Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8501
Author(s) of the publication: В.Л. ВОРОНИХИН

Share with friends in SM

"Не мир Я вам принес, но меч" - "Святость терпения" - "Белокурые бестии, с наслаждением блуждающие в поисках добычи и победы" - "Сильные духом молодые звери" - "Радость борьбы на заре весны человечества", - между этими поэтическими выражениями пролегло без малого 2000 лет. А за это время можно увидеть многое. Или понять, что "всякая истина крива".

Протестантская философия - это ориентация на прямую связь с Богом- совестью и на "радость борьбы" (движение). Это - "мужская" сила в природе. И когда Адольф Гитлер в своей книге "Майн кампф" предложил на уровне государственной политики поддерживать молодые таланты (независимо от их происхождения), то это, с учетом направленности протестантской философии, означало гигантский технический и экономический рывок вперед, позволявший Германии - уже не в первый раз - поставить вопрос о мировом господстве. Гитлер предлагал уничтожить евреев и завоевать Россию. Потом, уже во время войны, у него возникали еще и другие идеи, "поменьше", как, например, стереть с лица земли Москву и Петербург. Остановить эту "силу" могла только "красота".

Сталин прочитал книгу Гитлера в русском переводе, изданную - как это можно понять при ее прочтении - для него в единичном экземпляре сразу после событий 1933 г. (приход Гитлера к власти). И обнаружил в ней нечто, имеющее исключительное значение: идею поддержки народных талантов. Ибо эту линию в его (Сталина) поведении, входящую в противоречие с ленинской идеей "партия - совесть", которая в "неискаженном" применении если что и позволяет, так это организовать террор против народа силами самого народа - используя его по-молодецки самоуверенную ("опричную") и одновременно глуповатую ("никонианскую") часть, - можно проследить с середины 1930-х годов.

Злоба и гений - возможно ли это? А почему бы и нет? Народ, да еще воспитанный не на философии "святости терпения" (Лютер, Германия. XVI в.) и прилежания в труде, а на восприятии "красоты", требовалось

стр. 186


заставить энергично работать. Талант - этот редчайший дар - надо было поддержать, но именно потому, что этот дар встречается редко, можно было проявить персональную поддержку тем, кто сумел "показать себя". А для Провидения, как можно предположить, интересен прежде всего конечный результат...

Советский Союз 1930-х годов - это концентрационные лагеря и персональная поддержка талантов. Причем, приди к власти Троцкий с его теорией перевода всей страны на казарменный принудительный труд, русский народ получил бы в "подарок", по-видимому, только лагеря. И куда бы тогда дошел Гитлер, не имей мы во время войны танка Т-34. противотанковой дивизионной 76-мм пушки, истребителя Як и штурмовика Ил-2, ставших тем основным вооружением, с которым русская армия (тогда она называлась советской) пришла в Берлин, - никому не известно.

Ставшие проявлением "злобы и гения" Сталина, эти два фактора нашей жизни - "сталинские" концлагеря и остающаяся до сих пор в тени разница между линией Сталина и несостоявшейся линией Троцкого, - и оказались, быть может, той единственной реальностью, которая и привела Россию к победе над гитлеровской Германией.

* * *

О концентрационных лагерях лучше Солженицына не расскажет уже никто. Мне хотелось бы только высказать одну мысль. Солженицын - это огромный талант, которому нет жизни без света и свободы, сам попадает в лагерь. А потому и описывает его именно с позиции самого несчастного из людей - заточенного в рабство таланта.

Но я знаю другого человека, который просидел в лагере восемь лет и строил все эти годы печи в зэковских бараках. Он клал печку в моем подмосковном доме, и я специально попросил его сделать "как в лагере". И однажды задал ему вопрос: как там было? Ответ поразил: это были лучшие годы его жизни.

"Там был порядок", - сказал он.

В этих двух людях - вся Россия. И мы, возможно, имеем право сказать: Провидение, остановившее однажды свой выбор на Сталине, не ошибается.

Кто такой Солженицын - понятно. Это совесть. И больная душа. Он весь, как на ладошке. Гораздо сложнее понять печника. Это и есть "загадочная русская душа". Если он кладет печку, то кладет ее плохо. Если делает дорогу, то - не лучше. Он пьет водку и часто на чем-нибудь играет - ему нужна музыка, его душа страдает. А когда

стр. 187


он выпьет, то ему обязательно надо поговорить. Он говорит убежденно и много, но в основном это критика на "плохой" - человеческий - окружающий мир и обязательно критика "наверх". Однако ничего, чтобы изменить и улучшить существующее, он не предлагает. Он считает, что это должны делать "они", наверху. А они не делают. Но у "них" при этом есть все. А потому они в его понимании все - воры. Но он считает себя нисколько не хуже их. А так как "достать" их он не может, то не так уж и редко сам становится вором. Но не обыкновенным, а вором-философом. Здесь смелость переплетается с умом и отверженностью и отторгнутой или просто неразделенной любовью. И страдания рождают блатную поэзию.

Но сами страдания здесь - чисты. И поэзия такая же высокая и прекрасная ("Глазенки карие и желтые ботиночки зажгли в душе моей пылающий костер...").

Ну а если "что-то такое" заведется в кармане у соседа, то он будет желать ему это потерять: чтобы все было no-справедливости. Как в анекдоте: "Выбирай, чего хочешь? - Пусть у соседа сдохнет корова". Или, что еще хуже, придет вместе с такими же и потребует: "Поделись!"

И совсем уже плохо, если ему внушить, что "это нужно для партии и народа". Тогда, получив приказ, он придет с остекленевшими глазами и револьвером в руке, перепоясанный скрипящими ремнями, к своему чего-то сболтнувшему другу и скажет твердым голосом: "Вы арестованы!"

Но он не виноват - таким его сделало окружение. Он или князь, или раб. Его природа - это женщина.

И потому он умеет любить. Это его главная сила. Он чувствует своим сердцем то, о чем умный еще и не догадывается. Он наблюдателен и достаточно хитер. И делает то, что нужно для егожизни - разведет огород, украдет со стройки, построит сарайчик. Все вокруг его уважают. Его зовут "дядя Ваня" или "Володька". И ему хорошо.

Он готов все это защищать. Сломить в борьбе его невозможно - он не пессимист. Но для того, чтобы он мог еще и выигрывать сражения, над ним должен стоять умный унтер-офицер. Каким и был (чуть повыше "унтера") на войне Александр Солженицын.

А когда в России появлялся умный царь, то зарубежный мир замирал на время от страха.

Именно в этом загадочном феминистическом океане российской жизни, в среде больших и маленьких хищников, предпочитающих столичные города, и встречаются самые красивые русские женщины. Пройдите в Москве по Тверской и посмотрите.

стр. 188


Но осторожно, мой читатель! Они и сами ищут умных и хороших. И если Вы еще молоды и неопытны, то в Вашей жизни, состоящей из надежд и идеалов, скоро, очень скоро может появиться небольшой "порядок". И. возможно - счастье. Под охраной.

А может, через любовь и страдания, Вы станете гением.

Сталин и Гитлер. Танк Т-34

Вообще-то Сталин, занятый в то время строительством счастливой жизни для "семьи народов", мог бы обойтись и без "Майн кампф" Гитлера. Для этого достаточно было понять русскую историю времен Ивана Грозного и Петра Великого. И он это, как мы знаем, чувствовал и совсем не случайно ими обоими особенно интересовался. Однако понять их можно только через их философию. Но где в нашей исторической науке рассказано о философских направлениях в староправославной и никонианской церквях, с которыми были связаны как неудачи, так и успехи в управлении русским народом? Что было главным в периоды падений и взлетов российского государства?

Кто должен бы был на все это отвечать? "Русь... Дай ответ! Не дает ответа".

Так бы оно, может быть, и катилось. И "прикатилось"... Но к счастью для России Сталин нашел необходимое для победы над Гитлером, называвшего, между прочим, русский народ великим. Который, как он об этом пишет, правда, нуждается после уничтожения большевиками русской интеллигенции (несшей, по его мнению, элементы организующего германского духа) в германском руководстве.

В этом есть доля истины, если говорить не о безапелляционных претензиях на руководство, а о сотрудничестве. Но еще больше проявила себя здесь его. Гитлера, известная всему миру немецкая прямолинейная ограниченность. Чему подтверждение - проигранная война.

Лучшим танком Второй мировой войны считается русский танк Т-34. Это хорошо известно. Но когда предлагаешь кому-либо объяснить - в чем конкретно это превосходство выражалось, то выясняется, что толком никто ответить не может. За исключением тех немногих оставшихся в живых солдат-танкистов, которые на нем воевали.

Мне повезло - я их видел летом 1944 г., когда был мальчишкой. Тогда же я побывал в танке Т-34 и запомнил какое-то ощущение детского страха, объяснить который не мог.

Наша армия тогда наступала в Белоруссии, и моя мама в составе железнодорожного отряда участвовала в работах по восстановлению

стр. 189


движения в 30 километрах от линии фронта. На фронт шли составы с оружием, и однажды на нашей маленькой станции недалеко от Молодечно остановился эшелон с Т-34 - я их тогда хорошо запомнил (наклонная передняя броня и на ней - люк водителя). Танки стояли на открытых платформах, и рядом с ними ехали экипажи - веселые ребята в военной форме. Я вертелся около, и они затащили меня к себе. Мне очень хотелось посмотреть - что там внутри? И мне разрешили. Внутри после яркого солнечного света оказалось очень темно. Позвавший меня танкист включил тумблером, слева от люка, маленькую электрическую лампочку от карманного фонаря. Я попросил разрешение и тоже пощелкал тумблером. И тут на меня "нашло"...

"Куда же ты? Смотри еще", - удивился мальчишка-солдат, когда я вдруг забеспокоился и попросился обратно. Мне почему-то показалось, что в его голосе была тоска. И что отсюда, из темноты этой прокаленной солнцем стальной коробки, уже не выбраться...

Так в чем же было преимущество Т-34 перед немецкими танками? И в чем заключается в данном случае та самая "красота", воплощенная в техническую мысль, которой было предназначено остановить немецкую "силу"?

Красивое решение предполагает, прежде всего, выделение главного и усиление его. В танке можно выделить как наиболее важные следующие четыре характеристики - скорость, маневренность, прочность брони и мощность пушки. Одна из них - главная. Какая?

Должен сказать, что задача с танком - самая простая. Но решить ее. назвав правильно главную характеристику и объяснив, что дает ее усиление, почти никто не может. Если хотите, попробуйте решить эту задачу и Вы, уважаемый читатель, прежде чем прочтете ответ ниже.

"Броня крепка, и танки наши быстры..." - пелось в известной песне конца 30-х годов. Но у нас, как мы знаем, все контролировалось - в том числе и слова песен. А потому они не могли быть написаны "просто так".

Они и не были "простыми" - это была официальная точка зрения на танк наших главных "танковых светил" - как гражданских ("Уважаемые коллеги! Мы собрались, чтобы обсудить совместно концепцию создания..."), так и военных, которые считали себя во всех подобных вопросах выше и умнее гражданских ("А раз уж говорите, что вы такие умные, то почему же вы не ходите строем?"). Тогда самой популярной теорией был взгляд на танк как на "механизировантто кавалерию" - это шло еще от гражданской войны. А потому считалось, что танки должны носиться в атаку или по тылам противника на огромной скорости и "поливать огнем".

стр. 190


Возможно, однако, что это было связано и с господствовавшими тогда коммунистическими идеями распространения революции на всю Европу, с захватом ее оснащенной быстрымитанковыми соединениями Красной армией - как считают некоторые современные исследователи.

Так или иначе, но только подобные взгляды проявились и в решениях немецких конструкторов, и их основной танк начала Второй мировой войны, средний по характеристикам. PzKpfw-III (1936 г.) таким и был в своих основных чертах - с легкими "быстроходными" гусеницами, предназначенными для движения по хорошим (!) дорогам, скорострельной 37- или (позже) 50-мм короткоствольной пушкой и двумя пулеметами.

Однако ни броня, ни скорость главными в танке, как это показала война, не являются. Главное - пушка. Сконструировав в 1939 г. (когда военное "общественное мнение" развивало теорию в другом направлении) башню Т-34 так, что в нее можно было устанавливать мощную длинноствольную пушку калибра 76 мм (или даже больше), создатель танка Кошкин заложил в него то. что и сделало его решение выдающимся. А "заодно", как это обычно бывает с талантливыми людьми, применил наклонную переднюю броню (это была идея другого конструктора из этой же "команды"), поставил танк на широкие гусеницы- вездеходы и использовал мощный (400-500 л.с. против 300 у немцев) и "не горящий" дизельный двигатель.

В результате оказалось, что немецкий PzKpfw-III, чтобы поразить Т-34. должен был приблизиться к нему на 500 м. А Т-34. используя свою могучую пушку, пробивал броню "немца" с дистанции в 1500-2000 м. Эта "мертвая зона" размером в километр позволяла Т-34 просто-напросто расстреливать в танковом бою машины противника с недоступного для них расстояния. Реально, как рассказывал мне один танкист, участвовавший в боях, русский танк начинал стрелять по PzKpfw-III не с 1500, а всего с 800 м - "чтобы не расходовать зря снаряды".

Более красивое по простоте и изяществу решение представить трудно. Немцы, для которых появление Т-34 в начале войны стало "откровением", были потрясены. Они были сильнее и быстро продвигались вглубь объявленного ими "колоссом на глиняных ногах" Советского Союза, но уже не потому, что теория Гитлера о полном превосходстве немецкой расы над славянами была верна, а по другим, не столь долговременным, причинам.

Однако перестроиться немцам оказалось не так просто, и до конца 1941 г. они еще ничего не предпринимали. К тому же у них был разработан еще и тяжелый танк PzKpfw-IV с короткоствольной 75-мм пушкой. Но даже когда его пушку удлинили, он с его неправильно

стр. 191


выбранными броней, гусеницами и мотором, как оказалось при его широком использовании в 1942 г., значительно уступал нашему Т-34.

Наконец, спустя полгода после начала войны, в конце декабря 1941 г. немцы приступили к работам над проектами своих новых танков. А надо было начинать немедленно, в июле или августе. В результате было > пущено драгоценное время, что стало для них одной из роковых ошибок. Может быть, самой первой с начала боевых действий против Советского Союза.

Танки в Германии создавались под личным контролем Гитлера, считавшего, что немцы как нация вождей должны все решения принимать быстро. Одним из примеров проявления этой привлекательной мысли была история с танковой пушкой.

Мало кто знает, что кроме двух русских конструкторов. Кошкина (танк) и Грабина (пушка), был еще один, третий, человек, который в 1940 г., предлагал оснастить танки мощной длинноствольной пушкой. Этим человеком был сам Гитлер. Но "танковые светилы" Германии с его предложением были не согласны. Тогда он издал приказ. Но для его проведения в жизнь надо было обладать достаточной решительностью. А у Гитлера в этот раз ее почему-то не хватило. Возможно, он помнил или же ему напомнили, что он не профессор, а простой ефрейтор.

Кошкин создавал Т-34 не по заданию, а - инициативно. Перед ним, главным конструктором Харьковского паровозостроительного завода (куда он приехал в 1937 г. из Ленинграда, после работы на Кировском заводе), была поставлена задача - создание быстроходного (на колесно-гусеничном ходу) среднего танка. А он, имея свою идущую вразрез с "официальной" точку зрения на танк, предложил за отведенное планом время создать не один, а сразу два танка. И сравнить их.

Сначала, в процессе обсуждений с военными заказчиками, понимания и поддержки Кошкину получить не удалось. Но потом оба проекта по совет) одного из "знающих" людей были представлены им в Главный военный совет наркомата машиностроения, "рядовым" членом которого был Сталин. И только тогда, после поддержки "одного из членов Совета", в ситуации, когда все остальные члены занимали отрицательную позицию, работам удалось дать ход.

Это было время, когда в Испании коммунистические силы потерпели поражение. Оно совпало с периодом наиболее жестоких репрессий в Советском Союзе (1937-38 гг.). По-видимому. Сталин сделал некоторые выводы, сопоставляя эти два события. Во всяком случае, именно с конца 1938 г. отмечается изменение "режима" в сторону его "смягчения", а в

стр. 192


1939 г. он проявляет наибольшую гибкость и активность в отношении выдвижения талантливых людей - не по формальным признакам (ученые степени и так далее), а по практическим результатам, через смотры и конкурсы с его (Сталина) личным участием в качестве "одного из членов" создаваемых для этого "советов".

Что сыграло большую роль в таком повороте взглядов Сталина в сторону поддержки мыслящей интеллигенции - идеи "терпимости" в отношении "старообрядцев"-интеллектуалов, приведшие к победам Петра Великого, или "майнкампфовские" идеи Гитлера, построенные на сочетании "объединения" нации (с помощью тайной государственной полиции и пропаганды соблазнительной расовой идеологии) при одновременной поддержке "народных талантов", однозначно сказать трудно. Возможно, и то, и другое. Но все же мне кажется, что Гитлер был ему ближе и понятнее царя Петра.

Так или иначе, но именно в 1939 г. Кошкин выполнил работы по созданию Т-34 и построил два образца к намеченному в марте 1940 г. смотру новой боевой техники в Москве, а также была создана (Грабиным) предназначенная для него 76-мм пушка. Тогда же взлетел штурмовик Ил-2 (Ильюшин) и начал разрабатываться истребитель Як-1 (Яковлев) - о чем разговор будет ниже.

В это же время взошла и военная звезда Георгия Жукова, бывшего унтер-офицера царской армии и дважды георгиевского кавалера. Выдвинутый какой-то "легкой рукой" на роль командующего войсками в боях с японцами на реке Халхин-Гол (лето 1939 г.), он показал там себя так, что потом, в 1945, уже брал Берлин.

Воспринимая Жукова через написанную им книгу "Воспоминания и размышления", мне хотелось бы выделить в нем часто отрицаемую в русских способность все ясно видеть и организовать. И чисто русское умение выделять главное, сочетаемое с обидной для противника унтер-офицерской "хитростью".

В боях на Халхин-Голе русская сторона имела большое преимущество в танках, и Жуков построил на этом главную стратегию своих действий. Вместо привычных боев "фронт против фронта", он принимает решение по нанесению удара танковыми клиньями с флангов - для окружения армии противника. А в добавление к этому учитывает еще одно маленькое обстоятельство: по донесениям разведки, японское командование разрешало своим генералам и старшим офицерам покидать на воскресные дни свои части, чтобы "отдохнуть" в расположенных в тылу китайских городках. Поэтому удар был назначен на воскресенье. Но "бог в мелочах", и две встречные танковые лавины отсекают многих

стр. 193


японских командиров от их солдат. А с окруженными и потерявшими голову солдатами разговаривать можно было уже по-иному. Несмотря на их доблесть, отмеченную самим Жуковым, победа была ошеломляющей. Так что Япония после этого, вопреки воле Гитлера, уже не решилась выступить против СССР.

Сталин и Лев Троцкий. "Шарашки"

Обсуждая вопрос о гениальности Сталина, мы не можем не заметить, что как философ-стратег он не высказал ни одной личной идеи. Он был лишь исполнителем чужих мыслей. Но в тактической гибкости и в умении увидеть то, что никто больше не видел, он, похоже, не имел равных. Именно так, используя идеи Троцкого, он начал с 1928 г. загонять талантливых специалистов в предприятия-тюрьмы системы ОГПУ-НКВД, получившие названия "шарашек".

Его страстью, как известно, была авиация. И, видимо, потому первым в шарашку сел создатель самого первого советского истребителя (1925 г.) Дмитрий Григорович. А через год к нему "присоединился" создатель широко известного самолета-биплана У-2 Николай Поликарпов. Там, в шарашке, они построили в 1930 г. совместно истребитель И-5, а затем Поликарпов построил И-15 ("Чайка") и И-16 (1933 г.). Последний стал даже лучшим истребителем в мире. Но в 1934 г. Вилли Мессершмитт создает в Германии Me-109B, и судьба Поликарпова постепенно отодвигается в тень.

Следом за Поликарповым пришла очередь Андрея Туполева, известного как разработчика тяжелых бомбардировщиков, которого засадили в шарашку в 1937 г. Вместе с ним сел и Владимир Петляков, вышедший из фирмы Туполева и создавший в 1936-39 годах самый интересный из самолетов-бомбардировщиков предвоенного времени - огромный 35- тонный ТБ-7 (Пе-8). На этот самолет обратил мое внимание Виктор Суворов, который в своей книге "День-М" (1994 г.) отстаивает идею подготовки Сталиным нападения на Германию, что по его мнению оправдывает упреждающую агрессию Гитлера против Советского Союза.

Тяжелый стратегический бомбардировщик ТБ-7 имел четыре мотора и летал на недоступной в то время для бомбардировщиков высоте до 11000 м. Чтобы поднять такую махину на эту высоту, где воздух был настолько разрежен, что моторы уже "задыхались", Петляков поставил еще пятый мотор, спрятав его в фюзеляже, который осуществлял наддув воздуха в основные двигатели. В результате ТБ-7 исправно гудел моторами там, где у всех других самолетов это не получалось. Как оказалось.

стр. 194


применение наддува позволило также довести скорость ТБ-7 (440 км/час) до скорости лучших истребителей того времени, и он, обладая к тому же мощным вооружением (три пулемета калибра 12,7 мм и две 20- мм пушки), был практически неуязвим.

Такие самолеты, подобно стратегическим ракетам нашего времени, построенные в количестве нескольких тысяч штук, могли бы - по мнению В. Суворова - создать серьезный заслон агрессии со стороны Германии. Но Сталин, четыре раза принимая решение о развертывании их серийного производства и столько же раз отменяя его, в конце концов выбрал неправильное решение. И запретил их производство. Что и говорит, как считает В. Суворов, о существовании у него агрессивных намерений: ибо такие самолеты, летая на большой высоте, могли и бомбить только по большим площадям, разрушая то, что можно было бы захватить и затем использовать при внезапном нападении на Германию.

К началу войны было построено всего 11 самолетов ТБ-7, которые уже в 1941 г. бомбили Берлин. А в 1942 г. Молотов летал на одном из них над оккупированной немцами Европой, для дипломатических переговоров. Немцы эти полеты не смогли даже засечь.

Мне рассуждения В. Суворова представляются интересными. Но вместе с тем, я бы отметил многочисленные колебания Сталина в вопросе развертывания производства этих самолетов. И если согласиться с тем. что ориентация на отказ от их серийного производства может рассматриваться как проявление агрессивных настроений, а серийное производство (так и не состоявшееся) могло бы служить доказательством его объявленного миролюбия, то сами колебания в этом вопросе указывают на отсутствие у него твердой линии, направленной на какую-либо ясную цель. Что, правда, не может говорить и о его "неагрессивности". Они там все были агрессоры.

И тем не менее, Сталин, как я его вижу, в большой политике скорее похож на человека, который пробирается на ощупь в темноте. Однако для победы этого оказалось достаточно. Ибо хотя историю и делают люди, но они ею не управляют. Управляет историей не колесо и не кнут. Управляет дорога. И тот, кто прокладывает ее. Сталин, похоже, понимал это. Провозглашая тост на обеде в честь парада победы 24 июня 1945 года, он предложил его - "за великий русский народ". (Замечу между прочим, что эта статья также написана как бы "на ощупь". Так что не мне осуждать кого-либо за это.)

Что я мог бы сказать еще о его гениальности? Прежде чем одержать победу над Германией, Сталин столкнулся с неудачами в войне в Испании,

стр. 195


которая показала превосходство немецкой военной техники и прежде всего - самолетов. Наш истребитель И-16 уступал по всем статьям модернизированному Ме-109Е, а вместо тяжелых бомбардировщиков немцы применили, и очень эффективно, самолет "поля боя" - легкий пикирующий бомбардировщик Юнкерс-87. Но все наши неудачные самолеты были созданы теми, кто уже отсидел свое или еще сидел в шарашках. И Сталин, видимо, увидел это и заменил идею Троцкого на идею Гитлера, после чего вместо тюрем-шарашек ведущим конструкторам, которые чаще всего становились таковыми после личной поддержки Сталина, стали давать дачу, автомобиль и охрану. Последняя и выполняла с этого времени роль "контрольного органа", не мешая, например, ездить отдыхать в санатории или лазить по горам, но присутствуя при этом постоянно на расстоянии нескольких десятков шагов.

С присутствием личного охранника, как я слышал, не только мирились, но это даже считалось престижным. Отдыхающие в "закрытых" санаториях делились на две категории - тех, кто имел охрану, и тех, кому она не полагалась. Вторые и кушали хуже.

Так что компромисс между свободой и полезным присутствием в жизни русского человека властью был найден. И найден, похоже, чуть ли не гениально - во всяком случае, для того времени. Но именно в этом варианте отношений власти и "талантов из народа" и были созданы наши основные боевые самолеты периода Второй мировой войны - истребитель Яковлева, штурмовик Ильюшина и появившийся уже во время войны (1942 г.) истребитель Лавочкина.

"Везло", однако, не всем конструкторам. Ибо пробиться к Сталину было непросто. А те, кто пытался пробиться, делали это все же не за "два кусочечка колбаски" - как поется в одном современном шлягере. Хотя и это тоже было. Но именно потому, что это было и позволяло в отсутствие "сильной руки" пользоваться этими "кусочками", система потом и рухнула.

Василий Кошкин. Танк Т-34

Снова вернемся к Кошкину, создавшему на Харьковском паровозостроительном заводе два Т-34 для показа их на смотре в Москве. Танки были построены при огромном напряжении сил зимой 1939-40 г., но оказалось, что создать у себя на заводе - это еще не значит получить также право делать все и дальше так, как ты - главный конструктор - хочешь. А Кошкин хотел привести свои танки на смотр в Москву по 700-километровому заснеженному бездорожью. Чтобы проверить и доказать.

стр. 196


Но на это он разрешение военного заказчика (который был настроен против создания этого танка) получить не смог.

Ранним мартовским утром 1940 г. из ворот завода вышли две зачехленные брезентом машины и сопровождавший их тягач. Выйдя за город, машины свернули с дороги и пошли напрямую по засыпанным снегом полям. Последовал приказ: найти и остановить. Но не было тогда такой силы, которая могла бы остановить построенный на крыльях успеха лучший в мире боевой танк. И только уже где-то около Тулы, когда были пройдены 500 км пути, там, где был единственный в этих местах железнодорожный переезд, танки были все же "подловлены". И происходит невероятное. "Захвативший" их чекист оказался кем-то вроде бывшего танкиста. Это решило все. Он влюбляется с первого взгляда в невиданные машины и даже пробует управлять одной из них. Но - ломает что-то в ее ходовой части. Остается второй, единственный исправный, танк. Тогда чекист отказывается от выполнения порученного ему задания (!) и сам возглавляет дальнейший поход в Москву. На состоявшемся смотре, по решению "компетентного совета", этот танк и стал победителем.

Кошкин, участвовавший в этом "прорыве" в Москву по русской земле, не выдержал трудностей походной солдатской жизни, простудился и заболел. И через полгода умер.

Вместо Кошкина главным конструктором стал Александр Морозов, который, продолжая ту же линию поведения на "непослушание", за оставшийся до войны год коренным образом и тоже "инициативно" (что не на советском, а на русском языке означает - подпольно) переделал техническую документацию на танк с целью упрощения технологии его изготовления и эксплуатации в условиях военных действий.

"Все преимущество вашей военной техники заключалось лишь в том. - сказал мне по поводу моего рассказа о поиске русскими инженерами "красивых" решений мой друг немец Курт, участвовавший в боях под Ленинградом с "другой" стороны - что она была настолько примитивна, что даже не ломалась". Но, видимо, так думали не все немцы. Осенью 1941 г., когда война уже шла на востоке Украины, был отмечен один странный случай: немцы устроили авиационный налет и разбомбили тот участок кладбища в Харькове, где был похоронен Кошкин. От участка ничего не осталось.

Вместе с Кошкиным в том походе, где решалась судьба танка Т-34, была одна, оставшаяся неизвестной, женщина. Возможно, она оказалась "женщиной на корабле". Женщина - это всегда опасность. Но по военным меркам поход удался. Погиб всего один человек.

стр. 197


Василий Грабин. Дивизионная пушка ЗИС-3

Грабин был первым из ставших затем знаменитыми - что, однако, не означало быть "известным" - конструкторов, получивших непосредственную поддержку со стороны Сталина. Его работа была связана с Горьковским (Нижний Новгород) артиллерийским заводом. Разрабатывая с 1934 г. по заданию Главного артиллерийского управления дивизионную 76-мм пушку, которая должна была заменить известную русскую трехдюймовку. Грабин - инициативно - предложил создать "мощную и легкую" новую пушку, принеся в жертву ради уменьшения веса - и в этом именно и заключалась скрытая красота его решения - точность стрельбы.

Хорошо известна "артиллерийская вилка" - два прицелочных выстрела и затем третий, сделанный с учетом двух поправок, точный выстрел. Но для того, чтобы иметь возможность делать поправки, требуется выполнить одно условие - пушка должна оставаться в процессе стрельбы неподвижной. Однако такая пушка, чтобы ее не разрушила отдача, должна быть сделана достаточно прочной, а это, как следствие, ведет к увеличению ее веса. Но тяжелую пушку трудно перевозить по дорогам или разворачивать во время боя.

Нашу самую главную артиллерийскую систему, дивизионную 76-мм пушку, прошедшую войну с первого до последнего дня. Грабин создал в 1940 г. Да простят меня историки военной техники, но у меня осталось впечатление, что он и сам не понял, как она у него получилась. Мне кажется - так же. как у Пушкина складывались стихи. Просто по смутному ощущению уже существующего где-то, но которого еще нет. Сделал и... растерялся.

Растерялись все. Пушка уже была, а задания на ее производство еще не было. А значит, ее не должно было быть. И хотя Грабин еще в 1935 г. первым попал в поле зрения Сталина и все знали об особой "симпатии", которой он после этого неизменно пользовался, опасность подпасть под ответственность была слишком велика. А уже наступил 1941 г. Что же делает Грабин? Он начинает производство "несуществующей" пушки. И с ним эту опасную роль берут на себя директор завода и военпреды. Начинается война, и пушки идут на фронт. А фронт все ближе - немцы, как это нам теперь известно, вначале быстро наступали. И вся тяжелая техника, которую у нас таскали весело ржавшие шесть лошадиных сил. в первые же месяцы (когда всех, кто ржал, немцы отправили на небо) осталась по ту сторону фронта. Кроме пушек Грабина. Это их на фотографиях осени 1941 г. тащат по грязи военных дорог наши солдаты. Их

стр. 198


небольшой вес (1100 кг) позволял это. И это они в кадрах кинохроники бьют, подпрыгивая, по немецким танкам. Для уменьшения отдачи и снижения веса Грабин поставил пружинный дульный тормоз и сделал выгибающиеся при выстреле станины.

Да, они были не очень точными, эти прыгающие грабинские пушки, но зато их можно было таскать за собой. И когда, рыча моторами, появлялись немецкие танки, на них, единственных, была последняя надежда. Только с их помощью еще и можно было отбиваться. А когда до танка оставалось всего 30-50 м, то и из них можно было бить без промаха. Правда, как рассказывал мне один "очевидец", в это время уже дрожат руки и ноги. Но и у немцев в танке - тоже.

Именно пушки Грабина, выпущенные к зиме 1941 г. уже в количестве около тысячи штук, сыграли важнейшую роль в разгроме немецких войск под Москвой. Но Сталин о них все еще ничего не слышал. А когда ему. наконец, решились доложить, то - соблюдая правила игры - велел провести вес необходимые испытания, которые должны были разрешить их поставку на фронт. Немедленно, в январе 1942 г., эти испытания, вызывавшие у всех участников чувство неловкости, были проведены, и пушка получила свое официальное название - ЗИС-3.

Немного менее "затянувшейся" была история другой грабинской пушки, тоже 76-мм и тоже сделанной инициативно для установки на танк Т-34. Сначала ее первый образец послали для фронтовых испытаний на финскую войну (завершившуюся в марте 1940 г.). Но она куда-то исчезла. Потом, с началом войны с Германией в июне 1941 г., она стала использоваться на Т-34 в боевых условиях. Как и о дивизионной, о ней уже знал Гитлер, а Сталину сказать о ее существовании все еще боялись. Но отзывы первых пленных немцев о Т-34 с мощной длинноствольной (что было непривычно для того времени) пушкой были с самого начала настолько громкими, что докладывать пришлось. В августе такой танк был "узаконен".

В рассказе об этих "своеобразных" историях мне осталось затронуть еще одну "историю". Пушки Грабина изготавливались с двойным запасом металла в стволе, что нарушало строжайший запрет на нерациональное использование дефицитной легированной стали. Этот "запас прочности" Грабин заложил во все свои пушки еще в 1935 г. и вначале даже говорил о нем. А потом об этом все словно забыли. Но не тот у нас был трудяга- стукач, чтобы поверить в такую его "забывчивость". И вот здесь - в решении этого запутанного вопроса - мне однажды крупно повезло. Я рассказывал одному своему знакомому о своем взгляде на Т-34 и стоявшую на нем грабинскую пушку. И вдруг оказалось, что его отец имел отношение к созданию этой

стр. 199


пушки. Я. конечно, стал расспрашивать о том, что он от него слышал. Но разговора не получилось. Мне было только сказано, что его отец лично знал Грабина и считал его успехи связанными исключительно с тем, что тот "открывал ногой дверь в кабинет Сталина". А это надо было понимать так: во-первых, видимо, ему очень завидовали, а во-вторых, еще больше - боялись. Последним я и объясняю необычную даже для мужественного человека грабинскую смелость - с использованием двойного запаса металла в стволах создаваемых им пушек и с "незаконным" разворачиванием их производства.

А уходит это непонятное "открывал ногой" - что в отношении любого главы государства совершенно недопустимо - в упоминавшийся уже 1935 год. Но только мы, не будучи такими же завистливыми, будем говорить лишь о проявлении самой необходимой поддержки со стороны Сталина в отношении Грабина как талантливого конструктора, которому он дал возможность проявить себя. Грабин описал это в своей книге "Оружие победы".

В то время в среде военных специалистов самого высокого уровня была популярной идея создания универсальной пушки, способной вести борьбу как с танками, так и с самолетами. Это должно было стать "чудом техники", правда весьма сложным и тяжелым. Но последнее никого не смущало. А Грабин стал отстаивать в одиночку противоположное мнение - пушку надо делать простой (предназначенной только для борьбы против танков), мощной и легкой. И. проявив немало энергии, сумел изготовить и представить на проводившийся в том 1935 г. смотр опытные образцы такой пушки, где неожиданно получил поддержку самого Сталина (и только его одного), который тогда его и запомнил.

Однако военные заказчики, ссылавшиеся на американцев (которые потом сами отказались от идеи создания универсальной пушки), не смирились. И началась многолетняя борьба, где Грабина вынуждали идти на уступки в споре между мощностью, весом и точностью стрельбы создаваемых им пушек. Тогда-то он. вынужденный отступать, и заложил в конструкцию своей пушки возможность применения дульного тормоза и - не обсуждая это уже ни с кем из "чужих" - тот самый двойной запас металла в ее ствол и казенную часть. Последнее позволяло, не переходя к разработке новой пушки, очень просто переводить уже имеющиеся на более мощный калибр.

В этой "человеческой" борьбе, по-видимому, учитывалось все. В том числе и расположение Сталина к "нахальному", как, похоже, его воспринимали, конструктору. Что-то приходилось и не замечать. Не замечали то, по поводу чего уже просто не хватало духа с ним спорить. Так скорее всего, и

стр. 200


остался "незамеченным" двойной запас металла в стволе, без чего - как об этом будет рассказано ниже - нам нечего было бы противопоставить танкам "Тигр", примененным немцами в Курской битве.

А когда Грабин "дошел" до того, что начал самовольно выпускать танковые орудия для Т-34 и дивизионную пушку, будущую ЗИС-3, то тут уж "всем" окончательно "стало ясно", куда он и как ходит. Непонятным в этом случае (когда стоило только пнуть дверь ногой) остается разве что одно - почему же тогда Сталин узнавал о его новейших разработках после Гитлера?

Мой друг Курт, видевший шедшие всегда прямо в атаке (в его сторону) и стрелявшие Т-34, называл его пушку с уважением - "die Kanonen von General Grabin" ("пушки генерала Грабина").

Александр Яковлев. Истребитель Як

В мае 1939 г. Сталин вызвал к себе авиаконструктора Яковлева, чтобы "обсудить" с ним возможность создания истребителя, способного противостоять немецкому Мессершмитту-109Е, появившемуся в небе Испании в августе 1938 г.

В 1936 г. конструктор Вилли Мессершмитт, владелец собственной фирмы, построил 10 машин на свои деньги и отправил их на испанский фронт. Оснащенные 700-сильным мотором и четырьмя пулеметами, Me- 109B летали со скоростью 470 км в час и в целом были примерно равны нашему И-16. Разгорелась борьба равных. Этот опыт и привел к появлению Ме-109Е. вооруженному 20-мм пушкой и двумя пулеметами, летавшему со скоростью 545-570 километров в час (мотор 1100 лошадиных сил). Ситуация сразу изменилась. Дело доходило до того, что немецкого летчика, если он возвращался на аэродром, не сбив ни одного русского самолета, тут же заправляли и отсылали обратно.

Сталин предложил Яковлеву, который был известен как создатель быстроходных учебно-тренировочных самолетов, построить в сжатые сроки скоростной истребитель, вооруженный 20-мм пушкой. И менее, чем через год, остроносый Як-1 с пушкой и двумя пулеметами уже летал в небе.

Имея хорошую аэродинамику (чем славились русские самолеты военного времени, хорошо рассчитанные и "продуваемые" в аэродинамических трубах в Москве на улице Радио и в подмосковном Жуковском) и используя мотор, примерно равный по мощности мотору на Ме-109Е, Як-1 развивал при проверке даже более высокую скорость (580 км/час). Но одно дело - искусственно организованные испытания с полетом по прямой, и совсем другое - воздушный бой, ведущийся на виражах и с

стр. 201


перепадом высот. В бою моторы наших Яков, как оказалось, "немножко" перегревались, и их заклинивало. Поэтому летчики заранее открывали специально предусмотренные заслонки для дополнительного охлаждения мотора потоком воздуха. Что резко снижало качество аэродинамики самолета, и его скорость падала.

Требовалось, чтобы не отставать от Мессершмитта, идти по пути создания более мощных моторов. И эта задача шаг за шагом решалась в течение войны. Но у Ме-109Е было еще одно важное преимущество: меньший вес. Что позволяло немецкому пилоту "ходить" на более крутых виражах. А это в бою, особенно при уходе от атакующего противника, было очень важно. И Яковлев начинает работать над снижением веса самолета.

А Мессершмитт, пережив однажды счастье побед за счет преимущества в скорости и вооружении, начинает усиливать как скорость, так и вооружение своего Me.

В результате в середине войны, в 1943 г., мы уже имеем, с одной стороны, самый легкий истребитель Як-3 (2650 кг), несущий 20-мм пушку и два пулемета калибром 7,62 мм, а с другой - весящий больше на целую тонну - Ме-109К, вооруженный 37-мм пушкой и двумя крупнокалиберными (13 мм) пулеметами. Скорость Як-3 была 660 км/час (мотор 1240 л.с.), а Ме-109К - 730 км/час (мотор 1800 л.с.).

По существу, единственное преимущество, которое имел Як-3 в бою один на один против Ме-109К, заключалось в том, что летчик на русском самолете мог теперь уходить на крутых виражах от атакующего врага. Однако истребители создаются в первую очередь все же не для спасения жизни летчика, а для уничтожения самолетов противника. Но как решить эту задачу, если со скоростью к этому времени еще не получалось, а об установке на более легкий самолет более тяжелого вооружения нечего было и думать?

Что же тогда оставалось? Задача была, казалось бы, нерешаемой. Но Яковлев тем не менее решил ее. И решил настолько изящно и просто, что я даже хочу предложить Вам, мой глубокоуважаемый читатель, попробовать сделать то же самое. Если Вы - русский, то, возможно, эту задачу решите. Немцев же ее решение, по моему опыту, совершенно выводит из себя. А пока, делая паузу в разговоре о Яках, я расскажу об истории создания самого массового самолета 2-й мировой войны - ильюшинского штурмовика Ил-2.

стр. 202


Сергей Ильюшин. Штурмовик Ил-2

Идея создания "летающего танка", самолета-штурмовика, способного принимать непосредственное участие в сражениях на поле боя, была известна. Но поскольку по такому "танку", летящему на высоте всего в несколько десятков метров, стреляют изо всех видов оружия, то возникала острая проблема ограждения летчика и всех жизненно важных частей - мотора, бензосистемы и маслосистемы - с помощью броневой защиты. Однако установка на самолет требуемого количества броневых листов не позволяла решить эту задачу - такой (слишком утяжеленный) самолет ползал по земле, но взлетать уже не хотел.

И вот, в январе 1938 г., когда по стране гуляло черное воронье, начальник главка наркомата авиапрома Ильюшин пишет в правительство письмо, где предлагает поручить ему создание самолета- штурмовика. И дает личные гарантии в успехе дела. Вот в некотором сокращении это письмо:

"При современной глубине обороны и организованности войск, огромности их огня (который будет направлен на штурмовую авиацию) штурмовая авиация будет нести очень крупные потери.

... Поэтому назрела необходимость создания бронированного штурмовика или, иначе говоря, летающего танка, у которого все жизненные части забронированы.

Сознавая потребность в таком самолете, мною в течение нескольких месяцев велась работа над решением этой трудной проблемы, результатом которой явился проект бронированного самолета-штурмовика.

Для осуществления этого выдающегося самолета, который неизмеримо повысит наступательные способности нашей штурмовой авиации, сделав ее могущей наносить сокрушительные удары врагу без потерь или с очень малыми потерями с ее стороны, прошу освободить меня от должности начальника Главка, поручив мне выпустить самолет на Государственные испытания в ноябре 1938 года.

Задача создания бронированного штурмовика исключительно трудна и сопряжена с большим техническим риском, но я с энтузиазмом и полной уверенностью за успех берусь за это дело.

Сер. Ильюшин".

В моем представлении, это был подвиг. Так уж случилось, что в жизни мне приходилось выходить с ножом один на один против преследовавшего меня человека (примитивные криминальные истории). И я знаю "правило победы" - не думать! Только вперед. Иначе - погиб. И я преклоняюсь перед Ильюшиным. Не думать, работая над проектом по созданию самолета, - невозможно. А "думать" могло означать - конец.

стр. 203


Поэтому в этой истории со штурмовиком есть какая-то ускользающая тайна.

У меня такое ощущение, что он принимал окончательное решение не на основе анализа и расчетов, положенных в разработанный им проект штурмовика, а почти подсознательно, в каком-то порыве.

Сотрудничая в течение полутора десятка лет со специалистами Центрального аэрогидродинамического института (ЦАРИ), я услышал там однажды историю создания Ильюшиным другого самолета - красавца Ил-62. Он его "увидел" во сне. Утром пришел на службу, нарисовал и сказал: рассчитайте! И самолет взлетел в небо.

Чтобы тяжелый бронированный штурмовик все же мог взлетать. Ильюшин придумал две идеи. Во-первых, вместо того, чтобы ставить на него дополнительные броневые щиты, он предложил делать из брони саму носовую часть самолета. Правда, это потребовало сообразить, как изготавливать "профильную" броню, в то время как во всем мире ее "катали" в виде плоских листов. Но на то он и жил в России. Что может немец, то русский часто не может. И, как известно, наоборот. ("Что хорошо для русского, то для немца - смерть".)

Прошло около года, и ильюшинские конусообразные броневые "носы" завертели пропеллерами, и полетели. А уже во время войны Ильюшин предложил еще одну, вторую из двух главных, идею. Увидев, что "наносить сокрушительные удары по врагу без потерь или с очень малыми потерями" не получилось и что срок службы его штурмовика из- за "поведения" немцев вообще оказался ниже низкого, равным всего 11 часам боевых вылетов, он перевел двигатель в форсированный режим. Срок службы такого двигателя сократился до 20 часов, но это, по понятным причинам, ничему уже не мешало. Зато штурмовики стали взлетать теперь даже с раскисших от затяжных осенних дождей полевых аэродромов.

Всего, считая Ил-2 и его модификацию Ил-10, за годы войны было выпущено 41 тысяча этих, оказавшихся очень эффективными и летавших только с востока на запад и обратно, необычных боевых машин - больше, чем любых других типов самолетов.

Немцы называли их "черной смертью" - во время атаки, пролетая над самой головой и стреляя из пушек и пулеметов или реактивными снарядами, они закрывали небо.

стр. 204


Истребители Як

И снова наш разговор - об истребителях Яковлева. Рассказывая о штурмовике Ил-2, я уже коснулся невольно ответа на предложенную задачу - как с помощью более легкого по весу самолета-истребителя противостоять более хорошо вооруженному и быстроходному Мессершмитту. И не только противостоять, но и одержать в небе победу.

Для этого Яковлев стал строить свои истребители фактически как самолеты смертников. Он учел жестокий опыт предыдущих войн, где самолет-истребитель в среднем сбивали через 3 месяца после начала боевых вылетов. И тогда он сделал его дешевым, рассчитанным всего на 6 месяцев службы (два раза по 3 месяца, что соответствовало 120- 130 часам вылетов). В то время как оценка срока службы Мессершмит- та-109. вынесенная мной из разговоров, соответствует 3-5 годам службы (или 700-1200 часов вылетов). Эта 5- или даже 10-кратная разница в заложенных ресурсах привела к тому, что в Советском Союзе к середине войны было налажено производство в 3-4 раза большего количества самолетов-истребителей, чем в Германии. И с учетом того, что реальные "сроки службы" тех и других, как это показала война, особенно не различались, в небе оказалось в несколько раз больше русского оружия, чем немецкого.

"Спитфайр" Реджинальда Митчелла

Аналогичная задача по борьбе с Мессершмиттом-109Е возникла и перед англичанами. Предотвратить возможную высадку десанта немецких войск на Британские острова можно было, только имея превосходство в авиации. Поэтому вопрос об истребителе стоял перед английской нацией, быть может, как самый главный. Его решение связано с именем авиаконструктора Митчелла.

В 1927 г. Митчелл построил гидроплан, установивший мировой рекорд скорости (453 км/час). Но этого оказалось недостаточно, чтобы пробиться в английскую элиту "видных" конструкторов самолетов. А он. по-видимому, знал что-то такое, что заставляло его. не жался собственной жизни, идти к своей единственной цели - истребителю, который должен был стать украшением Королевских вооруженных сил Великобритании. И он его создал.

Имея опыт создания рекордных самолетов. Митчелл построил свой истребитель как очень маневренную машину. Это была непростая задача - сочетать скоростные качества гоночной машины с маневренностью

стр. 205


хорошего истребителя. Но она была решена - путем тщательной отработки рулей и придания крыльям аэродинамически выгодных очертаний, потребовавших заметного увеличения их размера. При равных с Ме-109Е скоростях это оказалось важным преимуществом в воздушных боях 1940 г. Его вооружение состояло из 4-8 пулеметов. Но сам конструктор не увидел "Спитфайр" летающим в воздухе. Он умер в 1938 году, когда самолет уже готовили к летным испытаниям, истощенный борьбой за средства на его создание.

В 1943 г. на "Спитфайре" был установлен самый мощный из применявшихся на истребителях мотор (2000 л.с., фирма Роллс-Ройс), и его скорость возросла до 635 км/час. А вместо пулеметов были поставлены две 20-мм пушки.

Наверное, скорость "Спитфайра" могла бы возрасти и больше, но, видимо, сказалась увеличенная площадь крыльев. Однако к этому времени самолет уже сделал свое дело.

Как и Мс-109, "Спитфайр" был дорогой машиной. Поэтому их было произведено не очень много (летом 1940 г., как удается оценить, их было штук 300-400) - во всяком случае, не столько, сколько требовалось для защиты английского неба от самолетов немецкого люфтваффе ("воздушного оружия"). И здесь англичане нашли оригинальное решение.

В это время были созданы радары, позволявшие издалека обнаруживать в небе самолеты противника. Лучшие радары, как мне рассказал об этом один шотландец, были созданы немцами. Но немцы распределяли их поштучно, в отдельные воинские части. Что позволяло этим частям следить только за своим участком неба. Англичане же, расположив свои радары по побережью, организовали единый центр сбора и обработки информации. Это давало им возможность "видеть" все небо над "каналом", и они, когда началась "Битва за Англию", обнаружив очередную атакующую группу немецких самолетов, собирали по команде с центрального штабного пункта все имеющиеся у них в наличии истребители, и прежде всего "Спитфайры", именно там, где их надо было собрать. И бросали их в бой.

В конце концов, у немцев сложилось ложное впечатление, что этих самых "Спитфайров" у англичан видимо-невидимо. Сколько хочешь. И они отменили высадку десанта. А для того, чтобы немцы не добрались до истинного состояния дел, в правительстве Уинстона Черчилля при назначении руководителя "радарной программы", как я услышал об этом на лекции в МЭИ, было принято два важных решения: он (руководитель) должен был быть лордом и не должен был иметь жены.

стр. 206


Не забывая о мужестве британских солдат и выдающихся способностях Митчелла, мы отдадим должное также интеллектуальному уровню и профессиональным знаниям членов английского правительства. И самого Черчилля. Приравняв его к Оливеру Кромвелю (XVII в.), ему даже поставили памятник на площади у здания парламента в Лондоне: без таких решений Британию, возможно, не удалось бы спасти.

Однако перед Сталиным стояла иная задача - войти в Берлин.

Злодей или гений?

Кем же он все-таки был - гением или злодеем? Ответить на этот вопрос, быть может, помогут нам Яковлев и Ильюшин.

Если снова обратиться к истории создания истребителей типа Як и штурмовика Ил-2, то из изложенного выше можно заметить, что Яковлев в отличие от Ильюшина стоял на позиции создания "самолета с философией смертника" с самого начала (он свои истребители всегда делал как "примитивы", из сибирской сосны и пропитанной лаком ткани), а Ильюшина в необходимости перехода на эту же "философию" (когда он перевел мотор в форсированный режим, поскольку "жалеть" его оказалось "незачем") убедил только опыт начавшейся войны. После чего их подходы к созданию самолетов в самом главном совпали: в обоих решениях стало возможным выделить элементы "истинной" - направленной на достижение победы - "красоты".

Но можем ли мы говорить о том, что эта способность к поиску "красивых" решений была в них, Яковлеве и Ильюшине, заложена, как в русских, еще от рождения?

Если судить по тому письму, которое написал Ильюшин и где он говорит о создании "неуязвимого" самолета-штурмовика, то ответ на этот вопрос в отношении него должен быть дан отрицательным. Ибо предположить, что он все понимал уже тогда (массовая гибель летчиков на любых боевых самолетах), но побоялся сказать там правду, исключается. Во- первых, потому, что он был человеком бесстрашным. А во-вторых, бояться ему, по тем временам, отправить на тот свет несколько десятков тысяч таких же отважных мальчишек-летчиков было, как мы это знаем, совершенно незачем.

Тем не менее, он увидел то, что могли бы увидеть и немцы Но немцы возможность "красивого" решения, которое - как знать - быть может, позволило бы им заставить взлетать даже самолеты с бронированными плитами - проморгали. (И строили уступавшие штурмовикам "нырявшие" в атаке с леденящим воем пикирующие бомбардировщики

стр. 207


Ю-87.) А мы, в свою очередь, можем, по-видимому, говорить о том, что русский гений не рождается как нечто законченное от природы, а проявляется уже в процессе начавшегося движения и борьбы. И только на русской земле. К тому же он должен быть смелым.

Относится ли это и к Яковлеву? То, что Яковлев был тоже смелым, у меня сомнений не вызывает - он был пилотом, а потом заместителем наркома авиапромышленности в правительстве Сталина. Но был ли он авиационным гением от рождения? Или он тоже - сначала "начал", а уже потом к нему - "пришло"?

В 1964 г. я купил его книгу "Записки авиаконструктора" (во втором издании название ухудшилось - "Цель жизни"). Из этой книги можно получить ответ на поставленный вопрос. Когда он "начинал", в нем что-то уже было, но он это выразить не мог. А когда оно - его гениальное решение с созданием массового самолета-истребителя, позволявшее "забросить" в небо огромное количество оружия - к нему "пришло", он сам до конца это свое решение, по-моему, так никогда и не понял.

Почему я так говорю? Из написанной им книги выносишь впечатление, что он старается доказать преимущество созданных им Яков перед Мессершмиттами с позиции "один против одного". Но о чем здесь можно говорить, когда на Яке самые лучшие летчики сбивали за время войны десяток-другой немецких самолетов, а рекорд сбитых на Мс-109 наших самолетов составляет примерно - 350? Он что, не знал об этом? И зачем тогда уже во время войны потребовалось создавать еще и "самолет для асов" - истребитель Лавочкина, летавший со скоростью до 680 км/час и имевший сначала две (в 1942 г.), а затем даже три 20-мм пушки?

В 1991 г. в Московском авиационном институте прошли юбилейные торжества по случаю 85-летия со дня рождения Яковлева. Я прочитал об этом на одной из афиш, расклеенных по городу, и пришел послушать. Ни о чем таком, связанном с "философией" создания его самолетов времен войны - о чем я здесь пишу, там не говорилось. Рассказывали и показывали в виде кинохроники современные достижения его "фирмы" - истребитель с вертикальным взлетом и посадкой и другое. Когда все закончилось, я подошел к руководителю торжеств и попросил его уделить мне немного времени. Это был заместитель главного конструктора. Он с интересом выслушал мои рассуждения о соперничестве Яков с Me-109 при завоевании во время войны "господства в воздухе", но сказал на это, что сам Яковлев никогда им ничего подобного не говорил.

стр. 208


Выходит, делал и - не понимал? И Ильюшин тоже? Гений вообще не понимает, что он творит?

А чтобы стать гением, надо не только родиться талантливым, но еще и "включиться в игру"?

Хотя бы и через злобу?

В 1977 г. на научном семинаре в Центральном аэрогидродинамическом институте я познакомился с заместителем начальника этого института Андреем Селиховым, отвечавшим за прочность всех самолетов в Советском Союзе. Я попал на этот семинар случайно, но именно тогда, когда на нем обсуждалась наша работа. "А вот и он!" - объявил мой друг- физик, перешедший работать в ЦАГИ из одного физического центра. Андрей Федорович в это время что-то говорил, стоя у доски с мелом в руке. Я увидел его и почему-то сразу понял, что судьба свяжет нас надолго.

Через два года мне удалось уговорить его поехать теперь уже на наш научный семинар по обработке физической информации, который традиционно проводился в Армении. Это была также возможность немного отдохнуть, и я "сыграл" на этом. Участники семинара летели до Еревана одним самолетом, а затем автобус отвез нас в горный Цахкадзор. Этим же автобусом ехал и Селихов, но в самолете его не было: он боялся летать и потому ехал из Москвы поездом.

Наконец мы имели достаточно времени, чтобы обсудить предлагаемые мной идеи. Но вот странно: проходит два дня, а у нас словно наступило какое-то охлаждение... Наконец на третий день мы под вечер пошли "прогуляться" Идем по горной дороге, кругом снег, не сойти, не свернуть в сторону. Разговор - как-то ни то, ни се. И вдруг слышим, что в стоящей в сотне шагов от дороги церквушке, построенной над ущельем в традиционном армянском стиле с заостренной крышей, поет хор.

Эти старинные армянские гимны, исполняемые хором в церквях без музыкального сопровождения, обладают какой-то магической силой. Услышать их можно только в Армении и только вот в таких полузаброшенных церквях. Но они производят, пожалуй, самое сильное впечатление от всего, что можно узнать об этой стране.

Мы остановились, послушали, потом полезли по протоптанной в снегу тропинке. В это время хор перестал петь, и из церквушки навстречу нам вышли несколько молодых людей. Увидев нас, также остановившихся, они замахали руками и стали звать нас. "Идите к нам! Мы споем специально для вас!" - кричали они. Пришлось идти.

А поздно вечером, продолжая начатый после церквушки разговор, мы пошли в ночное кафе. В Советском Союзе тех времен все рестораны

стр. 209


и кафе закрывались в 23 часа. Но это была Армения, к тому же кафе принадлежало привилегированному Дому литераторов. Мы пришли около полуночи, но оно действительно было открыто, и нас к тому же в него впустили.

За стойкой бара была очередь из двух-трех человек. Мы стали за ними. Разговор у нас в это время шел о роли "красоты" в научных разработках. И вдруг стоящий перед нами армянин оборачивается и говорит: "Разрешите, я вас угощу коньяком?" Никто никогда меня вот так не угощал. Но и отказываться было как-то невозможно. Андрей Федорович тоже смущен. "Но, может, Вы хотя бы объясните - за что хотите нас угостить?" - спрашиваем мы. "Просто так, - отвечает он. И добавил, немного помедлив. - За то, что вы - русские. И еще - я слышал ваш разговор".

Было уже часа два ночи, когда мы в конце концов решили идти спать. "Я так и не понял до конца все, что Вы говорите о связи между Вашим методом создания компьютерных систем и научным доказательством существования Бога, - сказал он. - Но договор с Вами мы заключим. И деньги, полтора миллиона рублей, дадим. Просто так".

Я бывал потом у него в ЦАГИ, в подмосковном Жуковском, много раз. Мы дружили. Но чтобы выкроить время для наших разговоров, приходилось по несколько часов сидеть у него в кабинете, ловя случайные перерывы. Он свою работу сравнивал с катком, которым утрамбовывают строящиеся дороги. И говорил, что чувствует себя все время бегущим перед таким катящимся катком. Из разговоров по телефону, которые мне пришлось слышать в его кабинете, я вынес впечатление, что главное, чем он должен был заниматься, заключалось в том, чтобы убедить звонивших ему специалистов не бояться принимать собственные решения.

Несколько раз мы обедали в зале столовой ЦАГИ, предназначенном для руководства и полковников-военпредов. Это была не очень большая, по- своему уютная комната с большим, овальным по форме, столом посередине. Все садились около этого стола на свободные места. Обед всегда был очень хороший, включая прекрасно приготовленные русские щи или супы. На столе стоял, украшая его, огромный заварной чайник. Что располагало выпить несколько чашек чая, посидеть и поговорить.

Заканчивался обед в три часа. А минут за двадцать до трех в зал входили какие-то сумрачные личности, большинство "в возрасте", которые, не поднимая глаз, доедали то, что не съело начальство. Картина, достойная пера Феллини...

стр. 210


"А все, что сделано, - сделано подлецами!" - сказал однажды Андрей Федорович, отвечая (как объяснил мне потом) кому-то на "доносик" по телефону.

"Катюша"

В 1937 г. по приказу Сталина был расстрелян маршал Тухачевский. А вслед за ним полетели головы начальника Ракетного научно- исследовательского института Клеменова и главного конструктора многозарядного реактивного миномета (будущей "Катюши") Лангемака. Они "ходили" не под Сталиным, а под Тухачевским, и этим, видимо, многое и объясняется - база для доноса, превращавшая их во "врагов народа", была достаточно "серьезной". А "друг народа", написавший этот "обоснованный" донос, как выяснилось, метил на их место. И получил его.

Идея применения такого миномета заключается в нанесении массированного удара по месту скопления войск противника в очень короткий срок, не оставляющий времени вражеским солдатам на то, чтобы спрятаться в укрытиях. Это было могучее оружие, также содержащее "красивую" ("победную") идею, и оно сыграло заметную роль во время войны.

Чем же мог руководствоваться Сталин, обычно поддерживавший таланты, когда вместе с предполагаемым политическим противником (Тухачевский) уничтожил и конструкторов? Из дошедшего до нас о тех событиях известно, что обвинения в адрес разработчиков "Катюши" состояли из "уличения" их в сознательном искривлении сварных металлических направляющих, по которым выстреливаются снаряды, и в обмане с расчетами кучности стрельбы, которая оказалась хуже обещанной. Кроме того, "друг народа" заявил, что можно удвоить вес боевых зарядов в сравнении с тем, что предлагали "враги", а значит - и мощность нанесения удара.

С искривлением направляющих скоро разобрались - их просто "вело" при сварке, которую тогда только начинали применять, и потому еще не знали всех тонкостей технологии. Технологию создали.

Кучность стрельбы тоже улучшили, когда развернули направляющие вдоль оси автомобиля. Поскольку автомобиль по своей конструкции вытянут вдоль оси, то при стрельбе "снаряд за снарядом" в направлении оси он раскачивается меньше, чем это было при стрельбе вбок.

стр. 211


Однако это все были обычные технические доработки, направленные на достижение расчетных результатов Лангемака. Главным в заявлении "друга-доносчика" было предложение удвоить силу удара (вес снарядов), что показывало его, как личность, более талантливым. На что и мог прежде всего отреагировать Сталин.

Но у выдвинувшегося на доносе "друга" с этим его единственным собственным предложением не получилось. И в 1944 г. Сталин его "задвинул".

Как не получилось вообще ничего достойного противопоставить немецкому оружию и ни у кого из других "друзей" или просто "послушных". С "друзьями-опричниками" - все понятно, и им даже можно в чем-то посочувствовать. А вот что касается "послушных", то им, тоже "очень умным", имевшим нередко - в отличие от Кошкина, Грабина, Яковлева и Ильюшина - еще и высокие научные звания, как будто чуть- чуть чего-то недоставало.

И я понимаю чего: они "чуть-чуть" шли в своей жизни на компромисс с совестью, подчиняясь "требованиям времени" ("Вот получу сначала научную степень..."). Они это называют еще "велением времени". Но если истина в философии многолика, то научная истина - одна. И "чуть- чуть" рядом с истинным решением, дорогу к которому прокладывает красота, в России означает хуже, чем в Германии. Ибо в Германии - в соответствии с протестантской философией - работают лучше.

Курская битва

Курская битва (5 июля - 23 августа 1943 г.) была битвой танков. Если в 1941 г. основным немецким танком был описанный выше PzKpfw-III, то в 1942 г. его сменил PzKpfw-IV, который отличался от первого мощной длинноствольной 75-мм пушкой. Развертывание производства этих танков можно рассматривать как попытку "достать" русский Т-34, но не более. Т-34, как мы знаем, имел целый комплекс достоинств, и так просто, использованием одной только столь же мощной пушки, за ним было не угнаться. Требовалось создать принципиально новый танк.

И он был создан - PzKpfw-Vl "Тигр". Его конструкторы Э. Адерс и Ф. Порше, разрабатывая его специально для борьбы со средним по танковой классификации Т-34, сделали его тяжелым. У "Тигра" была непробиваемая для 76-мм пушек Т-34 лобовая броня из новейшей крупповской стали и могучее 88-мм длинноствольное орудие. Из этого орудия

стр. 212


можно было стрелять даже простыми снарядами-болванками (без взрывчатки), которые "прошивали" русский танк насквозь и превращали его в продырявленную безжизненную консервную банку.

На всякий случай немцы разработали еще и средний танк PzKpfw-V "Пантера" (Освальд) с длинноствольной 75-мм пушкой. Он был ближе всех к Т-34, но сделан с немецкой тщательностью в отношении "мелочей". Что. правда, потребовало от создателей много усилий на его доводку: танк часто ломался. Тем не менее, наши танкисты давали ему самую высокую оценку.

Однако с немецкой стороны основная ставка при подготовке к Курской битве делалась все же на "Тигр". Его единственным слабым местом, как и у всякого тяжелого танка, была неповоротливость. "Как корова", - говорили о нем танкисты, воевавшие на Т-34. И это в разгоревшихся в Курской битве боях с массовым применением танков, когда свои и чужие, не успев перестрелять друг друга при сближении (чему способствовала еще и холмистая местность, что умело использовали наши танкисты), смешивались на одном пространстве - сыграло для него ("Тигра") отрицательную роль. Но все же главное в победе над "Тигром" оказалось связанным все с той же грабинской пушкой.

Первые "странные" события, предшествовавшие Курской битве, произошли в январе - апреле 1943 г. Поскольку у нас все всегда скрывается в тумане секретности, я читал об этих событиях разрозненно, и лишь со временем они начинали увязываться, как осколки мозаики, в некое подобие "картины", где кое-что приходилось додумывать самому.

Сведения о появлении у немцев нового тяжелого танка (его название. "Тигр", тогда еще было неизвестно) впервые поступили в августе 1942 г.. когда четыре машины пытались атаковать наши позиции в районе станции Мга под Ленинградом. Но местность была настолько неподходящей для них, что атака сорвалась. Потом "Тигры" еще дважды появлялись на фронте, в сентябре и в декабре, пока в январе 1943 г. их, наконец, не "поймали".

Волховский фронт. Синявинские высоты. Одна из наших артиллерийских батарей, в составе которой были 122-мм корпусные пушки, замаскирована в болотистой местности. На эту батарею и вышли случайно два "Тигра"... Выстрел в упор, с каких-нибудь 50 м. раскалывает башню одного танка, а куски башни с такой силой ударяют по броне второго, что немцы от страха выскакивают из него и бегут, даже не выключив двигатель. Оба танка достались русским.

Не могу сказать точно, связано ли то, о чем я буду рассказывать ниже, с этой историей, но только однажды я прочитал нечто очень похожее

стр. 213


на то, как это могло было быть. В том рассказе речь шла о том, как нам удалось вытащить с поля боя подбитый (или брошенный?) новый немецкий танк.

Днем к стоявшему на "ничейной" земле танку подобраться было невозможно. Но вот наступила ночь. А утром немцы проснулись и не поверили своим главам: танк исчез. Однако утащить стальную громадину, не разведя шумной возни, было совершенно невозможно. Но и танка, сколько они ни протирали свои цейссовские стекла, видно не было. Тогда было решено, что русские иваны его просто замаскировали. После чего по месту его нахождения был нанесен мощнейший артиллерийский удар. Но и он ничего не дал - танк так и не "проявился". Ибо его там уже не было.

Ночью наши умельцы-танкисты, одевшиеся в белые маскхалаты, подползли к танку, вставили в его мотор заводную ручку и стали ее потихоньку крутить. И танк медленно, миллиметр за миллиметром, перекатился к утру на нашу сторону.

Если эта история действительно связана с "поимкой" первых "Тигров", то возникает ряд вопросов - с количеством танков и другие. Но я все же решил рассказать об этом.

Другая столь же ненадежная ниточка-рассказ тянется с апреля и. уже не прерываясь, заканчивается незапланированным приходом Грабина к Сталину. Однако, все по порядку.

После катастрофы в Сталинграде (которая закончилась в феврале этого же 1943 г. разгромом 330-тысячной немецкой армии) у немцев стали проявляться пессимистические настроения. Чтобы эти настроения не затронули наиболее важную элитарную часть германского общества, было разрешено в нем - где уж никак не предполагалось появление русского шпиона - распространить сверхсекретную информацию о новом немецком чудо-оружии, танках "Тигр" и "Пантера". Услышав об этом, молодой и богатый повеса, входивший в эти круги, он же - русский шпион-разведчик, стал немедленно ухаживать за дочкой, если я только не ошибаюсь, самого Крупна. (Возможно, правда, что это была не его инициатива, а он он получил задание на основе информации о подбитом в январе "Тигре".) Девушке он нравился, и уже через две недели после того, как он начал ухаживать, где-то в апреле, они объявили о помолвке. И вот тут по просьбе "жениха-патриота" им, в нарушение всех норм секретности, изготавливают обручальные кольца не из золота, а из брони новых танков.

Но на следующий день "жених" исчезает и переправляется через Швецию в Советский Союз. Здесь кольцо немедленно попадает в одну

стр. 214


из уральских лабораторий, где по нему исследуют защитные качества новой немецкой брони. И обнаруживают, что тяжелые "Тигры" и маневренные "Пантеры" непробиваемы для наших пушек калибра 76 мм. А это означало, что в надвигавшейся Курской битве у немцев будут танки, которые смогут безнаказанно перестрелять все наши Т-34 и подавить противотанковые дивизионные ЗИС-3.

В этой второй истории остается непонятным одно: зачем надо было выкрадывать малюсенькое колечко, когда в руках у нас был по крайней мере один полностью исправный "Тигр"? Может, правда, в апреле 43-го заводы Крупна стали поставлять новую, лучшую, броню? Очень возможно.

В этот момент, который относится, предположительно, к маю 1943 г., Грабин и попросился на прием к Сталину. Может быть, в этот раз он и "открывал дверь ногой" - кто его знает? Надо посмотреть, в какую сторону в бывшем сталинском кабинете открывается дверь, - если как обычно, наружу, то Грабину надо было бы сначала зацепить ее носком. Мне это все так и представляется: он цепляет раз, другой. Срывается. А рядом таращит удивленные глаза бритоголовый генерал Поскребышев... Получается неудобно и сложно. В общем, мы оставим исследовать этот исторический вопрос моему критику, а перо у меня уже бежит дальше - к описанию прочитанных или услышанных где-то, признаюсь, не очень "сухих" (наверно - примите мою подсказку - процентов на 80-90) фактов.

Грабин, принятый расстроенным и подавленным Сталиным - как рисует мое воображение, сказал ему, что в стволах всех его пушек заложен двойной запас металла. И что это позволяет перевести их всего одним проходом сверла с калибра 76 мм на более мощный калибр зенитных орудий (производство снарядов для которых было налажено) - 85 мм. Весь вопрос был только во времени - для рассверливания пушек, стоявших на Т-34 и полевых дивизионных, требовалось около месяца.

И тут происходят новые странные вещи: Гитлер переносит начало Курской битвы с мая сначала на июнь, а потом - на июль месяц. За это - ставшее роковым для германской стороны - время он хотел увеличить число танков "Тигр" и "Пантера", произведенных до такого (расчетно необходимого) количества, которое должно было бы позволить разгромить русскую армию в пух и в прах. Всего для участия в Курской битве было изготовлено около 250 "Тигров". Из них примерно 50 оказались непригодными для применения из-за выявленных крупных дефектов и еще 100 вышли из строя из-за поломок уже во время самой битвы. И только оставшиеся 100 машин приняли полноценное участие в боях.

стр. 215


"Пантер" было произведено примерно столько же. Но они, как об этом было уже скачано, были капризными в эксплуатации. И их роль оказалась ниже. Всего же с немецкой стороны в Курской битве участвовало около 6 тысяч танков и самоходных установок, с русской - около 10 тысяч, в основном танки Т-34. Но это уже были не те танки Т- 34. что раньше. У какого-то количества танков стволы их пушек были переведены на калибр 85 мм, и не ожидавшие такого "подвоха" немцы вскоре обнаружили, что новые Т-34/85 с трудом, но справляются с "Тиграми".

"Тигры" были сильнее, и наши танкисты боялись встречи с ними. Но их было вес же мало, и к тому же они оказались неповоротливы. А после первых, нараставших по силе боев, завершившихся самым большим за всю историю танковым сражением под Прохоровкой, где участвовало около 100 "Тигров", их количество стало заметно убывать. И в конце концов победа в этой тяжелейшей для обеих сторон битве досталась русским.

Большую роль в Курской битве сыграли и переведенные на калибр 85 мм дивизионные пушки ЗИС-3. Сражения начинали танки, но заканчивали нередко пушки. Однако у немцев таких пушек не было, и Гитлер даже отдал приказ - брать в плен пушки Грабина, чтобы использовать их на своей стороне. Но это было уже от отчаяния.

Я ничего не сказал об авиации. В Курской битве с немецкой стороны участвовало 3 тысячи самолетов, с русской - 10 тысяч. Но для "Тигров" даже наши штурмовики Ил-2, пушки которых были доведены до калибра 37 мм. были, по-видимому, не страшны. Правда у штурмовиков были еще мощные реактивные снаряды и только что "придуманные" кумулятивные бомбы, но они, как известно, летят к цели не очень точно.

Что касается дальнейшей судьбы новых немецких танков, то до конца войны их было произведено: "Тигров" - 8 тысяч штук. "Пантер" - 6 тысяч.

Танков Т-34 за все время войны было произведено более 50 тысяч штук. С конца 1943 г. их выпускали с 85-мм пушкой.

Разведчика, доставившего в Советский Союз кольцо из секретной немецкой брони, наши "органы" в 1944 году расстреляли. Кажется, нашли, что в тылу врага он вел себя не совсем правильно: завел "слишком близкие" отношения с невестой-врагом.

Мистика победы

Немцам в Курской битве, как это может показаться, просто не повезло: если бы они ее начали, как и планировалось, в мае, то у них было бы меньше

стр. 216


"Тигров" и "Пантер" (раза в два), но зато у русской стороны вообще не было бы оружия, способного им противостоять. Что заставило Гитлера сдвинуть начало битвы на июль? Только ли логика его расчетов, в которых его потом обвиняли? С этим можно было бы согласиться, если бы кроме отмеченной неудачи с немецкой стороны не было бы сделано еще большого числа других роковых ошибок:

- немцы, познакомившись с русским танком Т-34 в первые же дни войны, не сразу приступили к разработке "Тигра" и "Пантеры" и в результате потеряли то самое драгоценное время, которое Гитлер и пытался потом получить (для изготовления необходимого количества новых танков), отодвигая начало битвы;

- не стоило, по-видимому, рисковать, выпуская в бой первые экземпляры еще засекреченного "Тигра" за много месяцев до начала Курской битвы; хотя вероятность попадания этого танка в руки русских казалась почти немыслимой, но это произошло;

- столь же рискованным было и распространение сверхсекретной информации о чудо-танках среди немецкой элиты, исходя из одной только уверенности, что в среду патриотов не может проникнуть русский шпион;

- а он проник; и надо было, чтобы этот шпион оказался пройдохой- ловеласом, а у всесильного Круппа подросла к этому времени хорошенькая дочка; но и это совпало. Но также надо было еще, чтобы она дала свое согласие выйти за него замуж; и она его дала;

- надо было, чтобы подозрительные гестаповцы разрешили отлить кольца для помолвки не из золота, а из новой секретной брони, и они его дали;

- надо было еще, когда кольцо из брони уже было в руках разведчика, суметь быстро пробраться из Германии в Советский Союз;

- надо было, чтобы Грабин задолго да начала Курской битвы заложил в стволы своих пушек двойной запас металла, а это было самое удивительное и необъяснимое;

- надо было, чтобы на этом не "сыграли" дотошные соглядатаи, и его бы не "привлекли" за перерасход дефицитного, особенно в начале войны, легированного металла; и это при том, что он открыто говорил о своем решении, а значит - соглядатаям оно было известно;

- надо было, чтобы он, занимаясь полевыми дивизионными пушками, неожиданно взял бы и сконструировал еще и пушку для танка Т-34;

стр. 217


- надо было, чтобы Кошкин, проектируя танк Т-34, сконструировал его башню с таким запасом прочности, что в нее можно было устанавливать могучую пушку калибра 85 мм;

- надо было, чтобы сотрудник НКВД, перехвативший около Тулы прорывавшиеся на смотр в Москву первые два танка Т-34, настолько влюбился в эти невиданные машины, что нарушил приказ (о задержке "беглецов") и пошел сам, реально рискуя своей головой, с одним из этих танков дальше - это был настоящий подвиг;

- надо было, чтобы калибр 85 мм оказался достаточным, чтобы все-таки пробивать "Тигры". А если бы Порше сделал его башенную броню немного толще?

- наконец, надо было, чтобы в русской истории Сталин победил Троцкого и прочитал книгу Гитлера "Майн кампф", где была изложена идея сочетания "жесткого" режима с персональной поддержкой на государственном уровне пробивающихся в одиночку народных талантов. Троцкий, видевший в русском народе только материал для своих революционных экспериментов, этого никогда бы не сделал - у него бы все решения принимали профессора и лауреаты с их общественно признанными способностями.

И была бы тогда - "броня крепка, и танки наши быстры..." А в небе порхали бы никуда не спешащие наши истребители из "шарашкиной конторы".

Только что кони бы не ржали.

* * *

Представим теперь, что всего одно или два из перечисленных выше полутора десятка событий не произошло бы. Тогда у немцев в Курской битве было бы около сотни "Тигров" и примерно столько же "Пантер", которые могли бы безнаказанно, вселяя ужас, расстреливать наши танки. И потому возникает вопрос; не очень ли много необходимых условий потребовалось для того, чтобы русские выиграли эту битву? С точки зрения математики - даже слишком много. Поэтому все связанное с этой победой, переломившей в 1943 г. ход Второй мировой войны, невольно склоняет к мысли о том, что Россию с ее загадочной устремленностью к красоте и поискам истинного пути защищает распростертым над ней крылом какая-то неведомая сила.

Но самым главным в этой войне из того, что о ней можно сказать, навсегда останется 1941 г. Когда не был сломлен дух.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РУССКОЕ-БОЕВОЕ-ОРУЖИЕ-ВО-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.Л. ВОРОНИХИН, РУССКОЕ БОЕВОЕ ОРУЖИЕ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РУССКОЕ-БОЕВОЕ-ОРУЖИЕ-ВО-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ (date of access: 25.09.2020).

Publication author(s) - В.Л. ВОРОНИХИН:

В.Л. ВОРОНИХИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
780 views rating
08.09.2015 (1844 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
13 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
23 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
27 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
43 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
47 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
47 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
47 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·135 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РУССКОЕ БОЕВОЕ ОРУЖИЕ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones