Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9311

Share with friends in SM

ПОД РЕД. В. А. МАУ, А. А. МОРДАШОВА, Е. В. ТУРУНЦЕВА. СЕРИЯ "МЕЖСТРАНОВЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ" / М.: Издательство ИЭПП, 2005. - 368 с.

Главная идея рецензируемого исследования состоит в том, чтобы убедить заинтересованного читателя в необходимости привлечения "полезного зарубежного опыта" к реформированию экономики нашей страны. Недаром в предисловии к книге прямо говорится о том, что задача "догнать и перегнать" "стоит перед Россией вот уже на протяжении нескольких столетий, а в качестве стержня внутренней политики не сходит с повестки дня со времен Петра Первого" (С. 5). Отставание России от Запада стало развиваться после распада Киевской Руси, в период последующего татаро-монгольского ига и укрепления крепостничества. В России не было Ренессанса, в результате чего отставание по показателю ВВП в расчете на душу населения от стран Запада закрепилось в разрыве на 2 - 3 поколения. "Власти всегда сосредоточивались на отдельных аспектах необходимых преобразований, игнорируя остальные или даже принося их в жертву" (С. 6, 7). Более того, российские реформы, как правило, сменялись контрреформами. Исключение, конечно, составляет сталинский период в развитии СССР, когда все реформы и изменения претворялись в жизнь железной рукой тоталитарного диктатора и доводились до конца, несмотря на жертвы и потери, при поддержке послушной пропагандистской (и не только!) машины.

Похоже, что сегодняшнее состояние реформ в России находится в ее традиционном историческом русле: после частичного прорыва, характерного для ельцинского периода, наступил застой с переходом к секторальному формату в деятельности правительства. На самом деле стране нужна, как пишет В. Мау, комплексная национальная стратегия "формирования благоприятного предпринимательского климата, развития человеческого капитала, обеспечения экономической и политической стабильности, включая укрепление правоохранительной системы..." (С. 354).

В этих условиях авторы обращаются к опыту формирования рыночных и демократических институтов в ряде современных стран. Так, в США и Великобритании сформирована так называемаяанглосаксонская институциональная экономическая модель, основанная на диффузии акционерной собственности, постоянно переходящей из рук в руки. Как указывает А. Авилова, предприятие здесь является обычным товаром, который может переходить в целом или по частям к новым собственникам через фондовую биржу. "Взаимодействие хозяйствующих субъектов осуществляется в открытой системе, то есть через контракт и фондовый рынок, в соответствии с принципом свободной конкуренции. Биржа играет главную роль в финансировании предприятий: до 60% стоимости их акций находится в руках институциональных инвесторов, в частности страховых и пенсионных фондов, которые и выступают в роли регуляторов этого рынка... Государственный сектор и его роль в экономике этого типа сравнительно невелики..." (С. 29). Так, в США не существуют финансово-промышленные группы, а коммерческим банкам запрещено владеть акциями корпораций. При этом государство жестко проводит свою антимонопольную политику, поощряя конкуренцию и диверсифицированный характер фирм и корпораций. "Конкурентная среда в [такой] экономике обеспечивается общим доминированием экономического либерализма, устоявшимися традициями и активной политикой государствапо ограничению тенденций к монополии." (С. 234).

В США практически все финансовые учреждения являются частными (акцио-

стр. 154


нерными, кооперативными), государству же принадлежит небольшое число специализированных кредитных учреждений, которые выполняют конкретные функции по поддержанию стабильности главных звеньев кредитной системы и кредитованию сельского хозяйства и жилищного строительства.

В отличие от США и Великобритании в Западной Европе сформирована континентально-европейская институциональная экономическая модель, где ведущую роль в финансировании фирм и предприятий играет не фондовая биржа, а банковская система. Банки имеют тесные, привилегированные и доверительные отношения со своими клиентами, которые отличаются большой прочностью и обычно не разглашаются. В свою очередь, предприятие рассматривается как институт социальной защиты своих работников, которые к тому же участвуют в управлении. В отличие от США и Великобритании сфера государственного вмешательства в экономику здесь заметно шире.

Классическим примером этой модели является германская, или рейнская, модель, переживающая сегодня серьезный кризис. Как отмечает В. Гутник, "в германской модели сочетаются принципы либеральной экономики и активного вмешательства государства, свобода и порядок; роль государства в экономике (а особенно его перераспределительной политики в социальной сфере) всегда была и остается весьма высокой, но характер экономической политики свидетельствует о том, что она сосредоточена преимущественно на регулировании общих условий хозяйствования (формировании, поддержании и совершенствовании хозяйственного порядка), а не хозяйственных процессов, хотя периодически увлечение селективной "промышленной" политикой, сопряженной с прямым воздействием на принятие инвестиционных и производственных решений, также встречается" (С. 36).

Система социальных гарантий в Германии весьма привлекательна, но она наносит серьезный ущерб бюджету страны и конкурентоспособности ее экономики. Более того, она обусловливает высокий уровень безработицы.

В. Гутник делает смелый вывод о том, что, как показывает опыт многих благополучных стран, именно социальное государство, став мощной перераспределительной машиной, может активно разрушать не только экономику и предпринимательскую среду, но и саму социальную основу институциональной модели. "Активный и всеобъемлющий государственный патернализм резко снижает склонность не только к риску, но и к принятию самостоятельных решений, требующих собственных инвестиций. Германия XXI в. - лучшая демонстрация этого" (С. 76, 77). Народ в большинстве своем выступает против предпринимательского риска. Так было всегда и везде, но реальное процветание страны возможно лишь при достижении оптимума между социальными благами и мотором конкурентного и инновационного прогресса.

Особая проблема для Германии - это адаптация и развитие ее восточных земель, входивших в состав бывшей ГДР, которая по всем макроэкономическим показателям всегда отставала от Западной Германии. Сегодня уровень доходов в восточных землях почти достиг западногерманского, хотя производительность труда составляет лишь 60% западногерманского уровня, то есть благополучие восточных немцев пока еще не заработано собственным трудом, а обеспечивается трансфертами с запада (С. 78). Все это негативно отражается на эффективности производства и конкурентоспособности германской экономики, которая по своим масштабам лидирует в Западной Европе.

Следующая институциональная модель, рассматриваемая в рецензируемой книге, - финская. А. Кузнецов сравнивает ее с российской моделью. В Финляндии - части бывшей Российской империи - за основу взята не германская холдинговая, а скорее американская акционерная модель капитализма, хотя еще совсем недавно акцент делался на холдинги, финансово-промышленные группы и состоятельные семейства.

Сегодня же основным источником финансирования производства стали не капиталовложения стратегических инвесторов и "карманных банков", а фондовый рынок. При этом преобладающую роль на этом рынке играет иностранный капитал, и никто в Финляндии не говорит о захвате страны. Тем не менее примерно 75% всех инвестиций в акции, котирующихся на фондовом рынке, осуществили иностранцы, а во всемирно известной фирме "Nokia" доля зарубежных вложений достигла почти 90% (С. 89). Смена экономической модели в Финлян-

стр. 155


дии была обусловлена бурным развитием электронной промышленности. В результате страна заняла первое место в мире по степени и уровню развития ИКТ. Финляндия сумела перейти от сырьевой экономики, основанной на экспорте леса и лесопродуктов, к высокотехнологичной и инновационной экономике.

Это - реальный урок для России, прочно (еще со времен СССР) вставшей на путь развития сырьевой экономики со слабыми фондовым рынком и банковской системой, с некачественными экстенсивными темпами экономического роста. Нельзя не обратить внимание и на то, что не только финский бизнес, но и большинство населения Финляндии оказалось восприимчиво к инновациям, способствующим вхождению в новую, акционерную модель экономики.

Италия, несомненно, принадлежит к числу наиболее экономически развитых стран современного мира. Но в прошлом, при фашизме, эта страна пережила процесс огосударствления экономики и создания экономической модели фашистского корпоративизма. В 1960-е годы в стране начался процесс либерализации экономики и общества. Акцент был сделан на областном самоуправлении, развитии малого и среднего бизнеса, включая семейный. Начался масштабный процесс разукрупнения и расчленения гигантов индустрии, наделения новых структурных подразделений рыночной автономией. При этом сохранялась финансовая централизация и значительное присутствие государства в экономике. Части или секторы единого технологического цикла, а порой и целые производства выводились за ворота крупных предприятий с передачей их малым и средним предприятиям на условиях подряда. Многие производства переместились из северных в южные, менее экономически развитые районы страны с более спокойным бизнес-климатом и нежесткими экологическими ограничениями.

Тем не менее в Италии сохраняется семейно-клановый принцип контроля над собственностью. И здесь тоже небезынтересны сравнения разных стран между собой. Так, по оценке известного экономического обозревателя А. Фридмана, если в США вершина бизнес-пирамиды представлена тысячами имен, в Англии - сотнями, во Франции и Германии - дюжинами, то в Италии их можно пересчитать на пальцах одной руки (С. 140).

В Италии повсеместно созданы пирамидальные бизнес-группы с головным холдингом на вершине и с нисходящими цепочками входящих в него формально юридически самостоятельных, но реально контролируемых через перекрестное обладание пакетами акций фирм. Как отмечает И. Левин, "подобных структур нет в англосаксонском мире, но некоторые их разновидности существуют во Франции, Германии, Голландии и Швеции, а также в Японии..." (С. 141). В 1990-е годы 75% промышленных предприятий в Италии с числом занятых более 50 человек принадлежали к той или иной бизнес-группе, где головной холдинг контролирует все нижестоящие инстанции и предприятия. Подобная модель итальянского бизнеса способствовала послевоенному экономическому развитию страны, однако в результате страна получила семейно-клановый контроль над собственностью.

Что касается итальянской банковской модели, то исторически она формировалась по образцу германской, или рейнской, модели, глубоко проникающей в кредитуемое производство. Согласно принципам этой модели образуются финансово-промышленные группы, более того, в наблюдательные советы промышленных компаний входят наряду с представителями профсоюзов и представители банков, осуществляющих систематический надзор за их деятельностью.

Однако со временем итальянская банковская система стала следовать другим принципам, хотя и не встала на англосаксонский путь развития. Промышленные корпорации стали постепенно подчинять себе банки, становясь их собственниками, что вызвало сопротивление со стороны банковской системы. В 1993 г. парламент Италии утвердил поправку к антитрестовскому законодательству, ограничивающую долю промышленных корпораций в банковском капитале до 20%. Однако крупнейшие промышленные группы уже установили полный контроль над отдельными банками (С. 144, 145).

И, наконец, институциональная экономическая модель, сложившаяся в Южной Корее. Здесь А. Воронцов делает акцент на анализе выдающихся достижений этой страны в своем экономическом развитии в послевоенный период и связывает эти достижения с налаживанием тесной взаимосвязи крупного бизнеса с государством, которое приобрело форму чеболей. Одним

стр. 156


из главных отличий южнокорейских чеболей от японских дзайбацу являются отношения собственности в банковской сфере. Японские дзайбацу работают с собственными банками и обладают неограниченными кредитными возможностями, в то время как южнокорейские чеболи лишены возможности приобрести контрольный пакет какого-либо частного банка и вынуждены полагаться на кредитные институты, контролируемые государством.

Однако со временем чеболи превратились в мощные монополистические конгломераты и стали тормозом экономического и инновационного прогресса. Поэтому наступило время разукрупнения этих конгломератов, их реструктуризации, а в ряде случаев и ликвидации. Однако государство по-прежнему присутствует в экономике и бизнесе: составляются пятилетние планы, хотя они и носят индикативный характер. Южная Корея отличается более высокой степенью участия государства в экономике, чем другие новые индустриальные страны Азии.

Начиная с 1993 г. в стране проводится НЭП ("новая экономическая политика"), направленная на создание нового механизма экономического развития на основе либерализации и дерегулирования экономики и поощрения конкуренции, рыночных механизмов и стимулов, идет наступление на чеболи. Особое внимание уделяется ликвидации семейно-кланового характера руководства чеболей, внедрению в них современных принципов менеджмента за счет привлечения на высшие уровни управления компетентных иностранных специалистов. В результате в настоящее время в крупнейших компаниях страны до двух третей членов советов директоров составляют зарубежные менеджеры. Однако страна все еще остается достаточно закрытой от глобализации в части принятия современных международных норм экономического взаимодействия и по совокупному показателю открытости занимает одно из последних мест в мире (С. 313). Тем не менее Южная Корея твердо стоит на пути дальнейшего реформирования, повышения своей открытости и приближения к уровню экономического развития, характерного для стран со зрелой рыночной экономикой.

Итак, монография представляет весьма серьезный, не только научный, но и практический интерес, в частности, в аспекте выработки дальнейшей стратегии и тактики проведения рыночных и демократических реформ. Россия колеблется между Востоком и Западом на протяжении уже почти 800 лет и не может сделать однозначного выбора. Пора бы его уже сделать! Уроки мирового опыта могут стать весьма полезными для нас, хотя национальный менталитет, раздираемый внутренней исторической противоречивостью, мешает нам выбирать свое будущее.

Разумеется, книга не свободна и от недостатков. Так, несмотря на добротность анализа и отражение национальной самобытности институциональных экономических моделей в отдельных страновых главах, в книге нет анализа общего и специфического в этих моделях. На мой взгляд, общее - это четкая линия изучаемых стран на расширение и укрепление рыночных отношений; уход государства из сферы прямого участия в экономике и бизнесе при всемерной поддержке бизнеса; акцент на расширение и укрепление позиций малого и среднего бизнеса; курс на демократизацию производства, повышение его конкурентоспособности, на повышение реальных доходов населения, как фактора не только внутриполитической стабильности, но и увеличения платежеспособного спроса. Специфическое - это национальные различия в страновых моделях, в характере догоняющего развития, в разной роли государства по отношению к обществу и т. д. Однако экономические модели всех исследуемых стран существуют и функционируют в формате глобализации.

Современная мировая экономика вновь бросает вызов нашей стране: принимаем ли мы ее закономерности, сформировавшиеся тенденции и направления развития или будем делать искусственный акцент на самобытности и национальных особенностях, на деле ведущих к изоляции от глобальных процессов? Последние, кстати, отнюдь не отвергают и не исключают эти особенности, но позиционируют их в рамках общецивилизационного развития. Застой в экономических реформах - это в худшем случае тупик, в лучшем - временная пауза для обдумывания и подготовки предстоящего рывка вперед. Мир с интересом смотрит на нас в ожидании нашего выбора.

В. Кудров, доктор экономических наук, профессор ГУ-ВШЭ

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/РЫНОЧНАЯ-ДЕМОКРАТИЯ-В-ДЕЙСТВИИ-СОВРЕМЕННОЕ-ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ-УСТРОЙСТВО-РАЗВИТЫХ-СТРАН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. КУДРОВ, РЫНОЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ В ДЕЙСТВИИ: СОВРЕМЕННОЕ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО РАЗВИТЫХ СТРАН // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/РЫНОЧНАЯ-ДЕМОКРАТИЯ-В-ДЕЙСТВИИ-СОВРЕМЕННОЕ-ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ-УСТРОЙСТВО-РАЗВИТЫХ-СТРАН (date of access: 09.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. КУДРОВ:

В. КУДРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
833 views rating
17.09.2015 (1544 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
3 hours ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
3 hours ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
3 hours ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
8 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
8 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
8 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РЫНОЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ В ДЕЙСТВИИ: СОВРЕМЕННОЕ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО РАЗВИТЫХ СТРАН
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones