). Автореф.... дис. докт. пед. наук. СПб., 2002. С. 22.

стр. 158


В то же время внимательный анализ литературы, отражающий данную проблематику, свидетельствует о неоднозначности восприятия современниками отдельных сторон. Например, дореволюционная историография особое внимание уделяла проблеме каноничности этих преобразований69. В частности, одну из точек зрения выражал профессор Т. Барсов. В преобразованиях духовного правления он видел торжество канонических правил вселенских и поместных соборов, признающих власть пресвитера законною и действительною в пределах своей епархии, которая, охватывая все церкви и приходы в епархии, в равной мере простирается на клир и народ всякого звания70. Он осуждал "протопресвитерианство", считая шаг по его введению "антиканоничным", а в организационном плане называл "это государство в государстве". Кроме того, подвергал критике возможное членство протопресвитера военного и морского духовенства в Св. Синоде. Одновременно он нарочито подчеркивал непосредственную подчиненность протопресвитера Св. Синоду в делах собственно церковного управления71.

В современной литературе дискуссию вызвало определение положения протопресвитера по отношению к Св. Синоду. Подавляющее большинство современных исследователей считает, что в церковных вопросах он полностью зависел от Св. Синода72. С подобными утверждениями не согласен современный исследова-


69 Вопрос каноничности данной должности будет неоднократно подниматься среди общественности на протяжении всего последующего периода после принятия Положения. Например, в ходе подбора нового кандидата на пост протопресвитера этот вопрос поднимал военный министр А. Редигер (1905 - 1909 гг.). Он писал: "... должность эта сама по себе антиканонична, так как всякий пресвитер приемлет власть от епископа и без воли епископа ничего делать не может. А между тем военное духовенство своего епископа не имеет, так что иерархия его не полна". Правда, после избрания нового претендента "вопрос о неканоничности самой должности протопресвитера, по словам А. Редигера, заглох". См.: Редигер А. История моей жизни. Воспоминания военного министра. В 2-х томах. М, 1999. Т. 2. С. 256 - 257.

70 См.: Барсов Т. В. Новое положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомства. СПб., 1893. С. 56.

71 См.: Кудрявцева А. И., Пинкевич В. К. Исторический опыт вероисповедной политики российского государства // Вероисповедная политика российского государства: Учебное пособие. С. 30; Гуськов М. Д., Ивашко М. И. Православие и российская армия. С. 18 - 19 и др.

72 См.: Айвазов И. Г. Церковные вопросы в царствование Александра III-го. С. 3, 30.

стр. 159


тель А. Байдаков. Он считает, что положение главы военно-духовного ведомства было "исключительным", независимым ни от какого архиерея, не вполне зависел он и от Св. Синода73. Главным аргументом в подтверждение своей точки зрения он приводит возможность апеллировать к императору, с которым часто встречался протопресвитер и имел возможность докладывать о своих делах74. Данное утверждение А. Байдакова не убеждает в правоте автора.

Рассмотрение главы второй Свода Военных постановлений, которая определяла "ведения, обязанности и права Протопресвитера"75, показало, что данный документ не предусматривал личного доклада царю как обязательной процедуры в деятельности протопресвитера военного и морского духовенства. В то же время он регламентировал порядок решения широкого круга вопросов непосредственно через Св. Синод. А значит, если и была возможность у протопресвитера докладывать царю, то это было больше как исключение, что нельзя считать правилом.

После принятия Положения, по мнению большинства исследователей, система управления военными священнослужителями изменений не претерпела76. С этим утверждением, на наш взгляд, можно согласиться только частично77. Представляется, что одной из причин подобных утверждений является недостаточная изученность состояния механизма управления военно-морским духовенством в мирных условиях в начале XX в. Имеющиеся же работы грешат неточностями78.


73 См.: Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX - начало XX века). С. 92.

74 См.: там же. С. 91.

75 См.: Свод Военных постановлений 1869 г. Кн. 1. Изд. 3-е. СПб., 1903. Ст. 755, 756, 758, 766. С. 160 - 162; Устав духовных консисторий. СПб., 1883. Ст. 2.

76 См.: Давлетшин В. Р. Институт военного духовенства в России (XVIII-XIX вв.): процесс введения и становления. С. 32; Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII-начала XX века). Дис.... канд. ист. наук. С. 67 и др.

77 Например, в апреле 1910 г. состоялось утверждение "Положения о помощнике протопресвитера военного и морского духовенства". См.: Положения о помощнике протопресвитера военного и морского духовенства // Вестник военного духовенства. 1910. N 9. С. 259.

78 Например, в работе В. Каткова встречаем утверждение о том, что в начале XX в. при штабах округов и армий существовали главные священники. См.: Котков В. М. Социально-культурная деятельность

стр. 160


Одновременно в исторической литературе нашли отражение проблемы функционирования механизма управления в условиях русско-японской и первой мировой войн. Так, работы Г. Шавельского, Н. Каллистова, воспоминания М. Сребрянского, Н. Рождественского и др. дают нам представление об управлении духовенством в годы русско-японской войны. Например, из записок Н. Каллистова, Г. Шавельского узнаем организацию штатной структуры дивизионного звена в общей иерархии управления военным духовенством. Г. Шавельский через призму личного опыта полкового священника, а затем благочинного и главного полевого священника армии приходит к выводу, что четырех священников, один из которых выполнял обязанности благочинного, в дивизии было недостаточно79.

Анализ источников показал, что на практику комплектования флота священнослужителями в отечественной историографии сложилось два взгляда. Сторонники первого из них без всяких ссылок на историю данного вопроса утверждают, что для отправления богослужений и христианских треб на флот в XVIII в. посылались иеромонахи. Отдельные из них добавляют, "как правило, иеромонахи Невского монастыря"80.


в армии. С. 106 - 107. В то же время из материалов первого Всероссийского съезда военного и морского духовенства известно, что должность главного священника округа в сане протоиерея только планировалось ввести. См.: Вестник военного и морского духовенства. 1914. N 15 - 16. С. 549 - 551.

79 См.: Каллистов Н. Историческая записка о военных пастырях // Вестник военного духовенства. 1904. N 15. С. 469 - 470; N 18. С. 561 - 564; Рождественский Н. Ф. Два рождества и две пасхи (Из воспоминаний участника русско-японской войны). СПб., 1913; Серебрянский М. В. Дневник из времен Русско-Японской войны священника 51-го драгунского (позднее 17-го гусарского) Черниговского Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Федоровны полка. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1912; Шавельский Г. И. Служение священника на войне. Из наблюдений участника русско-японской войны. СПб., 1912 и др.

80 См.: Военная Энциклопедия. СПб., 1932. Т. IX. С. 244; Котков В. М. Социально-культурная деятельность в армии. С. 103; Он же. Религиозно-нравственное воспитание и досуг военнослужащих в русской армии. С. 7;Мельникова Л. В. Отечественная война 1812 г. и Русская Православная Церковь. Дис.... канд. ист. наук. М., 2002. С. 35; Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 7.

стр. 161


По мнению сторонников другой точки зрения, при комплектовании флота священнослужителями в 1717 г. правительство остановилось прежде всего на белом духовенстве. И только после неудачи обратилось к практике комплектования флота иеромонахами. В дореволюционной литературе впервые эту точку зрения озвучил протоиерей А. Смирнов81. В современной историографии ее придерживаются исследователи О. Золотарев, М. Гуськов, М. Ивашко, А. Кузнецов, С. Чимаров82. Главным аргументом для защиты своего видения проблемы у них выступает указ Петра I от 1717 г., который предусматривал содержать на кораблях и других военных судах 39 священнослужителей. Осуществление этого проекта, по словам А. Смирнова, первоначально предполагалось за счет белого духовенства из городов Санкт-Петербурга, Москвы, Новгорода, Пскова, Твери и Вологды. Однако на практике выполнение указа натолкнулось на трудности. В результате в летнюю кампанию 1718 г. священников из белого духовенства оказалось на флоте только четыре человека83.

Следует заметить, что сторонники данной точки зрения не ограничились констатацией самого факта неудачи комплектования флота белым духовенством. Они предпринимали, правда, каждый по-своему, попытку его объяснения. По замечанию того же А. Смирнова, такое положение было вызвано "малопривлекательностью службы на флоте", неведомой природой прибалтийского края, которая ассоциировалась у большинства с Сибирью84. Современный исследователь О. Золотарев объясняет эти трудности "слишком великой нуждой в приходских священниках самой столицы и ее окрестностей", кроме того, сложностями и опасностями, с которыми была сопряжена служба на корабле85. По словам авторов работы "Православие и российское воинство", определенную роль в "настороженном" отношении духовенства к службе на флоте игра-


81 См.: Смирнов А. Назначение священнослужителей во флот в царствование Петра I. С. 738.

82 См.: Гуськов М. Д., Ивашко М. И. Православие и российское воинство. С. 10; Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. С. 16; Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII- начала XX века). Дис... канд. ист. наук. С. 48; Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. С. 43 и др.

83 См.: Смирнов А. История флотского духовенства. С. 6.

84 Там же. С. 7.

85 См.: Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. С. 17.

стр. 162


ли настроения в его среде к преобразованиям Петра I в целом. Помимо этого, учреждение флота многим казалось греховной "мирской затеей"86. Таким образом, как нам представляется, только неудача с привлечением белого духовенства при формировании флотской пастырской службы побудила правительство искать священнослужителей для флота среди монашествующих лиц.

В то же время современная литература дает нам и другие объяснения причин того, почему Петр I опорой при комплектовании флота духовными лицами избрал именно черное духовенство. По мнению ряда исследователей, это было вызвано обетом послушания последних87. Не отрицая данного факта, исследователь С. Чимаров связывает практику комплектования флота иеромонахами и с царским указом от 8 апреля 1719 г. "В корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху, которых брать из Александро-Невского монастыря". По его мнению, духовные отцы оказались "соединенные с флотом" благодаря ранее принятому монашескому обету послушания и воле монарха88. Достаточно неординарный и в тоже время имеющий право на существование взгляд на причину комплектования флота иеромонахами находим у современного исследователя Л. Мельниковой89. Она сложившуюся практику объясняет одной причиной: запретом держать женщин на корабле.

Итак, проведенный анализ показывает, что практика комплектования флотского духовенства за счет монашествующих лиц начала складываться только с 1719 г., а организованное поступление духовенства на флот - в 1717 г. Сторонники первой точки зрения опускают при изложении данной проблемы небольшой по времени (полтора-два года), но важный для историографической достоверности эпизод в истории комплектования флотского духовенства.


86 См.: Гуськов М. Д., Ивашко М. И. Православие и российское воинство. С. 10.

87 См.: Байдаков А. В. Словарь-справочник православное духовенство русской армии и флота (вторая половина XIX - начало XX века). С. 43; Котков В. М. Социально-культурная деятельность в армии. С. 103; Королев Г. Рядом с морским воинством (Из истории православного духовенства на флоте) // Морской сборник. 1992. N 12. С. 85.

88 См.: Чимаров С. Ю. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 - 1917 гг. С. 44.

89 См.: Мельникова Л. В. Отечественная война 1812 г. и Русская Православная Церковь. С. 35.

стр. 163


Наряду с освещением вопроса, кем комплектовался флот, в отечественной литературе нашел отражение вопрос, кому принадлежало это право. Подавляющее большинство имеющихся на сегодняшний день историографических источников указывает на то, что право направлять духовных лиц на флот в эпоху Петра I принадлежало Александро-Невскому монастырю, а затем Св. Синоду90. В отечественной литературе практически существует единое мнение, когда на вопрос, как долго монастырю принадлежало это право, - существуют разные ответы. Прежде всего такое состояние рассмотрения вопроса характерно для дореволюционной историографии.

Так, по утверждению Н. Невзорова это право у монастыря было до 1721 г. С появлением Св. Синода назначение священнослужителей на флот перешло в его непосредственное ведение91. А. Смирнов несколько по-другому объясняет данную ситуацию. Он признает, что после учреждения Св. Синода контроль над назначением священнослужителей во флот перешел в ведение этого высшего церковного учреждения. Но так как во главе Св. Синода стоял архиепископ Новгородский Феодосий (до 25 января 1721 г. он являлся архимандритом Александро-Невской монастыря), то право поставлять иеромонахов на флот и после этого сохранилось за монастырем92. Что же касается сроков окончания его полномочий, то у самого А. Смирнова анализ содержит фрагментарную информацию. По свидетельству одних, для этой цели вызывали кандидатов из монастырей Московской, Новгородской, Тверской и Псковской епархий93. По утверждению других, некомплект священнослужите-


90 См.: Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. С. 3; Боголюбов А. А. Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 гг. С. 3; Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. С. 18; Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII- начала XX века). Автореф....дис. канд. ист. наук. С. 14 - 15 и др.

91 См.: Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 7.

92 См.: Смирнов А. История флотского духовенства. С. 11.

93 См.: Боголюбов А. А. Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 гг. С. 3; Котков В. М. Военное духовенство России. Страницы истории. Кн. 1. СПб., 2004. С. 85.

стр. 164


лей на флоте пополнялся и за счет белого духовенства94, но это "допускалось в редких случаях и преимущественно бездетными вдовцами"95. Акцентирование внимания только на последнем факте, на наш взгляд, не совсем правильно96. Историографические источники дают нам достаточно примеров, когда флот на протяжении первой половины XVIII в. комплектовался представителями белого духовенства. Например, в 1744 г. при заполнении 21 вакансии на флоте в распоряжении Св. Синода оказалось только 6 монахов. Остальных было "велено отправить из тех епархий, где дислоцировались корабли из состава белого духовенства от соборов и церквей, при которых есть 2 и 3 священника"97.

Исследователи дореволюционного периода не обошли своим вниманием и вопросы, характеризующие трудности, с которыми сталкивался Св. Синод при комплектовании флота лицами духовного звания. Среди них "нежелание самих монахов" идти на флот, "противодействие настоятелей московских и провинциальных монастырей", "командирование в полки случайных людей" и т.д.98. В такой непростой ситуации, чтобы выполнить распоряжение Св. Синода, по словам А. Смирнова, "лавре приходилось вербовать иеромонахов всеми правдами и неправдами"99.

Важнейшим событием этого периода в жизни военного духовенства России явилось Высочайшее утверждение в июне 1890 г. новой схемы управления церквами и духовенством армии и флота


94 См.: Смирнов А. История флотского духовенства. С. 7; Рункевич С. Г. Александро-Невская лавра. 1713 - 1913. С. 451; Кузнецов А. М. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII-начала XX века). Дис.... канд. ист. наук. С. 48 - 51.

95 Например, см.: Военная Энциклопедия. Т. IX. С. 244; Осташкин В. Н. Православное воспитание офицеров и нижних чинов русской армии в часы досуга (вторая половина XIX века). С. 12.

96 Например, см.: Мельникова Л. В. Русская Православная Церковь в Отечественной войне 1812 г. С. 23.

97 См.: Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания Российской империи. Царствование государыни императрицы Елизаветы Петровны. Т. II. 1744 - 1745. СПб., 1907. N 462; Т. V. 1725 - 1727. СПб., 1881. N 1743; Т. VI. 1727 - 1730. СПб., 1889. N 2043 и др.

98 См.: Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. С. 4; Смирнов А. Указ. соч. С. 11, 14.

99 См.: Смирнов А. Указ. соч. С. 12.

стр. 165


во главе с протопресвитером военного и морского духовенства100. Положение 1890 г., несомненно, возбудило в сфере церковных историков неподдельный интерес к переосмыслению феномена появления протопресвитерианства в Вооруженных Силах, а, следовательно, и нового объединения усилий военных пастырей в сфере духовно-нравственного воспитания личного состава.

Анализируя изданное в 1890 г. "Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского духовенства"101 и прослеживая многолетнюю практику реформирования православного пастырского движения в армии и на флоте, профессор Т. В. Барсов отмечает саму реализацию идеи вступления военного и морского клира в пресвитерианский период своего существования. В этом новом качестве духовного управления Т. В. Барсов увидел торжество канонических правил вселенских и поместных соборов, признающих власть пресвитера "законною и действительною в пределах своей епархии "...", которая, обнимая все церкви и приходы в епархии, в равной мере простирается на клир и народ всякого звания"102. Продолжая историографическую традицию освещения биографических данных об иерархах военного духовенства, начало которой было положено Н. Невзоровым, А. Боголюбов в работе "Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 гг."103, помимо сообщения новых исторических сведений, проводит серьезный анализ научной, пастырской и духовно-нравственной деятельности всех обер-священников и первого протопресвитера А. А. Желобовского104.


100 Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского с. ведомств // Вестник военного духовенства. 1890. N 14. С. 418- 439.

101 Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. СПб.

102 Цит. по: Барсов Т. В. Новое положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств. СПб., 1893. С. 3 - 4.

103 Невзоров Н. Управление духовенством военного ведомства в России. СПб., 1885; См.: История флотского духовенства (сост. А. Б. Григорьев); С благословения и при участии епископа Петра (Карпусюка В. П.). М., 1993;Фирсов С. Л. Протопресвитеры русской армии и флота (1890, февраль 1917) // Новый часовой (Русский военно-исторический журнал). СПб., 1994. N 1. С. 6 - 14; Байдаков А. В. Православное духовенство русской армии и флота (вторая половина ХIХ - начала XX века). Словарь-справочник. М., 1994. С. 88.

104 Боголюбов А. Очерки из истории управления военным и мор-

стр. 166


Столетнему опыту управления военным и морским духовенством посвящена "Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800 - 1900 гг.)" священника Лейб-Гвардии Конного полка Ф. М. Ласкеева, изданная в апреле 1900 г. В записке дана достаточно полная характеристика деятельности армейских благочинных и флотских обер-иеромонахов, старших благочинных, полевых и корпусных обер-священников по духовно-нравственному воспитанию военнослужащих. Нами использован труд протоиерея Лейб-Гвардии Уланского полка Прохора Прокоповича105, в котором он подробно в 30 беседах (9 - на религиозную тему и 21 - вопросы воинской службы) дает духовные наставления молодым солдатам. Воинская служба - традиция "от предков наших, древних Славян"106. Он обращается к воинам: "Примите хлеб сей, слово Божие, с верою: Господь продолжит вам жизнь, благословит вас здоровьем, укрепит силы ваши, дарует вам ум и способности к удобнейшему прохождению служения вашего"107 и далее "Бог избирает воинов для защиты отечества от нападения иноплеменных врагов, чтобы каждый их соотечественник спокойно и безопасно пребывал в своем звании, в какое Бог определил кого, и занимался своим делом"108.

П. Прокопович в своих беседах говорит о присяге, о ее происхождении и сущности; о том, как солдат должен почитать свой полк и всякую команду, к которой он причислен; о том, как солдат должен уважать полковые знамена и штандарты; о благочестии, храбрости, бескорыстности и великодушии109.

Определенный интерес представляет "Напутственное слово законоучителя к воспитанникам 3-го выпуска Александровского военного училища" священника А. Иванцова-Платонова110. В напутственном слове он говорит: о любви и навыках молодых людей,


ским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 гг. СПб., 1901.

105 Цит. по: Прокопович П. Духовный подарок рекрутам или беседы полкового священника в кругу воинов о главных их обязанностях. СПб., 1843. С. 344.

106 Там же. С. 1.

107 Там же. С. 4.

108 Там же. С. 22.

109 Там же. С. 23 - 344.

110 Иванцов-Платонов А. Напутственное слово законоучителя к воспитанникам 3-го выпуска Александровского военного училища. М., 1866. С. 14.

стр. 167


окончивших военное училище, к знанию и труду; о важности того, чтобы полученные знания стали руководством в их жизни и деятельности; предупреждает о пагубности праздной жизни; о том, что нужно жить не только для себя, в противном случае пользы делу от них не будет; о необходимости быть восприимчивыми к добру и благородству; о желательности сохранить до старости детскую простоту и юношескую горячность чувств и стремлений.

В дальнейшем история некоторых сторон духовно-нравственного воспитания была изложена в публикациях: "Назначение священнослужителей во флот в царствование Петра I", "Управление флотским духовенством и религиозно-нравственная жизнь на военных кораблях в царствование Петра I", "Материал для истории флотского духовенства при Петре I" протоиерея А. Смирнова111.

В работах указанных церковных авторов вопросы пастырского, религиозно-нравственного служения армейских и флотских священнослужителей в прямой постановке не ставились, нет четко выделенной периодизации религиозно-нравственной политики в русской армии. Таким образом, признавая несомненный вклад в историографию исследуемой темы всех без исключения вышеупомянутых церковных авторов, мы вынуждены отметить односторонность их суждений и выводов.

Восполнению в некотором смысле образовавшегося историографического пробела посвящен том 13 исторического очерка "Столетие Военного Министерства 1802 - 1902 гг."112. Этот том полностью посвящен вопросу деятельности военного духовенства.

Принципиально важное значение для открытия нового направления в исследовании темы имеют четвертая и пятая главы этого издания, посвященные проблеме упрочения материального положения армейских и флотских клириков, обновленной системе школьного образования для сирот военных и морских священно- и


111 Смирнов А. Назначение священнослужителей во флот в царствование Петра I // Вестник военного и морского духовенства. 1914. N 21 - 22. С. 734 - 744, С. 770 - 777; Управление флотским духовенством и религиозно-нравственная жизнь на военных кораблях в царствование Петра I // Вестник военного морского духовенства. 1915. N 3. С. 80 - 87; Материал для истории флотского духовенства при Петре I //Вестник военного и морского духовенства. 1915. N 6 - 8. С. 181 - 189, С. 232 - 238.

112 Столетие Военного Министерства 1802 - 1902. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. Исторический очерк. СПб., 1902. Т. 13.

стр. 168


церковнослужителей. Впервые в исторической науке авторами очерка исследуются такие специфические средства духовно-нравственного воспитания "христолюбивого воинства", как учреждение при военных церквах различного рода братств, певческих хоров, церковных библиотек, иконо-книжных лавок, возведение особого рода типовых военных храмов и др.

Описанию подвигов четырех священнослужителей-кавалеров Георгиевского офицерского креста четвертой степени (Василия Васильковского, Иова Каминского, Иоанна Пятибокова, Иоанникия Савинова), а также упоминанию некоторых сведений о других священниках, "стяжавших себе славу на поле брани" и удостоенных различных наград, посвящены главы шестая и седьмая исторического очерка.

Проблемы миссионерской деятельности военного духовенства нашли свое отражение в последней, восьмой главе очерка. Здесь же приведен целый ряд новых эпизодов о военных священниках, умерших при исполнении ими пастырских обязанностей во время эпидемии чумы.

И все же, несмотря на исключительное богатство затрагиваемых аспектов из сферы военно-пастырских трудов армейского и флотского духовенства, том 13-й "Столетия Военного Министерства" вооружает исследователей темы лишь самыми общими подходами к постижению истории деятельности военного духовенства по духовно-нравственному и патриотическому воспитанию личного состава русской армии.

Годы становления и последующего функционирования военно-духовного правления неизбежно сопровождались войнами. Не случайно, поэтому, что на протяжении 1885 - 1904 гг. в стране были изданы десятки работ, в которых рассматривались проблемы, связанные с войной и церковью, воинским "христолюбием", героизмом отдельных священнослужителей, особенностями проведения военно-духовной работы в условиях действующей армии.

К этой группе трудов следует отнести работы В. Желиховской, И. Студитского113, И. Быстрякова, В. Рыбакова и др. Актуальность этих работ в современных условиях возрастает в связи с тем, что


113 Желиховская В. Наши воины православные. Рассказы из Закавказской жизни во время войны 1877 - 1878 гг. СПб., 1885; Студитский И. М. Русское духовенство в Отечественную войну 1812 года. Реферат, прочитанный в юбилейном заседании Костромского Церковно-Исторического Общества, 16 августа 1912 г. Кострома, 1912.

стр. 169


армия принимает участие в вооруженных конфликтах на Кавказе и других регионах бывшего СССР. Сегодня они имеют не только познавательно-воспитательное, но и практическое значение.

Проведённый нами анализ документов и литературы по вопросу формирования духовной культуры военнослужащих Русской православной церковью в XVIII - XIX вв. показывает, что духовенство, в том числе и военное, активно разрабатывало теоретические проблемы богословия и менее уделяло внимания исследованию вопросов духовно-нравственного воспитания личного состава. И совсем отсутствуют работы по анализу становления и развития общей культуры военнослужащих (культура поведения, общения, культура речи, музыкально-художественная культура). Те и другие авторы не намечают основных хронологических граней истории формирования и развития профессиональной, духовно-нравственной и общей культуры военнослужащих в русской армии.

Духовное возрождение России и Армии становится сегодня главной предпосылкой преодоления упадка военного дела и спасения Отечества. Без полного и всестороннего решения этой задачи невозможно будет определить правильные пути развития России, изыскивать наивыгоднейшие способы военного строительства, проводить успешные военные реформы. Духовная нищета, умственная деградация, зажим творческой военной мысли слишком дорого обошлись России, чтобы еще раз повторять печальный опыт бездуховного движения к "лучшему будущему". То, что он заканчивается разрушением национальной военной силы и порабощением народа, неоднократно было видно на примере нашего собственного Отечества.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РУССКАЯ-ПРАВОСЛАВНАЯ-ЦЕРКОВЬ-И-АРМИЯ-В-XIX-В

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Ю. НОВОЖИЛОВ, РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И АРМИЯ В XIX В. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РУССКАЯ-ПРАВОСЛАВНАЯ-ЦЕРКОВЬ-И-АРМИЯ-В-XIX-В (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. Ю. НОВОЖИЛОВ:

В. Ю. НОВОЖИЛОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
1412 views rating
14.09.2015 (1466 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
4 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И АРМИЯ В XIX В.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones