Libmonster ID: RU-9873

BOCHLER F. Das Verhultnis Frankreichs zti Russland 1871 - 1878. AARAU, 1944.

БЮХЛЕР Ф. Отношение Франции к России 1871 - 1878 годов.

В истории международной политики конца XIX - начала XX в. проблема франко-русских отношений имела весьма существенное значение. Франко-русское сближение, а затем создание франко-русского союза оказали большое влияние не только на политику этих двух государств, в особенности Франции, но и на всё развитие международных отношений этой эпохи.

Отражением большого общественного и научного интереса и внимания к этой проблеме является достаточно обширная литература на главных европейских языках, посвященная истории франко-русского сотрудничества. В этом смысле знаменателен сам по себе факт появления в разгар второй мировой войны в маленьком швейцарском городке Аарау ещё одной работы, связанной с этой темой.

Книга Бюхлера посвящена тому периоду франко-русских отношений - семидесятым годам, - который, будучи достаточно изучен в своих частностях, всё ещё не подвергся монографическому исследованию. Соответствующие главы вышедшей ещё полвека назад книги Эрнеста Доде о дипломатической истории франко-русского союза1 давно устарели, да и по самому характеру работы не могли претендовать на полноту освещения вопроса. Сравнительно недавно опубликованная книга Вернера Ярмана2 , хронологически охватывающая частично тот же период (1875 - 1878), выясняет лишь одну сторону франко-русских отношений - восточный вопрос. Таким образом, новая работа швейцарского историка призвана как будто дать впервые полное научное освещение этого важного периода предистории франко-русского союза.

Однако, начиная уже с титульного листа книги Бюхлера, у читателя, знакомого с вопросом, возникает естественное недоумение.

Бюхлер назвал свою работу "Отношение Франции к России 1871 - 1878 гг.". Этим намеренно ограничительным наименованием автор хотел подчеркнуть, что он исследует не франко-русские отношения этого периода, а только одну их сторону - отношение Франции к своему будущему союзнику. Причина этой неожиданной и странной на первый взгляд односторонности вполне выясняется из анализа текста и аппарата книги Бюхлера. Автор в своём исследовании совершенно не пользуется русскими источниками и русской литературой, видимо, из-за незнания русского языка. Из русских работ он упоминает, и то лишь в библиографии, а не в тексте, только одну - книгу Горяинова "Босфор и Дарданеллы", известную ему по французскому переводу. Полагая, видимо, что французские и немецкие источники вполне выясняют природу взаимоотношений Франции и России, Бюхлер имеет смелость излагать историю военной тревоги 1875 г., игнорируя публикации "Красного архива", а может быть, даже и не подозревая о существовании этих документов, без знания которых невозможно научное изучение этого кризиса.

Но попытка Бюхлера названием своей работы оправдать искусственное и насильственное рассечение, живой ткани франко-русских отношений оказывается явно несостоятельной ни по замыслу, ни по исполнению. Нетрудно понять, что самое отношение Франции к России в значительной мере определялось отношением последней к первой. Это особенно справедливо применительно к семидесятым годам, когда слабая и изолированная Франция, восстанавливавшая свои силы под угрозой занесённого над ней германского меча, жадно ловила каждое ободряющее слово из Петербурга и видела в России (до 1877 г. во всяком случае) свою главную поддержку и опору. Пытаться исследовать отношение Франции к России в это время, не изучая одновременно отношения России к Франции, - намерение бессмысленное и безнадёжное.

В ходе своего исследования в этом убедился и сам швейцарский историк; в противоречии с наименованием своей книги он оказался вынужденным излагать на её страницах историю франко-русских отношений, а не одну лишь сторону их. Но порочный замысел отомстил за себя. Автор излагает позицию русского правительства, его действия и тактику в разных перипетиях этого богатого событиями периода на основании косвенных источников - французских документов, главным образом донесений французского посла в Петербурге генерала Лефло, и недоброкачественной, явно тенденциозной немецкой литературы. В подобной интерпретации позиция русского правительства и отношение России к Франции вообще предстают искажёнными в кривом зер-


1 Daudet E. "Histoire diplomatique de l'Alliance franco-russe". Paris. 1894.

2 Jahrmann W. "Frankreich und die Orientalische Frage 1875 - 78". Berlin. 1936.

стр. 132

кале, а извращение одной части действительной картины искажает, естественно, и другую её часть. Научное значение работы Бюхлера, вследствие пренебрежения русскими источниками и "русской литературой, оказывается в значительной мере обесцененным.

Пора понять, что создание научной истории международных отношений нового времени, а тем более научная разработка тем, непосредственно связанных с Россией, без знания русского языка и использования русских источников и литературы с неизбежностью обречены на научную несостоятельность.

Сомнения вызывают и хронологические рамки, установленные авторам для его исследования: 1871 - 1878 гг. - от Франкфуртского мира до Берлинского конгресса включительно. Если бы автор писал историю внешней политики Третьей республики, то такой рубеж, как Берлинский конгресс 1878 г., был бы оправдан. Берлинский конгресс действительно знаменует собой - на этом сходятся и многие французские историки, как, например, Рене Пинан, Шефер3 и др. - поворотную веху в истории внешней политики Франции: переход от континентальной политики к политике колониальной экспансии. Но для франко-русских отношений Берлинский конгресс не является ни начальной, ни завершающей датой. Как известно, отход Франции от политики сотрудничества с Россией и поисков её дружбы начался ещё до Берлинского конгресса, с конца 1877 - начало 1878 г., со времени прихода Ваддингтсна к руководству внешней политикой Франции.

Излагая историю франко-русских отношений с 1871 по 1879 г., Бюхлер превращает своё исследование в рассказ о том, как складывалось и расстроилось первое франко-русские сближение, как дружественные отношения Франции к России превратились во враждебные или полувраждебные. Но тем самым Бюхлер произвольно обрывает свой рассказ на полуслове. За периодом франко-русского охлаждения (1877 - 1878 - 1885) следовал новый этап поисков Францией дружбы с Россией. Было бы естественным ожидать, что исследователь франко-русских отношений, если он не желает излагать всей истории возникновения франко-русского союза, ограничит себя лишь изучением первого цикла этих отношений - периодом сближения 1872 - 1877 гг. - либо любым из следующих. Но Бюхлер избрал иной путь. Он излагает и первый цикл и начало второго, снова насильственно обрывая живую ткань реального исторического процесса. Естественно, что при таком произвольном методе периодизации закономерность развития франко-русских отношений оказывается явно нарушенной, а исторические перспективы в представлении читателя - смещёнными и искажёнными.

Порочному методу и замыслу построения исследования в значительной мере соответствует и освещение Бюхлером существа рассматриваемого им вопроса.

Книга Бюхлера состоит из пяти глав и множества подглав, в которых достаточно подробно излагаются важнейшие этапы развития франко-русских отношений в этот период: сближение после франко-прусской войны, военной тревога 1875 г., восточный вопрос, Берлинский конгресс.

Хотя автор в предисловии и выражает благодарность директору архива французского министерства иностранных дел за предоставленную ему возможность пользоваться архивными материалами, и в тексте книги цитирует выдержки из них, и многократно на них ссылается, но всё приведённое им не прибавляет ничего существенно нового к известному ранее, ни в больших вопросах, ни в деталях. Работа в основном документирована и построена на материалах известной публикации французского министерства иностранных дел: Documents dipiomatiques francais. Ф. Бюхлер подверг тщательному изучению документы I и II томов, касающиеся франко-русских отношений, изложил их содержание в известной хронологической последовательности. Однако и из них он не мог извлечь чего-либо нового, что не было бы известно специалистам, тем более, что наиболее важные документы, по преимуществу в выдержках, в своё время были опубликованы Аното4 Единственное, что является действительно новым в книге Бюхлера и что представляет несомненный научный интерес, - это освещение внешнеполитических позиций органа умеренных республиканцев- "Journal des debats", в частности в 1877 - 1878 годах. Но к этому мы вернёмся позднее.

Как уже говорилось, Бюхлер довольно подробно прослеживает начало и развитие франко-русского сближения 1870-х годов.

Что лежало в основе этого сближения? Германская угроза по адресу Франции, заставлявшая последнюю искать поддержки у России, и правильно понятые интересы России, не желавшей допустить нового усиления Германии за счёт Франции. В исторической литературе этот вопрос уже давно был выяснен с достаточной полнотой, новым подтверждением чему, кстати сказать, служат французские дипломатические документы.

Но Ф. Бюхлер пытается представить франко-русское сближение в иной интерпретации. Не зная русских источников и литературы и игнорируя французскую литературу (которую он только перечисляет в библиографии, но не использует в тексте), он пытается корректировать французские документы с помощью... немецких источников и литературы.

На всей работе швейцарского историка лежит печать почтительного уважения к Германии и Бисмарку. Сохраняя видимость научного беспристрастия, Бюхлер тем старательнее, повидимому, стремился показать своим читателям в фашистской Германии (вспомним, что книга вышла в 1944 г., а писалась ранее, когда исход войны для


3 См. Rene Pinon "La France et l'Allemagne 1870 - 1913"; Shefer Christ. "D'une guerre a l'autre", p. 55, Paris. 1920.

4 Hanotau G. "Histoire de la France contemporaine". T. I-IV.

стр. 133

швейцарского историка был ещё неясен!), что эта избранная им форма не мешает ему быть по своим убеждениям политическим адвокатом Германии.

Бюхлер ревизует давно установленные исторической наукой истины. Он настойчиво утверждает, что Германия после Франкфуртского мира никаких агрессивных намерений против Франции не имела. Бисмарк только опасался-де реванша и, полагая, что Франция решится на него, лишь заключив союз с третьими державами, стремился дипломатическими средствами удержать её в состоянии изоляции (стр. 14 - 15). Но сам "Бисмарк после 1871 г. в действительности не был воинственно настроен... войны он не хотел" (стр. 15).

В старой работе Аното, на которую Бюхлер ссылается, и в тех же французских документах, обильно цитируемых Бюхлером, он мог бы найти простые и неопровержимы;: свидетельства того, что уже через месяц после Франкфуртского мира - 16 июня 1871 г. - Бисмарк угрожал Франции в ту же полночь начать военные действия, если не будут выполнены его требования5 , и затем повторял эту угрозу войной каждый год по нескольку раз. Но швейцарский историк, которому "научное беспристрастие" не мешает видеть одни документы и не замечать другие, продолжает с навязчивой настойчивостью чуть ли не через каждые три страницы повторять, что "Бисмарк не хотел войны" (стр. 15, 24, 25, 27, 31 и др.).

В соответствии с таким истолкованием роли Бисмарка Бюхлер считает и французские опасения германской агрессии мнимыми и необоснованными. В его историческом повествовании исчезают спровоцированные Бисмарком франко-германские конфликты 1872, 1873, 1874 годов. "Ухудшение франко-германских отношений", как он скромно называет кризисы, искусственно и грубо вызванные Бисмарком, он готов поставить в вину скорее французам, мешающим канцлеру в его политике "культуркампфа" (стр. 26 - 28).

В таком же духе Бюхлер освещает и военную тревогу 1875 г., история которой занимает добрую четверть всей книги.

Ссылаясь на немецкие источники и литературу и ложно интерпретируя французские документы, Бюхлер силится воскресить давно уже разоблачённую и опровергнутую немецкую версию о якобы совершенно невинном характере миссии Радовица в Петербурге, обвиняя Горчакова в создании легенды о военной угрозе, нависшей над Францией (стр. 31 - 34).

В изложении самых событий начала 1875 г. и интерпретации их смысла и значения Бюхлер в основном следует за Герцфельдом6 . Отрицая наличие у Бисмарка агрессивных намерений, считая, что поднятая немецкими газетами тревога была использована Дека зам, чтобы раздуть её в европейский кризис, Бюхлер, повторяя старую ложь Бисмарка, считает германскую угрозу Франции в 1875 г. реально не существовавшей. В соответствии с этим и русская помощь Франции в 1875 г. в изображения Бюхлера представляется как чисто бутафорская. На стр. 57 он дважды утверждает, что царю и Горчакову "в Берлине нечего было умиротворять".

После выхода в свет советских работ и публикаций7 , после издания "Истории дипломатии", наконец, после опубликования французских дипломатических документов, которые Бюхлер либо игнорирует либо неверно излагает, нет смысла полемизировать со швейцарским историком.

Но в общей исторической конструкции Бюхлера эти исторические фальсификации имеют известный смысл. Устранив германскую агрессию как реальную опасность для Франции, Бюхлер тем самым разрушает ту реальную почву, на которой возникло франко-русское сближение. Хотя он в начале книги и говорит, что "стремление к русской дружбе было определяющей линией французской дипломатии в семидесятых годах" (стр. 16), - что, кстати, не точно, если иметь в виду все семидесятые годы, - однако в дальнейшем, представляя германскую угрозу, как мнимую, он лишает это французское стремление к дружбе с Россией реального основания. Самое это стремление в конструкции Бюхлера становится не выражением правильно понятых национальных интересов страны, ищущей поддержки России для предотвращения германской агрессии, угрожающей её самостоятельности и независимости, как это было в действительности, а простой дипломатической акцией. Поэтому и осуществляемый Вашингтоном переход от политики сотрудничества с Россией к переориентации на Англию и Германию в изображении Бюхлера представляется естественным и лёгким.

В изображённом Бюхлером развитии французской внешней политики исчезла (если не считать кратких, справочного характера, упоминаний о выборах в палату и сменах кабинетов) та острая внутриполитическая борьба, которая накладывала яркий отпечаток и на вопросы внешней политики.

Развитие французской внешней политики автор представляет себе слишком упрощённо и прямолинейно. В его освещении все французские политические руководители, влиявшие на направление внешней политики до Ваддингтона, стремились к завоеванию дружбы и поддержки России. Но если бы исследователь "отношения Франции к России" более внимательно изучал источники и специальную литературу, то он должен был бы признать, что в действительности это было не так.

Бюхлер не заметил того, что такой крупный политический руководитель, как Тьер, в период его президентуры угодничавший перед Бисмарком и Арнимом, сопровождал план сближения с Россией многочисленными оговорками (в чём можно удостовериться хотя


5 Hanotau G. Op. cit. T. III, p. 297.

6 Herzfeld H. "Die deutsch-franzosische Kriegsgefahr von 1875". Berlin. 1922.

7 Ерусалимский А. "Военная тревога 1875 г.". "Учёные записки Института истории РАНИОН". Т. 6 за 1928 г.; "Красный архив". Т. 6 (91). 1936.

стр. 134

бы по "Documents diplomatiques"8 ), а позднее, в 1876 - 1877 гг., открыто выступил против "русского курса" Деказа. Из старой работы Эдмонда Иппо9 (которая Бюхлеру, видимо, вообще осталась неизвестной, так как он её не включил в свой пространный указатель литературы) да даже из столь излюбленных швейцарским историком немецких источников10 да мог бы узнать, что Тьер к этому времени стал решительным противником России и подготавливал план замены Деказа Жюлем Симоном чтобы изменить направление внешней политики.

Для Тьера и правого крыла республиканцев это осуждение в то время политики сотрудничества с Россией и антирусская ориентация были понятны. Это было, в сущности, продолжением в иных условиях и иной форме старой, капитулянтской политики 1870 - 1871 годов. Тьер и правые республиканцы стремились любой ценой достигнуть примирения с Германией; они опасались, что дружба с Россией вызывает раздражение Бисмарка, а с другой стороны, пробуждает к жизни ещё не уснувшие национальные чувства французского народа; подъём же национального движения в представлении Тьера и его политических друзей был предвестником и симптомом грозных революционных потрясений. К этим политическим соображениям примешивались и корыстные расчёты финансовой буржуазии, имевшей значительные интересы в Турции и обеспокоенной усилением позиций России в результате войны 1877 года.

Внешнеполитическая линия Тьера и "левого центра", продолженная позднее Ваддингтоном, исходила не из национальных интересов страны, а из эгоистических интересов узких кругов реакционной буржуазии. Эта линия и победила в 1877 - 1878 - 1879 гг. после образования кабинетов, возглавленных лидерами "левого центра" - Дюфором и Ваддингтоном.

В сочинении швейцарского историка вся эта существенная сторона развития внешней политики Франции бесследно исчезла. Но в небольшой главе, посвященной позиции французской печати этих лет и, в частности, "Journal des debats", читатель найдёт ряд ярких иллюстраций, раскрывающих мотивы переориентации Фракции от России к Германии и Англии. Эта часть, как уже говорилось, является единственно интересной и новой в работе Бюхлера; конечно, не комментариями автора, неспособного связать позицию "Journal des debats" с позицией Тьера (которой он "е знает) и затем с позицией Ваддингтона, а новизной почти не использованного в исторической литературе материала.

В приводимых Бюхлером цитатах читатель увидит, как орган умеренных республиканцев, начав в 1876 г. со сдержанных замечаний по адресу России и её политики на Востоке, постепенно становится всё смелее, начинает открыто нападать на Горчакова (стр. 86), а затем, в 1877 - 1878 гг., уже откровенно требует пересмотра французского внешнеполитического курса. Чем определяется это требование? "Политика г-на Деказа, - пишет "Journal des debats", - породила недовольство Германии, парализовала инициативу Англии, придала смелость России и привела к потере Востока" (стр. 88). В этих немногих словах дана законченная внешнеполитическая концепция.

В дальнейшем "Journal des debats" её уточняет и ставит последние точки над "i": "Прошло время представлять г. Бисмарка зловещим заговорщиком, расставляющим Франции капканы" (стр. 90). Это прямой призыв к примирению и доверию к организатору разгрома Франции в 1870 - 1871 годах. Одновременно (эти выступления относятся к апрелю 1878 г., т. е. накануне Берлинского конгресса) "Journal des debats" называет мысль о союзе с Россией "химерой" и призывает к сотрудничеству с Англией, "находящейся рядом с нами и соединённой с нами столькими связями" (стр. 91). Эти красноречивые образцы внешнеполитической программы близкого к Ваддингтону органа дают новое подтверждение справедливости оценки Ваддингтона русским послом в Париже Орловым, назвавшим французского министра иностранных дел "англичанином по рождению и вкусам и пруссаком из страха"11 .

Подведём итоги; работа Ф. Бюхлера ни по своим источникам, ни по технике исторического исследования, ни по методологии, ни по политическим воззрениям автора, находящегося под гипнозом мысли о непогрешимости германской политики, не отвечает уровню современной исторической науки и, в частности, изучения истории франко-русских отношений. За исключением упомянутых выдержек из французской печати она не даёт ничего нового. Наоборот, работа Бюхлера тащит историческую науку назад, пытаясь вновь пустить в оборот старые образцы и новые варианты лживых немецких версий, фальсифицировавших историю.

Швейцарский историк создавал свой труд в годы второй мировой войны, будучи непоколебимо уверенным в победе фашистской Германии. Если непредвиденный им исход войны способен вернуть его к, научному беспристрастию и если в этом приличествующем историку состоянии он возобновил бы свои занятия над темой франко-русских отношений, то первое, с чего ему следовало бы начинать, - это с изучения русского языка и русских источников и литературы. Идо писать о русских международных связях, не зная русских документов и исследований, не только неприлично, но и бесцельно: наукой это не станет.


8 См., например, инструкцию Тьера ген. Лефло 4 сентябри, 1871 г. Documents diplomatiques francais. T. I, N 54, p. 73 - 75.

9 Hippou E. "Histoire diplomatique de la Troisieme Republique". Paris. 1889.

10 Например, Hohenlohe "Schilingsfurst - Denkwurdigkeiten". Bd. II, S. 219. Berlin 1906.

11 "Русско-германские отношения". Центр. архив, стр. 88. М. 1922.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-БЮХЛЕР-Ф-ОТНОШЕНИЕ-ФРАНЦИИ-К-РОССИИ-1871-1878-ГОДОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexander KerzContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kerz

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. МАНФРЕД, Рецензии. БЮХЛЕР Ф. ОТНОШЕНИЕ ФРАНЦИИ К РОССИИ 1871-1878 ГОДОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-БЮХЛЕР-Ф-ОТНОШЕНИЕ-ФРАНЦИИ-К-РОССИИ-1871-1878-ГОДОВ (date of access: 22.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. МАНФРЕД:

А. МАНФРЕД → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexander Kerz
Moscow, Russia
527 views rating
26.09.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
2 hours ago · From Владимир Груздов
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
6 hours ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
Yesterday · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
Yesterday · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
ЛЕВ КОПЕЛЕВ И ЕГО ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ. Под. ред. Я.С. Драбкина. М., 2002
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ВСЕ ОНИ ЖИЛИ НА ТОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
К. Ларрес. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ЧЕРЧИЛЛЯ. ПОЛИТИКА ЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Нью-Хевен - Лондон, 2002
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Рецензии. БЮХЛЕР Ф. ОТНОШЕНИЕ ФРАНЦИИ К РОССИИ 1871-1878 ГОДОВ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones