Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-16376

Share this article with friends

Начальный этап реорганизации военного ведомства Советской России, завершившийся созданием в марте 1918 г. нового высшего коллегиального органа военного управления - Высшего военного совета Республики (ВВСР), впервые, хотя и недостаточно полно - вследствие "табуирования" личности Л. Д. Троцкого - изложил С. М. Кляцкин1. В дальнейшем обстоятельства создания ВВСР рассматривали почти все писавшие о начальном этапе истории советского военного строительства2. К настоящему моменту представления о советском военном строительстве расширились, благодаря целому ряду работ, в том числе в процессе развернувшегося в 1980-х гг. исследования советского центрального военного аппарата3. Выяснилось, в частности, что смена руководства военного ведомства в марте 1918 г. не проходной эпизод, как эти события были представлены в работах советских военных историков, а одна из принципиальных точек в истории создания как военной организации советского государства, так и Советского государства в целом, поскольку непродуманные кадровые решения были чреваты военным переворотом. К осознанию этого впервые подошел М. А. Молодцыгин в своих работах конца 1980-х - 1990-х годов4.

Источниковая база этой проблематики расширилась и за последние два года. Опубликование протоколов Совнаркома за первые четыре месяца существования Советской власти и приложений к отдельным пунктам этих протоколов позволяет, в частности, по-новому осветить первые шаги в истории советского военного строительства5. Протоколы СНК РСФСР, вместе с выявленными нами в Российском государственном военном архиве (РГВА) материалами и опубликованными документами о военной промышленности России в 1917 - 1918 гг.6 дают возможность рассмотреть, как в марте 1918 г. В. И. Ленин, осуществляя расстановку высших военных кадров, был занят решением двуединой задачи: обеспечить строительство армии и при этом не вывести ее из-под собственного контроля. Фактически вопрос о смене высшего военного руководства был неотделим для Ленина от вопроса о сохранении власти.

Декретом II Всероссийского съезда Советов от 26 октября 1917 г. управление делами "военными и морскими" поручалось возглавить Комитету в составе трех наркомов: В. А. Антонова-Овсеенко, П. Е. Дыбенко и Н. В. Крыленко7. Постепенно Комитет трансформировался в коллегию Наркомвоена


Войтиков Сергей Сергеевич - ведущий специалист Российского государственного военного архива.

стр. 3


(в том числе, к концу 1917 г. ушли два наркома - 10 ноября Дыбенко, 5 декабря Антонов-Овсеенко8, а Крыленко 20 ноября фактически передал всю полноту прав наркома своему заместителю Н. И. Подвойскому). В итоге к марту 1918 г. Наркомвоен возглавляла коллегия в следующем составе: Верховный главнокомандующий и формальный нарком Крыленко; фактический нарком Подвойский; члены коллегии И. Л. Дзевалтовский, К. С. Еремеев, М. С. Кедров, П. Е. Лазимир, К. А. Мехоношин, Э. М. Склянский, В. А. Трифонов и И. И. Юренев (К. К. Кротовский). Из десяти членов коллегии 9 большевики, один (Лазимир) левый эсер9. Вопрос о разделении обязанностей в коллегии не был до конца урегулирован. Подвойский с Крыленко не могли поделить обязанности наркома. Несмотря на то, что Подвойский с 21 ноября 1917 г. представлял Наркомвоен в Совнаркоме10, а в 20-х числах января 1918 г., скорее всего, стал наркомом формально11, Крыленко продолжал считать себя легитимной главой военного ведомства и, по крайней мере, 4 раза (три в январе и один в марте 1918 г.) апеллировал к Совнаркому12. В конце января 1918 г. выяснилось, что наркомвоеном продолжает себя считать и Антонов, отправивший экстренную телеграмму Ленину (и в копии Подвойскому) с призывом "убрать долой не понимающую дело" коллегию Наркомвоена13. Таким образом, налицо два формальных наркома (Крыленко и Антонов), свысока смотревших на членов коллегии Наркомвоена и выяснявших отношения с фактическим наркомом (Подвойским) апелляциями к третьей силе - Ленину.

Во всей коллегии Наркомвоена не было ни одного человека с высшим военным образованием, что не могло не отразиться на качестве военного управления. Занимаясь в большей степени политическими спорами относительно строительства новой армии, коллегия Наркомвоена оказалась, по сути, в политической изоляции14. Достижения партийных работников к концу февраля - началу марта 1918 г. были весьма скромны: аппарат военного управления отсутствовал, реальных проектов строительства армии не было, вооруженная сила, по большому счету, тоже не сформировалась. Существовал лишь разнобой проектов и мнений15.

У руководителей Наркомвоен вплоть до марта 1918 г. вообще отсутствовали какое-либо единство взглядов и понимание способов организации аппарата военного управления. Достаточно отчетливо это проявилось в "саморазоблачительном" послании одного из ее членов Ленину, датированное 1 апреля 1918 года. Посвященный критике решения СНК отстранить прежних лидеров коллегии Наркомвоен и поставить во главе военного ведомства Троцкого, этот документ излагал "программу" реорганизации центрального военного аппарата снабжения в некое подобие Высшего совета народного хозяйства.

В 1997 г. Молодцыгин кратко охарактеризовал этот документ по фрагменту его неподписанной машинописной копии. Он атрибутировал его куратору центрального аппарата снабжения - члену коллегии Наркомвоена Лазимиру16. Нами найден автограф - оттиск в полевом блокноте исполнявшего должность наркома Подвойского - оказывается, сократить аппарат военного управления и боевого снабжения армии и слить его с ведомством ВСНХ планировал лидер коллегии Наркомвоен. Подвойский докладывал, что в октябре 1917 г. - марте 1918 года коллегия Наркомвоен стремилась организовать вооруженные силы, готовые осознанно защищать рабоче-крестьянскую диктатуру. Для этого предполагалось реорганизовать аппарат управления и боевого снабжения армии: сделать военный аппарат из "пережитка на народно-хозяйственном организме" некими "служебными частями специального назначения" этого "организма". Для осуществления поставленных перед военным ведомством задач коллегия Наркомвоен, по свидетельству Подвойского, решила так использовать "всех" специалистов бывшего Военного министерства, "чтобы весь военный аппарат всецело находился в рядах Советской власти и исключительно и безраздельно ею управлялся". Но как этого можно было добиться на практике? Коллегия Наркомвоен решила начать работу в военном ведомстве с изучения "фундамента и механизма" аппарата

стр. 4


военного управления, планируя впоследствии заменить "фундамент" аппарата, сохранив при этом "части механизма"17.

Служащие Военного министерства, по свидетельству Подвойского, поначалу попытались оградить себя "от духа режима (от "политики") [и] устроить государство в государстве". Коллегия Наркомвоена, осознавая значение огромного аппарата военного управления, обслуживающего вооруженные силы и затрагивающего "все стороны народной жизни и хозяйства", выработала совместно с представителями главных управлений бывшего Военмина компромиссное решение: все служащие центрального военного аппарата остаются на работе при условии фактического управления назначенным коллегией Наркомвоена военным руководителем, "аккредитованным" самими служащими18. В данном случае Подвойский имел ввиду начальника Главного управления Генерального штаба генерал-майора Н. М. Потапова19. Будучи генерал-квартирмейстером Генштаба и отвечая за военную контрразведку, Потапов еще в июле 1917 г. через Кедрова и Подвойского вошел в контакт с большевиками20 (по свидетельству Кедрова, "сам предложил свои услуги"21).

Подвойский был прав: коллегия Наркомвоена оказалась прозорливее Совнаркома. 19 ноября 1917 г., заслушав доклад Троцкого, СНК постановил немедленно начать "самую энергичную чистку" Военного министерства и "произвести удаление ненадежных элементов высшего командного состава" (прежде всего - генералов А. А. Маниковского и В. В. Марушевского, не признавших власть военных комиссаров); докладывать Совнаркому о выполнении постановления предписывалось ежедневно22. Ликвидация контрреволюционного саботажа в Военном министерстве на тот момент еще не была завершена23, и некоторую заслугу в этом необходимо признать за Подвойским, который не позволил произвести "самую энергичную чистку" Военмина. Например, 21 ноября 1917 г. он при поддержке двух других членов СНК (А. Г. Шляпникова и А. М. Коллонтай) ходатайствовал об освобождении Маниковского и, более того - назначении его на "ответственный пост". Совнарком высказался против и, приняв предложение Троцкого о неосвобождении Маниковского, даже предложил "отдельным своим членам" (естественно, Подвойский попал в эту категорию) усилить чистку "контрреволюционных гнезд" и не возбуждать снова и снова вопрос о смягчении рабоче-крестьянской диктатуры, направленной против "контрреволюционных верхов"24. Более того, согласно проекту резолюции первоначально предполагалось объявить выговор членам коллегии по управлению Военным министерствам Антонову-Овсеенко, Крыленко и Подвойскому "за недостаточный контроль над военным ведомством"25 и даже (выясняется теперь из опубликованного протокола СНК) предложить членам коллегии подать в отставку, а новое руководство Наркомвоена сформировать в лице М. Т. Елизарова, В. Р. Менжинского и Л. Д. Троцкого26. Однако в окончательном варианте резолюции фамилии Менжинского и Троцкого отсутствовали. Только спустя год, по выходу "охранной грамоты", 22 ноября 1918 г., Подвойский заверил служащих военного ведомства, что они будут увольняться и арестовываться только за неподчинение Советской власти, а также в случаях "сокращения штатов и неспособности тех или других лиц"27.

В письме Ленину от 1 апреля 1918 г. бывший исполнявший должность наркомвоена упомянул о дискуссии не только в коллегии Наркомвоен, но и в Совнаркоме по вопросу о целесообразности сохранения бывшего Военного министерства28. Примечательно, что вопрос о реорганизации Военмина был вписан в повестку заседания Совнаркома от 30 ноября 1917 г. Лениным и четырежды подчеркнут29, свидетельствуя о повышенном интересе председателя СНК к этому вопросу или об особой остроте его обсуждения.

Сам Подвойский, по его словам, в этот период отстаивал необходимость "возможно более целостного сохранения аппарата военного ведомства и его лучших работников", считая более целесообразным "произвести самую коренную реорганизацию", чем свернуть аппарат вовсе. Казалось бы, все абсолютно логично, только вот отправной точкой "самой коренной реорганиза-

стр. 5


ции" военведа, оказывается, было следующее положение: организации по обслуживанию вооруженных сил будут частью единого хозяйственного аппарата страны. В основу реорганизации главных управлений Военмина легли два положения. Первое - устранение "ведомственной оторванности" от остального хозяйственного аппарата (главные довольствующие управления должны были стать ячейками этого аппарата, обслуживающими "ту или другую сторону военных сил"). Второе - унификация получившихся из главных довольствующих управлений "ячеек" хозяйственного аппарата: "в сущности всякая обслуживающая ячейка слага[ется] из 4-х частей - прием заказов, пр[оектирование] выполнения, самое выполнение и сдача заказа с тем, чтобы их в любую минуту можно было соединить с другими ячейками".

Подытоживает свой доклад Подвойский следующим. По его мнению, коллегия Наркомвоена смогла привести "к однообразному построению" все главные управления Военного министерства. Это дало возможность, с одной стороны, очистить от "лишних частей" каждое управление, "стремившееся обособиться в своей хозяйственной деятельности от других управлений", с другой стороны, "свести, в сущности, все управление - интендантское, авиационное, автомобильное и санитарное - в один регулирующий обслуживание армии аппарат - Военно-хозяйственный совет30, построенный таким образом, что он целиком и каждая секция его в любой момент могут стать частью [ил]и частями Высшего совета народного хозяйства (курсив мой - С. В.)"31.

Действительно, в ноябре 1917 - апреле 1918 года аппарат военного управления подвергся серьезной реорганизации: часть центральных учреждений Военного министерства была упразднена, ряд структурных подразделений передан в другие ведомства и учреждения РСФСР, при этом общая численность служащих центрального военного аппарата сократилась в 4 раза 32.

Осуществлявшуюся "программу" военного "строительства" напрямую определили установки руководства государства и партии большевиков. Весной - осенью 1917 года представления большинства членов РСДРП (б) сводились к тому, что в будущем государстве на смену постоянной армии должно было прийти всеобщее вооружение народа; предполагалось почти полное уничтожение чиновничества (в том числе, военного)33. После прихода к власти перед большевиками встала двуединая задача - подчинение старого госаппарата с последующей его ликвидацией и строительство нового34.

В воспоминаниях о первых шагах коллегии Наркомвоен Мехоношина есть признание первоначального предчувствия невозможности переделать аппарат Военного министерства: "не мы его, а он нас переделает"35. Предчувствие не обмануло Мехоношина - большевики "с головой" ушли в текущую работу Наркомвоена и его структур; он понял - уничтожить центральный военный аппарат в принципе не возможно. Из телеграммы Ленину следует, что Подвойский, как и Мехоношин, осознал невозможность "слома" Военмина.

Вместе с тем решение Подвойского о необходимости сокращения числа служащих военного аппарата и передачи в рамках программы демобилизации промышленности "реорганизованного" таким образом аппарата в ВСНХ появилось не на пустом месте. 25 ноября 1917 г. СНК, после заслушивания с докладом Шляпникова, утвердил проект декрета о передаче Особого совещания по обороне государства в ведение Наркомата торговли и промышленности36. Через два дня СНК обсудил предложение Ленина об организации особой комиссии для проведения в жизнь социалистической политики в области финансов и экономики, постановив поручить зампреду Особого совещания по обороне большевику П. А. Козьмину "сформировать комиссию из 2 - 3 инженеров и направить ее в Особое совещание для контроля и составления общего плана демобилизации промышленности"37. 29 ноября Ленин подписал постановление СНК о переводе военных заказов на хозяйственно-полезные работы. Члену коллегии Наркомата по морским делам (Наркоммора) Ф. Ф. Раскольникову поручалось экстренно отправиться в наркоматы торговли и промышленности и продовольствия "для немедленной организации

стр. 6


заказов, которые могли бы быть переданы заводам, занятым военно-морскими сооружениями и ремонтными работами". В постановлении было указано, что "Особенно спешным является производство сельскохозяйственных орудий, машин, производство и ремонт паровозов"38. При этом необходимо отметить, что на этих заседаниях СНК отсутствовали представители военного ведомства, поскольку вопросы демобилизации промышленности мыслились как чисто экономические: вопросы, признанные Совнаркомом военными, рассматривались на заседаниях с обязательным присутствием представителей военного ведомства39. Тем не мене Подвойский настоял чтобы до образования Главного экономического совета Особое совещание по обороне оставалось в ведении Военмина40.

Зимой 1917/1918 гг. к разработке вопросов демобилизации промышленности привлекли главные управления Наркомвоена: 7 декабря 1917 г. Потапов поручил инспектору военному инженеру Н. Г. Мальчиковскому организовать выработку главными довольствующими управлениями Военного и Морского ведомств единого для всех ведомств положения о демобилизации военной промышленности "для облегчения рабочего и промышленного кризисов"41. Проектом предполагалось "немедленно приступить к нормальной деятельности тыла, и прежде всего, к переводу на мирное положение ... промышленности, пока почти полностью работающей на оборону"42, а также реорганизовать Особое совещание по обороне в Особое совещание по восстановлению промышленности. В первый проект декрета "о демобилизации военной промышленности, работающей на Армию", внес правку Маниковский; из нее видно, что генералу импонировала идея "взятия государством, а не отдельными предпр[иятия]ми в свои руки всей руководящей работы по восстановлению отечественной промышленности"43: на поставках в дореволюционный период, при пособничестве крупных военных чиновников, нажились многие дельцы44. 23 декабря на заседании Особого совещания по обороне обсуждался проект с правкой Маниковского, по итогам которого в редакции Особого совещания по обороне был одобрен проект правил о демобилизации военной промышленности45.

В первой декаде января 1918 г. Ленин, заявив, что "за несколько недель разрушены почти до основания недемократические учреждения в армии, в деревне, на фабрике", уточнил: "иного пути к социализму ... нет и быть не может"46. 23 января СНК заслушал доклад Шляпникова "О демобилизации промышленности". Первый пункт постановления по докладу представляет собой отредактированный Лениным проект47, ключевая фраза которого: "Военные заказы все прекратить!"48.

Однако захват Нарвы и угроза Петрограду в феврале 1918 г. окончательно убедили большевиков, что, во-первых, на развал германской армии всерьез рассчитывать не следует, во-вторых, необходимо срочно создавать собственную армию. Следовательно, стоит ли продолжать демобилизацию промышленности? Документы позволяют предположить, что взгляды Совнаркома и его председателя по вопросам военного строительства начали колебаться еще во второй декаде декабря 1917 года.

В фонде Управления делами Наркомвоен (РГВА) нами обнаружен машинописный оттиск отношения Наркоммору с разъяснением плана СНК по демобилизации промышленности. Документ датирован 11 декабря 1917 г. и подписан: "народн[ый] комиссар". В принципе, автором отношения мог быть любой член коллегии Наркомвоен49. Предположительно - комиссар по демобилизации Кедров, чьи материалы отложились в деле. В отношении подвергнуто критике объявление Морского Генерального штаба - "Рабочие, демобилизуйте промышленность", подписанное его комиссаром Ф. Ф. Раскольниковым50. Автор документа пояснил: "В настоящее время в военном ведомстве разрабатывается проект секретного декрета о демобилизации промышленности, впредь до подписания которого сообщение в печати каких бы то ни было сведений об этом представляется крайне нежелательным", а потому обращение Раскольникова, по его мнению, открывает секретные сведе-

стр. 7


ния о военных приготовлениях. При этом автор указал, что это объявление, "совершенно отвергая необходимость всяких работ по обороне, коренным образом расходится с намерениями Совнаркома"51. Из документа следует, что демобилизация промышленности не означала в действительности отказ от военного строительства52.

Об изменении взглядов Ленина на демобилизацию промышленности косвенно свидетельствует его решение отложить пункт повестки заседания Совнаркома 13 декабря 1917 г. о создании демобилизационного центра53. Кроме того, 16 декабря СНК заслушав доклад Крыленко "О переходных формах устройства армии в период демобилизации", вопреки сложившейся практике и принципам работы Ленина54, не принял никакого решения55, зафиксировав в постановлении лишь обмен мнений. Увы, краткость протокольных записей не позволяет "услышать" обсуждение доклада Главковерха, но расхождение мнений членов Совнаркома - налицо.

В результате 18 декабря СНК принял ленинский проект резолюции, которая, в том числе, предусматривала "усиленные меры по реорганизации армии при сокращении ее состава и усилении обороноспособности"56. Таким образом, реорганизация и сокращение аппарата военного управления не означала отказ от строительства Красной армии. 15 января 1918 г., СНК заслушал доклад Подвойского, который требовал выделения денежных средств на уже начатое "в самом широком масштабе" формирование социалистической армии. Наркомвоену было постановлено перечислить 20 млн. из сумм и ассигновок военного фонда57. Следовательно, именно в декабре 1917 - январе 1918 года начался переход к новому курсу военного строительства.

Окончательный отход от концепции демобилизации промышленности составители сборника "Военная промышленность в России в начале XX в." датируют 21 февраля 1918 г., с принятием декрета "Социалистическое отечество в опасности", который зафиксировал изменения военно-политической обстановки. Перед военной промышленностью встали новые задачи58.

В феврале 1918 г. общий вектор военной политики Ленина принял более ясные черты: председатель СНК призвал "готовить революционную армию не фразами и возгласами..., а организационной работой, делом, созданием серьезной, всенародной, могучей армии"59. При этом переходить в дальнейшем к "всеобщему вооружению народа" он не собирался: по миновании угрозы захвата Петрограда и потери власти председатель СНК предполагал постепенно возрождать вооруженные силы. Однако руководство военного ведомства, в частности Подвойский, продолжало буквально воплощать в жизнь марксистко-ленинские догмы, сокращая армию и демобилизуя промышленность, не заботясь об обороноспособности страны.

Принятие руководителями военного ведомства из числа большевиков необходимости строительства новой армии не означало их согласия с принципами формирования армии вооруженных сил, полагая, что новая армия должна быть исключительно классовой ("пролетарской") и добровольной, причем с "новым типом боевой единицы" - неким "отрядом", включающим все рода войск и непременно "достаточно стойким, чтобы в соединении с двумя такими же единицами" суметь противостоять регулярным армиям "капиталистических хищников"60. В создании такой армии военспецы оказались "излишними", потому, что в условиях обязательной выборности добровольцами - "пролетариями" своего командного состава офицеры не уживутся с "полновластными солдатскими комитетами"61. Между тем, как доказали безуспешные попытки строительства Красной армии в январе-феврале 1918 г., обойтись без привлечения военных специалистов не удалось62. Это не лишний раз подчеркивает, что руководство военного ведомства упорно не желало осознать необходимость срочной организации вооруженной защиты Советской власти, где хороши любые средства. При этом Ленин еще в январе 1918 г., в связи с "великой задачей создания социалистической армии", совершенно недвусмысленно подчеркивал, что "советской власти грозит и внешний враг..., и враг внутренний - контрреволюция..."63.

стр. 8


"Политическая близорукость" Подвойского и его окружения к марту 1918 г. стала нетерпимой. Ленин понял, что Наркомвоен пора поставить на место: 3 марта, одновременно с подписанием мирного договора с Германией, обеспечившим Советскому правительству "мирную передышку для разворачивания строительства Красной Армии против внутреннего врага", был учрежден новый орган высшего военного руководства - поставленный над коллегиями Наркомвоена и Наркоммора Высший военный совет (Республики). Первоначально его составили: военный руководитель М. Д. Бонч-Бруевич, политические комиссары П. П. Прошьян (левый эсер) и К. И. Шутко (большевик)64.

ВВСР сразу сосредоточился на решении практических вопросов военного управления, однако новый курс военного строительства был признан не сразу. 7 марта 1918 г. Подвойский созвал совещание большевиков из Наркомвоена и отдела по формированию Всероссийской коллегии по организации и формированию Красной Армии (Всеросколлегии), а также военных специалистов (в том числе генералов Маниковского, А. М. Мочульского и Потапова) "по вопросу об осуществлении схемы переходной системы военных сил и вопросу всеобщего вооружения народа"65. Большевики в свою очередь отрицательно восприняли назначение царского генерала во главе военного ведомства66. В результате, отреагировав на критику, 13 марта 1918 г. наркомвоеном и исполняющим обязанности председателя ВВСР вместо Подвойского стал Троцкий, член ВВСР Шутко освобожден от занимаемой должности, а должность Главковерха была упразднена67.

Перед Красной армией стояла гигантская по своему масштабу задача - защита идеи мировой революции первоначально в рамках Советской России, в перспективе - ее воплощение во всем мире68. Именно поэтому в марте 1918 г. организацию такой армии передоверили главному апологету идеи мировой революции. Новая боеспособная армия стала настолько необходимой, что Троцкому даже не понадобилось настаивать на новом назначении: он просто позволил уговорить себя в Петрограде, где у него были сторонники еще со времен председательства в Петросовете, а затем принял предложение Ленина, не способного более терпеть "дискуссионный клуб по военным вопросам"69.

При этом большевики серьезно озаботились лояльностью к ним создаваемой армией. В частности, в Москве и Петрограде от меньшевиков и левых эсеров, желавших встать в ряды Красной армии, требовали подписки о признании власти СНК и [большевистских] военных комиссаров. Тех, кто отказывался, в армию не принимали70.

В противовес столь явно "пробольшевистской" Красной армии развернуть строительство собственной вооруженной силы попытались левые эсеры. В отличие от большевиков, они ориентировались исключительно на "революционную самодеятельность масс", предполагая, как и первоначальное руководство Наркомвоена, ограничиться "повстанческими" формированиями71. На IV Всероссийском съезде Советов 14 - 16 марта 1918 г., созванном по инициативе ПЛСР, левые эсеры (в том числе члены коллегии Наркомвоена) одержали формальную победу над сторонниками курса на скорейшее строительство массовой регулярной Красной армии: декларировалось создание и повышение обороноспособности страны "на началах социалистической милиции" и всеобщего военного обучения. Впрочем, уже через два дня левые эсеры потеряли "высший" контроль за строительством Красной армии: большевики вывели из состава ВВСР одного из их лидеров Прошьяна.

19 марта приказом Наркомвоен объявили постановление СНК о новом составе ВВСР: Л. Д. Троцкий (председатель), Э. М. Склянский (заместитель-председателя), Н. И. Подвойский (член Совета) и К. А. Мехоношин (заместитель члена)72. При этом взгляды Склянского на военное строительство полностью совпадали с позицией Троцкого73. Подвойский в свою очередь согласился идти на компромисс74. Кроме того, он был способен обеспечить организационную преемственность руководства аппаратом Наркомвоена и

стр. 9


стать при этом главным рычагом "системы сдержек и противовесов" Троцкому. Возможных причин привлечения к работе ВВСР Мехоношина, на наш взгляд, было две: во-первых, наличие у него ценного опыта организационной работы в военном производстве и боевом снабжении75; во-вторых, максимальная лояльность к Подвойскому76.

В составленном под руководством Потапова кратком отчете Наркомвоена о своей деятельности за первый год существования Советской власти сказано, что после создания ВВСР от коллегии Наркомвоена "отошли все вопросы формирования", но при этом первоначально оставлены все вопросы демобилизации старой армии, а позднее на коллегию "легло техническое проведение в жизнь" решений Высшего военного совета77 - ВВСР действительно встал над коллегией Наркомвоена, окончательно ее "подмяв". Лишь четверо из прежнего состава коллегии (Склянский, Подвойский, Антонов-Овсеенко и Мехоношин) продолжали руководящую работу в качестве членов ВВСР, остальные - остались на прежних должностях или вовсе ушли из центрального аппарата военного ведомства. Обновленное в марте 1918 г. руководство военного ведомства проводило в жизнь новый курс - курс на скорейшее строительство массовой регулярной Красной армии.

Примечания

1. КЛЯЦКИН С. М. На защите Октября. М. 1965, с. 146 - 149.

2. Я. Г. Зимин рассмотрел основные черты устройства ВВСР (см.: ЗИМИН Я. Г. Создание и развитие органов военного руководства Советского государства в годы Гражданской войны: Автореф. докт. дисс. М. 1970, с. 34); А. Г. Кавтарадзе - персоналии высшего военного руководства (см.: КАВТАРАДЗЕ А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. М. 1988); Ю. И. Кораблев затронул вопрос о вкладе в строительство военного аппарата Л. Д. Троцкого и обратился к анализу дискуссий в РКП(б) о путях строительства Красной армии, дав объяснение назначению Троцкого наркомом по военным делам (см.: КОРАБЛЕВ Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. М. 1979; ЕГО ЖЕ. Почему Троцкий? В кн.: Гражданская война в России: События, мнения, оценки. М. 2002, с. 295- 305; ЕГО ЖЕ. Советская власть и военные специалисты (1918 - 1941). В кн.: Гражданская война в России, с. 306 - 317).

3. МОЛОДЦЫГИН М. А. В. И. Ленин и строительство военного аппарата в первый год Советской власти. - Военно-исторический журнал. 1978. N 4, с. 80 - 84; ЕГО ЖЕ. Становление центральных органов управления Советскими Вооруженными Силами. - Вопросы истории. 1978. N 12, с. 4 - 27; ЕГО ЖЕ. Из истории создания декрета СНК об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В кн.: Исторический опыт Великого Октября. М. 1986, с. 349 - 357; КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В., МОЛОДЦЫГИН М. А. Наркомвоен в первые месяцы Советской власти: (По протоколам заседания коллегии). - Советские архивы. 1985. N 6, с. 34 - 38; КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Народный комиссариат по военным делам в первые месяцы диктатуры пролетариата: Дисс. канд. ист. наук. М. 1985; ЕГО ЖЕ. Состав коллегии Народного комиссариата по военным делам в первые месяцы Советской власти. В кн.: Государственные учреждения и общественные организации СССР. М. 1985, с. 39 - 46; ЕГО ЖЕ. Ликвидация контрреволюционного саботажа в Военном министерстве в первые месяцы Советской власти. В кн.: Исторический опыт Великого Октября. М. 1986, с. 162- 171; ЕГО ЖЕ. Об интерпретации одного факта: Из истории "слома" Военного министерства в первые месяцы Советской власти. В кн.: Государственный учреждения и общественные организации СССР. М. 1991, с. 87 - 90.

4. МОЛОДЦЫГИН М. А. 120 дней Наркомвоена: Из истории перехода к строительству массовой регулярной Красной Армии. Военно-исторический журнал. 1989. N 8, с. 47 - 62; N 10, с. 37 - 51; ЕГО ЖЕ. Красная Армия: Рождение и становление. М. 1997.

5. Протоколы заседаний Совета народных комиссаров РСФСР. Ноябрь 1917 - март 1918 гг. (Протоколы СНК). М., 2006.

6. Военная промышленность в России в начале XX в. (1900 - 1917). Т. 1. М. 2004; Советское военно-промышленное производство. Т. 2. М. 2005; ЖУК А. В. Война и модернизация. - Уральский исторический вестник. Екатеринбург. 2000. N 5/6, с. 341 - 350; ФИЛОНЕНКО А. Л. Зарождение советской системы управления промышленностью. Магнитогорск. 2000; и др.

7. См. подр.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Народный комиссариат по военным делам, с. 23.

8. Там же, с. 38 - 39.

9. См.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Состав коллегии Народного комиссариата, с. 42.

10. Протоколы СНК, с. 41.

стр. 10


11. См. подр.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Народный комиссариат по военным делам, с. 41 - 42.

12. Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 1, оп. 1, д. 466, л. 9об; оп. 4, д. 6, л. 91 - 92. Один раз "задолго до немецкого наступления и даже до разрыва мирных переговоров первой мирной делегации", Крыленко, по его свидетельству, лично вручил такую записку Ленину (см.: РГВА, оп. 1, д. 466, л. 9об.)

13. Антонова возмутил отданный Крыленко 29 января 1918 г. приказ "об общей демобилизацией армии на всех фронтах" (см.: Большевистское руководство. Переписка. 1912 - 1927. М. 1996, с. 35 - 36).

14. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 466, л. 67.

15. Там же, л. 65 - 69об.

16. См.: МОЛОДЦЫГИН М. А. Красная Армия, с. 93.

17. РГВА, ф. 33221, оп. 2, д. 28, из россыпи.

18. Там же.

19. См. подр.: ГОРОДЕЦКИЙ Е. Н. О записках Н. М. Потапова. - Военно-исторический журнал. 1968. N 1, с. 59 - 60. Мехоношин впоследствии вспоминал: "Н. М. Потапов - один из крупнейших специалистов старой армии - пользовался среди лучшей части ее специалистов большим авторитетом, и поэтому прямой переход его на сторону рабочего класса в первые же дни после захвата власти ... облегчил использование старых кадров ... в строительстве Красной Армии" (цит. по: Там же, с. 60).

20. Там же, с. 58 - 59.

21. От февраля к Октябрю. М. 1957, с. 174.

22. Протоколы СНК, с. 31 - 32.

23. Только 21 ноября 1921 г. завершилась ликвидация контрреволюционного саботажа в Военмине и Ставка главковерха перешла в руки Советской власти (см.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Ликвидация контрреволюционного саботажа, с. 169; ПОЛИКАРПОВ В. Д. Пролог Гражданской войны в России: Октябрь 1917 - февраль 1918. М. 1976, с. 266).

24. Протоколы СНК, с. 41 - 42.

25. МОЛОДЦЫГИН М. А. Становление центральных органов управления, с. 10.

26. Протоколы СНК, с. 42. Уже 25 ноября служащие центрального военного аппарата воспользовались неким смягчением режима: собралось совещание выборных представителей всех главных управлений Военного министерства, которое ходатайствовало перед СНК об освобождении Маниковского из-под ареста, гарантируя его явку "на суд по первому требованию" (Там же, с. 64). 30 ноября на заседании СНК (Подвойский присутствовал) было принято решение освободить генералов Маниковского и Марушевского на поруки. Если Марушевский изменил впоследствии Советской власти, то опыт Маниковского активно использовался в течение всей Гражданской войны, причем не только в рамках центрального военного аппарата (см. например: Реввоенсовет Республики. Протоколы. Т. 1. М. 1997, с. 491, прим. 3), хотя это и не спасло его от гибели "при крушении поезда" в январе 1920 г. (см.: Советское военно-промышленное производство, с. 713).

27. Цит. по: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Ликвидация контрреволюционного саботажа, с. 170.

28. РГВА, ф. 33221, оп. 2, д. 28, из россыпи.

29. Протоколы СНК, с. 65.

30. Название дано Подвойским не случайно: Военно-хозяйственный совет (ВХС) был создан 20 марта 1918 г. в аппарате Наркомвоен для координации работы главных довольствующих управлений. Во главе ВХС стояла широкая коллегия из представителей всех центральных и главных "довольствующих" управлений (начальников и заведующих отделами этих управлений), а также специалистов по различным отраслям военного дела и "лиц по особому приглашению" (см.: РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 93, л. 72, 72об, 73).

31. РГВА, ф. 33221, оп. 2, д. 28, из россыпи.

32. КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Об интерпретации одного факта, с. 89; СЕНИН А. С. О ликвидации центральных органов управления русской армии. - Военно-исторический журнал. 1987, N 11, с. 26 - 27. См. подр.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В. Народный комиссариат по военным делам, с. 149 - 170.

33. ЛЕОНОВ СВ. Рождение Советской империи. М. 1997, с. 77.

34. ГОРОДЕЦКИЙ Е. Н. Рождение Советского государства. М. 1987, с. 89, 90.

35. Цит. по: ЛЕОНОВ С. В. Ук. соч., с. 142 - 143.

36. См.: Протоколы СНК, с. 52.

37. Там же, с. 60; ЛЕНИН В. И. Полное собрание соч. Т. 35. М. 1969, с. 464.

38. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 130.

39. См. например: Протоколы СНК, с. 63. Протокол от 29 ноября 1917 г., п. 7.

40. Там же, с. 68.

41. Военная промышленность в России в начале XX в., с. 812.

42. Там же, с. 688.

43. Там же, с. 689.

44. По свидетельству более поздних источников, особенно "нагрел руки" Союз заводчиков и фабрикантов, из которого после революции не эмигрировал только С. Н. Банков, обвиненный в ноябре 1918 г. в коррупции за "совмещение" должности уполномоченного ГАУ с

стр. 11


получением денег по ликвидации снарядов от Управления на основании выданной подрядчиком Б. Н. Второвым доверенности (см.: РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 154, л. 343, 354).

45. Военная промышленность в России в начале XX в., с. 812; ЖУК А. В. Ук. соч., с. 347.

46. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 191.

47. См.: Военная промышленность в России в начале XX в., с. 328; Протоколы СНК, с. 258.

48. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 328.

49. В подлиннике автор документа мог исправить "народи комиссар" - на "за народного комиссара".

50. См.: Армия и флот Рабочей и Крестьянской России. 9 декабря 1917 г. N 16.

51. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 16, л. 312 - 312об.

52. В постановлении СНК "О демобилизации промышленности" от 23 января 1918 г. по докладу Шляпникова было выражено "крайнее сожаление, что соответствующие комиссариаты крайне замедлили практический приступ к переводу металлических заводов на полезные работы". СНК отдал распоряжение наркому труда образовать комиссию в составе Наркомвоена, Наркоммора, Наркомтруда, Наркомата торговли и промышленности и ВСНХ; комиссия обязывалась в недельный срок представить СНК проект постановления о том, "какие предметы военного снаряжения должны быть вырабатываемы и в каких процентах по отношению к производству военного времени и какие предметы военного снаряжения более не должны вырабатываться". Распоряжение Совнаркома было выполнено (см.: Протоколы СНК, с. 258 - 259, 285 - 288).

53. Протоколы СНК, с. 105.

54. Там же, с. 14.

55. Там же, с. 118.

56. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 181.

57. Протоколы СНК, с. 211, 218.

58. Советское военно-промышленное производство, с. 813.

59. Мир или война (напечатано 23 февраля 1918 г.). См.: ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 368.

60. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 466, л. 4; Протоколы СНК, с. 218.

61. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 466, л. 4об.

62. См. подр.: КОРАБЛЕВ Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября.

63. ЛЕНИН В. И. Письмо общеармейскому съезду по демобилизации армии от 3 (16) января 1918 г. См.: ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 224.

64. МОЛОДЦЫГИН М. А. Красная Армия, с. 80, 84.

65. РГВА, ф. 33221, оп. 2, д. 28, из россыпи.

66. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 5, оп. 1, д. 2424, л. 22об., 26.

67. МОЛОДЦЫГИН М. А. Красная Армия, с. 87.

68. См.: ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 36, с. 47, 109; Т. 37, с. 37, 72, 96, 122, 125, 138. Ленин не отвергал идею о мировой революции, даже доказывая в январе-феврале 1918 г. необходимость заключения крайне тяжелого мира с Германией. Он призывал "продержаться в одной стране до тех пор, пока присоединяться другие страны" (см.: ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 247).

69. Большевистское руководство, с. 37; ТРОЦКИЙ Л. Д. Моя жизнь. М. 2001, с. 342.

70. Меньшевики в большевистской России, 1918 - 1924. Т. 1. М. 1999, с. 320.

71. Партия левых социалистов-революционеров. Т. 1. М. 2000, с. 179, 180. 15 марта 1918 г. было опубликовано "воззвание к крестьянам" лидера ПЛСР М. А. Спиридоновой. Она призвала организовывать дружины и отряды, и заявлять о них в "Крестьянский ИК" - крестьянский отдел ВЦИК, который левые эсеры, даже выйдя из СНК, сохранили за собой (см.: Партия левых социалистов-революционеров, с. 180 - 181). В середине апреля 1918 г. в Москве ПЛСР предприняло ряд шагов по организации партизанского движения на оккупированных территориях (в Крыму, Белоруссии, Прибалтике). В Псковской губернии был организован Повстанческий штаб восстания во главе с Я. Я. Паэгли. Из средств ЦК ПЛСР для его финансирования был выделен специальный "секретно-оперативный фонд" (см.: Партия левых социалистов-революционеров, с. 24).

72. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 93, л. 71об.

73. На заседании комсостава Петроградского военного округа и представителей районных совдепов Петроградской трудовой коммуны Склянский заявил: "Будущая армия должна быть построена на принципе принудительности..., состав в армии будет не чисто пролетарский, а смешанный..." (цит. по: ЗИМИН Я. Г. Склянский... В кн.: Реввоенсовет Республики. М. 1991, с. 60 - 61).

74. Об этом свидетельствует статья Троцкого в соавторстве с Подвойским "Наша задача", в которой провозглашался курс на "всеобщее вооружение народа".

75. См.: КРУШЕЛЬНИЦКИЙ А. В., МОЛОДЦЫГИН М. А. Ук. соч., с. 36.

76. См.: ОБОЖДА В. А. Константин Мехоношин. М. 1991, с. 48 - 49, 64.

77. РГВА, ф. 1, оп. 1, д. 118, л. 29.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Развитие-взглядов-высшего-руководства-Советской-России-на-военное-строительство-в-ноябре-1917-марте-1918-г

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. С. Войтиков, Развитие взглядов высшего руководства Советской России на военное строительство в ноябре 1917 - марте 1918 г. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.01.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Развитие-взглядов-высшего-руководства-Советской-России-на-военное-строительство-в-ноябре-1917-марте-1918-г (date of access: 16.01.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. С. Войтиков:

С. С. Войтиков → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
Из личных наблюдений автора. Эффектные переживания, травматические события, неисполненные желания и т.п., не исчезают из психики, а подвергаются вытеснению в «бессознательное» пространство, где они продолжают активно воздействовать на психическую жизнь, проявляясь часто в замаскированной, зашифрованной форме, в виде невротических симптомов. Привожу несколько примеров .
Французская оккупационная политика в Германии. 1945 - 1949 гг.
2 days ago · From Россия Онлайн
Диктатура М. К. Дитерихса и крах дальневосточной контрреволюции
2 days ago · From Россия Онлайн
Борис Зуль. Письмо Сталину
2 days ago · From Россия Онлайн
Идеология правых партий и организаций Поволжья начала XX в. (региональный аспект)
2 days ago · From Россия Онлайн
Государственная дума России как историографическая проблема
2 days ago · From Россия Онлайн
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Заем Свободы" Временного правительства
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
Константин Леонтьев о социализме в России
Catalog: Философия 
2 days ago · From Россия Онлайн
ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИИ В ОЦЕНКАХ ЗАПАДНИКОВ 1840-Х ГГ.
2 days ago · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Развитие взглядов высшего руководства Советской России на военное строительство в ноябре 1917 - марте 1918 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones